Skip to main content

Full text of "Bielaia Sibir"

Генералъ-Лейтенантъ К. В. Сахаровъ. 




БЪЛАЯ СИБИРЬ. 

(Внутренняя война 1918 — 1920 г. г.) 



Генералъ-Лейтенантъ К. В. Сахаровъ. 



БЪЛАЯ СИБИРЬ. 



«Мы проходили черезъ селен1я, разорениыя 
Пугачевымъ, и поневол'Ь отбирали у б'Ьдныхъ жи- 
телей то, что оставлено было имъ разбойниками. 

Они не знали, кому повиноваться. Правлеп1е 
было всюду прекращено. Помещики укрывались 
по л-Ёсамъ. Шайки разбойниковъ злод'Ьйствовалп 
повсюду. Начальники отд-Ьльныхъ отрядовъ, пос- 
ланныхъ въ погоню за Пугачевымъ, тогда уже б'Ь- 
гущпмъ къ Астрахани, самовластно наказывали 
вииоватыхъ и безвинныхъ. Состоян1е всего края, 
гд-Ё свир-бпствоваль пожаръ, было ужасно. Не 
приведи Богъ вид'Ёть русск1й бунтъ, безсмыслеи- 
ный и безпощадный. Т-ё, которые замышляютъ у 
насъ невозможные перевороты, или молоды и не 
знаютъ нашего народа, или ужъ люди жестоко- 
сердые, которымъ и своя шейка — копейка, и 
чужая головушка-полушка. » 

1833— 1836 г. г. 

А. С. Пушкинъ. «Капитанская дочка.» 



М ю н X е н ъ. 
19 2 3г. 



Право перепечатокъ и переводовъ авторъ оставляетъ аа собой. 
Нар7шен1я этого права будутъ преследоваться по аакону. 



Предислов1е. 



Пользуясь первымъ выпавпшмъ мн-Ь свободнымъ време- 
немъ, я нам-Ьренъ записать, хоть коротко, посл-Ьдовательный 
ходъ событ1й въ восточной части Россш за 1818, 1919 и 1920 
годы. Какъ одинъ изъ участниковъ и очевидцевъ этихъ событш, 
я не вправ-Ь, понятно, произнести какой-либо приговоръ, не 
собираюсь также изр-Ькать истинъ, д-Ьлать окончательныхъ 
выводовъ. Истина лежитъ вн-Ь усил1й единоличныхъ, при- 
говоръ скажетъ безпощадная и справедливая истор1я, а пра- 
вильные выводы сд-блаеть сама жизнь. 

Моя ц-Ьль — исполнить только мой долгъ, — записать 
для моихъ соотечественниковъ, совершенно правдиво и без- 
пристрастно, т'Ь услов1я, въ которыхъ проходила борьба анти- 
большевиковъ, тЪ побуждающхя причины, что двигали и управ- 
ляли этой борьбой, раскрыть состоите и настроеше народ- 
ныхъ массъ, показать пр1емы борьбы и т'Ь обстоятельства, ко- 
торый П0ВЛ1ЯЛИ на ея неусп'Ьхъ. 

Глубокая в-Ьра живетъ въ насъ всЬхъ, что Родина-Вели- 
кая Росс1я не можетъ исчезнуть, что она возродится, несмотря 
на всЬ противодМствхя, отъ кого бы они не исходили. Народъ, 
сум-Ьвппй въ течеши своей тысячел-Ьтней исторш образовать 
величайшую въ М1р^ Имперхю, давшш челов-Ьчеству дары бле- 
стящаго гешя, вынесппй изъ своей массы плеяды м1ровыхъ 
писателей, ученыхъ, художниковъ и композиторовъ ; страна, 
спасавшая не разъ Европу и общечелов-Ьческую культуру, 
воспитавшая въ себ-Ь духъ самопожертвованхя, поставившая 
искате правды и нравственной справедливости превыше ма- 
тер1альныхъ благъ ; народъ, всегда искавш1й Бога : тагае страна 
и народъ не могутъ погибнуть или ассимилироваться съ дру- 
гой культурой, чуждой Русскимъ историческимъ путямъ и 
задачамъ. 

1* 



Возрождеше Россш будетъ скор'Ье, ч-Ьмъ мнопе предпола- 
гаютъ; оно придетъ изнутри, изъ массъ самого народа. Наша 
общая в-Ьра въ нашу Родину и ея судьбы оправдается; наша 
общая работа и велик1я жертвы Русскаго народа не пройдутъ 
безрезультатно. 

Возстановлеше своего разрушеннаго дома мы должны д-Ь- 
лать сами, своими руками; преступно расчитывать, что кто-то 
можетъ выполнить это за насъ. Н'Ьтъ сомн-Ьихл, — друзей 
мы им-Ьемь среди другихъ странъ, народовъ и нацхй. Но не 
надо ни на минуту забывать, что всЬ эти друзья заняты своими 
личными д'Ьлами и заботами, почти никто изъ нихъ не уяс- 
няетъ да и не можетъ уяснить себЪ истиннаго состояшя массъ 
и необъятныхъ пространствъ Росс1и и не знаетъ ни истори- 
ческаго хода развитхя нашего государства, ни лежащаго теперь 
передъ нимъ правильнаго и исторически-естественннаго пути. 
Да кром'Ь того, обычно эти иностранные друзья при своей 
помощи возстановлен1ю Государства Росс1йскаго руководятся 
своими эгоистическими ц'Ьлями. И эти скрытыя цЪли всегда 
противуположны интересамъ Росс1и, вредны дла нея. 

Намъ самимъ зачастую трудно понимать и уяснять со- 
временное. В'Ьдь отъ разности этого понимашя и затянулась 
такъ гражданская братоуб1йственная война, — отъ разности 
понимашя или отъ незнашя, незнакомства со многими собы- 
Т1ЯМИ, настроен1Ями и руководящими ц'Ьлями. 

Чтобы усп'Ьшно д'Ьйствовать, строить, — надо правильно 
оц-Ьнить услов1я и взять в'Ьрное направленхе; а чтобы пра- 
вильно судить, необходимо знать возможно подробн-Ье и пол- 
нее о той совокупности внутреннихъ и вн'Ьшнихъ факторовъ, 
которые вл1яли на жизнь нашей страны. Надо знать правду о 
Россш. Чтобы людямъ правильно выполнить свою задачу зав- 
тра, имъ необходимо быть осв-Ьдомленными о томъ, что было ;^2 
сд-блано сегодня и вчера, и какъ было сделано. ; | 

Ц'Ьль настоящей книги раскрыть это вчерашнее. Пред- {-] 
метъ ея — описан1е событ1й въ восточной Россш съ осени 1918 */^ 
года до весны 1920 года. ^.-^ 

Все написанное является результатомъ лично пережитаго. [С^^ 
Мн-Ь пришлось работать въ исключительныхъ условхяхъ, на- 
ходясь почти въ самомъ центр-Ь этого огромнаго русскаго на- 
пряжешя, среди большихъ русскихъ людей и патрхотовъ. 

Очень хот'Ьлъ бы этой книгой помочь и иностранцамъ, 
расположеннымъ искренно къ Росс1и, желающимъ прршести ей 
пользу, и всЬмъ друзьямъ нашей Родины, — разобраться нем- 
ного въ Русскомъ вопрос^Ь и получить представлен1е о томъ, 
что нужно Росс1и и Русскому народу. Для этой ц-Ьли необ- 



4 



ходпмо показать тотъ, можетъ быть невольный, но боль- 
шой вредъ, какой принесла Русскому народу пресловутая ин- 
тервенщя союзниковъ - пностранцевъ. Представляю факты, 
встр-Ьчн п д-Ьйствхя въ ихъ неприкрашенномъ вид-Ь; пусть это 
не будетъ истолковано какъ результатъ недружелюбнаго чув- 
ства, какъ результатъ какихъ-либо ор1ентащй. Н-Ьтъ, но при 
описан1п такого сложнаго процесса борьбы, при безпристра- 
стномъ разсказ-Ь событ1й н-Ьтъ возможности все хвалить или 
обходить непр1ятныя стороны молчанхемъ. 

А мое стремлеше — дать полный очеркъ всего хода событш 
и безпристрастное описанхе ихъ. Если невольно, м-Ьстами иног- 
да проявится мое личное чувство и излишшя подробности, 
прошу снисходительности, такъ какъ все прежитое очень еще 
св'Ьжо,и слишкомъ больно затронуло оно каждое русское сердце. 

Нью-1оркъ (Америка). 
Октябрь 1920 г. 



Мой трудъ, написанный по св-Ьжей памяти и съ исполь- 
зовашемъ части сохранившихся и собраныхъ документовъ, про- 
лежалъ два съ половиною года. Мнопя обстоятельства д-Ьлали 
его опубликоваше преждевременнымъ и нежелательнымъ. 

Теперь, когда препятств1я эти устранились, я им'Ью воз- 
можность напечатать книгу о б-Ьломъ движенш въ Сибири, 
руководимый той ц-Ьлью, о которой говорю выше. 

Н^Ькоторые собственный имена мною поставлены лишь въ 
инищалахъ, — изъ-за опасешя повредить людямъ, которые 
досягаемы для чрезвычаекъ 111-го интернащонала. Но всЬ 
эти фамил1И у меня им-Ьются и, когда придетъ время, он-Ь зай- 
мутъ въ книг-Ь свое м-Ьсто. Точно также я нахожу еще рано 
давать подробности и осв-Ьщеше н-Ькоторыхъ фактовъ, останав- 
ливаться бол-Ье детально на характеристикахъ и оц^нкЪ 
д-Ьятельности отд'Ьльныхъ лицъ, равно и опубликовывать часть 
документовъ, оставляя все это до другого раза. 

При выполнеши настояшаго труда я началъ подбирать и 
систематизировать матерхалы, касаюпцеся б'Ьлаго движетя въ 
Сибири, и буду продолжать это д-Ьло ; буду весьма признателенъ. 



если кто-либо изъ участниковъ гражданской войны въ восточной 
части Россш найдетъ возможность под'Ьлиться со мною новыми 
документальными данными. Съ своей стороны, всЬ собранные 
документы, включительно до н'Ьсколькихъ собственноручныхъ 
адмирала А. В. Колчака и другихъ д-Ьятелей, будутъ мною 
переданы въ руосшй офищальный архивъ, когда таковой снова 
появится поол-Ь свержетя въ Росс1и власти большевиковъ. 

Рисунки, помещенные въ этой книг^Ь, принадлежатъ ка- 
рандашу поручика Михайловскаго стр-Ьлковаго полка Л., 
давшаго ихъ мн-Ь еще л-Ьтомъ 1919 года. Его, лицъ, помог- 
шихъ мн-Ь доставлен1емъ документовъ и въ подыскати новыхъ, 
а также всЬхъ, оказавшихъ помощь при печатан1и моего труда, 
прошу принять мою искреннюю благодарность, 

Мюнхенъ (Бавар1я). 
1юль 1923 г. 



ГЛАВА I. 

Борьба за власть. 



1. 

Посл^ долгихъ и трудныхъ странств1й, частью верхомъ, 
частью на тел'Ьг'Ь, черезъ киргизсшя песчанныя степи, пр1^- 
хали мы съ женой изъ Астрахани въ Уральскъ, дважды перейдя 
красный фронтъ. Впервые посл-Ь почти годового пребыватя въ 
сов-Ьтской Россш и посл-Ь шестим'Ьсячнаго заключешя въ боль- 
шевицкой тюрьм-Ь, я попалъ въ городъ, гд'Ь свободно разв-Ь- 
вался Русстй нащональный флагъ. Была осень 1918 года. 
По всей пшри Руси отъ Карпатъ и до Тихаго Океана вспых- 
нули возстан1я противъ большевиковъ. Самые разнообразные 
слои, классы и нащональности Русскаго народа поднялись про- 
тивъ угнетателей и кровавыхъ тирановъ, захватившихъ власть 
въ стран-Ь именемъ народа и для народа. Нащональная Русь 
возстала противъ интернацюнала. 

|Эти возсташя были разрозненны и не организованны. Это 
было чисто стихшное движете. Только на Волг'Ь и къ во- 
стоку отъ великой русской артер1и возсташя русскихъ людей 
нашли помощь и поддержку въ чехо-словацкомъ корпусе, примк- 
нувшемъ къ нимъ въ своемъ стремленш пробить путь на во- 
стокъ. 

Отрывочный св^д-Ьтя обо всемъ этомъ доходили и въ боль- 
шевицшй станъ, достигали и Астраханской тюрьмы, гд'Ь насъ 
сид-бло свыше ста офицеровъ; сердца были полны надеждой, 

— казалось, что всЬ мы, руссше люди, довольно уже научены 
пережитой революцией, чтобы не д-Ьлать снова ошибокъ, чтобы 
найти объединен1е для общей работы по очистк'Ь нашего дома 

— Россш отъ большевицкой нечисти. 

Уральскъ киш-Ьлъ на подоб1е растревоженнаго муравей- 
ника. Все населеше жило однимъ общимъ интересомъ, — раз- 
бить красныя полчища большевиковъ, отнять у нихъ Саратовъ 



8 

и Астрахань для соединения съ Добровольческой арм1ей генерала 
Деникина. Мобилизащя въ станицахъ проходила полностью, 
п всЬ мужчины шли въ ряды сражающихся; не хватало винто- 
вокъ, шашекъ и пикъ, — шли съ вилами и косами, составляя 
особые отряды для поддержанхя первой лин1и. 

ВсЬ политичесше лозунги были отброшены. Одна мысль 
управляла этимъ народнымъ движен1емъ: покончить съ боль- 
шевизмомъ и тогда заняться разр'Ьшен1емъ вопросовъ внутрен- 
няго устройства. Въ этомъ казаки сходились съ Самарскими 
и Саратовскими крестьянами и соединились съ ними для борьбы 
противъ общаго врага. 

Въ Уральске впервые пришлось узнать отголоски правди- 
ваго положен1я на новомъ бЪломъ фронте. Грустными, похо- 
ронными акордами прозвучали изв-Ьстхл съ Волги. 

— «Казань отдали большевикамъ». . . 

— «Сколько тамъ погубили людей. Каше огромные запа- 
сы оруж1я и военнаго имущества оставили краснымъ. . .» 

— «Палъ Симбирскъ. . .» 

— «Самарское правительство не желаетъ поддерживать ка- 
заковъ и Сибирскую арм1Ю. . .» 

Помню зас'Ьдан1е Уральскаго казачьяго круга и докладъ 
на немъ делегатовъ, вернувшихся изъ Уфы съ такъ называе- 
маго Государственнаго сов'Ьщан1я. Залъ наполненъ серьезными 
бородатыми казаками, только отд'Ьльными пятнами мелькаютъ 
пять-шесть молодыхъ безусыхъ лицъ; глаза у всЬхъ смотрятъ 
пытливо и напряженно; такъ искренно, съ такимъ страстнымъ 
желашемъ найти правильный путь, путь объединен1я въ работ-Ь- 
борьб'Ь. И им'Ьть въ ней усп-Ьхъ. Полная тишина и порядокъ 
въ отлич1е отъ всЬхъ шумныхъ и говорливыхъ собрашй 1917 
года. 

Два казака, пр1'Ьхавш1е изъ Уфы, д-Ьлаютъ докладъ. Тихо 
и медленно говорятъ они по очереди; каждое слово ихъ зву- 
читъ въ этой тишин'Ь такъ четко, какъ благов-Ьотъ ночного 
колокола. 

«. . . Образовали Росс1Йскую директорхю изъ пяти лицъ: 
Авксентьевъ, генералъ АлексЬевъ, Чайковсюй, Астровъ и 
Вологодсшй; такъ какъ н-Ькоторымъ прибыть сейчасъ нельзя, 
то будутъ ихъ зам'Ьстители ; сейчасъ составъ такой: предсЬда- 
тель директорш Авксентьевъ, члены: генералъ Болдыревъ, 
Вологодсшй, Зензиновъ и Виноградовъ. 

Пор-Ьшили на сов^Ьщаши, что вся полнота власти сосредо- 
точивается у директор1и. ВсЬ остальныя правительства должны 
подчиниться ей. . . 

Мы подписали за Уральское казачество это обязательство, 
чтобы Росс1я могла объединиться въ борьб'Ь противъ больше- 
виковъ.» 



Ни слова возражен1я. Въ глазахъ и на лицахъ спокойная 
радость удовлетворенныхъ ожидан1й и окрепшей надежды. 

— «Согласенъ ли кругъ и одобряетъ ли д'Ьйств1я избран- 
ныхъ делегатовъ?» — спрашиваетъ предсЬдатель. 

— «Согласны, согласны» . . . проносится дружное эхо всего 
круга. . . 

Изъ Уральска я отправился автомобилемъ въ Бузулукъ, 
чтобы оттуда про^Ьхать черезъ Самару въ Уфу, въ новый глав- 
ный штабъ для получен1я назначешя. 

Путь до Бузулука, самъ этотъ городокъ Самарскихъ чер- 
ноземныхъ степей, дальше тряскхй вагонъ до Самары, набитый 
пассажирами такъ, что въ четырехм-Ьстномъ купе насъ уплот- 
нилось десять челов'Ькъ, — все дышало какой-то сумятицей,^ 
взволнованностью, неув'Ьренностью. Крестьяне Бузулуцкаго 
большого села Марьевки, гд'Ь мы остановились на ночлегъ изъ- 
за поломки автомобиля, жаловались мн-Ь на чеховъ и на новое 
правительство учредителей за то, что т'Ь произвели жестокую 
экзекущю этого села. 

— «Вишь ты, Ваше Благородье или, какъ тебя называть, 
не знаемъ, — у насъ н'Ькоторые горлотяпы отказались идти въ 
солдаты, ну къ прим'Ьру, какъ большевики они. А мы ничего, 
мы м1ромъ р-Ьшили идти. Скажемъ такъ: полъ села, чтобы 
идти въ солдаты, а полъ села противъ того. 

Пришли эт-то дв-Ь роты чеховъ и всЬхъ перепороли безъ 
разбору, праваго и виноватаго. Чтожъ, это порядо-окъ?» 

— «Да еще какъ-то пороли! СмЪхота! Виновныхъ — то, 
самыхъ большевиковъ, — не тронули, а которыхъ, хорошхе 
мужики, перепороли. Вонъ дядя Филиппъ сидитъ, сид'Ьть не 
можетъ, а у него два сына въ солдаты въ народную арм1ю 
ушли.» 

Крестьяне сочувственно и безобидно засм'Ьялись, а дядя 
Филиппъ неловко заерзалъ на лавк'Ь. 

— «Что жъ, баринъ, и когда конецъ будетъ этому? Кто 
порядокъ — то установитъ?» обратился ко мн'Ь съ вопросомъ 
старый крестьянинъ въ армяке и лаптяхъ. ВсЬ сдвинулись 
ближе, 

Я старался объяснить имъ, что теперь порядокъ можно 
установить только самимъ намъ, всЬмъ сообща, покончивъ съ 
большевиками. Слушали крестьяне молча, а въ конц'Ь дядя 
Филиппъ отв-Ьтилъ за всЬхъ: 

— «Эхъ, не то, баринъ, — намъ бы какая власть не была 
все-равно, — только бы справедливая была, да порядокъ бы 
установила. Да, чтобы землю за нами оставили. Если бы 
землю-то намъ дали, мы бы всЬ на Царя согласились.» 

— «Да ужъ чего тогда бы — лучше», раздались голоса въ 
толп-Ь. 



10 

Меня, какъ жившаго въ Самарской губерши раньше, до 
войны, не удивилъ этотъ заключительный аккордъ, такъ какъ 
тамошн1е крестьяне всегда отличались большимъ, почти свя- 
тымъ почитан1емъ Царя; всЬ они больш1е хл-Ьборобы, и р-Ьдшй 
д-блаль запашку меньше ч-Ьмъ двадцать-двадцать пять деся- 
тинъ. Постоянная мечта ихъ была разжиться землицей, прику- 
пить ее; ну, а зд-Ьсь такая благодать — даромъ свалилась. 

Но меня поразило, что наши дивныя черноземный Самар- 
сгая степи, эта житница Россш, лежали теперь почти не тро- 
нутыми. Десятки верстъ проб'Ьгалъ автомобиль, далеко, до 
самаго горизонта уходила волнистая плодородная степь, и 
только р-Ьдкими м-Ьстами попадался таборъ пахарей или плугъ 
въ работ-Ь среди чернаго блестящаго вспаханнаго поля. Въ 
прежше годы, въ сентябр-Ь, бывало, вся степь была чернымъ 
— черна, вся грудь ея распахана для новаго весенняго посева. 

Въ сел-Ь Марьевк^ несколько тысячъ населешя и, несмо- 
тря на будни, почти, всЬ оставались дома. На мой вопросъ о 
причинахъ такой перем'Ьны какъ разъ теперь, когда они завла- 
д'Ьли всей землей, крестьяне отв-Ьтили такъ: 

— «Видишь, баринъ, намъ это не способно: одно д'Ьло, 
кто землю-то намъ продалъ? Неизв'Ьстно. Катя они права 
им-бли землю-то отдавать? Ее распашешь, а потомъ отв'Ьчай. 
А другое Д'Ьло война, — все равно пропадетъ. Ты посЬешь, 
потрудишься, а красная гвард1я придетъ, половину стравитъ 
(истопчетъ), а другую половину отниметъ. . .»> 

Въ Бузулук'Ь я увидЪлъ первый полкъ новой народной 
арм1и. Безъ погонъ, со пдиткомъ на подоб1е чешскаго на пра- 
вомъ рукав-Ь, почему-то съ георпевской ленточкой, вместо ко- 
карды, на фуражк-Ь. Видъ полутоварищескш. Самъ городокъ, 
обычно шумный, центръ одного изъ наибол-Ье хл-Ьбородныхъ 
у^здовъ Россш, жилъ теперь тихой, спрятанной жизнью, точно 
домъ, изъ котораго уЬхали главные хозяева. 

Въ вагон-Ь пришлось -Ьхать вм-Ьст-Ь съ н-Ьсколькими офи- 
церами. Два изъ нихъ сид-бли, а одному м-Ьста не хватило, 
стоялъ. Въ углу же разм'Ьотился какой то жел'Ьзнодорожникъ 
съ яркой желто-голубой «украинской» ленточкой въ петличк-Ь 
и на утрированно хохлацкомъ жаргон'Ь разглагольствовалъ о 
«самост1йной Украйн'Ь». Слушалъ его поручикъ, слушалъ, да 
и говорить: 

— «Вотъ что, пане до5род1ю, выл'Ьзайте-ка изъ угла, — я 
хочу сид-Ьть. Дорога-то в-Ьдь наша русская, да и Самарская 
губершя тоже Росс1я, ей въ Украину не попасть.» 

— «Какъ такъ? Позвольте, какое вы им-Ьете право?» пере- 
шелъ на литературный русск1й языкъ желто-голубой жел'Ьзно- 
дорожникъ. 



11 

— <(А такое, пане добродхю, что я русск1й, значитъ зд-Ьсь 
дома у себя, ховяинъ. Вотъ по'Ьзжайте на Украину, тамъ и 
посидите. Ну! выл'Ьзайте!» 

|Сконфуженно оглядываясь, подъ см'Ьхъ остальной публики 
вьнпелъ новоявленный украинецъ изъ купе и даже изъ вагона. 

Ъхали и д'Ьлились впечатл'Ьн1ями, интересами текущихъ 
дней, событ1ями войны съ большевиками. Офицеры народной 
армш высказывали недовольство отношешемъ къ нимъ и ихъ 
полкамъ Самарскаго правительства, что развели опять поли- 
тику, партшную работу, скрытыхъ комиссаровъ, путаются въ 
распоряжен1я команднаго состава; начали чехо-словаковъ втя- 
гивать во внутреннюю политику, проводя среди нихъ то же, 
что Керенсшй проводилъ въ 1917 году въ Русской армш для 
ея развала. 

Выяснялось, что Самарское правительство учредителей 
пропагандируетъ всячески противъ Сибирскаго правительства 
и Сибирской арм1и, называя ихъ «монархическими и контръ- 
революц10нными»; а въ то время, если что и можно было поста- 
вить въ вину сибирякамъ, то это — ихъ слишкомъ сильный 
кренъ въ сторону сощалистовъ-революц1онеровъ. 

Оказалось, что много надеждъ возлагалось въ то время 
русскими людьми на союзниковъ. Какъ разъ въ то время проз- 
вучали торжественно на весь М1ръ ноты Англ1йская, Француз- 
ская, Итальянская, Японская и Американская. ВсЬ он-Ь при- 
зывали Руссшй народъ къ продолжен1ю войны противъ Гер- 
манш и «ихъ прислужниковъ и агентовъ, большевиковъ». ВсЬ 
они заявляли о своей готовности активно поддержать въ этомъ 
Росс1Ю и клялись, что не пресл-Ьдуютъ никакихъ личныхъ ц-Ь- 
лей, что ни одна пядь Русской земли не будетъ ник'Ьмъ занята. 

До чего была сильна и наивна эта в-Ьра Русскихъ въ по- 
мощь союзниковъ! Одна д-Ьвушка-курсистка, -Ьхавшая изъ 
Бузулука на высш1е курсы въ Самару, ув^Ьряла, что на Волгу 
направляются пять японскихъ дивизш, что «въ Самару пр1'Ь- 
хали уже триста японцевъ — квартирьеровъ». . . 

Подтверждались тревожные слухи съ Волжскаго фронта. 
Передавали объ ужасной соцхалистической панамЪ въ Казани, 
гд^ Лебедевъ и Фортунатовъ, два парт1йныхъ работника, за- 
брали власть въ свои руки, митинговали съ рабочими во время 
боевъ, вели переговоры съ большевиками и . . . предали арм1Ю. 

Самара произвела жуткое впечатл-Ьнхе. Большой городъ, 
центръ торговли Поволжья, съ н-Ьсколькими стами тысячъ жи- 
телей, казался обреченнымъ м-Ьстомъ, ждущимъ своего приго- 
вора и часа. Огромная толпа, улицы полны народомъ, но все 
двигается тихо, безъ обычнаго шума. Почти на всЬхъ лицахъ 
написано боязливое, тревожное ожидаше и мольба о спасенш. 



12 

Мнопе изъ слуховъ подтвердились. Я нашелъ зд-Ьсь своего 
однокашника по кадетскому корпусу, полковника С. А. Щепи- 
хина, который исполнялъ должность начальника штаба народ- 
ной арм1и при командующемъ Волжскимъ фронтомъ, чешскомъ 
поручик-Ь Чечек^Ь, произведенномъ учредителями въ генералъ- 
ма1оры. Вотъ какими пр1емами искали они себ-Ь опору и сторон- 
никовъ ! 

Положеше было хуже 1917 года; чехи подъ вл1яшемъ про- 
паганды уже разваливались, воевать не желали; народная ар- 
мая была кр'Ьпка только офицерами и добровольцами, да и то 
въ частяхъ, къ которымъ эсъ-эры получали доступъ, тамъ исче- 
зала дисциплина, а съ нею вм'Ьст'Ь и боеспособность. Только 
отряды полковниковъ Каппеля и Степанова оказывались всюду 
сильны и духомъ, и боевыми качествами, такъ какъ эти началь- 
ники не подпускали и близко къ своимъ войскамъ соцхалистовъ. 

Они брали Казань, Срхмбирскъ. Каппель проявлялъ прямо 
чудеса маневра со своимъ маленькимъ отрядомъ. Но въ Казань, 
сейчасъ же по взят1и ея, нагрянули эсъ-эры и такъ все пере- 
портили, что наши едва усп-Ьли уйти, н'Ькоторые тамъ и оста- 
лись большевикамъ. Бросили одного сукна на пяти-мил1онную 
арм1ю, бол-Ье ста аэроплановъ съ огромнымъ имуществомъ, 
массу пулеметовъ, патронный заводъ; въ Симбирск'Ъ оставили 
огромный инженерный паркъ всей Императорской Русской 
армш. 

А все оттого, что учредители м'Ьшали и противод'Ьйство- 
вали вывозу: боялись, что все это можетъ попасть въ руки 
Сибирской арм1и. А понятно, по Волг'Ь почти все можно было 
вывезти. 

Отъ другихъ офицеровъ пришлось слышать разсказы о та- 
кихъ же непорядкахъ въ Хвалынск'Ь, Вольск-Ь, Николаевске. 
Офицерство и добровольцы были возмущены до крайности, 

— «Мы не хотимъ воевать за эсъ-эровъ. Мы готовы драться 
и отдать жизнь только за Росс1ю», говорили они. 

— «Такое предательство, хуже 1917 года», горячо разска- 
зывалъ мн-Ь капитанъ, трижды раненый въ Германскую войну 
и два раза уже въ бояхъ съ большевиками. «Какъ только 
усп'Ьхъ и мало-мальски прочное положеше, они начинаютъ свою 
работу противъ офицеровъ, снова натравливаютъ массы, му- 
тятъ солдатъ, кричатъ о какой-то «контръ-револющонности». 
А какъ опасность, такъ офицеры впередъ. Посылаютъ прямо 
на уничтожеше ц'Ьлые офицерскхе батальоны», , . 

Когда я прхЪхалъ въ Самару, оттуда шла уже спешная и 
довольно безпорядочная эвакуащя, управляемая чешскими 
комендантами. 

— «Завтра (это было 19 сентября 1918 года) будутъ брать 
мЪста въ по'Ьздахъ уже съ револьверами въ рукахъ.» . 



13 

2. 

Съ большими трудностями и неудобствами, безконечно долго 
простаивая на самыхъ маленькихъ станц1яхъ, добрались до Уфы. 

Зд-Ьсь на вокзал-Ь стоялъ оц'Ьпленный чешскими часовыми 
по'Ьздъ, состоявш1й изъ шести классныхъ пульмановскихъ ваго- 
новъ. Часовые никого не пропускали, образовавъ на платформ-Ь 
около вагоновъ большой свободный полукругъ. 

— «Чей это по'Ьздъ? спросилъ я одного чеха. 

— «Нашего генерала Дитерихса.» 

— «Какого Дитерихса, русскаго генерала?» 

— «Ну да, а теперь онъ нами командуетъ, нашъ генералъ.» 

— «Могу я его вид'Ьть ? » 

— «Да, только его сейчасъ зд-Ьсь н-Ьтъ, онъ по-Ьхалъ въ 
городъ автомобилемъ на сов-Ьщанхе съ директорхей.» 

Отправился я въ штабъ Верховнаго Главнокомандующаго 
генерала Болдырева, члена директорш. И штабъ, и директорхя, 
и всЬ ея канцеляр1и пом-Ьщались въ большой «Нацюнальной 
гостинниц-Ь». Зд-Ьсь сразу пришлось окунуться въ обстановку, 
напоминавшую до жуткости недоброй памяти дни л-Ьта и осени 
1917 года. Та же безпорядочная снующая безъ д-Ьла толпа, 
масса юркихъ штатскихъ брюнетовъ съ горбатыми носами, всюду 
грязь, неубранный соръ, стучатъ пишущ1я машинки, зд-Ьсь же 
доступный для всЬхъ телеграфъ съ армейскими аппаратами Юза. 

Шелъ длинными коридорами, ни отъ кого не могъ добиться 
толку, какъ пройти къ начальнику штаба. Наконецъ въ са- 
момъ конц-Ь коридора, при вход-Ь въ ресторанный залъ одинъ 
офицеръ мн'Ь помогъ. 

— «Да вонъ онъ сидитъ у стола, генералъ Розановъ, на- 
чальникъ штаба.» 

Опять старый знакомый, еще съ довоеннаго времени, съ 
которымъ вм-ЬстЪ сражались въ памятныхъ героическихъ Люб- 
линскихъ бояхъ августа 1914 года. Тепло встр-Ьтились. Ока- 
залось, что генералъ Розановъ только н-Ьсколько дней самъ 
прорвался черезъ большевицк1Й фронтъ. 

— «Шелъ въ красной рубах-Ь, какъ просто!! крестьянинъ. 
Сначала свои пускать не хот-Ьли, взяли подъ подозр-Ьнхе» . . 

Разсказалъ коротко ему и мои злоключенья у большеви- 
ковъ въ тюрьм'Ь, случайное спасете, и какъ дважды проби- 
рался черезъ ихъ фронтъ. 

Зд'Ьсь же встр'Ьтилъ своего давняго прхятеля, полковника 
генеральнаго штаба Д. А. Лебедева, который работалъ на Дону 
вм-Ьст-Ь съ генералами Корниловымъ и АлексЬевымъ, а теперь 
пробрался сюда изъ Добровольческой арм1и черезъ Москву. 
ЗатЪмъ вскор'Ь подошелъ уральск1й казакъ, генералъ-маюръХо- 
рошкинъ, оказавш1йся однокашникомъ по кадетскому корпусу. 



14 

Оба они были въ Уф-Ь уже н-Ьсколько нед'Ьль, съ самаго 
государственнаго сов-Ьщатя. Н-Ьсколько часовъ проговорили 
мы; оба они по очереди, одинъ дополняя другого, нарисовали 
мн-Ь обстановку, военную и политическую, среди которой роди- 
лась Росс1йская директор1я. 

Ивъ разсказовъ еще многихъ очевидцевъ тЪхъ дней и ивъ 
тогдашнихъ уфимскихъ газетъ устанавливается такая картина. 
Посл^ начала возсташя, когда отряды русскихъ офицеровъ и 
добровольцевъ, поддержанные чехо-словаками, свергли иго боль- 
шевиковъ и разсЬяли ихъ красноармейсше полки, образова- 
лось много м-Ьстныхъ правительствъ. Въ Самар^Ь знаменитый 
Комучъ (Комитетъ членовъ учредительнаго собрашя или, какъ 
тогда больше называли, учредиловки), въ Уральске — казачье 
правительство, въ Оренбурге — атаманъ Дутовъ съ Оренбург- 
скимъ казачьимъ кругомъ, въ Екатеринбург-Ь — Уральское 
горное правительство, образованное евреемъ Кролемъ и им-Ьв- 
шее всего одинъ у^здъ территорш, въ Омск-Ь — Сибирское 
правительство, въ Чит^ — атаманъ Семеновъ, на Дальнемъ 
Восток-Ь, въ Харбин-Ь и Владивосток-Ь одновременно три пра- 
вительства: генерала Хорвата, еврея Дербера и коалицхонное. 

Въ то же время отряды чеховъ были разсредоточены по 
всей лин1и Великаго Сибирскаго пути, отъ Волги до Тихаго 
Океана, ихъ военное начальство и политичесшй комитетъ от- 
давали свои распоряжешя и пытались также управлять. 

Получалась полная разноголосица и сумбуръ. Тогда было 
созвано въ Уф-Ь государственное сов^щанхе для выбора единой 
авторитетной РоссШской власти. 

Въ сов-Ьщате вошли представители большинства перечис- 
ленныхъ правительствъ, всЬ наличные члены перваго эсъ-эров- 
скаго учредительнаго собрашя, партш меньшевиковъ, эсъ- 
эровъ, ум'Ьренныхъ соц1алистовъ, кадетъ и представители отъ 
н-Ькоторыхъ казачьихъ войскъ. Составъ крайне пестрый, не 
выражавш1й народныхъ массъ (какъ и всЬ собрашя, начиная 
съ марта 1917 года), и съ сильнымъ преобладашемъ парт1йныхъ 
сощалистическихъ работниковъ; посл'Ьдше опред-бленно вели 
лишю этого сов^Ьщашя за признаше Комуча, какъ правитель- 
ства Всеросс1йскаго. 

Но на это не шли остальные члены сов^щашя, — несоцхали- 
сты. Д-Ьло чуть не разстроилось. 

Вотъ тогда то выступили на сцену чехи. Ихъ политичесшй 
руководитель докторъ Павлу заявилъ на этомъ сов-Ьщанш отъ 
имени чехо-словацкаго корпуса, что если не будетъ образована 
единая власть, то чехи бросаютъ фронтъ; причемъ было произ- 
ведено имъ епде одно давлеше на совесть собравшихся и зая- 
влено: чехи полагаютъ, что единственнымъ законнымъ и рево- 
лющоннымъ правительствомъ будетъ то, которое признаетъ 



15 

учредительное собранхе перваго созыва и которое будетъ въ 
овою очередь признано и поддержано этими «учредителями». 
Для всякаго русскаго было ясно, что подъ этимъ подразум-Ьва- 
лись сощалисты-револющонеры, т. е. парт1я, ввергшая подъ 
руководительствомъ своего лидера Керенскаго въ 1917 году 
Россш въ бездну разрушен1я, позора и гражданской войны. 

Заявленхе Павлу, однако, заставило вс^хъ пойти на откры- 
тый уступки, оставивъ втайн-Ь свои истинный нам'Ьрешя. Очень 
быстро было достигнуто соглашеше, которое и подписали всЬ 
участники Уфимскаго государственнаго сов-Ьщатя. 

Въ качеств'^ Всероссхйской власти признавалась избран- 
Н81Я этимъ же сов'Ьщашемъ директор1я изъ пяти лицъ подъ 
предсЬдательствомъ Авксентьева, ближайшаго сотрудника и 
парт1йнаго товарища Керенскаго. Дал-Ье сл-Ьдовалъ пунктъ, 
что директор1я отв'Ьтственна въ своихъ д'Ьйств1яхъ передъ 
учредительнымъ собрашемъ перваго созыва и что, какъ только 
соберется опред'Ьленное число членовъ его (помнится 250), 
директор1я обязана передать всю полноту власти этому кво- 
руму учредиловцевъ. 

Директорхя вступила во власть, т. е. начала на бумаг'Ь от- 
давать распоряжешя, писать къ народу возвашя, выпускать 
международный декларащи. Собиралась образовывать каби- 
нетъ министровъ, причемъ еще на сов-Ьщанш было об'Ьщано 
взять готовый аппаратъ министровъ отъ Сибирскаго правитель- 
ства въ Омск-Ь. Почти все соглашеше сд-Ьлано въ угоду Ко- 
мучу, который примазался къ народной армш, возставшей на 
борьбу противъ большевиковъ. 

Им'Ья въ своемъ состав'Ь бол'Ье шестидесяти процентовъ 
1удеевъ, учредиловцы, съ присущимъ своей партш апломбомъ, 
не пост-Ьснялись еще разъ назваться избранниками Русскаго 
народа, не остановились передъ преступной игрой еще разъ на 
русской крови. Какое самодовольство звучало въ словахъ — 
фронтъ учредительнаго собрашя! . 

И какъ разъ теперь, когда все было сд-блано по ихъ вож- 
дел^шямъ, когда власть вторично посл'Ь революцш попадала 
въ руки той же партш, она показала себя совершенно неспо- 
собной къ какой-либо не то, что творческой, а просто плодот- 
ворной работ-Ь. 

Падали одинъ ва другимъ города на Волг'Ь. Отданы Хва- 
лынскъ, Вольскъ, Сызрань, Самара, дальше отступили и очи- 
стили Кинель, Бугульму и подходили къ Уф'Ь. Вся м-Ьстность, 
громко называвшаяся «территорхей учредительнаго собрашя», 
оказалась уже къ началу октября въ рукахъ большевиковъ. 

Директорхя сп-Ьшно укладывала чемоданы и готовилась къ 
пере'Ьзду. Куда? Вотъ вопросъ, вставшей передъ всЬми. Сна- 
чала хот-Ьли въ Екатеринбургъ, какъ цептръ Урала и, такъ 



16 

сказать, независимый городъ. Но казалось, слишкомъ близко 
отъ боевого фронта и слишкомъ ненадежно. Р'Ьшено было 
-Ьхать въ Омскъ, въ столицу Сибирскаго правительства, хотя 
зд-Ьсь какъ-то сама собою напрашивалась всЬмъ мысль, что 
директор1я Ъдетъ въ гости, на готовое къ сибирякамъ, у кото- 
рыхъ былъ уже сконструированъ работоспособный аппаратъ 
управлен1я, образована сильная арм1я; мобилизацхя среди 
крестьянъ и рабочихъ Сибири прошла такъ усп-Ьшно, что была 
несомн-Ьнна полная поддержка Сибирскаго правительства всЬмъ 
населешемъ. 

Въ УфЪ я на н-Ьсколько л-Ьтъ разстался со своимъ в-Ьрнымъ 
другомъ, — моя жена р'Ьшила "Ьхать въ Саратовъ къ оставшимся 
тамъ д-Ьтямъ, чтобы попытаться ихъ вывезти ко мн-Ь на востокъ. 
Надежнымъ путемъ была доставлена она въ Кинель, гд'Ь прохо- 
дилъ тогда отступавш1й чешско-учредиловск1Й фронтъ, оттуда 
на лошадяхъ направилась въ Самару. Исчезла на долго въ 
кровавомъ туман-Ь, которымъ соц1алисты- большевики окутали 
Русскую землю. . . 

По пр1'Ьзд'Ь въ Омскъ директор1и и разноцв'Ьтной толпы 
б'Ьженцевъ, сразу обнаружилось течете массъ не въ ея пользу; 
съ другой стороны — - директор1я оказалась настолько несостоя- 
тельной, что почти никто съ нею не считался. Одинъ разъ, 
наприм'Ьръ, вечеромъ въ гостинницу «Европа», гд'Ь стояли 
члены директор1и, явились н-Ьсколько человЪкъ изъ партизан- 
скаго отряда Красильникова съ криками, что они пришли 
арестовывать директоровъ. Этотъ скандалъ удалось локализи- 
ровать только самому Верховному Главнокомандующему гене- 
ралу Болдыреву; но никакихъ м-Ьръ возд'Ьйствхя, никакого 
наказан1я виновныхъ, фактически, въ государственномъ пре- 
ступленш — • директор1я провести не могла. Власть была до 
того безсильна, что на вопросы генерала Болдырева къ н'Ько- 
торымъ изъ кадровыхъ офицеровъ: «какое м'Ьсто Вы желаете 
занять», онъ получалъ въ ответь: «я не желаю вовсе служить 
зд^сь, съ эсъ-эрами». . . 

Въ массахъ народныхъ къ директор1и относились совер- 
шенно безразлично, слои интелигентные неодобрительно, а 
арм1я на фронте буквально начинала ее ненавид-Ьть и глухо 
волновалась, спрашивая, за кого же и для чего она будетъ 
проливать кровь и жертвовать жизнями, разъ н'Ьтъ в'Ьры и 
н-Ьтъ мал'Ьйшей очевидности, что новая миеическая власть мо- 
жетъ спасти и оздоровить Росс1ю. 

А признаки, подтверждавш1е этотъ печальный выводъ, все 
сгущались и увеличивались. Директор1я была въ Омск-Ь бол-Ье 
двухъ нед'Ьль и все еще не могла сговориться объ о^разованш 
общаго Росс1йскаго аппарата министерства. Д-Ьлами продол- 
жалъ управлять Сибирск1й кабинетъ, причемъ одинъ изъ его 



17 

самыхъ энергичныхъ членовъ, Сибирск1Й Военный Министрь 
генералъ Ивановъ-Риновъ по'Ьхалъ въ Читу и на Дальшй Во- 
стокъ, чтобы тамъ на м-Ьстахъ наладить формироваше арм1и и 
д-Ьло снабжен1я ея нашими русскими запасами и присланными 
отъ союзниковъ. 

|Въ Омск-Ь шли долпе переговоры, различный персональ- 
ный перестановки въ проект-Ь состава кабинета. Но д'Ьло 'не 
двигалось. 

Въ конц'Ь сентября пр1'Ьхалъ въ Омскъ изъ Харбина адми- 
ралъ Колчакъ въ качеств-Ь частнаго челов-Ька и даже въ штат- 
скомъ плать'Ь. Я былъ у него на трет1й день пр1'Ьзда, и мы про- 
говорили ц-Ьлый вечеръ. Адмиралъ разсказывалъ мн-Ь подробно 
о свопхъ по-Ьздкахъ въ Америку и Япошю, о положеши на 
Дальнемъ Восток'Ь, о роли разныхъ союзниковъ-интервентовъ, 
причемъ смотр-Ьлъ онъ на все мрачными глазами. Онъ тогда, 
еще въ октябр'Ь 1918 года, высказывалъ мысль, что союзники 
пресл-Ьдуютъ как1я-то скрытыя ц-Ьли, что поэтому мало на- 
дежды на помощь съ ихъ стороны. 

— «Знаете-ли, мое убЪжденге, что Росс1ю можно спасти 
только русскими силами. Самое лучшее если бы они совсЬмъ 
не прх'Ьзжали, — вЪдь это како11 то новый интернац1оналъ. 
Положимъ, очень ужъ б'Ьдны мы стали, безъ иностраннаго 
снабжен1я не обойтись, ну а это, значитъ, попасть имъ въ 
зависимость.» 

— «Я нам'Ьренъ пробраться въ Добровольческую арм1Ю и 
отдать свои силы въ распоряженье генераловъ Алексеева и 
Деникина,» закончилъ адмиралъ Колчакъ. 

Около того же времени прибылъ особымъ поЪздомъ, съ 
пулеметами и цЪлой командой, од'Ьтой въ новенькую солдат- 
скую форму съ сине-б'Ьлыми погонами, членъ Комуча Рогов- 
сшй. На вопросы, что означаетъ такой пр1'Ьздъ и каково назна- 
чеше сине-б'Ьлаго отрада, Роговскш давалъ отв'Ьтъ: 

— «Я прибылъ въ качеств-Ь министра полицш новаго ка- 
бинета, а отрядъ мой есть кадръ новой полищи, которую я 
начну образовывать по всей территор1и.» 

? ! ! 

Оказалось, что предсЬдатель директорхи Авксентьевъ далъ 
въ УфЪ обязательство своей партхи обезпечить портфель мини- 
стра полицш для члена Комуча, которымъ и былъ нам'Ьченъ 
Роговск1й. Шито было слишкомъ б-Ьлыми нитками. Несом- 
н-Ьнно, что если Роговсшй образуетъ всюду свою полищю, 
парт1йную эсъ-эровскую, то фактически вся власть въ стран'Ь 
попадаетъ въ руки опять этой злосчастной партхи. На это 
никто не шелъ. Соглашенхе, почти достигнутое съ сибиряками, 
вновь разстроплось. 

к. в. Сахаровъ. Б-блая Сибирь. 2 



18 

Въ т-Ь дни часто произносилось незнакомое для меня имя 
генерала Нокса, причемъ мнопе говорили: вотъ подождите — 
пр1^Ьдетъ, Ноксъ. . . Какъ будто его пр1'Ьздъ, этого англшскаго 
генерала, могъ многое изм-Ьнить, создать и дать опору. Я не- 
доум^валъ, искалъ объяснешя и не могъ найти. 

— «Погодите, вотъ прх-Ьдетъ Ноксъ, — увидите,» отв-Ьчали 

3. 

Вскор-Ь генералъ Ноксъ прибылъ въ Омскъ въ особомъ 
довольно скромномъ по'Ьзд'Ь въ сопровожденш небольшой 
свиты. Ему сд-блали почти царскую встречу, директорхя въ 
полномъ состав'Ь была на вокзал-Ь, городъ и станц1ю разукра- 
сили флагами, нацюнальными и новыми сибирскими, б^ло-зеле- 
ными. Шпалерами стояли и парадировали молодыя Сибирсюя 
войска, од'Ьтыя въ шинели изъ м-Ьшечнаго холста. 

Въ этотъ день, проходя по мосту черезъ р^чку Омь, я 
встр-Ьтилъ двухъ офицеровъ въ англшской форм^. Одинъ изъ 
нихъ былъ полковникъ великобританскаго генеральнаго штаба 
Нильсонъ, мой хорош1й знакомый по Могилевской Ставк-Ь въ 
август'Ь 1917 года, настоящ1Й офицеръ; другой руссшй полков- 
никъ П. Родзянко, принятый на службу англичанами. Обра- 
довавпгась другъ другу, обменялись первыми фразами, — 
такъ много воды утекло съ памятныхъ намъ Корниловскихъ 
дней. Нильсонъ взялъ съ меня об'Ьщанхе придти къ нему на 
чашку чая въ тотъ же день вечеромъ. 

Надо сказать, что между офицерами всЬхъ армш, настоя- 
щими офицерами, существуетъ особая связь, стирающая въ 
обычное время даже нащональныя грани. Не даромъ соща- 
листы называли офицерство враждебно-презрительно «кастой». 
Да, каста-корпоращя, общество культивированной чести, са- 
мопожертвовашя и даже подвига. Безъ этого не можетъ су- 
ществовать ни одна арм1я, а значитъ и ни одна страна. Этотъ 
духъ культивировался в-Ьками и представляетъ одно изъ са- 
мыхъ ц^нныхъ составныхъ челов'Ьческой цивилизащи. Духъ 
этотъ общ1Й, присущ1й всЬмъ нащямъ. Оттого-то и чувствовали 
себя офицеры разныхъ армш, какъ бы членами одного ордена, 
братьями по духу, носителями однихъ традищй. Очевидно 
оттого-то на русскихъ офицеровъ и направился первый и пол- 
ный ненависти ударъ со стороны разрушителей старой мхровой 
христ1анской культуры, сощалистовъ. 

Генералъ Ноксъ оказался очень общительнымъ человЪ- 
комъ, типичный англичанинъ, высокаго роста, съ моложавымъ 
не по л-Ьтамъ лицомъ, въ высшей степени 8таг1, довольно 
хорошо говорилъ по русски. Отъ него я узналъ, что Англ1Я 
готова помогать антибольшевицкимъ русскимъ арм1ямъ ору- 



19 



яиемъ, патронами, всякимъ военнымъ снабжешемъ и обмунди- 
рованшмъ на 200000 челов'Ькъ; кром-Ь того посылаетъ въ Си- 
бирь н-Ьсколько сотъ своихъ офицеровъ въ качеств-Ь инструк- 
торовъ на помощь намъ, русскимъ офицерамъ. Для активной 
помощи направляется два батальона англ1йскихъ войскъ, 
Мидльсексшй и Хэмпширскхй, и цЪлая дивиз1я въ полномъ 
состав-Ь изъ Канады. 

Прямо въ глазахъ зарябило отъ такихъ цифръ. Чисто 
великобритански! жестъ. В-Ьдь это все об-Ьщало действитель- 
ную помощь въ возстановлен1и нашей Родины, Великой Россш, 
и давало намъ полную надежду. 

Въ по-бзд-Ь генерала Нокса встр-Ьтилъ нашего русскаго 
генералъ-маюра Степанова, тоже стараго знакомаго еще въ 
{.тавк-Ь въ дни совместной борьбы противъ развала арм1и ко- 
миссарами и комитетами Керенскаго. Генералъ Степановъ 
прх^халъ съ Ноксомъ изъ Владивостока, подтвердилъ все, ска- 
занное имъ, и отъ себя добавплъ много интереснаго о личности 
этого генерала, его исключительно дружественныхъ чувствахъ 
къ Россш, о его планахъ, какъ лучше осуществить эту помощь 



намъ 



Въ это время съ фронта приходили тревожный в-Ьсти. Съ 
одной стороны чехи отказывались воевать, ссылаясь на уста- 
лость и на то, что они хотятъ ^хать драться противъ н-Ьмцевъ 
на французскш фронтъ; а съ другой стороны наша новая, мо- 
лодая Русская аршя, теперь объединенная номинально подъ 
командованшмъ генерала Болдырева изъ частей Сибирской и 
народной армш волновалась все больше и больше неопред-Ь- 
ленностью въ Омск-Ь, медлительностью формировашя прави- 
таяьственнаго аппарата. Раздавались оттуда уже открыто го- 
лоса о неооходимости установлешя единоличной военной вла-^ 
сти, при которой эсъ-эры не могли бы снова делать свои коп 
вавые опыты надъ арм1ей и страной ^ 

п.,."^''^^'"^ "^""^ работать, не мешайте насъ въ политику» 
оыло общее желаше офицерства ^^ь аь политику», 

Полковникъ Д. А. Лебедевъ объ-Ьхалъ фронтъ побывалъ 
У генераловъ Дитерихса, Ханжина, Голицина и Гайды вс* 
ему говорили о необходимости скорМшей замены дире^'тоЫи 
единоличной военной властью. Нок^мъ? Будь зК гене 
ралы Алексеевъ или Деникинъ, - хогда всГсходилисГ „'а 

Въ Омск* образовался политпческ1й центръ въ котопый 
вошли вс-Ь общественные и политическ1е деятели отъ напоя 
ныхъ сощалистовъ и прав^Ье. Этотъ политическТцентръ при" 
воГп'яоГ. "" ^"^°«УЧ --« Директор1я не способнТсТвинуть 

ноличкоТ ' " '"" "^^ '''^'"^' ^™ необходимо ее заменить еди^ 
нолпчнои военной властью. ^ 



20 

Д-Ьйствительно, бедная директорхя была подобна класси- 
ческой куриц-Ь, высидевшей утятъ и б-Ьгавшей безпомощно по 
берегу, когда ея птенцы плавали, ныряли и плескались на 
водномъ простор'Ь. Роды кабинета министровъ происходили 
очень мучительно. Наконецъ, сталъ помогать, засучивъ рукава, 
и генералъ Ноксъ, — под-Ьйствовала его угроза, что работа по 
снабжетю не будетъ начата, пока не установится власть. 

[Долго камнемъ преткновешя былъ самозванный министръ 
полицш Роговскш со овоимъ сине-б'Ьлымъ отрядомъ. ПредсЬ- 
датель директорш Авксентьевъ выкручивался во всю; гово- 
рилъ, что онъ обязанъ былъ пойти на это назначен1е въ Уф'Ь, 
иначе бы соглашеше не состоялось, чехи ушли бы съ фронта. 

— «Да они и такъ уходятъ! А потомъ все равно они съ 
сентября уже не воюютъ и всю м'Ьстность отъ Волги до Ураль- 
скихъ горъ отдали большевикамъ», отв-Ьчали ему. 

Тогда Авксентьевъ попросту умолялъ согласиться на 
Роговскаго, об-Ьщая нед'Ьли черезъ дв-Ь его «прогнать» и зам'Ь- 
нить другимъ, прхемлемымъ лицомъ. Долго спорили изъ за 
этого пункта. Наконецъ пришли къ соглашешю, Роговскаго 
не назначать; на этихъ услов1яхъ кабинетъ сформировался, и 
А. В. Колчакъ вошелъ въ него, какъ военный и морской ми- 
нистръ. 

На радостяхъ директор1я устроила пышный банкетъ, до- 
стали даже вина. Говорилось много р'Ьчей на всЬхъ языкахъ, 
раздавались призывы къ дружной, энергичной работ'Ь, трещали 
фразы о демократ1яхъ всего мхра; директора и общественность 
на карачкахъ ползали передъ высокими иностранцами. 

Сощалисты - револющонеры къ этому времени основали 
свои штабъ квартиры въ Уф'Ь и Екатеринбург'Ь. Въ первомъ 
городе они пробовали мутить среди нашей русской арм1и, 
устраивая митинги и формируя русско-чешсше батальоны «за- 
щиты учредительнаго собрашя», а въ Екатеринбург'Ь они 
близко объединились съ родственнымъ имъ по составу чеш- 
скимъ нацюнальнымъ комитетомъ и д'Ьйствовалр! зд'Ьсь во всю, 
разлагая чехо-словацк1е полки. 

ВсЬ эсъ-эры сгруппировались теперь около Виктора Чер- 
нова, ихъ вождя и одного изъ самыхъ вредныхъ д-Ьятелей, 
который шелъ всю револющю въ перегонки съ Керенскимъ; 
обладая безграничнымъ личнымъ честолюб1ем'ь, Черновъ не 
останавливался ни передъ ч-Ьмъ, чтобы перещеголять своего 
конкурента и товарища по парт1и, 

И вотъ въ середин'Ь октября, какъ разъ ко времени этого 
банкета, былъ выпущенъ въ УфЪ «манифестъ» партш соща- 
листовъ-революц1онеровъ ко всему населенш Росс1и, подпи- 
санный В.Черновымъ и его ближайшими сотрудниками; въ этой 
листовке повторялось въ сотый разъ, что «завоеванхя рево- 



21 

лющи въ опасности», что «новое правительство и арм1я стали 
на путь контръ-револющи» ; а потому все населеше призы- 
валось къ оруж1ю и къ повсем-Ьстной партизанской войн-Ь 
противъ правительства и его армш. 

Неслыханная и небывалая подлость! В-Ьдь это самое 
правительство-директор1я была избрана и составлена самими 
эсъ-эрами; они подписали на Уфимскомъ сов-Ьщанш обяза- 
тельство всячески ее поддерживать. Кром-Ь того предсЬда- 
телемъ директор1и былъ ихъ же челов-Ькъ, членъ ихъ парт1и 
Авксентьевъ, и два члена директор1и, Аргуновъ и Зензиновъ, 
были тоже парт1пные эсъ-эры. Выходило, что или и они трое 
повинны въ этомъ предательскомъ возван1И, какъ члены парт1й, 
или предательство направлено и противъ нихъ. Эта прокла- 
мащя-манифестъ широко распространилась и попала въ арм1ю. 
Волнен1е поднялось страшное. Требовали суда надъ преступ- 
никами. 

Посыпались обращен1я къ новымъ министрамъ, къ Ав- 
ксентьеву, къ генералу Болдыреву; т-Ь возмущались и гово- 
рили, что примутъ м^ры. Но ничего не д-Ьлалось, а Авксен- 
тьевъ на поставленный прямо вопросъ не могъ дать никакихъ 
объяснешй; такъ и осталось невыясненнымъ, участвовалъ ли 
онъ въ этомъ воззванш, которое было на руку только больше- 
викамъ. Впрочемъ о выходе своемъ изъ парт1и Авксентьевъ, 
Зензиновъ и Аргуновъ не заявляли, да и по сейчасъ состоятъ 
въ ней. 

Кабинетъ министровъ присоединился къ мн-Ьтю армш и 
политическаго центра о необходимости и своевременности 
зам-Ьны директор1и единоличной военной властью и обратился 
къ генералу Болдыреву, какъ Верховному Главнокоманду- 
ющему съ предложешемъ взять полноту всей власти на себя. 
Болдыревъ соглашался съ мотивами и жизненной необходи- 
мостью такой зам-Ьны, но отказался ее осуществить, ссылаясь 
на несвоевременность. 

А волнешя въ арм1и все разростались, увеличивалась и 
неув-Ьренность въ завтрашнемъ дн-Ь, въ способности директо- 
р1и быть действительной, твердой властью. 

Въ конц-Ь октября мн-Ь пришлось объ-Ьхать большинство 
частей нашего фронта. Я "Ьздилъ вм-Ьст-Ь съ генераломъ Нок- 
сомъ, будучи командированъ ставкой Верховнаго Главнокоман- 
дующаго. 

Чехи всюду были выведены съ фронта въ ближайппй тылъ. 
Руссюя молодыя части стояли въ передовой лиши, одновре- 
менно ведя бои и формируясь. Работа, которую несли русск1е 
офицеры была выше силъ челов-Ьческихъ. Безъ правильнаго 
снабжен1я, не им'Ья достаточныхъ денежныхъ средствъ, при 
отсутствии оборудованныхъ казармъ, обмундировашя и обуви 



22 

приходилось собирать людей, образовывать новые полки, учить, 
тренировать, подготавливать ихъ къ боевой работ'Ь и нести 
въ то же время караульную службу въ гарнизонахъ. Надо 
еще прибавить, что все это происходило въ м-Ьстности и среди 
населешя, только что пережившаго бурную револющю и еще 
не перебродившаго; работа шла подъ непрекращающ1еся вопли 
соцхалистической пропаганды врод'Ь приведеннаго выше воз- 
вашя Чернова. 

Подъ вл1ятемъ такой пропаганды въ сентябр'Ь и октябре 
было сд'Ьлано н-Ьсколько попытокъ возсташй среди воинскихъ 
частей тыловыхъ гарнизоновъ. Офицерамъ приходилось жить 
почти безвыходно въ казармахъ, чтобы предохранить людей 
отъ провокаторовъ и пропаганды. Не надо забывать, что вся 
Росс1я представляла тогда бурлящш котелъ, не было ничего 
установившагося, настроен1я массъ не определились и легко 
поддавались самымъ неожиданнымъ колебашямъ. Жизнь ты- 
сячъ этихъ скромныхъ безв-Ьстныхъ русскихъ работниковъ, 
строевыхъ офицеровъ, была въ постоянной опасности. 

Въ Челябинске вид^лъ смотръ и парадъ 41-го Уральскаго 
горныхъ стрелковъ полка. Посл-Ь месяца работы полкъ пред- 
ставился, какъ настоящая воинская часть; видна была спайка 
офицеровъ и солдатъ, хорошее знан1е строевого ученья, уменье 
нести боевую службу въ пол-Ь. Но вн^штй видъ былъ очень 
жалшй: болЪе чЪмъ у половины людей отсутств1е шинелей, 
и сапоги — одна сплошная заплата. Командиръ полка, моло- 
децъ-полковникъ Круглевстй, настоящ1Й заботливый коман- 
диръ, д-Ьлалъ все, что могъ, добывая снабженге и у интен- 
дантства и у состоятельной части населешя. 

— «Приходится», говорилъ онъ, — «прямо выпрашивать, 
ведь у меня половина людей осталась въ казармахъ, не въ 
чемъ выйти. На несколько челов^къ одна пара сапогъ, по 
очереди ходятъ на ученье, въ столовую и на дворъ.» 

Въ Челябинске же встретился съ М. К. Дитерихсомъ, 
впервые съ осени 1917 года, когда онъ вернулся въ Ставку 
после неудачнаго похода на Петроградъ генерала Крымова. 
Работая вместе съ Дитерихсомъ и подъ его начальствомъ 
съ 1915 года, я хорошо зналъ его раньше; и теперь прямо 
не узналъ: генералъ постарелъ, исхудалъ, осунулся, не было 
въ глазахъ прежней чистой твердости и уверенности, а ко 
всему онъ былъ одетъ въ неуклюжую и невоенную чешскую 
форму, безъ погонъ, съ однимъ ремнемъ черезъ плечо и со щит- 
комъ на левомъ рукаве. Онъ состоялъ начальникомъ штаба у 
командующаго чешскими войсками генерала Яна Сырового. 

— «Много пережить пришлось тяжелаго», сказалъ мне 
М. К. Дитерихсь, — «развалъ арм1и, работа съ Керенскимъ, 



23 

уб1Йство Духонина почти на моихъ глазахъ. Пришлось скры- 
ваться отъ большевиковъ. Потомъ работа съ чехами». . . 

Мрачно и почти безнадежно смотр'Ьлъ генералъ Дитерихсъ 
на предстоящую зиму. 

— <(Надо уходить за Иртышъ», было его мн-Ьнхе, — «вы 
не можете одновременно формироваться и бить большевиковъ, 
да и снабжен1я н-^тъ, а англичане когда-то еще дадутъ. Чехи...» 
онъ махнулъ рукой, — <<чехи воевать не будутъ, развалили 
ихъ совсЬмъ». 

На сл-Ьдующхй день я былъ на похоронахъ доблестнаго 
солдата, чешскаго полковника Швеца. Онъ воевалъ на герман- 
скомъ фронт-Ь, зат'Ьмъ поднялъ возсташе противъ большеви- 
ковъ и сражался неутомимо съ ними. Полкъ его обожалъ. 
Но развалъ шелъ среди всЬхъ чеховъ и, когда коснулся полка 
Швеца, тотъ пробовалъ бороться, сдержать массу, одинъ изъ 
всЬхъ продолжалъ со своимъ полкомъ вести боевыя д-Ьйстехн 
на фронтЪ. Но вотъ полкъ отказался выполнить боевую за- 
дачу, р-Ьшительно потребовалъ увода въ тылъ и образовашя 
комитета. Полковникъ Швецъ собралъ солдатъ, говорилъ съ 
ними, грозилъ, что онъ обращается къ нимъ въ посл'Ьдн1й 
разъ, требуя полнаго подчинешя и выполнен1я боевого при- 
каза. Полкъ не подчинился. 

Тогда полковникъ Швецъ вернулся въ свой вагонъ и за- 
стр-блился. На похоронахъ его въ Челябинск-Ь собралась много- 
тысячная толпа и было не мало искреннихъ слезъ. На мо- 
гил-Ь этого героя политиканы, руссше и чехи, говорили звоншя 
р-Ьчи и лили крокодиловы слезы. . . Можетъ быть, они и не 
сознавали тогда, что истинными убхйцами этого честнаго сол- 
дата были они, виновники развала. 

Много пришлось вид-Ьть разныхъ людей и картинъ чехо- 
словацкаго воинства въ Сибири, но, чтобы не отвлекаться, 
оставлю это для отд-Ьльной главы. 

Изъ Челябинска я про-Ьхалъ вм-Ьст-Ь съ генераломъ Ноксъ 
въ Екатеринбургъ, въ городъ, который сталъ для русскаго на- 
рода м-Ьстомъ величайшей святыни и небывалаго позора. Еще 
сидя въ большевицкомъ заст-Ьик-Ь, л-Ьтомъ 1918 года мы про- 
читали въ м'Ьстныхъ «изв-Ьстхяхъ» офиц1альное сообщеше мо- 
сковскаго совдепа объ убхйств-Ь Государя; тамъ же была за- 
м'Ьтка, въ которой комиссары лживо и лицем-Ьрно заявляли, 
что Царская Семья перевезена ими изъ Екатеринбурга въ дру- 
гое, «безопасное» м'Ьсто. 

Больно ударила по душ-Ь эта ужасная, злая в-Ьсть вс-Ьхъ 
русскихъ офицеровъ и простыхъ казаковъ, — бол-Ье ста чело- 
в-Ькъ было насъ заключено въ городской тюрьм-Ь Астрахани. 
Какъ будто отняли посл-Ьднюю надежду и вм-Ьст-Ь съ т-Ьмъ 
надругались надъ самымъ близкимъ и дорогимъ, надругались 



24 

низко, по хамски, какъ гады. Даже красноармейцы, державпце 
въ тюрьме караулъ, и астрахансше комиссары казались въ т-Ь 
дни сконфуженными, — ни одинъ изъ нихъ ни словомъ, ни 
намекомъ не обмолвился о злод'Ьяши; точно и они чувство- 
вали себя придавленными совершивпшмся ужасомъ и позо- 
ромъ. . . 

Генералъ Ноксъ им^лъ неофищальное поручеше отъ своего 
короля донести возможно подробнее объ Екатеринбургской 
трагедш. 

Съ ст-Ьсненнымъ сердцемъ входили не только мы, руссше, 
но и бывш1е съ нами англшсше офицеры, въ Ипатьевсшй домъ, 
въ которомъ Царская Семья томилась два посл'Ьднихъ м-Ьсяца 
заключешя, и гд-Ь преступная рука посягнула на Ихъ свя- 
щенную жизнь. 

Насъ сопровождалъ и давалъ подробный объяснешя чи- 
новникъ судебнаго в-Ьдомства Серг-Ьевъ, который и велъ въ то 
время сл^дств1е по д'Ьлу Цареубхйства. Изъ его словъ тогда 
уже вставала картина жуткой кровавой ночи съ 16 на 17 шля. 

Когда б-блые впервые заняли Екатеринбургъ, всЬ царе- 
убшцы и ихъ главные сообщники б-Ьжали заблаговременно; 
кое-кого изъ мелкоты, — н'Ьсколькихъ красноармейцевъ 
вн-Ьшней охраны, родственниковъ уб1йцъ и даже сестру чудо- 
вища Янкеля Юровскаго, удалось захватить и привлечь къ 
сл'Ьдств1Ю съ первыхъ же дней; съ самаго начала все Д'Ьло 
было взято въ свои руки группой строевыхъ офицеровъ и ими 
то были получены первый нити, по которымъ установлено 
почти полностью преступлеше. 

Весною 1919 года во глав-Ь сл-Ьдстехн ,были поставлены 
генералъ Дитерихсъ и следователь по особо важнымъ д-Ьламъ 
Н. А. Соколовъ, которые съ помощью спещальной экспедицш 
тщательно обсл-Ьдовали всю м-Ьстность вокругъ города по ра- 
д1усу въ н-Ьсколько десятковъ верстъ. Обшарили почти всЬ 
шахты, собирали каждый признакъ, шли по самому мал-Ьй- 
шему намеку, чтобы разсЬять мракъ, нависш1Й надъ концомъ 
Царской Семьи. Мн'Ь пришлось быть еще два раза въ Екате- 
ринбург'Ь и бесЬдовать съ обоими; выводъ ихъ былъ тотъ же, 
который сообщилъ намъ осенью 1918 года Серг'Ьевъ: въ ночь на 
17 1ЮЛЯ новаго стиля Государь Императоръ Николай Алексан- 
дровичъ и Его Семья были зв-Ьрски умерщвлены въ подвал'Ь 
Ипатьевскаго дома. 

Кром-Ь Серг-Ьева, тогда же довелось подробно говорить съ 
докторомъ Деревенько, л-Ьчившимъ Насл-Ьдиика, съпрото1ереемъ 
Строевымъ, который былъ большевиками дважды допущенъ въ 
домъ заключен1я служить обедню, и еще съ рядомъ лицъ^ 
жившихъ въ Екатеринбурге. 



25 

Навсегда осталось въ памяти то общее ивъ ихъ разска- 
зовъ, что свЪтитъ, какъ в-Ьнцы мучениковъ изъ старо-русской 
Четьи-Минен; каждый штрихъ, всякая подробность говорили 
о томъ величавомъ смирен1и, съ которымъ Царственные Узники 
переносили тяжелый крестъ страдан1й, всевозможный лишешя 
и даже надругательства большевиковъ. 

ВсЬ осмотры и ознакомлешя съ матер1алами сл-Ьдствхя за 
этотъ пр1'Ьздъ въ Екатеринбургъ легли въ основу донесешя 
объ уб1ен1и Царской Семьи, посланнаго тогда же генераломъ 
Ноксъ въ Лондонъ. 

Домъ Екатеринбургскаго горнопромышленника Ипатьева — 
небольшой особнякъ на площади противъ собора былъ окру- 
женъ двумя ст'Ьнами; вторую, сплошной деревянный заборъ, 
вышиною бол-Ье сажени, большевики построили спецхально для 
того, чтобы еще бол-Ье отд'Ьлить Высокихъ Заключенныхъ отъ 
вн'Ьшняго М1ра. 

Караулы неслись самые стропе, причемъ наружный, во- 
кругъ дощатаго забора, былъ изъ красноармейцевъ, внутрен- 
Н1Й же состоялъ изъ чекистовъ-инородцевъ (1удеи и латыши) и 
н-Ьсколькихъ челов-Ькъ русскихъ, самыхъ отъявленныхъ мер- 
завцевъ, каторжанъ. При этомъ внутреннемъ караул'Ь им'Ьлись 
два пулемета, стоявшхе всегда наготове въ окнахъ верхняго 
этажа, чтобы отразить возможное нападен1е. Комиссары жили 
все время подъ опасетемъ, что русск1е люди освободятъ своего 
Царя изъ ихъ хищныхъ кровавыхъ рукъ. 

Настроеше народныхъ массъ Екатеринбурга, хотя и было 
придавлено терроромъ, но поднялось бы и смяло кучки свято- 
татцевъ во глав-Ь съ Янкелемъ Юровскимъ, если бы только въ 
народъ проникли слухи о возможности того страшнаго конца, 
который эти выродки готовили Царской Семь-Ь. Оттого-то ко- 
миссары не дов-Ьряли красноармейцамъ внутренняго караула, 
по той же причин'Ь они постарались покрыть такой тайной 
свое злодЪянхе и затерять сл'Ьды его. Лишь черезъ несколько 
дней посл'Ь 17 шля 1918 года поползъ шепотомъ разсказъ о 
томъ, что неслыханное совершилось. Но наряду съ этимъ вы- 
росли тогда же легенды, будто Царская Семья вывезена изъ 
Екатеринбурга, что кто-то и гд-Ь-то вид-Ьлъ Ихъ, про'Ьзжаю- 
щими въ направлеши на Пермь. 

Записываю отрывочный воспоминашя того, что запечат- 
л'Ьлось тогда въ Екатеринбург-Ь. Несомн'Ьнно появятся под- 
робные отчеты сл'Ьдств1я, в-Ьроятно также, что люди, живш1е 
въ этомъ город'Ь л^то 1918 года, дадутъ полную картину т-Ьхъ 
тяжелыхъ нед'Ьль и страшныхъ дней. Зд'Ьсь ум^Ьстно отм-Ьтить 
лишь, что съ первыхъ же часовъ занят1я белыми Екатерин- 
бурга были приложены всЬ усил1я, чтобы не только открыть 
правду, какъ бы ужасна она ни была, но и собрать всЬ пред- 



26 

меты-реликв1и, сохранившхеся отъ Царской Семьи; все собран- 
ное было потомъ опечатано и при описяхъ отправлено на анг- 
Л1ЙСКШ крейсеръ «Кентъ». 

За время правлешя директорхи все это д-блалось по част- 
ному почину русскихъ людей, не встр'Ьчая не только сочув- 
СТВ1Я, а иной разъ такъ даже скрытое противод'Ьйствхе ; но 
настроенхе офицерства, солдатъ и крестьянской массы было 
таково, что эти разрушители Государства Росс1йскаго не см-бли 
открыто препятствовать. 

Посл'Ь того, какъ эсъ-эровская директор1я была зам^Ьнена 
единоличной властью адмирала А. В. Колчака, сл'Ьдств1е пошло 
въ порядк'Ь государственнаго д-Ьла. И только тогда чешсшй 
генералъ Гайда принужденъ былъ сп-Ьшно вы'Ьхать изъ Ипа- 
тьевскаго дома, который онъ занималъ для своего штаба. 

Задача будущаго покол^н1я — открыть все полностью: 
и великш, единственный въ м1ровой истор1и, подвигъ мучени- 
чества нашего Государя и Его Семьи, и неслыханную мерзость 
Ихъ мучителей -уб1йцъ, и низость безвольнаго непротивлешя 
т'Ьхъ, кто могъ въ тЪ дни противустоять уб1йцамъ. Все будетъ 
открыто. И не далекъ тотъ день, когда передъ обновленной 
Росс1ей развернется вся картина и встанутъ и зас1яютъ образы 
Царственныхъ Великомучениковъ. 

Но многое еще пррщется пережить до того и нашей стран-Ь, 
и намъ, современникамъ 

Въ Екатеринбурге въ то время, въ октябре 1918 года, 
были два энергичныхъ генерала, — русскш — В. В.Голицынъ, 
формировавш1й 7-ю дивиз1ю горныхъ стр-Ьлковъ ^рала и чехъ 
Гайда. Очень молодое длинное лицо,, похожее на маску, почти 
безцв'Ьтные глаза съ твердымъ выражешемъ крупной, хищной 
воли и дв-Ь глубокихъ, упрямыхъ складки по сторонамъ боль- 
шого рта. Форма русскаго генерала только безъ погонъ, сня- 
тыхъ въ угоду чешскимъ политиканамъ. Голосъ его тих1й, раз- 
м-бренный, почти н-Ьжный, но съ упрямыми нотками и съ 
легкимъ акцентомъ; коротк1я, отрывистый фразы съ неправиль- 
ными русскими оборотами. 

Гайда проводилъ такую точку зр-Ьная: 

— «Русск1й народъ совсЬмъ не можетъ им'Ьть теперь, 
немедленно, парламентаризма. Я въ этомъ убедился, пройдя 
всю Росс1ю и Сибирь въ два конца. И отъ революцш всЬ 
устали, хотятъ только порядка. По моему мн'Ьн1ю, Россш 
нужна только монарх1я и хорошая демократическая консти- 
тущя. Но теперь нельзя. Надо скор'Ье военную диктатуру. 
Я поддержу своими полками, если найдется русскхй генералъ, 
который возьметъ власть на себя». 

Такъ говорилъ Гайда въ октябр-Ь 1918 года въ вагон'Ь у 
генерала Нокса. Но и онъ былъ безсиленъ удержать свои 



27 

части на фронт'Ь и поневол-Ь требовалъ зам-Ьны ихъ дивиз1ей 
генерала Голицына. 

На нашихъ глазахъ эта см'Ьна и происходила. Русск1е полки 
и батальоны, которые пришлось впд-Ьть на фронт-Ь, поражали 
своей малочисленностью, скуднымъ снабженхемъ, плохимъ об- 
мудирован1емъ. 

Непостижимо, какъ могли при т-Ьхъ услов1яхъ наши от- 
ряды п молодые полки не только держаться на фронт'Ь, но и 
вести наступлен1е, очищать отъ большевиковъ огромный про- 
странства Сибири и Урала. А это было такъ, сама д'Ьйствитель- 
ность тому свид'Ьтельство. Горячая любовь къ Родин'Ь, выно- 
сливость русскаго челов-Ька, да всеобщая ненависть къ боль- 
шевикамъ д-Ьлали это д'Ьло. А выносливость, прямо, един- 
ственная въ м1р'Ь! Легк1я, в'Ьтромъ подбитыя шинели, рва- 
ные сапоги, отсутств1е б'Ьлья. Въ передовой лиши генералъ 
Голицынъ представилъ Ноксу одного молодого капитана, какъ 
наибол'Ье отличившагося и дважды раненаго. И у него не 
было второй нижней рубахи на перемену. Никогда не забуду 
этой картины, какъ розовый, хорошо упитанный англшск1й 
генералъ, од-Ьтый щеголемъ, похлопалъ по плечу этого героя- 
капитана, съ худымъ, изможденнымъ лицомъ и впалыми глазами: 

— «Ничего, ничего, мы Вамъ дадимъ б'Ьлья». 

Какъ огнемъ, вспыхнуло краской лицо капитана, сверкнули 
гордо глаза: 

— «Покорно благодарю, мн-Ь ничего отъ васъ не надо. 
Вотъ солдатамъ, если привезли, дайте». 

Полураздетую арм1ю од-Ьть было необходимо. 

— «Наши интенданты — красные», говорили генералы 
Голицынъ и Вержбицк1й: «что отъ нихъ заберемъ въ бояхъ, 
то и им-Ьемъ; съ тыла ничего еще не получали». 

Духъ и внутренняя спайка среди этихъ частей были зам-Ь- 
чательныя. Офицеры и солдаты жили въ общихъ землянкахъ, 
зачастую оберъ-офицеры стояли въ строю и въ бою, какъ 
рядовые. Тяжелая боевая служба среди начавшейся уже зимы 
неслась въ высшей степени добросов-Ьстно, безъ отказа. Жила 
среди всЬхъ насъ большая в-Ьра въ справедливость своего д-Ьла. 
Между всЬми было полное дов-Ьрхе; никакихъ недомолвокъ, 
недоговоренностей. Та отчужденность и подозрительность къ 
своему офицеру, которую старательно привили и раздули наши 
политиканствующ1е соц1алисты въ 1917 году, исчезли совершен- 
но и зам'Ьнились нормальными отношенхями, чувствомъ взаим- 
ной дружбы, что, ведь, такъ естественно между сынами одного 
народа, между офицеромъ и солдатомъ одной арм1и. 

Маленьшй, весь сплошной нервъ, генералъ Вержбицкхй, 
стоявппй со штабомъ у самыхъ передовыхъ частей наибол-Ье 



28 

опаснаго направлен1я, такъ говорилъ генералу Ноксу на во- 
просъ его о снабжеши и о нуждахъ: 

— «А вотъ, Ваше Превосходительство, посмотрите сами. 
Од'Ьты въ лапти и зипуны. Винтовки ? Есть и винтовки, — у 
красныхъ отняли. Патроны ? Патроновъ мало. Ну, ничего 
добудемъ, добудемъ, Ваше Превосходительство .... Об-Ьщаете 
дать? Что-жъ, спасибо, большое спасибо. Не откажусь». 

Онъ побарабанилъ нервно маленькой крепкой рукой по 
столу и посл-Ь молчан1я продолжалъ: 

— «Это все герои. Ваше Превосходительство, они прошли 
отъ самаго Иркутска, очистили Сибирь и Уралъ. И дальше 
пойдемъ. Надо весь Уралъ очистить.» 

И онъ зд-Ьсь же на карт-Ь развилъ основу стратегическаго 
плана; ясно и просто показалъ положенхе красныхъ и ихъ 
8атруднен1я изъ-за малаго количества путей въ горахъ Урала, 
оц'Ьнилъ направлен1я, силы .... 

ВсЬ генералы и офицеры жаловались на неустройство 
тыла, что политическ1я распри тамъ — отзываются тяжело на 
боевой арм1и, что необходимо какъ можно скор'Ье установить 
такую власть, которая могла бы наладить порядокъ въ тылу; 
всЬ они представляли себ^ и в-Ьрили, что это по плечу только 
единоличной военной власти. 

По возвраш;ен1и въ Омскъ я получилъ назначен1е во Влади- 
востокъ, чтобы тамъ на Русскомъ Остров'Ь собрать 500 офи- 
церовъ и 1000 солдатъ и подготовить изъ нихъ кадръ для 
будущаго корпуса, причемъ генералъ Ноксъ об-Ьщалъ всевоз- 
можную помощь этому Д'Ьлу. 

Въ Омск-Ь волнен1я и политическш муравейникъ продол- 
жали кип-Ьть все больше. Черновское воззваше оставалось 
безъ всякаго отв-Ьта. ВсЛ'Ьдствхе этого, были даже сд-бланы 
попытки отд'Ьльныхъ офицеровъ и воинскихъ частей арестовать 
его сообщниковъ, но, благодаря чехамъ и попустительству ди- 
ректорш, Черновъ спасся и ускользнулъ съ другими эсъ- 
эрами .... прямо въ сов'Ьтскую Росс1ю, къ большевикамъ. 

Политическ1й центръ на своихъ засЬданхяхъ, даже мало 
и скрываясь, пришелъ къ р'Ьшен1ю, что необходимъ переворотъ 
и вручен1е всей власти одному лицу — адмиралу Колчаку. 

Вм-Ьст-Ь съ генераломъ Степановымъ и Поксомъ 2 ноября 
я вы'Ьхалъ во Владивостокъ. 

4. 
При про'Ьзд'Ь по жел'Ьзной дорог-Ь,— а ^хали мы съ останов- 
ками въ нЪкоторыхъ городахъ, — создавалось такое впечат- 
л^н1е, будто "Ьдешь не по одной стран-Ь, а попадаешь пзъ од- 
ного уд'Ьльнаго княжества въ другое. Центральной власти, 
какого-либо объединен1я и единаго управлен1я на общее госу- 



29 

дарственное благо, на общее д-Ьло не было. М-Ьстная власть 
действовала всюду на свой образецъ, пресл'Ьдуя только тЪ 
задачи, который ей казались нужными и важными. 

Это отражалось на всемъ. Всего хуже было то, что даже 
гЬ запасы, которые им'Ьлись въ обширной Сибири, не могли 
распред-бляться правильно между ея частями; каждый думалъ 
только о своемъ ра1он'Ь, какъ бы обезпечить его нужды. То 
же явлен1е наблюдалось и въ отношен1и арм1и. 

Русь! Однажды тебя погубило такое раздроблен1е на 
уд-Ьлы, свернуло съ твоего историческаго пути и ввергло на 
несколько стол'Ьт1й въ темное татарское иго. Много страданхй 
пережила тогда родная страна и гибель нашей чисто-русской, 
славянской культуры. Только живой инстинктъ народа, сое- 
динивъ его вокругъМосковскаго Великаго Князя, спасъ Росс1ю, 
воскресилъ страну; она окрепла и в-Ьками сум'Ьла образовать 
Великое Государство Россшское. Не для того же, чтобы снова 
распасться на отдельные удЪлы и ввергнуться въ гибельное 
состоян1е расчлененхя, подпасть подъ иноземную власть, новое 
иго, горше татарскаго. 

Въ Иркутек'Ь былъ губернаторомъ (или, какъ тогда еще 
называли, губернскимъ комиссаромъ) Яковлевъ, партшный эсъ- 
эръ, ведшш очень ловко свои д'Ьла, но личность очень темная, 
по отзывамъ м-Ьстныхъ людей. Меня посЬтилъ старый боевой 
другъ, полковникъ Лабунцовъ, раненый въ одномъ бою со 
мною, подъ Люблиномъ, и братъ по Георг1евскому кресту. 
Онъ развернулъ ужасную картину того, что творилось во всей 
округ-Ь; Яковлевъ положительно развращалъ народъ и моло- 
дые войска, всячески затрудняя ихъ работу; онъ не отводилъ 
казармъ и квартиръ, умышленно тормозилъ д-Ьло снабжешя. 
Населен1е зд'Ьсь волновалось, м'Ьстами вспыхивали возстан1я, 
которыя раздувались всячески изподтишка губернской властью. 

Въ то же время про Читу и управлеше атамана Семенова 
шли самые лучшхе разсказы изъ разныхъ источниковъ; то, что 
мы увидали, въ-Ьхавъ въ Забайкалье, подтверждало эти разсказы. 
На станц1яхъ порядокъ, правильное движен1е по-Ьздовъ, удо- 
влетворен1е нуждъ всЬхъ слоевъ населен1я. Городъ Читу про'Ь- 
хали ночью, не останавливаясь. 

Были уже и тогда люди, которые, наоборотъ, съ п-Ьной у 
рта доказывали, что въ Чит-Ь творились безобраз1я ; эти люди 
постоянно связывали имя атамана Семенова съ японцами. Сред- 
няго мн'Ьн1я не было, — или полная похвала, или неистовая 
брань и подтасовка фактовъ; съ самаго начала зд'Ьсь плелась 
интрига и провокац1я. Мн-Ь лично пришлось познакомиться и 
узнать близко атамана Семенова только въ феврал-Ь 1920 года, 
уже тогда, когда я съ арм1ей пробился черезъ всю Сибирь въ 



30 

Забайкалье. Объ этомъ я буду подробно писать въ одной изъ 
посл^дующихъ главъ. 

А зд^сь сд-блаю н'Ькоторое отступлеше, чтобы была ясн-Ье 
связь н'Ькоторыхъ дальн'Ьйшихъ событ1й. Еще, когда я былъ 
въ большевицкой тюрьм-Ь въ Астрахани, всЬ мы, читая ком- 
мунистическ1я газеты, встр'Ьчали чаще всЬхъ имена Корнилова, 
Дутова и есаула Семенова. Невыразимая злоба и самая от- 
борная ругань сопровождала каждое упоминан1е ихъ на столб- 
цахъ совдепской прессы. Для насъ же, заключенныхъ и обре- 
ченныхъ на смерть русскихъ офицеровъ, эти имена были отда- 
ленными родными огнями, которые осв'Ьщали мракъ больше- 
вицкаго ужаса, окутавшш всю Росс1ю. Они поддерживали въ 
насъ надежду на возрождете Родины. Атаманъ Семеновъ на- 
чалъ есауломъ, по своему почину, за свой рискъ и страхъ, 
борьбу противъ разрушителей-большевиковъ, и велъ онъ эту 
борьбу неослабно, не выпуская изъ рукъ оруж1я. Онъ оказы- 
валъ поддержку всЬмъ остальнымъ антибольшевицкимъ бор- 
цамъ, шелъ съ ними на соединете. Но, понятно, передавать 
д-Ьло эсъ-эрамъ или другимъ безсильнымъ людямъ для новаго 
опыта и провала — атаманъ Семеновъ не хот-Ьлъ и не могъ. 
Поэтому онъ, хотя и призналъ номинально директор1ю, но 
твердо держалъ власть въ своихъ рукахъ. 

Въ Харбин'Ь и полосЬ отчуждешя Восточно -Китайской 
железной дороги управлялъ генералъ Хорватъ, старый и 
опытный администраторъ, знавш1й отлично м'Ьстныя услов1я 
и весь край, пользовавш1йся большимъ авторитетомъ даже 
среди китайцевъ. Онъ призналъ директорхю, но, понятно, продол- 
жалъ вполн'Ь самостоятельно управлять Дальнимъ Востокомъ. 

Грустно было вид-Ьть русское положен1е въ Харбине мн-Ь, 
бывшему зд'Ьсь въ посл'Ьдшй разъ въ 1905 году, передъ за- 
ключетемъ Портсмутскаго мира. Городъ шум-Ьлъ теперь празд- 
ной, хорошо од'Ьтой и сытой толпой; сюда стеклось, кром-Ь 
невольныхъ б^зженцевъ отъ большевиковъ, масса спекулянтовъ 
и укрывавшихся отъ воинской повинности; преобладали гор- 
батые носы и говоръ съ Бердичевскимъ акцентомъ. Китайцы, 
прежше «ходи», смотр'Ьли и держали себя вызывающе, выка- 
зывая какъ-бы свое превосходство надъ нами въ нашемъ нес- 
част1и. 

Владивостокъ — жемчужина Росс1и. Какъ говорилъ гене- 
ралъ Ноксъ, это самый красивый и живописный городъ въ м1р'Ь 
по своему расположешю, только неблагоустроенный и грязный. 

— «Если бы онъ попалъ въ хорош1я руки» .... доба- 
вилъ онъ. 

Упаси Господи ! Будутъ и русск1я руки хорошими, будутъ 
еще, можетъ быть, самыми лучшими ; для Владивостока и для 
всей Русской земли, — во всякомъ случа-Ь. 



31 

Владивостокъ представлялъ изъ себя какой-то хаосъ, еще 
не установпвшЫся посл^Ь свержешя тамъ большевиковъ; без- 
порядокъ и неустройство зд'Ьсь были самые больш1е изъ всЬхъ 
м'Ьстъ. Какая-либо русская власть, которая могла бы нала- 
дить жизнь п урегулировать отношен1я, отсутствовала. Былъ 
губернаторъ Циммерманъ, былъ комендантъ кр'Ьпости пол- 
ковникъ Бутенко, но оба оказывались безсильными и тратили 
все время и силы на то, чтобы лавировать между самыми раз- 
нообразными и противными другъ другу элементами, что на- 
хлынули сюда. 

Д-Ьло было такъ. Большевиковъ выгнали изъ Влади- 
востока чехи подъ командой генерала Дитерихса при помощи и 
поддержк'Ь японскихъ частей; на помощь къ чехамъ направлялся 
и отрядъ русскихъ офицеровъ, но чехи ихъ не приняли и даже 
требовали разоружен1я. Тотчасъ же всл-Ьдъ за свержен1емъ 
сов-Ьтской власти во Владивосток-Ь образовалось съ одной сто- 
роны правительство эсъ-эровъ, еврея Дербера и земское, а съ 
другой стороны междусоюзническ1й сов'Ьтъ изъ неполномоч- 
ныхъ и случайныхъ иностранныхъ офицеровъ, оказавшихся въ 
Владивосток-Ь; мисс1и тогда еще не прибывали. Когда руссшй 
отрядъ полковника Бурлина все же пришелъ во Владивостокъ, 
прх'Ьхалъ также сюда генералъ Хорватъ, чтобы объединить 
власть во всемъ кра'Ь Дальняго Востока, то этотъ случайный 
«союзническ1й» сов'Ьтъ по настоян1ю эсъ-эровъ потребовалъ 
разоружешя отряда Бурлина. На русской земл-Ь разоружали 
русскую воинскую часть, состоявшую почти сплошь изъ офи- 
церовъ! И этотъ позорный актъ совершился. И совершили 
его именемъ союзниковъ Росс1и, опираясь на ихъ авторитетъ 
и силу. Когда черезъ н-Ьсколько нед^Ьль начали прибывать 
настоящ1е представители союзниковъ, то д-Ьло р-Ьшили попра- 
вить и оруж1е вернули. 

Самозванное правительство Дербера, не опиравшееся ни 
на одпнъ слой населешя, пало само собою, безбол'Ьзненно. Во 
главЪ управлен1я Дальнымъ Востокомъ сталъ генералъ Хор- 
ватъ, который и пере'Ьхалъ изъ Харбина во Владивостокъ. 
Сюда же былъ назначенъ ставкой генералъ Ю. Д. Романовск1й, 
какъ представитель центральной власти при иностранныхъ 
союзническихъ мисс1яхъ. Зд'Ьсь же находился въ это время 
и генералъ Ивановъ-Риновъ, который по сформированш въ 
Омск'Ь новаго кабинета пересталъ быть военнымъ министромъ, 
оставаясь номинально командующимъ Сибирской арм1ей. 

Во Владивостокъ прибывали, да прибывали союзники. 
Зд'Ьсь были воинск1я части японцевъ, высадились англшскхе 
Мидльсекск1й, а зат-Ьмъ и Хемпширск1й батальоны, канадск1я 
войска и американцы. Былъ образованъ международный со- 
в-Ьтъ, причемъ главное командованхе союзными войсками и 



32 

предсЬдательствованхе на этомъ сов-Ьт-Ь было номинально вру- 
чено, какъ стар-Ьйшему, японскому генералу Отаки. Факти- 
чески же распоряжался каждый по своему, мало считаясь не 
только съ русскими людьми, но и съ русскими интересами. 

Больныя и обидныя воспоминан1я! Какъ разъ въ пути 
между Читой и Манчжур1ей было получено изв-Ьстхе о заклю- 
ченш перемир1я на французскомъ фронт-Ь между союзниками 
и центральными импер1ями, о революцш въ Германш, о бЪг- 
ств-Ь Кайзера и т. д. 

Долгожданная поб'Ьда была достигнута; четыре года стра- 
данш и великихъ жертвъ принесли свои плоды. И русская 
кровь, пролитая такъ обильно на поляхъ всего св-Ьта, слу- 
жила вм-Ьст-Ь съ другими т-Ьмъ фундаментомъ, на которомъ 
теперь должны были утвердиться миръ, право и справедли- 
вость. В-Ьдь изъ-за нихъ воевало челов-Ьчество? . . . 

Англ1йск1е офицеры шумно радовались поб'Ьд-Ь. Они вы- 
ражали съ чисто офицерской искренностью мн-Ьше, что безъ Рос- 
сш и ея жертвъ никогда бы имъ не получить этой поб-Ьды. Да, 
вЪрно, истина. Но изъ-за этихъ то великихъ жертвъ и изъ-за 
медлительности, изъ-за затяжки войны, изъ-за того, что отъ 
Россш потребовали слишкомъ большого напряжен1я, наша 
страна не выдержала и впала въ такое несчастье, въ степень ги- 
бельнаго разоренхя. А понятно, если бы Россхя не вступила въ 
войну, или, вступивъ, не жертвовала такъ беззав-Ьтно, то Ан- 
тант-Ь никогда не выиграть бы войны. 

Какъ теперь отнесутся къ намъ бывш1е союзники? Во что 
теперь выльется ихъ призывъ къ Русскому народу? Вотъ во- 
просы, которые вставали передъ нами. Понятно, все, что об-Ь- 
щалось, будетъ, выполнено; несомн-Ьнно, останутся прежшя 
отношешя къ вамъ, какъ къ нашимъ близкимъ союзникамъ, — 
такъ отв'Ьчали англичане. 

Но то, что пришлось вид-Ьть съ первыхъ шаговъ во Влади- 
восток'Ь, било не по самолюб1ю даже, а по самой примитив- 
ной чести. Каждый иностранецъ чувствовалъ себя господиномъ, 
бариномъ, третируя русскихъ, проявляя страшное высоком'Ь- 
р1е. Было впечатл-Ьнхе, что теперь, когда долгая война окон- 
чилась, имъ совс^мъ не до насъ; что они д-Ьлаютъ величай- 
шее одолжеше, пр11эхавъ сюда, оставаясь зд-Ьсь. 

Надо отдать справедливость, что лучше всЬхъ относились 
японцы; ихъ офицеры и солдаты проявляли самую большую, 
почти полную корректность; чувствовалось даже искреннее, 
чуткое и дружеское пониман1е нашего несчастхя и временнаго 
характера его. Хуже всЬхъ было отношенхе домашнихъ, такъ 
сказать, интервентовъ, войскъ сформированныхъ изъ нашихъ 
бывшихъ военнопл'Ьнныхъ. 



33 

Лучшхя здан1я въ город'Ь, всЬ вагоны, м'Ьста въ по'Ьздахъ 
отдавались пностранцамъ; наши соотечественники какъ бы сог- 
нули спину и тащили на себ'Ь ихъ, ожидая спасен1я. В'Ьдь ;была 
об-Ьщана помощь, призывали къ совместной войн'Ь съ н-ймцами 
и большевиками. Н-Ьмцы выбыли иаъ строя враговъ, въ Версал-Ь 
собралась мирная конференщя, но другорг-то врагъ, больше- 
вики, остались. И русск1е люди ждали отъ интервентовъ по- 
мощи, в-Ьрили въ нее. 

Въ первой половпн'Ь ноября прибылъ во Владивостокъ со 
своимъ штабомъ французск1й генералъ Жанэнъ. Ступилъ онъ на 
русскую землю, прив-Ьтствуемый, какъ избавитель, какъ заран-Ье 
признанный герой. На прив-Ьтственныя р-Ьчи Жанэнъ отвёчалъ 
опред-Ьленно и довольно ясно, об-Ьщая поддержку, самую актив- 
ную, выражая в-Ьру въ усп^Ьхъ общаго дела. Сюда же при- 
былъ французск!!! батальонъ, что-то около взвода ихъ коло- 
н1альныхъ цвЪтныхъ войскъ, да одна батарея. И всл']Ьдъ за 
англ1йскими батальонами французы двинулись по жел-Ьзной 
дорог-Ь на западъ, къ нашимъ боевымъ лин1ямъ. 

Когда генералъ Ноксъ объ-Ьзжалъ фронтъ, его повсюду 
встр'Ьчали не только дружественно, но торжественно. Выстав- 
лялись почетные караулы, оркестръ игралъ англшск1й гимнъ, 
предоставлялось все лучшее, что только было у самихъ. На 
его слова о помощи, заран'Ье благодарили, почти везд'Ь просили 
прислать хоть взводъ англ1пскихъ солдатъ, — необходимо было 
показать нашимъ солдатамъ и офицерамъ, что давн1я об'Ьща- 
н1я союзниковъ о помощи не одни слова. Атаманъ Дутовъ въ 
тяжелые дни Оренбурга прислалъ телеграмму ему въ Омскъ: 
дайте мн-Ь одну роту французскихъ или англ1йскихъ войскъ, и 
я отстою Оренбургъ, а то казаки уже не в-Ьрятъ словамъ о 
помощи союзниковъ. 

Въ отв-Ьтъ мы слышали, что помощь будетъ, но не сейчасъ, 
что надобно подождать, не все еще готово; войска еще въ 
пути. Мы ждали и в-Ьрили. 



Въ это время въ Омск-Ь разыгрывались центральный со- 
быт1я, им-Ьвшхя важное значеше на весь дальн-Ьйшхй ходъ борь- 
бы. Адлшралъ Колчакъ, какъ военный министръ, объ'Ьхалъ 
фронтъ, посЬтплъ войсковыхъ начальниковъ и убедился, что 
организац1я арм1и и ея снабжен1е поставлены въ услов1я совер- 
шенно неудовлетворительный; не было ни общаго плана, ни 
согласованной работы, не было надежды при существующемъ 
порядке наладить интенданство. Кром-Ь этого А. В. Колчакъ 
получилъ уже лично теперь зав-^ренхн отъ войсковыхъ началь- 
никовъ, что дальше такъ идти не должно, что арм1я можетъ 
сама сд'Ьлать переворотъ, а это было бы гибельнымъ для фронта; 

к. в. Сахаровъ. Б-Ьлая Сибирь. 3 



34 

что въ директор1ю совершенно никто не в^Ьритъ, ждутъ зам']Ьны 
ея единой властью и хотели бы вид^^ть ее въ лиц^ адмирала. 

Всл-Ьдъ за т-Ьмъ вы'Ьхалъ на фронтъ Верховный Главно- 
командующ1й, членъ директории генералъ Болдыревъ; и они 
разминулись, — генералъ Болдыревъ -Ьхалъ въ Уфу, а адми- 
ралъ Колчакъ возвращался изъ Екатеринбурга въ Омскъ. 

А въ новой столиц-Ь въ то же время шли сов-Ьщанхн ка- 
бинета министровъ, на которыхъ решалось, какъ сл^дуетъ произ- 
вести см-Ьну директорш; о томъ, что ее надо см-Ьнить, вопросъ 
былъ уже р'Ьшенъ, такъ какъ выяснилась не только совершен- 
ная безполезность и безсильность этой власти, но и ея чрез- 
м-Ьрный склонъ на сторону сощалистовъ-революц1онеровъ, т. е. 
той парт1и, которая ей же объявила войну и призвала къ ней 
населеше. Ясно было, что при оставлен1и у власти директор1и 
произойдетъ взрывъ; вспыхнутъ возстан1я, который не только 
погубятъ начатое усп-Ьшно Сибирскимъ правительствомъ д-Ьло, 
но ввергнутъ страну въ состоян1е анархш и еще худшаго боль- 
шевицкаго разгула, ч-Ьмъ было до л-Ьта 1919 года. 

Сов-Ьтъ министровъ пришелъ къ р-Ьшенш передать всю 
полноту власти адмиралу Колчаку, какъ Верховному Прави- 
телю и Верховному Главнокомандующему. Это было вечеромъ 
17 ноября, а въ ночь на 18 ноября полковники Сибирскаго 
казачьяго войска Волковъ и Катанаевъ со своими казаками 
окружили квартиры пред сЬ дате ля и членовъ директор1и и 
арестовали ихъ. Такъ что, когда совЪтъ министровъ пришелъ 
къ адмиралу Колчаку объявить о своемъ р-Ьшенш и просить 
взять на себя тяжкое время высшей власти, — директорш 
фактически не существовало; она вся была арестована, а гене- 
ралъ Болдыревъ находился въ УфЪ. 

Мн^ известно совершенно достов-Ьрио, что адмиралъ А. В. 
Колчакъ не только самъ не добивался власти, но и уклонялся 
отъ нея. Личность Верховнаго Правителя вырисовывается ис- 
ключительно св'Ьтлой, рыцарски-чистой и прямой; это былъ 
крупный руссшй патр1отъ, челов'Ькъ большого ума и образо- 
ван1я, ученый путешественникъ и выдающ1йся морякъ-флото- 
водецъ. Александръ Васильевичъ Колчакъ, какъ челов'Ькъ, отли- 
чался большой добротой, мягкимъ и даже чувствительнымъ 
сердцемъ; его волевой характеръ, надломленный револющей, 
былъ очень вспыльчивъ. Настроен1я быстро м-Ьнялись подъ дав- 
лешемъ незначительныхъ событ1Й и первыхъ изв-Ьспй, ам- 
плитуда колебан1й отъ полной надежды до упадка ея прохо- 
дила легко и быстро. Въ дни подъема настроенхя вл1ян1е его 
на людей было почти неограничено ; прямой глубоко проникаю- 
щ1й взглядъ горящихъ глазъ ум-Ьлъ подчинить себ-Ь волю дру- 
гихъ, какъ бы гипнотизируя ихъ силою многогранной души. 
Адмиралъ принялъ на себя тяжесть власти, какъ подвигъ, ру- 



35 

ководимый чувствомъ самопожертвован1я во имя чести и спа- 
сен1я Родины; и все дальнЬйшее его служенхе, до конца было 
проникнуто сильной любовью къ Росс1и и высоко развитымъ 
сознашемъ долга. 

18 Ноября 1918 года адмиралъ Колчакъ былъ поставленъ 
передъ соверпшвшимся фактомъ, Онъ подчинился ему и при- 
нялъ на себя всю полноту Верховной власти. 




Верховный Правитель и Верховный ГлавнокомандующШ, 
Адмиралъ Александръ Васильевичъ Колчакъ. 



Посл-Ьдоваль чисто-комичесгай конецъ директор1и. Аресто- 
ванные Авксентьевъ, Зензиновъ, Аргуновъ и Роговск1й провели 
тревожную, полную безпокойства ночь. Когда ихъ на утро 
посЬтили прокуроръ и сл'Ьдователь, чтобы начать д'Ьло противъ 
офицеровъ, арестовавшихъ ихъ, то бывш1е директоры предстали 
бл-Ьдные и дрожащ1е, прося спасти ихъ жизнь. Имъ было заяв- 
лено, что имъ нечего бояться, что, офицерамъ, произведшимъ 
арестъ грозитъ военно-полевой, судъ. На вопросъ прокурора, 
что хот-Ьли бы директоры, — они заявили: 



36 

— «Отправьте насъ поскор'Ье въ безопасное мЪсто». А пока 
не отправятъ, просили держать ихъ подъ арестомъ и подъ 
стражей, такъ какъ «иначе ихъ можетъ убить толпа». Вотъ 
какъ в-Ьрили эти правители въ народъ, во глав-Ь котораго 
им-бли наглость встать. 

ВсЬмъ имъ выдали деньги въ иностранной валют'Ь для 
по'Ьздки заграницу и Н|а жизнь тамъ и отправили. Генералъ 
Болдыревъ про-Ьхадъ прямо во Владивостокъ, а оттуда въ Япо- 
шю; остальные не рискнули 'Ьхать черезъ Сибирь, а пробра- 
лись какимъ-то кружнымъ путемъ черезъ Китай. ВсЬ они дали 
честное слово жить за границей тихо и въ политическую жизнь 
Росс1и не вмешиваться. Но это слово оказалось «клочкомъ 
бумаги ». 

Почти съ перваго дня появлен1я за границей всЬ они на- 
чали свою деятельность, мутя еще больше ту международную 
тину, что съ первыхъ дней революц1и создалась около имени 
Росс1я. 

Полковники Волковъ и Катанаевъ были преданы военно- 
полевому суду, который вынесъ имъ оправдательный приговоръ, 
принявъ во вниман1е то, что настоящими государственными 
преступниками были директоры, — такъ какъ выяснилась ихъ 
связь съ большевицскими организац1ями, — и что офицеры дей- 
ствовали исключительно въ интересахъ страны и народа. Около 
здан1я суда весь день стояла густая толпа, приветствовавшая 
оправданныхъ офицеровъ радостными криками и устроившая 
имъ овац1ю. 

Верховный Правитель въ первый же день вступлен1я на 
свой постъ издалъ указъ къ войскамъ и населенш, разъясняв- 
шш обстоятельства и самый порядокъ врученхя ему власти. 
Были посланы извещенхя о томъ же всемъ союзнымъ пред- 
ставителямъ. Затемъ последовалъ коротк1й и точный прпказъ, 
запрещавшхй какую-либо пропаганду среди войскъ и населе- 
шя, призывавшш всехъ къ работе, само11 горячей и дружной, 
для возрожден1я Родины; съ перваго же дня почувствова- 
лась другая рука, честная и прямая, тогда казалось и твердая, 
которая поведетъ арм1ю именно на спасен1е Русскаго народа 
и его правъ, а не для пресловутыхъ и ложныхъ завоеванхй 
революц1и. 

Затемъ была опубликована декларацхя, основъ которой 
покойный А. В. Колчакъ держался до самаго конца; сущность 
была въ томъ, что онъ беретъ на себя всю полноту власти, 
чтобы сбросить большевицкую тиран1ю, возстановить право 
народа и его свободу, дать порядокъ и возможность каждому 
заниматься его трудомъ. После этого имъ было обещано пере- 
дать въ Москве всю власть вябвъ избранному народомъ Нащо- 
нальному учредительному собран1ю. 



37 

Какъ разъ на другой день посл'Ь переворота я прх-Ьхалъ 
въ первый разъ съ Русскаго Острова во Владивостокъ, утромъ 
зашелъ въ штабъ кр'Ьпости и тамъ узналъ объ этихъ событ1яхъ 
изъ полученнаго по телеграфу указа. На верху, надъ штабомъ 
пом'Ьщалась британская военная мисс1я. Я заглянулъ къ гене- 
ралу Ноксу, который встр-Ьтилъ меня очень взволнованный и 
сказалъ, что теперь будетъ плохо, что союзники могутъ даже 
прекратить помощь. 

Пришлось долго доказывать и уб'Ьждать въ естественной 
посл'Ьдовательности этихъ событ1й, въ ихъ неизб'Ьжности, что 
объ этомъ въ сущности было изв'Ьстно въ Омск-Ь еще до нашего 
отъ'Ьзда, напомнить ему по'Ьздку на фронтъ, всЬ встр-Ьчи тамъ, 
даже слова чешскаго генерала Гайды; объяснить, что дирек- 
тор1я фактически не могла остаться, такъ какъ тогда разва- 
лилась бы арм1я. 

Генералъ Ноксъ об-Ьщалъ поддержку и сейчасъ же по'Ьхалъ 
къ Жанэну. Что они говорили и какое было сначала отноше- 
Н1е союзниковъ къ совершившемуся перевороту, мн'Ь неизв-Ь- 
стно. Но безъ сомн'Ьн1я, не такое трагическое, какъ представ- 
лялось съ перваго раза глав-Ь британской военной мисс1и. Даже 
чехи, по спинамъ которыхъ взгромоздилась на высокое м-Ьсто 
директор1я, даже и они только частично поволновались, но и 
пальцемъ не двинули. 

Черезъ н'Ьсколько дней посл-Ь ареста директорхи, была сд-Ь- 
ланаизъ Куломзино, рабочаго предместья Омска, попытка произ- 
вести возстан1е, организованное и подготовленное эсъ- эрами. 
Бунтовщикамъ удалось было захватить тюрьму, выпустили от- 
туда преступниковъ, над .ёясь съ ихъ помощью развить д'Ьйств1я ; 
но съ этимъ легко и быстро справились, возстан1е ликвиди- 
ровали. Характерно и показательно, что англ1йск1й батальонъ, 
стоявш1й въ Омск'Ь, пришелъ въ эту ночь, чтобы охранять адми- 
рала Колчака, къ его дому. 

Черновское насл-Ьдхе въ Уф-Ь и оставш1еся тамъ еще кое- 
кто изъ членовъ учредительнаго собран1я выпустили отъ себя 
манифестъ, снова призывая народъ и арм1Ю къ возстан1ю, пробо- 
вали опереться на чеховъ и поднять русск1я части, но эта по- 
пытка не удалась совершенно, хотя и доставила н-Ьсколько не- 
пр1ятныхъ дней. Пришлось посылать спец1альный отрядъ изъ 
Челябинска въ Уфу, такъ какъ чешск1е начальники не позво- 
ляли арестовывать бунтовщиковъ. И большинство ихъ усколь- 
знуло за лин1ю фронта на соединен1е съ большевиками. 

Едва ли найдется кто-либо сомн'Ьвающ1йся въ томъ, что 
руководило съ самаго начала и руководитъ дМств1ями со- 
щалистическихъ партхй и ихъ работниковъ. Имъ важна не 
Росс1я и не Руссшй народъ, они рвались и рвутся только къ 
власти, одни, — бол-Ье чисто уб'Ьжденные, фанатики, чтобы про- 



38 

водить въ жизнь свои книжныя теор1и, друпе смотрятъ бол^е 
практически, и имъ важна власть, чтобы быть на верху, им'Ьть 
лучшее м-Ьсто на жизненномъ пиру. Борьбу между собою 
сощалисты большевики и эсъ-эры подняли исключительно изъ 
этихъ побуждающихъ мотивовъ, до Россш и народа имъ по- 
прежнему д-Ьла было меньше всего. И вотъ, когда они увидали, 
что въ этой борьб'Ь власть попадаетъ къ самому народу, къ 
наибол'Ье активной, подготовленной и искренней его части, 
они кончили на время свои семейные счеты, и эсъ-эры пошли 
помогать большевикамъ. 

Русская арм1я была не только на сторон-Ь новой власти, 
она долга ждала ее, желала и, такъ сказать, сама она вызвала 
эту власть къ жизни. Страна всюду и сразу подчинилась ей. 

Генералъ Хорватъ, бывшш во глав^Ь всего края Даль- 
няго Востока, послалъ отъ себя телеграмму въ день переворота, 
что онъ признаетъ законность его: всец'Ьло подчиняется Вер- 
ховному Правителю. Генералъ Ивановъ - Риновъ, какъ ко- 
мандуюш;ш Сибирской арм1ей и атаманъ Сибирскаго казачь- 
яго войска, телеграфировалъ всЬмъ высшимъ войсковымъ 
начальникамъ и атаманамъ, что въ дни напряжешя народ- 
ной воли и силы къ освобожден1Ю Родины отъ предателей- 
большевиковъ необходима немедленная и полная поддержка 
Верховнаго Правителя въ тяжеломъ д'Ьл'Ь, принятомъ имъ 
на себя. 

Ц-Ьлый рядъ общественныхъ организацш, городскихъ 
учреждешй, мнопе сельсше сходы присылали въ Омскъ теле- 
граммы съ выражешемъ своей радости въ перем'Ьн'Ь и ув'Ьрен- 
ности въ усп-Ьх-Ь д^Ьла, всЬ, предлагали Верховному Прави- 
телю свою готовность поддержать его въ русскомъ нащональ- 
номъ д-Ьл^; вскор'Ь посл-Ьдовали многочисленные адреса и 
депутацш отъ крестьянъ, рабочихъ, жел'Ьзнодорожниковъ 
съ выражешемъ т-Ьхъ же чувствъ къ новой власти. 

Молча примирились съ переворотомъ и союзный мисс1И, 
а черезъ нихъ и правительства Антанты. Признан1я своего 
ОНИ въ эти дни не высказали, да не высказали его и до конца, 
въ течеши ц-Ьлаго года. Фактъ съ этимъ «признашемъ» — необ- 
яснимая, на первый взглядъ, и во всякомъ случае странная 
сторона отношешя нашихъ бывшихъ союзниковъ къ Русско- 
му Д'Ьлу, а следовательно и къ Русскому народу. 

Оказывалась самая д-Ьйствительная матерхальная помощь, 
т. е. присылались въ нашу арм1ю орудхя, винтовки, боевые 
припасы, обмундироваше, обувь и проч. Сибирь полна была 
иностранными представителями, и военными, и граждански- 
ми; были зд-Ьсь и иностранный войска, все же какъ-никакъ 
помогавшхе намъ, — они несли охрану жел-Ьзной дороги. Вы- 
ходило, что союзники не только признаютъ, но и помогаютъ 



39 

новому Русскому правительству, какъ своему союзнику. А 
вотъ самое слово «признан1е» громко, прямо и открыто не 
произносилось. При этомъ надо зам-Ьтить, что актъ этого офи- 
ц1альнаго признашя висЬлъ все время въ воздухе, какъ приз- 
ракъ, то приближаясь, то удаляясь, то подходя снова почти 
вплотную. Онъ, какъ болотный блуждающ1й огонь, дразнилъ 
и манилъ къ себ'Ь. Естественно, что ч-Ьмъ дальше, т-Ьмъ больше 
разгоралось желанхе Омскаго правительства быть признан- 
нымъ; подъ конецъ это сд-Ьлалось чуть-ли не главнымъ, руко- 
водящимъ стимуломъ его усил1й и д-Ьйствхр!. 

Много зла принесла такая двойственная неопред'Ьленная 
политика уже т^мъ однимъ, что иностранцы использовали ее 
для своихъ цЪлей, чуждыхъ русскому нацхональному Д'Ьлу; 
не разъ получались отъ союзныхъ миссхй так1я заявлешя: 
сд'Ьлайте то и то, такъ какъ наше правительство находитъ 
это необходимымъ для признашя. Такъ было не разъ съ вы- 
пускомъ «либеральныхъ, демократическихъ» декларащй; хотя 
и не столь ясно, но такое же давленхе было при избраши 
неправпльнаго операщоннаго направлешя для главнаго удара 
на Пермь, Вятку, Котласъ. 

Но какъ бы то ни было союзники фактически, неофиц1аль- 
но признавали новое правительство, помогали ему и желали 
удачи. 

Руссше арм1я и народъ подчинились повсем-Ьстно, кром'Ь 
Читы и стоявшаго во глав^Ь ея атамана Семенова. Этотъ эпи- 
зодъ надо разсказать н'Ьсколько подробнее, чтобы понять са- 
мое возникновенхе его, подкладку этого непризнатя и непод- 
чинен1я. 

6. 

Къ тому, что сказано было объ атаман-Ь Семенов-Ь, сл-Ь- 
дуетъ добавить, что между нимъ и адмираломъ Колчакомъ 
были недоразум']Ьшя еще въ ту пору, когда адмиралъ былъ 
въ Харбин'Ь, передъ прх-Ьздомъ въ Омскъ, л-Ьтомъ 1918 года. 
Эти недоразум-Ьшя возникли пзъ за того, что адмиралъ по- 
требовалъ тогда подчинен1Я себ'Ь Манджурскаго отряда ата- 
мана Семенова, отряда, который былъ имъ сформированъ 
совершенно самостоятельно, куда входили добровольцы, всец'Ьло 
преданные атаману и в'Ьривш1е въ него. Посл'Ьдовалъ отказъ, 
въ отв-Ьтъ на что получилась угроза не давать въ будущемъ 
отряду никакихъ снабжен!!"!. Зат'Ьмъ, на одной изъ станщй, 
гд-Ь одновременно оказались по'Ьзда адмирала и атамана, 
адъютантъ посл-Ьдняго напуталъ и не доложилъ ему; въ резуль- 
тат-Ь вышла неловкость и обида въ томъ, что атаманъ не явился 
къ адмиралу. 



40 

Теперь посл-Ь переворота 18 ноября 1918 года въ Омск-Ь 
были получены св'Ьд'Ьн1Я о томъ, что атаманъ Семеновъ не 
собирается признать адмирала Колчака, какъ Верховнаго 
Правителя и Главнокомандующаго. Не знаю, как1я были 
основан1я для такого заключен1я, но мн-Ь изв-Ьстно сл-Ьдующее: 
атаманъ Семеновъ не получилъ ключа къ шифру между ди- 
ректор1ей, ея ставкой и Владивостокомъ. Когда произошелъ 
въ Омск-Ь переворотъ, Чита не могла расшифровать телеграммъ, 
вид-Ьла въ то же время, что между Владивостокомъ и Омскомъ 
идетъ усиленный обм-Ьнъ ихъ. Наконецъ атаманъ Семеновъ 
получилъ короткую телеграмму безъ шифра, что директор1я 
см-Ьщена и власть единолично перешла въ руки адмирала Кол- 
чака. Атаманъ Семеновъ запросилъ тогда подробности пере- 
ворота, а также, кто именно вручилъ адмиралу власть. Но въ то 
же время, какъ мн-Ь разсказывалъ поздн-Ье самъ атаманъ 
Семеновъ, дожидаясь отв'Ьта, онъ приказалъ заготовить и под- 
писалъ телеграмму о признан1и власти адмирала Колчака, какъ 
Верховнаго Правителя. Но въ Омск-Ь посп-Ьшили и сд-Ьлали 
очень большую оплошность; атаманъ Семеновъ, не им-Ья 
отв'Ьта на свой запросъ и не усп-Ьвъ отправить своей телеграм- 
мы о признаши, получилъ по телеграфу же знаменитый и такъ 
нашум-Ьвшш приказъ №61. Этотъ приказъ гласилъ, что ата- 
манъ Семеновъ — единственный отказался признать Верховнаго 
Правителя, не подчинился ему и поэтому отр-Ьшается отъ 
всЬхъ должностей, какъ «изм'Ьнникъ Родин-Ь». 

Пусть каждый поставитъ себя на м-Ьсто атамана Семенова 
и отв-Ьтитъ себ-Ь, что онъ испыталъ бы при подобныхъ обстоя- 
тельствахъ. Офицеръ, который съ первыхъ дней большевизма 
началъ противъ него борьбу и создалъ большой отрядъ изъ 
ничего, зат-Ьмъ очистилъ ц^лую область отъ красноармей- 
скихъ бандъ, установилъ порядокъ, началъ раньше всЬхъ 
другихъ получать поддержу отъ союзниковъ, — такой офицеръ 
объявляется изм'Ьнникомъ. И главное въ тотъ часъ, когда 
онъ готовъ все, сделанное имъ, принести, какъ составную 
часть ц^лаго Русскаго, и подчинить только-что появившейся 
власти. 

Посл-Ь приказа № 61 атаманъ Семеновъ отм-Ьнилъ теле- 
грамму о признан1и и вм-Ьсто нея послалъ другую, что онъ 
готовъ былъ подчиниться, но теперь этого не сд-Ьлаетъ, такъ 
какъ считаетъ себя, своихъ помощниковъ и свой отрядъ неза- 
служенно оскорбленными и опозоренными. Д-Ьйствительно 
офицеры и казаки всЬхъ частей Забайкалья были сильно воз- 
мущены приказомъ № 61 и волновались. 

Загор'Ьлся костеръ чисто русской вражды и д'Ьлентя на два 
лагеря. Вольшхе русск1е патрхоты, единомышленники по 
убЪжден1ямъ и д-Ьйствхямъ, разошлись и заняли непримиримую 



41 

П03ИЦ1Ю. А тутъ нашлось немало досужихъ людей, готовыхъ 
подкидывать дрова въ огонь. Полет'Ьли доносы о задержанныхъ 
яко-бы Читой по'Ьздахъ съ военнымъ снаряжен1емъ и боевыми 
припасами для арм1и, о случаяхъ самоуправства. Люди, кото- 
рымъ было выгодно и раньше очернение атамана Семенова, 
работали во всю. Клевета шла главнымъ образомъ изъ вра- 
жескаго стана, отъ большевистскихъ агентовъ и ихъ сторонни- 
ковъ; д-Ьйствовали ловко и скрытно, такъ что казалось будто 
обвинен1я идутъ изъ нейтральныхъ, непарт1йныхъ источниковъ 
и изъ союзныхъ круговъ. 

Сначала въ Омск'Ь решили заставить атамана Семенова 

подчиниться силой, ОТКрЫВЪ ПрОТИВЪ него военный Д'ЬЙСТВ1Я. 

Былъ сформированъ отрядъ подъ командой генерала Волкова. 
Не усп-Ьдъ посл'Ьднш доехать до Иркутска и приступить къ 
выполнен1Ю плана, какъ японцы заявили, что они не могутъ 
допустить столкновен1Я въ Забайкаль'Ь и, если Волковъ начнетъ 
военныя д-Ьйствхя противъ Семенова, то японцы оставляютъ 
за собою свободу д'Ьйств1й и, в-Ьроятно, выступятъ, чтобы по- 
мочь Чит-Ь. 

Совершенно неожиданный результатъ конфликта. Само 
собою разум'Ьется, что на разрывъ съ японцами, одними изъ 
союзниковъ, и на враждебныя д'Ьйствхя съ ними пойти не могли; 
Омскъ отставилъ приказъ о наступленш на Читу. Японское вм-Ь- 
шательство какъ бы предупредило новое братское кровопролитхе. 
Но посл'Ь этого японцы продолжали вм'Ьшиваться въ кон- 
фликтъ, а досуж1е люди, кому это было на руку, стали гово- 
рить, что даже они его создали, раздуваютъ и поддерживаютъ. 

Одно изъ несчаст1Й нашего лихол'Ьтья, и именно на б'Ьлой, 
антибольшевицской сторон-Ь, заключалось въ такъ называе- 
мыхъ иностранныхъ орхентащяхъ. Были: японская ор1ентац1я, 
англ1йская, американская, появилась, привезенная съ юга 
Россш, германская ор1ентащя. Не приходилось мн'Ь встр-Ь- 
чать въ б'Ьломъ движеши ор1ентац1И на французовъ; слишкомъ 
ужъ много съ этой стороны было печальныхъ фактовъ, отвер- 
гнувшихъ совершенно симпатхи русскихъ людей и массъ. Доста- 
точно назвать Одесскую эпопею, когда русская арм1я и ц-Ьдый 
большой городъ оказались въ безвыходномъ положен1и, попали 
совс^Ьмъ неожиданно, въ два дня, во власть большевиковъ, 
всл'Ьдств1е странныхъ, если не сказать хуже, д'Ьйств1Й фран- 
цузскаго штаба въ ОдессЬ. ЗатЪмъ политика французовъ въ 
Малороссии съ стремленхемъ создать самост1йность Украины, раз- 
сказы о возмутительно скверныхъ отношен1яхъ къ русскимъ 
б-Ьженцамъ и офицерамъ. Еще въ Сибири это не такъ было 
зам-Ьтно, а всЬ русскхе, пр1'Ьзжавш1е изъ Добровольческой 
арм1и и изъ Европы не могли говорить о французахъ безъ п-Ьны 
у рта, — такъ переболело оскорбленное чувство. 



42 

Упоминая о кокомъ-либо мало мальски выдающемся рус- 
скомъ челов'Ьк'Ь, начинали прямо съ того, что «онъ такой-то 
ор1ентащи». Р'Ьдко приходилось встр'Ьтить мн-Ьше, которому 
одному надлежало быть въ эту пору, въ годину народнаго 
испытанхя и святой борьбы за Русь. Только одна ор1ентащя 
можетъ быть у русскихъ людей — чисто русская, ор1ентац1я на 
Росс1ю — и должна быть у всЬхъ. Остальныя отношешя 
вытекаютъ уже изъ нея; если иностранная нащя желаетъ 
искренно возстановлешя и возрождешя Росс1и, — она нашъ 
другъ; если она къ тому же помогаетъ намъ въ борьб-Ь про- 
тивъ большевиковъ, — она нашъ союзникъ. Такъ ясно и есте- 
ственно. 

Но на д'Ьл'Ь было иначе. Это коренная ошибка, происхо- 
дящая отъ слишкомъ мягкаго и дов-Ьрчиваго русскаго харак- 
тера, да отъ старой привычки смотрЪть на Европу снизу вверхъ. 
Но и иностранныя миссш старались не мало надъ этимъ, что- 
бы навербовать побольше своихъ сторонниковъ и ревниво 
смотря за ихъ симпаиями. 

Посл'Ь того, какъ Омское правительство отказалось отъ 
плана подчинить Читу силой, начались переговоры. Атаманъ 
Семеновъ выставилъ одно услов1е: пусть будетъ отм'Ьненъ 
приказъ № 61, и онъ всец'Ьло подчинится. Изъ Омска же шло 
требоваше сначала подчиненхе, а зат-Ьмъ уже отм'Ьна приказа 
№61. Оттуда были посланы въ Забайкалье комиссш для выя- 
снешя, насколько справедливы обвинешя въ задержаши атама- 
номъ по-Ьздовъ съ военными грузами, и для проверки всей его 
д-Ьятельности. Комисс1И долгое время сид-бли въ Чит-Ь, были 
допущены къ полному контролю, и въ результате выяснили, 
что всЬ обвинешя являлись выдумкой или клеветой. 

Ъздилъ въ Читу генералъ Ивановъ-Риновъ, была теле- 
грамма отъ атамана Дутова съ просьбой кончить конфликтъ. 

Но къ несчастью долго еще тянулась эта истор1Я, отвле- 
кая много внимашя, людей и силъ, тормозя невольно общую 
работу. Не разъ д-Ьлались Верховному Правителю предста- 
влен1я отъ ц-Ьлаго ряда лицъ, отъ сов-Ьщашй высшихъ началь- 
никовъ о необходимости кончить д-Ьло примиренхемъ. Но пе- 
реговоры затягивались и часто прерывались оттого, что япон- 
ская МИСС1Я находила для себя возможнымъ выступать и ста- 
вить услов1я; такъ ими указывалось, что необходимо при лик- 
видащи конфликта сохранеше за атаманомъ Семеновымъ всей 
власти въ Забайкалье на правахъ командующаго арм1ей, они- 
де заинтересованы въ этомъ, всл-Ьдствхе долгой и крупной помощи, 
оказанной ими за все время въ этой области и матерхально, и воен- 
ными д-Ьйствхями. Необходимо отметить, что части японской 
арм1и съ ея традицхями представляли лучш1я и наиболее дисци- 
плинированныя среди иностранныхъ войскъ въ Сибири. И не 



43 

равъ они выполняли первое слово, сказанное въ начал'Ь интер- 
венщи, объ активной помощи. Кровь японскихъ офицеровъ 
и солдатъ была пролита на поляхъ Сибири вм'Ьст'Ь съ Русской 
арм1ей; отношен1е японскихъ войскъ къ нашему населен1ю 
было не только вполн-Ь лойяльное, но отличалось предупреди- 
тельностью и сочувств1емъ. Къ несчастью, ихъ дипломат1я 
вс^хъ видовъ полна была такой же неясностью, запутанностью 
и перекрещивалась со скрытыми международными замы- 
слами, которые и до сего времени подернуты дымкой двусмы- 
сленности. 

Наконецъ, въ исход'Ь зимы произошла отмена приказа 
Л^Г^61, конфликтъ былъ конченъ и примирен1е состоялось. Но 
трещина осталась, и, какъ будетъ видно ниже, осталась она до 
самаго конца. 

7. 

Не все было благополучно и на остальномъ обширномъ 
пространств-Ь Сибири. Партш соцхалистовъ-революцюнеровъ и 
меньшевиковъ ушли въ подполье, спрятались, тщательно 
замаскировались, но не прекратили свою губительную работу. 
А гд-Ь было можно, тамъ они д'Ьйствовали и въ открытую. 

Такимъ об'Ьтованнымъ м-Ьстомъ для нихъ являлся Влади- 
востокъ, благодаря интернац1ональному характеру, пр1обр'Ь- 
тенному этимъ городомъ съ 1918 года отъ массы на'Ьхавпгахъ 
туда интервентовъ. Къ декабрю 1918 года зд-Ьсь были уже 
полностью всЬ военный миссш, прибыли высок1е иностранные 
комиссары, въ Сибири сосредоточились войска японск1я, бри- 
танск1я, американск1я, немного итальянскихъ и чехи, а на рейд-Ь 
стояли военный суда всЬхъ нащй. При этомъ, ч-Ьмъ дальше 
шли переговоры въ Версал-Ь, т-Ьмъ неопред'Ьленн'Ье и запутанн'Ье 
было отношен1е зд'Ьсь этой разношерстной массы. Какъ-то 
вышло, что войска бывшихъ союзниковъ, прибывш1я въ Сибирь, 
чтобы образовать общ1Й съ русскими фронтъ противъ н-Ьмцевъ 
и большевиковъ, теперь на этотъ фронтъ не шли, — война съ 
н'Ьмцами была кончена, а «вм'Ьшиваться въ наши внутреннхя 
д-Ьла» союзники не желали. 

Вм'Ьст'Ь съ т'Ьмъ во Владивосток'Ь н-Ькоторыми изъ союз- 
ныхъ представителей допускался прямой контроль именно 
надъ чисто внутренними распоряжен1ями русской власти, 
зд'Ьсь какъ разъ и было вм'Ьшательство въ наши внутренн1я 
д-Ьла. Особенно отличались этимъ два лица одной изъ дру- 
жественныхъ нащй, генералъ Гревсъ и его начальникъ штаба 
полковникъ Робинсонъ. Такъ съ ихъ стороны посл-Ьдовалъ 
форменный протестъ, когда генералъ Ивановъ-Риновъ аресто- 
валъ рядъ вредныхъ лицъ, бывшихъ въ связи съ большевиками ^) 

^) Медв-Ьдевъ, Огарейъ и др. 



44 

и ведшихъ пропаганду среди населешя, призывавшпхъ его 
открыто къ возстан1ю противъ правительства. Господа Гревсъ 
и Робинсонъ заявили, что они не могутъ допустить этого ареста 
и настаиваютъ на освобождеши, оставляя въ противномъ слу- 
ча'Ь за собою свободу д'Ьйствхй. Зат-Ьмъ съ ихъ стороны посл-Ь- 
довалъ новый протестъ, когда изъ Омска военный министръ 
хот'Ьлъ см'Ьстить коменданта Владивостокской крепости пол- 
ковника Бутенко, офицера въ сущности неплохого, но впав- 
шаго слишкомъ въ сильную ор1ентац1Ю на эту нащю и объе- 
динявшагося раньше съ эсъ-эрами. Когда полковникъ гене- 
ральнаго штаба Чубаковъ, служивш1Й въ этой иностранной 
мисс1и и работавш1й одновременно въ противуправительстве^!- 
ныхъ парт1яхъ, былъ вызанъ въ Омскъ для отчета въ своихъ 
д-Ьйствхяхъ, то отъ генерала Гревса, представителя друже- 
ственной нац1и, посл-Ьдовалъ рядъ телеграммъ съ отказомъ. 
Въ конц'Ь концовъ онъ потребовалъ гарант1й личной безопас- 
ности Чубакова и непредашя его суду. А посл'Ь этого Чубаковъ 
перешелъ, при первомъ удобномъ случа-Ь, на сторону больше- 
виковъ и въ Красноярске вошелъ крупнымъ лицомъ въ чрез- 
вычайную сл'Ьдственную комисс1ю (большевистская че-ка). 

Можно было бы написать н'Ьсколько томовъ, приводя всЬ 
случаи подобнаго «невм'Ьшательства», — такъ ихъ было много. 
Были даже 'документально установлены сношендя съ амери- 
канской военной мисс1ей н-Ькоторыхъ шаекъ, возстававшихъ 
съ оруж1емъ въ рукахъ въ ратонЪ Сучанскихъ копей и бывшихъ 
фактическими большевиками. 

Много, можетъ быть и невольнаго, зла причинили Россш 
эти представители интервенц1и, Гревсъ и Робинсонъ, но не мало 
зла причинено ими и своему отечеству; ибо по ихъ д-Ьйствхямъ 
судили Русск1й народъ и общество о всей стран-Ь ихъ. А въ 
связи съ другими агентами и мелкими представителями ея въ 
Сибири, извращенно представлявшими зд-Ьсь интересы своей 
страны, мн'Ьн]е о ней среди русскихъ составилось крайне отри- 
цательное. 

Это отразилось и на м'Ьстной прессЬ; газеты день ото дня 
все "Ьдче и остроумн'Ье писали о д'Ьйств1яхъ этихъ интервентовъ 
и о ихъ хозяйничань'Ь на Дальнемъ Восток'Ь. И вотъ въ одинъ 
день начальникъ миссии Гревсъ прт-Ьхалъ къ генералу Иванову- 
Ринову, какъ помощнику Хорвата, и просилъ, нельзя ли 
под-Ьйствовать и надавить на газеты для прекращен1я непрхят- 
ныхъ фельетоновъ. Это ужъ совсЬмъ не вязалось съ его преж- 
ними протестами, что онъ и его войска прибыли во Владиво- 
стокъ защищать всячесшя свободы. Но надо оговориться, что» 
эти газеты были праваго лагеря. 

Н'Ьтъ сомн'Ьн1я, что мнопе изъ этихъ господъ д-Ьйствовали 
по незнашю и полному непониман1ю того, что происходило въ 



45 

Росс1и, НИ нашпхъ настроен!!!, ни в'Ьрован!!'! и надеждъ; но 
былъ несомн'Ьнно и умышленны!!, организованный вредъ. 

Въ декабр-Ь будуч!! по д-Ьламъ во Влад!1восток']Ь, я за'Ьхалъ 
отдать визитъ полковнику Робинсону, посетившему на Русскомъ 
Остров-Ь мою военную 1!нструкторскую школу. Робинсонъ 
вышелъ, радостно улыбаясь во всю ширину лица, и началъ 
меня поздравлять; когда, видимо, на моемъ лиц-Ь отразилось 
недоум-Ьше, онъ быстро скрылся и вернулся съ переводчикомъ. 
Начался разговоръ. 

— «Поздравляю Васъ, генералъ, скоро будетъ конецъ 
ваше!"! гражданской войн-Ь. Мы получили изв'Ьст1я 1!зъ Вер- 
саля. » 

— «?!» 

— «Союзники рЪшил!! пригласить на Принцевы Острова 
всЪ русск1я парт!!!: отъ большевиковъ, отъ генерала Ден!1кина, 
отъ адмирала Колчака, отъ Юденича и изъ Архангельска, а 
также и отъ народа.» 

— «Съ како!1 ц-Ьлью?» 

— «Чтобы вы могл!1 сговориться и конч!!ть войну.» 
Долго мн-Ь пришлось доказывать полковнику Робинсону, 

всю нел'Ьпость этого 1!лана !! его неосуществимость; почти 
полтора часа затянулся мо!"1 в!!3!!тъ, а въ конц-Ь его почтенный 
полковникъ Робинсонъ съ ЯСНО!! улыбкой заявилъ мн'Ь: 

— «Н-Ьтъ все это не такъ. Вотъ послуша!1те, что мн'Ь пи- 
шетъ миссисъ Роб!!нсонъ изъ дому о томъ, какъ тамъ у насъ 
говорятъ ваши русск1е.» И онъ вытащилъ изъ п!!сьменнаго 
стола пачку писемъ свое!"! жены. — «А миссисъ Робинсонъ у 
насъ п!!шетъ даже въ газетахъ!» 

Аргументъ такой в'Ьсск1й, что отбилъ у меня охоту гово- 
рить съ н!1мъ когда-либо впредь. 

Весьма характерный случа!"! среди этого разговора. Зная 
н-Ьсколько англ1!1сш!1 языкъ, я сл'Ьд!1лъ вн1!мательно за сло- 
вами Робинсона и за т'Ьмъ, какъ переводч!1къ переводилъ ему 
мои мысли. Въ одномъ м'Ьст'Ь почт!1 въ начал'Ь разговора, 
когда я разъяснялъ Робинсону задач!! нашей арм!!! и всего 
д'Ьла борьбы, я обнаружилъ, что переводчикъ отклонился въ 
сторону !1 плелъ уже отъ себя. Я остановилъ его и по англ1Й- 
ски сказалъ, что моя мысль была совсЬмъ не та. Переводч!1къ 
смутился и задалъ мн'Ь невольны!"! вопросъ: 

— «А вы разв'Ь говорите по англ1йск1!?» 

Онъ тоже былъ руссш!!, но моисеева закона — !!зъ Поль- 
скаго края, либо изъ Шклова. И больш!!нство переводчиковъ 
въ Сибири был1! изъ ТОГО же изгнаннаго племени. Какъ они пу- 
тали и перевирали, часто явно умышледно. Одинъ англ1йск11! 
офицеръ, капитанъ Стев!1ни, отлично говорящ!!! по русск!!, — онъ 
воспитывался въ Москв-Ь, — передавалъ мн^ такой фактъ. Только- 



46 

что пришелъ на одну большую Сибирскую станщю эшелонъ 
войскъ одной державы; ихъ офицеры встр-Ьчены нашими; 
радушныя рукопожат1я, улыбки, и начинается разговоръ при 
помощи переводчика. Наши говорить, онъ переводить по 
англ1Йски, — т^ отв^тятъ или зададутъ вопросъ, онъ къ напшмъ 
обращается по русски. 

— «И такъ вралъ, такъ извращалъ всЬ мысли и слова», — 
докончилъ капитанъ Стевини, — «что я подошелъ и по англ1й- 
ски предупредилъ иностранныхъ офицеровъ». 

Переводчикъ-еврейчикъ переводилъ, наприм^5ръ, слова ста- 
раго боевого русскаго полковника о томъ, что всЬ устали отъ 
парт1йной борьбы и отъ словоговорен1я, — такъ: «всЬ почти 
руссше офицеры сочувствуютъ сощалистамъ-револющонерамъ 
и хотели бы, чтобы у власти стали снова они». Нечего сказать, 
хорошее и довольно правильное впечатл'Ьше составлялось при 
такихъ услов1яхъ у американцевъ ! 

Во Владивосток^^ образовалась штабъ-квартира соща- 
листовъ-револющонеровъ, оставшихся въ Сибири; другая часть 
ихъ перекочевала въ Москву и тамъ открыла другой свой 
центръ. Связь шла черезъ Европу съ одной стороны, а съ 
другой — при помощи большевистскихъ агентовъ черезъ фронтъ. 
Во Владивосток-Ь же они работали почти въ открытую, под- 
готовляли и проводили тотъ планъ, который погубилъ д-Ьло 
русскихъ людей, направленное къ возрождешю Родины. 

Отсюда они раскинули по всей Сибири свою сЬть. Прежде 
всего были устроены опорные пункты, которые образовались 
въ самой администращи. Верховный Правитель получилъ отъ 
директор1и въ насл^Ьдство аппаратъ, далеко не готовый и не 
совершенный, но съ значительной дозой введенныхъ въ него 
парт1йныхъ соц1алистическихъ д-Ьятелей. Какъ уже сказано 
раньше, губернаторомъ Иркутска былъ эсъ-эръ Яковлевъ и 
онъ оставался незам'Ьненнымъ до посл'Ьднихъ дней. Онъ ум-^лъ, 
когда нужно, явиться въ золотыхъ губернаторскихъ погонахъ, 
въ черномъ пальто съ красной подкладкой, по военному тянул- 
ся и часто прибавлялъ титулъ; а вечеромъ того же дня онъ 
шелъ къ своимъ «товарищамъ» въ синей блуз-Ь, и они при его 
участ1и д-Ьлали въ его губернш свое д^ло. И сд^Ьлали его. 

Въ другомъ важномъ центре и университетскомъ город-Ь, 
Томске, былъ губернаторомъ тоже партхйный сощалистъ- 
револющонеръ, Михайловсшй, который именовалъ себя пору- 
чикомъ и даже носилъ военную форму, над^въ вм-Ьст-Ь съ нею 
и личину самаго искренняго благожелательства къ арм1и и 
лойяльности. У Михайловскаго начальникомъ контръ-рав- 
в^дки, т. е. тайной полицш, былъ еврей Д., бывппй ком- 
мунистсшй деятель. Въ Томск^Ь была и другая контръ-рав- 
в4дка, военная, съ талантливымъ товарищемъ прокурора Смир- 



47 

новымъ во глав']Ь; Смнрновъ прямо задыхался, съ неимов-Ьр- 
ными трудами открывалъ заговоры, находилъ склады оруж1я, 
посылалъ обстоятельные и обоснованные доклады, но имъ 
ходу не давалп. 

До самой весны 1919 года министромъ внутреннихъ д'Ьлъ 
былъ также соц1алистъ, Грац1ановъ, приходившхйся вдобавокъ 
сродни губернатору Михайловскому, Между прочимъ было за- 
нято кр'Ьпко эсъ-эрами въ Томск-Ь почтово-телеграфное в-Ьдом- 
ство. Благодаря этому, мнопя важныя телеграммы, особенно 
шифрованныя, извращались и замедлялись, а также обо всЬхъ 
распоряжешяхъ заблаговременно предупреждались ихъ парт1Й- 
ные д']^ятели. Въ центральной контор'Ь у чиновника Рыбака 
нашли въ ст'Ьн'Ь складъ оруж1Я, подготовленный на случай возста- 
Н1я и спрятанный въ тайник-Ь въ ст'Ьн-Ь ; былъ произведенъ арестъ, 
начался процессъ, который, увы, ни къ чему не привелъ. 

Сл'Ьдующей цитаделью ихъ былъ Красноярскъ, гд-Ь им'Ь- 
лась эсъ-эровская тайная типограф1я и гд-Ь работалъ, скры- 
ваясь подъ чужой фамилхей, одинъ изъ наибол'Ье вредныхъ 
1удеевъ, Дерберъ. Какъ будетъ видно дальше, катастрофа, 
погубившая все д'Ьло, и грянула одновременно предатель- 
ствомъ въ тылу арм1и, въ Томск-Ь, Красноярск'Ь, Иркутск-Ь и 
Владивосток-Ь. И в-Ьдь это было все известно раньше, рус- 
скими людьми были обнаружены эти гн-Ьзда интернащонала, но 
не было силы вырвать ихъ съ корнемъ и обезвредить. 

Дальше работа сощалистовъ-револющонеровъ направи- 
лась въ народный массы; для этой ц-бли они избрали ташя 
безобидный и полезный учрежден1я, какъ кооперативы. И цен- 
тральный управлен1я и м-Ьствыя отд-Ьленхя были наполнены 
ихъ людьми и отв-Ьтственными партхйными работниками. «Син- 
кредитъ», «Центросоюзъ» и «Закупсбытъ», три главныхъ коопе- 
ратива въ Сибири, были всец-бло въ рукахъ эсъ-эровъ. Этимъ 
путемъ распространялась литература, добывались деньги, ве- 
лась пропаганда на м-Ьстахъ и подготавливались возстанхя. 

Наконецъ, были направлены усил1я проникнуть въ д-Ьй- 
ствующ1я армш. Къ сожал^нгю и это удалось имъ сд-блать; не 
всюду, въ одну лишь арм1ю вошли они, но и этого было доста- 
точно, чтобы замкнуть кругъ. 

Борьба за власть не была окончена. Временно она отошла 
лишь на второй планъ, чтобы подготовить силы и ждать удоб- 
наго момента. И въ то же время всячески м-Ьшать живой ра- 
бот-Ь русскихъ людей, сплотившихся около Верховнаго Пра- 
вителя, чтобы спасти Родину и дать своему народу не эфемер- 
ную, а истинную свободу идти и развиваться своимъ истори- 
ческимъ путемъ. А работа была и безъ того тяжелая, чрезмер- 
ная, требовавшая героическихъ напряженШ. 



ГЛАВА II. 
АрМ1Я И ТЫЛЪ. 



1. 

Не прошли даромъ волнен1я въ Уф-Ь. Наши части на этомъ 
направлен1и были очень слабы численно; они состояли изъ 
остатковъ народной арм1и, сведенныхъ теперь въ неорганизо- 
ванные отряды подъ начальствомъ молодого способнаго гене- 
рала Каппеля; зат-Ьмъ зд-Ьсь же д-Ьйствовали полки и батареи 
сформированные въ Уфимскомъ рахон-Ь изъ добровольцевъ и 
мобилизованныхъ ; они вм-Ьст-Ь съ чешскими частями входили 
въ отрядъ генерала Войцеховскаго. Насколько эти части 
были исключительны, можно судить по тому, что въ волжскихъ 
батареяхъ Каппеля номерами были офицеры, они же иногда 
составляли ц-блын роты, которыя дрались и умирали, какъ ни 
одна воинская часть въ св'Ьт'Ь. 

Уфимсше и Камсше полки им-Ьли въ своихъ рядахъ больше 
крестьянъ, — населен1е этихъ ра1оновъ опред-Ьленно встало все 
противъ большевиковъ. Какъ прим'Ьръ, могу привести 30-й 
стр-Ьлковый Аскинск1й полкъ, сформированный изъ жителей 
волости этого назвашя; полкъ дрался выше похвалы, а волость 
давала не только пополнеше людьми, она снабжала полкъ 
одеждой, обувью, обозомъ и пищевыми продуктами. Вотъ какъ 
русск1Й народъ хот-Ьлъ сбросить большевицское ярмо и какъ 
ум'Ьлъ онъ жертвовать. Или другой полкъ, 15-й стр-Ьлковый 
Михайловск1й полкъ, стяжавшхй себ-Ь боевую славу, какъ 
одинъ изъ первыхъ; онъ былъ сформированъ и пополнялся жи- 
телями Михайловскаго уЬзда, посылавшими подкр-Ьпленхя по 
первому слову. 

Генералъ Каппель съ волжанами д-Ьлалъ чудеса. Онъ 
несколько разъ отбивалъ попытки красныхъ взять Уфу т-Ьмъ, 
что самъ переходилъ въ наступлеше, искусно маневрируя 
своими небольшими отрядами, и выигрывалъ блестящхя д-Ьла, 



49 

нанося большевикамъ тяжелый поражен1я. Въ то же время 
уфимцы съ чехами сдерживали натискъ на другихъ направле- 
шяхъ. По вотъ чехи ушли въ тылъ. Волнен1я въ УфЬ и пропа- 
ганда сощалистовъ поколебали фронтъ. 

И въ конц'Ь декабря, какъ разъ передъ Рождественскими 
праздниками, Уфа пала. Наши отступили на востокъ къ гор- 
нымъ проходамъ черезъ Уральск1й хребетъ. Зд']Ьсь удалось 
удержать фронтъ въ течен1и всей зимы. 

Но необходимо было немедленно влить как1я-то свЪжхя части 
для устойчивости, необходимо было волжанамъ дать время хоть 
немного отдохнуть, сформироваться, пополниться, одеться, что- 
бы весной можно было начать съ ними наступлен1е. 

Еще бол-Ье настойчиво требовалось ввести въ арм1ю опред-Ь- 
ленный порядокъ, перейти отъ хаотической отрядной органи- 
зац1И къ правильному д-Ьленхю на корпуса, дивиз1и и полки, 
создать небольш1е работоспособные штабы и органы снабжен1я. 

Можно себ'Ь представить всю трудность этой сложной 
задачи, которая стояла тогда передъ Верховнымъ Главноко- 
мандующимъ и его ставкой. Его начальникъ штаба генералъ 
Д. А. Лебедевъ справился съ честью съ этой задачей; ему слу- 
чалось вести работу иногда ц-блын сутки, зачастую завтракая 
и об-Ьдая у себя въ кабинет-Ь. Приходилось работать безъ 
устали и безъ мал-Ьйшаго откладыванхя д-Ьла, ибо жизнь тре- 
бовала быстрыхъ р-Ьшенш, и каждый пропущенный день могъ 
свалить все хрупкое тогда сооружеше. Шла лихорадочная 
д-Ьятельность среди бурлившаго, не установившагося еще 
русскаго моря; надо было одновременно разбираться и вести 
д-Ьдо съ разнообразными военными представителями интер- 
венщи, говорить съ ними, выслушивать ихъ безконечныя требо- 
ван1я и вводить ихъ въ рамки. 

ВсЬ силы, д-Ьйствовавипя на фронт-Ь противъ большеви- 
ковъ были разд-Ьлены на три отд'Ьльныхъ арм1и: Сибирскую 
на Пермскомъ направлен1И съ базой въ Екатеринбург'!, За- 
падную на Уфимскомъ направленш съ базой въ Челябинск-Ь и 
Оренбургскую, д-Ьйствовавшую на ют-к. Арм1и были соста- 
влены изъ т-Ьхъ войскъ, который д-Ьйствовали и раньше на 
этихъ направлешяхъ, съ подачей имъ изъ тыла всего мало- 
мальски боеспособнаго, что можно было къ этому времени 
собрать. Во глав-Ь арм1й были поставлены: Оренбургской — 
атаманъ генералъ Дутовъ, Западной — генералъ Ханжинъ, а 
командовать Сибирской армхей былъ назначенъ генералъ Гайда, 
поссоривш1йся къ этому времени съ чехами и поступивппй на 
русскую службу. Почему именно выборъ остановился на 
этомъ иностранц-Ь, такъ мнЪ и не удалось выяснить точно; 
было это сд-Ьлано А. В. Колчакомъ, отчасти, какъ бы въ благо- 
дарность за то, что Гайда въ свое время одинъ изъ первыхъ 

к. в. Сахаровъ. Б-блая Сибирь. 4 



50 

опред'Ьленно поддержалъ его и проявилъ не только полную 
лойяльность, но и преданность. 

ВсЬ три генерала получили права командующихъ отд-Ьль- 
ными арм1ями, т. е. почти равный правамъ Главнокомандую- 
щаго, для того, чтобы дать имъ бол-Ье возможности и свободы 
проявлять иницхативу въ устройств-Ь и увеличенхи ихъ силъ. 
Для той же ц'Ьли армейскхе рахоны были опред'Ьлены до р-Ьки 
Иртыша, давая огромный пространства для производства 
людской, конской и повозочной мобилизащй, для устройства 
всякихъ мастерскихъ и образован1я запасовъ путемъ исполь- 
зовашя средствъ раюна. 

Работа шла очень живо, почти лихорадочнымъ темпомъ. 
Арм1и сами формировали новыя части, составляли запасныя 
для подготовки пополнен1Я, вели ему учетъ, расходовали его, 
сообразно съ нуждами фронта, им'Ьюш.имися средствами снабже- 
Н1Я и планомъ дгЬйствхй; налаживали все сложное снабжеше. 

Ставка регулировала эту работу, вводя ее, насколько было 
возможно, въ общ1я нормы, уравнивая излишки, пополняя 
недостачу. Приходилось заново пересмотр'Ьть и пересоставить 
вс^ штаты, мнопя законоположен1я, наладить совершенно 
разстроенный аппаратъ для подачи изъ Владивостока полу- 
чаемаго отъ союзниковъ вооружешя и боевыхъ запасовъ. Надо 
сказать, что в-Ьдь т-Ь нормы, по которымъ была построена наша 
старая русская арм1я, разваленная соц1алистами въ 1917 году, 
въ большинств'Ь своемъ теперь требовали изм'Ьнен1я; съ одной 
стороны за время германской войны въ нихъ нашлось много 
неправильнаго, неоправдавшагося и тогда опытомъ, съ другой 
— были въ нихъ и анахронизмы, уже отжившхе свой в-Ькъ, 
возстановленхе которыхъ было бы реставрац1ей ихъ вопреки 
здравому смыслу и жизненнымъ требован1ямъ. 

Путь для работы лежалъ теперь такой: взять изъ стараго 
все лучшее, освященное усп-Ьхами русской арм1и, связанное 
съ нею исторически, вытекавшее изъ естественныхъ услов1Й 
и особенностей Русскаго народа; необходимо было въ допол- 
неше къ этому ввести все, что требовалось самой жизнью и 
новыми услов1ями, вызванными войной. Ибо отрицать, это 
новое, не принимать его во вниманхе, держаться сл-Ьпо старыхъ 
образцовъ было бы также безразсудно, какъ и другая край- 
ность — полное отрицан1е своихъ историческихъ нормъ и 
старан1е изобрести что-то совершенно новое, нич'Ьмъ даже не 
напоминающее прежняго. 

Работа должна была идти по твердому пути, сопрягая 
эти два услов1я, необходимый для ея усп-Ьха; и т-Ь результаты, 
которыхъ удалось добиться за зиму, говорятъ сами, краснор'Ь- 
чив-Ье всякихъ словесныхъ доказательствъ, за то, насколько 
правильно и напряженно велась эта работа. 



51 

Фронтъ былъ удержанъ на Уральскихъ проходахъ къ за- 
паду отъ Аши Балашовской; всЬ попытки красныхъ прорвать 
его отбивались, Въ то же время арм1я пополнялась, росла, 
пр1обр^Ьтала правильную организащю. 

Волжский корпусъ генерала Каппеля вывели въ тылъ въ 
раюнъ города Кургана, на Тоболъ, чтобы отличные боевые 
кадры его пополнить, подучить, од'Ьть и снабдить вс^мъ необ- 
ходимымъ. Последнюю задачу взялъ на себя генералъ Ноксъ, 
об'Ьщавш1й, все, что нужно для волжанъ, подать въ первую 
очередь. Пополнеше людьми и конскимъ составомъ должна 
была сд-блать ставка, такъ какъ Волжск1й корпусъ былъ оста- 
вленъ въ ея распоряжен1и. Тутъ сказалась н'Ькоторая автоном- 
ность арм1й; ни Сибирская арм1я, ни Западная не давали по- 
полнен1я людьми, такъ какъ каждая была занята всец'Ьло 
пополнен1емъ и формировашемъ «своихъ» частей; лошади были 
получены изъ Западной арм1И, несколько съ опоздашемъ она 
же дала и часть людей. Часть же пополнен1я генералъ Каппель 
былъ принужденъ взять изъ пл-Ьнныхъ красноармейцевъ, 
которыхъ посл'Ь н-Ькотораго обучен1я поставили въ строй. 

Вскор-Ь произошло событ1е очень радостное, но им-бвшее 
большое вл1ян1е на уклонен1е въ неправильную сторону. 

23 — 24 декабря была взята Пермь войсками Сибирской 
армш; операщя была проведена среди лютыхъ морозовъ съ 
малыми для насъ потерями и дала блестятще результаты. 

Это явилось какъ бы компенсащей за потерю Уфы и по- 
казало, что работа надъ создан1емъ арм1й идетъ усп-Ьшно. 
Запасы, взятые въ Перми, склады и военные заводы давали 
кром'Ь того возможность пополнить мнопе проб'Ьлы въ снабже- 
н1и нашихъ войскъ. А эта сторона, не взирая на всю проя- 
вленную энерпю и работу, оставляла желать много лучшаго. 
Не говоря уже о томъ, что наше воинство было од-Ьто такъ 
разнообразно, какъ великое ополчеше 1613 года, многаго прямо 
не хватало такого, безъ чего жизнь и служба становились 
невозможными; было мало полушубковъ, валенокъ и даже 
шинелей, чувствовался острый недостатокъ въ впнтовкахъ и 
патронахъ. 

На Сибирскую арм1Ю щедро даны были награды. Генералы 
Гайда и Пепеляевъ получили чины генералъ-лейтенанта и 
Георпя 3-ей степени; мнопе изъ офицеровъ были произве- 
дены въ сл'Ьдующ1е чины, причемъ Гайда, начавш1й съ этихъ 
поръ проявлять большую самостоятельность, отдавалъ иногда 
приказы о производстве прямо изъ поручиковъ въ подполков- 
ники. 

Штабъ-квартира Сибирской армш была въ Екатеринбург^^. 
Это — центръ горнопромышленнаго уральскаго раюна, насе- 
лен1е котораго отличается довольно большой зажиточностью. 



52 

сохраненнымъ кр-Ьпкимъ семейнымъ укладомъ, релипозностью, 
монархическимъ настроен1емъ, честностью и въ большинств-Ь 
прямымъ, хотя и нетвердымъ характеромъ; это не былъ мате- 
р1алъ для большевиковъ, наоборотъ съ перваго дня возстан1Я 
м-Ьстные жители присоединились къ б-Ьлымъ и шли ц-Ьдыми 
селами и волостями въ новую армгю адмирала Колчака. Однимъ 
изъ яркихъ прим'Ьровъ этому служатъ знаменитыя Ижевская 
и Боткинская дивизхи, составленный ц-Ьликомъ изъ рабочихъ 
двухъ большихъ заводовъ этихъ назван1Й и примкнувшихъ къ 
нимъ волостей; эти дивизш до сихъ поръ борятся противъ 
большевиковъ въ Забайкаль'Ь, пройдя п-Ьшкомъ черезъ Уралъ 
и Сибирь бол-Ье четырехъ тысячъ верстъ. 

ВсЬ эти простые и хорошхе руссюе люди были поставлены 
посл-Ь революцш передъ совершившимся фактомъ крушения 
стараго порядка, прежнихъ устоевъ и передъ задачей искан1я 
новаго, лучшаго. Въ своей дов-Ьрчивости они шли вначале за 
т'Ьмъ, кто ум'Ьлъ и бралъ на себя см'Ьлость громче и красив-Ье 
говорить, беззаст-Ьичив-Ье об-Ьщать. Все это было учтено со- 
щалистами-революц1онерами, которые еще съ 1917 года много 
работали надъ пропагандой въ этомъ краЪ. Выметенные отсюда 
большевиками, они теперь, посл-Ь освобожден1Я Урала, устре- 
мили опять на него свои усил1Я и попытались снова раскинуть 
зд'Ьсь свою сЬть. 

Не знаю какими путями, — пользуясь ли старыми связями 
съ чехо-словацкимъ нац1ональнымъ комитетомъ, или играя на 
чрезм-Ьрномъ честолюб1и Гайды, — • но имъ удалось проникнуть 
и въ его арм1ю; были введены парт1йные работники въ самый 
штабъ, среди нихъ такой, какъ изв-Ьстный зат'Ьмъ по Влади- 
востокскому и Иркутскому возстан1ямъ штабсъ-капитанъ Ка- 
лашниковъ. Они сумели захватить въ свой руки ц-Ьликомъ 
осв'Ьдомительный отд'Ьлъ, важный т'Ьмъ, что онъ зав-Ьдывалъ 
всей информащей, имЪлъ въ своихъ рукахъ типографш и всЬ 
средства пропаганды. 

И отсюда поплелась сЬть по всей Сибирской арм1и. Испод- 
воль, весьма искусно, тщательно и скрытно для посторонняго 
глаза шла эта подготовка. Т^ генералы и высшхе чины граж- 
данской администрацш, которые боролись противъ этой пре- 
ступной работы, устранялись съ пути подъ разными предло- 
гами, включительно до клеветы и подстроенныхъ обвинешй; 
такъ было съ Екатеринбургскимъ губернаторомъ, зат'Ьмъ 
также былъ убранъ начальникъ военно-административнаго 
отд-Ьла Сибирской армш генералъ Домонтовичъ, работавшьй 
въ Екатеринбург-Ь съ первыхъ дней возстатя. 

Пробовали эсъ-эры провести такой же планъ и въ Западной 
арм1и, но въ самомъ начал-Ь, въ середин'Ь мая удалось ихъ 
попытки совершенно искоренить 



53 

Эта подпольная д-Ьятельность эсъ-эровъ дала свои плоды 
гораздо поздн-Ье и обратила военные неусп-Ьхи фронта въ полную 
катастрофу арм]и, привела къ разгрому всего д'Ьла, вовгла- 
вляемаго адмираломъ А. В. Колчакомъ. Теперь же въ начал-Ь 
его блестящаго и полнаго надеждъ пер1ода они, какъ мыши, 
подтачивали и буравили тотъ кораблъ, на который забрались 
сами, спасаясь отъ разбушевавшейся стих1и бурнаго и взбала- 
мученнаго ими же Русскаго моря. 

Вс^ люди на этомъ корабл-Ь были заняты одной мыслью и 
однимъ д-Ьломъ, какъ в-Ьри-Ье и лучше привести его въ гавань 
государственности. Работа кип-^ла, и на всемъ пространств'Ь 
безпред'Ьльной Сибири, отъ Урала до Владивостока, творилось 
самое нужное д-Ьло, создание арм1и. Офицерство снова понесло 
на служеше Родин^^ свои жизни, свою кровь и всЬ свои силы. 
Какъ показала весна и быстрое движен1е на Волгу, эти жертвы 
и успл1я были направлены не даромъ. 

Да, такъ показали весна, и л^то, и осень 1919 года. Но 
посл-Ь того наступила зима, и вм-Ьст-Ь съ нею крушенхе всего 
большого д^Ьла, величайшая катастрофа, какую когда-либо 
испытывала Русь. Въ чпсл-Ь многихъ причинъ, вызвавшихъ 
ее, была полная отчужденность тыла отъ фронта, полное несоот- 
в'Ьтств1е юаботы въ тылу. 

2. 

Въ военной наук-Ь существуетъ очень правильное поло- 
жеше, что ошибка, допущенная въ стратегическомъ развора- 
чиван1И. трудно поправима до конца кампан1п. Это положенхе 
прим-Ьнимо и въ д-Ьл-Ь организац)и, особенно при устройств-Ь 
заново большого разрушеннаго государственнаго организма. 

Подходя къ описанию, какъ устраивалась и налаживалась 
работа центральныхъ аппаратовъ въ Омск-Ь, необходимо ука- 
зать на допущен1е одной кардинальной ошибки, начатой еще 
блаженной памяти директорией и ея ставкой, ошибки, приня- 
той, какъ бы по насл^Ьдству, и новой властью, допущенной 
дальше ею при новой работ-Ь. 

Для бедной и неустроенной восточной Росс1И начали 
создавать аппаратъ во Есеросс1йскомъ масштабе; строились 
тк многоэтажный постройки министерствъ, департаментовъ и 
управлешй, которые рухнули въ феврал-Ь — сентябре 1917 года 
въ Петроград-Ь. 

Люди, которые пришли къ Верховному Правителю и полу- 
чили его дов-Ьрхе и полномоч1е, принялись воздвигать изъ 
обломковъ старыхъ дореволющонныхъ учреждешй громад- 
ную и совершенно неработоспособную машину. 

Мн-Ь всего ближе пришлось ознакомиться съ д-Ьятель- 
ностью Военнаго Министерства и Главнаго Штаба. 



54 

Когда совершился переворотъ, то вся первая творческая 
работа выпала на долю небольшого штаба Верховнаго Глав- 
нокомандующаго во глав-Ь съ его начальникомъ, генерадомъ 
Д. А. Лебедевымъ; и мы вид^Ьли, какъ справлялся онъ и его 
ближайш1е сотрудники съ тяжелымъ д-Ьломъ въ самые отв-Ьт- 
ственныя первыя нед'Ьли работы. Подъ ихъ руками арм1и 
принимали видъ живыхъ и сильныхъ организмовъ — на исто- 
рически в-Ьрныхъ и необходимыхъ основанхяхъ строились 
новыя, самой жизнью вызываемый формы. 

У-Ьхавш!!! во Владивостокъ и Харбинъ генералъ-маюръ 
Н. А. Степановъ былъ адмираловъ Колчакомъ назначенъ Воен- 
нымъ Министромъ ; долго онъ не 'Ьхалъ, проводя ц'Ьлыя нед-Ьл!! 
въ Харбине и, видимо, опасаясь проезда черезъ Читу, такъ 
какъ генералъ Степановъ былъ одинъ изъ самыхъ упорныхъ п 
непримиримыхъ противниковъ атамана Семенова и «японской 
ор1ентацш». Наконецъ передъ Рождествомъ онъ появился въ 
Омск-Ь, привезя съ собою на постъ начальника Главнаго Штаба 
генералъ-ма1ора Марков скаго. 

Съ самаго перваго дня ихъ д-Ьятельность можетъ быть 
охарактеризована такъ. Вытащены изъ пыли 24 тома Свода 
военныхъ законовъ, всЬ старые штаты и положешя; поста- 
влены во вращающуюся этажерку около министерскаго пись- 
меннаго стола. Какъ только жизнь выдвигала какой-либо 
вопросъ, — а это было на каждомъ шагу, — доставался соот- 
в'Ьтствующ1й томъ и искалось готовое р'Ьшеше, «старый испы- 
танный рецептъ», но увы, — зачастую — испытанный и забра- 
кованный жизнью, а въ условхяхъ разрухи гражданской войны 
прямо нел'Ьпы!'!. 

Все сд-Ьланное уже ставкой, та живая, организащонная 
работа, которая создавала арм1ю, всЬ ея начинашя, были 
забракованы, какъ плодъ незр-блый и неподходящхй подъ 
узшя старый рамки. Была сначала сд-Ьлана попытка подчинить 
Военному Министерству все, касавшееся вооруженныхъ силъ, 
чтобы можно было все подвести подъ эту ферулу крутящейся 
этажерки со старинными томами законовъ и штатовъ. Но 
Верховный Правитель на это не пошелъ и разд'Ьлилъ сферу 
власти такъ: д'Ьйствующая арм1я съ территорхей по Иртышъ 
подчинялась (въ военномъ отношеши) начальнику штаба Вер- 
ховнаго Главнокомандующаго, всЬ гарнизоны и запасныя 
войска, вся м'Ьстность къ востоку отъ Иртыша — Военному 
Министру. 

Возникъ дуализмъ, который пр^обр-Ьлъ еще бол-Ье острую 
форму, благодаря личнымъ свойствамъ д-Ьйствовавшихъ лицъ. 
Д. А. Лебедевъ, молодой, сравнительно, офицеръ генеральнаго 
штаба, не искалъ власти и не дорожилъ ею, пресл-Ьдуя исклю- 
чительно ц-Ьли боеспособности арм1и и стремясь вызвать для 



55 

того къ д'Ьятельности вс^ живыя силы. Н. А.Степановъ обере- 
галъ свой престижъ, вм'Ьст'Ь съ Главнымъ Штабомъ, ц-Ьплялся за 
власть и усматривалъ въ каждомъ начинан1и, несогласномъ 
съ его воззр-Ьнхями, чуть ли не личные противъ него выпады. 
Появились трешя. Мн-Ь лично говорилъ н-Ьсколько разъ адми- 
ралъ А. В. Колчакъ: 

— «Страшно трудно. При каждомъ важномъ вопросЬ мн-Ь 
приходится сначала мирить Наштаверха съ Военнымъ Ми- 
нпстромъ, разбирать личныя обиды посл-Ьдняго.» 

Но убрать его онъ не р-Ьшался, питая дружесшя чувства 
еще по совм-Ьстной работ-Ь въ Харбин'Ь; когда же просился 
уйти съ поста генералъ Лебедевъ, Верховный Правитель и 
слышать не хот-Ьлъ, говоря, что онъ больше всЬхъ въ него 
в-Ьритъ и знаетъ на д'Ьл'Ь его способность вести работу. 

При этихъ услов1яхъ мало было надежды на согласован- 
ную работу тыла и фронта. 

Военное Министерство и Главный Штабъ распухли до 
чудовпщныхъ по величин-Ь разм-Ьровъ; вышли къ жизни всЬ 
прежн1е отд-Ьлы, отд-Ьленхя, столоначальники. Создано было 
военное сов-Ьщанхе изъ семи-восьми дряхлыхъ л'Ьтами гене- 
раловъ, на обязанности которыхъ лежало разсмотр'Ьше всЬхъ 
законопроектовъ и штатовъ. Долго, многор'Ьчиво и весьма до- 
бросов'Ьстно д'Ьлалось это ; сп-Ьшные законопроекты лежали Ц'Ь- 
лыми нед-блями, отклоняясь иногда по пустякамъ, а иной разъ 
такъ перекраивались, что не оставалось живого м'Ьста. Но зато 
на вновь отпечатанныхъ штатахъ и положешяхъ красовались 
внизу фамил1и членовъ этого сов-Ьщанхн, совсЬмъ какъ на 
старыхъ, дореволюц10нныхъ, великоросс1йскихъ, дажеифамилти 
П0Х0Ж1Я были подобраны. 

Многоэтажный здан1я, полныя офицеровъ и чиновниковъ, 
работали также очень много и усердно; писали изъ одного 
отд'Ьлен1я въ другое и въ ставку отношен1я, составляли проек- 
ты, доклады и объяснительный записки. Какъ одинъ изъ мно- 
гихъ прим-Ьровъ, мн-Ь показывалъ начальникъ организац10н- 
наго отдЪла полковникъ Оберюхтинъ, — челов-Ькъ весь гор-Ьв- 
ш1й желан1емъ работать, приносить пользу и д-Ьлать живое 
д'Ьло, — проектъ о подготовк-Ь офицеровъ и унтеръ офицеровъ, 
составленный вначал-Ь не только жизненно, но даже талантли- 
во. Три м-Ьсяца этотъ проектъ ходилъ отъ стола къ столу, и 
за это время образовался объемистый томъ. На первомъ проект-Ь 
была резолюц1я Военнаго Министра «доложить и пересоста- 
вить». На второмъ, пересоставленномъ, стояло указаше со- 
гласовать съ такими-то статьями такой-то книги прежнихъ 
законоположен1й. Зат^Ьмъ шли трет1й, четвертый, пятый, шестой 
варханты доклада и объяснительныя записки, съ объемистыми 



56 

резолющями; наконецъ на посл'Ьднемъ красовалась надпись 
начальника Главнаго Штаба: «Повременить»! 

Еще бол'Ье грустная по результатамъ была судьба боль- 
шого проекта о формироваши въ тыловыхъ ра1онахъ Сибири 
д-Ьйствующихъ частей для фронта. Былъ составленъ опять 
таки вполне жизненный и выполнимый проектъ и планъ, по 
которому арм1я должна была получить три съ половиной диви- 
31И въ апр-Ьл-Ь 1919 года и столько же въ август-Ь. Надо было 
придерживаться этого плана и вести, не мудрствуя лукаво, 
самую простую работу, а для своевременности было необхо- 
димо отдавать соотв-Ьтствующхе приказы, соблюдая разсчетъ 
времени плана. Получилась бы полная обезпеченность боевого 
д-Ьла даже, если бы этотъ планъ выполнили даже частично. 

Но его постигла та же участь безконечныхъ перед'Ьлокъ, 
передокладовъ, исправлешй и наконецъ полнаго отставлешя; 
время шло и тратилось самымъ недопустимымъ образомъ. Не 
было ничего создано и въ отношен1и военно-административнаго 
устройства тыла, опять по той же причин^Ь увлеченхя ложно- 
классическими образцами прежняго бюрократическаго порядка. 

Возстан1е для свержешя большевиковъ въ Сибири было 
произведено строевыми офицерами и потребовало отъ нихъ 
сразу разр-Ьшешн многихъ вопросовъ; былъ разр-Ьшенъ въ 
числ-Ь прочихъ и этотъ: отказались отъ системы военныхъ 
округовъ и ввели вм-Ьсто нихъ корпусные ра10ны съ прим-Ьне- 
Н1емъ территор1альной системы. Во фронтовомъ, армейскомъ 
ра10Н'Ь такой порядокъ и укрепился, что и давало т-Ь силы, кото- 
рыми фронтъ велъ борьбу. Однимъ изъ первыхъ д-Ьлъ новаго 
Военнаго Министерства былъ отказъ отъ корпусныхъ рахоновъ 
и зам-Ьна ихъ военными округами; массу времени потратили 
на это и ничего не добились. Получились громоздк1е штабы, 
— штабъ Иркутскаго округа им-Ьлъ свыше ста тридцати офи- 
церовъ, Омскаго округа — бол^Ье ста семидесяти. Войскъ же 
было только то, что осталось отъ прежнихъ корпусныхъ ра10- 
новъ. 

На бумаг'Ь отказались и отъ территорхальной системы 
комплектован1Я войскъ. Аргументы были в-Ьссше: ввиду не- 
спокойнаго С0СТ0ЯН1Я страны и непрекращающейся пропа- 
ганды, нельзя над-Ьяться, что поддерживать порядокъ въ 
рахон'Ь будутъ войска, составленный изъ м'Ьстныхъ жителей. 
Но существовавш1я въ Сибири услов1я транспорта, налич1е 
единственной жел-Ьзнодорожной магистрали при чисто-си- 
бирскихъ колоссальныхъ разстоян1яхъ д-Ьлало фактически 
невозможнымъ прим-Ьненхе другой системы, кром-Ь терри- 
тор1альной, особенно при томъ недостатк-Ь времени, какой 
тогда ограничивалъ всЬ наши д'Ьйств1я. Въ эти дни р-Ьзче и 
опред'Ьленн'Ье, ч-Ьмъ въ какой либо другой войн^, вставала вся 



57 

правда великихъ словъ Императора Петра I: «Потеря времени 
смерти невозвратной подобна». 

Это — съ одной стороны ; съ другой, — надо было предприни- 
мать для успокоен1я населен1я и для привлечен1я всЬхъ его 
симпат1й на сторону правительства друпя м^ры. Нельзя было 
вести священную, освободительную войну противъ больше- 
виковъ, не дов-Ьряя населен1ю, своему же народу; тогда лучше 
было и не заваривать каши. 

В^дь фронтъ сум^^лъ собрать полумиллионную арм1ю изъ 
т'Ьхъ же народныхъ массъ; тамъ некогда было разводить тео- 
р1ю и отчеканивать проекты: жизнь требовала быстрой твор- 
ческой работы. И то, что эта полумилл10нная арм1я образо- 
валась, существовала, вела усп-Ьшные бои, — доказываетъ 
лучше словъ: 1) съ этой работой справились и 2) массы увид-Ьян 
и пов-Ьрили, что война, на которую ихъ призываютъ, ведется 
за Росс1ю и за благо всего ея народа. Надо понять тоже и за- 
помнить, что такого числа «б'Ьлогвардейцевъ» собрать было 
невозможно, что невозможно было также гнать массы въ арм1ю 
насильно; не было для этого средствъ, да и не было желан1я, 
такъ какъ всЪ вожди арм1и искренно отдавали себя на слу- 
жен1е Россш и только Россш. Но Россш прежде всего русской, 
устроенной на ея самобытныхъ, историческихъ основан1яхъ, 
великой и самостоятельной. Сложна была психолопя арм1И 
во всемъ б-Ьломъ движеши, но одно несомн-Ьино: настроешя 
лучшихъ ея представителей, а за ними и массы, было чисто 
нацюнально. 

Нельзя пройти еще мимо одной стороны, характеризовав- 
шей узко-бюрократическую д-Ьятельность новаго Военнаго 
Министерства. Оно считало себя обязаннымъ стать на страж-Ь 
интересовъ старшинства въ чинахъ офицерскаго корпуса и не 
нашло ничего лучше, какъ достать изъ архивной пыли старые 
«списки по старшинству». По этимъ спискамъ и д-Ьлались 
почти всЬ назначен1я. Ни боевыя заслуги, ни талантливость, 
ни доказанная работоспособность и даже подвиги не могли 
поколебать новыхъ олимп1йцевъ, считавшихъ необходимымъ 
для возрожден1я Росс1И прежде всего воскрешен1е старыхъ, 
отжившихъ формъ. Даже и внешне видъ Главнаго Штаба 
принялъ тотъ же чванливый, недоступный и отталкивающей 
характеръ петербургскихъ канцеляртй. 

На ряду съ этимъ пренебрегались истинные интересы 
офицерства; зачастую представлешя къ производству въ сл-Ь- 
дующ1е чины за боевыя отлич1я, за выслугу л^тъ, еще въ гер- 
манскую войну, м-Ьсяцами лежали и ждали резолющи Воен- 
наго Министра. Сначала даже потребовали было обязатель- 
наго налич1я послужныхъ списковъ по всей форм^ и со ссылка- 
ми на всЬ приказы, хотя бы до 1880-хъ годовъ. И долго дер- 



58 

жались этого правила; наконецъ поняли, что въ такое время, 
когда офицеры сошлись почти со всЬхъ концовъ св-Ьта, мнопе 
ускользнули изъ самыхъ когтей большевистскаго стервятника, 

— это требованхе чистая и законченная нел-Ьпость. 

Вотъ ужъ именно, гд-Ь прим-Ьнимо выражен1е — ничему 
не научились и ничего не забыли. 

Верховный Правитель рвалъ и металъ, когда до него до- 
ходили св'Ьд'Ьн1я обо всемъ этомъ. Но, господа бюрократы, 
налет-Ьвыхе на теплыя омск1я м-Ьста въ избытк'Ь, находили и 
зд'Ьсь средства для маскировки: 

— «Это все интриги. ...» 
Или : 

— «Какъ не сов-Ьстно отвлекать Верховнаго Правителя 
отъ д-Ьлъ государственныхъ!» 

А разв'Ь арм1я, ея боеспособность, ея офицерскхй корпусъ, 

— разв'Ь это не было тогда д'Ьломъ государственной важности 
первой степени. 

Такая же картина была и въ другихъ министерствахъ 
Омска. Всюду шли т-Ьмъ же легчайшимъ путемъ постройки и 
копировашя старыхъ дореволюц10нныхъ бюрократическихъ ап- 
паратовъ; но раньше въ нихъ были хотя свои хорош1я сторо- 
ны, — десятил-Ьтхями налаженное д'Ьло, преемственность и 
опытные работники. Зд'Ьсь же, въ котяхъ, главное вниманхе 
обрапдалось на вн'Ьшность. Даже время службы было прим'Ь- 
нительно къ Петербургу мирнаго времени: въ 10 часовъ утра 
начало, въ 12 — перерывъ на завтракъ, въ 4 — 5 часовъ конецъ, 
и всЬ расходились по домамъ. Министерства были такъ полны 
служилымъ народомъ, что изъ нихъ можно было бы сформиро- 
вать новую арм1ю. Все это не только жило мало д'Ьятельной 
жизнью на высокихъ окладахъ, но ухитрялось получать впередъ 
арм1и и паекъ, и одежду, и обувь. Улицы Омска поражали 
количествомъ здоровыхъ, сильныхъ людей призывного возра- 
ста; много держалось зд'Ьсь зря и офицерства, которое сид'Ьло 
на табуретахъ центральныхъ управлен1Й и учрежденш. Переиз- 
бытокъ ненужныхъ людей, такъ необходимыхъ фронту, былъ 
и въ другихъ городахъ Сибири. Противъ этого Военное Ми- 
нистерство м'Ьръ не принимало, и почти каждый, кто хот'Ьлъ 
укрыться отъ военной службы, д'Ьлалъ это безпрепятственно. 

3. 

Въ ноябр-Ь, когда организацюнная работа только что 
началась, я прибылъ во Владивостокъ, чтобы начать подготов- 
ку и провести формировашя тамъ, на Дальнемъ Восток-Ь Росс1и. 

М'Ьстомъ для этого былъ избранъ Русск1й Островъ. Лежитъ 
онъ въ океан'Ь, верстахъ въ 15 — 20 отъ города, им'Ья сообщенхе 
съ нимъ только параходами; на Остров'Ь еще до войны были 



59 

построены казармы бол-Ье, ч-Ьмъ на дивиз1ю. При создаши во 
Владивосток-^ кр-Ьпости, посл-Ь 1905 года, на остров-Ь были 
возведены форты п батареи, прекрасный, построенный по пос- 
л-Ьднему слову техники укр'Ьплен1я; самъ островъ, благодаря 
своему выдвинутому положен1Ю, гористому характеру и боль- 
шому количеству закрытыхъ, глубокихъ бухтъ, представляетъ 
больш1я стратегическ1я преимущества. До револющи доступъ 
на Островъ былъ обставленъ очень большими трудностями, безъ 
пропуска коменданта Владивостокской кр'Ьпости никто не 
могъ попасть туда; въ-Ьздъ иностранцамъ былъ воспрещенъ 
вовсе. Когда посл-Ь революц1и товарищи захватили власть въ 
свои руки и контроль попалъ въ ихъ комитеты, — все перем-Ь- 
нилось. И это природное сокровище Русской Державы было 
очень скоро приведено въ состоянхе печальнаго разрушешя 
и упадка, ВсЬ огромныя здан1я казармъ стояли ограблен- 
ный, безъ оконъ, печей и дверей, грязь была невообразимая, 
такая грязь, которую можно было вид-Ьть только посл-Ь рево- 
люции. На Островъ -Ьхалъ и жилъ на немъ всякш, кто хот-Ьлъ; 
тамъ образовались даже притоны преступниковъ. 

Приходилось заняться исправлешемъ всего разрушешя, 
наладить снова порядокъ и охрану Русскаго Острова. 

При ремонт-Ь и очистк-Ь здан1й мн-Ь много помогли бри- 
тансше офицеры. Съ присущей имъ энерпей и размахомъ, они 
бол-Ье двухъ м-Ьсяцевъ работали безъ устали надъ приведен1емъ 
казармъ въ жилой видъ, три энергичныхъ канадскихъ офицера. 
Долженъ по правд-Ь сказать, что со стороны англхйскаго офи- 
церства руссше вид-Ьли много доброго, много искреннихъ дру- 
жескихъ чувствъ и откровеннаго благодарнаго признашя 
великихъ заслугъ Росс1и въ М1ровой войн-Ь. Большинство изъ 
нихъ вполн-Ь оправдывало назваше джентельмена; они дока- 
зали, что русскхе могутъ им-Ьть д-Ьло съ отд-Ьльными предста- 
вителями ихъ«нацш. И т-Ьмъ обидн-Ье для об-Ьихъ сторонъ, и 
т'Ьмъ невыгодн-Ье — та двойственная политика, которую велъ 
все время ихъ словесный диктаторъ, Ллойдъ Джорджъ, этотъ, 
какъ его называли въ Сибири, Керенсшй крупнаго масштаба. 
Эта двойственная политика, полная какого-то скрытаго смысла, 
въ числ-Ь другихъ причинъ, привела въ конц-Ь концовъ къ 
гибели на восток-Ь Русское д-Ьло, а вм-Ьст-Ь съ нимъ и много- 
милл10нные военные грузы, которые Англ1я привезла въ Сибирь. 
Эта же двойственность совершенно затемнила т-Ь услуги и ту 
работу, который безкорыстно и рыцарски несли зд-Ьсь мнопе 
британсше офицеры. 

Мн-Ь удалось собрать для подготовки пятьсотъ офицеровъ 
и около восьмисотъ солдатъ. Курсъ былъ составленъ самый 
простой, почти прим-Ьнительно къ учебной команд-Ь и школ-Ь 
подпрапорщиковъ мирнаго времени. Главной ц-Ьлью было — 



60 

упорнымъ трудомъ и регулярной казарменной жизнью счи- 
стить революшонный товарищеск1й налетъ, показать на са- 
момъ д-Ьл-Ь всЬ преимущества кр'Ьпкон воинской дисциплины 
и порядка. 

Кром-Ь того нужно было считаться, что времени было до 
крайности мало. Основныя обязанности младшаго офицера, 
всущности, не сложны; они требуютъ только очень отчетли- 
ваго знан1я всего, что долженъ знать солдатъ; младш1й офи- 
церъ обязанъ ум-Ьть быстро р'15шить всякую задачу въ пол-Ь, 
быть мастеромъ этого д-Ьла, чтобы не растеряться и не промед- 
лить. Вотъ такого то мастера въ пред-Ьлахъ взвода и роты^ 
отчетливаго инструктора для подготовки молодыхъ солдатъ н 
надо было сд-Ьлать въ два • — три м-Ьсяца. 

Были попытки провести это д-Ьло подготовки на Русскомъ 
Остров-Ь п раньше, осенью того же года, но он^ окончились 
неудачей. Мой пр1'Ьздъ съ ц-Ьлью начать то же д-Ьло встр'Ьтилъ 
поэтому недов'Ьрчивость и даже скрытыя улыбки преждевре- 
меннаго сожал^шя. 

Стали прибывать партш офицеровъ. Р'Ьдк1е изъ нихъ 
пра-Ьзжали въ военной форм-Ь; большинство въ самыхъ разно- 
образныхъ штатскихъ костюмахъ, иные почти въ лохмотьяхъ, 
длинноволосые, небритые, съ враждебнымъ недов'Ьрчивымъ 
взглядомъ изподлобья. Они слушали слова о необходимости 
работы и дисциплины, хмуро и недовольно глядя изъ подъ 
сдвинутыхъ бровей. 

Б-Ьдное русское офицерство! Оно принесло м1ру и своей 
Родине жертвъ больше всЬхъ; никто не перенесъ зато и та- 
кихъ страдан1Й, мукъ и обидъ, как1я выпали на его долю. 

Условия работы были сл'Ьдующ1Я : весь день распред'Ьленъ по 
расписашю, восемь часовъ въ день занят1Й, казарменная жизнь 
строго по уставу внутренней службы. Отпускъ въ городъ разъ 
въ нед-блю, въ воскресенье. Зато весь возможный комфортъ 
былъ предоставленъ на Остров-Ь. Съ перваго дня этотъ поря- 
докъ и работа пошли, какъ новая, исправная и точно заведен- 
ная машина. 

Трудно было вначал-Ь. Генералъ Степановъ, помогавши! 
мн^ несколько дней и живш1й во Владивостоке, передалъ разъ 
предупрежден1е • — к-Ьмъ то выраженный угрозы убить началь- 
ствующихъ лицъ за введенхе такой строгой дисциплины. Но 
надо заметить, что самымъ тяжелымъ наказан1емъ былъ вы- 
говоръ старшаго начальника въ присутств1и части посл^ раз- 
бора проступка, Арестъ не прим-Ьнялся вовсе и даже не былъ 
введенъ въ инструкщю-уставъ школы, такъ какъ офицеръ или 
солдатъ, не желавш1Й изм-Ьниться къ лучшему посл-Ь трехъ 
случаевъ выговора, не исправился бы отъ ареста и подлежалъ 



61 

отчислен1ю или даже разжалован1Ю, взависимости отъ серьез- 
ности проступка. 

Первыя двЪ нед'Ьли было тяжело всЬмъ. Начинались 
занят1я въ 7 час. утра, кончались въ 7 час. вечера, чередуя 
ученья въ пол-Ь съ лекщями. Туго вначал-Ь прививался и 
казарменный порядокъ. Когда я черезъ нед-Ьлю вы-Ьхалъ по 
д-Ьламъ на день во Владивостокъ, адъютантъ докладываетъ 
мн^Ь по телефону, что одинъ рядовой-офицеръ первой роты, 
поручикъ военнаго времени В. сд'Ьлалъ попытку застр^Ьлиться, 
выстр-Ьлилъ изъ револьвера себ'Ь въ правыр! бокъ; все офи- 
церство волнуется. Я тотчасъ вернулся на Островъ, собралъ 
роту и разъяснилъ имъ всю сущность этого некрасиваго по- 
ступка, что такъ офицеры не поступаютъ. 

Офицеры слушали молча. Но я уже встр'Ьтилъ среди мас- 
сы не одну пару глазъ, смотр'Ьвшихъ на меня не только съ 
понимашемъ, но и съ сочувств1емъ, прямымъ, открытымъ взгля- 
де мъ. 

Прошелъ первый м-Ьсяцъ. И какая разительная перем'Ьна. 
Изъ безпорядочной толпы образовалась стройная воинская 
часть. Занят1я шли полнымъ ходомъ и уже не утомляли, — 
всЬ втянулись. Усиленная работа и ирхобр-Ьтаемын знашя 
давали каждому ув-Ьренность въ себ'Ь, сознаше въ исполнеши 
долга. А это вм'Ьст'Ь со здоровымъ режимомъ и прекраснымъ 
зимнимъ воздухомъ Острова наложило на лица отпечатокъ 
мужественности и чистоты. 

Много разъ представители иностранныхъ мисс1й просили 
позволешя осмотр'Ьть эту новую военную школу. И вотъ они 
прх-Ьхали, приглашенные на одно наше торжество: прибит1е 
мраморной доски къ домику, гд-Ь до войны жилъ на Русскомъ 
Остров-Ь генералъ Л. Г. Корниловъ. 

Посл-Ь парада былъ смотръ двухъ ротъ. Рота капитана 
Ярцова показала отчетливое ротное ученье, то что у насъ назы- 
вается «на пятачк-Ь»; шагъ и всЬ пр1емы, какъ одинъ, перестрое- 
Н1Я, какъ въ гвардейской учебной команд'Ь. Стояли иностран- 
ные офицеры, молча смотр'Ьли на спаянную, отчетливую роту, 
и на ихъ лицахъ постепенно выростало удивлен1е, зам'Ьнившее 
прежнюю пренебрежительную мину. Когда же, посл'Ь ученья 
рота вытянулась длинной колонной и, сверкая штыками, 
уходила по морскому берегу, звеня могучей русской п-Ьсней, 
всЬ эти представители «пяти великихъ державъ» стояли на 
своемъ возвьппенш изъ штабеля бревенъ и постепенно повора- 
чивали головы всл-Ьдъ уходившей рот-Ь, не могли оторвать 
внимательнаго взгляда. 

Что это? Неужели Росс1я встаетъ изъ гроба? . . 

Мы в-Ьрили, что да, встаетъ, кончаются ея велишя, неизр'Ь- 
ченныя испыташя. . . . 



62 

Тактическое ученье произвело еще бол-Ье сильное впечатл-Ь- 
ше. Японск1й генералъ и два офицера до того увлеклись, что 
сами шли за той или другой частью, то бросались къ обходя- 
щему взводу, то къ пулеметамъ, отражавшимъ контръ-атаку. 
Посл-Ь отбоя они пожимали офицерамъ руки и говорили: 

— «Да, да, это вотъ д-Ьйствительно хорошо.» 

Одинъ изъ лучшихъ иностранныхъ офицеровъ, показав- 
Ш1Й себя большимъ другомъ Росс1и, американсшй адмиралъ 
Роджерсъ прислалъ мн-Ь на сл'Ьдующ1й день письмо съ выраже- 
шемъ полнаго восхищен1я. 

— «Видъ людей всЬхъ ротъ, такой довольный и веселый, 
доказываетъ, что они счастливы; а это лучш1й залогъ боль- 
шого усп-Ьха, котораго вы уже достигли,» писалъ онъ. 

Генералъ Ноксъ передалъ школ-Ь знамя, подарокъ воз- 
рождающейся Русской арм1и отъ Британской армш, — соеди- 
ненный Русск1й нац1ональный и Андреевск1й флагъ съ обра- 
зомъ Теория Победоносца и съ надписью «за в-Ьру и спасете 
Родины». 1-го января состоялось его освящен1е въ нашей воен- 
ной церкви. Изъ города пр1'Ьхали кореспонденты русскихъ 
газетъ, несмотря на то, что погода была ужасная, — одинъ 
изъ т'Ьхъ р^дкихъ даже зд-Ьсь тайфуновъ, когда сносятся его 
силой крыши, вырываются съ корнемъ деревья. Идти противъ 
в'Ьтра можно было только согнувшись подъ прямымъ угломъ. 

Церковная торжественная служба, парадъ въ пом-Ьщенш, 
видъ стройныхъ ротъ, весь внутренн1й, отчетливый, воинсшй 
порядокъ такъ поразили газетныхъ людей, что даже сощалистъ 
Семешко, который ко всему приглядывался опасливо и недов-Ьр- 
чиво, буравя своими черными маленькими глазами, и тотъ 
крестился въ церкви украдкой, а потомъ въ газет-Ь написалъ 
отчетъ о вид-Ьнномъ, какъ о надежд-Ь на возрождеше Русской 
армш. 

Приходилось делать н-Ькоторую чистку. Среди массы 
офицерства военнаго времени попали два самозванца, такихъ 
искусныхъ, что ихъ обнаружили не такъ то скоро; затесался 
одинъ прапорщикъ, бывш1й ран-Ье большевицкимъ комисса- 
ромъ, челов'Ькъ пять попалось неисправимыхъ. Зато осталь- 
ные черезъ два съ половиной м'Ьсяца были уже совершенно 
другими. 

Отличные русск1е офицеры, полные сознан1я долга, связан- 
ные честнымъ товариществомъ, ейргИ &е согрз, и знающхе свое 
д-Ьло. Если бы имъ можно было показать теперь тЪхъ, что 
пришли на Русск1й Островъ, то они сами себя бы не узнали. 

Так1е же результаты получились и въ унтеръ-офицерскихъ 
батальонахъ, гд'Ь люди постепенно втянулись въ работу, утра- 
тили нав-Ьянное револющонными демагогами отчужден1е и 
враждебное чувство къ офицеру; теперь отношен1я были самыя 



63 

нормальный и даже дружеск1я, чувствовалось, что зд'Ьсь и 
офицеръ и солдатъ — сыны одного народа. Показателенъ такой 
случай : среди присланныхъ мобилизованныхъ кадровыхъ фельд- 
фебелей и унтеръ-офицеровъ попалъ одинъ большевикъ, кото- 
рый на второй же день началъ пропаганду; сначала устроилъ 
вечеринку съ балалайкой, а зат'Ьмъ завелъ р-Ьчь, что опять 
офицеры хотятъ на старое повернуть, что-де надо имъ погоны 
къ плечамъ гвоздями прибить и т. д. Эфектъ для большевика 
получился неожиданный, — дежурный по рот-Ь изъ молодыхъ 
солдатъ, пробывшихъ въ школ-Ь около М'Ьсяца, явился къ ко- 
мандиру роты и доложилъ о пропагандист'Ь-большевик'Ь. . . . 

Строевая и полевая подготовка унтеръ-офицеровъ посл-Ь 
трехъ м'Ьсяцевъ не оставляла желать ничего лучшаго. 

Планъ дальн^Ьйшей работы состоялъ въ томъ, чтобы изъ 
этихъ офицеровъ и солдатъ, такъ сжившихся, одинаково обу- 
ченныхъ, воспитанныхъ въ дисциплин'Ь, сформировать дв-Ь 
стр-Ьлковыхъ бригады, а школу оставить для дальн'Ьйшаго 
укомплектован1я частей этого корпуса. Были разработаны всЬ 
подробности плана. Оставалось только по готовому отдать 
приказы и продолжать совершенно налаженное д-Ьло. Но 
Главный Штабъ и Министерство перер-Ьшили. Почему, — мн-Ь 
такъ и не удалось выяснить. Но посылались самыя разнообраз- 
ный приказан1я; сначала отправить всЬхъ офицеровъ и унтеръ- 
офицеровъ въ распоряженхе Главнаго Штаба для назначешя; 
зат'Ьмъ — поименные списки для отправлешя по разнымъ горо- 
дамъ, причемъ Военный Министръ бралъ себ-Ь въ ординарцы 
пять офицеровъ; наконецъ, посл'Ьднее — отправить въ три 
новыхъ дивизш, въ Омскъ, Новониколаевскъ и Томскъ. 

Наладивъ на Русскомъ Остров-Ь д-Ьло съ новымъ наборомъ 
офицеровъ и солдатъ, я отправился всл-Ьдъ за первымъ выпу- 
скомъ въ Омскъ, пробывъ на Дальнемъ Восток-Ь съ ноября до 
середины марта. 

Много приходилось мн'Ь вид-Ьть въ это время различныхъ 
сторонъ знаменитой интервенцш; въ общихъ чертахъ объ этомъ 
сказано раньше, теперь приведу н-Ькоторые факты. 

У. М. С. А., общество христаанской молодежи или, какъ 
ихъ называла вся Сибирь «христ1анск1е мальчики»,^) устраи- 
ваетъ спектакль для развлечен1я русскихъ и интервентовъ. 
Представляется руссшй офицеръ съ огромнымъ жестяннымъ 
Георпевскимъ крестомъ, женщина русская ввидЪ уличной 
д'Ьвки, бородатые мужики и бравый иностранный солдатъ, 
который спасаетъ женщину. Вся публика, кром'Ь русскихъ, 

^) Опять таки и тутъ, послали они въ Сибирь большею частью 
своихъ агентовъ изъ 1удейскаго племени, русскихъ эмигрантовъ, настроен- 
ныхъ къ Россш и къ Русскому народу непримиримо враждебно. 



64 

забавлялась и громко хохотала. А руссше глотали слезы 
обиды. . . . 

На улицахъ Владивостока иностранные солдаты позволяли 
себ'Ь затрагивать вполн-Ь порядочныхъ женщинъ; было н-Ь- 
сколько случаевъ, когда русск1я женщины должны были обо- 
роняться отъ нихъ зонтиками. 

Въ конц-Ь февраля я прх^^халъ съ Острова на большой 
благотворительный вечеръ. При вход^ въ бальный залъ сто- 
яли три иностранныхъ офицера одной изъ странъ-интервентокъ, 
нагрузившгеся до того, что т-Ьла ихъ покачивались, а глаза 
смотр'Ьли мутно-посолов-Ьлымъ взглядомъ; лишь только я 
вошелъ, какъ ко мн-Ь обратились н-Ьсколько дамъ и со слезами 
на глазахъ просили защитить ихъ, — эти три рыцаря печаль- 
наго образа затрагивали всЬхъ входившихъ въ залъ женщинъ, 
н-Ькоторыхъ хватали руками. 

Я подошелъ къ нимъ. 

— «Джентельмены, я прошу Васъ прекратить Ваше пре- 
бываше зд^сь и немедленно оставить балъ.» 

Т-Ь тупо на меня посмотр-бли, а одинъ изъ нихъ вызывающе 
спросилъ : 

— «Какое Вы им'Ьете право говорить намъ такъ?» 

— «Вотъ что, — если Вы немедленно не уйдете отсюда, я 
буду принужденъ употребить силу, а кром-Ь того сейчасъ же 
протелеграфирую генераламъ Ноксу и Эрмслею.» 

Не знаю, что больше подействовало, думаю, второе, — но 
интервенты посп-Ьшили уйти съ бала. 

Одинъ подвыпивш1й итальянскхй солдатъ (по фамилхи 
Сартори) убилъ на Владивостокскомъ вокзал-Ь русскаго офи- 
цера, командированнаго сюда атаманомъ Дутовымъ; офицеръ 
д-Ьлалъ зам'Ьчан1е русскому солдату, итальянецъ вм']Ьшался и 
толкнулъ офицера, а когда тотъ вынулъ револьверъ, то интер- 
вентъ схватилъ свою винтовку и сразилъ эсаула К. на смерть, 
И, не смотря на всЬ протесты, остался безнаказаннымъ. 

На похороны этой жертвы интервенцш я послалъ дв-Ь 
роты и хоръ музыки. Въ собор'Ь, на Св'Ьтланк'Ь, у гроба есаула 
К. стоялъ почетный иностранный караулъ: взводъ карабине- 
ровъ и парные часовые, вс^ въ киверахъ. Духовенство посы- 
лало къ нимъ съ просьбой снять шапки; но т'Ь отрицательно 
мотали головами. Произошла заминка, такъ какъ священникъ 
отказался начинать отп^ванхе, пока иностранные солдаты не 
подчинятся релипозному требовашю. Какъ разъ при вход'Ь въ 
соборъ я засталъ эту сцену. Обратился по французски къ 
офицеру, начальнику караула. 

— «Наша религ1я требуетъ, чтобы въ церкви всЬ были 
безъ шапокъ. Будьте любезны приказать вашимъ людямъ 
сейчасъ же снять кивера.» 



65 

— «Но у насъ полагается быть въ шапкахъ». . . . 

— «Ради Бога, не забудьте, что Вы зд'Ьсь не у себя, а у 
насъ. » 

— «Но тогда мы не можетъ д-Ьлать прхема на карауль, по 
нашему уставу нельзя.» 

— «Да и не надо, — лучше не д'Ьлать ничего, ч-Ьмъ оскор- 
блять релипозное чувство народа. Видите, публика какъ 
взволнована. Можете уходить совсЬмъ. Для почестей уби- 
тому у меня есть своихъ дв-Ь роты.» 

Только тогда карауль подчинился и обнажиль головы. 

Вскор-Ь посл-Ь прибыт1Я на островь, мн'Ь было доложено, 
что чины одной изъ иностранныхь армхй ходить по Русскому 
Острову и производить топографическ1я сьемки; съ появле- 
Н1емъ роть школы, карауловь и патрулей это прекратилось. 
Вскор'Ь МН'Ь понадобились для занят1й и маневровь наши воен- 
ныя карты. Запрашиваю штабь кр'Ьпости. Отв^чаютъ: забрала 
военная часть одной изъ дружественныхъ странъ, занявшая 
Хабаровскъ, гд-Ь быль топографичесшй отд'Ьль штаба округа. 

— «Какъ! наши секретный карты?» 

— «Да, всЬ забрали. ...» 

Обратился къ помощи англичанъ, чтобы вернуть, но такъ 
до марта м-Ьсяца п не вернули. Кому-то они понадобились 
больше, ч-Ьмъ Россш. Кому? 

А вотъ выдержка изъ газеты, издающейся въ Кобе (Япошя), 
«ТЬе 1арап СЬгоп1с1е» отъ 25 1юня 1920 года изъ статьи подъ 
заглавхемъ: «ТЬе а11е§ес1 8а1е оГ тарй». «. . . Цунанори Ойяма, 
племянникъ князя Ойяма, быль арестовань Ток1йской жан- 
дармер1ей по обвпненхю въ продаж'Ь секретныхъ стратеги- 

ческихъ карть изв-Ьстному иностранцу (1о а сег1а1п Гогех^пег) 

Когда Ойяма вернулся изъ Сибири, онъ завязалъ дружесшя 
отношешя съ военнымъ аташе посольства изв'Ьстной страны 
(оГ а сег1а1п соип1гу). Этому иностранному офицеру Ойяма 
про даль карты стратегической важности за 40000 1ень. ...» 
Цунанори Ойяма быль въ 1919 году офицхальнымъ лицомь въ 
Сибири при интервенц1И. Какъ принято писать, — коментарш 
излишни ! 

Можно было бы исписать одними случаями, рисующими 
скрытый характерь интервенщи, не одну книгу; я привожу 
эти факты не для того, чтобы зад-Ьвать кого-либо или настраи- 
вать противь кого-нибудь, а лишь съ ц^лью не быть голо- 
словнымъ въ сказанномь раньше. Возникаетъ вопросы кому 
больше повредили всЬ подобные господа, — нашей Росс1и или 
своимъ странамь, которыя послали ихъ на рыцарскую помощь 
своему страждущему союзнику? . . . 

Изъ впечатл'Ьн1й обратнаго пути отъ Владивостока до 
Омска — сначала Харбинь съ той же толпой, еще бол-Ье густой, 

к. в. Сахаровъ. Б-блая Сибирь. I 



66 

шумной и спекулятивной; но порядокъ и авторитетъ русской 
власти зам-Ьтно окр-Ьпъ за время правлен1я адмирала Колчака. 
Китайсшя власти соблюдали всЬ прежше договоры, и руссшя 
суверенный права зд-Ьсь не нарушались. 

Читу опять про'Ьхали ночью. Я пошелъ спать, а генералъ 
Ноксъ р-Ьшилъ дожидаться, такъ какъ на вокзале долженъ 
былъ встр-Ьтить его съ подробнымъ докладомъ офицеръ мисс1и, 
маюръ Керквудъ. 

Утромъ рано прихожу въ вагонъ-столовую пить чай, вижу 
тамъ въ углу сидитъ одинъ Керквудъ, отличный человЪкъ, 
такой веселый, бодрый и прямодушный, какъ истый строевой 
офицеръ. 

— «Здравствуйте, ма1оръ. Какъ Вы зд-Ьсь очутились?» 

— «Хелло, генералъ! Да вотъ, ночью доложилъ я все 
генералу Ноксу, а онъ мн-Ь и говоритъ: собирайте сейчасъ же 
Ваши веш;и, пойдете со мною въ Омскъ. Ничего не знаю, по- 
чему ? » 

И смеется. 

— «Что же Вы докладывали? Какъ положеше въ Чит-Ь?» 

— «Да, прекрасно тамъ; атаманъ очень хорош1й челов-Ькъ, 
и все у него организовано въ порядк-Ь. Очень стараются.» 

Вскор'Ь вошелъ Ноксъ. 

— «Вообразите,» сказалъ онъ, — «Керквудъ сд-Ьдался 
заядлымъ семеновцемъ. » 

И долго еще этотъ вопросъ дебатировался; ма1оръописывалъ 
работу въ Забайкаль'Ь, борьбу съ большевиками, больш1я 
заботы атамана Семенова объ офицерахъ, казакахъ и населенш. 
Я высказывалъ генералу мои соображен1я, который приводилъ 
выше, но онъ такъ и остался при своемъ мн-Ьнш, не только 
пристрастномъ, но видимо им'Ьющимъ скрытую ц-Ьль; мн-Ьше 
это, — которое Ноксъ не разъ выражалъ даже и въ печати, что въ 
Чит'Ь все плохо, много беззакон1я и большое японское вл1яше. 

Иркутскъ. Тихая, вялая работа по формирован1ю, почти 
безъ продвижен1я впередъ. Огромный штабъ округа пред- 
ставилъ подробный справки и схемы, но не могъ составить 
плана мобилизац1и и осуществить его. Губернаторомъ оста- 
вался все тотъ же Яковлевъ, и населенхе губернш все больше 
волновалось; то тамъ, то тутъ вспыхивали возстанхя. 

Вскор'Ь въ-Ьхали въ опасный участокъ жел-Ьзной дороги. 
Около станц1и Тайшетъ (восточн-Ье Красноярска) шелъ бой съ 
бандами красныхъ; ташя же банды были и къ югу отъ Красно- 
ярска. 

За четыре м'Ьсяца всЬ части Сибири объединились, не 
представляли бол'Ье отд'Ьльныхъ самост1йныхъ уд-Ьловъ. Инци- 
дентъ съ атаманомъ Семеновымъ былъ улаженъ, приказъ № 61 
отм-Ьненъ. Услов1я для дружной и усиленной работы, кава- 



67 

лось, были на лицо. Но д-Ьло или подвигалось туго, или стояло 
на м^Ьст-Ь, а изр'Ьдка стало идти назадъ, создавая новыя препят- 
ствия и затруднен1я. Причины этого отчасти обрисованы выше; 
он-Ь крылись прежде всего въ разрушительной работ-Ь со- 
щалистовъ. Ихъ потайная работа начала уже давать первые 
результаты. Во многихъ м'Ьстахъ въ глубокомъ тылу появились 
новые внутренн1е фронты, жел^Ьзно-дорожная магистраль и 
весь транспортъ были частично подъ угрозой отъ красныхъ 
бандъ; приходилось отвлекать войска на борьбу съ ними, такъ 
какъ воинск1я части интервенц1и, а за ними и чехи, понимали 
задачу охраны жел-Ьзной дороги узко, т. е. только самой лиши 
рельсъ и станц1й. 

На фронт-Ь же въ это время наша арм1я начала успешное 
наступлеше, готовое обратиться въ поб'Ьду. В-Ьра въ усп'Ьхъ 
русскаго д-Ьла была полная; казалось, не за горами часъ из- 
бавлен1я Россш. 

Что же намъ нужно было для усп-Ьха? 

4. 

Борьба въ этой внутренней, братоуб1йственной войн-Ь 
велась за идею, священную для каждаго русскаго, — за воз- 
рожден1е Великой Росс1и. Для всЬхъ было несомн'Ьнно, что 
сощалисты развалили Русскую арм1ю въ 1917 году, какъ разъ 
въ то время, когда она была наканун-Ь полной победы надъ 
Германхей; зат-Ьмъ они заключили позорн-Ьйштй Брестъ-Литов- 
сшй миръ, унизивъ Русск111 народъ до небывалыхъ размЪровъ, 
И высыпавъ, какъ изъ бездонной бочки, всевозможный анархи- 
чесшя свободы, до оправдан1я кражи включительно, они начали 
разрушать страну внутри. Безпощадной и дьявольски искусной 
рукой было направлено это разрушеше и коснулось оно всего: 
городовъ, деревень, жел-Ьзныхъ дорогъ, школъ, судебныхъ уста- 
новленш, общества, церкви и семьи. 

Каждый протестъ душился, каждый несогласный къ безу- 
словному подчинен1ю этой новой разрушительной власти бро- 
сался въ тюрьму или ставился къ ст'Ьнк'Ь подъ разстр^Ьлъ. 

Были учреждены чрезвычайный сл^Ьдственныя комисс1и съ 
абсолютной властью, свир-Ьпствовали самодуры-комиссары и 
красная арм1я. Большевики прихлопнули всю прессу, закрыли 
всЬ газеты и журналы, кром'Ь парт1йныхъ коммунистическихъ, 
и реквизировали всЬ типографхи. 

Росс]я, уставшая въ мхровой войн-Ь и потерявшая въ ней 
лучшихъ сыновъ свонхъ, задыхалась, дрожала и тонула въ 
крови и слезахъ. Ибо, къ чести Русскаго народа, — не было ни 
одного дня и часа съ самаго воцарен1я большевиковъ, чтобы 
вся Русь подчинилась, покорно согнула свою многострадаль- 
ную спину. Н-Ьтъ, съ осени 1917 года и до сихъ поръ, до 



68 

осени 1920-го, три года наша Родина бьется и напрягается, 
чтобы сбросить чуждое ей, ненавистное иго интернащонала. 

Д-Ьдомь заправляла, изъ центра въ Москв-Ь, кучка при- 
шельцевъ, нанятыхъ Герман1ей; среди нихъ девять десятыхъ 
были 1удеи, прикрывавш1е свои специфичесшя фамилхи «блю- 
мовъ» и «штейновъ» псевдонимами. Ташя же личности изъ 
того же энергичнаго племени появились въ каждомъ город^Ь 
и м'Ьстечк'Ь Росс1и, никому на м'Ьстахъ неизв-Ьстные и также 
прикрывающ1еся и до сихъ поръ подд-бльными именами на 
руссшй ладъ. 

И эти люди, новые властители великаго Русскаго народа, 
ненавид-Ьли его самой непримиримой ненавистью, презирали 
его истор1ю, бытъ, и культуру. Никому неизв-Ьстные на м'Ь- 
стахъ, не связанные съ ними, они особенно свир-Ьпствовали. 
Поэтому-то разрушеше страны шло особенно мучительно, уско- 
ренно и безпощадно. Къ этимъ интернацшналистамъ, обр-Ьзан- 
нымъ, присоединилось изъ русскаго народа все, что было худша- 
го, самые поддонки; въ комиссары шли и принимались каторж- 
ники и уголовные преступники, масса безпринципныхъ неу- 
дачниковъ на разныхъ поприщахъ и люди безъ чести и сов-Ьсти — 
изъ-за личной наживы. Так1е же контингенты съ надбавкой 
н-Ькотораго процента увлекающихся истеричныхъ фанатиковъ 
составили коммунистическую парт1ю, изъ которой и только изъ 
которой составлялись «сов-Ьты рабочихъ, крестьянскихъ и 
красноармейскихъ депутатовъ». 

Для возрождешя Россш было необходимо прежде всего 
сбросить всЬхъ этихъ вампировъ, присосавшихся къ власти и 
выпускающихъ кровь изъ Русскаго народа. Это сознавалось 
всЬми слоями его, всЬми племенами, и оттого-то такъ могуче и 
откликнулась народная масса на призывъ вождей и шла сотня- 
ми тысячъ подъ руссшя нащональныя знамена. Такъ началась 
гражданская война. 

Но большевики, руководимые этими отличн-Ьйшими орга- 
низаторами своего разрушительнаго д-Ьла — евреями, сум-Ьди 
сдавить русск1й народъ и общество такимъ прессомъ, что за- 
ставили ихъ служить себ-Ь. Ряды красной арм1и пополнялись 
нашими братьями, прежними русскими генералами, офицерами 
и солдатами. 

Не подлежитъ сомн-Ьтю, — ибо этотъ взглядъ существо- 
валъ еще въ 1917 году, — что довольно значительная часть 
офицерства шла служить коммунистамъ съ твердымъ нам-Ьре- 
шемъ свалить ихъ и съ в-Ьрой, что съ падешемъ большевиковъ 
кончатся революц10нныя испытан1Я Родины и настанетъ время 
для плодотворной, творческой нац1ональной работы. Это 
подтверждалось неоднократно также т-Ьми офицерами, кото- 
рые на УралЪ и въ Сибири переходили отъ красныхъ къ намъ, 



- 69 

въ нашу арм1ю; и это обстоятельство было самой мучительной 
стороной новой войны. Выходило, что мы должны для поб'Ьды 
надъ захватчиками власти и насильниками-комиссарами истре- 
блять во многихъ бояхъ своихъ братьевъ, кладя не мало жизней 
и на нашей сторон-Ь. И Россия была готова къ этой жертв-Ь, она 
принесла ее. 

Но необходимо было очень многое для того, чтобы великая 
жертва нашла оправданхе. Прежде всего для арм1и нужны 
были подготовленные офицеры, жизненная организац1я ея, 
правильно продуманные и составленные планы, хорошо орга- 
низованный тылъ и налаженная работа жел-Ьзныхъ дорогъ. Со 
всЬмъ этимъ мы могли справиться сами; мы должны были это 
сд-блать и съ большой частью этого мы справились, 

Зат'Ьмъ для арм1и необходимы были вооружен1е, боевые 
припасы, обмундироваше, обувь, снаряжеше, техническое и 
санитарное снабжеше; этого добыть или изготовить сами мы 
были не въ С0СТ0ЯН1И; намъ все это об'Ьщали дать союзники. 

Для обезпечешя военнаго усп-Ьха и закр-Ьплензя порядка 
въ стран'Ь было крайн'Ь необходимо въ успокоенныхъ и очи- 
щенныхъ отъ большевиковъ м'Ьстностяхъ сейчасъ же наладить 
жизнь и наладить ее такъ, чтобы населеше этихъ м-Ьстностей 
почувствовало ув'Ьренность въ прочномъ порядк-Ь, получило 
бы возможность и охоту заниматься своимъ обычнымъ про- 
дуктивнымъ трудомъ. Сл-Ьдовало опереться въ этомъ на само 
населен1е, призвать къ д-Ьятельности его лучш1е и средше 
элементы, дать имъ самимъ организац1ю волостной и уЬздной 
власти и уиравлен1я. Надо было разрешить, не задаваясь 
всероссшскимъ масштабомъ, земельный и рабочш вопросы 
такъ, чтобы они удовлетворяли м-Ьстные насущные интересы, 
такъ волновавш1е народъ этихъ областей. Это должно было 
сд-блать новое правительство. 

Кром-Ь того, для этой же ц-бли было крайне важно дать 
населен1ю возможность пр1обр'Ьтать необходимые для жизни и 
труда предметы: одежду, обувь, машины и аптечные товары. 
Помощь въ этомъ об'Ьщали союзники. 

ХлЪбъ, мясо, масло, рыбу, фуражъ и всякое сырье Сибирь 
давала не только для своей арм1и и населения, но могла еще 
вывозить. 

Вотъ тЪ нужды и т-Ь услов1я, удовлетворен1е которыхъ 
обезпечивало бы усп'Ьхъ д^лу народной освободительной вой- 
ны. И арм1я, и вожди ея не мыслили этой войны за какой-либо 
отд'Ьльный классъ, за чьи-либо интересы, кром-Ь обще-народ- 
ныхъ, всей Русской Земли. 

Необходимо было это еще бол-Ье ясно показать всЬмъ, а 
особенно противной сторон-Ь, красной арм1и; надо было сказать 
вполн'Ь искренно и проводить въ жизнь, что никакая мститель- 



70 

ность, мелкая злоба и разсчетъ за старое не будутъ допущены 
при новомъ строительств'Ь нашей общей Родины; что наша 
ц-бль одна — вырвать власть изъ рукъ большевицкихъ ком- 
миссаровъ и передать ее народу. При работ'Ь же по воз/зтано- 
влешю Росс1и каждому русскому м-Ьсто найдется. 

Полный неусп'Ьхъ д-Ьла, крахъ его и въ Сибири, и на ЮгЪ 
Россш, и у Юденича, и въ Архангельске какъ будто говорить, 
что все делалось не такъ, какъ нужно. В-Ьрно, многое, какъ 
будетъ видно дальше, было упущено; но главный причины 
лежали не въ томъ. 

Надо отдать справедливость: то, что намъ было необхо- 
димо и чего мы не могли изготовить сами, намъ давали союз- 
ники почти въ полной м'Ьр'Ь. Но какъ? Они привозили все это 
во Владивостокъ и складывали въ обширные пакгаузы. Зат-Ьмъ 
начиналась выдача не только подъ контролемъ, но и при са- 
момъ тягостномъ давлен1и на вопросы во всЬхъ отрасляхъ. 
Однимъ иностранцамъ не нравилось, что н'Ьтъ достаточной 
близости съ эсъ-эрами, друпе считали курсъ внутренней поли- 
тики не достаточно либеральнымъ, третьи говорили о необ- 
ходимости такихъ-то именно формированхй, наконецъ доходили 
даже до вм'Ьшательства въ оперативную часть, указывая и 
настаивая на выбор'Ь операцхоннаго направлен1я. Все это 
подкреплялось аргументомъ: у насъ запасы всего вамъ необ- 
ходимаго, мы вамъ даемъ, а в^дь можемъ и не дать. . . 

Подъ такимъ именно давлен1емъ было выбрано напра- 
влен1е для главнаго удара на Пермь-Вятку- Котласъ, чтобы 
соединиться съ силами, д-Ьйствовавшими изъ Архангельска. 
На главное же направлен1е, жизненно-важное для насъ, на 
среднее Поволжье, были направлены гораздо меньппя силы. 
А это направлеше давало намъ обладан1е богатЪйшимъ краемъ, 
способнымъ прокормить и отопить всю Росс1ю; это же напра- 
влеше соединяло Сибирскую арм1ю съ силами юга Россш. 

У русскихъ людех!, которые своей кровью и новыми жерт- 
вами хот'Ьли спасти Родину и возродить ее, появилось семь 
нянекъ, не русскихъ, добрыхъ и родныхъ, а семь иностран- 
ныхъ гувернантокъ; каждая изъ нихъ считала себя самой 
умной и способной помочь «этимъ русскимъ». Въ результат'^ 
мы оказались не только безъ глаза, но и безъ рукъ, и безъ 
ногъ. 

Еще одно обстоятельство невольно обращало на себя вни- 
маше: какъ только обнаружился въ армш и въ народныхъ 
массахъ чистый нацхонализмъ, тоска по Великой Росс1и былого, 
— опека усилилась и давлен1я сд-Ьлались р-Ьзче. И даже прояви- 
лись открытыя выступлен1я представителей интервенцш, оче- 
видно считавшихъ нац1ональное возрожден1е Россхи вреднымъ 
для себя, недопустимымъ. 



71 

А нацюнальное чувство росло въ массахъ народныхъ и 
кр^Ьпло вм'Ьст'Ь съ первыми усп-Ьхами нашей арм1И. 



Повторилась одна изъ комбинацтй, встр'Ьчающихся почти 
въ каждой войн'Ь, когда обЪ стороны усиленно готовятся къ 
активнымъ д'Ьйств1ямъ, къ переходу въ наступлен1е посл-Ь за- 
тишья и временнаго перерыва, но одна усп^ваетъ произвести 
ударъ раньше. Повторилось то же, что было въ 1906 году при 
начал-Ь Мукденскаго сраженхя, когда японцы предупредили 
всего на н-Ьсколько дней наступлен1е Куропаткина; или въ 
весенней кампан1и 1915 года въ Галицхи, когда Макензенъ 
сум-Ьлъ подговиться и произвести прорывъ нашего фронта на 
Карпатахъ, опередивъ расчетъ и планъ д-Ьйствхй нашего ко- 
мандован1я. И всегда сторона, вырывавшая иниц1ативу, сумев- 
шая лучше использовать время, бывала поб'Ьдительницей. 

Весною 1919 года красная арм1я готовилась перейти въ 
наступлен1е, но мы предупредили ее и начали активный д-Ьй- 
ств1я раньше, первыми. 

Западная арм1я по приказу генерала Ханжина двинулась 
впередъ, рванула фронтъ красныхъ разъ, отт'Ьснила ихъ нем- 
ного, затёмъ рванула въ другой разъ. Было несколько дней 
очень тревожныхъ и опасныхъ. Большевики напрягали всЬ 
силы, чтобы спасти положенхе и отбить атаки нашей арм1и; они 
искусно направили свой контръ-ударъ, чтобы выйти намъ въ 
тылъ и перехватить единственную здесь жел'Ьзную дорогу. Но 
и на этотъ разъ наши предупредили противника. Блестящимъ 
см-Ьлымъ маневромъ, сд'Ълавъ въ н-Ьсколько дней свыше трех- 
сотъ верстъ по глубокимъ сн'Ьгамъ, вышла 4-я Уфимская диви- 
31Я генерала Космина въ тылъ краснымъ, перер'Ьзала у станцш 
Чишмы ихъ коммуникац10нную жел'Ьзную дорогу и этимъ 
сразу облегчила натискъ нашихъ съ фронта. 13 марта, благо- 
даря занят1ю генераломъ Косминымъ ст. Чишмы, пала Уфа. 

Для красныхъ этотъ маршъ-манервъ 4-р1 Уфимской диви- 
31И былъ такъ неожиданенъ, что они не могли подготовить 
никакихъ М'Ьръ противод'Ьйств1я и не усп'Ьли эвакуировать 
Уфы. Намъ достались тамъ больш1е запасы и богатые склады, 
захвачены были тысячи плЪнныхъ и много оруж1я. Наши вой- 
ска 3-го и 6-го корпусовъ сп'Ьшили къ Уф^Ь почти на перегонки 
и вошли туда одновременно, занявъ городъ и захвативъ боль- 
шую военную добычу. По-Ьздъ, привезши"! изъ Москвы самого 
Лейбу Троцкаго-Бронштейна, еле усп'Ьлъ ускользнуть на 
западъ и чуть не былъ захваченъ генераломъ Косминымъ. 

Настроен1е нашихъ войскъ приподнялось сразу. И не 
смотря на весеннюю раннюю распутицу, Западная арм1я 
начала дальн-Ьйшее наступленхе и пресл-Ьдованхе красныхъ. 



72 

Быстро развивался планъ. Событхя и усп-Ьхи сл^Ьдовали 
одни за другими съ быстротой Галицшской осенней кампаши. 
6-го апр-Ьля взятъ Стерлитамакъ, разбита еще одна сов-Ьтская 
ДИВИ31Я; 7-го апр'Ьля захваченъ нашими городъ Белебей. Къ 
этому времени началось наступлеше уше по всему фронту; 
8-го апр'Ьля былъ достигнуть крупный усп'Ьхъ и въ Сибирской 
арм1И, — выбили красныхъ изъ Воткинскаго завода. 

Перешла усп-Ьшно въ наступленхе и Оренбургская арм1я 
генерала Дутова. Это весеннее наступленхе Ь-Ьлыхъ арм1й 1919 
года было подобно могучей русской тройк-Ь, которая не знаетъ 
ни устали, ни преградъ, ни разстоянш; мчится впередъ, какъ 
птица, проносится какъ ураганъ, все сметая на своемъ пути, 
гордая, прекрасная и грозная. Въ корню шла Западная арМ1Я, 
пристяжками были Оренбургская и Сибирская. 

Красныя полчища почти б-Ьжали, д-Ьлая на подводахъ въ 
иные дни по семьдесятъ верстъ. Догнать ихъ, окружить и раз- 
бить было нельзя. Но несмотря на это масса трофеевъ, — де- 
сятками пушки, сотни пулеметовъ, винтовки, снаряды и патро- 
ны, . — попадали въ руки нашихъ войскъ. И б-Ьлые полки бук- 
вально рвались впередъ. Высшее командоваше сначала думало 
пр10становить Западную арм1Ю на р-Ьк-Ь Икъ, чтобы дать разо- 
браться, пополниться, передохнуть. Но порывъ бросилъ впе- 
редъ, дальше. Р-Ьшили, что передышку устроятъ на Волг-Ь. 

11 апр'Ьля была обойдена и занята Бугульма; въ этотъ же 
день на с-Ьвер-Ь сибиряки захватили Сарапуль, а на юг^Ь былъ 
взятъ Орскъ. 13 апр'Ьля б'Ьлые освободили историчесшй 
Ижевскъ съ его знаменитымъ заводомъ. 

Красные начали приходить въ панику. Они разсказывали 
жителямъ бросаемыхъ деревень разныя небылицы про нашу 
арм1Ю. Забавно передавали намъ крестьяне своимъ простымъ 
безыскуственнымъ языкомъ эти разсказы: 

— «Вишь ты, говорятъ, рази возможно съ ими справиться, 
али остановить ихъ. Наше начальство только выберетъ позицью, 
чтобы окоповъ нарыть и бой дать, а «Колчаки о тутъ уже, прямо 
точно изъ земли выл-Ьзли али на крыльяхъ прилет'Ьли. Не 
усп-Ьди мы и лопатъ достать. . .» 

— «У нихъ, парень, у « Колчаковъ-то», у каждаго на ногахъ 
по два американскихъ лыжъ на колесикахъ, врод^Ь какъ на 
автомобили, а къ лыжамъ механическ1й пулеметъ у каждаго 
прид-Ьданъ. Какъ намъ тутъ обороняться противъ нихъ. Ни- 
какъ невозможно. . .» 

Сильно была распространена въ народ-Ь верс1я, что б-Ьлая 
арм1я идетъ со священниками въ полномъ облаченш, съ хоруг- 
вями и поютъ «Христосъ Воскресе». Эта легенда распространи- 
лась вглубь Россш; спустя два м'Ьсяца еще намъ разсказывали 
пробиравш1еся черезъ красный фронтъ на нашу сторону изъ 



73 

Заволжья: народъ тамъ радостно крестился, вздыхалъ и прос- 
в']Ьтленнымъ взоромъ смотр'Ьлъ на востокъ, откуда въ его меч- 
тахъ шла уже его родная, близкая Русь. 

Спустя пять нед'Ьль, когда я прибылъ на фронтъ, мн'Ь пере- 
давали свои думы крестьяне при объ'Ьзд']^ мною нашихъ бое- 
выхъ частей западн-Ье Уфы: 

— «Вишь ты, Ваше Превосходительство какое д'Ьло вышло, 
незадача. А то в-Ьдь, народъ совсЬмъ размечтался, — конецъ му- 
камъ думали. Слышимъ, съ б^лой арм1ей самъ Михаилъ Ляксан- 
дрычъ идетъ, снова Царемъ объявился, всЬхъ милуетъ и землю 
крестьянамъ даритъ. Ну, народъ православный и ожилъ, осм-Ь- 
л-^лъ, значитъ, комиссаровъ даже избивать стали )>, разсказы- 
валп мн'Ь крестьяне. «Все ждали, вотъ наши придутъ, потер- 
п-Ьть немного осталось. А на пров'Ьрку-то вышло не то» закон- 
чили они. И кучка односельчанъ, стоявшая кругомъ и жадно 
слушавшая разсказъ, вздохнула глубокимъ, какъ бездонное 
горе, вздохомъ. 

Но въ апр-Ьл-Ь казалось еще все безоблачнымъ. Усп-Ьхи 
арм1и продолжались. Наступленхе развивалось, войска шли 
все дальше и глубже, манила Волга. 

17 апр-Ьля былъ взятъ Бугурусланъ, откуда двинулись на 
Бузулукъ, чтобы отр-Ьзать Туркестанскую арм1ю красныхъ, 
занимавшую Оренбургъ. 29 апр-Ьля 2-ой Уфимскш корпусъ 
рванулся еще впередъ и захватилъ Серпевсюй Заводъ, всего 
въ 50 — 70 верстахъ отъ Волги. 4 мая Сибирская арм1я, разви- 
вая свое наступлен1е на С'Ьвер'Ь, заняла городъ Елабугу. 

Въ это время Сибирская арм1я была бол-Ье ч-Ьмъ въ пол- 
тора раза сильн-Ье Западной; главная масса сибирскихъ войскъ 
была сосредоточена на Глазовскомъ направлен1и, — все на той 
же несчастной для насъ лиши Вятка- Котласъ. Западная же 
арм1я, прод-^лаБъ блистательно быструю операц1ю, сильно вы- 
дохлась; помимо неимов'Ьрной усталости были больш1я потери, 
и не такъ отъ боевъ, сколько отъ форсированныхъ маршей и 
холодной, мокрой весенней погоды. 

Надо еще сказать и то, что в-Ьдь эта арм1я, сд'Ьлавшая 
прямо чудеса, была не вполн-Ь регулярна, в'Ьдь она им'Ьла 
возрастъ — только четыре м^Ьсяца организованной службы; 
понятно требовать и ожидать отъ нея настоящей регулярности 
было нельзя. Вполн-Ь въ порядк-Ь вещей было такое ненор- 
мальное явлен1е, что Ижевская дивизхя, одна изъ лучшихъ, 
потребовала переброски ея на Ижевскъ, къ ихъ дворамъ. «Мы 
хотимъ драться съ большевиками, какъ и дрались, но только 
желаемъ защищать свой Ижевскъ», — такъ говорили они. А 
въ это время какъ разъ надо было Ижевцевъ во что бы то ни 
стало перебросить на Бузулукское направлен1е, самое важное 
для насъ въ т^ дни. Но надо понять, что это была в^дь граж- 



74 



данская война, которая велась за освобождеше страны, а въ 
поняпяхъ массъ, прежде всего за освобождеше ихъ очаговъ, 
ихъ земли, своихъ домовъ, своихъ близкихъ. 

Надо было также вид-Ьть своими глазами, чтобы пов-Ьрить, 
во что была од'Ьта арм1я, сд'Ьлавшая пятисотверстный насту- 




\'И'\ 



I 

нательный походъ. Большинство въ рваныхъ полушубкахъ, 
иногда од-Ьтыхъ прямо чуть ли не на голое тЪло; на ногахъ 
дырявые валенки, которые при весенней распутиц'Ь и грязи 
были только лишней обузой, — легче и праятн-Ье идти боси- 
комъ. Такъ часть и проделывала. Полное отсутств1е б-Ьлья, 
непрерывное, безъ остановокъ движен1е, насЬкомыя, некогда 



75 

помыться въ бан'Ь. Не было возможности почти всЬ семь дней 
въ нед'Ьл'Ь готовить и давать горячую пищу, — походныхъ 
кухонь въ то время не им-Ьдось; питались консервами, хл'Ь- 
бомъ, да ч'Ьмъ Богъ пошлетъ. Все это вызывало очень боль- 
шой процентъ больныхъ. Да можно себ'Ь представить и состоя- 
Н1е здоровыхъ! 

Требовалась самая настоятельная необходимость въ немед- 
ленной присылк'Ь съ тыла св'Ьжихъ частей, который докончили 
бы начатое д'Ьло. Только съ ними, съ новыми частями, можно 
было расчитывать форсировать Волгу, чтобы на ней пр1остано- 
виться и подготовиться къ дальн-Ьйшей л-Ьтней кампан1и. 

Какъ разъ въ начал-Ь весенняго наступлен1я я пр1'Ьхалъ 
въ Омскъ и былъ назначенъ на должность генерала для пору- 
чешй при Верховномъ Правител'Ь для спец1альной задачи ин- 
спектировать всЬ тыловыя части и школы подготовки, сл'Ьдить 
за ихъ боевой готовностью, принимать м-Ьры для ускорешя 
ея, им'Ья непосредственный докладъ у адмирала. 

Передо мною открылась возможность сразу увид-Ьть, что 
можетъ дать фронту тылъ и когда; зная условхя тамъ, въ пере- 
довыхъ частяхъ, понимая все значеше для Россхи переживае- 
мыхъ дней и своевременной поддержки действующей арм1и, я 
со своими помощниками провели шесть нед'Ьль въ напряженной 
работ-Ь по инспекц1И частей ближайшаго къ фронту Омскаго 
округа и мобилизащоннаго отд-Ьла Главнаго Штаба. Выяснив- 
Ш1еся результаты были ужасны: округъ былъ совершенно не 
въ С0СТ0ЯН1И дать ран^е двухъ м'Ьсяцевъ что-либо въ д-Ьйствую- 
щую арм1ю, даже прп услов1п немедленной присылки ново- 
бранцевъ въ им'Ьвшхеся кадры. Зима оказалась потерянной. 
Но что хуже, — Главный Штабъ не закончилъ даже плана 
мобилизац1и по уЬздамъ, не сд'Ьлалъ разсчетовъ перевозки ихъ 
по желЪзнымъ дорогамъ. Все это было представлено мн-Ь въ 
полуготовомъ вид-Ь. А в-Ьдь надо было еще разослать воин- 
скимъ начальникамъ и м'Ьстнымъ властямъ, те должны были 
сд-^лать свои распоряжен1я, собрать новобранцевъ, распред'Ь- 
лить ихъ на парт1и и отправить. . . Эта схема экстеритор1аль- 
наго комплектован1я была прямо абсурдна: изъ Барнаула люди 
"Ьхали въ Красноярскъ, изъ Красноярска въ Омскъ, изъ Омска 
въ Томскъ, изъ Томска въ Нижнаудинскъ, изъ Иркутска въ 
Б111скъ, изъ Ново-Николаевска въ Иркутскъ, изъ Маршнска 
въ Барнаулъ и т. д., и т. д. Этотъ безподобный планъ подго- 
товлялся и проводился не сп'Ьша и съ сознан1емъ непрелож- 
ности и правильности работы. На сд'Ьланномъ графике дви- 
жен1я вс^хъ парт1й новобранцевъ была цветная частая сЬтка 
перекрещивающихся по всЬмъ направлешямъ линш. Не надо 
при этомъ забывать, что мы в-Ьдь им'Ьли въ распоряжен1И одну 
магистральную лин1ю жел'Ьзной дороги, и безъ того загромож- 



76 

денную транспортировашемъ грузовъ съ востока. Естествененъ 
былъ первый вопросъ: 

— «Сколько же времени понадобится для перевозки всЬхъ 
парт1й ? » 

— «Это мы еще не высчитали, это долженъ сделать отд^Ьлъ 
военныхъ сообщешй.» 

— «Такъ когда же по Вашему плану можно разсчитывать 
послать части на фронтъ?» 

— «Нельзя точно сказать. Ставка дала задан1е подать три 
ДИВИ31И къ 1 мая. Но, понятно, съ этимъ не справиться. Это 
в-Ьдь не такъ просто. А потомъ, обмундирован1е еще не полу- 
чено отъ генерала Нокса. . .» 

Вотъ къ чему привела бюрократическая система, укр-Ьпив- 
шаяся за зиму въ Военномъ Министерств'Ь Омска. Нечего 
было и думать о посылк'Ь на фронтъ на см'Ьну и поддержку вы- 
дохшимся бойцамъ св'Ьжихъ частей. По принятому Главнымъ 
Штабомъ и незаконченному еще плану можно было разсчиты- 
вать, при напряжен1и работы, послать на фронтъ три дивиз1и 
не раньше августа. И то, если работу начать немедленно, отка- 
завшись отъ бумажной волокиты. 

Волжск1й корпусъ генерала Каппеля сп-Ьшно готовился 
въ Курган'Ь; ставк-Ь пришлось его сорвать съ работы и въ полу- 
готовомъ вид-Ь, по частямъ перевозить въ Уфу и западн-Ье. Но 
это былъ именно срывъ и самое плохое использован1е т'Ьхъ 
силъ и того посл'Ьдняго резерва, который могъ при правиль- 
номъ употреблен1И дать действительно р-Ьшительные резуль- 
таты, такъ нужные Росс1и. 

Было еще одно средство добиться этихъ результатовъ и 
т'Ьмъ поправить положен1е. Какъ уже сказано, Сибирская арм1я 
была очень сильна числомъ, им'Ьла къ тому же лучшее снаб- 
жеше, была и од-Ьта, и обута, и понесла мало потерь за весеннее 
наступлен1е. Она развивала наступлеше по главному своему 
направлен1Ю на Вятку- Котласъ и по второстепенному — на 
Казань. Нужно было отказаться отъ этого плана; первое нап- 
равлен1е, на с^вер-Ь, прикрыть небольшимъ отрядомъ, а всЬми 
силами вести наступлен1е на Волгу, прим-Ьрио, на фронтъ Казань 
— Симбирскъ, ударяя въ л-Ьвый флангъ большевиковъ, сосредо- 
точившихся противъ Западной арм1и. Это было возможно сд-Ь- 
лать и, если бы это выполнили, хотя и съ опо8дан1емъ, д-бло 
было бы выиграно. 

Теперь поздно давать хорош1е советы, но вс^ эти сообра- 
жешя докладывались въ тЪ дни Верховному Правителю и ставк'Ь; 
они соглашались, но сд-Ьлать ничего не могли. Генералъ Гайда 
и его штабъ не хотЪли и слушать о перем^н'Ь операцхонныхъ 
направлешй; поддержку въ этомъ они находили у н'Ькоторыхъ 
вл1ятельныхъ представителей иностранной интервенц1и, кото- 



77 

рымъ казалось важн-Ье всего бить на сЬверъ, къ Архангельску. 
Такъ II не было достигнуто взаимод-Ьйствхе двухъ арм1й, даже 
и тогда, когда на Волжскомъ фронт-Ь, въ Западной арм1и нача- 
лись неудачи. А онЬ пришли для большинства неожиданно. 

6. 

Небо казалось чистымъ, безоблачнымъ, горизонтъ яснымъ, 
зав-Ьтная ц-Ьль близкой. Омскъ въ эти дни, совпавшхе съ ран- 
ней мягкой весной, жилъ спокойной, ув-Ьренной радостью. 
Была какъ разъ Святая Нед-Ьля, въ тепломъ воздух-Ь трепетали 
и плыли звуки пасхальнаго перезвона, на улицахъ весело 
гуд-Ьла праздничная толпа. У всЬхъ счастливый улыбающьеся 
лица, громк1Й говоръ, при чемъ, какъ всегда въ нашей милой 
сторон-Ь, преувеличен1е сверхъ пред-Ьла. Изв-Ьстхя объ усп-Ь- 
хахъ армш подхватывались въ ставк-Ь, передавались черезъ 
знакомыхъ, лет-Ьли въ массы, все выростая, претворяясь въ 
желанную легенду. Говорили уже о томъ, что наша кавалерхя 
перешла Волгу, Дутовъ занялъ Оренбургъ, что за Волгой 
всюду возстан1я крестьянъ. 

Верховный Правитель объ-Ьхалъ передъ т-Ьмъ почти всЬ 
освобожденный отъ большевиковъ м-Ьстности; когда онъ былъ 
въ Перми, тамъ его встр-Ьчали всЬ слои населенхя, какъ народ- 
наго вождя, выдвинутаго самимъ Богомъ для спасен1я Родины. 
Въ особняк-Ь его на берегу Иртыша въ прхемной стояла горка, 
обитая синимъ сукномъ, уставленная вся въ н-Ьсколько яру- 
совъ блюдами и адресами отъ Перми; на всЬхъ вырезаны слова 
благодарности и готовности на новыя жертвы. Зд'Ьсь были и 
отъ русскихъ женщинъ, и отъ духовенства, отъ крестьянъ, отъ 
рабочихъ Пермскихъ заводовъ, отъ городского самоуправленхя 
и даже отъ земской управы созыва 1917 года. 

Такъ же встр-Ьчали его и друг1е города. Рабоч1е знамени- 
таго Златоустовскаго завода поднесли ему ц-Ьнную булатную 
шашку съ трогательной надписью, какъ нацюнальному герою. 
И въ селахъ при его ирх-бзд-Ь всюду выходили крестьяне, слу- 
жили молебны и подносили отъ чистаго сердца скромную 
хл-Ьбъ-соль. 

Арм1я, т-Ь части ея, который адмиралъ объ-Ьхалъ, показала 
ему, что самъ народъ идетъ въ ея рядахъ на великое д-Ьло, а 
порывъ войскъ укр-Ьпилъ надежду и ув-Ьренность въ усп-Ьх-Ь. 
Но пор-Ьд-Ьвшхе ряды, убогое снабженхе и отсутствхе обуви 
заставляли задуматься и искать быстрыхъ способовъ заполнить 
недостатки. 

— «Подумайте только,» говорилъ Верховный Правитель, 
^ «какъ они од-Ьты. НЪтъ», — онъ повышалъ голосъ, — «какъ 
они разд-Ьты, эти герои! И ничего, ни слова ропота. Въ ше- 



78 

стомъ корпусе мн-Ь былъ выставленъ почетный караулъ боси- 
комъ, безъ сапогъ». 

Но центральный учреждешя и тылъ казались заброниро- 
ванными, непонимающими людьми, о которыхъ сказано: они 
им'Ьли глаза и не видели, им-бли уши и не слышали. В-Ьдь 
если бы собрать въ тылу б-блье, одежду и сапоги у т-Ьхъ му- 
щинъ, которые сид-бли тамъ и не желали воевать сами, ожидая 
отъ арм1и новыхъ подвиговъ и жертвъ, если бы не разд-ЬтБ 
ихъ, эти десятки тысячъ людей, сид-Ьвшихъ дома, а хоть бы 
собрать у нихъ лишнее, но собрать д-Ьйствительно и настой- 
чиво, — то сколько бы офицеровъ и солдатъ было спасено этимъ. 
Но глухъ былъ тылъ, и сказалась полная отчужденность его 
отъ фронта. 

Усп-Ьхи армш, ея поб-Ьдиое шеств1е впередъ, больппя пло- 
щади новыхъ губершй, освобожденный ею, все это, наоборотъ, 
усилило еще бол-Ье то ошибочное направлеше, которое было 
взято съ самыхъ первыхъ дней. Занялись создашемъ даже но- 
ваго учрежден1я — Всероссшскаго Сената. Министерства росли 
и распухали еще больше, укр'Ьпляясь въ своемъ яко-бы всерос- 
С1йскомъ разм-Ьр-Ь и значеши. Этому не мало способствовало 
и то, что всЬ руссше антибольшевицкхе вожди и правительства 
признали адмирала Колчака, какъ Верховнаго Правителя 
Россш, а его правительство, какъ центръ. Помню, какое силь- 
ное впечатл-Ьихе произвела телеграмма генерала Деникина о 
подчиненш его и Добровольческой армш адмиралу Колчаку. 

«Какой патр1отическ1й поступокъ, какая высота. Действи- 
тельно, видно, руссше люди объединились, чтобы спасти Ро- 
дину; н'Ьтъ м'Ьста для личныхъ честолюбхй». 

Въ эти дни торжества Русской идеи и поб^днаго шеств1я 
нашей армш изм-Ьнилось и отношенхе союзниковъ-интервентовъ. 
Они стали гораздо мягче, исчезъ нетерп'Ьливый и ворчливый 
тонъ. Усилилась ихъ д-Ьятельность теперь по разнымъ мини- 
стерствамъ, главнымъ образомъ въ иностранномъ министерств'Ь 
съ его «министромъ» Сукинымъ; все вертелось, главнымъ обра- 
зомъ, — опять таки у того же вопроса объ офиц1альномъ приз- 
нанш Антантой Омскаго правительства, какъ всеросс1йскаго. 
Это былъ одинъ изъ самыхъ острыхъ моментовъ его. Вотъ- 
вотъ признаютъ, не сегодня-завтра, уверяли всЬ иностранцы, 
а одинъ, наибол-Ье вл1ятельный велъ кампашю и уб-Ьждалъ 
Верховнаго Правителя въ необходимости для признашя выпу- 
стить новую декларац1Ю, ((СовсЬмъ либеральную и демократи- 
ческую», чтобы успокоить Антанту. Злой духъ керенщины, этой 
первой ступени интернацхонала, ожилъ и черезъ явныхъ и тай- 
ныхъ агентовъ своихъ вносилъ снова разрушеше среди рус- 
скихъ людей въ ихъ нацюнальное д^ло. 



79 

Никакихъ декларащй, понятно, не надо было никому; 
лишь одно д-Ьло могло дать все. Если бы арм1И наши освобо- 
дили Русь, если бы правительство, которому весь народъ ока- 
вывалъ такую могучую поддержку, установило бы въ стран-Ь 
порядокъ и занялось бы творческой работой, — кто могъ бы 
не признать его? Кто? 

Арм1И же были въ эти дни въ зенит'Ь своихъ усп-Ьховъ и 
славы. Еще усил1е, и Русское д-Ьло выиграно. Но для этого 
усил1я нужно было р-Ьшиться на изм'Ьнен1е плана Сибирской 
арм1и, на перем-Ьну ея направлен1я на юго-западъ для комбини- 
рованнаго удара съ Западной армхей. 

Гайда со своимъ начальникомъ штаба генераломъ Бого- 
словскимъ пр1^хали въ эти дни въ Омскъ съ докладомъ. Ма- 
стерски сд'Ьланныя схемы наглядно показывали, какую силу 
представляетъ изъ себя теперешшй составъ Сибирской армш, 
ея организащю, группировку и нам'Ьченное увеличен1е. Гайда 
горячо отстаивалъ свою идею движешя на Вятку, доказывая, 
что, взявши ее и Казань, будетъ очень легко дойти до Москвы. 

Посл-Ь доклада Верховный Правитель оставилъ всЬхъ насъ 
об'Ьдать; разговоръ за об'Ьдомъ не касался этого вопроса и 
шелъ на самыя обыденный темы. Но зат-Ьмъ, уже вечеромъ, 
въ кабинет'Ь адмирала остались онъ, Гайда съ начальникомъ 
штаба Богословскимъ, генералъ Д. А. Лебедевъ и я. Снова мы 
стали доказывать необходимость приложить всЬ силы, чтобы 
развить наступлен1е на Поволжье и соединиться съ Доброволь- 
ческой арм1ей; иначе вставала угроза, что Западная арм1Я не 
выдержитъ. Вставалъ призракъ катастрофы. 

Зд-Ьсь впервые прозвучали т-Ь ноты, которыя вскор^Ь мн-Ь 
пришлось слышать въ Екатеринбург-Ь. Гайда сталъ очень 
искусно затушевывать и преуменьшать сд-Ьланное Западной 
арм1ей, восхваляя ловко въ то же время общ1Й стратегичесшй 
планъ, вспоминая и разсказывая операцш и эпизоды изъ своей 
арм1и, набрасывая широк1я перспективы занят1я имъ Казани, 
Вятки, соединен1я съ Архангельскомъ, легкой подач-Ь оттуда 
англ1йскаго снабжен1я и товаровъ. Нарисовалъ положеше 
Москвы, которая легко и скоро будетъ занята тогда Гайдой. 
Все это онъ пропитывалъ струйкой тонкой, ум-ЬлоРг лести, вплетая 
ув'Ьрен1я о своей безпред-Ьльной преданности Верховному Пра- 
вителю, и д-Ьлалъ это такъ искусно, что только постороннее 
вниманхе могло заметить неискренность и затаенную мысль. 

Разговоръ все д-Ьлался интимн'Ье и ближе. Часовая стр'Ьлка 
подходила ко времени отхода по'Ьзда Гайды. Передъ самымъ 
отъ-Ьздомъ адмиралъ Колчакъ обнялъ его, расц-бловаль и, обра- 
щаясь къ остальнымъ, сказалъ слова, совершенно неожиданныя 
и глубоко насъ поразивппя: 



80 

— «Вотъ что, слушайте,» онъ обратился, называя Д. А. 
Лебедева и меня, — «я в-Ьрю въ Гапду и въ то, что онъ многое 
можетъ сд'Ьлать. Если меня не будетъ, если бы я умеръ, то 
пусть Гайда зам'Ьнитъ меня». 

Было больно слышать и вид-Ьть, какъ посл-Ь этого Гайда, 
этотъ очень хитрый и очень волевой челов^къ, склонился къ 
плечу адмирала, чтобы скрыть выражеше своего лица, — • тор- 
жествующая улыбка зм-Ьилась на его тонкихъ губахъ; тихимъ, 
неслышнымъ намъ шопотомъ что-то нашептывалъ онъ въ самое 
ухо Верховному Правителю. 

Вскор-Ь Гайда у-Ьхалъ; вопросъ о координацш д'Ьйствш 
Западной и Сибирской армш остался нер'Ьшеннымъ. 

7. 

Мн-Ь пришлось до середины мая, проргзводя инспекц1И вой- 
сковыхъ частей, объ-Ьхать города Томскъ, Новониколаевскъ, 
Барнаулъ, Ыйскъ и Екатеринбургъ. Въ Омск'Ь я бывалъ въ 
промежуткахъ между этими по-бздками, работая тамъ по про- 
вЪрк'Ь д-Ьятельности мобилизац1оннаго отд'Ьла Главнаго Штаба 
и частей Омскаго гарнизона. 

Одно изъ коренныхъ заблуждешй нашихъ заключается въ 
томъ, что д-Ьло можно д'Ьлать, сидя у себя въ кабинет'Ь и упра- 
вляя съ помощью бумагъ и телеграфа. И въ обычное-то время, 
при прочномъ и стройномъ государственномъ аппарат']^, этотъ 
способъ даетъ плох1е результаты, а въ наши дни посл-бреволю- 
ц1оннаго развала результатовъ не получается никакихъ. Такъ 
было и зд'Ьсь во всЬхъ в'Ьдомствахъ ; писались вылощенные 
доклады-проекты, по нимъ составлялись бумажный распоря- 
жешя и разсылались по почт'Ь и телеграфу; посл-Ь этого соста- 
влялся новый докладъ о проведенныхъ м'Ьрахъ, и д'Ьло счита- 
лось сд'Ьланнымъ. Центральные и подчиненные имъ окружные 
или губернск1е органы успокаивались на сознан1и исполнен- 
наго долга, проводя зат'Ьмъ такимъ же способомъ вереницу 
другихъ вопросовъ. 

На м'Ъстахъ же обыкновенно происходило д-Ьло такъ: м'Ьст- 
ные агенты военной и гражданской власти получали эти рас- 
поряжешя, и каждый поступалъ сообразно съ его разум^н1емъ 
и свойствами. Иногда бумажное распоряжеше клалось въ 
столъ безо всякаго прим'Ьнен1я, у другихъ были попытки про- 
вести его въ жизнь, третьи, возмущенные неприм'Ьнимостью 
распоряжен1я изъ центра къ мЪстнымъ услов1ямъ, заводили 
споръ и переписку; въ большинств-Ь слзтчаевъ эти распоряже- 
шя, казавшхеся издали такъ законченными и полезными, не 
оказывали никакого д'Ьйств1я, будучи безжизненными. Посл^^д- 
ств1я такой системы были т'Ь, что центръ успокаивался на са- 
мообман-Ь исполненнаго д'Ьла, — м-Ьстные же органы привыкали 



81 

къ мысли, что центръ неспособенъ и не желаетъ вести настоя- 
щей, согласованной, руководящей системы. Все сводилось къ 
бумажному управлен1ю и бумажнымъ отчетамъ. Это и есть то, 
что называется бюрократической системой; въ этомъ самооб- 
мане и успокоеши и заключаются ея вредныя стороны. 

Жизнь же всякой страны требуетъ для усп-Ьха другого 
рода д-Ьятельности, жизненнаго и живого. Т. е. такого, кото- 
рый былъ бы основанъ на знан1и м-Ьстныхъ условхй, соотв'Ьт- 
ствовалъ силамъ и проводился бы всЬми частями государствен- 
наго аппарата, отъ центральныхъ органовъ до посл-Ьдией пери- 
фер1и, — быстро, стройно и ц'Ьльно. Для этого нужно: 1) изу- 
чен1е мЪстныхъ услов1й черезъ м'Ьстныхъ агентовъ и черезъ 
агентовъ центра, разъ-Ьзжающпхъ по м'Ьстамъ; 2) на основан1й 
общей идеи и м-Ьстныхъ условхй должны отдаваться изъ центра 
директивы, направляющ1я работу, вводящ1я ее въ опред'Ьлен- 
ный планъ; 3) постоянное руководство работой на м-Ьстахъ 
центральными органами черезъ своихъ агентовъ и постоянны!! 
контроль. Для этого должна быть д'Ьятельность канцеляр1й 
сведена до минимума съ очень небольигамъ личнымъ составомъ, 
а Д'Ьятельность чисто активную, разъ'Ьзды и работу на м'Ьстахъ 
необходимо развить, особенно вначал'Ь, до высшаго напряже- 
н1я. На это не приходится жал'Ьть ни людей, ни средствъ. Но 
эти раз'Ьзжающ1е и руководящхе на м'Ьстахъ агенты не должны, 
понятно, являться только грозными контролерами съ Олимпа, 
а настоящими руководителями и помощниками въ работ-Ь м-Ьст- 
ныхъ органовъ, обладая для того достаточной подготовкой и 
большими полно М0Ч1ЯМИ центральной власти. 

Эти выводы нашли ясное и полное подтвержден1е во время 
моихъ объ-Ьздовъ по инспекции войсковыхъ частей. Картина 
была во всЬхъ городахъ почти одна и та же. Русскге люди 
хот-Ьли работать, начинали д-Ьло, но вскор-Ь натыкались на 
препятств1я, неясности, несогласованность; возникали трешя, 
изъ-за пустяковъ д-Ьло тормозилось. Писалось въ центръ, но 
оттуда разъяснешя и руководство или сильно запаздывали, или 
же получались совершенно неправильныя, еще бол-Ье затруд- 
НЯЮЩ1Я д-Ьло. 

Оказалось, что работа по формированхю частей для посылки 
на фронтъ заглохла и была почти безъ движен1я; такая же 
участь постигла и школы подготовки младшаго команднаго со- 
става. Офицеры, бивш1еся надъ попытками начать д-Ьло и вести 
его, не хитрое, простое, привычное имъ д-Ьло, получали вм-Ьсто 
руководства рядъ бумажныхъ распоряжен1Й, иногда противор-Ь- 
чащихъ одно другому, не могли даже начать его; или же начи- 
нали, натыкались на затрудненхя, не могли ихъ разр-Ьшить, 
бились надъ этимъ, и долго бились, но безусп-Ьшно. Д-Ьло не 
шло. 

к. в. Сахаровъ. Б-Ьлая Сибирь. 6 



82 

Всюду меня встр-Ьчали сначала прежней, традищонной 
встр'Ьчей, какъ ревизора изъ центра, которому надо показать 
все благополуч1е, втереть очки; который будетъ грем-Ьть, пы- 
житься, разнесетъ для порядка и уЬдетъ, посл^ чего можно 
будетъ снова погрузиться въ прежнее инертное состояше. 

Но моя формула работы по инспекц1и была иная: 

— «Посмотримъ вм-Ьст-Ь, что и какъ сд'Ьлано у Васъ, Вашъ 
планъ, совместно сравнимъ его съ планомъ, составленнымъ въ 
Главномъ Штаб-Ь и въ округ'Ь, выяснимъ всЬ местный услов1я 
и затруднешя. И зат'Ьмъ давайте сразу и начнемъ работу. Я 
им-Ью полномоч1я помочь Вамъ и устранить всЬ затруднешя. 
Пробуду столько, сколько Вамъ нужно, чтобы д^ло пошло.» 

Безъ всякихъ парадовъ, безъ спец1ально назначенныхъ ча- 
совъ собирались мы, м-Ьстные работники и я со своими помощ- 
никами, съ ранняго утра, въ часы, назначенные ихъ постоян- 
нымъ расписашемъ дня. И вм'Ьст'Ь начинали работать. Черезъ 
несколько дней д-Ьло выяснялось, всЬ препятств1я совм-Ьст- 
ными усил1ями были устранены. И получался отъ этой работы 
сразу ощутительный результатъ, который вм-Ьст-Ь съ простымъ 
и яснымъ планомъ — были лучшей гарант1ей усп-Ьха. 

Черезъ н'Ьсколько дней, уЬзжая, мы разставались какъ 
люди, связанные общими интересами и общимъ д^Ьломъ, раз- 
ставались, въ большинств-Ь случаевъ, друзьями. 

Когда я вы'Ьхалъ въ первый разъ и прибылъ въ Томскъ, 
въ пути была получена телеграмма изъ ставки, что Верховный 
Правитель приказалъ принять всЬ м-Ьры къ возможно боль- 
шему привлечешю офицеровъ изъ тыла на фронтъ, такъ какъ 
д-Ьйствующхя части испытываютъ острый недостатокъ въ млад- 
шемъ командномъ состав'Ь. 

Безо всякаго ущерба для м^стнаго д-Ьла мн-Ь удалось от- 
править на фронтъ въ три дня изъ Томска дв-Ьсти офицеровъ, 
изъ Новониколаевска сто семьдесятъ. Д-Ьлалось это такъ: 
собиралъ начальниковъ частей со списками личнаго состава, 
пров'Ьрялъ ихъ, а также д-Ьятельность части, устанавливалъ, 
сколько офицеровъ необходимо оставить, а остальнымъ — три дня 
на сборы, и спещальнымъ эшелономъ въ д-Ьйствующую арм1ю. 

При этомъ выяснялись попутно прямо нев-Ьроятныл вещи. 
Въ Томск'Ь числилось свыше ста отд'Ьльныхъ частей, и изъ нихъ 
только около десяти были чисто строевыя, необходимый для 
фронта. Среди остальныхъ же были н-Ькоторые, еще образо- 
ванные «Комучемъ» въ Казани и Самар-Ь, эвакуированные отря- 
ды; существовалъ химическхй батальонъ, им-Ьвшхй сорокъ офи- 
церовъ и десять солдатъ, инженерный учебный полкъ съ еще 
бол'Ье нев-Ьроятной пропорщей и др. 

— «Какъ давно Ваша часть существуетъ?» спросилъ я ко- 
мандира инженернаго полка. 



83 

— «Съ августа 1918 года». 

— «Ваши задачи?» 

— «Подготавливать для армш младшхй командный составь 
и чинить инженерное имущество. Мы им-Ьемъ много мастер- 
скихъ. . .» 

— «Много мастерскихъ ?. . . А сколько Вы отправили въ 
арм1ю подготовленныхъ офицеровъ "и солдатъ?» 

— «Пока ни одного». 

— «Сколько доставили инженернаго имущества?» 

— «Тоже пока ничего. Намъ никто не присылалъ для 
исправлешя. . .» 

Химическ1й батальонъ им'Ьлъ как1е-то вывезенные съ Волги 
балоны и собирался вырабатывать ядовитые газы. Это въ на- 
шей-то Росс1И, въ гражданской войн-Ь. . . 

Были и еще части, абсолютно не им'Ьвппя никакого значе- 
шя или даже вредныя т'Ьмъ, что, ничего не давая д-Ьлу обороны, 
он'Ь поглощали большое количество денегъ и отвлекали много 
людей. Не скажу, чтобы эти люди, уже м'Ьсяцами привыкш1е 
ничего не д-Ьлать, легко сдавались и охотно "Ьхали на фронтъ; 
наоборотъ они приводили всевозможные аргументы, жалобы, 
посылали телеграммы въ Главный Штабъ. Но всё же черевъ 
три дня эшелонъ съ офицерами отправился въ д-Ьйствующую 
армш. 

Въ Томск'Ь, этомъ большомъ университетскомъ город'Ь, по- 
ражало и бросалось въ глаза чрезвычайно большое число моло- 
дыхъ и здоровыхъ штатскихъ людей, слонявшихся зд'Ьсь безъ 
д-Ьла, въ то время, когда на фронт'Ь былъ дорогъ каждый чело- 
в-Ькъ, арм1я испытывала острый недостатокъ въ младшихъ офи- 
церахъ. А здЪсь какъ разъ было много подходящаго матерхала, 
учащейся молодежи. Ихъ можно было завербовать всЬхъ безъ 
вреда, такъ какъ наступали л-Ьтнхя вакац1И, да кром-Ь того всЬ 
здан1я учебныхъ заведен1й были реквизированы, какъ необ- 
ходимый подъ постой нашпхъ и чешскнхъ войскъ. И в-Ьдь такъ 
ясно, казалось бы, что всЬ усил1я должны были быть напра- 
влены на то, чтобы возможно быстр-Ье окончить гражданскую 
войну, вымести изъ Россш соръ интернац10нала, а тогда уже 
налаживать и ученье. 

Въ Томск'Ь же я впервые увид-Ьлъ наглядно безграничную 
наглость чехо-словацкихъ руководителей, поощряемыхъ н-Ько- 
торыми изъ интервентовъ. Сюда пришла на постой 2-я чешская 
ДИВП31Я; остальныя дивизти распред'Ьлены были по квартирамъ 
въ городахъ по лин1и жел-Ьзной дороги между Омскомъ и Вла- 
дивостокомъ. А м'Ьсяца полтора передъ т'Ьмъ по всей Сибири 
разъ-Ьзжала междусоюзная квартирная комиссхя въ составе 
по одному представителю отъ англичанъ, французовъ, итальян- 
цевъ, румынъ, чеховъ и американцевъ ; былъ прикомандирован-ь 



84 

къ комисс1и и одинъ руссшй офицеръ. Эта комиссхя въ нашей 
стран-Ь распоряжалась по своему, всЬ лучшхя помЪщенхя отво- 
дили для иностранныхъ войскъ, состоявшихъ главнымъ обра- 
зомъ изъ нашихъ бывшихъ военнопл'Ьнныхъ ; притомъ русск1е 
интересы въ разсчетъ совсЬмъ не принимались. 

Намъ были необходимы тогда же казармы для вновь фор- 
мируемаго въ Томск'Ь егерскаго батальона и для военно-учи- 
лищныхъ курсовъ, подготовлявшихъ въ д'Ьйствующую арм1ю 
портупей-юнкеровъ. Подходящхя здашя были выбраны и отве- 
дены. Но оказалось, что они были раньше предназначены меж- 
дусоюзной комисс1ей для чеховъ. Я приказалъ тогда, на осно- 
ван1и им'Ьвшихся у меня полномочхй высшаго Русскаго коман- 
дован1я, отвести чехамъ друпя казармы, а эти, такъ необходи- 
мый для насъ самихъ, занимать. Объяснилъ это при личномъ 
свиданш начальнику 2-ой чехо-словацкой дивизш; причемъ 
затруднешй не было, такъ какъ чехо-словаки еще не выгружа- 
лись изъ своихъ вагоновъ. Надо сказать, что они вообще не 
желали разставаться съ вагонами, полными всякаго скарба и 
имущества, прхобр-Ьтеннаго ими за время пути ихъ отъ Волги 
до Сибири, и ц-Ьлыми м-Ьсяцами держали десятки тысячъ ваго- 
новъ. Чехъ-полковникъ на словахъ согласился, но только я 
уЬхалъ изъ Томска, всл-Ьдъ телеграмма, что чехи силой хотятъ 
занять епарххальное училище, назначенное для военно-училищ- 
ныхъ курсовъ. Понятно, на силу отв-Ьтить силой мы въ то 
время не могли, хотя такое движен1е им'Ьло бы усп-Ьхъ, и было 
бы встречено населенхемъ восторженно, — въ массахъ русскихъ 
солдатъ и среди населен1я накопилось много озлоблен1я противъ 
наглыхъ «освободителей»; когда еще въ мартЪ я былъ въ Ир- 
кутск-Ь съ Ноксомъ, во многихъ мЪстахъ города мы вид'Ьли 
надписи на ст'Ьнахъ, сд'Ьланныя полуграмотной рукой простого 
челов-Ька: «Бей жида и чеха. Спасай Росс1Ю. Чехи убирайтесь 
домой въ ...» и т. д. 

Попытались д'Ьйствовать черезъ чешскаго главнокомандую- 
щаго, французскаго генерала Жанэна. И вотъ потянулась исто- 
р1я на ц^лые полтора месяца. Французсшй генералъ на сло- 
вахъ соглашался съ нами, об'Ьщалъ, издали грозилъ даже че- 
хамъ, а на д'Ьл'Ь выходило другое: онъ писалъ имъ, что «ихъ 
справедливый желашя столкнулись съ желан1ями русскихъ, и 
онъ, Жанэнъ, проситъ чеховъ уступить». Т'Ь отказывали; тогда 
Жанэнъ писалъ намъ, что не можетъ ничего сд-Ьлать, надо намъ 
уступить чехамъ. Только, когда Верховный Правитель вышелъ 
изъ терп-Ьнхя и заявилъ, что вредъ, приносимый армш прово- 
лочкой времени, заставитъ его пойти на крайшя м-Ьры, до 
прим'Ьнешя силы оруж1я включительно, — чехи и ихъ фран- 
цузск1е руководители пошли сразу на уступки. Видно, нужно 
было говорить съ ними съ самаго начала другимъ языкомъ. . . 



85 

Иначе, какъ наглымъ, отношенхе массы чехо-словацкихъ 
войскъ назвать было нельзя. Представьте себ'Ь ц']^лыя толпы 
этихъ людей съ славянскпмъ говоромъ, од-Ьтыхъ въ новеньк1Я 
н щеголевато сшитые русск1я шинели и мундиры, въ новыхъ 
нашихъ же сапогахъ и фуражкахъ, безъ погонъ, но съ рус- 
скимъ оруж1емъ, почти всЬ съ длинными всклокоченными воло- 
сами-космами; они бродили ц-блыми стаями по улицамъ всЬхъ 
сибирскихъ городовъ, толпились на станщяхъ, ничего не д-Ьлая 
и не желая д-Ьлать. Когда возникалъ вопросъ о несенхи ими 
караульной службы въ гарнизонахъ, они отв-Ьчали, — это не ихъ 
д^Ьло, пусть несутъ русск1е, или кто хочетъ. Они захватывали 
больш1е склады продовольств1я и фуража, питаясь лучше 
любой русской части. Они сид-Ьли, здоровые и сытые тунеядцы, 
за спино!! многострадальнаго русскаго фронта, гд'Ь офицеры и 
солдаты были въ рубище, терп-^ли во всемъ недостатокъ. И въ 
то же время взглядами, жестами и всЬмъ вн-Ьшнимъ видомъ 
большинство чеховъ выражало какое-то непонятное презр-Ьше 
и нескрытую радость нашему горю и неудачамъ. Они были въ 
большомъ почет-Ь и всячески ублажались нашими л-Ьвыми, 
сощалистическпми элементами, ведшими дружбу и скрытую 
работу съ ихъ команднымъ составомъ и политическимъ цен- 
тромъ. 

Какъ я уже писалъ, въ Томск-Ь мн'Ь пришлось увид'Ьть ту без- 
дну, которую подготовляли русскому д'Ьлу эсъ-эры. Ко мн^ шли 
мнопе русск1е люди разныхъ положен1Й и занят1й, зная, что я 
генералъ, присланный Верховнымъ Правителемъ, шли и несли 
для передачи ему многое, что иначе не доходило и тонуло въ 
многоярусныхъ Омскихъ канцеляр1яхъ. Шло само русское горе, 
над-Ьясь на исц'Ьленхе. Понятно, я не им-Ьлъ права пройти мимо 
этихъ сторонъ жизни, не могъ ограничиться только военной ин- 
спекщей, такъ какь вся работа эсъ-эровъ и сродныхъ имъ органи- 
защй была направлена главнымъ образомъ на то, чтобы мЪшать 
и вредить Д'Ьлу организащи арм1и, расшатывать страну и 
свести на н'Ьтъ наши военные усп'Ьхи. Это былъ врагъ опасн'Ье 
большевиковъ, потому что д^йствовалъ онъ не въ открытую, под- 
готавливалъ тайный внутреннтй фронтъ въ тылу. Отсюда и изъ 
другихъ городовъ я привезъ адмиралу, помимо доклада о 
воинскихъ частяхъ, обширные фактическ1е матерхалы, доказы- 
вавш1е преступную, анти-русскую работу соц1алистовъ-рево- 
люц1онеровъ и связь ихъ съ большевиками. 

Верховный Правитель разсмотр'Ьлъ все, выслушалъ под- 
робный докладъ, и впервые я зам-Ьтилъ выражен1е усталости въ 
его глазахъ. 

— «Да, да, все это такъ,» сказалъ онъ, — «я и раньше 
многое зналъ; надо принимать м-Ьры. Но приходится д'Ьйство- 
вать очень осторожно. В-Ьдь союзники и до сихъ поръ уб-Ьж- 



86 

дены, что эсъ-эры выражаютъ мн'Ьнхе народныхъ массъ и опи- 
раются на нихъ. . .» 

8. 

Богат'Ьйппй Алтайскш край съ его серьезнымъ, д-Ьдови- 
тымъ населенхемъ, потомками первыхъ колонизаторовъ Сибири. 
Люди отсюда рвались теперь на борьбу противъ большевиковъ, 
отдавали ей все и хот-Ьли одного, — скор-Ье покончить войну, 
раздавить гидру интернац1онала и начать спокойную преж- 
нюю жизнь. Зд-Ьсь пахнуло на меня старой Россхей, близкой и 
дорогой всЬмъ намъ и такъ ненавистной соц1алистамъ всЬхъ 
толковъ. Барнаулъ, столица края, стоялъ почти на половину 
обгор'Ьлый, — сощалисты, выпустивъ изъ тюрьмы въ первые же 
дни револющи уголовныхъ преступниковъ, сожгли вм'Ьст^ съ 
ними городъ, проделывая свой опытъ въ 1917 году. Но теперь 
жизнь налаживалась, шла большая работа во вствхъ отрасляхъ. 
Отличное впечатл-Ьихе произвели своими кадрами батареи и 
полки, расквартированные тамъ. 

— «Вотъ только не даютъ намъ пополнешя. Влили бы 
мЪстныхъ крестьянъ и алтайцевъ, в'Ьдь это-же лучш1й элементъ, 
и сами просятся», говорили мн-Ь старш1е офицеры. Съ такими 
же заявлешями приходили и депутаты отъ крестьянъ, горо- 
жанъ и инородцевъ. 

Бшскъ, другой городъ Алтая, носилъ ту же физ10ном1Ю 
д'Ьловитости, работы и общаго страстнаго желашя нащональ- 
наго возрожден1я страны. Ранняя весна развезла глубоше 
сн'Ьга, и на улицахъ грязь стояла по ступицу. 

.— «Нашъ городъ славится т'Ьмъ», — безобидно см'Ьялись 
надъ собою б1йцы, — «что онъ самый грязный городъ въ Россш. 
У насъ даже открытки есть: ц-Ьлый возъ утонулъ весной на 
улиц'Ь ». 

Зато жизнь стоила здЪсь гроши и была всЬмъ доступна. 
Въ ресторан'Ь за полный об^дъ брали всего полтора рубля по 
тогдашнему курсу. Чувствовались между всЬми т'Ь хорош1я 
настоящ1я отношешя, когда каждому живется хорошо, и вс^ 
им'Ьютъ свой достатокъ, не вырывая куска другъ у друга. Даже 
и выражеше лицъ у большинства было то, къ которому мы 
привьшли у себя на Родин-Ь раньше: спокойное, ласковое и 
мягкое, безъ мал'Ьйшей печати жадности, злобности, торопли- 
вости. Лишь изр'Ьдка попадалось лицо, искривленное злобой, 
худое и черное, со взглядомъ, устремленнымъ враждебно на все. 
Это были парт1йные работники, разрушители жизни. Эти 
угловатыя фигуры и эти лица съ печатью нечелов-Ьческой злобы 
вы встретите во вс^Ьхъ странахъ Стараго и Новаго св-Ьта. Какъ 
в-Ьчные жиды, какъ потомки Каина, разбрелись они, отяг- 
ченные преступными мыслями, собираясь всюду разнести тотъ 



87 

ужасъ разрушен1я, тотъ дымъ пожаровъ, моря крови и слезъ, 
т-Ь рупны городовъ и селешй, которыми они покрыли великую 
Русскую землю. 

Около церквей толпился народъ ; шли великопостный служ- 
бы, и ц-Ьлыми днями огромныя толпы направлялись на испов-Ьдь. 
Зд^сь было братство и равенство не на словахъ; сюда шли 
люди вс^Ьхъ состояшй и классовъ, шли рядомъ и получали 
одинаковое ут'Ьшен1е, надежду и духовную свободу. Въ часы 
перерыва, между горячей работой въ м-Ьстныхъ воинскихъ 
частяхъ, я шелъ въ эту толпу, старался ближе подойти къ ней, 
узнать ея подлинный настроен1я. 

Всюду была тихая радость отъ новыхъ, получаемыхъ ежед- 
невно св-Ьд-Ьнхй объ усп-Ьхахъ нашихъ арм1Й на фронт'Ь, была 
спокойная надежда, что приходятъ къ концу дни великихъ 
потрясен1Й и испытан1й народныхъ. И почти всюду читался въ 
умныхъ св-Ьтлыхъ крестьянскихъ глазахъ затаенный вопросъ; 
н-Ькоторые спрашивали прямо: 

— «Что же будетъ потомъ? Объясните намъ. Ваши Бла- 
город1я. А то читали мы въ газетахъ объявленхе начальства, да 
неясно какъ-то. Опять, молъ, учредительное собраше будетъ, 
а пзъ кого — неизв-Ьстно. Неужто опять этихъ жидовъ туда на- 
пустятъ. В-Ьдь какой же порядокъ тогда возможно сд-Ьлать?!» 

— «А что вы хот'Ьли бы?» 

— «Да намъ ничего не надо, только чтобы опять все по 
старому, по хорошему было, какъ до войны.» 

Надо понять вамъ всЬмъ, господа иностранные олагожела- 
тели Росс1и, что наша жизнь была отлична отъ вашей во всемъ. 
То внешнее неустройство и некультурность нашей русской 
жизни, который бросались въ глаза вамъ, возм-Ьщались гораз- 
до бол'Ье ц'Ьннымъ преимуществомъ ; у насъ отсутствовала 
конкуренщя, та, что держитъ васъ всЬхъ въ своихъ жестокихъ 
тискахъ, наша жизнь текла неторопливо и спокойно, и по- 
стороннему глазу это казалось простой л-Ьнью и отсталостью; 
нигд-Ь, кром-Ь Россш, челов'Ьческ1я отношенхя не заключали въ 
себ-Ь такой мягкости, такого альтруизма и чисто-христ1анскаго 
братства; никто не ум'Ьетъ так~ъ, какъ русскхе, удовлетвориться 
своимъ положешемъ ; не было у насъ въ массЬ зависти, и не было 
на св-Ьт-Ь народа лучшаго и бол-Ье добраго, ч-Ьмъ Русск1й народъ. 
Мы не закостенели, какъ мнопе думали, въ своихъ формахъ, 
а мы тихо, спокойно и в-Ьрно шли впередъ, развивали свою 
собственную культуру, шли своимъ историческимъ путемъ. 
А наша страна такъ богата и такъ неиспользована, что хватило 
бы всЬмъ намъ и нашимъ потомкамъ на мнопя и мнопя покол^Ь- 
шя. Гд^Ь еще можно встр'Ьтить так1Я картины: крестьянинъ- 
алтаецъ запрягаетъ тел-Ьгу, 'Ьдетъ на берегъ р-Ьки и топоромъ 



88 . 

накалываетъ каменнаго угля,1) нагружаетъ тел'Ьгу, везетъ къ 
себ'Ь домой, и на нед'Ьлю-дв'Ь его семья обезпечена топливомъ. 

Въ нашей стран'Ь эксплоатащи народа не было и быть при 
такихъ услов1яхъ не могло. Но вотъ нахлынули на Русь жад- 
ные, озлобленные люди, ничего общаго съ Росс1ей не им'Ьвшхе и 
ненавид'Ьвш1е ее. Широкимъ грязнымъ потокомъ устремился 
на нашу землю интернащоналъ, которому не было никакого 
д-Ьла ни до нашего народа, ни до его истор1и, ни до его жизни 
и культуры. Они жадно раскрыли пасть на наши природныя. 
богатства, а чтобы добраться до нихъ, они должны были 
разрушить русск1я услов1я жизни, перешагнуть черезъ милл1о- 
ны труповъ. Дьявольски ловкимъ планомъ они вьшолняютъ 
вотъ уже четвертый годъ это, чтобы зат'Ьмъ начать эксплуатиро- 
вать народный массы безпощадно и систематически съ помощью 
М1рового еврейскаго капитала. 

Но борьба еще не кончена. И живы, почти неизсякаемыя, 
силы народный ; не дадутъ онЪ торжества въ Росс1и интернацю- 
налу. Въ то время, весной 1919 года, казалось и в-Ьрилось, что 
не далекъ уже день освобожден1я. 

При небольшихъ на'Ьздахъ въ Омскъ я вид'Ьлъ, какъ 
зд'Ьсь проникало постепенно сознанхе опасности отъ скрытой, 
противогосударственной работы соцхалистовъ. Происходила 
постепенная чистка государственнаго аппарата, начиная съ 
кабинета министровъ, гд-Ь до сихъ поръ еще сид'Ьли парт1йные 
работники. 

Но слишкомъ медленный, слишкомъ постепенный былъ 
путь, къ тому же полный какихъ то другихъ скрытыхъ и нея- 
сныхъ ц-Ьлей, куда вплетались самыя разнообразный влхяшя 
международной политики черезъ всевозможныхъ агентовъ ин- 
тервенц1и. И трудно было разобраться, гд'Ь кончалось проти- 
вод-Ьйствхе интернац10налу и гд'Ь начинались интриги въ поль- 
зу его; одни и т'Ь же люди, разрушая работу соц1алистовъ од- 
ной рукой, другой поддерживали ихъ. Переплелись самыя 
запутанныя и скрытыя вл1ян1я, закрутились въ клубокъ въ 
сов'Ьт'Ь министровъ Омскаго правительства и тянулись оттуда, 
незримыя, за океанъ, въ Европу и Америку. 

Какъ разъ около этого времени началась чистка и рекон- 
струкц1я высшаго правительственнаго аппарата. Мн-Ь разсказы- 
валъ генералъ Д. А. Лебедевъ: 

— «Застр-бльщиками являются два министра, два С. С, 
они образовали такой блокъ изъ наиболее энергичныхъ членовъ 
правительства. И вотъ стараются подобрать кабинетъ, выгнать 
изъ него эсъ-эровъ. Т'Ь ц-Ьпляются за Вологодскаго.» 

^) Изъ пласта, выходящаго прямо на поверхность земли. 



89 

Но про т'Ьхъ же двухъ министровъ шли и усиливались 
слухи, что они не только сами находятся всец-бло подъ ино- 
страннымъ вл1ян1емъ, но опутываютъ имъ и адмирала. 

О Вологодскомъ н-Ьсколько разъ слышалъ я мн'Ьн1е Верхов- 
наго Правителя: 

— «Да, какой онъ эсъ-эръ! Онъ уже старъ и отъ всЬхъ 
д'Ьлъ отошелъ, даже и въ партш не состоитъ. Но понимаете, 
онъ зд'Ьсь необходимъ, какъ у1еих йгареаи,» было его любимое 
слово. А это у1еих с1гареаи прикрывало собою всЬхъ агентовъ 
разрушительной работы эсъ-эровъ по подготовк'Ь возстанш по 
всей Сибири. 

Какъ то въ одинъ вечеръ прх'Ьхалъ въ вагонъ къ генералу 
Лебедеву одинъ изъ этихъ министровъ С. и предложилъ мн'Ь 
отъ имени своихъ товарищей по кабинету, не соглашусь ли я 
занять постъ Военнаго Министра, такъ какъ они уб'Ьдились 
въ полной бюрократичности теперешняго и неспособности 
его руководить живой работой. Подумавъ, я отклонилъ пред- 
ложеше, такъ какъ былъ уже связанъ со своей новой работой, 
да и считалъ, что, оставаясь на ней, я сум'Ью принести больше 
пользы. 

Надо было не устраивать см'Ьны министровъ, а добиться 
изм'Ьнен1я въ работ'Ь Главнаго Штаба и всего центральнаго 
аппарата, заставить работать всЬхъ и работать не на бумаг'Ь. 
Вотъ что было необходимо. 

Такъ и не сум'Ьлъ Главный Штабъ провести своевременно 
мобилизащю; а в-Ьдь услов1я были чрезвычайно благопрхятны, 
— населен1е шло очень охотно, съ сознашемъ долга и необхо- 
димости; "Ьхали сами, по первому объявлешю изъ городовъ и 
селъ; толпились съ перваго дня призыва у канцеляр1Й воин- 
скихъ начальниковъ. Мнопе приходили и прямо въ войсковыя 
части записываться добровольцами. По всему пространству 
Сибири приходилось слышать такое разсуждеше: «Мы бы ра- 
ды идти воевать, пусть начальство прикажетъ, всЬ пойдемъ». 

Между прочимъ, посл'Ь доклада о массахъ здоровой и 
МОЛОДО!"! интелигенц1и въ сибирскихъ городахъ, былъ проведенъ 
приказъ о полной ея мобилизацш, но допустили опять ташя 
ошибки и недомоловки, что бол'Ье пятидесяти процентовъ сум'Ь- 
ло изб-Ьжать призыва. Такая же участь постигла и приказъ о 
переосвид'Ьтельствованш всЬхъ офицеровъ, признанныхъ преж- 
ними К0МИСС1ЯМИ пригодными лишь къ нестроевой служб'Ь. 

В-Ьдь въ эти дни, что Росс1я переживаетъ теперь, прежше 
нормальные масштабы неприм-Ьнимы. Ра'ньше можно и должно 
было дать льготу раненому офицеру, зачислить его въ бол'Ье 
легкую категор1Ю. А теперь. . . Представьте себ'Ь, что вы идете 
съ близкой женщиной, съ женой, сестрой, дочерью. Накиды- 
ваются на нее хулиганы и пытаются насиловать ее. Разв-Ь вы 



90 

станете справляться съ вашей категорхей, вспоминать старыя 
раны и контуз1и. Н-Ьтъ, никогда! Вы броситесь на хулигановъ 
и изъ посл'Ьднихъ силъ будете защищать женщину. Теперь въ 
такомъ же положеши наша Родина; грубо, цинично и нагло ее 
насилуетъ интернащоналъ. Долгъ каждаго сына Россш идти 
къ ней на помощь, освободить ее. Нельзя вспоминать старыя 
раны, преступно справляться съ категорхей. Не время! 

Нужно было помочь т'Ьмъ героямъ, которые въ невыразимо 
тяжелыхъ услов1Яхъ бились на фронт'Ь и изнемогали въ борьб-Ь. 
Необходимо было бросить всЬ силы на помощь русскому фронту, 
нашимъ арм1ямъ, который выйдя почти къ самой ВолгЪ, вы- 
дохлись, дрогнули и не могли выдержать новаго удара крас- 
ныхъ. 

9. 

Руководители интернацхонала, абсолютные владыки кра- 
сной арм1и, напрягали всЬ усил1я, чтобы спасти свое положен1е. 
Они бросили сотни милл1оновъ золотыхъ рублей и тысячи 
пропагандистовъ намъ въ тылъ, пользуясь своими связями съ 
разными сродными имъ организацхями въ Сибири. На свой 
фронтъ они подвезли св-Ьжгя части, набравъ ихъ среди ком- 
мунистовъ, мобилизовавъ всю свою парт1ю.| 

Наше высшее командованхе также напрягало всё силы, что- 
бы помочь Западной армш. Какъ мы вид-Ьли выше, — благодаря 
потери времени, тылъ не могъ дать въ то время ни одного полка. 
Поэтому собирались всЬ мало-мальски боеспособный части и 
отправлялись на фронтъ. Въ числ-Ь ихъ былъ посланъ въ 6-й 
корпусъ и курень Тараса Шевченки, составленный изъ украи- 
цевъ-сепаратистовъ, со своимъ желто-голубымъ знаменемъ, съ 
хохлацкимъ нар'Ьч1емъ, принятымъ какъ командный языкъ; 
этому формировашю, какъ и другимъ, — латышскпмъ, поль- 
скимъ и т. д., — ■ сильно покровительствовала и всячески помо- 
гала французская мисс1я во глав-Ь съ историческимъ Жанэномъ. 

Курень Шевченки оказался совершенно распропагандиро- 
ванной частью, какъ и всЬ, бывш1я подъ покровительствомъ 
иностранцевъ. Поставили его въ первую лин1ю, на Бузулуц- 
комъ направлен1и, гд-Ь особенно была необходима поддержка. 
Но украинцы вм'Ьсто того произвели гнусное предательство. 
Черезъ н-Ьсколько дней посл'Ь прихода, рано утромъ, когда всЬ 
еще спали, курень кинулся по выстр-Ьлу къ винтовкамъ, пере- 
билъ своихъ офицеровъ, а зат-Ьмъ бросился въ сосЬднхй 41-й 
полкъ горныхъ стр'Ьлковъ Урала и открылъ стр-Ьльбу. Въ то 
же время депутац1я отъ украинцевъ отправилась къ боль- 
шевикамъ доложить о своемъ худиномъ д-Ьл-Ь. 

Съ этого и началось. Большевики использовали случай; 
они сейчасъ же направили въ образовавш1йся прорывъ свои 



91 

части, усиливая ихъ и распространяясь все глубже. Надо было 
принять сразу м-Ьры противъ это11 опасности. Но силъ подъ 
рукою не было. Вотъ тогда-то и начали сп-Ьшно, по частямъ, 
посылать Волжск1Й корпусъ генерала Каппеля, высаживать 
эшелоны и бросать ихъ въ бой. Однако прорыва заполнить не 
удалось, угроза обхода отсюда нашихъ частей во флангъ уве- 
личивалась, что и заставило Западную арм1ю отходить на 
востокъ по всему фронту. 

Въ то же время Сибирская арм1я продолжала развит1е 
прежняго плана, наступала по двумъ направлен1ямъ, на Ка- 
зань и на Вятку. Даже начавшееся отступлен1е и неудача на 
Волжскомъ фронтЪ не могли поколебать р-Ьшешя и заставить 
изм'Ьнить этотъ неправильный и нежизненный планъ. 

Какъ разъ въ эти памятные дни мн-Ь довелось быть въ 
Екатеринбург-Ь для инспекщи частей Сибирской арм1и и для 
устройства тамъ новой военно-инструкторской школы. Когда 
я прибылъ въ Екатеринбургъ и утромъ заЪхалъ въ штабъ армш, 
близкие къ Гайд-Ь люди встр^Ьтили меня буквально съ улыбкой 
и потирая руки: 

— «Знаете, а вчера за день Западная арм1я еще отступила. 
Нашъ генералъ правъ, надо проводить его планъ.» 

ВсЬ доказательства обратнаго, всЬ уб-Ьждешя, что обпце 
интересы, всей Россш, требуютъ немедленной помощи Волж- 
скому фронту ударомъ съ сЬвера, въ л'Ьвый флангъ красныхъ, 
что въ случа'Ь поражешя Западной армхи, будетъ трещать и 
операц1я Сибирской, — все было напрасно. Передъ ними стояла 
твердо ихъ собственная ц-Ьль, съ ея скрытыми сторонами, а 
Гайда сильной волей и укр^Ьпленнымъ авторитетомъ придавалъ 
этому почти непоколебимую устойчивость. 

Нед-бли дв-Ь тому назадъ, Ноксъ, вернувшись изъ Екате- 
ринбурга въ Омскъ, разсказывалъ, прямо захлебываясь, о 
своихъ впечатлЪшяхъ и доказывалъ необходимость того же 
плана. 

— «Гайда такъ ув-Ьренъ, онъ прямо по днямъ равсчиталъ 
всю операц1ю, когда онъ беретъ Вятку, соединится съ нашими 
изъ Архангельска, на другомъ направленхи беретъ Казань. Въ 
первой половин-Ь 1юня Гайда будетъ въ Москв-Ь!» 

А въ его штаб'Ь въ это время шла уже открытая работа эсъ- 
эровъ. Н'Ькоторые руссме офицеры, будучи не въ силахъ оста- 
новить разрушительный приготовлешя, уходили въ д-Ьйствую- 
щую арм1ю и шли на фронтъ. У старшихъ чиновъ штаба опу- 
скались руки. 

— «Помилуйте,» говорили они мн-Ь, — «н'Ьтъ никакихъ 
силъ. Докладываемъ Гайд^Ь о преступныхъ прямо д'Ьйствхяхъ, 
о необходимыхъ р-Ьшительныхъ мЪрахъ. Гайда согласенъ, 
отдаетъ приказъ, а черезъ десять минутъ изъ другой двери, 



92 

черезъ комнату его дов^Ьреннаго чеха Гусарика входитъ эсъ- 
эръ, и все м'Ьняется.» 

Печать Екатеринбурга и Перми, захваченная, какъ почти 
всегда, «либералами » и сощалистами, вела искусную кампашю. 
День ото дня все усиливая, п-Ьли они дифирамбы Гайд'Ь, 
восхваляли его демократизмъ, называли его спасителемъ Рос- 
с1и, единственнымъ человЪкомъ, способнымъ на это велршое 
д-Ьло. И опять Москва выставлялась, какъ близкая зав'Ьтная 
ц^Ьль. Гайда долженъ войти въ Москву первымъ! 

Вскор'Ь прх-Ьхалъ въ Екатеринбургъ и Верховный Прави- 
тель, который въ эти тяжелые дни старался личнымъ присут- 
ств1емъ помочь на фронт-Ь. Къ приходу его по'Ьзда на станцш 
собрались всЬ высш1е чины, былъ построенъ почетный караулъ, 
п-Ьшая часть и как1е-то конные въ фантастической форм-Ь, что- 
то среднее между черкеской и кафтаномъ полковыхъ п^вчихъ. 
Въ сторон-Ь важно и неприступно прогуливался Гайда, изр^-^дка 
подходя къ кому-либо изъ старшихъ начальниковъ и обм'Ьни- 
ваясь короткими фразами. Оченъ интересный и показатель- 
ный разговоръ былъ у меня съ нимъ. 

— «Что это за часть, генералъ?» спросилъ я, показывая на 
всадниковъ въ коричневыхъ кафтанахъ, расшитыхъ галунами. 

— «То мой конвой.» 

— «Что за оригинальная форма у нихъ. Сами придумали?» 

— «Н-Ьтъ, та форма, генералъ, исторична.» 

— ?! 

— «Ибо всегда въ Русс1и всЬ велише люди, вашъ Импе- 
раторъ и Николай Николаевичъ, всЬ им^ли коуказск1й конвой. 
Я думаю, что если войти въ Москву, то надо им-Ьтк тоже такой 
конвой.» 

— «Что же, они у Васъ съ Кавказа набраны, коуказск1е 
люди?» 

— «Н'Ьтъ, мы беремъ зд'Ьсь, только типъ чтобы близко 
подходилъ къ коуказскому. » 

На носкахъ приблизился ординарецъ и почтительно доло- 
жилъ Гайд-Ь: 

— «По-Ьздъ подходитъ, брате-генерале.» 

Такъ было принято у Гайды, по чешскому. Чтобы больше 
на демократа походить. 

Подана команда на краулъ. Оркестръ играетъ «Коль 
славенъ» (этимъ церковнымъ гимномъ въ то время зам'Ьнили 
мощный, музыкальный и самый красивый въ м1р'Ь Русск1й 
гимнъ). Изъ вагона выходитъ адмиралъ Колчакъ, слегка 
сгорбленный, съ бл^днымъ исхудавшимъ лицомъ и остро бле- 
стящими глазами отъ безсонныхъ ночей на фронт'Ь. Губы плотно 
сжаты, опустились углы ихъ, и около легли дв-Ь глубок1я склад- 
ки тяжелыхъ думъ. Рапортъ. Обходитъ ряды почетнаго ка- 



93 

раула, смотря, по евое11 привычк'Ь, пристальнымъ взглядомъ 
въ лицо каждаго солдата. 

— «Спасибо, братцы, за отличный видъ!» 

— «Рады стараться, Ваше . . ство-о-о!» 

— «Я только что объ-Ьхалъ геройск1я полки Западной ар- 
мш; имъ трудно, на нихъ обрушились св'Ьж1я части коммуни- 
стовъ. Но, Богъ дастъ, одол'Ьемъ враговъ Росс1и. Надо только 
помочь нашимъ. ...» 

— «Рады стараться Ваше . . . ство-о-о.» Гремитъ въ отв-Ьтъ 
въ воздух-Ь. И всЬ лица смотрятъ радостно и возбужденно. 

Зат-Ьмъ адмиралъ съ Гайдой и еще н-Ьсколькими лицами 
про'Ьхали въ штабъ арм1и. Зд-Ьсь генералъ Богословскш, 
начальникъ штаба, сд'Ьлалъ оперативный докладъ по посл-Ьд- 
нимъ сводкамъ; положен1е было такое, что само собою напра- 
шивалось р'Ьшен1е. Западная арм1я н-Ьсколько отступила, и 
теперь Сибирская арм1я им'Ьла фронтъ впереди, сильно выда- 
валась и какъ бы нависла съ сЬвера на фланг'Ь у красныхъ. 
Ударить отсюда сильно', — и полчища большевиковъ снова по- 
б'Ьгутъ къ Волг'Ь. 

Верховный Правитель сдавался на это р'Ьшен1е, но снова 
зазвучалъ тих1й, размеренный и настойчивый голосъ Гайды, 
снова пошли ув-Ьрешя, что нельзя нарушать плана, что помощь 
Западной арм1и гадательна, а зд^Ьсь мы нав-Ьрняка-де возьмемъ 
Казань и Вятку. И опять вопросъ остался нер'Ьшеннымъ. 

Зат'Ьмъ былъ смотръ ударнаго корпуса, который формиро- 
вался въ Екатерпнбург'Ь и составлялъ резервъ Гайды. Какъ 
курьезъ: въ него входилъ «безсмертный батальонъ имени гене- 
рала Гайды» съ коричневыми погонами и шифровкой на нихъ: 
«Б. Б. И. Г. Г.» У всего корпуса были нашивки на рукавахъ, 
чернокрасный уголъ, какъ въ дни керенщины. Медленно и 
внимательно обходилъ адмиралъ Колчакъ всЬ части, держа 
все время руку у козырька; остро-пронзительно вглядывался 
онъ въ каждое лицо, какъ будто хот'Ьлъ запомнить его, какъ 
будто хот'Ьлъ передать свою волю, свою горячую любовь къ 
РодинЪ и желан1е спасти ее. Посл-Ь обхода части прошли цере- 
мон1альнымъ маршемъ. Видъ людей былъ хорош1й, да и об- . 
мундирован1е вполн-Ь сносное; подготовка еще не закончилась 
вполн-Ь, но для развит1я усп-Ьха вм'Ьст'Ь со старыми частями 
ихъ можно было послать. 

Посл-Ь об-Ьда у Гайды, въ его особняк'Ь, Верховный Прави- 
тель, усталый до нельзя и отъ парада и отъ стратегическихъ 
споровъ, уЬхалъ. Вопросъ о Сибирской арм1и былъ р-Ьшенъ такъ. 
что она будетъ продолжать свой прежн1й планъ движенхя на 
Вятку- Котласъ. Между прочимъ Гайда въ этотъ день говорилъ 
мнЪ, что можетъ взять городъ Глазовъ въ любую минуту; 



94 

д-Ьйствительно, тамъ было сосредоточено силы бол-Ье половины 
всей его арм1и. 

— «Что же Вы не берете?» 

— «Сейчасъ еще не своевременно. Прикажу взять, когда 
надо будетъ.» 

По возвращенш адмирала въ Омскъ, онъ со ставкой на- 
чали принимать рядъ отрывистыхъ м'Ьръ, пытаясь спасти по- 
ложеше. Торопили отправку частей Волжскаго корпуса. 
Изыскивали всюду, гд'Ь можно, и посылали на фронтъ сапоги 
и обмундировашз. Но въ то время мало удалось собрать; 
дорога изъ Владивостока могла подавать незначительное коли- 
чество, не хватало вагоновъ; да и генералъ Ноксъ, въ рукахъ 
у котораго были всЬ запасы, выдавалъ ихъ по своему собствен- 
ному плану, мало, иной разъ, считаясь съ д-Ьйствительной нуж- 
дой русскихъ армш. 

Теперь, когда результаты работъ, или правильн'Ье воло- 
киты, Главнаго Штаба были такъ печально выявлены. Верхов- 
ный Правитель р-Ьшилъ идти на крайн1я м'Ьры; была упразд- 
нена должность Военнаго Министра, а его права переданы 
начальнику штаба Верховнаго Главнокомандующаго. Но это 
было и поздно, да и, пожалуй, вредно, какъ всякая ломка въ 
тяжелые дни потрясенхя. 

А событ1я шли неумолимымъ ходомъ; остановить его или 
изменить можно было только героической общей работой. 
Надо было усилить Руссшй фронтъ и систематически, испод- 
воль обезвредить тылъ отъ преступной работы, направленной 
во вредъ д'Ьлу спасешя страны. Съ первой задачей справились, 
вторая ускользнула изъ рукъ и погубила все. 



ГЛАВА III. 
ПОДВИГЪ АрМ1И. 



1. 

Весна въ 1919 году была дружная. Быстро сошли сн-Ьга, 
пронеслись вешн1я воды, сразу выступила яркая, н'Ьжная зе- 
лень, земля просохла, и наступили теплые дни. 

Это время самое лучшее для ведешя военныхъ операцш. 
Наши полки и батареи вздохнули посл'Ь тяжелой зимы. И не 
смотря на всЬ недостатки, на малочисленность частей и на 
перев'Ьсъ красныхъ, наши войска прилагали всЬ усил1Я сдер- 
жать ихъ натискъ, остановить наступлеше. Предпринимался 
рядъ контръ-атакъ и маневровъ, но новыя обстоятельства свели 
на н-ЬтБ и эти усил1я Западной арм1И. 

Основной планъ, принятый теперь, состоялъ въ томъ, что- 
бы, отступивъ центромъ и втянувъ за собою красныхъ, обру- 
шиться на нихъ съ сЬвера, произвести сильный ударъ въ л-Ь- 
вый ихъ флангъ Уфимскимъ корпусомъ, усиленнымъ частями 
генерала Каппеля. 

Одна изъ первыхъ частей Волжскаго корпуса, Бугуль- 
лшнсшй полкъ, пополненный зимой значительнымъ числомъ 
пл'Ьнныхъ красноармейцевъ, въ первомъ же бою былъ обойденъ 
большевиками. Произошло зам-Ьшательство, растерянность; 
была сд-Ьлана попытка пробиться, не удалось, и полкъ пере- 
дался на сторону противника. 2-й Уфимск1Й корпусъ не усп-Ьдъ 
къ этому времени сосредоточить своихъ силъ. Операцхя не 
удалась. 

Западная арм1Я продолжала отступлен1е по всему фронту; 
въ то же время большевнки проявляли все больше активности, 
подвозили св'Ьж1я войска, и начали давить на правый флангъ 
Оренбургской, или Южной арм1и. 

16 мая, когда я собирался вы-Ёзжать для вторичнаго осмо- 
тра всЬхъ частей Омскаго округа, чтобы ускорить' формированхе 



96 

п подготовку трехъ дивиз1й, мн-Ь позвонилъ адъютантъ Верхов- 
наго Правителя по телефону и передалъ, что адмиралъ прика- 
залъ немедленно прибыть къ нему. Когда я вошелъ въ его 
кабинетъ, тамъ находился уже начальникъ тшаба, генералъ 
Д. А. Лебедевъ. Адмиралъ Колчакъ изложилъ подробно мн-Ь о 
томъ, что въ Западной арм1и отступлен1е продолжается всл-Ьд- 
ств1е безпорядка въ управленхи и растерянности; что коман- 
дующ1Й арм1ей генералъ Ханжинъ просилъ уволить его въ от- 
пускъ, такъ какъ онъ чувствуетъ себя крайне утомленнымъ. 
Поэтому адмиралъ находитъ необходимымъ немедленный пере- 
М'Ьны въ командованш и улучшеше управлен1я арм1ей, что онъ 
нам'Ьренъ назначить меня сначала начальникомъ штаба Запад- 
ной арм1и, а, если генералъ Ханжинъ будетъ настаивать на 
своемъ уход'Ь, то и командующимъ ею. 

Я доложилъ адмиралу, что какъ солдатъ привыкъ подчи- 
няться приказу, но им'Ью соображешя противъ: 1) я и мои 
помощники только что втянулись въ свою работу по приведен1Ю 
въ порядокъ тыла и ув-Ьрены, что удастся скоро провести 
формировашя, такъ необходимый для фронта; что было бы 
вредно для самаго дЪла бросить сейчасъ эту работу; 2) что, 
какъ я слышалъ, среди высшаго командованхя Западной арм1и 
происходятъ трен1я, которыя мн-Ь сразу будетъ трудно ула- 
дить. 

Верховный Правитель настаивалъ и сказалъ, что онъ самъ 
съ генераломъ Лебедевымъ займется тыломъ. Хотя и съ тяже- 
лымъ сердцемъ я принужденъ былъ согласиться; моимъ отв-Ь- 
томъ, была искренняя мысль, которая руководила всей д-Ьятель- 
ностью, внЪ которой я не вид-Ьлъ успеха: 

— «Подчиняясь Вашему приказу, я приложу всЬ силы и 
разум'Ьше на работу съ Западной арм1ей. Но, Ваше Высоко- 
превосходительство, позвольте высказать мое уб^Ьждеше, выне- 
сенное изъ нашей войны съ Гермашей, изъ борьбы на Дону, 
изъ эпопеи на ВолгЪ, изъ большихъ личныхъ переживан1Й, — 
успехи д'Ьйствующей армга ничего не значатъ, сводятся къ 
нулю, если тылъ не устроенъ. А у насъ сейчасъ въ тылу полная 
разруха; необходимо теперь же наладить тамъ внутренн1й 
порядокъ и заставить всЬхъ способныхъ носить оруж1е идти 
на фронтъ. Иначе всЬ жертвы на боевомъ фронтЪ будутъ без- 
полезны и даже вредны. Арм1я исполнитъ свой долгъ; лично 
я отдамъ всЬ силы ей, но надо заставить работать тылъ. Необ- 
ходимо также вычистить его отъ соц1алистовъ.» 

— ■ «Все это я об'Ьщаю самъ сд'Ьлать», отвЪтилъ адмиралъ 
и благословилъ меня на новую боевую службу. 

Уже при ознакомлен1И по матерхаламъ, им'Ьвшимся въ 
ставк-Ь, съ состояшемъ Западной армш, ея положешемъ, съ 
посл-Ьдиими данными о противнике и съ ходомъ операщи, стало 



97 

вырисовываться много ненормальнаго; было ясно, что работа 
штаба арм1и оставляла желать многаго ; приходилось исподволь 
и тамъ ввести тотъ же методъ работы, жизненный и живой, безъ 
котораго немыслимъ полный усп-Ьхъ ни въ какомъ д-Ьл-Ь. 

Пригласивъ съ собою ближайшимъ помощникомъ полков- 
ника Оберюхтина изъ Главнаго Штаба, я черезъ день вы-Ьхалъ 
въ Уфу. 

Тяжело было разставаться съ д-Ьломъ, въ которое я ушелъ 
весь, завязалъ близк1я, дружественный д-Ьловыя связи со всЬми 
начальниками на м-Ьстахъ, узналъ м-Ьстныя услов1Я. Было 
грустно оставлять и работу, и т-Ьхъ хорошихъ русскихъ людей, 
съ которыми вм-Ьст-Ь мы над-Ьялись удачно закончить органи- 
защю и чистку тыла. Мои друзья въ ОмскЪ провожали меня 
на новую деятельность, и многхе говорили, что напрасно я 
согласился: уЬзжаю отъ работы, которую началъ налаживать, 
и ']Ьду въ арм1ю въ то время, когда тамъ ничего уже сд-блать 
нельзя. 

По пути я сд-Ьлалъ н-Ьсколько небольшихъ остановокъ, 
чтобы ознакомиться съ ближайшимъ тыломъ арм1И. Первая 
остановка была въ Курган-Ь, гд-Ь грузились въ эшелоны посл-Ьд- 
Н1Я части Волжскаго корпуса и его тыловыя учрежден1я, еще 
даже не закончивш1я своего формировашя. Части производили 
хорошее впечатл-Ьше, чему много содМствовалъ ихъ вн-Ьшшп 
видъ, — новенькое англ1йское обмундированхе съ русскими 
б-Ьлыми погонами; люди были хорошо обуты, им^ли достаточно 
б-Ьлья, у всЬхъ им-Ьлись шинели и исправное оружхе. Зд-Ьсь же 
мн-Ь было доложено, что соцхалисты, скрытые остатки учреди- 
ловцевъ, пытались за посл-Ьдшн две нед-Ьли организовать въ 
Курган-Ь тайныя собран1я и митинги, но имъ это не удалось, 
такъ какъ почти весь офицерск1Й составъ не пошелъ съ ними, 
а солдатск1я массы посл-Ь опытовъ этой парт1и въ 1917 году не 
поддавались уже на ихъ лживыя р-Ьчи, не прельщались ихъ 
дешевыми лозунгами. 

Сл-Ьдующая остановка была въ Челябинск-Ь, гд-Ь сосредо- 
точивались всЬ тыловыя учрежден1я Западной арм1и, — склады, 
мастерсшя, запасныя части, вое собственное хозяйство арм1и. Въ 
складахъ им-Ьлись различные матер1алы, мастерск1я могли из- 
готавливать и чинить обмундирован1е, обувь, оруж1е, продо- 
вольственные магазины оказались наполненными различнымъ 
продовольствхемъ на полтора м-Ьсяца, причемъ средства раюна 
не были еще полностью использованы. Арм1Ю можно было счи- 
тать обезпеченно11; сл-Ьдовало только объединить д-Ьятельность 
тыловыхъ учрежден1й съ армейскими органами, дать все въ 
одн-Ь Х03ЯЙСК1Я руки; сл-Ьдовало также расширить мастерсшя 
и наладить своевременный подвозъ. А то выяснялось, что ин- 
тендантъ въ Челябинск-Ь не им-Ьлъ связи съ армейскимъ интен- 

К. в. Сахар овъ. Б-Ьлая Сибирь. ~ 



98 

дантомъ и, работая довольно много, располагая всякими запа- 
сами, не зналъ точно нуждъ фронта; весь планъ заготовокъ 
строилъ на соображен1яхъ чисто-теоретическихъ. Такая же 
невязка была въ управлешяхъ, инженерномъ, артиллерхйскомъ 
и санитарномъ. 

Запасныя части были полны новобранцами ; молодые парни, 
въ возраст'Ь отъ 20 до 22 л-Ьтъ, являлись отличнымъ матер1аломъ 
для арм1и, но при большой работе по ихъ подготовк-Ь забыва- 
лись н'Ькоторыя стороны, необходимый для фронта; такъ совер- 
шенно Не проходили курса стр'Ьльбы, изъ-за экономш патроновъ. 
Но в-Ьдь было гораздо экономн'Ье им'Ьть на фронт'Ь солдатъ, 
ум'Ьющихъ стрелять, ибо они, придя на фронтъ, будутъ выпус- 
кать въ бояхъ меньше патроновъ и съ большими результатами. 
Ощущался недостатокъ въ офицерахъ, причемъ запасныя части 
не только не собирали ихъ для фронта, а еще претендовали на 
полученхе офицеровъ изъ д-Ьйствующей арм1и; не было совер- 
шенно школъ для повторительнаго офицерскаго курса и для 
подготовки портупей-юнкеровъ. Вс^ эти задачи требовали 
разр-Ьшешн съ первыхъ дней моего вступлен1я въ новую долж- 
ность. Втечеше перваго м-Ьсяца удалось исподволь ихъ нала- 
дить, такъ что съ средины 1юня армейскш тылъ работалъ, какъ 
заведенная машина съ исправнымъ механизмомъ, хорошо при- 
лаженнымъ для нуждъ фронта. 

Промелькнулъ дивный красавецъ Уралъ, съ его отв-Ьсными 
скалами, разв-Ьсистыми соснами и быстрыми горными р-Ьчками; 
пересЬкли у станцш Уржумки пограничный столбъ между 
Европой и Аз1ей. 20 мая я прибылъ въ Уфу, въ этотъ чисто 
русск1й городъ, красиво расположенный на высокой гор'Ь надъ 
могучей, полноводной р-Ькой В^лой. За Б-Ьлой разстилалась 
и уходила къ горизонту безграничная равнина, зеленыя пло- 
дородный степи; манила и сладко волновала сиреневая дымка 
ихъ далей, — тамъ были близк1я родныя м'Ьста, тамъ желанная 
Волга. И только ст-Ьна интернацхонала, нагло вторгшагося въ 
Родину нашу, отд'Ьляетъ насъ отъ всего близкаго, самаго до- 
рогого. 

2. 

Въ тотъ же день я вступилъ въ должность начальника 
штаба Западной армш. Къ этому времени наши части бросили 
уже Бугульму, оставили Бугурусланъ, Белебей и отходили 
дальше. Два корпуса, 1-й Волжск1й и 2-й Уфимскхй сдержи- 
вали на фронт'Ь напоръ красныхъ и прикрывали направлеше 
Самара-Уфа, а 3-й Уральсшй корпусъ былъ выведенъ въ резервъ 
на р. Б-Ьлую с-Ьверн-Ье города Уфы для отдыха и пополнешя. 
На станцш около Уфы выгружались изъ эшелоновъ 1-я Сибир- 
ская казачья дивизхя и Волжская кавалерхйская бригада. 



99 

23-го мая правый флангъ Южной (Оренбургской) арши, 
прикрывавш1Й направлен1е на Стерлитамакъ, отскочилъ бол^е, 
ч'Ьмъ на пятьдесятъ верстъ, оставивъ этотъ городъ и уйдя на 
восточный берегъ Б-Ьлой. Это было полной неожиданностью, 
такъ какъ еще накануне были получены сводки Южной арши 
о полномъ усп-Ьх-Ь въ отбитш атакъ красныхъ и даже о частич- 
номъ переход-Ь нашихъ въ наступленхе. Создавшееся теперь 
положеше было въ высшей степени тяжелое для Западной ар- 
мш: нашъ л'Ьвый флангъ былъ совершенно на в-Ьсу; между 
нимъ и правымъ флангомъ Южной армш образовался проме- 
жутокъ бол-Ье шестидесяти верстъ, широкая открытая дверь, — 
отъ Стерлитамака по западному берегу Б-блой идетъ на Уфу 
большая дорога, которою могли свободно пройти въ городъ 
силы красныхъ. 

Въ Уф-Ь поднялось смятенхе. Генералъ Ханжинъ въ первую 
минуту предполагалъ отдать приказъ о немедленномъ отход-Ь 
за Б-Ьлую всей нашей армш. Но это было немыслимо, такъ 
какъ наше отступлен1е отдало бы въ руки большевиковъ н-Ьс- 
колько тысячъ раненыхъ и больныхъ, около десятка госпиталей, 
семьи офицеровъ и добровольцевъ, огромные запасы военнаго 
имущества и артиллершск1е парки. Кром'Ь того эта посп-Ьш- 
ность разрушила бы весь планъ д'Ьйств1Й, по которому 3-й 
Уральскш корпусъ и конница должны были къ западу отъ 
р^ки ударить по краснымъ, накапливавшимся въ промежутк-Ь 
между Западной и Сибирской арм1ями. 

Посл^Ь обсуждешя было р-Ьшено, что н-Ьтъ основашя сп'Ь- 
пгать съ отходомъ и отказываться отъ выполнешя этой операщи, 
такъ какъ большевики не им'Ьли достаточно силъ для быстраго 
наступлен1я въ образовавппйся промежутокъ; Кром'Ь того психо- 
лопя ихъ команднаго состава и массъ не была въ то время та- 
кова, чтобы идти на рискованный предпр1ЯТ1я. Намъ же необ- 
ходимо было рисковать, такъ какъ отступлен1е за Б-Ьлую не 
было подготовлено, къ эвакуацш Уфы почти не приступали, 
железная дорога работала безъ всякаго плана, хаотически и 
была забита до пред-бла; Кром'Ь того саперы не закончили еще 
постройку мостовъ и переправъ черезъ р-Ьку Б^Ьлую. Если бы 
начать отступлен1е тогда же, то мы не только бы не вывезли 
ничего изъ Уфы, но не смогли бы отвести въ порядк-Ь и войска. 

Скоро событ1я доказали полную справедливость и правиль- 
ность разсчетовъ и нашего риска. Городъ Стерлитамакъ, остав- 
ленный Южной армхей, три дня лежалъ въ нейтральной полосЬ, 
— красные его не занимали. Генералъ Каппель усп-Ьшно справ- 
лялся на л'Ьвомъ фланг'Ь нашей арм1и и, переходя къ активнымъ 
д'Ьйств1Ямъ, билъ короткими ударами большевиковъ, стремив- 
шихся выйти намъ въ тылъ. 

7» 



100 

Эти дни были самые трудные. Приходилось одновременно 
налаживать службу штаба, подготавливать новую операцхю, 
переправы черезъ Б-Ьлую, организовать лин1Ю обороны р-Ьки 
и производить эвакуац1ю Уфы. До чего все было въ хаотическомъ 
положенш, — въ конц-Ь этой нед^Ьли ко мнЪ въ канцелярхю 
влет'Ьлъ какой то растрепанный штатскш съ краснымъ взволно- 
ваннымъ лицомъ. Прерывающимся голосомъ онъ началъ сбив- 
чиво разсказывать о томъ, какъ они не могутъ справиться и 
вывезти н'Ьсколько десятковъ милл10новъ пудовъ разнаго зерна 
и муки, погруженныхъ на баржи, на пристаняхъ р-Ьки Б-Ьлой. 

— «О чемъ же Вы думали раньше?» 

— «Намъ только сегодня прислали приказъ изъ мини- 
стерства. » 

— «Что же Вамъ надо, какую помощь Вы ожидаете найти 
у меня?» 

Оказалось, по его словамъ, что они хот-бли теперь полу- 
чить въ свое распоряжеше всю жел-Ьзную дорогу и просили 
прюстановить остальную эвакуац1ю. Понятно, это было невы- 
полнимо. Такъ почти всЬ эти большхе запасы и достались по- 
томъ въ руки большевиковъ. 

Самое худшее было то, что штабъ арм1и потерялъ упра- 
влеше и какой-либо престижъ, самую т'Ьнь дов-Ьрхя къ себ-Ь; 
почти каждый начальникъ привыкъ критиковать всякое распо- 
ряжеше штаба, протестовать, а иногда и не исполнять. Всл^Ьд- 
ств1е этого отсутствовала согласованность д'Ьйствхй и не было 
возможности провести ц'Ьльно какой-бы то ни было планъ. 
Правда, н-Ькоторые основашя этому были; даже самая техника 
работы армейскаго штаба вызывала такое къ себ-Ь отношен1е, 
^ связь съ корпусами и отрядами не была обезпечена, военная 
тайна не охранялась, и доходило до того, что на оперативный 
телеграфъ могъ придти всяшй, открыто печатались въ лпто- 
граф1и красивый цв-Ьтныл схемы боевого расположен1я нашихъ 
войскъ съ подробнымъ перечислешемъ частей; отд-Ьлъ генералъ- 
квартирмейстера киш'Ьлъ весь день самой разнообразной 
публикой. 

Между прочимъ, ко мн-Ь явились представители француз- 
ской МИСС1И полковникъ Ф. и капитанъ М. ; они заявили при 
первомъ же разговор'Ь, что почти каждое р'Ьшенхе командую- 
щаго арм1ей делалось изв^Ьстнымъ въ город'Ь въ тотъ же день 
черезъ гостинныя и знакомыхъ. 

Все это надо было круто и сразу изм-Ьнить, необходимость 
вызывала подъ часъ рЪзкхя мЪры. Также приходилось посту- 
пать и въ другихъ отрасляхъ. Но всЪ были проникнуты жела- 
Н1емъ настоящей работы, всЬ съ надеждой смотр-Ьли на буду- 
щее и готовы были на жертвы для успеха. Это облегчало труд- 
ную работу и давало много ц'Ьнныхъ помощниковъ. 



101 

Въ д'Ьл'Ь эвакуащн Уфы и налажпван1и работы железной 
дороги неоц'Ьнпмую помощь оказали полковникъ С. и инже- 
неръ Д., пргЬхавш1е иаъ Омска. Трудность заключалась въ 
томъ, что ежедневно прибывало много вагоновъ съ эшелонами 
все подходящихъ частей и тыловыхъ учрежденхй 1-ой Сибир- 
ской казачьей дивиз1и и Волжскаго корпуса, забивали станц1ю, 
къ тому же вывозъ грузовъ и подвижного состава шелъ мед- 
ленно и безъ плана; къ итогу каждаго дня число вагоновъ 
на станщи все увеличивалось и дошло до цифры въ дв^ съ по- 
ловиной тысячи. 

Опасаюсь, что несмотря на всЬ эти подробности, не удастся 
обрисовать трудность тогдашняго положен1я и работы; штабъ, 
усиленный новыми людьми, занимался отъ семи часовъ утра 
и до десяти, одиннадцати часовъ ночи, почти безъ перерыва для 
завтрака и об-Ьда, давая максимумъ напряжен1я. Ясно вставала 
опасность, что если не прим'Ьнить исключительныхъ м'Ьръ и 
работы, то неусп-Ьхъ можетъ обратиться въ катастрофу. 

Немалое затрудненхе заключалось еще и въ томъ, что орга- 
низмъ арм1п, молодой, неустроенной и почти еще иррегулярной, 
требовалъ постепеннаго ведешя операщи отхода, ~^^~~иначе 
можно было бы испортить все и развалить арм1ю. Клинокъ 
хорошей, но необработанной, перекаленной стали согнулся 
почти въ кольцо; если его отпустить сразу, выпрямить мгно- 
венно, — клинокъ отпрянетъ со звономъ, мелькнетъ въ воздух'Ь 
молн1ей метала и разобьется отъ силы удара на куски, про- 
падетъ. Осторожно надо выпрямлять сталь, постепенно отводя 
концы клинка, бережно храня его. . . 

Необходимо также было считаться и съ т-Ьмъ, что наша 
молодая арм1я требовала укр-Ьплешн въ ней в-Ьры въ свою 
силу, въ способность выигрывать д-Ьла, побеждать. Это было 
особенно необходимо теперь, такъ какъ неусп'Ьхъ весенняго 
наступлешя, неожиданное крушеше всЬхъ напряжешй п ре- 
зультатовъ значительно подорвали в'Ьру и даже расшатали дис- 
циплину, особенно среди высшаго команднаго состава. 

Наладивъ первые шаги новой работы въ штаб'Ь, генералъ 
Ханжинъ и я по'Ьхали на боеворт фронтъ, чтобы на м'Ьст'Ь озна- 
комиться съ положен1емъ д'Ьлъ. Планъ операщи уже приво- 
дился въ исполнен1е: 3-й Уральсшй корпусъ и 11-я дивизхя сос- 
редотачивались на сЬверъ отъ Уфы, чтобы ударить по крас- 
нымъ, наступавшимъ на Бирскомъ направлен1п, въ разр'Ьзъ 
между напптмъ правымъ флангомъ и Сибирской арм1ей. Надо 
было во что бы то ни стало задержать настуиленхе красныхъ на 
фронте, пока это сосредоточен1е не закончится. Эта тяжелая 
задача выпала на части 2-го Уфимскаго корпуса. 

Была вторая половина св'Ьтлаго мая. Вся земля ярко зе- 
лен'Ьла новыми всходами, въ воздух'Ь звен'Ьли жаворонки. 



102 



Кусты черемухи утопали въ пышныхъ б-Ьлыхъ гирляндахъ 
цв-Ьтовъ, наполняя воздухъ своимъ н'Ьжнымъ возбуждающимъ 
ароматомъ. 

Родныя деревни съ ихъ б-Ьдвыми сЬрыми избами, соломен- 
ными крышами, съ улицами, наполненными веселыми, беззабот- 
ными ватагами б'Ьлоголовыхъ босоногихъ ребятъ, шум-Ьли какъ 
ульи пчелъ, проснувшихся весной отъ зимней спячки. 

А за деревнями черн'Ьли батареи, ц-Ьпи стр-Ьлковъ вели 
наступление. Въ прозрачномъ воздух-Ь плыли б-Ьлыя облака 
шрапнельнаго дыма, и гулко, и далеко разносилось эхо выстр'Ь- 
ловъ. Въ складкахъ м'Ьстности и въ оврагахъ стояли резервы. 
Все, что приходилось слышать раньше и читать въ донесе- 
н1яхъ о состоянга геройскихъ б-Ьлыхъ частей бл'Ьдн'Ьло передъ 
д-Ьйствительностью. Маленьк1я, иногда въ 20—25 рядовъ роты; 

люди выстроены и вырав- 
нены съ обычной тщатель- 
ностью при встр'Ьч'Ь на- 
чальства. Раздается устав- 
ная, такъ знакомая, рус- 
ская команда, бодрыя от- 
рывистыя фразы; винтовки 
»--. ,/ . . 7/^ »% обычнымъ пр1емомъ «на 

\, Ж .У\ /у и/ и'' €к краулъ», — все какъ было 

сотни л-Ьтъ, когда наша 
арм1я создавала Великую 
Росс1ю, все такъ же, какъ 
было и въ недавше дни, 
когда Русская арм1я спа- 
сала на Галиц1йскихъ и 
Восточно - Прусскихъ по- 
ляхъ Франц1Ю, Итал1ю и 
Англ1ю. Но вн-Ьшнхй видъ 
этихъ русскихъ полковъ 
былъ совершенно отлич- 
ный отъ того, какой они 
им'Ьли всегда раньше. Какъ 

будто это были не В0ИНСК1Я 

части, а тысячи нищихъ, 
собранныхъ съ церковныхъ 
папертей. Одежда на нихъ 
самая разнообразная, въ 
большинств'Ь своя, кресть- 
янская, въ чемъ ходилъ 
дома; но все потрепалось, 
{У1и1(Лйл*9ЬЧ, износилось за время не- 
у^ п^ртмчм^ прерывныхъ боевъ и вы- 




103 

глядитъ рубищемъ. Почти на всЬхъ рваные сапоги, иногда 
<'Овс'Ьмъ безъ подошвъ; кое-кто еще въ валенкахъ, а у иныхъ 
ноги обернуты тряпками и обвязаны веревочкой; татары боль- 
шею частью въ лаптяхъ. Штаны почти у всЬхъ въ дырьяхъ, 
черезъ которыя просв-Ьчиваетъ голое гЬло. Сверху одЪты кто 
какъ: кафтаны, зипуны, рубахи, и изр-Ьдка только попадаются 
оолдатск1й мундиръ или гимнастерка. Офицеры нич'Ьмъ не 
отличались по вн'Ьшности отъ солдатъ. Они стояли въ строю, 
обв-Ьшанные мЬшками и котомками съ патронами, и все т-Ьло 
пхъ, согнутыя ноги, опущенный плечи, — показывали, какъ 
эти люди устали за время долгой войны и посл-Ьднихъ боевъ. 
Но узловатый сильныя руки кр-Ьпко сжимали винтовки; у боль- 
шинства не было штыковъ. На вопросъ, почему такъ, — от- 
в-Ьчали : 

— «В-Ьдь мы всЬ винтовки отнимали отъ красныхъ, а т'Ь 
не любятъ носить штыкъ, бросаютъ его.» 

Не забыть никогда того дивнаго выражен1я, полнаго не- 
выразимо11 теплоты и чувства высокаго подвига, что св'Ьтились 
въ этихъ десяткахъ тысячъ русскихъ сЬрыхъ глазъ. Такъ 
могутъ смотр'Ьтъ только истинные герои, скромные, простые 
и незам-Ьтные, которые молча и всецело отдали жизнь свою 
для спасешя родной страны. 

Когда мы стали выяснять нужды войскъ и записывать ихъ, 
то оказалось проще записывать не то, чего не доставало, а что 
им'Ьлось; нехватка была почти во всемъ. И такая неотложная 
нужда во всемъ; требовалась немедленная подача снабжешй 
изъ тыла. 

По возвращен1и въ Уфу начали усиленно давить на интен- 
дантство и Омскъ; давлеше это не прекращалось посл-Ь того 
ни на одинъ день, такъ какъ даже и съ этимъ прессомъ мы мало 
получали и никогда не были въ состояши удовлетворить всЬ 
нужды арм1и. 

Сосредоточеше Уральскаго корпуса и 11-й дивизш запоз- 
дало. Начались безконечныя препирательства и ссылки на 
усталость, на затруднен1я, на невозможность, — все то, къ 
чему привыкли н-Ькоторые промежуточные начальники раньше, 
за пер10дъ иррегулярства. ' Генералъ В., командовавш1й 11-й 
дивиз1ей, позволилъ себ'Ь даже заявить прямо, что онъ приказа 
о движен1И не исполнитъ, такъ какъ онъ об-Ьщалъ дивиз1и дать 
отдыхъ. Пришлось его сменить, назначивъ сл'Ьдствхе; дивизхю 
повелъ новый ея начальникъ генералъ-ма1оръ Круглевск1й, но 
уже съ потерей ц-Ьлыхъ сутокъ. 

Командующимъ арм1ей принимались всЬ м^ры, чтобы устра- 
нить затруднен1Я. Надо было усилить войска артиллер1ей и 
пулеметами; работая дни и ночи, собрали все, что было воз- 
можно найти подъ рукой. 



104 

Между прочимъ докладываютъ, что въ Уф'Ь, на станцш, 
стоитъ еще одна батарея, французская, съ отличными скорост- 
р'Ьльными оруд1ями, снабженная всЬмъ превосходно сверхъ 
м-Ьры. Я пригласилъ офицеровъ французской миссш Ф. и 
К. Познакомивъ ихъ въ общихъ чертахъ съ планомъ д-Ьй- 
ствш, съ начавшейся операщей, я просилъ ихъ дать батарею 

для 11-й ДИВИ31И. 

— «О, топ §епега1, наши офицеры и люди будутъ въ во- 
сторг'Ь; они давно рвутся въ д'Ьло, чтобы помочь русскимъ», 
галантно ответили мн-Ь французск1е офицеры. — «Но только 
мы должны раньше спросить генерала Жанэна.» 

— «Такъ, пожалуйста, прошу Васъ скор'Ье, намъ необхо- 
дима батарея не позже сегодняшняго вечера.» 

— «О, это будетъ, мы не сомн-Ьваемся, что генералъ Жанэнъ 
разр-Ьшитъ. Это только простая формальность.» 

Вечеромъ приглашаю ихъ снова. Какой отв'Ьтъ? 

— «Представьте, топ депега!, мы еще не получили отв'Ьта. 
Вотъ если бы можно было поговорить по прямому проводу.» 

— «Пожалуйста, телеграфъ къ Вашртмъ услугамъ. Но, 
прошу, скор'Ье! . .» 

На сл-Ьдующее утро опять никакого отв-Ьта. Не могли 
добиться къ проводу самого генерала Жанэна, а его начальникъ 
штаба не бралъ на себя р'Ьшен1я. Подождали до вечера, подго- 
товили автомобильно-грузовую колонну, чтобы батарея могла 
догнать 11-ую дивизхю. Но такъ никакого отв^Ьта получено и 
не было. Полковникъ Ф. и капитанъ К. сами не понимали и, 
какъ будто, искренно чувствовали себя сконфуженными. 

Ударъ по краснымъ на Бирскомъ направлен1и начался 
удачно. Ихъ 35-я сов'Ьтская дивиз1я сначала дрогнула, одинъ 
полкъ б'Ьжалъ даже такъ, что его не могли догнать роты, поса- 
женный на тел'Ьги, но запозданхе въ маршахъ и несогласован- 
ность наступлен1я Сибирской арм1и, которая наконецъ-то по 
приказу ставки должна была сод'Ьйствовать намъ, — дали 
возможность большевикамъ подвести резервы и задержать наше 
продвижен1е. Операцхя затянулась. А на фронт-Ь, 2-й Уфимск1й 
корпусъ, истощивъ всЬ усил1Я, началъ быстро отходить къ 
Уф'Ь. Оставлен1е города и уходъ за В-Ьлую стали неизб'Ьжными. 
Надо было только выиграть время, чтобы вывезти всЬхъ ране- 
ныхъ и больныхъ, госпиталя и склады интендантскихъ запа- 
совъ, а также семьи офицеровъ и добровольцевъ. Чтобы за- 
кончить эвакуащю, жел'Ьзной дорог-Ь требовалось еще десять 
дней, въ течен1И которыхъ войска должны были удерживать 
за собой западный берегъ Б-Ьдой. И это было выполнено, бла- 
годаря конниц-Ь, которая вышла на фронтъ и прикрыла собою 
усталыхъ уфимцевъ. 



105 

Могли бы получиться и больш1е результаты, если бы этотъ 
СВ0ДН0-К0ННЫ11 корпусъ подъ командо11 генерала Волкова вы- 
полнилъ полно и точно данную ему задачу, вышелъ бы на флангъ 
красныхъ н произвелъ оттуда ударъ, не стремясь занять растя- 
нутое фронтальное расположен1е. Но нельзя требовать идеа- 
ловъ; надо помнить, что блестящ1я кавалер1йск1я д-Ьла р'Ьдки 
въ истор1и такъ же, какъ р'Ьдки крупные чист1>йшей воды бри- 
Л1анты; и завпсятъ он'Ь отъ исключительныхъ талантовъ и 
свойствъ высшаго кавалер1йскаго начальника. Онъ долженъ 
быть см-Ьлымъ до дерзости, быстро находчивымъ всегда и 
везд'Ь, свободнымъ отъ всякой заботы о своемъ тыл'Ь, не ду- 
мать и о своихъ флангахъ, а лишь — о тыл'Ь и флангахъ про- 
тивника; онъ долженъ знать въ совершенств'Ь и ум'Ьть исполь- 
зовать свойства всадника и его лошади. Онъ, какъ орелъ, 
свободно, легко и см'Ьло паритъ въ пространств-Ь, чтобы все 
вид-Ьть своимъ острымъ взглядомъ и стремительно бить врага 
тамъ, гд-Ь его всего меньше ожидаютъ. 

Наша конница работала скромно, безъ громкихъ блестя- 
щихъ д-Ьлъ, но упорно, постоянно и беззав'Ьтно. И зд-Ьсь, 
подъ Уфой, она сд-блала многое и дала возможность п'Ьхот'Ь 
планом'Ьрно, безъ сп-Ьха, совершить свой отходъ за р'Ьку; 
благодаря этому удалось закончить и эвакуащю. 

Жел'Ьзнодорожники старались изо всЬхъ силъ, особенно, 
когда съ пр1'Ьздомъ полковника Супруновича почувствовалась 
твердая рука, систематическ1Й планъ и р-Ьшимость не отсту- 
пать отъ него. Весьма характерно, что почти всЬ жел'Ьзно- 
дорожные рабочхе, даже деповскхе, т. е. обычно наибол'Ье склон- 
ные къ брожен1ю, просили вывезти ихъ съ семьями, не желая 
оставаться и работать при большевикахъ. Удалось вывезти 
изъ Уфы все; даже несмотря на преступно небрежное отно- 
шен1е интенданта арм1и и его помощниковъ, которые бросили 
склады и посп'Ьшили уЬхать изъ Уфы, когда ей не грозила еще 
прямая опасность. Своей посп-Ьшностью интендантъ полков- 
никъ С. произвелъ панику, въ которой над'Ьялся скрыть мнопе 
гр-Ьхи и злоупотреблен1Я. Онъ былъ преданъ военно-полевому 
суду; на его м'Ьсто назначили другого, которому пришлось изъ 
за потери трехъ дней доканчивать эвакуащю уже подъ выстр-Ь- 
лами большевистской артиллерии. 

Теперь, когда вся Западная арм1Я отошла и заняла новый 
фронтъ на восточномъ берегу р. Б-Ьлой, первая задача наша — 
была не пустить большевиковъ за р'Ьку, а въ случа'Ь ихъ пере- 
правы сбросить и разбить по частямъ. Это представлялось т'Ьмъ 
бол-Ье возможнымъ, что Б'Ьлая въ этомъ м'Ьст'Ь — довольно 
серьезная преграда, мы же. усп-Ьли составить небольш1е резер- 
вы, выведя изъ первой лин1и дв-Ь дивиз1и. 



106 

Эта задача была блестяще выполнена Волжскимъ кор- 
пусомъ южн-Ье Уфы; генералъ Каппель впустилъ красныхъ, 
далъ возможность переправиться одной бригад'Ь 24-й сов-Ьтской 
дивизти, зат'Ьмъ атаковалъ ее съ сЬвера, опрокинулъ сильнымъ 
ударомъ въ р'Ьку и почти уничтожилъ. 

Городъ Уфу и средн1й боевой участокъ оборонялъ 2-й 
Уфпмск1й корпусъ. Ему не удалось разбить красныхъ, пере- 
правившихся зд'Ьсь, хотя вначал'Ь д'Ьло шло вполн'Ь усп-Ьшно 
для насъ. Прав'Ье уфимцевъ, ниже по течен1ю р-Ьки Б'Ьлой, 
оборона лежала на 3-мъ Уральскомъ корпусЬ; центръ его 
былъ городъ Бирскъ. Въ то время, когда уфимцы ударяли съ 
юга, уральцы должны были обрушиться съ сЬвера и уничтожить 
совм-Ьстно группу красныхъ, переправившихся сЬверн-Ье Уфы 
(прим-Ьрио въ ра1он'Ь Благов'Ьщенскаго Завода). Сначала наше 
наступлен1е развивалось усп-Ьшно. Но на второй день случи- 
лась изм-Ьна въ одномъ изъ полковъ 6-й Уральской дивизии, 
гд-Ь только что прибывшее пополнеше, распропагандированное 
соц1алистами, бросилось во время боя на своихъ офицеровъ, 
перебила часть ихъ, посл-Ь чего сдалась краснымъ. Это обстоя- 
тельство испортило все дЪло; красные стали распространяться 
все глубже, угрожая выйти въ тылъ 2-му Уфимскому корпусу 
и перер-Ьзать жел-Ьзную дорогу. 

Войска Западной армхи были отведены тогда на лин1ю 
горныхъ Уральскихъ проходовъ; это давало намъ возможность 
сильно сократить силы первой линш и оттянуть 2-й Уфимскш 
корпусъ въ резервъ; онъ былъ поставленъ за первой грядой 
горъ въ долинахъ р-Ькъ Юрезань и Ай. Начались усиленный 
работы по комплектовашю и снабжен1ю уфимцевъ, которые 
такъ долго, беззав-Ьтно и безъ отдыха несли боевую службу на 
фронт'Ь. 

Уфа была оставлена 8 1юня. Штабъ арм1и перешелъ на 
станщю Бердяушъ. Зд'Ьсь, вдали отъ большого города, было 
гораздо легче вести сп-Ьшную организащонную работу, зани- 
маться исправлешемъ вс^хъ недочетовъ и подготовкой арм1и 
къ р-Ьшительному переходу въ наступленхе для перелома кам- 
паши. 

Прежде ч-Ьмъ говорить объ этомъ, необходимо выясштть, 
какъ обстояло д-Ьло съ Сибирской арм1ей. 



Когда обозначилась неудача весенней кампанш Западной 
арм1и и была оставлена Уфа, генералъ Гайда отдалъ приказъ 
своей сЬверной групп-Ь перейти въ наступленте и взять городъ 
Глазовъ. Это было исполнено легко. Впечатлите получилось 
«ильное, такъ какъ казалось, что всЬ слова и предсказан! я 



107 

Гайды оправдываются ; въ Омск-Ь загор'Ьлась надежда на новый 
усп'Ьхъ, на новомъ операцюнномъ направленш. 

Но это только казалось при поверхностномъ взгляд'Ь. На 
самомъ же д'Ьл'Ь происходило другое. Большевики, навалив- 
шись все11 СИЛ011 на Западную арм1ю, сокрушивъ ея наступлеше 
на Волгу и отт'Ьснивъ за р-Ьку Б-Ьлую, начали теперь переб- 
роску своихъ силъ отчасти на южный фронтъ генерала Дени- 
кина, а частью на сЬверъ, противъ Сибирской арм1и. Почти 
одновременно съ занятхемъ Глазова начались неусп'Ьхи на 
Казанскомъ направлен1и. Повторились гЬ же событхя, что и въ 
Западной арм1и, но въ гораздо большемъ разм'Ьр-Ь, такъ какъ 
въ Сибирской арм1и, сильно подпавшей пропаганде соцхали- 
стовъ-революцюнеровъ, происходили массовый возсташя войскъ 
и изм-Ьна. 

Гайда использовалъ эти затруднен1я по своему. Онъ при- 
слалъ въ Омскъ, минуя Верховнаго Правителя, прямо въ ка- 
бинетъ министровъ ноту, гд'Ь излагалъ, что причина всЬхъ 
неудачъ лежитъ въ неум'Ьломъ руководств-Ь армхями, что такъ 
д'Ьло погпбнетъ, если не передадутъ командовангя всЬми во- 
оруженными силами Россш ему, Гайд-Ь. Особенно онъ напа- 
далъ на начальника штаба Верховнаго Правителя, на генерала 
Лебедева. Тонъ ноты былъ угрожающ1Й, — что-де, если не 
подчинятъ всЬ арм1и Гапд-Ь, то онъ или уЬдетъ совсЬмъ, или 
повернетъ штыки своей арм1и на Омскъ. 

Тамъ поднялась большая тревога. Адмиралу Колчаку 
пришлось Ъхать самому въ Екатеринбургъ на свиданхе съ Гай- 
дой; оттуда они оба вернулись въ Омскъ. Зд'Ьсь шли долпя 
колебан1я, переговоры, а Сибирская арм1я въ это время от- 
ходила все дальше. Верховный Правитель хот'Ьлъ прогнать 
Гайду, такъ какъ выяснились уже почти всЬ закулисные за- 
мыслы его и окружавшихъ его эсъ-эровъ. Но не р-Ьшился на 
этотъ, какъ тогда казалось, крайнИ! шагъ и пошелъ на уступки. 
Гайд-Ь была подчинена Западная арм1я — въ оперативномъ от- 
ношении. 

Насъ засталъ этотъ приказъ за работой по подготовк'Ь 
армш къ новой операц1и. Производилась мобилизац1я во всемъ 
армейскомъ рахон-Ь; крестьяне и рабочхе Уральскихъ заводовъ 
сами просили увеличить возрастъ призыва, такъ какъ они 
желали идти въ арм1Ю противъ большевиковъ всЬ поголовно, 
пр1'Ьзжали депутац1и изъ селъ и заводовъ. На каждомъ шагу 
были доказательства того, что самъ народъ хот'Ьлъ сбросить 
иго чужеземнаго захвата, ненавистную власть интернащонала. 

Однажды, когда въ эти дни я -Ьхалъ на автомобил-Ь къ 
войскамъ на правый флангъ арм1и, мы обогнали длинный, растя- 
нувш1йся крестьянск1Й обозъ. 

— «Какой части?» 



108 

— «Дуванской волости,» отв-Ьчали вознпцы. 

— «Что везете?» 

— «Хл-Ьбъ.» 

— «Куда?» 

— «Да въ арм1ю, значить, веземъ.» 

Никого изъ представителей интендантства не было, не 
видно команды при обозЪ. Непорядокъ. Но собравшхеся около 
автомобиля крестьяне сейчасъ же разъяснили недоразум'Ьн1е. 

— «Вишь, Ваше Превосходительство, прослышали мы, что 
въ Вашей армш хл'Ьба нехватка, ну наша волость собрала сходъ, 
и постановили, кому сколько испечь караваевъ. Вчерась пекли, 
собрали шестьсотъ пудовъ. А вотъ, теперь, значить, мы и ве- 
земъ хл-Ьбушко-то» .... тихимъ, ласковымъ голосомъ раз- 
сказывалъ мн'Ь б'Ьлый, какъ лунь, старикъ крестьянинъ. 

Также по всему Златоустовскому уЬзду собирали кресть- 
яне совершенно добровольно одежду и даже несколько сотъ 
паръ сапогъ; а въ этомъ они сами очень нуждались. Объ ихъ 
подъем'Ь, объ ихъ готовности жертвовать всЬмъ для спасен1Я 
родины отъ большевиковъ, за которыми они своимъ здоровымъ 
инстинктомъ чувствовали чуждый народу, враждебно и злорад- 
но ненавидящш все русское — интернац10налъ, — обо всемъ 
этомъ свид-Ьтельствують рядъ подобныхъ фактовъ и множество 
документовъ, приговоры сельск1е, волостные и заводск1е. 

Налаживалось у насъ въ армш и д^Ьло снабжешя въ рукахъ 
молодого, энергичнаго полковника Б., зам'Ьнившаго уфим- 
скаго интенданта, котораго военно-полевой судъ приговорилъ 
за преступный д-Ьяшн и полную небрежность къ шести годамъ 
каторжной тюрьмы. 

Урегулированъ былъ также вопросъ съ офицерскимъ 
пополнешемъ. Начали уже д'Ьйствовать три вновь открытый 
школы, которыя готовили для арм1и до тысячи офицеровъ и 
портупей-юнкеровъ. 

2-й Уфимск1Й корпусъ пополнялся, од'Ьвался, отдыхалъ и 
съ каждымъ днемъ д-Ьлался сильн'Ье. Работали въ арм1П всЬ, 
отъ генерала до рядового стр'Ьлка, не покладая рукъ, в'Ьруя 
въ правоту нашего д'Ьла и твердо над'Ьясь на усп'Ьхъ его. Войска, 
СТ0ЯВШ1Я на фронт'Ь, отбивали всЬ попытки красныхъ сбросить 
насъ съ горныхъ проходовъ Урала; при этомъ начальники, 
отъ самыхъ высшихъ, принимали непосредственное участ1е въ 
руководительств'Ь боями, часто бывая въ опасные моменты въ 
передовыхъ частяхъ. 

И вотъ какъ разъ въ это время была получена телеграмма 
изъ ставки о подчиненш Западной арм1и Гайд-Ь на правахъ 
главнокомандующаго, а черезъ н'Ьсколько часовъ пришелъ и 
его первый и единственный приказъ. 



109 

Грубо и цинично онъ писалъ, что обвиняетъ въ неудачахъ 
на фронт'Ь русскихъ офицеровъ, главнымъ образомъ высшихъ 
начальнпковъ, которые будто бы слишкомъ далеко держатся 
отъ боевой ЛИН1И, что Западная армхя отступала изъ за недо- 
статка стойкости и мужества. Дальше шло приказан1е никому 
не отступать ни шагу назадъ, и опять обвинсн1е офицеровъ и 
начальниковъ, угроза имъ разстр'Ьломъ. А зат1>мъ добавлялось, 
что онъ, Гайда, сум-Ьотъ въ н'Ьсколько дней поправить поло- 
жен1е и дать поб-Ьду. Чувствовалось въ этомъ приказ'Ь та же 
нота и та же скрытая рука, что и въ знаменитомъ приказ'Ь 
1917 года № 1 ; какъ тогда, такъ и теперь, было стремлеше 
натравить массы на офицеровъ, разд'Ьлить ихъ, лишить спайки. 
Но на этотъ разъ д-Ьло не выгор'Ьло. Наученъ нашъ русскхй 
народъ, прозр'Ьлъ онъ и ум-Ьетъ разбираться въ коварныхъ за- 
мыслахъ соц1алистовъ всЬхъ ранговъ и нар'Ьч1й. 

Вся арм1я была оскорблена этимъ приказомъ. Отъ мно- 
гихъ начальниковъ поступили рапорты съ просьбой оградить ар- 
М1Ю отъ пр1емовъ натравливанхя на офицеровъ и отъ незаслу- 
женныхъ оскорбительныхъ обвинен1й. Генералъ Ханжинъ 
вновь послалъ Верховному Правителю телеграмму съ прось- 
бой уволить его въ отпускъ для поправлен1я здоровья. 

Гайда, надо сказать правду, пытался остановить развалъ 
и отступленхе своей армш; онъ даже вы'Ьхалъ тамъ на фронтъ 
со своимъ «безсмертнымъ» батальономъ, но за нимъ потянулись 
туда же и эсъ-эры, окружавш1е его къ этому времени т'Ьснымъ 
кольцомъ. И ихъ преступная работа пошла уже въ открытую. 
Результаты не заставили себя ждать. «Безсмертный батальонъ 
имени Гайды» перешелъ на сторону большевиковъ однимъ изъ 
первыхъ; всл-Ьдъ за тЪмъ это печальное явленхе повторялось 
почти ежедневно на различныхъ участкахъ всего фронта Си- 
бирской арм1и. Неудача ея вм-Ьсто об-Ьщанныхъ легкихъ усп-Ь- 
ховъ подействовала удручающе на населенхе и войска; а 
усилившаяся пропаганда соцхалистовъ, эсъ-эровъ и большеви- 
ковъ, ввергла массы снова въ нервное состоян1е, полное волне- 
Н1Й и броженхя. Этимъ и объясняются всЬ изм-Ьны воинскихъ 
частей и переходъ н']Ькоторыхъ изъ нихъ на сторону красныхъ. 
И все это происходило какъ разъ въ то время, когда внутреннее 
положенхе въ сосЬдней Западной армш становилось все прочн-Ье, 
чисто народное движенхе противъ большевиковъ увеличивалось 
тамъ съ каждымъ днемъ. 

Сибирская арм1я, такъ недавно еще сильная и многочислен- 
ная, таяла и исчезала. Кром'Ь указанныхъ выше причинъ, 
много способствовало этому безостановочное отступлеше, 
почти безъ попытокъ образовать резервы и переходомъ въ 
наступлен1е остановить натискъ красныхъ. Безъ боевъ была 
оставлена Пермь съ заводами, съ потерей огромнаго количества 



110 

снабжен1Я, складовъ, съ потерей всей нашей р-Ьчной флотилш. 
Эта безнадежность д-Ьйствовала на Сибирск1я части все хуже и 
хуже. 

Въ эти дни Верховный Правитель р'Ьшилъ устранить отъ 
командовашя Гайду и зам-Ьнить его генераломъ Дитерихсомъ. 
Гайда пытался противод'Ьйствовать, выступить снова, не под- 
чиниться. Тогда адмиралъ Колчакъ издалъ приказъ объ уволь- 
неши Гайды въ отставку съ лишешемъ его русскаго мундира. 
Въ командоваше Сибирской арм1ей вступилъ генералъ Дите- 
рихсъ. Но вм-Ьсто того, чтобы энергичными м'Ьрами остановить 
отступленхе и развалъ Сибирской арм1и, заняться организа- 
Ц10НН0Й работой для усплешя ея боеспособности, — былъ начатъ 
рядъ м'Ьръ, направленныхъ на коренную ломку всего аппарата 
арм1й, ведпшхъ борьбу на фронт-Ь. 

Съ отходомъ Сибирской арм1и на сЬвер'Ь, большевики полу- 
чили возможность устремиться оттуда черезъ Уральсшя горы 
и ударить въ правый флангъ Западной арм1и; ихъ ц'Ьлью было 
отр'Ьзать нашу лин1ю сообщешй, жел-Ьзную дорогу въ тылу, 
прим-Ьрио между станц1ями Аша-Балашовская и Златоустомъ. 
Этимъ дв'Ь армш. Западная и Южная, ставились бы въ безвы- 
ходное положеше. 

3-й корпусъ подъ натискомъ значительныхъ силъ красныхъ 
началъ отходить вглубь Уральскихъ горъ, ведя упорные бои 
и неся больш1я потери. Какъ разъ въ это время прибылъ на 
станц1Ю Бердяушъ генералъ Дитерихсъ и привезъ приказъ 
Верховнаго Правителя, которымъ генералу Ханжину давался 
отпускъ, согласно его просьбы, а командоваше Западной арм1ой 
возлагалось на меня. 

Въ трудное время и тяжелые дни вступилъ я въ командо- 
ван1е. Надо было принимать м^ры для спасешя положен1я на 
фронт'Ь, еще бол-Ье необходима была сп-Ьшная работа для сох- 
ранешя боеспособности армш. Все время моего командовашя 
на фронт'Ь я стремился проводить ту, единственно возможную, 
по моему, систему управлен1я, которая давала результаты и 
внЪ которой н'Ьтъ жизненной связи между командован1емъ и 
войсками. Промежуточнымъ аппаратомъ для этого служатъ 
различные штабы; каждый штабъ долженъ работать, какъ 
хорошо слаженный и исправный механизмъ; главнымъ руко- 
водящимъ стимуломъ можетъ быть только одинъ, оправдываю- 
Щ1Й самое существован1е этого промежуточнаго аппарата, — 
штабъ не самодовл-Ьющая величина, онъ существуетъ лишь для 
службы войскамъ, вся д-Ьятсньность его должна быть напра- 
влена только на полезное и необходимое для войскъ; вн-Ь этого 
не должно быть ничего. Отсюда опред'Ьляются его размеры, 
программа его работы и самый характеръ ея. ВсЬ строевые 



111 

начальники, до самыхъ высшихъ, обязаны руководить деятель- 
ностью штаба и управлять съ его помощью войсками, бывая, 
однако, возможно чаще на мЬстахъ, не жадЪя силъ и времени 
на то, чтобы быть среди войскъ всюду и всегда, а особенно въ 
дни серьезныхъ боевъ. 

Принявъ арм1ю, я проводилъ больше половины своего 
времени среди войскъ передовой лин1и, для быстроты передви- 
жен1й пользуясь автомобилями. Такъ я получалъ д'Ьйствитель- 
ное впечатл^н1е о своихъ войскахъ, д^^ля съ ними ихъ труд- 
ности, а иногда и опасности боевъ, знакомясь со всЬми хоро- 
шими и плохими сторонами. Зная истинное состоянхе частей, 
можно было увеличивать ихъ боеспособность, укр-Ьплять въ 
нихъ вЪру въ наше д'Ьло и въ усп-Ёхъ его. Этимъ же путемъ я 
узнавалъ и услов1я жизни м-Ьстнаго населен1я, ихъ настроен1я 
и надежды. Живое слово, ознакомленхе на м'Ьстахъ и контроль 
— главный услов1я усп^Ьха всякой работы. 

Объ-Ьздъ всЬхъ трехъ корпусовъ Западной арм1и далъ мн-Ь 
ув'Ьренность въ полной возможности им-бть этотъ усп'Ьхъ, а 
также показалъ т'Ь недочеты, которые требовалось устранить 
теперь же. Части представляли, въ сущности, не вполн'Ь еще 
готовые и слаженные организмы, иногда съ очень ненормаль- 
ными отклонешями; такъ наприм-Ьръ, за время весенней опе- 
рацш и при отступленш выросли неимов-Ьрио войсковые обозы, 
въ одномъ только 32-мъ Прикамскомъ полку было свыше двухъ 
тысячъ повозокъ. Можно представить, какое огромное коли- 
чество бойцовъ отвлекалось этимъ изъ строя, какой величины 
хвостъ связывалъ всЬ маневры и боевыя д'Ьйств1я. Бороться 
съ этимъ можно было, только бывая на м^стахъ, одновременно 
контролируя и сейчасъ же исправляя; бумажные приказы 
оставались всегда неисполняемыми или неисполнимыми. Есте- 
ственно, что прежн1Й способъ пр1училъ строевыхъ начальни- 
ковъ отписываться, смотр-бть на полученный приказъ, какъ на 
простой лоскутъ бумаги. Надо было искоренить и этотъ взглядъ, 
нигд^Ь не допустимый, на приказъ; сд'Ьлать это можно было 
только однимъ способомъ, отдавая вполн-Ь выполнимые прика- 
зы, вызываемые самой жизнью, и сл-Ьдя за точнымъ исполне- 
шемъ ихъ безъ проволочекъ и отступленш. 

Зат-Ьмъ назр-бла необходимость урегулировать офицер- 
сшй вопросъ; надо было исправить ошибки Главнаго Штаба, 
задержавшаго почти всЬ производства офицеровъ д-Ьйствую- 
щей арм1и; получивъ право, какъ командующ1Й арм1ей, произ- 
водить въ чины до капитана включительно, я дёлалъ это на 
м^стахъ, бывая въ частяхъ, производя офицеровъ иногда во 
время самыхъ боевъ. Адъютантъ записывалъ, по возвращети 
отдавалъ записи въ штабъ, и приказъ выходилъ черезъ н-Ь- 
сколько дней, безъ всякой волокиты. 



112 

При всЬхъ по'Ьздкахъ я узнавалъ подлинное, нич-Ьмъ не 
прикрашенное настроен1е и своихъ войскъ, и массъ населешя. 
Помню посЬщенхе Саткинскаго завода, обладавшаго почти са- 
мыми крупными на Урал-Ь чугунно-литейными печами. Пого- 
воривъ о положен1и завода съ директорами, я пошелъ въ боль- 
шое пом'Ьщенхе, полное собравшимися рабочими, и спросилъ, 
кашя у нихъ есть нужды. 

Первое, что они просили, разсказать имъ объ арм1И, о 
нашемъ военномъ положенхи, о большевикахъ и красноармей- 
цахъ. Зат-Ьмь, уже пошли заявленхя о дороговизн'Ь, трудно- 
стяхъ достать продукты первой необходимости, о недостатк'Ь 
муки и хл-Ьба. Когда все было разъяснено, я отдалъ приказъ 
доставить рабочимъ завода два вагона муки по казенной ц-Ьн-Ь; 
рабочхе зашум'Ьли, какъ встревоженный улей; вышелъ впередъ 
ихъ выборный старшина и сказалъ, что рабочхе очень благо- 
дарить и просятъ чаще пр^-Ьзжать и говорить съ ними, разъяс- 
нять происходящее. 

— «А мы ужъ сами и добровольцами въ арм1ю пойдемъ, 
и мобилизац1ю сл-Ьдить будемъ, и большевиковъ не допустимъ; 
небось, не заведутся они у насъ.» 

— «Сатки первыми противъ нихъ, иродовъ, въ 1918 году 
выступили,» загуд'Ьла довольная толпа. 

Вообще, настроеше населешя всего армейскаго раюна и 
войсковыхъ частей было приподнятое, готовое идти на жертвы, 
на борьбу съ соц1алистами-большевиками, упорно желающее 
поб-Ьдить и совершенно дов'Ьрчивое, ибо наши пути и ц-Ьли 
были общ1е. Сущность того, что руководило нами въ борьб-Ь, 
народный характеръ этой борьбы и ея напряженхе проникали 
глубоко и прочно въ массы и все т'Ьсн'Ье связывали арм1ю съ 
населешемъ. Массы вид-^ли и в'Ьрили, что мы боремся за всю 
Родину; что «наша парт1я есть Святая Русь, нашъ классъ весь 
Руссшй народъ.» 

Вотъ выписка изъ приказа населешю ра1она Западной ар- 
мш, отданнаго на станцш Мхассъ 5 1юля 1919 года и 3 октября 
того же года на станщи Лебяжья: 

«. . . Еще разъ разъясняю, что наше Правительство, во 
глав'Ь съ Верховнымъ Правителемъ адмираломъ Колчакомъ, 
вожди арм1й, всЬ начальники и вся армхя стоятъ только на 
пути спасен1я Родины, в-Ьры и народа; не принадлежатъ ни 
къ какой политической партш, не защищаютъ и не пресл'Ь- 
дуютъ ничьихъ интересовъ, личныхъ или отд'Ьльныхъ классовъ, 
а именно всего Русскаго народа въ его ц-Ьломъ. Таковы арМ1и 
наши. Востока Росс1И, армш русскаго витязя-генерала Дени- 
кина, генераловъ Юденича, Миллера и т-Ь массы возставшихъ 
на Руси, которые соединяются съ нами. 



113 

Путь одинъ у всЬхъ, путь прямой и открытый. Освобо- 
дить страну отъ засильниковъ, предателей и иноземныхъ ко- 
миссаровъ. Дать возможность каждому вздохнуть свободно, 
утереть слезы и не дрожать ежеминутно каждому за свою жизнь. 
Установить повсюду полную законность и обезпечить порядокъ 
и права каждаго, дать возможность всЬмъ заниматься привыч- 
нымъ трудомъ. И тамъ, въ сердц'Ь Росс1и, въ древней Москве, 
созвать народное собран1е, действительно лучшихъ людей на- 
рода, его избранниковъ, которымъ самъ народъ, наученный те- 
перь горькимъ опытомъ отечественной разрухи, вручилъ бы 
право разобраться во всемъ и р-Ьшить его судьбы. Это народное 
собранхе учредить и порядокъ управленхя Россхей, опред'Ьлитъ 
право и порядокъ влад'Ьн1Я землей, назначить основные законы 
для нашей страны.» 

Направилось д-Ьло и организац1И армейскаго тыла. Во- 
время и точно по назначешю подавалось все снабженхе, аку- 
ратно И по расписашю работала жел']Ьзная дорога, а запасныя 
части И офицерсшя школы были полны подготовленными 
людьми. 

Новый главнокомандующ1й, генералъ Дитерихсъ, пр1'Ьз- 
жавш1й два раза въ мой штабъ, въ Бердяушъ, вполн-Ь разд'Ь- 
лялъ всЪ взгляды, одобрялъ работу, былъ доволенъ ея резуль- 
татами и об-Ьщалъ не производить никакой ломки. 

4. 

Второй разъ онъ пр1ехалъ вм'Ьст'Ь съ адмираломъ Колча- 
комъ 2-го 1ЮЛЯ, какъ разъ при начал'Ь частичнаго наступлешя 
2-го Уфимскаго корпуса, такъ называемомой Айлинской опе- 
рац1и. 

3-й Уральсшй корпусъ не могъ сдержать натиска крас- 
ныхъ, бивпгахъ сильно въ нашъ правый флангъ. Посл^ упор- 
ныхъ боевъ на р'Ьк'Ь Уфимк-Ь и на горныхъ проходахъ, уральцы 
отступили вглубь горъ. Отступали и дрались все время въ 
неравныхъ услов1яхъ, неравными силами. Обстановка была 
тяжелая. 1-го 1юля я прх-Ьхалъ въ село Мясогустово ; на самой 
окраин-Ь шелъ бой съ большевиками; въ д'Ьло были втянуты 
не только всЬ части, но даже офицеры и солдаты штаба корпуса 
составили отрядъ и пытались отбросить насЬдавшихъ крас- 
ныхъ. Но сдержать новаго натиска ихъ не удалось. И 3-й 
корпусъ продолжалъ отступлен1е. 

Надо было во что бы то ни стало помочь уральцамъ, иначе 
силы ихъ могли совершенно растаять. 2-й Уфимскхй корпусъ 
получилъ приказъ перейти въ наступлеше, ударить во флангъ 
краснымъ и отбросить ихъ на сЬверъ, въ горы. Несмотря на 
неполную готовность уфимцевъ, услов1я были все же выгодны 

к. в. Сахаровъ. Б-блая Сибирь. 8 



114 

для насъ, такъ какъ этотъ корпусъ занималъ сосредоточенное 
положен1е; части его отдохнули, пополнились и прюд'Ьлись. 
Второго 1ЮЛЯ должно было начаться наше наступленхе. 

Стояли л'Ьтнхе жарк1е дни, когда чистый воздухъ до того 
наполненъ ароматомъ зелени, что густота голубого эфира дро- 
житъ, переливается и струится слоями. Богатыя поля колы- 
хались стенами темно-зеленыхъ колосьевъ, наливавшихся мо- 
лодымъ зерномъ. Дорога б'Ьжала красивыми долинами р'Ькъ 
Юрезани и Ай; все кругомъ было ярко зелено, м-Ьстами б'кл'кла 
березовые перел'Ьски. 

Въ большихъ деревняхъ шла сумятица, шумъ и волнеше, 
— населеше ихъ, обезпокоенное приближешемъ большевиковъ, 
собирало на возы свой домашшй скарбъ и готовилось уходить 
волной б'Ьженцевъ на востокъ. 

Но не чувствовалось упадка духа, — моральная сила и 
надежда на усп'Ьхъ были на нашей сторон-Ь. Всюду встр-Ьча- 
лись улыбающ1еся лица и полная готовность помочь. Я съ 
небольшимъ конвоемъ Оренбургскихъ казаковъ шелъ бодрымъ 
галопомъ полями къ правому флангу уфимцевъ. Разв-Ьвался и 
весело блисталъ на утреннемъ солнц'Ь геориевсшй значекъ. 
Кони легко и плавно отбивали копытами равном'Ьрную дробь. 
Казаки изр-Ьдка обм'Ьнивались шутками или зам'Ьчашями о 
прекрасныхъ поляхъ, об'Ьш:авпшхъ обильный урожай. Въ неб-Ь 
р-Ьяли жаворонки, наполняя воздухъ мелодичной трелью. . . 
Вдругъ грянулъ оруд1йный выстр'Ьлъ. 

Красные повели въ это утро сильное наступлен1е своими 
резервами, наткнулись на одну изъ дивизш Уфимскаго кор- 
пуса и неоншданно атаковали ее первыми. Но ихъ ударъ 
былъ встр-Ьченъ контръ-ударомъ другихъ двухъ дивиз1й. Столк- 
нулись дв-Ь силы. Будто ударились два шара, катившихся съ 
б-Ьшеной скоростью, столкнулись, на мгновен1е задержались и 
остановились на М'Ьст'Ь; отпрянули, стоятъ и крутятся быстро 
на М'Ьст'Ь оба шара, точно оглушенные ударомъ; мгновеше, а 
зат-Ьмъ съ силой покатились оба дальше: одинъ назадъ, уб'Ьгая, 
а другой за нимъ, преследуя его, продолжая свое поступатель- 
ное движенхе. 

Наша четвертая дивиз1я подосп'Ьла какъ разъ во-время. 
Одинъ за другимъ шли полки въ атаку, перегоняя другъ друга, 
съ огромнымъ подъемомъ. Большевики сначала остановились, 
задержались, пробовали оказать сопротивлеше, но зат'Ьмъ от- 
прянули назадъ и поб-Ьжали. 

Я подъ-Ьхалъ къ уфимцамъ передъ самой ихъ атакой. Ни- 
когда не забыть этихъ серьезныхъ, открытыхъ лицъ, полныхъ 
отваги и р'Ьшимости, ихъ молчаливой и торжественной толпы 
и стройной силы. Я вызвалъ впередъ, передъ полками, героевъ, 
роздалъ георпевсте кресты солдатамъ и произвелъ отличив- 



115 

пгахся въ прежнихъ бояхъ офицеровъ. Зат'Ьмъ посл-Ь корот- 
Ю1хъ словъ о предстоящемъ д-Ьл^ полкъ двинулся впередъ. 
И ихъ громк1е, торжествующ1е крики «ура-а-а» разносились по 
полямъ, когда новые георпевсюе кавалеры во глав-Ь съ офи- 
церами пошли первыми въ атаку. 

На взмыленной лошади прискакалъ казакъ ординарецъ и 
привезъ мн-Ь записку отъ моего начальника штаба; Верховный 
Правитель и генералъ Дитерихсъ прибыли въ Бердяушъ и 
просятъ меня пр1^Ьхать къ нимъ возможно скор'Ье на важное 
сов-Ьщанхе. Такъ это было не во-время, — отрывало отъ бое- 
В011 работы, да и не хот'Ьлось уЬзжать изъ боя, — изъ зеле- 
ныхъ долинъ Урала, отъ русскихъ полковъ, охваченныхъ поры- 
вомъ наступлен1я. Но всл-Ьдъ за первымъ ординарцемъ примчал- 
ся на автомобил-Ь второй съ телеграммой адмирала Колчака, что 
онъ долженъ сегодня же вечеромъ вы-Ьхать обратно въ Омскъ 

Черезъ три часа я былъ у себя въ Бердяуш-Ь. И вотъ, 
пока я -Ьхалъ, въ штаб-Ь было получено донесенхе, что красные 
обошли незам-Ьтно одинъ полкъ 12-й Уральской дивизш, отр-Ь- 
зали его и распространяются у насъ въ тылу. Надо было при- 
нимать экстренныя м-Ьры, иначе это могло испортить все д-Ьло. 

Къ вечеру удалось ликвидировать опасность и прогнать 
красныхъ. Но наступлен1е уфимцевъ, начатое съ полнымъ усп-Ь- 
хомъ, приостановилось; большевики же за ночь оправились, 
подтянули резервы и снова начали сильно давить на Уральсшй 
корпусъ. 

Два дня шли упорнЪйшхе встречные бои; наши части пере- 
ходили снова и снова въ контръ-атаки, но красные подавляли 
насъ своей численностью. Къ вечеру второго дня генералъ 
Войцеховск1й, командиръ 2-го корпуса, отдалъ приказъ своимъ 
уфимцамъ отступать. 

Было еще одно обстоятельство, проявившееся впервые 
именно въ этихъ бояхъ. Начиная съ ранней весны, большевики 
бросили огромное количество своихъ агентовъ на востокъ для 
пропаганды и организащи бандъ у насъ въ тылу; комиссары 
снабжали ихъ очень большими суммами денегъ, пользовались 
всякими способами, оставляя при отступлеши красной арм1и 
свои ячейки въ городахъ и деревняхъ, а при ея наступленш — 
направляя ихъ подъ видомъ б'Ьженцевъ. Въ конц-Ь 1юня про- 
шелъ с-Ьверн-Ье Уфы ц'Ьлый небольшой отрядъ коммунистовъ, 
од'Ьтыхъ въ нашу военную форму, съ погонами, и пробрался 
горными тропами намъ въ тылъ. Изловить ихъ не удалось, 
кром-Ь одного красноармейца, который показалъ, что ц'Ьль этого 
коммунистическаго отряда была взорвать жел-Ьзнодорожные 
мосты въ тылу нашей арм1и и поднять ^озсташе среди рабо- 
чихъ Златоустовскаго завода. 

8^ 



116 

Д-Ьйствительно, какъ разъ въ эти дни имъ удалось подор- 
вать мостъ черезъ небольшую р-Ьчку восточн'Ье Бердяуша и 
зат-Ьмь повернуть и выйти въ тылъ уральцамъ, отбивавпгамъ 
атаки красныхъ войскъ. Создались очень тяжелыя услов1я, изъ 
которыхъ мы вьппли съ большимъ трудомъ. 

Вся первая половина 1юля прошла въ бояхъ за горные 
проходы Урала. Бои эти шли съ перем'Ьннымъ усп-Ьхомъ ; арм1я 
не отдавала ни одной своей позищи безъ попытки отбросить 
красныхъ. Но для того, чтобы перевернуть ходъ кампан1и, 
надо было собрать резервы, сосредоточить больш1я сиды и пе- 
рейти въ общее наступлеше; чтобы разбить красныхъ, надо 
было дать генеральное сражеше. 

Сибирская арм1я, или правильн'Ье остатки ея, катилась 
безъ удержу на востокъ, отдавая краснымъ больш1я простран- 
ства с-Ьвернаго Урала; 16 1юля былъ брошенъ Екатеринбургъ. 
Генералъ Дитерихсъ оставилъ посл'Ь этого на фронт'Ь только 
заслоны, а вс^ оставшхеся отъ арм1и Гайды части перевозилъ 
по жел-Ьзной дороге въ глубокхй тылъ, въ Ялуторовскъ, Тю- 
мень и Тобольскъ. Сибирская арм1я временно какъ бы потеряла 
всякую боеспособность и уходила, ставя т'Ьмъ въ совершенно 
невозможное, тяжелое положеше Западную армхю. 

А духъ и силы посл-Ьдией были нетронуты, несмотря на 
отходъ и на непрерывные бои; всЬ части Западной арм1И были 
на лицо, сохранили боеспособность и желаше драться до поб'Ь- 
ды. Налаженный механизмъ штаба и тыловыхъ органовъ давали 
полную возможность поддерживать и увеличивать живую силу 
нашихъ корпусовъ. Усил1я всЬхъ направлялись согласованно 
къ одной ц-бли. И всЬ ждали приказа о новомъ общемъ пере- 
ход'Ь въ наступлеше. 

М-Ьстомъ для этого былъ избранъ Челябинскъ. Среди дру- 
гихъ была одна чрезвычайно важная причина этого р-Ьшенхя. 
Отсюда идетъ жел-Ьзная дорога на Троицкъ, бывш1й базой 
Южной армш. Это была посл-Ьдияя связь съ ней; если мы не 
выиграемъ д-Ьла подъ Челябинскомъ, то Южная арм1я была бы 
предоставлена самой себ-Ь, поставлена въ очень трудный услов1Я. 

Планъ новой операцш былъ составленъ такъ: Западная 
арм1я, сдерживая красныхъ арр1ергардами, должна была быстро 
стянуть свои силы къ Челябинску и сосредоточить дв-Ь ударныя 
группы, генерала Войцеховскаго къ сЬверу, генерала Каппеля 
къ югу отъ города. Зд-Ьсь войска должны были пополниться, 
отдохнуть и организовать базы для боя; а зат-Ьмъ, когда крас- 
ные втянутся въ долину изъ горъ, они будутъ атакованы съ 
сЬвера и юга, взяты въ клещи, съ ц-Ёлью окружить ихъ, от- 
нять артиллерхю и пулеметы. Съ сЬвера всю операц1Ю при- 
крывалъ и обезпечивалъ 3-й Уральск1й корпусъ. 



117 

Населеше всего ра1она отъ Волги до Челябинска пережи- 
вало въ это время величайшую драму. Св-Ьтлыя надежды на 
жизнь см'Ьнялись мрачнымъ, темнымъ холодомъ смерти; съ 
отходомъ б'Ьлыхъ арм1й выплывалъ злов'Ьщ1й призракъ крова- 
ваго интернащонала. Какъ на извЬстной картин'Ь Штука, 
шелъ онъ, костлявый см'Ь10Щ1йся скелетъ, сидя ворхомъ на 
чудовищномъ животномъ, оставляя за собой тысячи труповъ, 
ДЫМЯЩ1ЯСЯ пожарища, сЬя смерть, ужасъ и заливая все кровью. 
Безконечной вереницей тянулись впереди нашей арм1и на во- 
стокъ обозы съ б'Ьженцами; ц'Ьлыми селами двигались на во- 
стокъ русскхе люди всЬхъ нацхональностей, спасаясь отъ хищ- 
наго интернащонала, ибо для него существуетъ лишь одна 
признаваемая имъ, всесв-Ьтная нащя, племя «избрайное 1его- 
вой», разс-Ьянные по лицу земли 1удеи. 

Рабочхе Златоустовскаго и другихъ заводовъ Урала при- 
соединились къ потоку б-Ьженцевъ. Крестьяне, башкиры, та- 
тары и оренбургсше казаки отправляли свои семьи и скарбъ 
на подводахъ въ тылъ, а сами приходили въ арм1ю, составляли 
отряды, брались за оруж1е, чтобы отбить вражью силу. 

Ставка и генералъ Дитерихсъ, вид'Ьвппе распылеше Сибир- 
ской арм1и и крушен1е тамъ всего д-Ьла, представляли себ-Ь 
весь фронтъ въ такомъ же состоян1и. Я получалъ запросы: 
что осталось отъ Западной арм1и и какимъ образомъ мы можемъ 
еще держаться? Они не видали и не понимали ни состояшя 
нашихъ войскъ, ни того общаго желашя отразить натискъ 
большевизма, которое охватило всЬхъ, и войска, и населеше. 



Челябинскъ центръ обширнаго края, разросш1йся въ пос- 
л-Ьдше десять л-Ьтъ до разм-Ьровъ большого губернскаго города; 
центръ хл-Ьбной торговли и золотопромышленнаго ра1она. Еще 
въ начал-Ь прошлаго стол'Ьт1я это была простая башкирская 
деревня Селяба^), лежащая при выход'Ь изъ горъ и л^совъ 
стараго, сЬдого Урала въ долину Западной Сибири. 

Когда я прибылъ со своимъ штабомъ въ Челябинскъ для 
проведен1я плана новой операщи, нехватало времени, чтобы 
принимать и говорить со всЬми депутащями, приходившими 
ко мн^ каждый день съ ранняго утра и до вечера. Шли горо- 
жане, рабочхе, казаки, башкиры и крестьяне съ заявлешемъ о 
своей готовности отдать всЬ силы, чтобы только не пустить 
сюда большевиковъ, отбить натискъ врага, къ которому рус- 
скш народъ чувствовалъ инстинктивную ненависть и смертель- 
ный страхъ. 



*) Селяба — по башкирски значитъ яма. 



118, 

При подготовк'Ь операцш мнЪ пришлось исколесить на 
автомобил'Ь весь этотъ рахонъ, на сотни верстъ къ с^Ьверу и 
югу отъ Челябинска; и всюду я видалъ одно, — русскихъ лю- 
дей, готовыхъ на как1я угодно жертвы и лишен1я, предпочитав- 
шихъ смерть въ борьбЪ, или уходъ въ неизв-Ьстную даль, подчи- 
нешю коммунистамъ-большевикамъ. 

Вотъ казачья станица Травниковская, одно изъ тЪхъ посе- 
лешй, гдЪ живутъ потомки скромныхъ строителей Великой 
Россш. Больш1я улицы, дворы обстроены хозяйственно и 
полны добра, площадь съ небольшой бЪлой церковью залита 
палящими лучами хюльскаго солнца и гудитъ толпой. Все на- 
селеше станицы собралось на площадь, пришли даже казачки 
съ грудными младенцами. Раздается мЪрный благов-Ьстъ, и 
м-Ьдные голоса колоколовъ далеко разносятся въ л'Ьтнемъ 
раскаленномъ воздух-Ь. Изъ церкви выходитъ крестный ходъ; 
коль1хаясь, плывутъ надъ толпой святыя хоругви, блеститъ зо- 
лотомъ большой крестъ, такъ ненавистный всЬмъ слугамъ ин- 
тернащонала, сверкаютъ на солнц'Ь св-йтлыми бликами иконы 
и ризы священниковъ, 

«Спаси, Господи, люди Твоя . . .» разносится п-Ьше, подхва- 
ченное тысячной толпой и заглушавшее даже громкш благо- 
в-Ьотъ. 

Приходитъ священникъ и кропитъ святой водой дв^ сотни 
казаковъ, собранныхъ станицей на фронтъ, благословляетъ ихъ 
на ратный подвигъ. 

Сосредоточены и ясны бородатый лица казаковъ. Глубокая 
дума и безповоротное р'Ьшеше отразились на нихъ. Истово 
крестятся они правой рукой, держа въ л'Ьвой поводья и острыя 
пики. А около дворовъ по длинной улицЪ увязанные возы, 
запряженные уже и готовые вывезти семьи этого народнаго 
ополчешя въ тылъ. . . 

Встала Русская земля. За что готовы они отдать свою 
кровь, сложить свои головы, пожертвовать своими семьями? 
Не за партш, не за дешевые лозунги соцхалистовъ идутъ они 
въ смертный бой съ интернащоналомъ. Н'Ьтъ, не за это несутъ 
они велишя жертвы свои. Послушайте, что говорятъ эти ка- 
заки-крестьяне въ своихъ семьяхъ и на своихъ сходахъ: 

— «Надо кончить съ этимъ д-Ьломъ. Какъ разрушили нашу 
землю святую! А все оттого, что Царя имъ не надо стало. 
Вишь, сами власти захот'Ьли. . . ВсЬхъ Царскихъ враговъ 
истребить надобно. . .» 

Послушать только, какъ истово, съ какой в-Ьрою поютъ 
всЬ они эту старую русскую молитву за Царя : «Спаси, Господи, 
люди Твоя». . . 

А вотъ другая картина т'Ьхъ же дней. Мой автомобиль, 
пере^Ьзжая черезъ гать по болотистой долин'Ь верстахъ въ се- 



119 

мидесяти с^верн-Ье Челябинска, завязъ своими колесами глу- 
боко въ тин-Ь. Шофферъ и его помощникъ бились безрезуль- 
татно надъ нимъ, выл-Ьзли и мы всЬ, чтобы общими силами 
вытащить машину. 

Вдалек'Ь сЬрая деревушка, вздымая изъ распластаной кучи 
избушекъ ВЫС0К1Й минаретъ мечети съ магометанскимъ полу- 
м-Ьсяцемъ. Вскор-Ь изъ деревни показалась большая толпа и 
приближалась къ намъ съ шумомъ и гамомъ. Впереди б-Ьжалъ 
богатырь колоссальнаго роста съ широкой, какъ паровозъ, 
грудью, на ногахъ, какъ каменные столбы; онъ держалъ въ 
могучихъ рукахъ ц-блое бревно, размахивая имъ надъ головой 
и испуская воинственные крики въ тактъ своимъ быстрымъ 
прыжкамъ : 

— «Г-гинъ, г-гунъ, г-гунъ! . .» 

За богатыремъ б'Ьжала съ дрекольемъ куча татаръ-кресть- 
янъ, за ними разсыпались по полю, какъ горохъ, маленьше 

татарчата, старавш1еся не отстать отъ 
взрослыхъ. Все это неслось къ авто- 
мобилю, крича на разные голоса и тя- 
жело отдуваясь отъ быстраго б-Ьга. Не 
зная хорошо нашихъ русскихъ людей, 
можно было бы подумать, что деревен- 
ская толпа воспользовалась случаемъ, 
чтобы напасть на про'Ьзжихъ контръ- 
револющонеровъ, расправиться съ ними, 
убить. Но мы спокойно и ув'Ьренно 
ждали ихъ; съ размаху они наброси- 
лись на автомобиль, обл-Ьпили его, какъ 
муравьи, и начали поднимать изъ болота. 
Заведенный моторъ пыхт-Ьлъ, колеса без- 
\ помощно крутились, разбрасывая во всЬ 
г ^\^.' стороны грязь и воду. Богатырь под- 

* у, ложилъ подъ ось бревно, навалился на 

него плечомъ и легко приподнялъ авто- 
мобиль. Разъ, другой, трет1Й, и машина 
пошла по твердой дорог-Ь; разсЬивалось 
въ воздух-Ь тяжелое облако перегор-Ьв- 
шаго бензина. Татары б-Ьжали за авто- 
мобилемъ и радостно см-Ьялись. Я по- 
дошелъ, поблагода- 
С^ рилъ ихъ и далъ бо- 

гатырю въ награду 
денегъ. 

— «Не надо, бач- 

Т/«т^р11.1 .сп;о'>'>.ч надо,» кричалъ онъ, 





120 

отпихивая деньги, весело-добродушно скаля б'Ьлые зубы и 
что-то прибавляя по татарски. Я совалъ богатырю деньги, онъ 
отпихивалъ. Вм-Ьшался старшина, пожилой татаринъ въ тиби- 
тейк'Ь : 

— «Не давай, Ваше Благородье, наша не возметъ. Дорога 
наша, плохая дорога, виноватъ наша, зач-Ьмъ не чинитъ до- 
рога. А ты военный челов-Ькъ, Царстй начальникъ, отъ боль- 
шевиковъ насъ защищаешь.» 

Тогда я настоялъ, чтобы они взяли деньги для б'Ьдныхъ 
женщинъ и д-Ьтей ихъ деревни. Вышелъ изъ толпы сЬдой древ- 
нш старикъ-мулла и поклонился мн-Ь въ поясъ въ знакъ благо- 
дарности : 

— «Позволь лучше, Ваше Благородье, ему,» сказалъ онъ, 
показывая на богатыря, — «отрядъ собрать и къ теб'Ь въ армхю 
идти. Надо большовиковъ не пускать». . . 

А когда мы возвращались поздно вечеромъ по той же до- 
рог-Ь, то около деревни автомобиль остановила толпа женщинъ 
и д-Ьтей, красавица — молодая татарка вышла впередъ и, по- 
тупивъ прекрасные большхе глаза, благодарила еще разъ за 
деньги. . . 

Об-Ь ударныя группы собирались, заканчивали сосредото- 
чен1е въ ра10Н'Ь Челябинска. Къ сожал'Ьшю была допущена 
одна оплошность: сЬверная группа генерала Войцеховскаго 
составляла слишкомъ большую силу, свыше двадцати тысячъ 
челов-Ькъ, тогда какъ южная группа генерала Каппеля еле 
достигала до десяти тысячъ. Но я разсчрттывалъ главный ударъ 
нанести именно съ сЬвера, чтобы отбросить красныхъ отъ ихъ 
путей отступлен1я. 

Аррхергарды наши, сдерживая натискъ большевиковъ, от- 
ходили сначала медленно, щагъ за шагомъ, и удерживая ц'Ьлый 
рядъ позицш, но верстъ за пятьдесятъ отъ Челябинска не вы- 
держали, сдали и начали отступать слишкомъ быстро. Приш- 
лось составить новую войсковую группу подъ начальствомъ ге- 
нерала Космина изъ всЬхъ '-астей, какхя удалось набрать, до 
моего конвоя включительно ; пс первому призыву пошли драться 
вм-Ьст^Ь съ ними сербы, — сербсшй батальонъ имени Благотича, 
оказавш1й больш1Я услуги, ведш1Й себя, какъ истинные братья 
русскихъ. 

Къ слову надо сказать, что французсшй батальонъ, бывш1й 
въ Челябинск-Ь съ осени 1918 года, посп'Ьшилъ эвакуироваться 
въ тылъ, восточн-Ье Омска, при первомъ приближен1и опасности. 
Такъ всегда поступали союзники-интервенты! 

Для полнаго усп-Ьха операщи и выигрыша необходимаго 
времени нужно было обезпечить нашу арм1ю съ сЬвера. Для 
этой ц'Ьли 3-й Уральск1Й корпусъ былъ усиленъ всЬмъ, что 
можно было выд-Ьлить туда; но этого было недостаточно*, под- 



121 

сказывалась необходимость сод'Ьйств1я Сибирской арм1и. Од- 
нако, несмотря на всЬ просьбы, не удалось получить не только 
этого сод'Ьйств1я, но даже приказа о выдвиженхи частей ея 
для демонстращи. Какъ будто д-Ьйствовала не одна русская 
арм1я, не за одну общую святую ц'Ьль! 

Большевики, обманутые легкостью, съ какой они сбивали 
наши арр1ергарды, л'Ьзли, что называется, какъ черти, на 
Челябинскъ. Мною былъ отданъ приказъ въ ночь съ 24 на 25 
1ЮЛЯ отдать нмъ городъ, а на разсв-Ьт'Ь 25-го перейти въ на- 
ступлен1е об'Ьимн ударными группами. 

Наступила жуткая ночь. Вы-ЬхаБъ вечеромъ, за н-Ьсколько 
часовъ до оставлен1я города, изъ Челябинска, я объ-Ьзжалъ 
войска с-Ьверной группы генерала Войцеховскаго. Глубокое 
л'Ьтнее небо, усыпанное в-Ьчными зв-Ьздами, покрыло землю 
покоемъ, уютомъ и сномъ. Тихо кругомъ, н'Ьтъ даже ночныхъ 
звуковъ, которыми такъ богаты весеншя ночи. Стоятъ темными 
силуэтами деревни, какъ зубчатыя ст-Ьны заколдованныхъ зам- 
ковъ, черн-Ьютъ л-Ьса; и всюду биваки, — наши полки, батареи, 
эскадроны и сотни. Все спитъ. Не горятъ бивачные огни, чтобы 
не выдать противнику нашихъ силъ. Только часовые бдительно 
и остро пронизываютъ темноту, впиваются глазами въ черную 
глубину ночи, да въ избахъ съ закрытыми ставнями сидятъ 
войсковые начальники, отдавая посл-Ьднхя распоряжен1я, про- 
в-Ьряя все лп сд-Ьдано, не забыли ли чего передъ завтрашнимъ 
р'Ьшительнымъ днемъ. 

Вотъ въ большой русской деревн-Ь меня встр-Ьчаетъ рапор- 
томъ генералъ 3., начальникъ 11-й Сибирской стр-Ьлковой ди- 
ВИ31И, только что пришедшей на фронтъ изъ Сибири, сформиро- 
ванной въ Новоннколаевск'Ь. Впервые съ тыла поданы войска, 

— восьми тысячная сила. Вн'Ьшн1й видъ и стройность не 
оставляютъ желать лучшаго. 

— «Какъ Ваше чувство?» обращаюсь я къ генералу 3., 

— «ув-Ьрены ли Вы въ Вашихъ частяхъ?» 

— «Ув-Ьренъ, Ваше Превосходительство. Хотя и не об- 
стр-Ьляны еще, но настроеше хорошее. Даже рвутся въ бой.» 

— «Ну, а то донесеше о пропаганд-Ь соц1алистовъ?» на- 
помнилъ я ему случай, бывш1й четыре дня тому назадъ въ од- 
номъ изъ полковъ. 

— «Агитаторовъ выловили. Сами солдаты помогали. На 
сколько я знаю настроеше офицеровъ и солдатъ, они прямо 
ненавидятъ комиссаровъ и коммунистовъ. А за всЬмъ т-Ьмъ, 

— все въ рук-Ь Божьей. . .» 

— «Я его ДИВИ31Ю поставилъ между своими лучшими ча- 
стями; а впереди пустилъ Камцевъ, для перваго удара,» доба- 
вилъ генералъ Войцеховск1Й. 



122 

Въ эту же ночь произошелъ такой случай. На одну заставу 
Уральскаго корпуса вы-Ьхала группа конныхъ: 

— «Кто идетъ? Стой!» окрикнулъ часовой. 

— «Свои-и-и)> . . . донеслось издали. 

— «Кто свои? Что пропускъ?!» 

— «Красные офицеры, сдаваться -Ьдемъ, пропуска не 
знаемъ. » 

Часовой выстр'Ьлилъ. На тревогу выб'Ьжала вся рота, 
бывшая въ застав'1, и открыла огонь залпами. Это былъ ко- 
мандиръ бригады 35-й сов-Ьтской дивиэш полковникъ Котоминъ 
съ одинадцатью красноармейскими офицерами; они состояли 
въ анти-большевицкой организац1и и давно уже искали удоб- 
наго случая перейти на нашу сторону. Было очень трудно, 
такъ какъ каждый шагъ ихъ сл'Ьдился комиссаромъ и его по- 
мощниками, коммунистами, добровольными шшонами. Въ эту 
ночь имъ удалось усыпить бдительность еврея-комиссара и 
ускользнуть изъ когтей. Но вотъ истинная трагедхя русскаго 
положен1я, они попали на сторожевую заставу, зорко охраняв- 
шую дорогу, такъ какъ наши войска привыкли къ разнымъ 
уловкамъ и обманамъ большевиковъ. 

Первымъ же залпомъ была убита лошадь полковника Кото- 
мина и ранены два офицера; всЬ они разсЬялись и только че- 
резъ день удалось собрать вм'Ьст^ этихъ героевъ. Полковникъ 
Котоминъ провелъ полтора жуткихъ часа, лежа за трупомъ 
лошади, пока его не освободилъ и не вывелъ нашъ офицеръ. 
Полковникъ Котоминъ былъ доставленъ въ ближайш1й штабъ 
какъ разъ въ то время, когда я объЪзжалъ войска. Высошй, 
могучаго сложен1я челов-Ькъ съ открытымъ энергичнымъ ли- 
цомъ, герой Германской войны, онъ весь дрожалъ отъ пережи- 
таго, дрожалъ мелкой нервной дрожью, какъ маленьшй прозяб- 
ш1й мальчикъ. 

— «Думалъ, что убьютъ. Но такъ было тяжело у больше- 
виковъ, что лучше смерть. . .» 

Онъ много разсказывалъ вс'Ьмъ намъ о центральной Россш, 
о ея состояши и страдашяхъ, открылъ истинное положеше со- 
ветской власти и красной арм1и. Что можно будетъ сказать 
изъ этого, не нарушая интересовъ Русскихъ, находящихся и 
оейчасъ тамъ, во власти интернацюнала, скажу посл'Ь, при 
сравнен1и услов1й нашего тыла и ихъ. 

Забрезжило утро. Потянуло съ востока холоднымъ предъ- 
утреннимъ в'Ьтеркомъ, когда я пр1'Ьхалъ къ войскамъ генерала 
Космина, чтобы отсюда управлять ходомъ оперещи. Какъ 
разъ въ этотъ моментъ изъ Челябинска отступали наши посл^д- 
шя части. Въ городъ входили торжествующхе красные полки. 

Раннее утро посл-Ь безсонной ночи застало меня въ поселке 
Александровскомъ. Всходило солнце, освещая землю своими 



123 

первыми, робкими лучами. Поселокъ просыпался, и обычная 
дневная жизнь наполняла улицу. Я лежалъ на трав'Ь около 
автомобиля и старался уловить ухомъ дальн1е звуки боя. Но 
ихъ не было слышно. И, не смотря на чрезм^Ьрную усталость 
посл-Ьднихъ дней и этой ночи, я не могъ заснуть, — одна боль- 
шая мысль давила на мозгъ и не давала покоя: 

— «А что если эта восьмитысячная масса, вновь пришед- 
шая изъ Сибири ДИВИ31Я, окажется распропагандированной 
сощалистами и, вм'Ьсто помощи, изм^нитъ Русскому Д'Ьлу?! 
Повернетъ штыки противъ своихъ. . .» 

Но вотъ грянулъ первый орудхйный выстр-Ьлъ, за нимъ 
другой, трет1й. И заворчала далекая артиллерхйская канонада, 
какъ громъ отдаленной грозы. 

Наши войска перешли въ наступленхе одновременно по 
всему фронту. Красные не ожрщали этого, столкнулись съ 
нашими, произошелъ рядъ встр-Ьчныхъ боевъ съ жестокимъ 
напряжен1емъ съ об-Ьихъ сторонъ. Къ концу дня намъ удалось 
овладеть рядомъ деревень, захватили одну батарею, много пу- 
леметовъ и пл'Ьнныхъ; мы потеснили большевиковъ. 

26 и 27 1ЮЛЯ продолжались упорные бои. Комиссары стя- 
нули всЬ силы и заставляли свои полки переходить въ б-Ьше- 
ныя контръ-атаки. Какъ они писали въ своихъ рад1о-сводкахъ 
«подъ Челябинскомъ б-Ьлые проявили небывалое упорство, пе- 
реходя въ штыковыя атаки подъ личной командой адмирала 
Колчака». . . 

Этого не было. Но д-Ьйствительно, всЬ наши части проя- 
вили такое напряжен1е силъ, показали такой подъемъ, какъ въ 
самые блестящ1е перходы Мхровой войны, въ Галиц1и, Польш^Ь 
п Восточной Пруссш. 

Наше наступлен1е развивалось, хотя и медленно, но плано- 
м-Ьрио. 27-го былъ захваченъ и доставленъ въ штабъ арм1И 
приказъ красныхъ, свид'Ьтельствовавш1й о полной ихъ расте- 
рянности; паника охватывала ихъ тылъ, обозы начали уже 
отступать на Мхассъ и Златоустъ. Еще одно усилхе, и окружеше 
силъ большевиковъ въ Челябинск'Ь должно было закончиться. 
Надо было для этого еще два дня. 

Какъ уже сказано, правый флангъ всей операц1И прикры- 
вался 3-мъ Уральскимъ корпусомъ, очень ослабленнымъ всЬми 
предъидущими боями; 12-я Сибирская стр-^лковая дивизхя, 
прибывшая въ это время изъ Томска и приданная Уральскому 
корпусу, не только не усилила, а ослабила его: н'Ькоторыя 
части оказались распропагандированными въ этомъ город-Ь, 
одномъ изъ самыхъ главныхъ эсъ-эровскихъ гн-Ьвдъ, и, придя 
на фронтъ, предательски передались на сторону красныхъ. 
Все же несмотря на это. уральцы сдерживали натиски крас- 
ныхъ, но 27 1ЮЛЯ начали сдавать и отходить на юго-западъ. 



124 

Большевики получали возможность направить часть силъ зна- 
чительно восточн'Ье Челябинска и угрожали отр-Ьзать главную 
дорогу въ тылу армп1. 

Надо было сп-Ьшить съ операщей. Такъ какъ телеграфная 
связь съ моимъ л-Ьвымъ флангомъ въ это время прервалась, 
я по'Ьхалъ на автомобил'Ь въ южную группу, въ Волжскхй кор- 
пусъ и въ пути разминулся съ генераломъ Каппелемъ, который 
Ьхалъ ко мн-Ь въ штабъ. Уже подъ-Ьзжая къ боевому располо- 
жен1ю, я былъ пораженъ, встр'Ьчая наши батареи и н-Ькото- 
рыя части, 0ТХ0ДЯЩ1Я на востокъ. Казалось непонятнымъ 
такое движете, такъ какъ наканун'Ь всЬ контръ-атаки крас- 
ныхъ были отбиты, волжане перешли вечеромъ снова въ на- 
ступлен1е, захватили у большевиковъ пулеметы, пл'Ьнныхъ и 
ц-Ьлып рядъ станицъ и поселковъ. 

Произошло какое-то несчастное недоразум-Ьше, и Волж- 
сшй корпусъ, вм-Ьсто наступлен1я, началъ отходить назадъ, 
распрямляя т'Ьмъ дугу, которую Западная арм1я была уже 
готова сомкнуть вокругъ красныхъ подъ Челябинскомъ. Это 
дало возможность большевикамъ оправиться и перебросить 
еще часть силъ противъ нашей северной группы, развивавшей 
усп-Ьшно наступлен1е въ тылъ Челябинску. 

Волжскш корпусъ въ эту же ночь собралъ массу подводъ и 
съ разсв-Ьтомъ двинулся впередъ на тел-Ьгахъ, чтобы выиграть 
больше пространства и развить снова наступлеше. Но все же, 
всл-ЬдстЕте потери времени, операщя затянулась ; а между т^^мъ 
угроза съ сЬвера нашей жел-Ьзной дорог-Ь и тылу армш все 
росла. Дальн'Ьйш1й рискъ д-блался очень опаснымъ, — и могъ 
быть допущенъ только при одномъ услов1и, чтобы части Сибир- 
ской арм1и быстрымъ выдвижешемъ на западъ обезнечили нашъ- 
правый флангъ. 

Не знаю, но какимъ соображешямъ и по какимъ вл1ян1ямъ 
на это не р'Ьшились! Я получилъ приказъ Верховнаго Прави- 
теля отвести войска отъ Челябинска на Курганъ, перевезя 
часть силъ въ этотъ городъ поездами но жел-Ьзной дорог-Ь. 
Наступила самая тяжелая часть этихъ боевъ. Надо было вы- 
вести наши части, занимавш1я расноложенхе по охватывающей 
кривой, им-Ьющей форму латинской буквы 8 ; при этомъ давлеше 
красной армш на сЬвер'Ь и угроза нашему тылу все усилива- 
лись. Большевицкое командоваше, какъ только почувствовало 
ослаблеше нашего нажима и отходъ, направило всЬ усил1я, 
чтобы окружить и отр-Ьзать отъ пути отступлешя части нашей 
арм1и'. 

Благодаря огромной работ'Ь всЬхъ начальниковъ и безза- 
ветной выносливости нашихъ войскъ, удалось выйти изъ тяже- 
лаго положен1я, не потерявъ ни одной пушки, не отдавъ ни 
пл'Ьнныхъ, ни одной повозки съ патронами. 



125 

Съ тяжелымъ чувствомъ всЬ мы оставляли Челябинсши 
поля, гд-Ь было положено столько силъ и жсртвъ; гд'Ь наша 
поб'Ьда казалась такъ обезпеченной и такъ нужной. Однако 
настроеше войскъ не падало, в-Ьра въ свою силу и въ усп^Ьхъ 
не только не исчезла, но поднялась посл-Ь этихъ боевъ. Объ-Ьз- 
жая ежедневно части арм1и, лично управляя н'Ькоторыми боями, 
я зналъ настроен1е войскъ и непосредственно получалъ ув-Ьрен- 
ность въ ихъ полной боеспособности. 

Какъ разъ въ день перелома боевъ, когда наши части на- 
чали уже отступлен1е, къ штабу арм1и, на станц1Ю Чумлякъ, 
прибылъ новый транспортъ съ ранеными. Французск1й офи- 
церъ, состоящ1й при Западной арм1и, махоръ Каруель просилъ 
разр'Ьшешя сопровождать меня при обход'Ь раненыхъ, чтобы 
раздать н-Ькоторымъ, особенно отличившимся, французскге 
военные кресты. 

Наши офицеры, солдаты и казаки, только что вышедш1е 
изъ многодневныхъ тяжелыхъ боевъ, лежали и сид-Ьли со св-Ь- 
жими ранами, весело разговаривая, блестя улыбками. Вотъ 
группа волжанъ. 

— «Ничего, Ваше Превосходительство, не можетъ боль- 
шевикъ выдержать; все равно мы его за Волгу прогонимъ», 
говоритъ здоровенный Самарсшй крестьянинъ-стр^Ьлокъ, под- 
держивая л'Ьвой рукой правую, въ которой ружейная пуля 
раздробила кость. 

— «Куда ему выдержать! Какъ мы пошли въ атаку, а 
лямбурск1е казаки вм^Ьст'Ь съ нами съ флангу, такъ они и 
поб-Ьжали, даже готовый об-Ьдъ бросили намъ въ котлахъ», 
торопливо разсказываетъ пересохшими губами маленьшй ху- 
дой казанецъ, раненый въ плечо. — «Первый разъ тутъ мы за 
десять дней пообЪдали, какъ сл-Ьдуетъ, а потомъ догнали, чтобы 
пулеметами спасибо красно-армейцамъ сказать.» 

Кругомъ раздается хохотъ. 

ВсЬ раненые съ уваженхемъ показывали на койку въ углу, 
ГД'Ь лежалъ молодой офицеръ. Подхожу и вижу одного изъ 
старыхъ знакомыхъ, офицера съ Русскаго Острова, штабсъ-ка- 
питана Р. Красивое загор'Ьлое лицо съ горящими глазами, 
возбужденно смотрящими изъ подъ б-Ьлой повязки, обнаженная 
молодая здоровая грудь тяжело дышетъ и ходитъ выступившими 
ребрами. Р . . . былъ раненъ въ голову, въ грудь и сильно кон- 
туженъ; посл^дств1емъ этого явилась временная потеря рЪчи. 

— «Вотъ, не угодно ли посмотр'Ьть», докладывалъ юршх! 
и очень подвижный докторъ Б'Ьленьшй: «штабсъ-капитанъ 
вьшесъ на себ-Ь изъ боя пулеметъ, два раскаленныхъ стр-бльбой 
ствола Кольта, вотъ сл-Ьды ожоговъ. . .» 

Съ об-Ьихъ сторонъ шея офицера была покрыта ровными, 
точно татуировка по линейк'Ь, коричневыми черточками, это 



126 

ему прожгло кожу винтовой нар-Ьзкой ствола, когда онъ со 
своей ротой отходилъ посл'Ьднимъ отъ Челябинска. 

6. 

Не смотря на отходъ, значеше Челябинской операцш было 
весьма существенно. Бои и д'Ьйств1я напптхъ войскъ показали, 
что мы им'Ьемъ всЬ шансы разбить большевиковъ ; въ войскахъ 
укрепилась ув-^ренность въ своихъ силахъ. Кром'Ь того насе- 
леше этого большого и абсолютно анти-большевицкаго ра1она 
увид-Ьло на д-Ьл^, уб-Ьдилось, что были приложены всЬ усил1Я 
спасти ихъ отъ большевиковъ; казаки, крестьяне и башкиры, 
участвуя сами и будучи свид'Ьтелями этого одного изъ самыхъ 
большихъ сражешй, знали, какъ много работы и жертвъ было 
принесено, чтобы разбить силы и стремлен1я красныхъ завла- 
д-Ьть Челябинскимъ краемъ; знали и то, что наше отступлеше 
произошло не по вине Западной армш. 

Эти тяжелые бои, — а они стоили намъ свыше 5000 потерь 
убитыми, ранеными и пл-Ьиными, большевики, по ихъ же доку- 
ментамъ, потеряли больше 11000 челов-Ькъ, — эти бои скре- 
пили арм1Ю въ сильный, хорошо слаженный и жизненный ор- 
ганизмъ. Лично я, какъ командующхй арм1ей, получилъ полную 
в-бру въ свои войска и не сомн-Ьвался въ томъ, что при пра- 
вильной организацш тыла наша окончательная поб-Ьда надъ 
большевиками обезпечена. Также думали и чувствовали всЬ 
мои помощники. 

Ближайшее же время подтвердило правильность этихъ 
выводовъ. Моей армш пришлось отходить отъ Челябинска при 
невозможно тяжелыхъ услов1яхъ: все время висела угроза на 
нашемъ правомъ фланг'Ь, почти каждый день большевикамъ 
удавалось выходить въ тылъ уральцамъ, отрезывая ихъ отъ 
лиши сообщешя и отъ Волжскаго корпуса. Намъ приходилось 
проявлять огромное напряжете, чтобы парализовать эти по- 
пытки. Шли ежедневные бои, почти всЬ части д'Ьлали больш1е, 
часто форсированные переходы и сложные маневры. Велась 
самая интенсивная работа армейскаго тыла, чтобы справиться 
съ эвакуацхей и не оставить ничего краснымъ. Такъ проходила 
въ течеши всего августа арм1я огромныя пространства, отсту- 
пая на востокъ, входя въ Западную Сибирь. 

Въ то же время, справляясь съ этой сложной работой, мы 
начали готовиться къ новому наступленхю, стремясь обезпе- 
чить на этотъ разъ усп^хъ его отъ всякихъ случайностей; 
прежде всего было необходимо им-Ьть достаточный запасъ людей 
для пополнешя убыли въ частяхъ, надо было наладить подачу 
на фронтъ осенняго теплаго обмундировашя и собрать хотя бы 
небольш1е резервы. 



127 

Посл-Ь Челябинска мы вступили въ богатыя плодородный 
степи Западной Сибири. Равнина ея, которая тянется на 
тысячи верстъ, перер'Ьзывается съ запада на востокъ одной же- 
л-Ьзнодорожной магистралью, проходящей черезъ города Кур- 
ганъ, Петропавловскъ, Омскъ, Новониколаевскъ. ВсЬ эти 
города лежатъ на большихъ р-Ькахъ, протекающихъ въ мери- 
дюнальномъ направлеши, съ сЬвера на югъ. Тоболъ, Ишимъ, 
Иртышъ и Обь, — эти р-Ьки представляютъ собою единственныя 
преграды и препятств1я, который могли быть использованы 
нашими арм1ями для временной задержки наступлешя крас- 
ныхъ; съ этихъ же рубежей мы могли предпринять новое на- 
ступлен1р-* 

А наступлеше было необходимо, ибо безъ него д-Ьлалось 
безнадежно, а значитъ и безсмысленно самое продолжен1е войны. 
Арм1я им-^ла въ себ-Ь силы добиться усп-Ьха, и произвести пол- 
ный переломъ хода кампан1и арм1Я могла. Но наступлеше 
можно было начать только тогда, когда вполн'Ь будутъ обезпе- 
чены результаты его, чтобы новыя жертвы и огромное напря- 
жен1е фронта не пропали даромъ и были бы широко поддержаны 
тыломъ. Надо было сд-Ьлать точный расчетъ всЬхъ рессурсовъ, 
провести подготовку средствъ и силъ, составить планъ исполь- 
зовашя ихъ. 

Посл-Ь Челябинской операщи вся эта работа была взята 
на себя генераломъ Дитерихсомъ, ставшимъ во глав^ всего 
восточнаго фронта, въ который входили три неотдЪльныхъ 
армш: 1-я Сибирская — генерала Пепеляева, 2-я — генерала 
Лохвицкаго и 3-я — моя. Южная арм1я генерала Б-блова отор- 
валась съ конца 1ЮЛЯ и вела самостоятельный операцш про- 
тивъ большевиковъ, им-Ья ареной своихъ д-Ьйствхй пустынную 
киргизскую степь безъ дорогъ и населенныхъ пунктовъ; она 
потеряла связь также и со ставкой и, предоставленная самой 
себ-Ь, переживала тяжелую драму, осложнившуюся нер'Ьшитель- 
ностью, куда Южной арм1и отходить и на что базироваться. 

Въ эти дни ни ставка, ни фронтъ не им-бли никакихъ св-Ь- 
д-Ьшй о Южной арм1и, и только черезъ два м-Ьсяца части ея 
начали выходить южн-Ье Петропавловска, переживъ много тя- 
желаго, совершивъ походъ, равный походу Ксенофонта. 

1-я и 2-я арм1и, какъ уже было сказано, сосредоточились 
въ ра10н^ между р-Ьками Тоболомъ и Ишимомъ, куда он^Ь были 
стянуты генераломъ Дитерихсомъ еще въ конц^ 1юля, посл-Ь 
авантюръ Гайды. Зд'Ьсь эти арм1И, образованный изъ того, 
что осталось отъ прежней Сибирской арм1И, должны были 
пополниться, переформироваться, принять организованный видъ 
и подготовиться къ новому наступлешю. 

Западная арм1Я была переименована въ 3-ю неотд-Ьльную 
арм1ю; ей была поставлена задача выд-Ьлить не мен-Ье пяти 



128 

ДИВИ31Й въ резервъ, перебросить ихъ быстро по жел-Ьзной до- 
роге въ тылъ, пополнить и подготовить къ наступлен1Ю. Сна- 
чала этимъ рахономъ бьтлъ назначенъ городъ Курганъ и р'Ька 
Тоболъ; но тяжелые бои и услов1Я отступлен1я 3-й армш посл'Ь 
Челябинска не дали возможности выполнить этого; нельзя 
было вывести въ резервъ хотя бы одну дивиз1Ю, такъ какъ всЬ 
части были въ постоянномъ движен1И, маневрахъ. Возьми мы 
съ фронта въ это время въ тылъ хоть одну часть, остальныя 
не справились бы съ боевыми задачами, и Западную арм1ю 
постигла бы участь Сибирской. 

Только переправившись черезъ Тоболъ, мы получили пе- 
редышку и вышли изъ подъ в-Ьчной угрозы быть отр-Ьзанными 
отъ жел-Ьзной дороги. Только перейдя черезъ Тоболъ, 3-я ар- 
М1Я получила возможность выд'Ьлить пять ДИВИ31Й, быстро пере- 
вести ихъ эшелонами за 250 верстъ въ тылъ на р'Ьку Ишимъ, 
въ ра1онъ города Петропавловска. Зд'Ьсь начали проводить 
сп-Ьшнын м'Ьры подготовки къ наступлен1Ю, срокъ котораго 
былъ опред'Ьленъ секретнымъ приказомъ на первые дни сен- 
тября. Наступило время, и арм1я дала все то, что общей друж- 
ной работой за весь л-Ьтнхй пер10дъ накопила для усп-Ьха р-Ьши- 
тельнаго наступлен1я. Надо сказать правду, что работа эта 
дала блестящ1е результаты; мен'Ье чтЬмъ въ дв^ нед'^Ьли арм1я 
смогла влить въ себя так1я разнообразный силы, и такъ орга- 
низовать использоваше ихъ, что уже черезъ м'Ьсяцъ посл-Ь 
Челябинскихъ боевъ была готова къ новому генеральному сра- 
жешю. Но для этого потребовалось напряженхе всЬхъ силъ, 
былъ израсходованъ весь запасъ безъ остатка. 

Сущность реформъ, проведенныхъ главнокомандующимъ 
восточнымъ фронтомъ генераломъ Дитерихсомъ заключалась 
въ томъ, что ставка, какъ командный центръ арм1ями, упраздня- 
лась; отъ нея остался лишь небольшой, сравнительно, составъ 
для несешя службы связи Верховнаго Правителя съ арм1ями 
генераловъ Деникина, Юденича и Миллера. Съ другой стороны — 
арм1и были преобразованы въ неотд'Ьльныя, т. е. отъ нихъ были 
отобраны всЬ права и обязанности по части мобплизац10нной, 
организац10нной и заготовительной. Изъ этихъ обрывковъ 
сверху, отъ ставки, и снизу, отъ арм1Й, былъ образованъ новый 
центръ — штабъ главнокомандующаго Восточнымъ фронтомъ или, 
какъ онъ былъ названъ въ угоду мод'Ь, — Главковостока. ВсЬ 
заботы, обязанности и всЬ права отнын'Ь должны были сосре- 
доточиваться въ этомъ штаб^Ь. Онъ бралъ на себя добровольно 
тяжесть координац1и общихъ усилтй и напряжен1Й для обезпе- 
чешя усп'Ьха борьбы. 

^Арм1и могли теперь обратить все свое внимаше и работу 
на чисто боевое д'Ьло, не отвлекаясь на подготовку и обезпе- 
чеше его въ тылу. Въ связи съ этимъ рахоны армш были сильно 



129 

уменьшены п изъ нпхъ образованъ одинъ тыловой округъ съ 
110дчинен1емъ его также непосредственно Главковостоку. Точно 
также работа жел'Ьзныхъ дорогъ на театр-Ь военныхъ д-Ьйствхй 
выходила теперь изъ в-Ьд-Ьн!?! арм1И и сосредоточивалась ц-Ьли- 
комъ въ штаб-Ь Главнокомандующаго. Съ одной стороны было 
стремленхе къ централизац1и и объединен1ю, а съ другой — къ 
разгрузк-Ь боевыхъ арм1й отъ кропотливой и тяжелой работы 
въ тылу. 

Понятно, теоретически это было не только правильно, это 
было необходимо. Но на практик-Ь получалось другое. Какъ 
уже было сказано, Западная арм1я, а ран-Ье и Сибирская, им'Ья 
у себя большой тыловой ра10нъ, обладая правами и неся обя- 
занности отд'Ьльной армш, могла заботиться о всемъ необходи- 
момъ сама, обезпечивала себя во всЬхъ отношешяхъ и знала 
истинное состоян1е вс^хъ рессурсовъ. Большая работа, про- 
веденная съ мая по сентябрь, дала къ осени результаты; мы 
могли теперь вливать въ корпуса и дивизхи совершенно готовое 
и од'Ьтое пополнеше, распределять по полкамъ свой, собранный 
арм1ей и подготовленный за эти три м-Ьсяца, запасъ офицеровъ, 
эшелонировать всЬ виды снабжен1я и давать ихъ войскамъ 
безъ отказа. А главное мы могли строить всЬ расчеты нашихъ 
операщй и боевъ на точныхъ данныхъ, мы были хозяевами 

ВПОЛН'Ь. 

Произведенная ломка снимала съ командующаго армхей 
всЬ эти многосложный обязанности и отв'Ьтственность ; отнын-Ь 
заботы о снабжен1И арм1й всЬмъ необходимымъ брались на себя 
главнокомандующимъ. Это вполн-Ь нормально и кром-Ь облег- 
чен1я не принесло бы ничего. Но на самомъ д-Ьл-Ь было не 
такъ, — УСЛ0В1Я того времени были такъ далеки отъ нормал'ь- 
ныхъ, тылъ оказался настолько неорганизованнымъ, что фак- 
тическр! заботы, снятыя съ арм1и, обязанности и права, ото- 
бранный отъ нея, повисли на время въ воздух-Ь. И какъ пока- 
зали ближайш1я собьтя, реформы принесли вместо улучшешя 
и облегчен1Я большой вредъ. 

Надо было сначала подготовить тылъ, провести быстрый 
и рЪшительныя реформы тамъ, наладить безотказную работу, 
и лишь посл^Ь того ввести управлен1е арм1ями въ нормальную 
ЛИН1Ю централизац1и. 

Такъ это представляется не только теперь, черезъ призму 
прошлаго времени, это было ясно и въ т-Ь дни ; я и мои ближай- 
Ш1е помощники д-Ьлали тогда рядъ представленхй, пробовали 
доказать вредъ ломки, но не достигнувъ ничего, обратили всЬ 
силы на работу при новыхъ услов1яхъ. 

Съ упорными боями, сдерживая натиски красныхъ, арм1я 
отходила отъ Тобола на Петропавловскъ, усиленно готовясь 
къ новому своему удару, къ переходу въ наступленхе. 

к. в. Сахар овъ. Б-Ьлая Сибирь. 9 



130 

Готовились къ наступлешю также 1-я и 2-я армхи. Гене- 
ралъ Ивановъ-Риновъ, атаманъ Сибирскаго казачьяго войска, 
прибыль въ конц-Ь л-Ьта въ Омскъ, сум-Ьдъ вызвать необычайный 
подъемъ и развить огромную энерпю среди казаковъ. Онъ 
работалъ не покладая рукъ надъ создашемъ казачьяго корпуса, 
чтобы къ сентябрю выставить его на фронтъ и т-Ьмъ усилить 
наше наступлен1е. 

Дважды прх-Ьзжалъ за это время отхода отъ Челябинска 
на Петропавловскъ ко мн^ въ арм1ю Верховный Правитель 
адмиралъ Колчакъ, чтобы лично проверить нашу работу и 
видеть услов1я, въ какихъ она протекала. 

Однажды, когда мы "Ьхали автомобилемъ къ передовымъ 
частямъ, адмиралъ обратился ко мн-Ь въ разговор-Ь съ вопросомъ : 

— «А почему Вы безъ револьвера?» 

Я отв-Ьтилъ, что мой тяжелый Наганъ, казеннаго образца, 
вожу всегда съ собою, но носитъ его мой ординарецъ, унтеръ- 
офицеръ. 

— «Такъ нельзя,» возразилъ А. В. Колчакъ: «надо им-Ьть 
постоянно при себ-Ь. Вотъ смотрите, я ношу всегда самъ,» 
добавилъ онъ, ударивъ рукою по маленькому браунингу, висЬв- 
шему въ чехл-Ь у его пояса. -^ «Мало ли что можетъ случиться ! 
Необходимо имЪть непоколебимое р-Ьшеше, быть всегда гото- 
вымъ выпустить шесть пуль, защищаясь, а посл-Ьдияя себ-Ь. 
Живымъ въ руки намъ даваться нельзя. . .» 

Прим-Ьрио, черезъ м'Ьсяцъ ко мн'Ь явился офицеръ-ордина- 
рецъ адмирала и передалъ отъ него свертокъ : карманный испан- 
сшй парабеллумъ № 21 727 и письмо, которое приложено ниже 

въ ПОДЛИННИК'Ь. 

Привожу этотъ небольшой случай, но характерный, рель- 
ефно показывающ1й три стороны: взглядъ покойнаго А. В. 
Колчака на положенхе, въ котормъ приходилось тогда вести 
работу, — съ постоянной мыслью о посл-Ьдией пул-Ь для себя; 
его исключительно внимательное отношеше къ намъ, офице- 
рамъ; небольшая иллюстрац1я того, какъ стоялъ у насъ въ армш 
вопросъ съ оруж1емъ. 

Въ посл-Ьдше прх-Ьзды передъ сентябремъ адмиралъ им-Ьлъ 
очень утомленный, даже усталый видъ. И каждый разъ, у-Ьз- 
жая, онъ говорилъ мн'Ь: 

— «Вы знаете, зд-Ьсь на фронт'Ь отдыхаешь, — такъ все 
хорошо, просто, такая здоровая атмосфера настоящаго д-Ьла. 
Если бы они могли также работать въ тылу!« 

7. 
Ранняя осень. Золотые дни, румяные закаты, только ночи 
удлинились и дышатъ он-Ь уже холодомъ приближающейся 
зимы. Необозримый поля Западной Сибири убЪгаютъ къ 



131 

бл-Ьдно голубому горизонту, волнуясь и переливаясь пышными 
темно-золотыми колосьями созр'Ьвшихъ хл'Ьбовъ. Урожай въ 
1919 году повсюду былъ на рЪдкость обильный. Теплая мяг- 
кая осень напоминала собой весну и была очень подходящимъ 
временемъ для широкихъ активныхъ д-Ьйстахй. 

29 августа мы получили приказъ Главковостока закончить 
быстро всю подготовку, сосредоточить силы и въ первыхъ чис- 
лахъ сентября перейти въ наступлеше, атаковать красныхъ. 

Планъ д'Ьйств1й 3-й арм1и заключался въ сл-Ьдующемъ: 
Волжск1й корпусъ п аррхергардъ Уфимскаго сдерживали на- 
поръ красныхъ по об-Ь стороны Сибирской жел-Ьзной дороги; 
въ то же время на обоихъ нашихъ флангахъ сосредоточивались 
ударныя группы, который должны были съ двухъ сторонъ 
обрушиться на большевиковъ. А Уральсшй корпусъ (дв-Ь ди- 
впзш) перебрасывался скрытно вверхъ по Ишиму на напгь 
крайшй л^вый флангъ, откуда предполагалось вывести его 
большимъ кружнымъ путемъ въ тылъ краснымъ и т'Ьмъ закон- 
чить ихъ окружеше. 

1-го сентября 3-я арм1я начала выполнеше этого плана. 
Генералъ Каппель, усиленный Ижевской дивиз1ей, сдерживая 
натискъ красныхъ, самъ перешелъ въ наступленхе, сильно по- 
трепалъ къ югу отъ железной дороги одну сов-Ьтскую бригаду. 
Генералъ Косминъ съ двумя дивизхями уральцевъ совершалъ 
въ полной скрытности глубокш обходъ; у генерала Войцехов- 
скаго съ Уфимскимъ корпусомъ вышла заминка. 

ВсЬ этп дни, окончивъ предварительный распоряжен1я, я 
проводилъ среди своихъ боевыхъ частей, переносясь на авто- 
мобил-Ь съ одного фланга на другой, чтобы лично все пров-Ь- 
рить, уб-Ьдиться на м'Ьст'Ь въ правильности расчетовъ, помочь 
напряжешю воли. 

2-го сентября рано утромъ прх-Ьхалъ въ ра10нъ Уфимскаго 
корпуса. 4-я дивиз1я на разсв'Ьт'Ь перешла въ наступленхе и 
взяла очень удачно направлен1е въ тылъ наступающимъ зд'Ьсь 
краснымъ. Былъ захваченъ обозъ одного краснаго полка, пл^Ьн- 
ные и даже полковой комиссаръ. Но вм'Ьсто того, чтобы исполь- 
зовать первый усп-Ьхъ и ударить сзади по большевикамъ, 
командовавппй дивиз1ей полковникъ С. повернулъ и напра- 
вился обратно къ своему исходному положешю. Диви81я сд-Ь- 
лала впередъ и назадъ около 35 верстъ, измоталась почти 
безрезультатно. Пришлось дать людямъ отдыхъ передъ т'Ьмъ, 
какъ начать снова маневръ. 

Вторая ДИВИ31Я Уфимцевъ, 8-я Камская, тоже перешла 
утромъ въ наступлеше у деревни Жидки, но атака не удалась, 
красные оказали сильное, упорное сопротивлеше ; было прика- 
зано въ 4 часа дня атаковать вторично. Я по'Ьхалъ на М'Ьсто 
боя, чтобы помочь лично руководству его. По дорог'Ь встр'Ьчаю 



132 

крестьянина на лошаденк'Ь безъ сЬдла; гонитъ онъ ее, болтаетъ 
въ воздухе локтями, ротъ открыть, глаза выкачены отъ страха, 
шапка упала, и по в-Ьтру разв-Ьваются длинныя пряди полу- 
сЬдыхъ волосъ. Увидалъ всадникъ нашъ автомобиль и еще 
издали началъ кричать благимъ матомъ: 

— «Куда вы, куда вы! . . Вороча-а-айте назадъ!» 
Остановили моторъ. Въ чемъ д-Ьло ? 

— «Да какъ же, всЬ наши отступаютъ; ужъ красна арм1я 
на Еропкино вышла. Такъ и гонитъ войска по всей лиши. . .» 

И онъ поскакалъ, охваченный паникой, дальше. 

Загадка. Часы показывали безъ двадцати минутъ четыре, 
приближалось время атаки Камской дивиз1и. Поехали дальше. 
Вотъ изъ небольшого перел-Ьска показались повозки, направляв- 
Ш1ЯСЯ намъ на встр'Ьчу. 

— «Какого полка?» 

— <в1-го Стерлитамакскаго.» 

— «Гд-Ь полкъ?» 

— «Да вотъ тута, въ л-Ьсу этомъ самомъ», на ходу полу- 
чили отв-бть. 

Д-Ьйствительно на полянк-Ь, въ рощ-Ь стоитъ полкъ; зд-Ьсь 
же штабъ дивизш. А на опушкЪ рощи идетъ, все усиливаясь, 
ружейная и пулеметная трескотня. Автомобиль подъ-Ьхалъ къ 
самому полку. 

— «Что у Васъ происходить?» спросилъ я начальника ди- 
визш, генерала Пучкова. 

— «Красные перешли въ наступлеше. . .» 

— «А Вы получили приказаше атаковать ихъ въ четыре 
часа ? » 

— «Такъ точно, но теперь невозможно.» 

Этотъ отличный боевой офицеръ находился, къ сожал-Ьтю, 
въ полномъ упадк-Ь силъ, потерялъ духъ. И не мудрено в-Ьдь, 
— съ 1914 года онъ бытъ непрерывно на войн-Ь, сначала три года 
на н-Ьмецкомъ фронт-Ь, а зат-Ьмъ на Волг-Ь, на В-блой и на 
Уральскихъ горахъ — противъ большевиковъ. 

Генералъ Пучковъ старался доказать мн^ всю безнадеж- 
ность • попытки перехода въ наступлен1е, что это не удастся, 
что слишкомъ выдохлись, и усп-Ьхъ невозможенъ. 

— «Вамъ лучше сейчасъ же уЬхать, Ваше Превосходи- 
тельство,» докончилъ онъ, обращаясь ко мн-Ь, — «а то не ро- 
венъ часъ. . .» 

— «Какъ Вы не понимаете, что никто не им-Ьетъ права 
уЬзжать сейчасъ!» 

Я отвелъ его въ сторону и въ полъ голоса, чтобы не слы- 
шали друпе, принялся серьезно внушать ему всю гибельность 
для дивиз1и и для всей арм1и подобныхъ взглядовъ. Зат-Ьмъ 
громко, въ полный голосъ, передалъ объ усп-Ьхахъ Волжцевъ 



133 

и Уральцевъ, пристыдилъ и приказалъ двинуть резервы въ 
контръ-атаку. Обошелъ ряды полка, произвелъ отличившихся 
ран'Ье офицеровъ, наградилъ Георпевскими крестами стр'Ьл- 
ковъ. 

Кто былъ въ бояхъ, тотъ легко представитъ себ^ картину 
этого осенняго дня. Л'Ьсъ набитъ п-Ьхотой; солдаты лежать и 
сидятъ группами; мнопе жуютъ хл'Ьбъ, иные переод'Ьваютъ 
портянки и сапоги. Зд'Ьсь же, на полянк-Ь, батареи судорожно, 
спешно, но въ то же время привычно-ув'Ьренно готовятся къ 
работ-Ь. Д'Ьловитая суета и въ ближайшемъ полковомъ тылу, 
— разворачивается перевязочный пунктъ, выкладываются па- 
троны изъ двуколокъ, дымятъ и раздражающе вкусно пахнуть 
ужиномъ походныя кухни. ВсЬ такъ заняты работой и необ- 
ходпмымъ простымъ д^ломъ, каждый старается гнать прочь 
мысль о предстоящемъ боЪ и о возможности близкой смерти. 
Только лица всЬ какъ-то потемн'Ьли, глаза смотрятъ остро и 
внимательно, голоса стали глуше. Въ воздух'Ь, несмотря на 
громк1е звуки выстр'Ьловъ и свистъ пуль, кажется злов-Ьще — 
тихо, какъ передъ грозой. И всЪ сл-Ьдять, чутко, напряженно, 
за своими начальниками. Не потерялъ онъ присутствхя духа, 
сохранилъ в-Ьру, до конца проявилъ свою волю, — поб-Ьда и 
усп'Ьхъ обезпечены. Но еслрг слабость скуетъ его мозгъ, если 
поддастся онъ страху и проявить отчаяние, — горе и ужасъ 
тогда: дрогнуть ряды, паника охватить всЬхь, и стройный 
части обращаются въ безтолковое стадо. 

Черезь н'Ьсколько минуть заработала наша артиллер1я. 
Полкь выдвинулся изъ резерва, вправо рота за ротой переб'Ь- 
жали скрыто рощей, развернулись и съ крикомь «ура» кину- 
лись въ атаку. . . 

Къ вечеру деревня Жидки была взята Камцами. 

За этоть день отбили вс^ контрь-атаки красныхь и Вол- 
жане, причемь Ижевская дивиз1я вышла во флангь против- 
нику и разгромила одинь сов'Ьтск1Й полкь. 

Ижевцамъ пришлось вести бой на три фронта, ихь батареи 
стр-бляли во всЬ стороны. Красные Зд'Ьсь усилились и стара- 
лись разбить Волжск1й корпусъ, преградивш1й имь кратчайшш 
путь на Петропавловскь. 

Ночью мой автомобиль мчался на крайшй л'Ьвый флангь, 
гд'Ь Уральск1й корпусъ должень былъ совершить р'Ьшительный 
маршь-маневрь и ударить по тыламъ большевиковь, отр'Ьзать 
ихь отъ путей отступленхя. 

Темная сентябрьская ночь, полная яркихъ мерцающихь 
зв-Ьздъ. Необозримый пространства Сибирскихь степей тонуть 
въ ночныхъ черныхь т^няхъ, сливаясь съ чернымь небомь; 
тишина нарушается только свистомь холоднаго осенняго в-Ьтра, 
да равном'Ьрнымъ стукомь автомобильнаго мотора. Мы 'Ьдемъ, 



134 

я съ адъютантомъ и ординарцами, кутаясь отъ ночного сырого 
холода и нервности отъ всЬхъ ощущен1й дня. Ъдемъ десятки 
верстъ черной молчаливой степью, безъ признаковъ жилья; 
пролет-бли давно уже тЬ деревни, въ которыхъ вчера были 
уральцы. 

— «Съ утра, батюшка, ушли, спозаранку поднялись и 
пошли войска-то,^ объясняла намъ испуганная молодуха-си- 
бирячка въ посл'Ьдней деревн-Ь и махнула рукой на сЬверо- 
западъ. На нашъ стукъ въ окно она выскочила, сонная, въ 
одной сорочк-Ь, накинувъ полушубокъ, Ярк1Й св-Ьтъ автомо- 
бильныхъ электрическихъ фонарей осв-Ьщалъ ея бл'Ьдное милое 
лицо и широк1е испуганные глаза, еще полные ночной н-Ьги и 
сновид-Ьшй. И такъ ласково и грустно прозвучало сзади ея 
посл-Ьдисе прив'Ьтств1е : 

— «Дай Богъ вамъ, родимые. . .» 

И снова бездонная пропасть ночи и безконечныя простран- 
ства степей. Вдругъ вдали замерцали ташя же далешя, какъ 
зв-бзды, св'Ьтящ1яся точки костровъ. Все ближе и ярче, все 
больше ихъ, ц-Ьлое море огней. Автомобиль наддалъ ходу. И 
скоро мы подъ-Ьхали къ бивакамъ двухъ дивиз1й Уральскаго 
корпуса. Они уже вышли на указанную конечную лишю. 
Завтра съ разсв-Ьтомъ Уральцы двинутся дальше и пересЬкутъ 
главный путь отступлешя красныхъ. На этотъ разъ усп'Ьхъ 
былъ несомн-Ьненъ, всЬ разсчеты оправдались. 

На сл^дующ1й день, 3-го сентября красные кинулись на- 
задъ, чтобы не попасть въ окружеше. Два дня шли тяжелые 

бои. Зд^СЬ были ЛуЧШ1Я К0ММуНИСТИЧеСК1Я ДИВИ31И, 26-я и 

27-я; надо отдать справедливость, что эти восемнадцать рус- 
скихъ красныхъ полковъ проявили въ сентябрьсше дни 1919 
года очень много напряжешя, мужества и подвиговъ, которые 
въ Императорской арм1и награждались Георпевскими знаме- 
нами. Они бросались, ища выхода, въ разныя стороны, проя- 
вляя высошй духъ и доблесть, и частью прорывались ночными 
боями почти изъ полнаго замкнутаго кольца. А подъ деревней 
Чебачьей они нанесли даже сильное поражен1е нашей 7-й Ураль- 
ской дивизш. 

Въ то же время красное командоваше принимало срочныя 
м'Ьры, чтобы ликвидировать нашъ усп'Ьхъ и перевернуть ходъ 
операцш снова въ ихъ пользу, вырвать у насъ инищативу. 
Они начали сосредоточивать войска, повернувъ обратно на во- 
стокъ 5-ю и 35-ю сов-Ьтскхн дивизш, направленный было по 
жел153ной дорог-Ь на южный фронтъ противъ генерала Дени- 
кина. Этотъ прямой первый результатъ успеха, доставилъ 
намъ большую радость и удовлетворен1е, такъ какъ мы помогли 
своимъ, облегчили ихъ положенхе. 



135 



Сосредоточивъ въ рахон-Ь жел-Ьзной дороги сильную группу 
войскъ, большевики двинули ее на юго-востокъ, чтобы въ свою 
очередь обойти флангъ нашего Уральскаго корпуса и ударить 
въ тылъ моей арм1и. Движеше ихъ было очень быстрое; надви- 
галась для насъ опасность не только потерять всЬ результаты 
перваго успеха, но снова попасть въ прежнее положеше обо- 
роны, прикрыт1я своего тыла и вечной опасности. Надо было 
принимать неотложный и быстрыя м-Ьры. Я приказалъ Ураль- 
скому корпусу сд-Ьлать полный поворотъ, на 180 градусовъ, 
усилилъ его Ижевской дивиз1ей. Было р'Ьшено произвести 
теперь ударъ съ сЬвера на югъ, въ л'Ьвый флангъ красныхъ, 
двигавшихся намъ въ обходъ. Къ этому же 
времени подошелъ СибирскШ казачхй кор- ,^ _\ 
пусъ генерала Иванова-Ринова, совершивъ 
свои передвижешя въ полной тайн-Ь и скрыт- 
ности, и сосредоточил- 
ся къ югу отъ Петро- 1^,»ин*.«у взаус- 
павловскаго тракта, нл»рог.<к ОЬ 

которымъ двига- 
лись главныя си- 
лы большевиковъ . 
9 сентября про- 
изошли жестокхе 
бои въ рашн-Ь 
станицы Пр-Ь- 
сновской , при- 
чемъ нами былъ 
произведенъ со- 
гласованный 
ударъ, — съ сЬ- 
вера Уральцами, 
съ юга Сибирски- 
ми казаками. 
Большевики , не 
ожидавш1е этого 
удара, дрогнули 
и поб-Ьжали, бро 
сая пушки, пуле- 
меты и обозы. На- 
ша поб-Ьда была 
полная. 

Наканун'Ь ко 
мн-Ь въ штабъ пр1- 
"Ьхалъ адмиралъ 
Колчакъ съ н-Ь- 
которыми его ми- 




136 

нистрами, генералъ Ноксъ и огромная свита. Адмиралъ от- 
правился на автомобил-Ь къ Уральскому корпусу и прибыль 
туда какъ разъ въ то время, когда наши части гнали красныхъ, 
захватывая тысячи пл'Ьнныхъ. ВсЬхъ охватила неописуемая 
радость и подъемъ духа; казалось, что наступилъ р-Ьшительный 
переломъ, что этотъ ударъ будетъ окончательнымъ. Такъ оно 
и было бы, но при одномъ непрем'Ьнномъ услов1и, — всеоб- 
щаго напряжен1я всЬхъ силъ на поддержку поб-Ьдоносной 
арм1и, для развитая усп-Ьха. 

Русское д-Ьло держало экзаменъ въ эти дни сентября 1919 
года; теперь наступила пров-Ьрка того, какъ справились съ 
организац1ей тыла, насколько сум'Ьли взять его въ руки. Арм1я 
снова доказала свою способность, жизненность, силу и ум'Ьнье. 
Но для поб-Ьды общей, для закр'Ьплен1Я успЪховъ военныхъ 
нужно было еще многое. 

ВсЬ части 3-й арм1и понесли значительный потери въ этихъ 
первыхъ бояхъ ; 9-го сентября я обратился по прямому проводу 
къ Главковостоку съ докладомъ о положен1и въ арм1и и о 
необходимости присылки теперь же пополнешй для сильно 
пор'Ьд'Ьвшихъ частей нашей армш. 

Прав-Ье насъ стояла 2-я арм1я генерала Лохвицкаго, кото- 
рой не удавалось перейти въ наступлеше, сбить красныхъ; посл-Ь 
н'Ьсколькихъ дней встр'Ьчныхъ боевъ, большевики даже частично 
пот-Ьснили 2-ю армш. Они усилили зд'Ьсь свой ударъ, чтобы 
съ этой стороны парализовать усп-Ьхъ нашей армш, которая 
въ это время заняла сильно выдвинутое положеше, причемъ 
Уфимск1й корпусъ наступалъ въ общемъ направлеши на юго- 
западъ, им-Ья задачей разбить и отр'Ьзать 27-ю сов-Ьтскую ди- 

ВИ31Ю. 

Заминка 2-й армш грозила разстроить всЬ планы Главко- 
востока; необходимо было помочь ей, чтобы спасти общее поло- 
жеше; нельзя было терять ни дня. Пришлось предпринять 
новую операцш, не окончивъ вполн'Ь еще первой. Я повернулъ 
главную часть силъ Уфимскаго корпуса также почти на 180 гра- 
дусовъ, направивъ ихъ ударъ теперь въ сЬверномъ направле- 
Н1И. Ударъ пришелся какъ разъ во флангъ и частью въ тылъ 
краснымъ, т'Ьснившимъ 2-ю арм1ю ; уфимцы быстро выдвинулись 
впередъ, почти на половинное протяжеше всего фронта 2-й ар- 
М1И, которая посл^ этого получила возможность повести усп-Ьш- 
ное наступлеше. 

Но 27-я ДИВИ31Я большевиковъ ускользнула отъ окончатель- 
наго разгрома и смогла отступить на два перехода; тамъ она 
получила св-Ьжее подкр'Ьпленхе и снова перешла въ контръ- 
наступлен1е, чтобы прорвать сильно растянувшийся теперь 
фронтъ Уфимскаго корпуса. 



137 

Можно представить, какъ растянулся фронтъ и всей моей 
арм1и; вначал-Ь первый ударъ былъ объединенный и сходив- 
Ш1ЙСЯ къ жел'Ьзной дорог'Ь, Но ват'Ьмъ пришлось бить отъ 
середины: Уральцами на югъ, Уфимцами на сЬверъ. Эти три 
посл-Ьдовательныхъ удара, сл-Ьдовавыхе безъ перерыва одинъ 
за другимъ, дали намъ переломъ, создали военный усп-Ьхъ, 
обезпечили поб-Ьду, но они же поставили 3-ю арм1ю въ тяжелый 
услов1я, выйти изъ которыхъ своими собственными силами она 
могла съ большимъ трудомъ. 

Начались самые упорные и жесток1е бои за весь этотъ 
пер10дъ нашего наступлен1я, за всю Тобольскую операщю. 
Главная тяжесть ихъ выпала на долю 12-й Уральской дивизхи 
и Морского батальона, которые доблестно отбивали всЬ атаки 
и сломили въ конц-Ь концовъ большевиковъ, 

Пребываше въ штаб'Ь арм1и гостей изъ Омска затянулось 
и сильно м'Ьшало работ-Ь, отвлекая и меня, и штабъ на н-Ьсколько 
часовъ ежедневно; поэтому я почувствовалъ облегченхе, когда 
черезъ шесть дней было объявлено объ ихъ отъ'ЁЗД'Ь. Верховный 
Правитель за это время объ-Ьхалъ почти всЬ войска, раздавалъ 
награды, причемъ онъ настоялъ на присужден1и тремъ коман- 
дирамъ корпусовъ, генераламъ Каппелю, Космину и Войце- 
ховскому, а также и мн-Ь ордена Св. Георпя 3-й степени. При 
объ-Ьздахъ передовыхъ лин1й адмиралъ Колчакъ лично вид'Ьлъ 
малочисленность нашихъ частей, такъ какъ бои шли не пре- 
краш;аясь ни на одинъ день, потери увеличивались и росли 
непомерно, а пополнешй мы не получали съ тылу ни одного 
солдата; адмиралъ зналъ фактическ1я цифры нашихъ потерь; 
при своемъ объ'Ьзд'Ь онъ об-Ьщалъ мн-Ь употребить всЬ усил1Я, 
чтобы прислать подкр'Ьпленхя и св'Ьж1я части резерва. 

15-го сентября я вновь сд'Ьлалъ настойчивое представлеше 
Главковостоку, какъ о значительныхъ потеряхъ нашихъ, такъ 
и о самой настоятельной необходимости присылки св^жихъ 
частей и пополнешй; генералъ Дитерихсъ об'Ьщалъ сд'Ьлать все 
возможное и указалъ, что черезъ нед'Ьлю начнетъ подавать въ 
3-ю арм1ю эшелоны ^). 

На об'Ьд'Ь, который адмиралъ Колчакъ далъ у себя въ 
по'Ьзд'Ь въ день отъ-Ьзда, произошелъ одинъ случай, который, 
несмотря на его незначительность, нельзя обойти молчан1емъ. 
Разговоръ свелся на большевиковъ, на развалъ ими Великой 
Россш и на то, что руководящая роль принадлежитъ 1удеямъ, 
которые фактически захватили всю власть въ свои руки. 

Сид-Ьвшш рядомъ со мною представитель французской мис- 
сии ма1оръ Каруель, чистый французъ, храбрый офицеръ и въ 
высшей степени порядочный челов'Ькъ, высказалъ такую мысль : 

^) Моя телеграмма главнокомандующему отъ 9/1 X № 04003 и егО' 
ств-Ьтъ № 0716, оп. 



138 

— «Да это племя, 1удеи, всюду ищутъ власти не для добра 
другого народа и страны, а для своихъ какихъ то особенныхъ 
ц-Ьлей. Вотъ, и наша офищальная Франщя, — она теперь 
нисколько не выражаетъ нашей страны, духа французскаго на- 
рода. И пока не выгонятъ евреевъ, не вырвутъ у нихъ власть, 
— прекрасная Францхя не будетъ сама собой.» 

Мнопе заинтересовались. Генералъ Ноксъ просилъ пов- 
торить, такъ какъ онъ плохо слышалъ. ВсЬ соглашались, что 
наступивш1е годы и чреда собьтй доказываютъ несомн'Ьнно 
стремлеше евреевъ захватить не только м1ровое вл1ян1е, но и 
власть надъ м1ромъ. Казалось, что не было теперь сомн-Ьваю- 
щихся, стыдящихся смотр-Ьть истин-Ь прямо въ глаза, подобно 
многимъ изъ такъ называемыхъ «русскихъ интелигентовъ » эпохи 
1900—1918 годовъ. 

Черезъ н-Ьсколько дней ма1оръ Каруель пришелъ въ полной 
формЪ ко мн'Ь прощаться, такъ какъ онъ получилъ повышеше 
по службе! и новое назначеше въ Омскъ, въ штабъ генерала 
Жанэна. Обоимъ намъ было грустно разставаться, такъ какъ, 
по выражен1ю махора Каруеля, мы пережили вм'Ьст'Ь столько 
(1е8 ]оиг8 реп1Ые8 еЬ йез ]оиг8 Ьеигеих въ 3-й армш, сжились за 
это время и подружились. Но приказъ для солдата прежде 
всего. Весь штабъ сердечно проводилъ общаго любимца, ма1ора 
Каруель. 

Но вотъ, прим'Ьрно дней черезъ восемь-десять, получили 
изъ Омска св-Ьд-биге, что ма1оръ арестованъ и подъ конвоемъ 
отправленъ во Франц1ю; что будто ему ставится въ вину какое 
то тяжкое обвинеше, — у его возлюбленной нашли секретный 
французск1й шифръ и ключъ къ нему. А надо сказать, что 
эта дама сердца была немудрящая, простая женщина, интере- 
совавшаяся только одними сердечными вопросами; контръ- 
разв-Ьдка армш им'Ьла за ней наблюденхе и выяснила ее вполн-Ь ; 
никогда ни до какихъ вопросовъ политики, а тЪмъ бол'Ье до 
военныхъ секретовъ и тайнъ она не касалась, да и по французски 
то почти не говорила. Непосвященные поражались. Для знаю- 
щихъ же предыдущ1я событ1я невольно они связывались, и 
вспоминалась горячая реплика маюра Каруель, что для сча- 
стья Францш надо выгнать оттуда худеевъ. 

Долженъ сказать н-Ьсколько словъ о контръ-разв'Ьдк'Ь 3-й 
арм1и. Бол'Ье образцовой службы мн^ не случалось встречать. 
На это тяжелое д'Ьло шли къ намъ, именно сюда, лучш1е люди, 
честные, неутомимые и храбрые; среди нихъ большинство были 
съ высшимъ университетскимъ образовашемъ. Поэтому здЪсь 
не было м'Ьста т-Ьмъ ненормальностямъ и злоупотребленхямъ, 
какими иной разъ гр'Ьшили друпя контръ-разв'Ьдки ; въ 3-й ар- 
М1И все было чисто и справедливо. Но зато не было ни малей- 
шей поблажки и спуску разрушителямъ русской государствен- 



139 

ности. Не покладая рукъ, зачастую рискуя своей жизнью, 
чины армейской контръ-разв-Ьдки открывали каждую проти- 
воправительственную парт1ю, заговоръ, вылавливали больше- 
вицкихъ агитаторовъ и всЬхъ сродственныхъ имъ, уничтожая 
сощалистическую заразу въ корн-Ь. Оттого то и не заводилось 
эоъ-эровское предательство въ ра^он-Ь моей арм1и. 

8. 

Наше наступлеше развивалось. Я напрягалъ посл'Ьдшя 
силы, требовалъ и добивался того же отъ вс^хъ чиновъ армш. 
ВсЬ наши боевыя задачи были выполнены ; было сд'Ьлано больше, 
— мы нанесли три сильныхъ удара большевикамъ, — въ центр-Ь, 
на с'Ьвер'Ь и на юг^, выполнивъ часть задачи 2-й арм1и, раз- 
бивъ красныхъ везд^Ь. 

Какъ недавнему участнику всЬхъ этихъ боевъ, этого новаго 
подвига русской армш, — мн-Ь трудно описать его достаточно 
полно и ярко. Найти подходящ1я краски, осв-Ьтить событ1я, 
ихъ причинность и значен1е — дЪло будущаго историка. Я 
долженъ только указать на общ1й ходъ событ1й и на самую 
сущность происходившаго. В-Ьдь арм1я, которая отступала че- 
тыре м'Ьсяца, прошла съ этими тяжелыми отступательными 
боями свыше двухъ тысячъ верстъ, не только не развалилась, 
но не потеряла своей боеспособности и духа; бол-Ье того, — 
арм1я нашла въ себ'Ь самой силы, — ибо резервовъ съ тылу по- 
дано не было, — нашла силы перейти въ решительное насту- 
плен1е и нанести полное поражеше врагу. Случай не бывалый. 

— «Это только одни руссше могутъ д-Ьлать так1Я чудеса: 
посл-Ь двухъ тысячъ верстъ отступленхя перейти въ такую удач- 
ную контръ-атаку, » говорилъ совершенно искренно англхйсшй 
генералъ Ноксъ въ его посл'Ьдшй прйздъ ко мн'Ь въ армш. 

В-Ьдь ясно для каждаго, что такое напряженге и такой ус- 
п-Ьхъ могли быть результатомъ только полной вЪры въ свое д'Ьло 
со стороны всЬхъ массъ нашихъ, нашей чисто народной армш. 
Эта в-Ьра двигала на чудеса, а чудеса создавали дальн-Ьйшш 
подъемъ и удесятеряли силы. Вм'Ьст^ съ т'Ьмъ росла ув-Ьрен- 
ность въ окончательной поб-Ьд-Ь нащональной идеи надъ чер- 
ными враждебными силами кроваваго интернащонала. Никогда 
не были мы такъ близки къ поб'Ьд'Ь, какъ въ эти дни. Но глав- 
ная трудность заключалась теперь въ томъ, что наши ряды все 
бол-Ье и бол-Ье рЪд^ли, красные же наоборотъ, съ каждымъ 
днемъ усиливались ; они вливали, подавая непрерывно съ тылу, 
подкр-Ьплетя изъ своихъ запасныхъ частей, они повернули на 
востокъ еще одну дивиз1ю^) и конныя части, направленныя было 
на Деникинсюй фронтъ. 

^) 21-ю сов-Ьтскую. 



140 

19-го сентября я вновь пригласилъ къ прямому проводу 
главнокомандующаго, доложилъ ему обстановку и затруднешя, 
настойчиво просилъ о присылк-Ь пополненш; иначе было не- 
мыслимо ставить новыя боевыя задачи, тратить свои силы, до- 
биваться усп'Ьха, чтобы потомъ все потерять. На этотъ разъ 
я получилъ опред'Ьленныя об-Ьщатя, что мн-Ь будетъ прислано 
въ течен1и первой нед-бли десять тысячъ пополнен1Й, на вторую 
нед'Ьлю еще десять тысячъ и кром'Ь того партизанская бригада 
полковнрхка Красильникова. 

Этого было достаточно и вполн'Ь удовлетворило бы армш. 
Им-Ья это об'Ьщаше, мы напрягли новыя усил1я и продолжали 
сбивать красныхъ съ каждой позицш, гнать ихъ къ Тоболу. 

Операц1я свелась теперь къ трудн-Ьйшему и мало резуль- 
татному фронтальному наступлешю, которое не могло уничто- 
жить армш противника, оставляя его тылъ и пути отступлешя 
безъ разрушен1я. Это произошло всл-Ьдствае двухъ причинъ: 
во-первыхъ, 3-й армш пришлось бить своимъ правымъ флан- 
гомъ на сЬверъ вм'Ьсто юго-запада, чтобы помочь 2-й армш; 
а во-вторыхъ, и это главное, — масса конницы, сосредоточенная 
на нашемъ л'Ьвомъ фланг'Ь, посл'Ь успеха въ бою подъ станицей 
Пр-Ьсновской, посл-Ь разгрома 5-й и 35-й сов'Ьтскихъ дивиз1Й, 
проявила очень большую пассивность и потеряла много времени, 
вм'Ьсто того, чтобы стремительно вынестись къ Кургану и раз- 
громить тылы красныхъ, отрезать ихъ силы отъ переправъ на 
Тобол-Ь. Ну, на это были свои оправдашя: иррегулярность 
молодого Сибирскаго казачьяго корпуса, плохой конск1й со- 
ставъ его, запутанныя и противор-Ьчивыя задачи, поставленный 
ему Главковостокомъ. Была упущена блестящая и большая воз- 
можность обратить нашу первую поб'Ьду въ разгромъ красныхъ. 

Поэтому -то намъ п приходилось въ теченш бол-Ье 
двухъ нед-Ьдь, шагъ за шагомъ, бить большевиковъ въ ц'Ьломъ 
ряд-Ь непрерывныхъ боевъ, производя постоянные маневры 
одними и т'Ьми же силами. Приэтомъ надо сказать, что эти 
силы наши были численно меньше д-Ьйствовавшихъ противъ 
насъ красныхъ. Почти на каждомъ участк'Ь многоверстнаго 
фронта арм1и нашимъ частямъ приходилось атаковать силь- 
н-Ьйшаго противника. Это было возможно только при постоян- 
ныхъ перегруппировкахъ и переброскахъ полковъ и дивиз1й съ 
одного фланга на другой, чтобы создавать въ нужныхъ м'Ьстахъ 
перев'Ьсъ въ силахъ. Можно представить, какъ эти форсиро- 
ванные марши и маневры утомляли войска. Бои, упорные и 
жесток1е, такъ какъ большевики не только оказывали намъ 
стойкое сопротивлеше, но и сами пытались переходить въ 
контръ-атаки, — бои съ каждымъ днемъ уменьшали наши 
силы. Тылъ же по прежнему оставался безучаснымъ и не 
подавалъ подкр'Ьплен1й. 



141 

Многочисленныя просьбы и доклады о тяжеломъ положе- 
н1и вызывали успокоительные отв-Ьты и об'Ьщан1Я. И это было 
еще хуже, такъ какъ въ ожидан1и этихъ об'Ьщанныхъ св-Ьжихъ 
резервовъ, разсчитывая на нихъ, мы расходовали свои посл-Ьд- 
шя силы. Чтобы докончить начатую операщю и опрокинуть 
красныхъ за Тоболъ было введено въ боевую лин1ю все, опять 
включительно до моего личнаго конвоя ; я отправилъ дв-Ь роты 
егерей штаба 3-й арм1и генералу Каппелю, на три дивиз1И 
котораго въ конц-Ь операцш выпали самыя трудный задачи, 
такъ какъ въ полосЬ жел-Ьзной дороги большевики сосредота- 
чивали всего больше своихъ войскъ, прибывающихъ въ эше- 
лонахъ изъ центральной Росс1и. 

С-Ьрый сентябрьсшй день, дождикъ, мелшй и назойливый, 
с-Ьялъ уже вторыя сутки и развелъ ужасную грязь. Изъ ча- 
стой сЬтки его проглядывали полуоголенные желтые перел-Ь- 
ски, унылыя снятыя поля, маленькая жел-Ьзнодорожная стан- 
щя'со взорванной красными при отступленхи водонапорной 
башней. Зд-Ьсь стояли дв'Ь роты егерей, готовыхъ идти на 
фронтъ. Обходя ряды ихъ, я вид-Ьлъ въ глазахъ всЬхъ офи- 
церовъ и солдатъ одно желаше идти и поб-Ьдить, ув-Ьренность 
въ усп-Ьх-Ь. В-Ьдь весь сентябрь мы всюду били большевиковъ, 
гнали ихъ по всему фронту. 

Съ бодрой п-Ьсней и съ молодымъ блескомъ возбужденныхъ 
близкимъ боемъ глазъ шли егеря на поддержку волжанъ. То- 
нула въ туманной дали дождливаго дня ихъ колонна, сливалась 
въ мутное движущееся пятно, таяли и терялись въ воздух-в 
могуч1е аккорды русской военной п-Ьсни. . . 

«См-Ьло мы въ бой пойдемъ. 
За Русь Святую! 
И какъ одинъ прольемъ. 
Кровь молодую. . .» 

Черезъ н-Ьсколько часовъ егеря вошли въ боевую лишю, 
новый порывъ, и посл-Ьдняя станщя передъ Тоболомъ была 
взята. Даже такой незначительный приливъ св-Ьжихъ силъ 
могъ дать р-Ьшительные результаты! 

На другой день привезли раненыхъ. Дв-Ь моихъ егерскихъ 
роты потеряли изъ трехсотъ челов^къ бол-Ье ста убитыми и 
ранеными, но зато помогли сломить посл-Ьдяее сопротивлен1е 
большевиковъ, взяли много пулеметовъ и захватили въ пл-Ьнъ 
ц-Ьлый сов-Ьтсшй батальонъ. Я обходилъ раненыхъ. Въ углу 
лежалъ молодой егерь съ обвязанной головой, — пуля про- 
била ему черепъ. Б-Ьлая повязка съ проступившей кровью 
закрывала лобъ и падала на опущенные ввалившхеся глаза. 
Лежавппй рядомъ егерск1й офицеръ съ простр-Ьленной грудью 
доложилъ мн-Ь, что раненый въ голову егерь кинулся первымъ 



142 

на пулеметы и упалъ раненымъ уже посл-Ь того, какъ прикла- 
домъ свалилъ большевика-комиссара. 

Я взялъ у адъютанта Георпевскш крестъ и осторожно, 
чтобы не разбудить раненаго, прикололъ его на грудь егерю. 
Но онъ открылъ глаза, больппе, блест-Ьвшхе радостнымъ бле- 
скомъ, и началъ быстро говорить, двигая съ трудомъ своими 
запекшимися губами: 

— «Благодарствую, Ваше Превосходительство . . . охъ . . . 
покорно благодарю,» и онъ н-Ьжно, торопливо гладилъ и но- 
веньшй крестъ на черно-желтой лент-Ь, и мою руку. «Какъ 
эт-то мы поб'Ьжали въ атаку . . . пулеметы ихъ трещатъ, наши 
стали падать ранеными . . . ну, залегли мы въ канав-Ь. . . Вижу 
я . . . охъ . . . вижу красные солдаты руки поднимаютъ кверху, 
сдаваться хотятъ. . . Мы было къ нимъ, а тутъ какъ разъ изъ 
л-Ьса выб'Ьжали комиссары и давай красноармейцамъ грозить 
револьвертами . . . охъ. . .» 

— «Помолчи лучше, голубчикъ, тебЪ нельзя говорить,» 
остановилъ егеря докторъ. 

Тотъ перевелъ на него глаза, посмотр^Ьлъ строгимъ, мимо- 
летнымъ взглядомъ и зашепталъ еще быстр'Ье. 

— «Смотрю я, красноармейцы заругались съ комиссарами; 
одинъ комиссаръ взялъ, да какъ стр-Ьльнетъ въ голову одному 
своему пулеметчику, а онъ все руки кверху подшгмалъ . . . 
идите, значитъ, — мы то, — берите насъ. . . Упалъ тотъ за- 
мертво. Ну, не стерп'Ьлъ я, прыгнулъ и поб-Ьжалъ въ атаку. . . 
Б-Ьгу и все наровлю комиссара большевика достать. А онъ 
въ меня все стр'Ьлитъ. Ну какъ доб^жалъ, да какъ хвачу его 
прикладомъ, такъ онъ и повалился.» 

Усталый егерь откинулся на подушку и снова закрылъ 
глава. 

Черезъ н-Ьсколько коекъ дальше встаетъ при моемъ при- 
ближен1и другой егерь, молодой безусый парень и стоитъ, 
неестественно какъ-то согнувшись въ поясниц'Ь. Тихая ласко- 
вая улибка трогаетъ его безкровныя губы. 

— «Мы, Ваше Превосходительство, вм-Ьст-Ь съ имъ въ атаку 
б'Ьжали. . .» 

— «Куда раненъ?» 

— «Вотъ сюды, въ животъ,» показываетъ онъ пальцемъ. 

— «Какъ, въ животъ? Чего же ты стоишь, когда лежать 
долженъ. » 

— «Никакъ н^Ьтъ, Ваше Превохсодительство, я могу стоять, 
когда начальство. . .» 

— «Докторъ, почему онъ не въ постели и не перевязанъ?» 

— «Да, онъ, очевидно, не въ животъ раненъ, — съ такими 
ранами не стоятъ на ногахъ. Куда ты раненъ, голубчикъ?» 
обратился докторъ. 



143 

— «Да, вотъ сюды, » ткнулъ себ-Ь пальцемъ на животъ егерь. 

— «Не можетъ быть, Ваше Превосходительство, онъ что-то 
путаетъ. » 

— «Ну, осмотрите его сейчасъ же.» 

Положили егеря, разд-бли. Оказалось, раненъ пулей въ жи- 
вотъ навылетъ и еле перевязанъ полевымъ санитарнымъ пакетомъ. 

Большинство нашихъ раненыхъ въ этотъ пер10дъ не хот'Ьли 
эвакуироваться въ тылъ и посл'Ь н'Ьсколькихъ дней госпиталь- 
наго лечешя просились обратно на фронтъ. Такъ всЬ пони- 
мали необходимость поддержать т'Ьхъ героевъ, которые изне- 
могали въ непосильныхъ боевыхъ трудахъ, добывая для Росс1И 
поб'Ьду, свободу и жизнь. Не понималъ только этого тылъ. 

Верховный Правитель, вернувшись въ Омскъ отъ меня, 
прислалъ также свой конвой, который вступилъ въ бой подъ 
начальствомъ своего командира полковника Удинцова и ока- 
залъ много помош[и. Но все это были капли въ морЪ; тылъ 
пополнешй для нашихъ частей не давалъ. 

Я не могу описать и сотой доли т'Ьхъ блестящихъ боевыхъ 
д-Ьлъ, которыя совершили войска 3-й арм1и. Каждый день былъ 
наполненъ подвигами. ВсЬ части работали одна передъ другой. 
Участникъ трехъ войнъ, перевидавш1й въ течеше моей двад- 
цатил-Ьтней офицерской службы много боевъ, сражешй, нескон- 
чаемую вереницу картинъ напряженхя воли и геройства чело- 
в^ческихъ массъ, я свид'Ьтельствую, что никогда не было вы- 
носливости, самопожертвован1я, подъема и храбрости, подоб- 
ныхъ т-Ьмъ, которые Русская народная арм1Я проявила въ эту 
осень 1919 года. Люди шли и дрались сутками и нед'Ьлями 
почти безъ отдыха, зачастую не получая пищи, полуод-Ьтые и 
плохо снабженные. Но они шли впередъ. И умирали, и по- 
б-Ьждалп. Ибо они вид-бли передъ своими духовными очами 
образъ Великой Родины съ окровавленнымъ т-Ьломъ, въ руби- 
щ-Ь, съ печальными, какъ само горе, глазами, въ которыхъ 
стояли слезы позора и отчаян1Я. И призывъ. . . 

Благодаря беззав-Ьтному самопожертвовашю команднаго 
состава, нашихъ офицеровъ, и в-Ьр-Ь въ усп-Ёхъ, — была до- 
стигнута полная согласованность въ д'Ьйств1ЯХЪ, постоянная 
поддержка и помощь другъ другу. 

Только все это и давало возможность довести д'Ьло до 
конца. 31-го сентября, посл'Ь м-Ьсяца непрерывныхъ боевъ, 
красные были отброшены за Тоболъ. 

Наши войска могли свободно вздохнуть н'Ьсколько дней. 

9. 

•■- - Насколько пор'Ьд^ли за время этой операцш ряды 3-й 
арм1и, какъ мало осталось бойцовъ, можно судить изъ такихъ 
фактовъ; при наступлеши наши д'Ьйств1я основывались глав- 



144 

нымъ образомъ на широкомъ прим-Ьненш маневра; почти всюду 
намъ удавалось комбинированными д'Ьйств1ями и обходами 
бить превосходнаго въ числ'Ь противника. Почти въ каждомъ 
д-Ьд-Ь брали въ пл-Ьнъ красноармейцевъ, иной разъ по нескольку 
сотъ челов'Ькъ. И вотъ въ конц'Ь сентября этихъ пл-Ьнныхъ 
красноармейцевъ держали нед'Ьлю, другую въ ближайшемъ 

ВЕРХОВНЫЙ ПРАВИТЕЛЬ 

верховный 
глпвнокомпндуюш1м. 







^-% 



А^ /л^С^ У*<Лнл.^^ ^-^ 






^*«с^оИ 




тылу, сводили ВЪ запасныя роты, учили и тренировали, отби- 
рали все вредное-зараженное, коммунистовъ и другихъ парт1й- 
ныхъ работниковъ, — и зат-Ьмъ вливали эти запасныя роты 
въ наши боевые полки. Это были посл-Ьдше наши рессурсы; 
красноармейцы пополняли б^лыя войска. И они шли охотно, 



145 

наряду съ нашими старыми офицерами и солдатами; съ ихъ 
глазъ спадала грязно-красная повязка, они уб-Ьждались, что 
б-Ьлая арм1я идетъ въ смертны11 бой за Русское народное д'Ьло, 
чтобы спасти его изъ хищныхъ крючковатыхъ рукъ интерна- 
Ц10нала, этого вс.ем1рнаго Шейлока. 

Арм1я ПС получала пополнен!!! съ тыла, ни одно об'Ьщан1е 
Главковостока выполнено не было ; арм1я въ это время уже 
не им'Ьла своихъ запасныхъ частей, да и не могла ихъ им'Ьть 
со времени своего преобразовашя въ неотд'Ьльную. 

Плохо было и со снабжен1емъ. Наступилъ октябрь, конецъ 
сибирской осени, съ длинными холодными ночами, съ замо- 
розками; а всЬ наши части были од^Ьты по л'Ьтнему, большин- 
ство не им-Ьло даже шинелей. Усилились забол'Ьван1я, всЬ 
поголовно были простужены; толыю сильная природа и вы- 
носливость русскаго челов'Ька позволяли геройскимъ полкамъ 
нести боевую службу въ открытомъ пол'Ь круглыя сутки. 

Въ конц-Ь сентября начали прибывать части партизанской 
бригады полковника Красильникова. Я вздохнулъ облегченно, 

— получалась возможность закончить операщю и дать время 
нашимъ дивиз1ямъ по очереди отдохнуть и набраться силъ. 
Былъ составленъ планъ, что генералъ Каппель получитъ парти- 
занскую бригаду и ею усилитъ свой посл'Ьдн1й ударъ, чтобы 
на плечахъ красныхъ переправиться черезъ Тоболъ и занять 
городъ Курганъ. 

Но какъ разъ, когда бригада сосредоточилась и была го- 
това къ выполнен]ю этого плана, мною былъ получено катего- 
рическое приказанхе главнокомандующаго генерала Дитерихса: 
сп-Ьшно погрузить части Красильникова въ эшелоны и направить 
ихъ черезъ Омскъ на Тюменьское направлеше въ 1-ю армхю 
Пепеляева, гд'Ь большевики все это время т'Ьснили нашихъ. 

Этимъ распоряжен1емъ срывался весь планъ д-Ьйствхй. 
Настроенхе нашихъ частей, обрадованныхъ полученной под- 
держкой, должно было неминуемо упасть; 3-я арм1я лишалась 
возможности закончить операцхю и захватить западный берегъ 
Тобола съ Курганомъ. Да и сама партизанская бригада, на- 
строенная бодро и гор'Ьвшая желанхемъ войти въ поб'Ьдоносныя 
войска наши, выводилась изъ нихъ и получала новую, неясную 
для нея задачу. Кром']Ь того при этомъ судоржномъ и хаоти- 
ческомъ д-Ьйствхи непростительно терялось драгоц'Ьнное время, 

— партизаны рисковали про'Ьздить по жел-Ьзной дорог'Ь и 
совсЪмъ не принять р'Ьшительнаго участ1я въ бояхъ. Бук- 
вально всЬ доводы были противъ этого приказа. Но приказъ 
былъ боевой и требовалъ поэтому немедленнаго исполнен1Я. 
Я донесъ Главковостоку по телеграфу всЬ соображен1Я и полу- 
чилъ въ отв'Ьтъ подтвержден1е о немедленной отправк'Ь бригады 
Красильникова. 

к. в. Сахаровъ. Б-Ьлая Сибирь. 10 



146 

Своими силами мы могли только отбросить большевиковъ 
за Тоболъ. И то было достигнуто многое. Мы получили 
теперь возможность оставить въ передовой лиши половину 
дивизш, выведя остальныя въ армейсюй резервъ. Зд-Ьсь нача- 
лась усиленная работа по приведенхю нашихъ усталыхъ частей 
снова въ боеспособное состоянхе; полки отдыхали, мылись въ 
баняхъ, пополнялись. Надо отметить, что населенхе этого 
рашна, испытавшее власть большевиковъ только въ теченш 
одного м-Ьсяца, такъ ихъ возненавид'Ьло, что почти поголовно 
шло добровольцами; кром-Ь того, возвращались въ свои части 
всЬ легко раненые и больные. Ежедневно шли съ тыла боль- 
ш1я ихъ партш; настроеше въ арм1и было въ высшей степени 
бодрое, ув'Ьренное, приподнятое. ВсЬ стремились къ новому 
наступлен1ю посл-Ь небольшого отдыха. И если бы мы тогда 
получили съ тыла об-Ьщанные двадцать тысячъ людей, то 
красныя полчища были бы разсЬяны за Тоболомъ, наши сен- 
тябрьсше усп^Ьхи развились бы въ полную поб'Ьду. Росс1я, 
можетъ быть, была бы освобождена отъ большевиковъ! 

Но пополнешя не прибывали. ВсЬ телеграммы, настойчи- 
выя просьбы и требовашя оставались безъ отв-Ьта. Тог51а, ор- 
ганизовавъ оборону на Тобол-Ь и наладивъ работу въ армей- 
скомъ резерв-Ь, я отправился лично въ Омскъ, чтобы добиться 
присылки необходимыхъ подкр'Ьплетй для армш, резервовъ и 
снабжешя ее теплой одеждой. 

Историческая столица Омскаго правительства показалась 
болотомъ посл-Ь св-Ьжей и д-Ьловой обстановки арм1и. Большой 
городъ киш-Ьлъ толпой здоровыхъ, молодыхъ чиновниковъ, 
барахтался въ кучахъ бумажнаго перепроизводства и совер- 
шенно не понималъ того опаснаго и критическаго положен1я, 
къ которому мы подошли, израсходовавъ свои лучш1Я силы въ 
Тобольской операцш, когда мы гнали красныхъ дв-Ьсти верстъ. 

Я провелъ три дня въ Омск-Ь. И то, что я увид'Ьлъ тамъ, 
тогда же наполнило сознанхе мыслью, что положешя почти 
безнадежно. 

Пульмановск1й вагонъ Главковостока. Внутри большой 
письменный столъ, заваленный бумагами, въ углу стоитъ н-Ь- 
сколько хоругвей и знаменъ, виситъ значекъ братства Св. 
Креста. За столомъ сидитъ съ утра и до поздней ночи, зача- 
стую до 3 — 4 часовъ, генералъ Дитерихсъ. Сильно постар-бвшее 
за посл-Ьднхй годъ лицо; молодые умные глаза тщательно про- 
читываютъ груды бумагъ; б-Ьгаетъ карандашъ въ худой неболь- 
шой рук-Ь и набрасываетъ коротшя резолющи. Склонившись за 
большимъ столомъ, сидитъ М. К. Дитерихсъ и пишетъ, читаетъ, 
снова пишетъ, не только весь день, но и часть ночи. Отъ полудня 
и часовъ до шести вечера къ нему прх-Ьзжаютъ съ д-Ьловыми 
разговорами представители иностранныхъ мисс1й, офицеры, 



147 

прибывающхе изъ арм1й, чины министерствъ. Долпе разговоры, 
и опять большой столъ, заваленный бумагами. . . Таковъ пуль- 
мановск!!! вагонъ, гд-Ь сосредоточены всЬ нити антибольше- 
вицкаго фронта, гд-Ь должна быть централизована вся воля 
борьбы за возрождеше Россш. 

Выслушалъ генералъ Дитерихсъ отъ меня подробный 
докладъ о положеши армш, о ея нуждахъ и о томъ, что на- 
пряжен1е, жертвы и достигнутый усп-Ьхъ требуютъ немедленнаго 
продолжен1я операцш, что неподача немедленной помощи изъ 
тыла была бы при этихъ услов1яхъ преступной и гибельной. 
Н-Ьсколько разъ нашъ разговоръ прерывалъ дежурный офицеръ, 
приносившхй св'Ьж1я бумаги и телеграммы. Пришли около часу 
дня три американскихъ офицера краснаго креста съ предложе- 
шемъ организащи санитарной помощи арм1и и тылу. 

Генералъ Дитерихсъ, усталый сверхъ м-Ьры, казалось, былъ 
вн^ досяган1я жизни и настойчивыхъ ея требовашй; онъ ви- 
талъ какъ бы въ своихъ далекихъ грезахъ, в-Ьря въ высшую 
небесную мисс1ю и въ чудесное избавлеше отъ большевиковъ. 
ВсЬ мои усил1я разбивались объ это ужасное непроницаемое 
препятствхе. Точно на пути выростали и опускались сотни 
занав-Ьсей изъ блестящей стальной сЬти; висЬли, колыхались, 
упруго поддавались ударамъ, но поддавались лишь на очень 
короткое время, чтобы только обезсилить и снова упасть преж- 
ней, непреоборимой преградой. 

Все же въ конц-Ь концовъ мн-Ь было об-Ьщано направить 
резервы въ арм1ю и прислать теплой одежды. Но зат-Ьмъ такая 
фраза : 

— «Все это не такъ важно; мн-Ь нужно только во чтобы то 
ни стало продержаться до конца октября, когда Деникинъ 
возьметъ Москву. Намъ необходимо до этого времени сохра- 
нить Верховнаго Правителя и министровъ.» 

Вм-Ьст-Ь съ генераломъ Дитерихсомъ я отправился къ ад- 
миралу Колчаку, въ его особнякъ на ИртыпгЬ; снова сд'Ьлалъ 
докладъ о положеши на фронте. Выводъ былъ таковъ; необ- 
ходимо немедленно продолжать наступлеше, гнать развали- 
вающихся красныхъ, чтобы до наступлешя морозовъ занять 
горные проходы Урала; для этого необходимо выполнить три 
услов1я, — немедленная присылка пополнен1Й, теплой одежды 
и координащя д-Ьйствхй всЬхъ арм1й. 

Адмиралъ Колчакъ выслушивалъ, какъ всегда, внимательно 
весь докладъ. Онъ сид-Ьлъ теперь оживленный и смотр-Ьдъ 
прямо своими св'Ьтлыми черными, какъ ночь, глазами, качая 
часто головой въ знакъ согласхя. А въ конц'Ь я услышалъ пов- 
тореше почти дословно той же фразы: 

— «Я знаю, какъ арм1и трудно, но ничего, — подержитесь 
до конца октября, когда Деникинъ возьметъ Москву». . . 

10* 



148 

Вечеромъ въ тотъ же день за об'Ьдомъ и посл'Ь него я им^лъ 
длинный и совершенно близшй разговоръ съ адмираломъ. Онъ, 
еще бол^е оживленный и полный надеждъ, и какъ будто даже 
помолодЪвппй всл-ЬдстЕхе посл'Ьднихъ усп-ЬхоБъ армш, много 
и горячо говорилъ, высказывалъ свои задушевный мысли. 

— «Вы не пов-Ьрите, Константинъ Вячеславичъ, какъ тя- 
жела эта власть. Никто не понимаетъ; думаютъ, что я ц-Ьпляюсь 
за нее. А я бы сейчасъ отдалъ тому, кто былъ бы достойн'Ье и 
способн-Ье меня. . .» 

Въ то время уже начали ходить слухи, направляемые ка- 
кой то скрытой, центральной интригой, о томъ, что генералъ 
Деникинъ стремится стать самъ во глав-Ь всего Русскаго д'Ьла, 
а съ другой стороны, что генералъ Дитерихсъ подготавливаетъ 
переворотъ и намЪренъ захватить власть въ свои руки. 

— «Все равно в-Ьдь,» продолжалъ адмиралъ, — «не можетъ 
Руссшй народъ остановиться ни на комъ, не удовлетворится 
ник'Ьмъ. Будь то челов-Ькъ — солнце, нашли бы пятна и раз- 
дули ихъ. И это естественно. Нельзя вычеркнуть исторш 
великаго народа, нельзя насиловать его характера, свойствъ 
и всего уклада». . . 

— «Какъ Вы представляете себ'Ь, Ваше Высокопревосхо- 
дительство, будущее?» 

— «Такъ же, какъ и каждый честный руссшй. Вы же 
знаете не хуже меня настроешя армш и народа. Это — сплош- 
ная тоска по старой, прежней Россш, тоска и стыдъ за то, 
что съ ней сд^Ьлали. . .» 

— «Въ Россш возможна жизнь государства, порядокъ и 
законность только на такихъ основашяхъ, которыхъ желаетъ 
весь народъ, его массы. А всЬ слои русскаго народа, начиная 
съ крестьянъ, думаютъ только о возстановленш монархш, о 
призванш на престолъ своего народнаго Вождя, законнаго 
Царя. Только это движете и можетъ им-Ьть усп-Ёхъ.» 

— «Такъ почему же не объявить теперь же о томъ, что 
Омское правительство понимаетъ народный желашя и пойдетъ 
этимъ путемъ?» 

Адмиралъ саркастически разсмЪялся. 

— «А что скажутъ наши иностранцы, союзники? . . Что 
скажутъ мои министры?» 

Верховный Правитель развилъ мн'Ь свою мысль, что необ- 
.'содимо идти путемъ компромиссовъ, и онъ, местами противо- 
реча самъ себ'Ь, защищалъ точку зр-Ьнхя, что временное согла- 
шеше съ эсъ-эрами найти нужно, такъ какъ ихъ поддержи- 
ваютъ всЬ «союзные» представители. Видно было, что адмиралъ 
усталъ въ борьб-Ь и уже уступалъ. 

Два дня, проведенные въ Омск-Ь, прошли, какъ долпй 
нудный сеансъ тяжелой кинематографической ленты. Толпа, 



149 

наша русская, простая, близкая, в-Ьрующая въ усп-Ьхъ д-Ьла, 
въ то, что ее водутъ в-Ьрно п неуклонно къ концу страдашй. 
Многоэтажныя Омск1я министерства и канцеляр1и, наполнен- 
ныя той же милой русской толпой съ сильно вкрапленными 
гн-Ьздами вредныхъ бездарныхъ политикановъ и парт1йныхъ 
работниковъ. Разнохарактерный дивертисментъ иностранныхъ 
военныхъ и гражданскихъ представителей, поющихъ интер- 
нацюналъ на мотивъ русскихъ народныхъ п^^сенъ. А въ тем- 
ныхъ углахъ, въ тылу арм1и, куется упорно и искусно изм-Ьна, 
готовятся сЬти, чтобы опутать ими возставш1й и свободный 
Русск1Й народъ, повалить его снова, и снова предать его во 
власть хищному и безпощадному врагу. 

На третш день я вернулся къ себ-Ь въ арм1Ю, вернулся 
какъ въ ТИХ1Й св-Ьтлый домъ, къ здоровому трезвому д'Ьлу. 
Вернулся наполненный всевозможными об^щан1ями помощи 
арм1и, но еще бол-Ье неув-Ьренный въ ихъ исполнен1И. 

10. 

А до чего необходима была помощь въ то время! Вотъ 
одна изъ многихъ картинъ. 30-й Сибирсшй стр'Ьлковый полкъ 
выведенъ въ резервъ на три дня, чтобы дать людямъ время 
отдохнуть, поспать, помыться въ бан'Ь, см'Ьнить б'Ьлъе. Попол- 
нили ряды полка, ч'Ьмъ могли, что набрали сами изъ выздоро- 
в-Ьвшихъ, изъ добровольцевъ, да изъ армейскргхъ офицерскихъ 
школъ. И черезъ три дня полкъ получилъ приказъ снова идти 
на П03ИЦ1Ю, чтобы дать возможность отдыха другой части. 
30-й полкъ выстроенъ въ карре около станцш Лебяжья; посре- 
дин'Ь стоитъ аналой и священникъ въ потертой золотой риз-Ь 
служить панихиду по воинамъ, павшимъ въ сентябрьскихъ 
бояхъ. Идетъ перечислен1е длиннаго списка именъ. . . 

— «Учини ихъ въ мЪст-Ь злачне, м'Ьст'Ь покойне . . . иже 
жизни свои за в-Ьру и Святую Русь положиша, и сотвори имъ. . .» 

И мощные рыдающ1е аккорды несутся по степи. 

— «В'Ь-'Ь-'Ь-чная па-а-а-мять, в'Ь-'Ь-'Ь-чная па-а-мять. . .» 
Посл-Ь панихиды служится напутственный молебенъ о да- 

рован1и усп-Ьха и поб'Ьды. Зат'Ьмъ я обхожу ряды полка, раз- 
говариваю съ офицерами и стр'Ьлками. Большинство изъ нихъ 
од']Ьты въ л'Ьтнее. Р'Ьдко, р'Ьдко сЬрЪютъ пятнами суконныя 
шинели. 

— «Да и т-Ь достали отъ комиссаровъ, когда гнали больше- 
виковъ къ Тоболу,» докладываетъ командиръ полка. 

А вотъ стоитъ стр-Ьлокъ въ л'Ьтней рубах'Ь, съ полнымъ 
походнымъ снаряжен1емъ, но на м-Ьсто штановъ спускается 
внизъ простой грубый м-Ьшокъ, од'Ьтый какъ юбка. Старые- 
брюки его износились, новыхъ не досталъ, а прикрыть наготу 



150 

нужно было. Вотъ онъ взялъ и од'Ьлъ м-Ьшокъ, одинъ изъ т-Ьхъ, 
въ которыхъ возятъ хлЪбъ и муку, и еще несколько такихъ 
же фигуръ видн-Ьлось въ рядахъ славнаго, геройскаго полка. 

Больно было смотр'Ьть, — эти люди шли безропотно и 
охотно на боевую службу, въ передовую лин1ю, гд-Ь приходи- 
лось круглыя сутки, подъ дождемъ и на в-Ьтру, при утреннихъ 
заморозкахъ быть на посту. Омскъ и весь тылъ не хот-Ьли в-Ь- 
рить критическому положешю; тамъ всЬ им-бли одежду, тамъ 
им-блись даже запасы ея, какъ то выяснилось поздн-Ье. 

Наши части, выведенный въ армейскш резервъ, пополня- 
лись очень медленно, своими средствами, при т-Ьхъ скудныхъ 
источникахъ, которые остались въ армш посл-Ь преобразовашя 
ее въ неотд'Ьльную. А надо было сп-Ьшить, чтобы нанести крас- 
нымъ войскамъ, пока они не оправились, еще одно поражеше 
и прогнать ихъ за Уральсшя горы. 

, Это было необходимо и дало бы тогда полную поб-Ьду. 
Пл-Ьиные красноармейцы и переб^Ьжчики отъ нихъ показывали 
въ одинъ голосъ: 

— «Вся красная арм1я р-Ьшила, что, коли б-Ьлые будутъ 
гнать, дойдемъ до Челябинска съ боями, а тамъ всЬ разсы- 
пимся, разб'Ьжимся и комиссаровъ перебьемъ.» 

Нашими разв'Ьдчиками былъ захваченъ и доставленъ въ 
штабъ арм1и приказъ начальника 27-й советской дивизш Эйхе 
отъ 5-го октября. Тамъ было два характерныхъ м-Ьста. Това- 
рищъ Эйхе объявлялъ выговоръ «товарищу командиру полка» 
за то, что тотъ подошелъ съ рапортомъ, держа одну руку у 
козырька фуражки, а другую въ карман-Ь. 

— «Пр1емъ недопустимый съ точки зр'Ьнхя революцюнной 
дисциплины,» заканчивалъ начальникъ красной дивизш. 

Зат-Ьмъ онъ описывалъ, какъ во время его смотра 238 сов-Ьт- 
скаго полка вдругъ неожиданно показалась изъ л'Ьса кучка 
конныхъ и раздались крики: «казаки, казаки!» Весь больше- 
вицшй полкъ разб^Ьжался по полю въ одно мгновенье, какъ 
стадо испуганныхъ овецъ. 

— «Къ стыду красноармейца,» заканчивалъ большевикъ- 
генералъ Эйхе, — «это оказались не казаки, а наши же това- 
рищи — конные разв-Ьдчики, производивппе учебную конную 
атаку». . . 

Необходимо было воспользоваться этимъ временемъ и та- 
кимъ настроешемъ красной армш; надо было сп-Ьптать съ на- 
шимъ переходомъ въ наступлете. Для этого вся наша арм1я 
работала днемъ и ночью, приводила въ порядокъ и усиливала 
дивизш, выводимый въ резервъ. Были составлены планы и 
расчеты новой операщи. 

С-Ьверн-Ье насъ, 2-я арм1я такъ и не смогла выйти на Тоболъ 
и отбросить красныхъ за р'Ьку. 8-го октября Главковостокъ 



151 

прислалъ мн'Ь приказъ — ударить моими резервами на сЬверъ, 
повторить маневръ первой половины сентября, чтобы помочь 
2-й арм1и выполнить ея задачу. Этотъ приказъ вновь раару- 
пгалъ весь планъ нашего дальн15Йшаго наступлен1я за Тоболъ; 
кром'Ь того, не получивъ съ тылу до сихъ поръ почти ни одной 
роты пополнен1я, мн-Ь приходилось тратить посл-Ьднхя силы на 
выполнен1е второстепенной задачи. 

Но въ военномъ д'Ьл^ приказъ выше всего; для солдата 
любого ранга — это святая святыхъ. Донеся о серьезномъ 
положен1и въ арм1и, о неполученш до сего времени пополнешй 
и о разрушен1и плана операцш, я быстро передвинулъ резервы 
къ сЬверу и ударилъ красныхъ во флангъ. Большевики отсту- 
пили, 2-я арм1я получила возможность выйти на Тоболъ. 

Зато наше собственное положен1е сд'Ьлалось очень непроч- 
нымъ, 3-я арм1я занимала фронтъ по р-Ьк-Ь Тоболу около двух- 
сотъ верстъ. Изъ одиннадцати дивиз1й въ армейсшй резервъ 
было выведено шесть, а остальныя пять дивиз1й могли, понятно, 
охранять р'Ьку на этомъ пространств-Ь только тонкой ц-Ьпью 
аванпостовъ. Усп-Ёхъ нашего д'Ьла былъ возможенъ при од- 
номъ условш: усилен1е арм1и и немедленный переходъ снова 
въ наступлен1е по всему фронту. 

Больше м'Ьсяца я добивался этого безрезультатно. 13-го 
октября мною была послана посл'Ьдняя телеграмма Главково- 
стоку^); въ ней я доносилъ, что красные вливаютъ интенсивно 
пополнешя въ свои ряды, готовясь къ активнымъ д'Ьйств1ямъ, 
и что положеше создается крайн-Ь серьезное, критическое. 

Къ несчастью, черезъ день начались подтвержден1я этого, 
начались жестоше уроки за преступную небрежность тыла. 
Большевики перешли въ наступлеше, начали форсировать 
переправы черезъ р-Ьку Тоболъ. Три дня мы опрокидывали 
всЪ ихъ попытки, причемъ ц-Ьлый рядъ офиц1альныхъ донесенш 
и разсказовъ нашихъ раненыхъ подтверждали картину, что 
красные полки идутъ въ атаку, буквально подгоняемые пуле- 
метами и плетьми комиссаровъ. 

Надо сказать, что къ .этому времени организащя красной 
арм1и вылилась въ такую форму: каждая арм1я состояла изъ 
н-Ьсколькихъ ДИВИ31Й, дивиз1я д-блилась на три бригады, каж- 
дая силой въ три полка. Эта система тройныхъ подразд-блешй, 
взятая, очевидно, изъ германской армш, была проведена до 
низу. При каждой бригад'Ь была еще четвертая часть, «интер- 
нащональный» отрядъ, состоявшхй изъ латышей, мадьяръ, евре- 
евъ, китайцевъ и небольшого числа русскихъ, партхйныхъ 
фанатиковъ-коммунистовъ. Эти «отряды особаго назначешя», 

'■) Моя телеграмма Главковостоку отъ 13 октября 1919 г. №05299. 



152 

снабженныя обильно пулеметами, располагались всегда въ тылу, 
за войсками первой линш, и служили для спец1альной ц^ли 
усмирен1я всякаго неповпновенхя или возстан1я, да чтобы под- 
гонять свои войска впередъ, въ атаку. Они расправлялись 
безпощадно, сЬя безъ разбора и суда — смерть. 

Къ этому времени до того выявилось преступное отношеше 
бывшихъ союзниковъ Росс1и къ нашему нащональному Д'Ьлу 
и къ бЪлой арм1и, что всюду, — и въ армш, и въ лучшихъ об- 
щественныхъ организащяхъ, и среди отд-Ьльныхъ д-Ьятелей, 
начала выбиваться наружу мысль: разъ союзники въ Версал'Ь 
вершатъ свой миръ, то не лишнее было бы и намъ, нац10нальной 
Росс1и, не признающей Брестъ-Литовска, войти въ переговоры 
съ Гермашей. На нашихъ недавнихъ и навязанныхъ намъ про- 
тивниковъ начинали смотр'Ьть не только съ чувствомъ миролю- 
бивымъ, но съ зарождающимся просв'Ьтл'Ьнхемъ объ общности 
судьбы, а сл-Ьдовательно и интересовъ. Среди же народныхъ 
массъ никогда не было враждебнаго чувства, а т-Ьмъ бол'Ье не- 
нависти къ германцамъ. Этому свид'Ьтели т'Ь десятки тысячъ 
военно-пл-Ьнныхъ н-Ьмцевъ, которые и тогда еще оставались въ 
Сибири. 

Мною былъ отправленъ въ Омскъ къ Верховному Прави- 
телю мой помощникъ генералъ-лейтенантъ Ивановъ-Риновъ съ 
докладомъ обо всемъ этомъ; также я доводилъ до его св-Ьд-Ьтя 
мн'Ьн1е армш, что было бы очень полезно войти съ германскими 
кругами въ непосредственные переговоры, что этимъ путемъ 
мы, быть можетъ, пр1обр'Ьтемъ настоящее сод'Ьйствхе и помощь 
въ нашей священной борьб'Ь. Адмиралъ отв-Ьтиль мн-Ь, что 
онъ разд'Ьляетъ этотъ взглядъ, но запросить, прежде ч'Ьмъ 
принять р'Ьшен1е, генерала Деникина. Такъ вопросъ этотъ и 
затянулся. . . 

На четверты11 день большевикамъ удалось переправиться 
черезъ Тоболъ южн-Ье города Кургана, прорвавъ растянутое 
положеше Уральскаго корпуса. Несмотря на героическое со- 
противлен1е нашихъ частей, который несли огромный потери 
убитыми и ранеными, неч-Ьмъ было парализовать этого прорыва; 
большевики устремились въ него, стараясь снова выйти къ 
жел-Ьзной дорог-Ь, въ тылъ нашей арм1и. 

Ц'Ьлую нед'Ьлю продолжалось жестокое сражен1е по всему 
фронту арм1и. Многочисленныя атаки большевиковъ отбива- 
лись нами всюду, гд'Ь только были наши части. Но красные 
л-Ьэли въ промежутки, шли степями, безъ дорогъ, выходили въ 
тылъ. Ижевская дивиз1я съ 14 по 19 октября была отр-Ьзана 
совершенно и окружена большевиками; и не только пробилась 
сама, но нанесла краснымъ н-Ьсколько частныхъ поражешй и 
привела съ собою свыше двухсотъ пл-Ьнныхъ. 



153 

17 октября я псЬхалъ къ Уральскому корпусу и тамъ въ 
деревне Патраково попалъ вм-Ьст-Ь со штабомъ корпуса въ 
окруженхе большевиками; пришлось для контръ-атаки деревни 
направить всЬ силы до личныхъ конвоевъ моего и командира 
корпуса включительно. 

Въ это же время большевики вышли другимъ направлешемъ 
и грозили отр-Ьзать штабъ корпуса отъ остальныхъ частей арм1и 
и отъ жел'Ьзной дороги. 

Нестерпимо мучительно было переживать эти дни, когда 
кучки храбрецовъ, только что совершавшихъ поб-Ьдоносное дви- 
жен1е къ Тоболу, теперь были принуждены отступать изъ-за 
преступной инертности тыла. Были принуждены драться въ 
безсмысленной и безнадежной обстановк'Ь, не им'Ья возмож- 
ности перехоти въ наступленхе самимъ, что только и могло дать 
намъ новый усп-Ьхъ и окончательную поб'Ьду. 

Красные за это время не потеряли ни одного дня подго- 
товки, большевики влили въ ихъ ряды пополнен1Я, усилились 
св'Ьжими частями и были числомъ спльн'Ье насъ во много разъ, 
3-я же арм1я такъ и не получила об-Ьщанныхъ пополненш, а 
отъ боевъ, отъ непрерывныхъ операщй сила ея таяла, таяла съ 
каждымъ днемъ. 

Вотъ документальный цифры изъ св'Ьд'Ьнхй, представлен- 
ныхъ штабомъ 3-й арм1и Главковостоку, о потеряхъ убитыми 
и ранеными за время съ 1 сентября по 15 октября 1919 года: 

офицеровъ солдатъ и казаковъ 
Уфимсшй корпусъ . . 480 8358 

Волжскш корпусъ . . 224 3960 

Уральсшй корпусъ . . 227 4814 

Степная группа ... 57 638 

Итого "988 17770 

Изъ нашихъ полковъ выбывали лучш1е, гибли храбр-Ьйшхе 
руссше офицеры и солдаты, цв'Ьтъ нашей арм1п. Но главное 
— всего хуже было то, что падала надежда на усп-Ьхъ и в-Ьра 
въ дЪло. 

Въ 1915 году при натиск-Ь Макензена, посл'Ь знаменитаго 
Горлицкаго прорыва Русская Императорская арм1я отступала, 
какъ затравленный левъ, отбиваясь чуть не голыми руками. 
Преданная безпечнымъ тыломъ, арм1я не роптала, несла неис- 
числимый жертвы и проявила силу величайшаго подвига, боль- 
шаго, ч^мъ подвигъ поб-Ьды, — безъ надежды на усп-Ёхъ, на 
скорое избавлен1е отъ мукъ, безъ призрака славы — арм1я 
дралась день и ночь всю весну, л-Ьто и осень 1915 года на 
поляхъ Галищи, Польши и Прибалт1йскихъ провинщй. И не 
было т-Ьни мысли о томъ, чтобы бросить тяжшй боевой постъ, 
уйти изъ борьбы. Русская Императорская арм1я выполнила 



154 

свой долгъ передъ страной и союзниками, чтобы дать 
время имъ подготовиться и ударить по германо-австрхйскимъ 
силамъ съ запада. 

Аналогичный, но еще большей красоты, подвигъ былъ 
совершенъ Русской армхей въ 1919 году на поляхъ холодной 
Сибири. Полуод'Ьтая, на половину растаявшая, еще бол-Ье пре- 
данная безпечнымъ и преступнымъ тыломъ, наша арм1я была 
снова подобна затравленному льву. Такъ же отходила она, 
огрызаясь на каждомъ шагу и не помышляя ни о чемъ, кром-Ь 
выполнешя своего долга. 

И также съ надеждой смотр'Ьла на западъ, гд-Ь теперь 
армш генерала Деникина были на пути къ Москве. Рвались 
къ ней. И ждали дня, когда святыни Кремля будутъ очищены 
отъ нечисти интернацюнала. 



ГЛАВА IV. 

Предательство тыла. 



1. 

Со св'Ьтлымъ ликомъ и ясными очами шелъ своимъ земнымъ 
путемъ нашъ Господь ; красота подвига слилась съ силой духа ; 
м1ру была явлена совершенная гармошя, соединеше начала 
Божественнаго съ челов'Ьческимъ. Въ то время ученье прав- 
ды, любви и высшей справедливости достигло своего апогея. 
Но именно тогда то, когда поб-Ьда добра надъ зломъ казалась 
неминуемой и скорой, — въ это время соверпгалась самая 
низкая за всю истор1ю человечества подлость, — Туда Искар!- 
0ТСК1Й продалъ и предалъ Св^тлаго Учителя. . . . Крадучись 
и пряча въ складкахъ одежды темное лицо свое, пробиралась 
закоулками и задворками согнутая фигура къ врагамъ Бого- 
челов-Ька. Торопливый воровской шепотъ, быстрый обм-Ьнъ 
косыми колючими взглядами, подлый звонъ отсчптываемаго 
серебра, ц-Ьны крови. И зат-Ьмъ эта ужасная сцена въ Геф- 
симанскомъ саду. Съ одной стороны стоитъ на кол'Ьняхъ и 
молится Отцу Христосъ, плачущш кровавыми слезами, но 
готовый на всЬ жертвы для искупленхя М1ра, съ другой — 
приближается предатель 1уда, идущхй впереди вооруженной 
толпы, готовой по его знаку взять 1исуса. «Кого поц'Ьлую, 
того и берите. Это — Онъ,» исходитъ отъ него шепотъ, какъ 
свистъ ядовитой змЪи. 

И совершилась величайшая подлость на земл'Ь. 

Подстроили ее и провели въ жизнь кучка людей, сборище 
книжниковъ и мудрецовъ древняго Схона; они сум'Ьли найти 
среди ближайшихъ учениковъ Христа низкаго предателя, 
завистника. . . А массы народный, такъ жадно внимавппя 
€ловамъ Святого Учителя на гор'Ь, такъ бурно-восторженно 
кричавппе Ему: «Радуйся Царь 1удейск1й», ходившхя за Нимъ 
огромными толпами, — эти массы, со свойственной толп'Ь 



156 

легкостью перем'Ьнъ въ настроенш, кричали теперь: «Распни, 
распни Его!>) 

И даже ближайш1е ученики, допущенные къ общен1ю съ 
Божественнымъ, просмотрели опасность, растерялись, проспа- 
ли ее. 

Все это было давно, на зар'Ь культуры челов-Ьческаго духа. 
Все это такъ же старо, какъ старъ нашъ хриспанскхй М1ръ. 

Но вотъ въ наши дни, въ дни современности, проходитъ 
передъ м1ромъ подобная же картина. Преданъ на распят1е 
ц-Ьлый народъ, великая христ1анская страна. Гибель ея пре- 
дрешена была кучкой интернащоналистовъ, 1уды нашлись 
среди ея же сыновъ; а толпа, челов-Ьчество, безмолствовала 
или невольно помогала преступникамъ. 

Гефсиманскш садъ Росс1и былъ 1917 годъ. Голгофа ея 
длится и до сей поры. 

Но придетъ и воскресен1е. Такъ же неожиданно, таин- 
ственно и С1яюще. И встанетъ Росс1я изъ гроба. 

вера въ это живетъ не только среди насъ, русскихъ, но 
среди всей лучшей части человечества. . . . 

Въ то время, когда белыя русск1я армш, эти полчища 
новыхъ крестоносцевъ, напрягали все усил1я, несли въ жертву 
кровь и жизнь, чтобъ победить интернац1оналъ, вырвать изъ 
хищныхъ когтей его Родину и христ1анскую культуру, — въ 
это же время происходило новое 1удино дело, творилось новое 
предательство. 

И заметьте, — 1удой Искар1отскимъ руководила только 
зависть и выросшая изъ нея темная подлая ненависть, — такъ 
и сощалистами, всеми, начиная отъ ихъ мессш Карла Маркса, 
двигаетъ только это чувство. Зависть къ чужому успеху, къ 
сытой жизни другихъ, къ чужимъ способностямъ и талантамъ; 
ихъ безграничная зависть переходитъ также въ дьявольскую 
ненависть. Завистью и ненавистью пропитано все ученье 
сощализма, — а дела ихъ показали себя на моряхъ крови и 
страданхяхъ распятой ими Росс1и. 

Въ двухъ первыхъ главахъ мы коснулись слегка, обрисо- 
вали общими чертами тотъ комплотъ, который былъ задуманъ 
эсъ-эрами. Когда они, эти младш1е братья соц1алистовъ-боль- 
шевиковъ, увидали русск1Й народъ идущимъ по пути нац10- 
нальнаго возрожден1Я вокругъ своихъ народныхъ вождей, то 
они поняли, что власти «интернацхонала» грозитъ гибель и 
безвозвратный конецъ. Тогда они, стоявште подъ народными 
знаменами, боровппеся противъ большевиковъ, решили сое- 
диниться съ ними на защиту общихъ имъ идеаловъ соц1ализма 
противъ нащональнаго движен1я народныхъ массъ. 

Но все эти софалисты различныхъ толковъ и оттенковъ 
не могли и не смели выступить открыто, врагами. Они из- 



157 

брали путь скрытый, путь нзм-Ьны. Они повторили д-Ьло 1уды 
и дали Россш поцелуй предателя. 

Притворяясь друзьями народа и вождей его, крича громко 
на весь М1ръ о борьб-Ь противъ большевиковъ, они въ то же 
время сговаривались съ ними, какъ лучше и в-Ьри-Ье погубить 
д-Ьло возставшей Россхи. Правительство адмирала Колчака 
настолько дов-Ьрчиво относилось къ нимъ, что допустило даже 
въ составъ кабинета министровъ партхйныхъ работниковъ 
сощализма; оно оказывало содМхствхе кооперативамъ, зах- 
ваченнымъ къ тому времени эсъ-эрами. Подъ покровитель- 
ствомъ иностранной интервенцш, пользуясь незлобливой рус- 
ской слабостью, соцхалъ-революцюнеры покрыли все простран- 
ство отъ раюна военныхъ д-Ьйствхй до океана сЬтью своихъ 
агентовъ, вн-Ьдряя ихъ для тлетворной работы не только въ 
городахъ, но въ селахъ и въ деревняхъ. Всюду они вели скры- 
тую, тайную пропаганду противъ правительства, используя 
для этого каждый его промахъ, каждую ошибку. Им-Ья связь 
съ Москвою, они получали оттуда деньги, агитаторовъ и . . . 
инструкщи. 

Не только открытый предатель В. Черновъ, но даже так1е 
«идеологи-народники, » какъ Авксентьевъ, оказывались въ связи 
съ большевицкой Москвой, д-Ьйствующими по строгой указк'Ь 
интернащональнаго центра, этого современнаго синедр1она. 

Скоро начали проявляться первые результаты этой преда- 
тельской работы. Въ н'Ьсколькихъ М'Ьстахъ, въ глубокомъ 
тылу, вспыхнули возсташя противъ власти адмирала Колчака. 
Главные очаги были: Тайшетъ и Маршнскъ, рахоны Краснояр- 
ско-Минусинск1Й, Нерченско-Ср'Ьтенск1Й и въ Приморской 
области — Сучансшя копи. 

Крестьянская масса, ненавидящая интернац10налъ всей 
силой, на какую способенъ простой, неиспорченный народъ, 
была, къ несчастью, заброшена Омскимъ министерствомъ 
внутреннихъ д^Ьлъ; она получала въ то время всЬ св-Ьд-Ьтя 
о событ1яхъ только отъ соц1алистовъ (черезъ сЬть коопера- 
тивовъ) и начинялась самыми извращенными, лживыми изв-Ь- 
ст1ями. Надо припомнить къ тому же, что въ это время и мини- 
страми предс^Ьдателемъ и внутреннихъ д-Ьлъ были партхйные 
сощалисты. Изъ нед'Ьли въ нед'Ьлю шла пропаганда и аги- 
тац1я, развращая темныя массы и направляя ихъ противъ 
собственной арм1и и противъ народныхъ вождей. 

Не пренебрегали никакими способами, чтобы зажечь 
пожаръ возстанш. Наибол-Ье яркш прим'Ьръ въ этомъ отно- 
шеши представляетъ ихъ организащя въ Красноярско-Мину- 
синскомъ ра1он'Ь. 

Полноводная, богатая рыбой и золотомъ, р'Ька Енисей 
течетъ между скалистыхъ горъ, часто сдавленная ими съ об-Ьихъ 



158 

сторонъ. Въ такихъ ущельяхъ вода кипитъ и бьется о камни. 
Даже въ самую холодную пору, въ Крещенсше морозы, не 
замерзаетъ зд-Ьсь стремнина р'Ьки. Но вотъ горы раздвигаются, 
образуя широкую долину, подходятъ къ Красноярску и кон- 
чаются. Дальше на много сотенъ верстъ тянется великая Си- 
бирская равнина, покрытая м'Ьстами л'Ьсомъ. По этой равнин'Ь, 
отъ Красноярска и выше, Енисей несетъ воды свои спокойно 
и величаво, затопляя весной огромный пространства. Зд-Ьсь 
богат-Ьйнля пастбища, сЬнокосы, это одинъ изъ самыхъ хл-Ьбо- 
родныхъ въ Россш у-Ьздовъ — Минусинскш. Населеше его 
сплошь — зажиточные крестьяне — староселы, живущхе па- 
тр1архальнымъ укладомъ, очень релипозные и въ высшей 
степени преданные иде-Ь Царской власти, а съ нею и властямъ 
ваконнымъ. 

И вотъ зд-Ьсь разгорается возсташе противъ адмирала 
Колчака; начинается д-Ьло съ небольшихъ шаекъ, состоявпгахъ, 
главнымъ образомъ изъ пришлаго элемента, но къ осени 1919 
года д'Ьло принимаетъ огромные и организованные разм'Ьры. 
Сформированъ ц-Ьлый корпусъ изъ одиннадцати полковъ, 
введена правильная организащя, созданъ штабъ во глав-Ь съ 
бывшимъ штабсъ-капитаномъ Щетинкинымъ. Минусинцы, кре- 
стьяне, давали не только людей для этого корпуса, они поста- 
вляли хл-Ьбъ, мясо, одежду. Былъ даже открытъ заводъ для 
снаряжешя ружейныхъ патроновъ и для приготовлен1я пикъ, 
сабель и сЬкиръ. Правительственные отряды и Енисейсше 
казаки не могли подавить возстан1я и занимали оборонитель- 
ныя лиши, чтобы прикрыть съ юга Красноярскъ и железную 
дорогу, единственную коммуникацш арм1и. 

Въ чемъ было Д'Ьло? Какая тайная причина создала и 
поддерживала усп-Ьхъ интернацюналистовъ-большевиковъ сре- 
ди этого монархическаго, патрхархальнаго, крестьянскаго насе- 
лешя ? 

Загадка разъяснилась просто. Контръ-разв'Ьдка армш 
доставила въ мой штабъ рядъ подлинныхъ приказовъ и воззва- 
шй штабсъ-капитана Щетинкина. Въ нихъ онъ писалъ: 

. . . «Пора кончить съ разрушителями Россш, съ Колча- 
комъ и Деникинымъ, продолжающими д'Ьло предателя Керен- 
скаго. 

Надо всЬмъ встать на защиту поруганной Святой Руси и 
Русскаго народа. 

Во Владивостокъ прх-Ьхалъ уже Велишй Князь Николай 
Николаевичъ, которыр! и взялъ на себя всю власть надъ Рус- 
скимъ народомъ. Я получилъ отъ него приказъ, присланный 
съ генераломъ, чтобы поднять народъ противъ Колчака. 

. . . Ленинъ и Троцтй въ Москве подчинились Великому 
Князю Николаю Николаевичу и назначены его министрами. . . 



159- 

. . . Призываю всЬхъ православныхъ людей къ оруж1ю. 

ЗА ЦАРЯ И СОВЪТСКУЮ ВЛАСТЬ! ...» 

ВсЬ возстан1Я направлялись и шли однимъ путемъ, прим-Ь- 
нялась одна и та же общая программа. Пр1'Ьзжали изъ сов-Ьт- 
скаго центра, изъ Москвы, агитаторы, снабженные большими 
суммами денегъ. Скрываясь въ эсъ-эровскихъ организащяхъ, 
они находили у нихъ поддержку и начинали вести тайно про- 
паганду. Въ то же времы они съорганизовывали изъ преступ- 
никовъ и отбросовъ населен1я небольшхя банды съ цЪлью на- 
падешя и разрушешя жел^Ьзной дороги. Сжигали небольппе 
деревянные мосты, портили путь, устраивали крушешя. Це- 
лыми десятками спускали подъ откосъ по-Ьзда, причемъ главная 
охота ихъ была за по-Ьздами, везшими изъ Владивостока ору- 
Ж1е, боевые припасы и снаряжен1е для армш. 

Для поимки этихъ разбойниковъ направлялись отряды 
наши или изъ чехо-словаковъ. Но трудно поймать ихъ въ 
безпред'Ьльныхъ и густыхъ, почти непроходимыхъ дебряхъ 
Сибирской Тайги. Надо было вести систематическую и дол- 
гую кампашю, на что никто изъ иностранцевъ (а дорогу 
охраняли они) не им-Ьлъ охоты. Черезъ несколько дней 
шайка выходила въ другомъ м-ЬотЪ, снова портила путь и 
устраивала крушенхе. Тогда, въ попыткахъ положить этому 
конецъ, неум'Ьлые руководители борьбы съ этими бандами, 
прим-Ьняли самый легк1й и несправедливый способъ: возла- 
гали отв-Ьственность за порчу жел'Ьзной дороги на м-Ьстное 
населеше. Производились экзекущи деревень и ц-Ьлыхъ воло- 
стей. Уже посл-Ь конца борьбы на фронт-Ь, когда остатки на- 
шей арм1и шли на востокъ, приходилось видеть н-Ьсколько 
большихъ селъ, сожженныхъ этими отрядами почти до тла 
въ наказаше за непоимку разбойниковъ-большевиковъ, произ- 
водившихъ крушешя на перегон'Ь станцш Тайшетъ- Клюквен- 
ная. Огромный, растянувш1еся на н-Ьсколько верстъ села 
представляли сплошныя развалины съ торчащими кое-гд^Ь 
обуглившимися, полусгор'Ьлыми домами. Крестьянское на- 
селеше тао^ихъ селъ разбредалось и было обречено на нищету, 
голодъ и смерть. 

Понятно, ташя м-Ьры только озлобляли населеше и давали 
опору и развит1е большевицкой и эсъ-эровской д-Ьятельности, 
усиливая ихъ преступную пропаганду: 

— «Видите», писали они, — «видите, руссше крестьяне, 
что такое Колчакъ и какъ онъ относится къ народу. Онъ съ 
шайкой капиталистовъ всего М1ра наняли чеховъ, чтобы жечь 
русск1я села и избивать русскихъ крестьянъ. ВсЬ за оруж1е, 
всЬ въ ряды красной армш противъ м1ровой буржуазш. . . .» 

И какъ у всЬхъ адептовъ сощализма, это новое воззваше 
заканчивалось крылатымъ лозунгомъ Карла Маркса: 



160 

«Пролетар1И всЬхъ странъ соединяйтесь!» 

А въ то же самое время, т-Ь же люди, правильн-Ье, — отбро- 
сы челов-Ьчества — вели разрушительную работу среди чеховъ, 
этихъ д11а81-славянскихъ войскъ, сформированныхъ изъ военно- 
пл^нныхъ, взятыхъ русской арм1еп въ Галищи и Польш-Ь; ихъ 
развращали всячески, доводя до состояшя людей, больныхъ 
большевицкимъ умопомЪшательствомъ. Эту часть работы взяли 
на себя ц-Ьликомъ сощалъ-револющонеры. 

Б'Ьдное русское крестьянство было окончательно сбито съ 
толку. Не знало, кому в-Ьрить, за к'Ьмъ идти. Ненавидящ1е 
сощалистовъ-большевиковъ, пошедш1е такъ охотно подъ зна- 
мена б^лой гвард1и противъ краснаго интернащонала, крестьяне 
были поставлены этими жестокими и неум-блыми д-Ьйстваями 
между молотомъ и наковальней. И зам'Ьтьте: чехи, отряды 
которыхъ, главнымъ образомъ-то сжигали руссшя деревни, 
были всецЪло подъ вл1яшемъ и въ услугахъ у эсъ-эровъ, кри- 
чавшихъ всегда о «демократш» и «демократичности». Почти 
всЬ репресс1и и экзекуц1И производились по скрытой указк-Ь 
этихъ соц1алистовъ, чтобы разжечь пожаръ возстан1Й въ тылу 
б'Ьлой русской армш. Это только и нужно было сощалистамъ, 
это была ихъ главная ц-Ьль, — въ средствахъ же ст'Ьняться они 
не привыкли. Въ лагер'Ь устроителей новаго рая на земл-Ь — 
это проводилось посл-Ьдовательно въ жизнь десятками л'Ьтъ. 
Насколько этотъ способъ разжигашя взаимной ненависти 
былъ ими излюбленъ, можно вид'Ьть изъ того, что одинъ изъ 
самыхъ крупныхъ д-Ьятелей русской сощалистической мысли, 
Михайловск1й, пропов-Ьдывалъ еще въ 1880 году «не протесто- 
вать противъ кнута и розогъ во имя лучшаго соцхалистическаго 
будущаго» 

Получалась ужасная картина. Русск1я народныя массы, 
крестьяне и рабочхе со своими офицерами и вождями вели 
безпощадную борьбу на фронт-Ь. А въ тылу т-Ь же крестьяне и 
рабочхе, подъ вл1ян1емъ большевицкой агитащи, эсъ-эров- 
скаго предательства и неум'Ьлыхъ д-Ьйствхй м'Ьстныхъ властей 
возставали и становились противъ той же армш и противъ 
правительства адмирала Колчака. 

Все больше и больше раздувалось пламя этого костра. 
Возстан1я р-Ьдко гд-Ь были подавлены ц-Ьликомъ. Наоборотъ, 
появлялись новые ра10ны, банды съорганизовывались въ полки, 
дивизш и корпуса. Вооруженная борьба съ ними требовала 
все большаго числа войскъ, въ которыхъ такъ нуждался боевой 
фронтъ, напрягавш1й героическхя усил1я для окончательной 
поб-Ьды русской народной и нащональной идеи надъ крова- 
вымъ враждебнымъ интернац1оналомъ. 

Въ этихъ услов1яхъ борьба становилась почти невозмож- 
ной. Причины этого лежали, понятно, глубоко въ самой си- 



161 

стем-Ь организащи антибольшевицкаго движешя. Моря кро- 
ви были пролиты и великая жертва была принесена — впустую, 
всл-ЬдстЕхе основной ошибки: не хот'Ьли признать сощалистовъ- 
революц1онеровъ врагами народа, такими же, какъ большевики- 
коммунисты. 

Не хватало прямоты д'Ьйств1й, не было напряжешя воли. 
Сила нащональная недостаточно концентрировалась и кри- 
стализовалась. Огромный бЪлый тылъ въ Сибири клубился 
вредными ядовитыми газами политиканства — съ одной сто- 
роны, — и безсил1Я въ д-Ьл-Ь — съ другой. Не только не могли 
добиться полнаго напряжен1я, — все для фронта, для войны, 
для поб'Ьды, не им^ли и т-Ьни диктатуры, а, допустивъ въ свой 
станъ враговъ, успокоились на бумажномъ перепроизводств'Ь, 
погрязнувъ въ тихомъ и медленномъ отбыван1и номера. 

Къ сожал'Ьнхю, у нашихъ противниковъ, у большевиковъ 
было не такъ. Воля изъ Москвы, жестокая и упрямая воля, 
управляемая опред'Ьленнымъ желанхемъ еврейскаго центра, 
заставила работать всЬхъ въ сов-Ьтской Россш, вызвала насто- 
ящее напряжете и сум-Ьла держать это напряжете все время 
на должной высоте. Тамъ работали не спустя рукава, не для 
отбывашя номера, — и знали, что за плохую работу, за недо- 
статочные результаты — расправа сейчасъ же; разговоры 
тамъ коротк1е — смерть безъ суда. Полковникъ Котоминъ, 
переб-Ьжавппй къ намъ изъ красной армш съ одинадцатью 
офицерами подъ Челябинскомъ, подробно обрисовалъ поло- 
жете въ сов'Ьтскомъ тылу. — «У нихъ работа идетъ не такъ, 
какъ у васъ,» — говорилъ онъ, — «тамъ не считаютъ часовъ, 
кипитъ д-Ьло и, если нужно, то всЬ заняты по восемнадцать 
часовъ въ сутки. Жиды-коммунисты сл-Ьдятъ не только за со- 
в'Ьстью и политическими уб'Ьжден1ями, но и за выполнетемъ 
каждымъ его обязанностей. Чуть зам-Ьтна въ комъ л'Ьнь или 
халатность, — сейчасъ на сцену выступаетъ обвиненхе въ 
политическомъ саботаж-Ь и . . . разстр'Ьлъ. И знаютъ всЬ, отъ 
генерала до машиниста, что шутить не будутъ.» 

Съ ц-Ьлью разбудить нашу тыловую публику, полковникъ 
Котоминъ прочелъ лекщю въ Омск'Ь въ городскомъ театр^Ь 
(по поручетю Верховнаго Правителя); на лекцш произошелъ 
характерный инцидентъ. Котоминъ рисовалъ правдивую кар- 
тину сов'Ьтскаго тыла, — онъ будилъ чувства б'Ьлыхъ и привы- 
валъ ихъ къ такой же работе, какую несутъ слуги Ленина и 
Бронштейна, къ такой же отчетливости, добросов'Ьстности и 
энерпи . . . Вдругъ раздаются голоса изъ партера: 

— «Какъ Вамъ не стыдно хвалить ихъ1 А еще офицеръ — » 

— «Довольно. ...» 

— лПо-Ьзжайте тогда обратно къ большевикамъ. ...» '^ 
И съ галерки одиношй крикъ: 

к. в. Сахаровъ. Б'Ьлая Сибирь. И 



162 

— «Правильно, товарищъ, продолжайте.» 

Такъ поняли представители тыловыхъ наслоешй искреншй 
и честный призывъ Котомина, этого одного изъ лучшихъ 
русскихъ офицеровъ. На того это такъ под'Ьйствовало вм'Ьст'Ь 
со всЬмъ пережитымъ за посл-Ьдше годы, что онъ слегъ больной 
и не могъ уже оправиться. Бол-Ьзнь унесла его въ могилу. Моя 
арм1я лишилась въ немъ хорошаго начальника дивизхи, — на что 
Котоминъ былъ мною предназначенъ. 

2. 

Можно спорить и сомневаться во многомъ, но одно несом- 
н^Ьнно и ясно, что успокоен1е страны будетъ достигнуто лишь 
при налич1И трехъ факторовъ: твердой власти, жизненной 
организащонной работы правительства и самаго живого уча- 
СТ1Я въ ней народныхъ массъ. Посл-Ьдшй факторъ является 
наибол'Ье существеннымъ и важнымъ, ибо это и только это 
обезпечитъ закр'Ьплеше порядка, принятхе Ц'Ьлесообразныхъ 
реформъ, возрождеше разрушенной жизни. 

Это сознавалось многими уже въ то время, въ самый раз- 
гаръ гражданской войны. И надо отметить, что народный 
массы въ течете всего пер1ода не только сочувствовали новой 
власти, борьб-Ь ея и стремлешямъ возродить страну, но самъ 
народъ добровольно несъ всевозможный жертвы, давалъ сотни 
тысячъ своихъ сыновей въ арм1ю, платилъ подати и налоги. 
И такъ естественно было бы использовать этотъ подъемъ народ- 
ный, такъ просто и легко было бы наладить порядокъ, чтобы 
не было такихъ уродливыхъ явлен1й, какъ возсташя въ тылу, 
нападен1я на железную дорогу, существоваше разбойничьихъ 
шаекъ. . . 

Необходимо было съорганизовать народный массы и при- 
влечь ихъ лучппе слои къ работ-Ь на м-Ьстахъ, образовавъ 
сельскую полищю, сельсше продовольственные органы, потре- 
бительск1я общества, органы по распред-Ьдентю и сбору нало- 
говъ и податей, представителей власти по проведен1ю мобили- 
зацш, м-Ьстныя осв'Ьдомительныя бюро, сельсше суды и т. д. 
Необходимо было сплотить сельское населеше около лучшей 
его части. И безъ сомнЪшя, зд^сь не только не м-Ьсто боязни, 
не должно быть и сомн-Ьшй, такъ какъ вся борьба велась в'Ьдь 
за жизнь народа и страны, велась самимъ народомъ и для на- 
рода. Сл-Ьдовательно, народныя массы не могли не оказать 
правительству могучую поддержку, которая обезпечила бы въ 
полной м-Ьр^Ь усп-Ьхъ арм1и. 

Къ сожал-Ьшю ничего этого сд-Ьлано не было. Почему? 
Были дв-Ь главный причины. Съ одной стороны бюрократи- 
ческ1е и нежизненные центральные аппараты министерствъ не 
знали, что и какъ надо сд-Ьлать въ этой области, н-Ькоторые къ 



163 

тому же боялись, — изъ за того же незнан1я, — народной массы 
и не ум'Ьли подойти къ ней. Задавпгась обширными и громозд- 
кими программами во всероссхйскомъ великодержавномъ мас- 
штаб-Ь, создавали на бумаг-Ь проекты ихъ будущаго выполнен1Я 
и на ряду съ т'Ьмъ не д'Ьлали маленькаго незам'Ьтнаго повсед- 
невнаго д'Ьла, необходимаго для рядового обывателя, для семьи, 
для массы населен1я. Долго ждало оно, спокойное и безропот- 
ное, движен1я живой воды и не дождалось. 

Съ другой стороны — сощалисты всЬхъ толковъ, а глав- 
нымъ образомъ эсъ-эры, всЬми способами препятствовали ка- 
кому-либо проявлешю такой работы. Они не допускали или 
всячески тормозили проведете въ жизнь какихъ-либо м-Ьръ по 
организацш населешя селъ и городовъ. Имъ невыгодно было 
это, — какъ и самое д-Ьло возставшаго народа подъ Русскимъ 
нащональнымъ знаменемъ. Ибо они знали, что народный массы 
не пойдутъ за ними, не будутъ вторично ломать своей жизни 
въ угоду ихъ книжнымъ, искусственнымъ теор1ямъ. 

Одинъ крестьянинъ тоболякъ, испытавппй всю прелесть 
большевизма сначала въ 1918 году и м-Ьсяцъ теперь, пока мы 
не заняли ихъ м'Ьстности снова, такъ выразилъ своимъ про- 
стымъ языкомъ мысль о сощалистахъ, — выводъ, сд-бланный 
его здоровымъ умомъ: 

«Былъ у насъ Царь, было начальство, и жили мы, — Бога 
благодарили, — все им-Ьли, а если чего и не хватало, то надежду 
ВСЯК1Й питалъ: коли есть голова да руки, то и для себя и для 
д'Ьтей заработаешь. Былъ порядокъ, былъ и законъ и спра- 
ведливость. Теперь у насъ комиссары-большевики, начальства 
есть много, ну, а остального ничего нЪтъ, — ни пищи, ни 
одежды, ни порядка, ни закона, ни справедливости. Можно 
сказать, не живетъ теперь народъ, а только глядитъ какъ бы 
не умереть. Да и то не знаешь, будешь ли живъ отъ комиссара 
завтра. Да и надежды на лучшее при нихъ никакой, прямо 
охота работать пропадаетъ.» 

— «Ну а при Керенскомъ какъ было? Что скажешь объ 
эсъ-эрахъ?» 

Крестьянинъ задумался, зат^мъ лицо его осв-Ьтилось доб- 
родушкой улыбкой, блеснули умные, сЬрые глаза. 

— «А такъ я скажу теб'Ь, баринъ: бываетъ л-Ьто съ плодами 
Господними, бываетъ зима съ морозомъ, стужами, буранами. 
А между ними слякоть, распутица никчемная. Такъ намъ и 
сощалистъ, такая слякоть и Керенсшй былъ. Ни Богу св-Ьчка, 
ни чорту кочерга». . . 

Нежелаше и неум-Ьше организовать жизнь страны, глав- 
нымъ образомъ сельскаго населенхя, проходило всюду, по всЬмъ 
отраслямъ многоэтажныхъ Омскихъ министерствъ. И, если при- 
нять во вниманхе, что въ составъ кабинета министровъ входили 

11» 



164 

сощалисты, а во глав-Ь его стоялъ до самаго посл'Ьдняго вре- 
мени теих (1гареаи», старый сощалистъ Вологодсшй, то не 
трудно понять, кашя пом'Ьхи встр-Ьчали всЬ попытки и начи- 
нашя въ проведеши организацш сельскаго и городского насе- 
лешя. 

Одинъ изъ наиболее яркихъ, ц-Ьльныхъ и большихъ рус- 
скихъ людей изъ всЬхъ, которыхъ мн-Ь пришлось встр-Ьчать за 
мою разнообразную жизнь, — это святитель русской церкви, 
арх1епископъ А . . . Онъ происходить отъ стариннаго бла- 
гароднаго корня стараго русскаго дворянства; онъ ушелъ въ 
монастырь, посвятилъ себя чистому служешю Богу и всего 
себя отдалъ на службу и работу челов'Ьчеству. Этотъ пастырь 
являлъ всегда прим-брь высокой личной жизни и гор-Ьлъ лю- 
бовью къ своимъ ближнимъ ; взглядъ арх1епископа А . . . на 
церковь глубоко проникнутъ истинно христ1анскимъ отноше- 
Н1емъ. Его отправная точка, что релипя должна быть руково- 
дящимъ стимуломъ моральной жизни, но не только схоласти- 
чески, — она должна направлять жизнь личную, семейную и 
общественную соотв-Ьтственно учен1ю Христа, этой высшей 
нравственности. А поэтому церковь есть не только уб-Ьжище 
для души или хранилище религш, ея таинствъ и обрядовъ, 
но она есть и должна быть главнымъ средствомъ, чтобы помочь 
людямъ устроить ихъ жизнь лучше. 

Арх1епискомъ А . . . еще до М1ровой войны проводилъ этотъ 
свой взглядъ въ жизнь и выполнялъ большую работу по орга- 
низащи церковныхъ приходовъ въ своей епархш. Съ боль- 
шими трудностями, зачастую неправильно понимаемый, не им-Ья 
достаточнаго числа хорошихъ помощниковъ, онъ шелъ къ своей 
ц-Ьли. И достигъ многаго. Онъ сум'Ьлъ сплотить около церкви 
людей разныхъ положешй, взглядовъ и даже политическихъ 
уб'Ьжден1й своей проповедью истинной любви, своей неуклон- 
ной борьбой противъ ненависти. Онъ вызвалъ къ жизни и 
д-Ьятельности лучш1я силы въ массахъ своей паствы. Отчасти 
потому-то такъ могуче и полно м'Ьстные крестьяне откликну- 
лись на борьбу за возрождеше Россш, оттого-то такъ разумны 
и сдержаны были рабоч1е всЬхъ заводовъ этого ра1она и самаго 
города. Вл1яте святителя А . . . распространилось даже на му- 
сульманъ, на татарское и башкирское населен1е; муллы шли 
къ нему за сов'Ьтомъ и проводили въ своихъ селахъ его орга- 
низащю — приходъ около мечети. 

Теперь, когда револющя сломала и разрушила нашу жизнь, 
исковеркала ея прежше условхя, когда велась борьба за воз- 
становлеше ея, — арххепископъ А , , . весь обратился въ порывъ 
и еще больше отдался своей высокой мисс1и. 

Его идея была простая и великая. Его доводы были нео- 
тразимы и взяты изъ самой жизни. Онъ говорилъ: — «Ч-Ьмъ 



165 

сильны большевики, ч-Ьмъ они держатся? Во-первыхъ, твер- 
дая, ни передъ ч'Ьмъ не останавливающаяся власть. Во-вто- 
рыхъ, и это главное, они сум-Ьли организовать всюду, въ горо- 
дахъ и селахъ, худш1е, самые преступные элементы народа. 
Масса же, всегда инертная и неорганизованная, невольно 
подпадаетъ въ подчинен1е, идетъ въ поводу этихъ разныхъ 
сов-Ьтовъ и комитетовъ б-Ьдиоты. Разъ мы собираемся строить 
разрушенную жизнь, намъ необходимо идти т'Ьмъ же путемъ, 
но надо организовать народъ у другого полюса, вокругъ луч- 
шихъ людей каждаго села и города, вокругъ самыхъ честныхъ, 
нравственныхъ и трудолюбивыхъ. И ходить далеко не надо; 
такихъ русскихъ людей много, всюду они есть, въ каждомъ 
церковномъ приход'Ь. Дайте только возможность.» 

Арх1епископъ А . . . много разъ и настойчиво обращался въ 
Омскъ, и въ министерства, и въ высшее церковное управлеше 
и къ самому адмиралу Колчаку, со своимъ планомъ организацш 
на всемъ пространств'Ь восточной Росс1И приходовъ, но встр'Ь- 
чалъ отказъ, а подчасъ даже пресл-Ьдовашя. И это не взирая 
на то, что самъ Верховный Правитель относился къ нему съ 
глубокимъ почтен1емъ. 

Такъ почти до самаго конца и не удалось этому крупному 
русскому д-Ьятелю и патр10ту найти прим'Ьнешя своихъ силъ. 

Вотъ выдержки изъ писемъ ко мн-Ь арх1епископа А. . ., пи- 
санныхъ въ ноябр-Ь 1919 года: 

— «Ваше войског. Неклютинъ (министръ снабжешя) оста- 
вилъ безъ снабжешя, и войско поб-Ьдоносно настроенное при- 
нуждено было поэтому подвергнуться бЪдствхямъ отступлешя. 
Но у насъ во всЬхъ областяхъ им^Ьются свои Неклютины, для 
д-Ьла р-Ьшительно вредные, или своею безд-Ьятельностью, или 
своею бездарною парт1йностью. 

Въ церковной области таковъ господинъ П. . . ничего не 
сд-блавплй для Церкви. Между т'Ьмъ у него въ рукахъ былъ 
весь аппаратъ для организацш народной жизни на церковныхъ 
начал ахъ.» 

Въ другомъ письм^Ь арх1епископъ пишетъ: 

. . . «Теперь съорганизованы только злые, разрушительные 
элементы Руси, — нужно же кому-нибудь заняться организа- 
щей элементовъ патр10тическихъ.» 

Вотъ выдержка изъ третьяго письма: 

... «Я началъ вторично объ-Ьздъ частей вверенной Вамъ 
арм1и. Ваше Превосходительство! Я съ радостью могу ска- 
зать, что ни Вы, ни я — не ошиблись: солдатамъ нравится мысль 
объ устроеши православнаго прихода и объ устроенхи около 
приходскаго самоуправлешя всей русской нащональной жизни.» 

Такъ и канули въ в-Ьчность всЬ попытки дать русскому 
народу возможность сплотиться, съорганизовать свою нацю- 



166 

нальную силу и устроить свою страну. Канули потому, что 
центральная власть не только не поддержала, но ставила пре- 
ПЯТСТВ1Я. Бездарная партийность однихъ, да злонамеренная ра- 
бота соц1алистовъ погубили и на этотъ разъ эти начинашя. 

А въ то же время соц1алисты получали всевозможную под- 
держку въ своихъ темныхъ д'Ьлахъ. Они-то поняли хорошо, 
что вся сила и усп'Ьхъ задуманнаго ими плана лежитъ въ орга- 
низованности ; но они не могли бы никогда провести эту орга- 
низованность сами, въ чистомъ вид-Ь, такъ какъ ихъ идеолопя 
совершенно безжизненна и чужда Русскому народу; она можетъ 
только разрушать, никогда ничего не созидая. Поэтому эсъ- 
эры въ Сибири присосались къ чужому т-Ьлу и на немъ повели 
свою работу. 

Такъ на здоровый и сильный стволъ могучей стол'Ьтней 
липы пристаетъ грибокъ паразита. Сначала въ одномъ м'Ьст'Ь 
появится опухоль, вздуется кора и выростетъ большой рыхлый 
наростъ, им'Ьющ1Й видъ, по вн-Ьшности, части самой липы. 
Зат-Ьмъ вредные споры паразита перекидываются по всЬмъ 
в-Ьтвямъ, по стволу и даже по корнямъ дерева. И всюду вы- 
растаютъ уродливые опухоли-наросты. Липа останавливается 
въ рост'Ь, чахнетъ и, если не найдетъ достаточно силъ въ со- 
кахъ своихъ, чтобы перебороть разрушительную работу пара- 
зитовъ, то гибнетъ сама. 

Эсъ-эры присосались кр-Ьпко къ такому естественно-народ- 
ному, нужному и выгодному Д'Ьлу, какъ кооперацхя. Объ этомъ 
было вскользь сказано въ предыдущихъ главахъ. Чтобы до- 
полнить картину, надо посмотр'Ьть на услов1я внутренней тор- 
говли, какъ они стояли къ тому времени. Еще война сильно 
повредила нормальные аппараты частной торговли; дв-Ь рево- 
люц1и, февральская и октябрьская, разрушили ихъ совершенно. 
Населеше испытывало страшную нужду и терн-бло лишенхя. 
На этой почв'Ь талантливымъ, но вредоноснымъ еврейскимъ 
народцемъ было заложено начало спекулящи, и распустилась 
она пышнымъ махровымъ цв-Ьткомъ. Тогда для борьбы съ 
нуждой и дороговизной начали образовываться, какъ естествен- 
ный выходъ, общества потребителей, старая русская форма, 
или, какъ ихъ называли по новому, — кооперативы. Ц'Ьль ихъ 
была: во-первыхъ, дать по дешевой ц'Ьн'Ь всЬ необходимые то- 
вары широкимъ массамъ населешя; во-вторыхъ, устроить воз- 
можность сбыта продуктовъ производства того-же населешя 
по наивыгодн'Ьйшимъ ц-Ьнамъ; въ третьихъ, им-блась ввиду 
борьба со спекуляц1ей, которая съ каждымъ днемъ углублешя 
революцш принимала все бол-Ье уродливый формы. Естественно, 
что населеше стало съорганизовываться, потребительсшя об- 
щества-кооперативы расли. 



167 

Насколько эта органиващя была жизненна, покавываетъ 
то, что вначале русскхе люди, образовавшхе ее, не хот-Ьли 
втягиваться въ политику, поставили себя и свое д^ло вн'Ь ея. 

И вотъ, въ то же время попали сюда, на здоровый стволъ 
этого могучаго дерева, вредные поры паразита. На зар-Ь рус- 
ской «безкровной» революцш слово-говорильные эсъ-эры про- 
никли всюду и затопили своими р'Ьчами страну. Ихъ словамъ 
тогда мнопе простые люди, по наивности, в-Ьрили, ибо не знали 
д'Ьлъ ихъ. Среди сощалистовъ, какъ изв'Ьстно всЬмъ, свыше 
трехъ четвертей 1удеевъ или ихъ присп-Ьшниковъ, отличающихся 
типичными свойствами всякого зловреднаго паразита: полная 
неспособность къ животворной работ-Ь, наглое, быстрое распро- 
страненхе, приспособляемость ко всякой обстановк-Ь и безмер- 
ная живучесть, — разъ эта гадость вошла въ организмъ, не 
легко ее выгнать. Въ числ'Ь другихъ сторонъ народной жизни, 
сощалисты захватили и кооперативы. 

Сначала они стали на общхй путь съ массой потребителей, 
заявивъ, что кооперащя вн'Ь политики. Но въ своей средЪ и 
въ своихъ центрахъ они работали только для политики, для 
политики разрушешя и ненависти, составляя и разрабатывая 
планъ, какъ лучше использовать для этого и кооперащю. А 
когда й'Ьло потребительныхъ обществъ развилось и упрочилось, 
сощалисты же укр-Ьпили въ нихъ свои позицш, и какъ и всюду 
за эти лих1е годы, на верху почти всЬхъ кооперативовъ оказа- 
лись юргае жидки, — тогда была выдвинута въ открытую на 
первое м'Ьсто политическая д-Ьятельность. Такъ было л'Ьтомъ 
и осенью 1917 года; определенно сказалось это уже къ Москов- 
скому Государственному Сов-Ьщатю. Когда разрушительная 
работа была паразитами выполнена, то большевики выгнали 
эсъ-эровъ отовсюду; закрыли они и кооперативно-политическую 
кухню ихъ. Анти-большевицк1е вожди и организащи, къ нес- 
частью, этого сд'Ьлать не удосужились. Причины, — почему, — 
обрисованы достаточно въ предыдущихъ главахъ. Всл'Ьдствш 
этого, весь аппаратъ кооперацхи въ Сибири, ея центры — стволъ, 
и всЬ филхальныя отд-Ьленхя — в'Ьтви, все дерево было захва- 
чено сощалистами. Шла двойная работа: населеше стремилось 
развить д-Ьятельность потребительскихъ обществъ, чтобъ возро- 
дить торговлю, чтобы помочь возрождешю страны; эсъ-эры 
направили усилхя къ параличу этого, — они всюду насаждали 
своихъ политическихъ агентовъ, сводили всЬ нити кооперащи 
въ своихъ центрахъ, во Владивосток-Ь и за-границей; они ши- 
роко и последовательно вели пропаганду противъ правитель- 
ства адмирала Колчака и противъ арм1и и, какъ всегда и 
везд-Ь, эта пропаганда ихъ была отравлена ядомъ клеветы, 
лжи, преувеличен1й и искаженхй. Работа ихъ и зд^сь была 
тайная и скрытая. Какъ работа дв-Ьнадцатаго Господняго 



168 

апостола 1уды, когда онъ подготавливалъ предательство и 
Голгофу. 

Въ то же время эсъ-эры, благодаря своимъ людямъ, стояв- 
шимъ у центральной власти, могли не только пустить пыль въ 
глаза простодушному, усталому обывателю, но и закупить вни- 
ман1е массъ, затемнить свои изм'Ьнничесшя махинащи, — они 
получали огромный средства, имъ отпускались изъ казны мно- 
Г0МИЛЛ10ННЫЯ суммы, имъ давались не въ очередь больппе 
наряды на перевозки по жел-Ьзной дорог-Ь, льготный провозъ; 
благодаря этому и въ заграничныхъ кругахъ выростало и 
увеличивалось впечатл-Ьихе о ихъ значен1и и фактической сил-Ь. 

Кто станетъ спорить, что кооперащя въ чистомъ вид'Ь необ- 
ходима въ жизни государства, особенно въ Россш, гд-Ь частная 
инищатива всегда отставала отъ требовашй жизни. Потреби- 
тельсте кооперативы всегда поощрялись въ Росс1И и всегда 
существовали раньше, въ пер1одъ расцв^Ьта Россш при Царяхъ. 
Кооперативы же промышленные только нарождались, причемъ 
исключительно по инищатив-Ь прежняго правительства сд-блана 
была громадная работа въ устройств-Ь и развитш ц^лой сЬти 
элеваторовъ для ссыпки хл-Ьба: этимъ вопросъ самой главной 
хл-Ьбной торговли выводился изъ области частной спекулящи 
и недобросов-Ьстности, вс^ хл-Ьбопашцы отъ крупных^ и до 
самыхъ мелкихъ, при осуществлеши правительственнаго про- 
екта, получили бы возможность продажи предметовъ производ- 
ства безъ посредниковъ. И не будь великаго б^Ьдств1я войны 
и страшнаго несчаст1я «великой, безкровной» револющи, русская 
хл-Ьбиая торговля была бы свободна отъ ц^пкихъ лапъ зл-Ьй- 
шаго паука эксплоататора, отъ еврейскаго посредника-спе- 
кулянта. 

Въ будущемъ, несомн-Ьнно, кооперащи и кооперативамъ 
принадлежитъ выдающаяся роль въ русской жизни. Но надо 
помнить, во что обратили этотъ полезный инструментъ въ Си- 
бири политиканствую щ1е шуллера, парт1я соцхалистовъ-рево- 
лющонеровъ. Надо помнить и на будущее время уберечь рус- 
скую жизнь отъ этихъ могильныхъ червей. 

Подводя итогъ сказанному, видимъ: уйдя въ подполье 
сощалисты-револющонеры вели неустанно работу: захваты ап- 
паратовъ власти и проникновеше въ арм1ю, постановка всякихъ 
препятств1й здоровой организащи жизни страны, обращенхе 
въ средство для своихъ ц^лей кооперащи, пропаганда противъ 
арм1И и правительства, пожаръ частныхъ восташй и подготовка 
общаго предательскаго удара всему б-Ьлому движенгю. И въ 
то же время они притворялись друзьями народа, арм1и, пра- 
вительства и даже самого адмирала Колчака. 

Чтобы докончить этотъ кратк1й очеркъ деятельности этихъ 
1удъ Россш, ниже приводятся выдержки изъ ихъ главнаго 



169 

современнаго печатнаго органа «Воля Россш», издающагося 
въ Праг'Ь (Чехо-Слав1я). Вотъ что пишетъ въ номер'Ь 75 отъ 
10 декабря 1920 года Васил1й Сухомлинъ, «представитель цен- 
тральнаго комитета парт1И эсъ-эровъ за границей» въ его от- 
крытомъ письм'Ь Бурцеву, говоря о тактике всей этой партш: 

«Н'Ьтъ никакихъ основан1Й предполагать, чтобы позищя 
парт1И изм'Ьнилась посл-Ь паденхя барона Врангеля, противъ 
котораго парт1я боролась также, какъ и противъ Колчака и 
Деникина. Прага 9 декабря.» 

А въ номер'Ь 79 той же газеты отъ 15 декабря 1920 года 
приведенъ еще бол-Ье офищальный документъ, въ которомъ 
вся парт1Я соц1алистовъ-революцюнеровъ признается въ своемъ 
1удиномъ д'Ьл'Ь, открыто заявляетъ о предательств-Ь народныхъ 
арм1й и д-Ьла. Это — письмо и резолюция, принятый на конфе- 
ренщи, происходившей 1 — 8 октября 1920 года въ Москв-Ь. 

«13. Только зам'Ьна диктатуры парт1и коммунистовъ наро- 
довласт1емъ, (т.е. властью эсъ-эровъ. К. С), сможетъ вовлечь 
трудовыя массы въ работу по созданхю новаго соц1аль- 
наго порядка и послужить исходной точкой для возстановле- 
Н1я производительныхъ силъ страны.» 

14. . . «Демократ1Я (опять читай — эсъ-эры. К. С), какъ 
господство большинства, не только не можетъ быть препят- 
ств1емъ для осуществленхя соцхализма, но является един- 
ственной политической формой, гарантирующей усп-Ьхъ со- 
ц1алистическаго переустройства.» 

16. . . «НынЪ, учитывая, что быстрая ликвидащя Деникина 
и Колчака, не столько сраженныхъ красной арм1ей, сколько 
обезсиленныхъ народными возсташями въ тылу. . . конференщя 
признаетъ наиболее ц-Ьлесообразной формой борьбы съ контръ- 
револющей — методъ возстанхя изнутри, съ усп-Ьхомъ при- 
м^нявш1йся сибирскими организац1ями парт1и эсъ- 
эровъ въ д^л-Ь ликвидац1и Колчаковскаго режима.» 

Коментарш излишни. . . 

3. 

Прежде ч^Ьмъ перейти къ дальн-Ьйшему хронологическому 
описан1ю событ1й осени 1919 года, необходимо остановить вни- 
ман1е и посмотр'Ьть, въ какихъ услов1яхъ была въ то время 
жел-Ьзная дорога, этотъ одинъ изъ важн-Ьйшихъ факторовъ 
жизни страны и арм1и. 

Въ Омск^ было Министерство Путей Сообщен1я съ очень 
энергичнымъ, способнымъ и жизненно-практичнымъ челов-Ь- 
комъ во глав'Ь, инженеромъ Уструговымъ. Отсюда шло упра- 
влен1е дорогами, регулировка ихъ службы и наилучшаго 
исполь80ван1я, И надо отдать полную справедливость, что 



170 

это министерство стремилось выйти изъ рутины и бюрократи- 
ческихъ нагромаждешй, старалось дать максимумъ работы 
и пользы. 

Однако обстановка и препятств1я были настолько велики, 
что министръ Уструговъ и его подчиненные буквально изне- 
могали отъ безплодныхъ подчасъ усил1Й. Съ самаго начала 
создалось н'Ьсколько факторовъ, которые разбивали всЬ ихъ 
старан1я, вводили импровизацхю, нарушали стройность. 

Во-первыхъ, — п это было вполн'Ь естественно, — жел^Ьз- 
ныя дороги на театр-Ь военныхъ д-Ьйстехй подчинялись коман- 
дующимъ арм1ями, которымъ зд'Ьсь принадлежало главное 
решающее слово. Съ этимъ министерство мирилось, такъ какъ 
вид-Ьло, въ большинств-Ь, работу армейскихъ жел-Ьзныхъ до- 
рогъ направленной къ лучшей пользе. Кром'Ь того, прифронто- 
вая полоса не могла вл1ять сильно на жизнь страны. Гораздо 
важнее была магистраль отъ Владивостока до Омска. И вотъ 
зд'Ьсь-то создалась главная помеха; почти съ самаго начала 
былъ образованъ изъ представителей всЬхъ «союзныхъ» дер- 
жавъ жел-Ьзнодорожный комитетъ, который взялъ на себя, 
явочнымъ порядкомъ, регулировку вопросовъ эксплоатацш 
дороги и движешя на всемъ участк-Ь отъ Омска до Владиво- 
стока. Главная роль въ немъ принадлежала американскимъ и 
англ1йскимъ инженерамъ, и, хотя зачастую русск1е интересы, 
даже интересы фронта приносились въ жертву различнымъ 
интернац10нальнымъ ц-Ьлямъ, которыми была пропитана вся 
интервенц1я, — русскому министру путей сообщен1я приходи- 
лось подчиняться. 

Д-Ьло въ томъ, что Сибирь не располагала ни однимъ заво- 
домъ для постройки паровозовъ, вагоновъ и запасныхъ частей. 
Все это, заказанное и оплоченное въ большинстве еще Импера- 
торскимъ Правительствомъ въ Соединенныхъ Штатахъ и въ 
Канаде, теперь было об'Ьщано доставить и передать правитель- 
ству адмирала Колчака; частью это было и выполнено. Но 
при какихъ каждый разъ обстоятельствахъ?! 

Припомнимъ, какъ выдавалось военное снабжен1е, до- 
ставленное широкимъ англ1йскимъ жестомъ на арм1ю въ 
200000 челов-Ькъ. Какъ всегда и систематически оказывалось 
при этомъ давленхе на Верховнаго Правителя, на его поли- 
тику, какъ проглядывало желанхе давить даже на стратеги- 
ческ1е планы арм1й, какъ искусно и скрыто оказывалась этими 
«союзными благо д-Ьтелями» поддержка эсъ-эрамъ. Въ области 
жел-Ьзно-дорожной помощи все это приняло еще больш1е и 
уродливые разм-бры. Во Владивостокъ прибыло большое 
количество запасныхъ частей, осей и колесъ, н'Ьсколько паро- 
возовъ; весь этотъ ценный грузъ союзный страны давали Рос- 
С1И, давали за ея жертвы кровью сыновъ ея и ... за русское 



171 

золото. Давали союзный страны, а ихъ офищальные пред- 
ставители требовали взам-Ьнъ почти полнаго себ'Ь подчинешя, 
становились выше не только министра путей сообщенхя, но 
даже выше номинальнаго диктатора. Понятно, это м'Ьшало 
работ'Ь, сильно затрудняло ее, а «союзникамъ» давало воз- 
можность проводить м-Ьры для своихъ, не всегда чистыхъ, 
ц-Ьлей. 

На этой же почв-Ь, наши бывшге военно-пл-Ьнные, соста- 
вивш1е теперь, въ 1919 году, «союзные» полки чехо-словацк1е, 
польск1е, румынск1е и итальянсше, захватили въ свои руки 
огромное количество подвижного состава; такъ за тремя чешски- 
ми ДИВИ31ЯМИ числилось свыше 20000 вагоновъ. Польская 
ДИВИ31Я, сформированная французской миссхей генерала Жа- 
нэна, также изъ бывшихъ нашихъ военно-пл'Ьнныхъ, захватила 
свьппе 5000 вагоновъ; были собственные поЪзда у румынъ и 
итальянцевъ. 

Никак1я силы не могли заставить этихъ «интервентовъ» 
вернуть вагоны и паровозы. Жел-Ьзнодорожной администрацхи 
приходилось принимать фактъ этого ограблешя и изворачи- 
ваться ограниченнымъ запасомъ подвижного состава, который 
остался въ фактическомъ распоряженш русскаго министра 
путей сообщешя. 

Зат-Ьмъ всЬ интервенты-союзники, ирх-^зжая въ Сртбирь, 
чтобъ спасать б'Ьдную разоренную Росс1ю, быстро входили во 
вкусъ; у всЬхъ ихъ руководителей были собственные по-Ьзда, 
составленные изъ лучшихъ вагоновъ, съ кухнями, ванными, 
электричествомъ. По-Ьзда Жанэна, Нокса, Павлу, разныхъ 
«высокихъ комиссаровъ» (которые, увы, сыграли на руку невы- 
сокимъ сов-Ьтскимъ коммиссарамъ) поражали своей роскошью, 
незнакомой и недопустимой даже въ ихъ богатыхъ странахъ. 
Дошли до такого нахальства, что распоряжен1е и распред-Ь- 
леше всЬми салонъ-вагонами взялъ на себя штабъ француз- 
скаго генерала Жанэна, выдававш1й ихъ почти исключительно 
нностранцамъ. Опять таки, справедливость требуетъ сказать, 
что японцы вели себя и зд-Ьсь всЬхъ скромнее, достойн-Ье, — 
и только они, представители страны Восходящаго Солнца, не 
им'Ьли въ б-Ьдной Росс1и роскошныхъ по-Ьздовъ. 

Сибирская магистраль тянется на тысячи верстъ, прохо- 
дитъ глухою тайгой или безнред-бльными степями. Большевики 
и эсъ-эры, объединивъ свои силы, направили все вниман1е на 
эту важн-Ьйшую артер1ю, питавшую арм1Ю и страну, обезпе- 
чивавшую вывозъ сырья изъ богатыхъ губерн1й Сибири. И 
вотъ т-Ь шайки, который были собраны соц1алистами, организо- 
вали планом-Ьрную кампан1ю нападешй на жел-Ьзную дорогу. 

Нападен1я производились на наибол-Ье трудные участки 
ея, съ сильными закруглешями пути или съ пред'Ьльными 



172 

подъемами и спусками. Въ такихъ м-Ьстахъ банды разбойни- 
ковъ разбирали путь, портили рельсы и стр-Ьяки, иногда взры- 
вали мосты. Для этого ими выбиралось время, когда шли изъ 
Владивостока по'Ьвда съ военнымъ снабжешемъ или направля- 
лись ц-Ьнные грузы. Глухой ночью совершалось покушеше, 
по^здъ спускался подъ откосъ, разбивались вагоны; банда 
производила грабежъ. 

Временами доходило до того, что мы прекращали ночное 
движете, пуская по-бзда только днемъ. Можно себ'Ь представить, 
какое затрудненхе въ транспорт-Ь создавалось благодаря всему 
этому. Но отвлекать наши русскхя войска на службу обороны 
Сибирской магистрали было нельзя, и безъ того боевой фронтъ 
нашъ задыхался въ неустанной борьб-Ь изъ-за недостатка под- 
кр^плен1й съ тылу. 

Поэтому пришлось приб-Ьгиуть къ милости интервентовъ, 
которые въ своемъ междусоюзническомъ комитет'Ь (или совдеп'Ь, 
какъ его называли даже н-Ькоторые англ1йсше офицеры) р-Ьшили 
разд-Ьлить жел-Ьзную дорогу на участки и поручить охран-Ь 
иностранныхъ войскъ. Отъ Владивостока до Читы — японцы, 
около Байкальскаго озера, — небольшой участокъ, — амери- 
канцы, дал'Ье немного — румыны, центръ Иркутскъ-Омскъ- 
Томскъ — чехи, Алтайская жел-Ьзная дорога — 5-я польская 
дивиз1я. 

Казалось бы, — самая естественная вещь. Разъ пришли 
помогать, если называются союзниками, да вдобавокъ еще 
"Ьдятъ русск1й сибирсшй хл-Ьбъ, то как1е тутъ могутъ быть 
разговоры. Становись на работу и выполняй ее честно и исп- 
равно по наряду русской власти. 

Такъ должно было бы быть при нормальномъ порядке. 
Такъ было бы, если бы мы, русскхе войска, пришли помогать 
кому-либо изъ союзниковъ въ ихъ стран-Ь. Такъ и бывало не 
одинъ разъ, когда русскими боками спасали «союзниковъ». 
Но зд^сь, въ Сибири, опять таки проявились съ одной стороны 
наша русская стародавняя привычка взирать на иностранца 
снизу вверхъ, чуть не съ подобострастной улыбкой, а съ другой 
— ихъ обычная самоуверенность и напыщенное самодоволь- 
ство, чтобы не сказать бол-Ье р-Ьзкаго слова. 

Почти всЬ иностранцы, взявшхе на себя охрану Сибирской 
жел'Ьзной дороги смотр-бли на это, какъ на величайшее одол- 
жен1е, какъ на благодЪянте, которое они д-Ьлаютъ б'Ьднымъ 
русскимъ; они исполняли только приказы своего «междусоюзни- 
ческаго комитета», не считались совершенно съ русской властью 
и жел-Ьзнодорожной администрацхей. При этомъ, въ оправда- 
Н1е, приводилась все та же фарисейская увертка — «невм^^- 
шательство въ русскхя внутренн1я д-Ьла». 



173 

Самая служба охраны железной дороги неслась такъ. 
Начинаютъ учащаться случаи нападен1я бандъ на железную 
дорогу, происходятъ покушен1я на отд'Ьльныхъ интервентовъ, 
охраняющихъ данный участокъ. Тогда они р-Ьшаютъ д-Ьйство- 
вать; усиливаются караулы, ловятъ н-Ьсколькихъ разбойниковъ, 
в'Ьшаютъ ихъ, отгоняютъ банды въ тайгу и на этомъ успокаи- 
ваются. Когда имъ предлагалось довести д-Ьло до конца, пресл-Ь- 
довать банду и уничтожить ее съ корнемъ, получался отв-Ьтъ: 

— «Это не наше д'Ьло!» 

Случалось, что такой способъ не давалъ результатовъ, 
нападен1я на дорогу и иностранную охрану не прекращались. 
Тогда интервенты, — особенно чехо-словаки и польская диви- 
81я, — устраивали карательную экспедпщю. На опасномъ уча- 
стк-Ь сжигались два-три богатыхъ сибирскихъ села, за ихъ 
будто бы отказъ выдать преступниковъ-бандитовъ. 

Это вызывало страшное озлоблен1е мирнаго, ни въ чемъ 
неповиннаго населен1я, сыновья котораго сражались за Рус- 
ское нац10нальное д-Ьло въ рядахъ б^Ьлой арм1и. И естественно, 
что это озлоблеше переносилось, отражалось рикошетомъ на 
центральномъ правительств-Ь адмирала Колчака, на русскихъ 
властяхъ. Таково было положеше на жел-Ьзной дорогЪ въ то 
время, когда роль ея выдвигалась на первое м"Ьсто, всл-Ьдстехи 
того, что новая неудача на фронт'Ь начала превращаться въ 
катастрофу. 

Въ самый нужный моментъ, когда необходимо было дать 
сверхсильное напряжен1е, чтобы въ западномъ направленш 
подать арм1ямъ помощь снабжен1емъ и силами, а въ обратномъ 
направлен1и — на востокъ — вести планом-Ьрную и безоста- 
новочную работу эвакуащи, — оказалось, что русская власть 
безсильна использовать свою жел'Ьзную дорогу. А вдобавокъ 
къ этому — тыловые органы, загроможденные бюрократическимъ 
бумажнымъ строемъ и зараженные эсъ-эровской тлей, упорно 
и беззаст^Ьнчиво, приводя самыя ребяческ1я отговорки и отписки, 
тянули время и занимались т'Ьмъ, что копили военное снаря- 
жеше въ глубокихъ тыловыхъ складахъ. 

И арм1я, проявившая чудеса героизма и пред^лъ напря- 
жен1я силъ, добившаяся блестящей поб'Ьды, была предана, — 
она не получила ни пополненхй, ни одежды, ни теплыхъ вещей. 
А между т-Ьмъ наступала уже суровая сибирская зима. 

Вотъ одинъ изъ документовъ, телеграмма командующаго 
Оренбургской арм1ей. 

«1 Ноября 1919 г. Кокчетавъ. 

Могу ли расчитывать и когда на присылку теплой одежды, 
винтовокъ. Нужно на первое время 10000 комплектовъ полу- 
шубковъ, валенокъ, шапокъ, теплаго б-Ьлья, рукавицъ, брюкъ, 



174 

особенно посл'Ьднихъ. Арм1я голая. Степной край не им-Ьеть 
дровъ, даже крыши не даютъ тепла. Тифъ усиливается. Винто- 
вокъ нужно на первое время 5000. Началась мобилизацхя 
уЬздовъ, для нихъ нужно 7 тысячъ теплаго и винтовокъ. Прошу 
Вашего отв-Ьта. №542. Генералъ-Лейтенантъ Дутовъ.» 

И такихъ телеграммъ получались десятки. Эти донесен1я 
поступали изо дня въ день, начиная съ середины августа. Но 
на русское горе они оставались безъ отвЪта, безъ результата. 
И добро, если бы не было въ тылу запасовъ, а то в-Ьдь въ Красно- 
ярск-Ь, Томск-Ь, Иркутск-Ь были полные склады. 

Совершалось еще бол-Ье воп1ющее. Когда тылъ, его бюро- 
кратичесше органы увидали, что д-Ьло нешуточное, что на 
фронт'Ь положеше принимаетъ д-Ьйствительно катастрофическ1е 
разм-Ьры, грозящ1е и ихъ существован1ю, то тамъ всколыхну- 
лись и стали сп-Ьшно собирать пополнешя, грузить теплую 
одежду и обувь, направляя эшелонъ за эшелономъ въ д^Ьйствую- 
щую арм1Ю. 

Все это принимало видъ нер'Ьшительныхъ, сп'Ьшныхъ и 
судорожныхъ м-Ьръ. Наши части были въ непрерывномъ дви- 
женш. Отступлеше протекало планом-Ьрио, съ постоянными, 
ежедневными боями, чтобы парализовать новыя стремлен1Я 
краснаго командовашя перер-Ьзать въ тылу жел-Ьзную дорогу. 
Въ то же время шла напряженная работа по эвакуащи ранен- 
ныхъ и больныхъ, военныхъ грузовъ и жел-Ьзнодорожнаго 
имущества. Шелъ непрерывный потокъ съ запада въ восточ- 
номъ направлен1и; по-бзда съ пополнешемъ и снабженхемъ, 
вр'Ьзываясь вн'Ь всякой системы на встр-Ьчу этому потоку, 
простаивали нед^Ьлями на станцхяхъ, не могли добраться до 
фронта, или запаздывали и только м'Ьшали. Иное было бы дв'Ь 
нед'Ьли назадъ, когда всЬ жел-Ьзныя дороги были свободны, 
арм1я стояла на Тобол-Ь, система транспорта и этапныя линш 
были хорошо налажены. Естественно, что настроен1е въ вой- 
скахъ падало все больше и больше. Вотъ другой жизненный 
документъ, крикъ арм1и — донесен1е командующаго конной 
группой : 

«За посл-Ьдяее время все указываетъ на сильный упадокъ 
духа солдатъ всл-Ьдствхе все уменьшающагося численнаго со- 
става частей и отсутств1я пополненхй. Волнуются и недоум-Ь- 
ваютъ, почему до сихъ поръ ни одинъ полкъ не пополненъ, 
когда въ н'Ькоторыхъ ротахъ осталось около десяти челов'Ькъ. 
Такое положеше создаетъ благодарную почву для всякой про- 
паганды и агитацш, ч^мъ несомн-Ьнно воспользуется нашъ 
противникъ, хорошо осв-Ьдомленный о томъ, что д-Ьлается въ 
нашихъ войскахъ. Красные уже разбрасываютъ прокламащи, 
призывающ1Я нашихъ солдатъ окончить войну, перебивъ своихъ 



175 

офицеровъ и выдавъ краснымъ адмирала Колчака, въ свою 
очередь об'Ьщая перебить своихъ комиссаровъ и выдать нашимъ 
солдатамъ Ленина и Троцкаго. Подобный прокламащи, по- 
падая въ руки солдатъ, не могутъ не оказать вл1ян1я на мен'Ье 
сознательный алементъ. . . Дал-Ье, всвязи съ наступившей 
холодной и сырой погодой и необходимостью часто ночевать въ 
л'Ьсу подъ открытымъ небомъ, развивается недовольство сол- 
датъ отсутствхемъ теплой одежды; солдатами указывается, что 
въ тылу всЪ од'Ьты и во все теплое. . . . Мы рискуемъ потерять 
и оставш1йся кадръ, ран-Ье доблестно сражавшихся частей. 
25 Октября 1919 года. Генералъ Волковъ. № 2642. 

Ропотъ среди арм1и все усиливался. Тяжелое отступлеше 
полуразд-Ьтыхъ частей продолжалось безъ надежды остановить 
его, чтобы дать краснымъ сильный отпоръ и снова перейти въ 
наступлен1е. Вм'Ьст'Ь съ т'Ьмъ развилась до небывалыхъ пред'Ь- 
ловъ и пропаганда въ тылу. Въ результат'Ь всего падала са- 
мая в-Ьра въ усп-Ьхъ дЪла, исчезала надежда на скорую конеч- 
ную поб-Ьду, терялся смыслъ дальнЪйшихъ жертвъ. 

Въ такой обстановк'Ь тылъ началъ теперь сп-Ьшно подавать 
на фронтъ пополнен1я. Густыми массами шли маршевые роты, 
безо всякой системы, съ нарушен1емъ самыхъ примитивныхъ 
требован1п порядка: такъ зачастую по'Ьзда съ пополнен1емъ 
простаивали сутками на станщяхъ или разъ^здахъ, не получая 
ни пищи, ни кипятка для чая; люди волновались, в'Ьрили са- 
мымъ вздорнымъ слухамъ, легко поддавались обману и аги- 
тац1и. Наконецъ эти голодный и распрапогандированныя 
маршевыя роты высаживали и передавали ближайшему строе- 
вому начальнику. 

Вначал'Ь пробовали ихъ вливать въ полки, которые таяли 
съ каждымъ днемъ, пробовали и горько раскаивались, ибо 
произошли массовый предательства. Только что прибывшее 
пополнеше, получивъ приказъ идти въ наступленхе, выб-Ьгало 
поднявъ вверхъ винтовки, обращенный прикладами въ небо, 
передавалось на сторону красныхъ и открывало огонь по своимъ. 
Почти всЬ офицеры въ такихъ полкахъ гибли. . . . 

Палъ Петропавловскъ. Арм1и неудержимо катились на 
востокъ. Омскъ, гд-Ь оставался до сихъ поръ и Верховный 
Правитель и всЬ министерства, былъ уже подъ угрозой съ 
фронта и съ сЬвера, отъ Тобольска. И не только подъ угрозой, 
— Омскъ былъ уже обреченнымъ, такъ какъ спасти его могло 
только чудо; челов'Ьческ1Я усил1я были не въ состоян1и этого 
сд'Ьлать въ той обстановк-Ь, которая создалась къ этому вре- 
мени. 

Нельзя выразить той горечи, какая охватила всЬхъ насъ 
на фронт-Ь, всю арм1ю. Сд'Ьланный ею подвигъ, одержанная на 
Тобол-Ь поб'Ьда, сознанхе близкаго и окончательнаго разгрома 



176 

красныхъ, — все пошло прахомъ. ... И не было надежды на 
новое улучшеше, на перем'Ьну. . . 

4 Ноября меня вызвалъ въ Омскъ телеграммой адмиралъ 
Колчакъ. Когда на сл-Ьдующ!!! день утромъ я подъ'Ьзжалъ къ 
его особняку, меня обогналъ автомобиль Главковостока гене- 
рала Дитерихса. Адъютантъ Верховнаго Правителя просилъ 
подождать въ пр1емной. 

Большая комната съ длиннымъ столомъ, покрытымъ мали- 
новымъ сукномъ, съ высокими стульями, разставленными 
кругомъ, по казенному; столъ, за которымъ обыкновенно 
происходили засЬдашя сов-Ьта министровъ. Два большихъ 
венещанскихъ окна выходили на Иртышъ. Могучая, велича- 
вая р-Ька катила свои мутныя воды, а за ней растилалась без- 
конечная Сибирская равнина. Весной она зелен-Ьла и блест-Ь- 
ла молодыми всходами, об^Ьщая св-йтлое будущее, какъ бы 
укр-Ьпляя надежду на наше возрождеше къ осени. Теперь, 
когда наступила эта осень, прошли м'Ьсяцы упорной крово- 
пролитной борьбы, когда было достигнуто многое и мы подошли 
почти къ полной поб'ЬдЪ, — все начало рушиться. Какая то 
темная сила сводила на н'Ьтъ велишя жертвы, труды и усил1я. 

Мрачно становилось на душ-Ь. Преступнымъ представля- 
лось то, что сд'Ьлали съ армхей, съ этими сотнями тысячъ луч- 
шихъ русскихъ людей, беззав-Ьтно шедшихъ на смерть, чтобы 
добиться жизни для своей страны. Невольно мысль возвра- 
щалась къ т'Ьмъ минутамъ, когда въ этомъ же залЪ адмиралъ 
напутствовалъ меня въ арм1ю последними словами: «Идите на 
боевое д-Ьло, о тыл^ не безпокойтесь, я самъ справлюсь съ 
нимъ. ...» 

У ст'Ьны, сзади большого стола, стояла синяя горка, вся 
уставленная блюдами, солонками, папками съ адресами, под- 
ношениями разныхъ городовъ, заводовъ и общественныхъ органи- 
защй изъ м'Ьстностей, освобожденныхъ отъ большевиковъ. 
Такъ знаменательны и полны в'Ьры были надписи на нихъ; 
какими жалкими и безпомощными, оставленными, выглядели 
он-Ь теперь. . . . 

Разговоръ въ кабинет'Ь Верховнаго Правителя становился, 
видимо, все горяч-Ье; временами доносился его голосъ, доходя- 
щ1й до крика. Прошло минутъ сорокъ. Раздался звонокъ, 
пробЪжалъ черезъ залу адъютантъ и вернулся съ докладомъ, 
что адмиралъ проситъ меня войти. 

4. 

Верховный Правитель и генералъ Дитерихсъ сид'Ьли за 
столомъ, одинъ противъ другого съ лицами, выражавшими 
больш1я переживашя, причемъ впервыя за все время я вид-Ьлъ 
въ глазахъ адмирала такую сильную усталость, доходившую 



177 

почти до отчаяы1я. Поздоровавшись, онъ попросилъ меня с^сть 
и сд-Ьлать подробный докладъ о состоянш арм1и, о причинахъ 
неудачъ, о возможныхъ видахъ на будущее. 

Мой докладъ былъ кратк1й, основанный на фактическихъ и 
цифровыхъ данныхъ, отчетъ того, что сд-Ьлала арм1я, что она 
готова была сд-Ьлать для Родины и что сд-Ьлала съ арм1ей пре- 
ступная безд-Ьятельность тыла. Арм1я дала высшее напряжен1е 
и поб-Ьду; полуод-Ьтая, плохо снабженная наша арм1я гнала 
красныхъ на сотни верстъ и, если бы ее поддержали хоть нем- 
ного, она разсЬяла бы дивизш большевиковъ, отбросила бы 
ихъ за Уральск1я горы. И тогда путь на Москву былъ бы чистъ, 
тогда весь народъ пришелъ бы къ намъ и открыто сталъ подъ 
знамя адмирала. Большевики и прочая сощалистическая 
нечисть были бы уничтожены св-Ьтлымъ гн^вомъ народныхъ 
массъ — съ корнемъ. 

Но, какъ будто нарочно, тылъ не присылалъ ни одного 
вагона теплой одежды, ни пополнен1й, ни офицеровъ, даже 
хл-Ьбъ и фуражъ доставлялись въ арм1ю не регулярно, несмотря 
на больш1е запасы и обильный урожай, бывш1й въ Сибири въ 
томъ году. 

Полки и батареи таютъ. Большинство лучшихъ офицеровъ 
и солдатъ выбито. Арм1я отступаетъ, какъ левъ, отбиваясь на 
каждомъ шагу; ни одна пушка, ни одинъ пулеметъ не брошены 
врагу. Но за что люди гибнутъ? Что въ будущемъ? 

В-Ьра въ усп-Ьхъ, при настоящихъ услов1яхъ исчезаетъ. 
Предательство, выразившееся въ томъ, что правительство 
мирволило сощалистамъ-революц1онерамъ, которые развалили 
тылъ, погубило все д-Ьло и свело на н-Ьтъ все, сд-Ьланное арм1ей, 
велик1й подвигъ ея. 

« — Къ сожал-Ьшю въ арм1и, начиная отъ стр-Ьлка и кончая 
ея командующимъ, н-Ьтъ теперь в-Ьры, что настоящее прави- 
тельство способно исправить положенхе. Арм1я не в-Ьритъ 
ему. . .» 

Меня перебилъ генералъ Дитерихсъ вопросомъ: 

* — Говоря о правительств-Ь, Вы подразум-Ьваете Верхов- 
наго Правителя и сов-Ьтъ министровъ, или разд-бляете ихъ?» 

« — Арм1я по прежнему предана Верховному Правителю, 
никто не сомн-Ьвается, что не онъ виноватъ въ томъ, что сд-Ьлалъ 
тылъ, Я говорилъ только о сов-Ьт-Ь министровъ, который и до 
сихъ поръ им-Ьетъ въ своемъ состав-Ь соцхалистовъ.» 

« — Значитъ Вы считаете, что Верховный Правитель дол- 
женъ остаться во глав-Ь?» 

* — Бол-Ье того, я считаю, что всякая перем-Ьна въ команд- 
номъ состав-Ь, а т-Ьмъ бол^е въ верховномъ командованш, была 
бы гибельна для д-Ьла. . .» 

к. в. Сахаровъ. Б-Ёлая Сибирь, 12 



178 

Адмиралъ глубоко вздохнулъ, тяжело повернулся въ 
кресл-Ь и сказалъ, обращаясь ко мн^, повышеннымъ и дрожа- 
щимъ голосомъ: 

« — А Его Превосходительство генералъ Дитерихсъ отка- 
зывается быть главнокомандующихъ и просилъ меня уволить 
его въ отпускъ.» 

Я всего ожидалъ, но не этого. Въ такую минуту, когда 
требовалось напряжен1е всЬхъ и каждаго, этотъ прим'Ьръ далъ 
бы самые плачевные результаты. 

— «Что Вы думаете? — » спросилъ меня адмиралъ Колчакъ. 

— «Разр'Ьшите говорить откровенно: когда стр-Ьлокъ поки- 
даетъ свой постъ въ ц-Ьпи, — его предаютъ военно-полевому 
суду и разстр-Ьливаютъ ; то же самое, если офицеръ оставитъ 
свою роту, батарею или полкъ. Я считаю, что и главнокомандую- 
Щ1Й одинаково отвЪтствененъ и не им-Ьетъ права въ трудную 
минуту покинуть свой высок1й постъ.» 

Адмиралъ волновался видимо все больше и началъ объяс- 
нять причины, почему онъ считалъ себя обязаннымъ согласить- 
ся на просьбу главнокомандующаго. Оказалось, что генералъ 
Дитерихсъ отдалъ приказъ о выводе въ тылъ всей первой армш 
генерала Пепеляева, причемъ перевозка ен по жел'Ьзной дорог-Ь 
уже началась; этимъ обнажался весь правый флангъ боевого 
фронта. 

« — Въ то время, когда я хочу всЬ усил1я бросить на защиту 
Омска, я считаю выводъ армш Пепеляева безумнымъ д-Ьломъ. 
Вопросъ объ уход-Ь генерала Дитерихса мною уже р'Ьшенъ,» 
закончилъ адмиралъ Колчакъ разговоръ, отпустивъ насъ 
обоихъ. 

Черезъ часъ я былъ позванъ снова. Адмиралъ задалъ мн-Ь 
вопросъ, кого я посов'Ьтовалъ бы ему назначить главнокоман- 
дующимъ. Трудно было отв-Ьтить на это ; я доложилъ мое мн-Ь- 
Н1е, что одинъ изъ наиболее д-Ьльныхъ помощниковъ его былъ 
нач^льникъ штаба генералъ Лебедевъ, котораго и сл-Ьдовало 
бы вернуть на м'Ьсто. Верховныр! Правитель соглашался съ 
этимъ, но заявилъ, что не считаетъ это возможнымъ, что, благо- 
даря интригамъ, имя генерала Лебедева очень непопулярно 
въ общественности. 

• — «Да, генералъ Лебедевъ былъ всегда открытымъ против- 
никомъ соцхалистовъ всЬхъ парт1й, почему имъ и надо было 
убрать его. Но это не причина. . .» 

Адмиралъ Колчакъ обратился ко мн-Ь: 

— «А Вы согласились бы занять постъ главнокомандую- 
щаго ? » 

Я р-Ьптательно отказался, ссылаясь на то, что я связанъ 
съ 3-п арм1ей, что мн-Ь дороги и эта связь и самое Д'Ьло, съ кото- 
рымъ я справляюсь. 



179 

Адмиралъ настаивалъ. Вечеромъ онъ вызвалъ меня трет1й 
равъ и заявилъ, что не можетъ придти къ другому р-Ьшешю и 
приказываетъ мн-Ь принять постъ главнокомандующаго Во- 
сточнымъ фронтомъ. Это онъ повторилъ и передъ малымъ 
совЪтомъ минпстровъ, собраннымъ въ тотъ же вечеръ въ его 
дом-Ь для обсужден1я тогдашняго чрезвычайно труднаго и слож- 
наго положешя. 

Мн-Ь приходилось подчиниться приказу. Нерадостный, 
черныя были перспективы. 

Арм1Я неудержимо катилась на востокъ. Эвакуащя была 
затруднена до невозможности, такъ какъ до самаго посл'Ьдняго 
времени не было предпринято никакихъ шаговъ для вывоза 
огромн'Ьйшихъ военныхъ складовъ въ Омск-Ь, — наоборотъ 
до конца октября все прибывали новые транспорты съ различ- 
ными снабжешями. Надо было собирать и эвакуировать огром- 
ный министерства, спасать раненыхъ, больныхъ и семьи воен- 
ныхъ. 

Вдобавокъ ко всЬмъ трудностямъ прибавилась еще одна: 
въ 1919 — 1920 году зима была исключительно теплая, сравни- 
тельно съ обычной сибирской ; въ первой половин'Ь ноября моро- 
зы все время колебались между двумя-тремя градусами тепла 
и пятью мороза. По Иртышу шла шуга (мелкш ледъ); это 
лишало возможности не только навести мосты, но даже устроить 
паромныя переправы. Наши армш надвигались къ Иртышу 
и становились передъ неразр'Ьшимой задачей, какъ совершить 
переправу черезъ эту огромную р-Ьку. Какой-либо маневръ 
подъ Омскомъ былъ совершенно невозможенъ. 

И въ то же время арм1я все бол-Ье и бол-Ье таяла, оставшись 
од'Ьтой по л'Ьтнему. А въ тылу были накоплены колоссальные 
запасы, так1е что ихъ не могла бы использовать вдвое большая, 
ч-Ьмъ наша, арм1я! 

На засЬданш сов-Ьта министровъ я повторилъ мой докладъ, 
обратилъ вниманхе на всЬ эти трудно исправимые минусы, 
вызвавппе полн-Ьйппй крахъ осенней операцш, и предупредилъ, 
что на защиту Омска расчитывать нельзя, что можетъ быть 
удасться собрать резервъ къ востоку отъ Иртыша и тамъ дать 
краснымъ генеральное сражеше. 

Спасти общее наше положенхе было тогда еще возможно; 
понятно не удержан1емъ Омска, что являлось задачей невыпол- 
нимой, да и не самой важной ; вс^Ь силы надо было направить 
къ двумъ главн'Ьйшимъ ц-Ьлямъ : спасти кадры арм1и и удер- 
жать ими фронтъ въ дефиле прим'Ьрно на лин1и Мар1инска; 
въ то же время сильными, действительными м-рами, не счи- 
таясь ни съ ч-Ьмъ, надо было очистить тылъ и привести его въ 
порядокъ. Изгнать преступную бюрократическую безд'Ьятель- 
ность и волокиту, совершенно искоренить возможность дальн-Ьй- 

12* 



180 

шаго предательства сощалистами ; объявить парт1ю эсъ-эровъ 
противугосударственной, врагами народа; наладить жизнь насе- 
лешя въ самыхъ прост'Ьйшихъ и необходим'Ьпшихъ ея формахъ 
и обратить усил1я всЬхъ и всего для боевого фронта. Работать 
зиму не покладая рукъ, и тогда къ весн-Ь можно было расчиты- 
вать на новое усп-Ьшное наступлеше, особенно, когда населеше 
Западной и Средней Сибири узнало бы на своихъ спинахъ всю 
прелесть большевизма. 

Вотъ была общая программа, которая стояла передо мной, 
и которая была набросана передъ сов'Ьтомъ министровъ; это 
былъ единственный шансъ на усп'Ьхъ. При этомъ выдвигалось 
необходимымъ установленхе фактически военнаго управленхя 
вплоть до Тихаго Океана, выявлеше новаго лозунга — движете 
для возрождешя Россхи по ея историческому пути съ приня- 
т1емъ праваго курса политики внутри страны, а вм'Ьст'Ь съ 
т-Ьмъ и направлен1е вн^Ьшней политики только въ интересахъ 
д-Ьла возрожден1Я Росс1и, вплоть до заключен1я, если понадобит- 
ся, секретныхъ договоровъ съ странами д'Ьр'штвительно друже- 
ски действующими по отношешю къ нашему Отечеству. 

Съ другой стороны — настоятельно необходимо было отка- 
заться разъ на всегда отъ угодничества передъ т-Ьми иностран- 
цами, которые вели въ Сибири политику «бельэтажа интер- 
нац10нала», оказывали поддержку асъ-эрамъ, заставляли наше 
правительство плясать подъ ихъ дудку, вредили нащональ- 
ному воскресен1ю Росс1И. 

Тяжелый былъ моментъ, но выходъ вид-Ьлся, хотя и загро- 
можденный гигантскими препятств1ями, осложненный сверх- 
челов'Ьческими трудностями, но все же выходъ прямой, вы- 
текающ1й изъ силъ и средствъ, которыми мы располагали. 

Только это одно, лишь сознаше долга идти и вести къ 
этому выходу — заставили меня принять обязанность главно- 
командующаго и взвалить себ'Ь на плечи огромную, сверх- 
сильную ношу. Въ тотъ же день, когда я прх-Ьхалъ въ Омскъ, а 
генералъ Дитерихсъ уЬзжалъ отд'Ьльнымъ по'Ьздомъ во Вла- 
дивостокъ, мн'Ь ясно представилось, какъ въ случа'Ь не только 
неудачи, а временныхъ неусп-Ьховъ будутъ со всЬхъ сторонъ 
выдвигаться все новыя и новыя препятств1я и врагами будутъ 
пущены въ ходъ всЬ средства. Особенно ввиду того, что 
проведен1е основного плана въ его ц^ломь возможно было 
лишь при твердомъ, систематическомъ курсЬ, при суровыхъ, 
а подъ часъ и жестокихъ м'Ьрахъ. Какъ же иначе было бороть- 
ся и желать поб-Ьдить еврейскую безпощадную диктатуру надъ 
русскимъ народомъ, правящую подъ фирмой «большевиковъ- 
коммунистовъ». 

Адмиралъ Колчакъ просилъ сд-блать все возможное, что- 
бы попытаться спасти Омскъ и сейчасъ же отдалъ приказъ о 



181 

возвращеши 1-й Сибирской арши на фронтъ. Когда на другой 
день по прибыт1и въ эту сибирскую столицу я прх-Ьхалъ вече- 
ромъ въ особнякъ Верховнаго Правителя для обсуждешя 
плана д-Ьйствхй, въ кабинет-Ь адмирала я засталъ командую- 
щаго 1-п арм1ей, генерала Пепеляева. Въ первый разъ я ви- 
д-Ьлъ этого печальнаго героя контръ-революцш. Широкхй въ 
плечахъ, выше средняго роста, съ круглымъ, простымъ лицомъ, 
упрямыми, с-Ьрыми глазами, смотр-Ьвшими безъ особо яркой 
мысли изъ-подъ низкаго лба; коротко стриженные волосы, 
грубый, низкш, сдавленный голосъ и умышленно неряшливая 
одежда, — вотъ обликъ этого офицера, который былъ природой 
предназначенъ командовать батальономъ, въ лучшемъ случа^Ь 
полкомъ, но котораго капризъ судьбы и опека сощалистовъ 
выдвинули на одно изъ первыхъ м-Ьстъ. 
Адмиралъ встр'Ьтилъ меня словами: 

— «Вотъ, генералъ Пепеляевъ уб-Ьждаетъ не останавли- 
вать его арм1ю, дать ей возможность сосредоточиться по жел-Ьз- 
ной дорог-Ь въ тылу.» 

Я отв-Ьчалъ, что это невозможно, такъ какъ желъзная 
дорога нужна для эвакуацш, а арм1я генерала Пепеляева 
необходима для операщй на фронт-Ь. Генералъ получитъ при- 
казъ и инструкщи сегодня же вечеромъ въ моемъ штаб-Ь. 

Пепеляевъ поднялся во весь ростъ, посмотр^лъ въ упоръ 
изъ подъ нависшаго сморш;еннаго складками лба на адмирала: 

— «Вы мн-Ь в-Ьрите, Ваше Высокопревосходительство?» 
спросилъ онъ какимъ то надломленнымъ голосомъ. 

— «В-Ьрю, но въ чемъ жед-бло?» 

Пепеляевъ тогда перекрестился на стоявппй въ углу образъ, 
р^Ьзко и отрывисто, ударяя себя въ грудь и плечи. 

— «Такъ вотъ Вамъ крестное знамеше, что это невозможно, 
— если мои войска остановить теперь, то они взбунтуются.» 

Около двухъ часовъ шелъ споръ. Пепеляевъ пускалъ вс* 
способы не доводовъ и уб-Ьждешя, а прямо устрашен1я. Въ 
конц-Ь концовъ адмиралъ махнулъ рукой и согласился не 
останавливать армш Пепеляева, а направить ее въ ра1оны, 
указанные еще генераломъ Дитерихсомъ, т. е. въ города Томскъ, 
Новониколаевскъ и на востокъ до Иркутска. 

Этимъ р-Ьшенхемъ выводилось изъ строя на мен-Ье четверти 
бойцовъ, правый флангъ обнажался и на дв-Ь остальныя армш 
возлагалась задача непосильная. 

Я доложилъ Верховному Правителю, что не могу при 
такомъ отношеши къ приказу оставаться главнокомандую- 
щимъ и снова настаивалъ на возвращенхе меня въ 3-ю арм1Ю. 
Адмиралъ, усталый и подавленный т-Ьмъ страшнымъ бременемъ, 
которое онъ несъ уже цЪлый годъ, началъ уговаривать меня 



182 

и просилъ остаться, чтобы вм'Ьст'Ь выполнить общими усил1ями 
главный планъ зимней работы. 

Ц-Ьлый рядъ сумбурныхъ дней, полныхъ неизв-Ьстности, 
полныхъ работы среди какихъ то дикихъ невозможностей. 
Арм1я каждый день приближалась верстъ на 15 — 20. Опас- 
ность росла, а эвакуац1я затруднялась все сильн'Ье. А тутъ 
надо было отправлять всЬ иностранный, союзническ1я миссш, 
хотя бы главн^йш1е аппараты министерствъ. Иртышъ не ста- 
новился, продолжался ледоходъ. Предстояло, видимо, повернуть 
арм1ю, не доходя до Иртыша, на югъ, съ ц'Ьлью отвести ее за- 
т-Ьмъ въ Алтайскш ра1онъ. Я сд'Ьлалъ приготовлен1я, чтобы 
-Ьхать въ арм1ю и быть при ней, Адмиралъ колебался, то р-Ь- 
шая 'Ьхать со мной, то склоняясь на по'Ьздку въ Иркутскъ, куда 
пере'Ьзжалъ сов-Ьтъ министровъ и главн'Ьйппе аппараты упра- 
влен1я. Кром-Ь того все время стоялъ трудный вопросъ съ золо- 
тымъ запасомъ, котораго было 28 вагоновъ, полной нагрузки, 
т. е. двадцать восемь тысячъ пудовъ. 

Наконецъ 10 ноября хватилъ морозъ. Иртышъ сталъ. Ледъ 
кр'Ьпнулъ. Переправа для войскъ была обезпечена. Было р-Ьшено 
закончить сп-Ьшно эвакуац1ю, уничтожить всЬ военные запасы 
въ Омск-Ь и отводить арм1и на востокъ; собрать резервы на 
лиши города Татарска или, если не усп'Ьемъ, то на лишиТомскъ- 
Новониколаевскъ, чтобы тамъ дать сражен1е всЬми силами, 
включая и арм1ю генерала Пепеляева. 

Войска наши не разлагались, н'Ьтъ, они только безумно 
устали, изв-Ьрились и ослабли. Поэтому отходъ ихъ на востокъ 
д'Ьлался все быстр-Ье, почти безостановочнымъ. 

Пять литерныхъ по'Ьздовъ, составлявшихъ личный штабъ 
Верховнаго Правителя (одинъ изъ нихъ былъ съ золотымъ 
запасомъ) вы-Ьхали изъ Омска 13 ноября; я дождался ирт-^зда 
командующихъ арм1ями генераловъ Каппеля и Войцеховскаго 
и 14-го Ноября, посл-Ь сов-Ьщанхн съ ними, вы'Ьхалъ изъ Омска 
съ моимъ штабомъ. 

А 15-го ноября утромъ красные съ сЬвера обошли бывшую 
столицу Сибирскаго Правительства, и наши войска принуж- 
дены были оставить лишю р'Ьки Иртыша. Омскъ палъ. . . . 

На десятки верстъ слышались оглушительные взрывы, 
которыми уничтожали многотысячные Омск1е запасы снарядовъ, 
патроновъ и пороха. Красные получили огромную добычу и 
заняли столицу. Перехваченныя ихъ рад10 торжествовали 
полную поб-Ьду. 

5. 

Но это было не такъ. Передъ нами лежалъ рядъ задачъ, 
который нужно было выполнить, и тогда положенхе было бы 



183 

спасено. Борьба за Росс1Ю была бы доведена до конца, до на- 
шей поб-Ьды. 

Фактически армхя теперь сошла на задачу прикрыт1я 
эвакуащи — сплошной ленты по'Ьздовъ, вывозящихъ на востокъ 
раненыхъ и больныхъ, семьи офицеровъ и солдатъ, а также т'Ь 
запасы, военные и продовольственные, которые удавалось по- 
грузить. 

Арм1я свелась въ сущности къ цЪлому ряду небольшихъ 
отрядовъ, которые все еще были въ порядк-Ь и въ управлен1и, 
такъ какъ состояли они изъ отборнаго, лучшаго въ мгр-Ь эле- 
мента. Сохранилась организащя. Но духъ сильно упалъ. До 
того, что проявлялись даже случаи невыполненхя боевого 
приказа. На этой почв-Ь командующш 2-й армхей генералъ 
Войцеховск1Й принужденъ былъ лично застр'Ьлить изъ револь- 
вера командира корпуса генерала Гривина, который наотр-Ьзъ 
отказался подчиниться боевому приказу задержать корпусъ и 
дать краснымъ отпоръ, а заявилъ, что онъ поведетъ свои полки 
прямо въ Иркутскъ, къ м-Ьсту ихъ первоначальнаго формиро- 
ван1я; на предложеше Войцеховскаго сдать командоваше 
корпусомъ Гривинъ отв-Ьтилъ также отказомъ. 

По пути, отъ Омска до Татарска, была сд'Ьлана соц1али- 
стами попытка крушешя по^Ьзда съ золотомъ, но охрана оказа- 
лась надежной и не дала злоумышленникамъ расхитить госу- 
дарственную казну. Министръ путей сообщешя Уструговъ 
руководилъ эвакуащей, находясь все время на самыхъ тяже- 
лыхъ участкахъ. Главная трудность заключалась въ томъ, 
что не хватало на всЬ эшелоны паровозовъ. По'Ьзда простаи- 
вали по несколько сутокъ на небольшихъ станщяхъ и разъ-Ьз- 
дахъ, среди безлюдной сибирской степи, занесенной сн'Ьгомъ. 
Безъ воды, безъ пищи и безъ топлива, зачастую замерзая. 

Съ каждымъ днемъ положенхе ухудшалось, такъ какъ 
число эвакуируемыхъ эшелоновъ постепенно все возростало; 
вскор-Ь же л-Ьзно -дорожный вопросъ принялъ разм'Ьры ката- 
строфы. Д-Ьло въ томъ, что чехо-словаковъ, это главное воин- 
ство интервенщи въ Сибири, охватила паника, и они произвели 
въ тылу страшное д'Ьло. 

Расквартированы чехи были такъ: первая дивиз1я на 
участк-Ь Иркутскъ- Красноярскъ, вторая дивиз1я — въ Томск-Ь, 
а третья занимала Красноярскъ и города западн-Ье его, до 
Новониколаевска. 5-я польская дивиз1я им-Ьла главную квар- 
тиру въ Новониколаевск-Ь и располагалась на югъ до Барнаула 
и Бшска. Поляки, благодаря своему доблестному начальнику 
ДИВИ31И полковнику Румш-Ь (бывшему русскому офицеру), 
р-Ьшили драться противъ большевиковъ совм-Ьстно съ нашей 
арм1ей и просили вывезти по жел-Ьзной дорог-Ь только ихъ 



184 

госпитали, семьи и имущество («интендантура»). СовсЬмъ 
иначе повели себя знаменитые чехо-словацк1е лепоны. 

Какъ испуганное стадо, при первыхъ изв-Ьстхяхъ о неуда- 
чахъ на фронт-Ь, бросились они на востокъ, чтобы удрать туда 
подъ прикрытхемъ Русской армш. Разнузданные солдаты ихъ, 
доведенные чешскимъ комитетомъ и представителями Антанты 
почти до степени большевизма, силой отбирали паровозы у 
всЬхъ нечешскихъ эшелоновъ; не останавливались ни передъ 
ч-Ьмъ. 

Въ силу этого наиболее труднымъ участкомъ жел-Ьзной 
дороги сделался узелъ станцш Тайга, такъ какъ зд-Ьсь выхо- 
дила на магистраль Томская в-Ьтка, по которой теперь двигалась 
самая худшая изъ трехъ чешскихъ дивизш — вторая. Ни одинъ 
псЬздъ не могъ пройти восточн'Ье ст. Тайга; на востокъ же 
отъ нея двигались безконечной лентой чешскхе эшелоны, увозя- 
щ1е не только откормленныхъ на русскихъ хл-Ьбахъ нашихъ 
же военнопл'Ьнныхъ, но и награбленное ими, подъ покрови- 
тельствомъ Антанты, русское добро. Число чешскихъ эшело- 
новъ было непом'Ьрно велико, — в^дь на пятьдесятъ тысячъ 
чеховъ, какъ уже упоминалось выше, было захвачено ими 
бол-Ье двадцати тысячъ русскихъ вагоновъ. 

Западн-Ье станцш Тайга образовалась жел-Ьзнодорожная 
пробка, которая съ каждымъ днемъ увеличивалась. Въ то же 
время красная арм1я, подбодренная усп-Ьхами, продолжала 
наступленхе, а наши войска, сильно пор'Ьд'Ьвшая и утомленный, 
не могли остановить большевиковъ. Отходъ б-Ьлой арм1И про- 
должался въ среднемъ по десять верстъ въ сутки. 

Изъ эшелоновъ, стоявшихъ западн-Ье Новониколаевска, 
раздавались мольбы, а зат^мъ понеслись вопли о помощи, о 
присылке паровозовъ. Помимо риска попасть въ лапы кра- 
сныхъ, вставала и угроза смерти отъ мороза и голода. Завы- 
вала свирепая сибирская пурга, усиливая и безъ того кр'Ьпюй 
морозъ. На маленькихъ разъ-Ьздахъ и на перегонахъ между 
станщями стояли десятки эшелоновъ съ ранеными и больными, 
съ женщинами, детьми и стариками. И не могли двинуть ихъ 
впередъ, не было даже возможности подать имъ хотя бы продо- 
вольств1е и топливо. Положеше становилось поистин'Ь траги- 
ческимъ: тысячи страдальцевъ русскихъ, обреченныхъ на 
смерть, — а съ другой стороны десятки тысячъ здоровыхъ 
откормленныхъ чеховъ, стремящихся ц-Ьною жизни русскихъ 
спасти свою шкуру. 

Командиръ чешскаго корпуса Янъ Сыровой уЬхалъ въ 
Красноярскъ, ихъ главнокомандующ1й, глава французской 
МИСС1И, генералъ-лейтенантъ Жанэнъ сид'Ьлъ уже въ Иркутск-Ь; 
на всЬ телеграммы съ требованхемъ прекратить преступный 
бе8образ1я чешскаго воинства оба они отв-Ьчали, что безсильны 



185 

остановить «стиххйное » движенхе. Вскоре Янъ Сыровой принялъ 
вдобавокъ недопустимо наглый тонъ въ его отвЪтахъ, взваливая 
всю вину на русское правительство и командован1е, обвиняя 
ихъ въ «реакц10нности и недемократичности». 

Невольно возникаетъ мысль о томъ, что многое зд'Ьсь не 
являлось одною лишь случайностью, а было преднам-Ьрен- 
нымъ преступлен1емъ. Какъ уже указывалось въ глав'Ь 1-й, 
руководители чехо-словаковъ снюхались съ самаго начала съ 
эсъ-эрами; они поддержали учредиловцевъ, безславный Ко- 
мучъ, спасли отъ офицерскаго суда «селянскаго министра» 
Виктора Чернова и принесли много другого вреда Россш. 
Политическ1й же чешек1Й комитетъ провелъ большую работу 
также и въ подпольной подготовк-Ь эсъ-эрами взрыва русскаго 
д-Ьла въ Сибири. Есть полное основан1е предполагать, что всЬ 
эти «доктора» Клофачи, Павлу, Гирсы, Благоши и др. являлись 
даже одними изъ заправилъ эсъ-эровскаго комплота въ нашемъ 
тылу. Поэтому та разруха и ломка транспорта, которую внесли 
стада чешскихъ лепонеровъ, были, надо думать, однимъ изъ 
д-Ьйствай, проведенныхъ по программ-Ь эсъ-эровъ, этихъ в-Ьр- 
ныхъ союзниковъ-товарищей большевиковъ. По крайней м'Ьр'Ь 
факты говорятъ за то. 

Въ эти дни ноября 1919 года наступило самое тяжелое 
время для русскихъ людей и армш; всЬ ея усил1я и подвиги за 
весну, лЪто и осень 1919 года были сведены преступленхями 
тыла на н-Ьтъ. Заколебались уже и самыя основания здан1я, 
именовавшагося Омскимъ Правительствомъ. Выступила на- 
ружу тайная, темная сила, начали выходить изъ подполья 
д-Ьятели соцхалистическаго заговора. Сняли маски и т-Ь изъ 
нихъ, которые до сей поры прикидывались друзьями Россш. 

Среди посл-Ьднихъ оказались, кром-Ь руководителей чехо- 
словацкаго воинства, также въ большинств'Ь и представители 
нашпхъ «союзниковъ». Къ концу ноября все это объединилось 
къ востоку отъ Красноярска, образовало свой центръ въ Ир- 
кутск-Ь и начало переходить къ открытымъ враждебнымъ Д'Ьй- 
ств1ямъ, ожидая лишь удобнаго момента, чтобы ударить сзади 
и раздавить б'Ьлое освободительное движенхе, — совм-Ьстно съ 
большевиками, съ ихъ красной армхей, наступавшей съ запада. 

Мы были поставлены между двумя вражескими силами: 
съ фронта большевики, съ тыла родственные имъ эсъ-эры со 
всей своей организагцей, съ чехо-словаками, съ могучей под- 
держкой Антанты. И эта вторая опасность была значительно 
больше первой, она сильн-Ье угрожала жизни Росс1п. Необ- 
ходимо было всЬ усил1я обратить на ликвидащю эсъ-эровъ, съ 
корнемъ уничтожить заговоръ, образовавш1Йся въ тылу. 

Въ это время Верховный Правитель и штабъ находились 
въ Новониколаевск'Ь. Былъ нам'Ьченъ сл^^дующ1й планъ д'Ьй- 



186 

ствш: арМ1я будетъ медленно и планом-Ьрно, прикрывая эва- 
куащю, отходить въ треугольникъ Томскъ-Тайга-Новонико- 
лаевскъ, гд-Ь къ середин'Ь декабря должны были сосредоточить- 
ся резервы; отсюда наша арм1я перейдетъ въ наступлеше, что- 
бы сильнымъ ударомъ отбросить силы большевиковъ на югъ, 
отр-Ьзая ихъ отъ жел'Ьзной дороги. Въ то же время предпола- 
галось произвести основательную чистку тыла: секретными 
приказами былъ нам-Ьченъ одновременный арестъ и предан1е 
военно-полевому суду всЬхъ руководителей заговора въ тылу, 
всЬхъ паршныхъ эсъ-эровъ въ Томске, Красноярск-Ь, Иркут- 
ск'Ь и Владивосток^^. 

Были приняты р'Ьзшя м-Ьры къ привлечешю всЬхъ здоро- 
выхъ офицеровъ и солдатъ въ строй, для усиленхя фронта, а 
также для создан1Я въ тылу надежныхъ воинскихъ частей. 

Чехамъ и ихъ главарю Сыровому было заявлено, что, если 
они не перестанутъ м-Ьшаться въ руссшя дЪла и своевольни- 
чать, то русское командоваше готово идти на все, включительно 
до прим'Ьнен1я вооруженной силы. Одновременно командую- 
щему Забайкальскимъ военнымъ округомъ генералу атаману 
Семенову былъ посланъ шифрованной телеграммой приказъ 
занять всЬ тонели на Кругобайкальской жел-Ьзной дорогЬ; 
а въ случа'Ь, если чехи не изм'Ьнятъ своего безпардоннаго отно- 
шешя, не прекратятъ безобразхй, будутъ также нагло рваться 
на востокъ и поддерживать эсъ-эровъ, — то приказывалось 
одинъ изъ этихъ тонелей взорвать. На такую крайнюю мЪру 
Верховный Главнокомандующш пошелъ потому, что чаша 
терп^шя переполнилась: чехословацк1е полки, пуская въ ходъ 
оруж1е, продолжали отнимать всЬ паровозы, задерживали всЬ 
по'Ьзда; въ своемъ стремленш удрать къ Тихому Океану они 
оставляли на страшныя муки и смерть тысячи русскихъ ране- 
ныхъ, больныхъ, женщинъ и д-Ьтей. А Жанэнъ и Янъ Сыровой 
занимались легкимъ уговариван1емъ этого безславнаго воинства 
развращенныхъ, откормленныхъ чешскихъ лепонеровъ, и на 
всЬ требовашя русскихъ властей отв-Ьчали уклончивыми кан- 
целярскими отписками. 

Сл'Ьдующимъ важнымъ м'Ьропр1ят1емъ было возложеше 
охраны на м'Ьстахъ и мобилизац1онныхъ функщй на само на- 
селеше, главнымъ образомъ на крестьянство, подъ руковод- 
ствомъ и наблюден1емъ военныхъ властей. Выяснилось совер- 
шенно опред'Ьленно, что крестьяне Сибири, въ большинств'Ь 
своемъ, искренно желаютъ оказать Верховному Правителю 
всякую поддержку, что они стоятъ непримиримо противъ 
большевиковъ и другихъ сощалистовъ, стремятся только къ 
одному: не пустить къ себ-Ь красныхъ, уничтожить всЬ шайки 
внутри областей, а зат-Ьмъ вернуться къ прежней русской 
спокойной жизни. Ц-Ьлый рядъ депутац1й изъ самыхъ равно- 



187 

образныхъ угловъ Западной и Средней Сибири, отъ горожанъ, 
крестьянъ и инородцевъ, множество телеграммъ — выражали 
горячую р'Ьпгамость поддержать Верховнаго Правителя и 
арм1ю. Крестьянская масса зд'Ьсь была настроена не только 
въ тонъ б'Ьлому движен1ю, но еще опред'Ьленн'Ье, прав-Ье его 
офищальнаго курса: крестьяне ждали и в^Ьрили, что будетъ 
открыто поднятъ настоящ1й нащональный стягъ, громко будетъ 
провозглашенъ исконный русскш лозунгъ: «За В-Ьру, Царя и 
Отечество». 

Но теперь, когда силою непреодолимой логики событ1Й 
подошли къ правильному и единственному р-Ьшешю, обнару- 
жилось, что слишкомъ много было потеряно времени, — еще 
разъ и такъ полно подтвердилась истина, что «потеря времени 
смерти невозвратной подобна есть». 

Будь всЬ эти м'Ьры проведены тремя-четырьмя м'Ьсяцами 
раньше, когда мы были сильны на фронт-Ь, а вся вражеская 
нечисть не усп-Ьла еще опериться и не сплотилась, — намъ 
удалось бы сравнительно легко ликвидировать ее, русское на- 
щональное Д'Ьло было бы спасено. Къ концу же ноября мы 
им'Ьли противъ себя уже окр-Ьпшую вражескую организащю, 
упорство и ув-Ьренность руководителей (семитовъ по преиму- 
ществу) эсъ-эровско-союзническаго комплота. Они сум'Ьли 
всюду втереться сами, или впустить своихъ агентовъ, которыхъ 
въ то неустановившееся время они вербовали всюду. 

Въ Новониколаевск-Ь населенхе, богатое, старо-зав-Ьтное, 
чисто русское, образовало свой общественный комитетъ для ру- 
ководства и усилен1я добровольческаго движенхя ; мн-Ь пришлось 
лично вид-Ьть ихъ и говорить съ ними, — все это были честные, 
скромные, искренше люди, любящхе Россш больше всего и 
действительно желавш1е принести ей пользу. Но именно скром- 
ные, а потому невольно отчасти и инертные. И вотъ къ нимъ 
затесались, примазавшись къ д-Ьлу, а зат-Ьмъ и захватывая его, 
н'Ьсколько темныхъ личностей, работавшихъ на тотъ же заго- 
воръ. Они носили къ тому же личину нащонализма и скорби о 
Россш. Нолу-жидъ, полу-полякъ Л. горбунъ, газетный коре- 
спондентъ, на германскомъ фронт-Ь еще состоявш1Й подъ по- 
дозр^Ьнхемъ въ штонаж-Ь, выгнанный генераломъ Деникинымъ 
изъ Добровольческой арм1и; рядомъ съ нимъ Ж., священникъ 
безъ прихода, но за то проникнутый демократизмомъ и писав- 
Ш1Й въ газетахъ либеральный статьи, присяжный пов-Ьренный 
В., оказавппйся на пов'Ьрку тайнымъ парт1йнымъ эсъ-эромъ. 
И напускали же они туману! Такъ было почти во всемъ, по 
всему тылу. 

Но несмотря на это, б-Ьлой Русской нащональной арм1и 
было бы вполне по силамъ справиться со стоявшей передъ нею 
задачей, если бы эсъ-эровская изм-Ьна не свила гн-^зда и внутри 



188 

нея. Какъ было указано во П-й и Ш-й главахъ, д-Ьдо началось 
съ Гайды; сощалисты-револющонеры сум-Ьди обойти его, окру- 
живъ тонкой интригой и обработавъ грубой лестью; они про- 
никли въ штабъ Сибирской армш а оттуда въ ея корпуса и 
дивизш. Къ несчастью генералъ Дитерихсъ, ставш1й во глав-Ь 
Сибирской арм1и, когда Гайда былъ выгнанъ, видимо, не понялъ 
всей опасности, не принялъ м-Ьръ къ искоренешю заразы. А"за- 
раза эта по м'Ьр'Ь отступлешя развивалась все больше и охваты- 
вала не столько войсковыя массы 1-й армш, сколько верхи ея 
командовашя, причемъ и самъ командующ1й этой армхей, 
генералъ А. Пепеляевъ попался въ сЬти и тайно состоялъ въ 
парт1и. ВсЬ назначен1я на командный должности были 
проведены имъ такъ, что ответственные, руководящ1е посты 
получали только свои люди. 

Паутина плелась очень хитро, осторожно и почти неуло- 
вимо для посторонняго глаза; пускались въ ходъ самый безза- 
ст-Ьнчивый обманъ и ложныя ув'Ьрешя. Такъ, А. Пепеляевъ, 
говоря съ глазу на глазъ со своими начальниками, ув-Ьрялъ 
ихъ дрожащимъ голосомъ, что самъ онъ, по своимъ уб'Ьждешямъ, 
монархистъ. 

Вторично главнокомандующш генералъ Дитерихсъ не 
понялъ всей опасности, или не дооц'Ьнилъ ее, когда онъ отдалъ 
приказъ о вывоз-Ь 1-й Сибирской арм1и въ тылъ. Этимъ пере- 
давалась въ руки эсъ-эровъ русская вооруженная сила, въ 
тылу нашей героической армш укреплялась вражеская ци- 
тадель. 

Характеренъ изъ того времени и нравовъ такой эпизодъ. 
Въ Новониколаевскъ, при выводе 1-й Сибирской армш въ тылъ, 
была назначена гарнизономъ средне-сибирская дивиз1я, во 
глав-Ь которой Пепеляевъ только-что передъ т-Ьмъ поставилъ 
молодого, очень храбраго, но совершенно сбитаго съ толку и 
втянутаго въ политику, двадцатишестилетняго полковника 
Ивакина. Когда я потребовалъ его къ себ-Ь для доклада о 
состояши дивизш, оказалось, что полковника въ городе н^тъ, 
еще не прх-Ьхалъ. Черезъ два дня, — тоже н^тъ; наконецъ, 
после третьяго приказа является, д^лаетъ докладъ, а зат^мъ 
проситъ разр-Ьшетя говорить откровенно. 

— «Въ чемъ дело?» 

— «Я оттого запоздалъ, Ваше Превосходительство, что 
въ пути ко мне прхехали земскхе деятели, привезли штатское 
платье и убеждали спасаться, — будто Вы меня арестовать 
собираетесь. . .» 

— «За что?» 

— ' «Да они толкомъ не объяснили, а много говорили, что 
Вы недовольны 1-й Сибирской арм1ей за то, что она эсъ-эрамъ 
сочувствуетъ». 



189 

— «А разв'Ь правда, что въ Вашей армш есть сочувств1е 
эсъ-эрамъ?» 

— «Такъ точно, иначе быть не можетъ: наша арм1я Сибир- 
ская, а вся Сибирь — эсъ-эры,» бойко, не задумываясь, отра- 
портовалъ этотъ полу-мальчикъ, начальникъ дивиз1и. 

У меня въ вагон'Ь сид-бли мой помощникъ генералъ Ивановъ- 
Риновъ и начальникъ штаба, которые не могли удержаться отъ 
см'Ьха, — до того наивно и ребячески безсмысленно было заяв- 
леше Ивакина. Разсм-Ьялся и самъ авторъ этого политическаго 
афоризма. 

Посл-Ь разъяснен1я полковнику Ивакину всей преступ- 
ности этой игры, того, для какой ц'Ьли пускаютъ сощалисты 
ташя провокащонныя выдумки, что они хотятъ сд'Ьлать и ихъ, 
офицеровъ, своими соучастниками въ работ-Ь по разрушен1ю и 
гибели Россш, — онъ уЬхалъ, давъ слово, что больше ника- 
кихъ штатскихъ въ дивиз1ю не пуститъ и всЬ разговоры о поли- 
тике прекратитъ. 

Этотъ молодцеватый и храбрый русскш офицеръ произвелъ 
впечатл'Ьше полной искренности; казалось, что онъ ясно понялъ 
теперь ту бездну, куда влекли его политиканы-враги Росс1и, — 
понялъ, раскаялся и даже видимо возмутился ихъ низкими 
интригами. 

На другой день Верховный Правитель посл^ оперативнаго 
доклада сказалъ мн-Ь недовольнымъ голосомъ, что черезъ при- 
ближенныхъ людей до него дошли слухи, будто полковникъ 
Ивакинъ собирается въ одну изъ ближайшихъ ночей аресто- 
вать его и меня. Контръ-разв-Ьдка штаба проверила настроенхе 
частей средне-сибирской дивизхи, которое оказалось нормаль- 
нымъ, вдоровымъ отъ какой-либо эсъ-эровщины ; я доложилъ 
это адмиралу, какъ и мой разговоръ съ Ивакинымъ. Видимо 
была пущена въ ходъ обычная для сощалистовъ двойная игра: 
старались обЪ стороны уб'Ьдить въ опасности ареста — для 
каждой, чтобы вызвать его со стороны старшаго начальника 
и им'Ьтъ предлогъ для выступлешя войсковыхъ частей. Не надо 
забывать, что въ то время настроеше всюду было сильно повы- 
шенное, — результатъ всЬхъ пережитыхъ потрясешй и неу- 
дачъ. 

Адмиралъ потребовалъ къ себ-Ь полковника Ивакина, около 
часу говорилъ съ нимъ и лично выяснилъ вздорность всей этой 

ИСТ0р1И. 

Но, какъ показало дальн-Ьйшее, слухи все же им-Ьли осно- 
ваше, — работа и подготовка въ этомъ направлен1и велись. 

Очень жаль, что приходится останавливаться на ничтож- 
ныхъ сравнительно обстоятельствахъ, происходившихъ на фон-Ь 
тогдашняго титаническаго потрясенхя Восточной Россш. Но 
осв-Ьщенхе этихъ фактовъ необходимо, ибо они устанавливаютъ 



190 

связь всего дальн-Ьйшаго съ т^ми основными положешями, 
который были высказаны объ эсъ-эровско-чешскомъ заговор-Ь 
противъ б'Ьлой арм1и. Эти эпизоды и личности, проявлявш1яся 
осенью 1919 года, доказывали правильность д1агноза бол-Ьзни 
тыла, подтверждали выводы и укр-Ьпляли еще больше р-Ьшп- 
мость въ проведеши м-Ьръ по ликвидацш гн-Ьздъ заговорщиковъ. 
Русское нащональное д'Ьло, русская арм1я и будущность на- 
шего народа требовали быстрыхъ и р-Ьшительныхъ м-Ьръ. 
Безконечно грустно, что слишкомъ поздно взялись за ихъ про- 
ведете. 

На фронте усталые, измученные, одетые въ рубищахъ 
полки новыхъ крестоносцевъ, сражавш1еся второй годъ за 
Русь и Крестъ Господень противъ интернацюнала и его пента- 
граммы, красной зв-^зды. Тысячи верстъ боевого похода за- 
калили части и сд'Ьлали ихъ стальными; безконечные сражешя, 
бои и стычки выработали въ офицерахъ и солдатахъ величай- 
шую выносливость, выковали храбрость. 

Арм1я отступала, но она уже накопила опять въ себ^ силы 
для новаго перехода въ наступлеше, для новаго расчитаннаго 
прыжка тигра. Весьма возможно, что на этотъ разъ уже окон- 
чательнаго, поб'Ьднаго. А по всему огромному дикому простран- 
ству Сибири, по в-Ьковой тайг-Ь ея, по дикимъ горнымъ хребтамъ, 
по безпред'Ьльнымъ степямъ и л-Ьсамъ, вплоть до самаго Тихаго 
океана, шелъ въ то же время сполохъ, скрытый еще, но не 
тайный уже; вышедш1я изъ подполья темныя силы, слуги той 
же пентаграммы, готовили сзади предательскш ударъ. 

Этотъ ударъ мы заметили, разгадали вражеская козни, и 
было еще время отразить его, а зат^Ьмъ уничтожить съ корнемъ 
гадину изм-Ьны и предательства. 

Рядъ м-Ьръ, о которыхъ сказано выше, проводился срочно, 
въ энергичной, напряженной работ^Ь. Д'Ьло начинало налажи- 
ваться, а вмЪст^ росла и ув-бренность, что мы переборемъ 
трудности, выполнимъ планъ, спасемъ Русское д'Ьло. Несмотря 
на то, что положеше было крайне критическое, и такъ угро- 
жающе выгляд-Ьли признаки этого сполоха, — выходы имелись. 
А главное было много истинныхъ сыновъ Россш, объединен- 
ныхъ общимъ страстнымъ желашемъ спасти Родину; и на ихъ 
сторон'Ь были и симпат1И, и силы массъ народныхъ. Была 
арм1я, сильная духомъ и не малая числомъ, им-Ьлось оруж1е и 
боевые припасы, да къ тому же въ русскихъ рукахъ были 
остатки накопленнаго в'Ьками государственнаго достоян1я, 
значительный золотой запасъ. 

Впередъ можно было смотр'Ьть бодро. 

— «Выгребемъ ! >> говорили часто мои помощники, когда 
совм-Ьстно вырабатывали и проводили м'Ьры по ликвидацш 
изм^Ьны въ тылу. 



191 



Теперь зимою, въ конц-Ь ноября, настало время, когда на 
фон'Ь Сибирской жизни ярко выступили т-Ь пятна, зашевелились 
тк злыя гн'Ьзда эсъ-эровщины, который подготовлялись весною 
и Л'Ьтомъ и были скрыты почти ото всЬхъ глазъ. Какъ вол- 
шебный т-Ьни, появились они, вдругъ, сразу. Сначала Владпво- 
стокъ, Иркутскъ, затЪмъ Красноярскъ и Томскъ. И то, что 
многимъ представлялось весною далекой злой опасностью, 
почти какъ несуществующ1й кошмаръ, стало выявляться на 
яву, вставать кровавымъ призракомъ новой гражданской войны 
въ тылу. 

Откуда былъ данъ сигналъ къ возстанхямъ, пока покрыто 
неизв-Ьстностью. Но видимо изъ Иркутска, гд-Ь къ этому вре- 
мени сосредоточилось все тыловое: сов'Ьтъ министровъ, всЬ 
иностранный миссш Антанты, политиканы чехо-словацкаго 
нацюнальнаго комитета и ихъ высшее командован1е, а также 
масса д-Ьльцовъ разныхъ политическихъ толковъ, отъ кадетъ и 
л-Ьв-^Ье. 

Первое возстан1е разразилось во Владивосток-Ь. Гайда, 
герой былыхъ поб-Ьдъ и новыхъ интригъ, живш1й въ отд-Ьль- 
номъ вагон'Ь, сформировалъ штабъ, собралъ банды чеховъ и 
русскихъ портовыхъ рабочихъ и 17 ноября поднялъ бунтъ, 
открытое вооруженное выступлете. Самъ Гайда появился въ 
генеральской шинели, безъ погонъ, призывая всЪхъ къ оруж1ю 
за новый лозунгъ: «Довольно гражданской войны. Хотимъ мира!» 

Старое испытанное средство соц1алистовъ, прим-Ьненное 
ими еще въ 1917 году, передъ позорнымъ Брестъ-Литовскимъ 
миромъ. 

Но на другой же день около Гайды появились «товарищи», 
его оттерли на второй планъ, какъ лишь нужную имъ на время 
куклу; были выкинуты лозунги: «Вся власть сов-Ьтамъ. Да 
вдравствуетъ Россшская соцхалистическая, федеративная, сов'Ьт- 
ская республика!» 

На трет1й день бунтъ былъ усмиренъ учебной инструктор- 
ской ротой, прибывшей съ Русскаго Острова; банды разс-Ьяны, 
а Гайда съ его штабомъ арестованъ. Да и не представлялось 
труднымъ подавить это возстан1е, такъ какъ оно не встр'Ьтило 
ни у кого поддержки, кромЪ чешскаго штаба, да Владивосток- 
ской американской миссш ; народный массы Владивостока были 
поголовно противъ бунтовщиковъ. 

Адмиралъ Колчакъ послалъ телеграмму-приказъ : судить 
всЬхъ изм'Ьнниковъ военно-полевымъ судомъ, причемъ, въ 
случа-Ь присужден1я кого-либо изъ нихъ къ каторжнымъ рабо- 
тамъ, Верховный Правитель въ этой же телеграмм-Ь повышалъ 
наказан1е всЬмъ — до разстр^Ьла. 



192 

Къ сожал'Ьн1ю, командовавшш тогда Приморскимъ окру- 
гомъ генералъ Розановъ проявилъ излишнюю, непонятную 
мягкость, приказа не исполнилъ и донесъ, что еще до получешя 
телеграммы онъ долженъ былъ передать Гайду и другихъ съ 
нимъ арестованныхъ — чехамъ, — всл-Ьдствхе требовашя союз- 
ныхъ миссш. 

Одновременно съ Владивостокомъ зашевелился Иркутскъ. 
Тамъ образовалась новая городская дума, въ составъ которой 
вошло на три четверти «избраннаго племени», — все махровые 
парт1Йные работники. На первомъ же засЬданхи, этотъ вновь 
испеченный синедр1онъ, вм'Ьсто того, чтобы заниматься город- 
скими д-Ьлами, потребовалъ см-Ьны министровъ, назначешя 
отв-Ьтственнаго кабинета, и заговорили о томъ же, что и Влади- 
востокъ, — о прекращеши гражданской войны. 

Но посл'Ь подавлешя Владивостокскаго возсташя, Иркут- 
сше д'Ьльцы стихли, снова спрятались въ подполье. Командо- 
вавшему войсками, генералу Артемьеву, былъ посланъ приказъ 
арестовать и предать военно-полевому суду всЬхъ эсъ-эровъ и 
меньшевиковъ, членовъ этой «городской думы». Неизв'Ьстно, 
по какой-то причин'Ь и этотъ приказъ не былъ выполненъ; 
впосл^дств1и генералъ Артемьевъ доносилъ, что преступники 
попрятались, а производить массовые обыски и аресты пом-Ь- 
шали опять-таки «союзный» мисс1И и чехи. 

Сов'Ьтъ министровъ проявилъ не только полную растерян- 
ность и бездеятельность, но во глав-Ь съ соц1алистомъ Воло- 
годскимъ, этимъ «У1еих йгареаи», готовъ былъ чуть ли не под- 
чиниться Иркутской городской дум-Ь. 

Верховный Правитель тогда р-Ьшилъ см-Ьнить Вологод- 
скаго и назначилъ премьеръ-министромъ Пепеляева (Виктора), 
брата генерала, командовавшаго 1-й Сибирской арм1ей. 

Въ связи съ этими событ1Ями и другими признаками созр-Ьв- 
шей въ тылу изм'Ьны — было собрано въ Новониколаевск'Ь, въ 
вагоне адмирала, н-Ьсколько сов-Ьщанш. Искали лучшаго 
плана, наиболее выполнимаго и обезпеченнаго р'Ьшен1я. Вы- 
хода нам-Ьчалось два. 

Первый — выполнеше нам-Ьченной военной операщи въ 
рахон-Ь Томскъ-Новониколаевскъ, предоставленхе чехо-слова- 
камъ убраться изъ Сибири при условхи фактическаго невм-Ьша- 
тельства въ руссшя дЪла и сдачи русскаго казеннаго имущества, 
полное использован1е для этого Забайкалья и силъ атамана 
Семенова при поддержк'Ь японцевъ; нам-Ьченная отправка 
золотого запаса въ Читу подъ надежную охрану; зат-Ьмъ пла- 
ном-Ьрное, систематическое уничтоженхе эсъ-эровской изм'Ьны 
и подготовка въ глубин'Ь Сибири силъ для новой борьбы весной. 

Второй — предоставить всю Сибирь самой себ^, — пусть 
испытаетъ большевизмъ, перебол-Ьетъ имъ; пусть всЬ «союзни- 



193 

ки» съ ихъ войсками, нашими бывшими военнопл'Ьнными, тоже 
попробуютъ прелестей большевизма и уберутся изъ Сибири. 
Верховный Правитель съ армхей уходитъ изъ Новониколаевска 
на югъ, на Барнаулъ-Бхйскъ, въ богатый Алтайскхй край, гд-Ь 
соединяется съ отрядами атамановъ Дутова и Анненкова и, 
базируясь на Китай и Монгол1ю, выжидаетъ сл-Ьдующей весны — 
для продолжен1я борьбы, для ея поб'Ьднаго конца. 

Адмпралъ Колчакъ отвергъ второй планъ совершенно и 
остановился на первомъ; но онъ категорически отказался 
отправить золото въ Читу. Сказалась отрыжка прошлой ссоры, 
проявилось недов-Ьрхе. 

Было принято въ конц-Ь рЪшеше, что адмиралъ, а съ нимъ 
и золотой запасъ, останутся непосредственно при армхи, не 
отд-Ьляясь отъ нея далеко. Къ несчастью, и это р'Ьшеше не 
было выдержано до конца, что и привело, какъ будетъ видно 
ниже, къ самой трагической развязк'Ь. 

Для бол-Ье правильнаго и усп-Ьшнаго проведешя принятаго 
плана, ввиду полной нежизненности бюрократической машины 
такъ называемыхъ, министерствъ, былъ обнародованъ Верхов- 
нымъ Правителемъ указъ, которымъ выше сов-Ьта министровъ 
ставилось Верховное Сов-Ьщанхе, составленное подъ предсЬда- 
тельствомъ Верховнаго Правителя изъ главнокомандующаго, 
его помощниковъ и трехъ министровъ, — премьера, внутрен- 
нихъ д'Ьлъ и финансовъ. Этимъ актомъ министерства должны 
были свестись на простыя исполнительныя канцелярхи, при- 
чемъ предполагалось сильно сократить ихъ штаты. 

Все это время я со своимъ штабомъ былъ занятъ разработкой 
и подготовкой новой операщи, причемъ сосредоточеше и вы- 
полнете ея было нам-Ьчено на середину декабря. 

Чтобы легче парализовать политическхя интриги генерала 
Пепеляева и его ближайшихъ помощниковъ, былъ заготовленъ 
приказъ о превращен1и 1-й Сибирской арм1и въ неотд-бльный 
корпусъ со включешемъ его во 2-ю арм1ю генерала Войцехов- 
скаго. 

Придя къ этимъ р'Ьшен1ямъ и начавъ ихъ осуществлеше, 
Верховный Правитель отдалъ приказаше переместить^ его 
эшелоны и мой штабъ въ Красноярскъ. 

7. 

8 декабря вечеромъ по-Ьздъ моего штаба посл-Ь долгихъ 
задержекъ пришелъ на станщю Тайга, гд'Ь съ утра уже нахо- 
дились вс-Ь пять литерныхъ эшелона Верховнаго Правителя. 
У семафора стоялъ броневой по-Ьздъ 1-й Сибирской армш, къ 
самой станцш была стянута егерская бригада этой же арм1и, 
личный конвой генерала Пепеляева, и одна батарея. Въ ва- 
гон-Ь адмирала находились ц-Ьлый день оба брата Пепеляевы, 

к. в. Сахаровъ. Б-Ьлая Сибирь. 18 



194 

— генералъ пр1'Ьхавш1й изъ Томска, и премьеръ-министръ ■ — 
изъ Иркутска. 

Когда я пришелъ къ Верховному Правителю съ докладомъ 
всЪхъ подготовленныхъ распоряжешй по выполнешю приня- 
таго плана, то нашелъ его крайне подавленнымъ. Пепеляевы 
сид-бли за столомъ по сторонамъ адмирала. Это были два кр'Ьпко 
сшитыхъ, но плохо скроенныхъ, плотныхъ сибиряка ; лица 
у обоихъ выражали смущен1е, глаза опущены внизъ, — сразу 
почувствовалось, что передъ моимъ приходомъ велись как1е- 
то непр1ятные разговоры. Поздоровавшись, я попросилъ ад- 
мирала разр'Ьшеше сд-Ьлать докладъ безъ постороннихъ ; Пе- 
пеляевы насупились еще больше, но сразу же ушли. Верховный 
Правитель внимательно, какъ всегда, выслушалъ докладъ о 
всЬхъ принятыхъ м'Ьрахъ и началъ подписывать заготовленные 
приказы и телеграммы; посл'Ьднимъ былъ приказъ реоргани- 
защи 1-й Сибирской армш въ неотд'Ьльный корпусъ. 

Адмиралъ поморщился и началъ уговаривать меня отло- 
жить эту м-Ьру, такъ какъ она можетъ-де вызвать большое 
неудовольств1е, даже волнешя, а то и открытое выступлеше. 

— «Вотъ,» добавилъ онъ, — «и то мн-Ь Пепеляевы ужъ 
говорили, что Сибирская арм1Я въ сильн'Ьйшей ажитацш и они 
не могутъ гарантировать, что меня и Васъ не арестуютъ.» 

— «Какая же это арм1я и какой же это командующ1й ге- 
нералъ, если онъ могъ дойти до мысли говорить даже такъ и 
допустилъ до такого состоян1я свою арм1Ю. Т-Ьмъ бол'Ье необхо- 
димо сократить его. И лучшш путь превратить въ неотд'Ьльный 
корпусъ и подчинить Войцеховскому.» 

Верховный Правитель не соглашался. Тогда я поставилъ 
вопросъ иначе и спросилъ, находить ли онъ возможнымъ такъ 
ограничивать права главнокомандующаго, не лишаетъ ли онъ 
этимъ меня возможности осуществить тотъ планъ, который 
мною составленъ, а адмираломъ одобренъ. 

— «А я не могу допустить генерала, который, хотя и въ 
скрытой форМ'Ь, но грозитъ арестомъ Верховному Правителю 
и главнокомандующему, который развратилъ вв^ренныя ему 
войска,» докладывалъ я: «иначе я не могу оставаться глав- 
нокомандующимъ. » Все это сильно меня переволновало, что 
очевидно было очень зам'Ьтно, такъ какъ адмиралъ Колчакъ 
сталъ очень мягко уговаривать пойти на компромиссъ; зд-Ьсь 
онъ, между прочимъ, сказалъ, что оба Пепеляева и такъ уже 
выставляли ему требован1е сменить меня, а назначить главно- 
командующимъ опять генерала Дитерихса. 

Я считалъ совершенно ненормальнымъ и вреднымъ подобное 
положен1е и доложилъ окончательно, что компромисса быть не 
можетъ. 



195 

— «Хорошо,» согласился адмиралъ, — «только я пред- 
варительно утвержден1я этого приказа хочу обсудить его съ 
Пепеляевыми. Это мое условие.» 

Черезъ н'Ьсколько минутъ оба брата были позваны адъю- 
тантомъ, и дв-Ь массивный фигуры вошли, тяжело ступая, въ 
салонъ-вагонъ. 

Приказъ о переформироваши 1-й Сибирской армш въ 
неотд'Ьльный корпусъ произвелъ ошеломляющее впечатл-Ьихе. 
Сначала Пепеляевы, видимо, растерялись, но затЬмъ генералъ 
оправился и заговорилъ повышеннымъ, срываюш[имся въ тон- 
к1й крикъ, голосомъ: 

— «Это невозможно, моя арм1я этого не допуститъ. . .»> 

— «Позвольте,» перебилъ я, — «какая же это, съ позво- 
лешя сказать, арм1я, если она способна подумать о неисполне- 
ши приказа. То Вы докладывали, что Ваша арм1я взбунтуется, 
если ее заставятъ драться подъ Омскомъ, теперь — новое д'Ьло.» 

— «Думайте, что говорите, генералъ Пепеляевъ,» обра- 
тился къ нему р-Ьзкимъ тономъ, перебивъ меня, адмиралъ. — 
«Я призвалъ Васъ, чтобы объявить этотъ приказъ и заран-Ье 
устранить все недоговоренное, — главнокомандующ1Й считаетъ, 
что эта перем-Ьна вызывается жизненными требован1ями, необ- 
ходима для усп-Ьха плана и безъ этого не можетъ нести отв-Ьт- 
ственности. Я нахожу, что онъ правъ.» 

Министръ Пепеляевъ сид-^лъ, навалившись своей тучной 
фигурой на столъ, насупившись, тяжело дышалъ, съ легкимъ 
даже соп-Ьньемъ, и нервно перебиралъ короткими пальцами 
пухлыхъ рукъ. Сквозь стекла очковъ просв-Ьчивали его мут- 
ные маленьк1е глаза, безъ яркаго блеска, безъ выражен1я ясной 
мысли; за этой мутью чувствовалось, что глубоко въ мозгу 
сидитъ какая-то задняя мысль, — васЬла такъ, что ее не выши- 
бить нич-Ьмъ, — ни доводами, ни логикой, ни самой силой жиз- 
ни. Посл-Ь н-Ькотораго молчанхя, министръ Пепеляевъ началъ 
говорить, медленно и тягуче, словно тяжело ворочая языкомъ. 
Сущность его запутанной р-Ьчи сводилась къ тому, что онъ 
считаетъ совершенно недопустимымъ ' такое отношеше къ 1-й 
Сибирской арм1и, что и такъ слишкомъ много забралъ власти 
главнокомандующш, что общественность вся недовольна за ея 
гонеше. . . . 

— «Такъ точно,» пробасилъ А. Пепеляевъ, генералъ, — 
«и моя арм1я считаетъ, что главникомандующ1Й идетъ противъ 
общественности и пресл'Ьдуетъ ее. ...» 

— «Что Вы подразум'Ьваете подъ общественностью?» спро- 
си лъ я его. 

— «Ну вотъ, хотя бы земство, кооперетивы, Закупсбытъ, 
Центросоюзъ, да и друпе.» 

13» 



196 

— «То есть Вы хототе сказать — эсъ-эровсшя организацш. 
Да, я считаю ихъ вредными, врагами русскаго д-Ьда.» 

— «Позвольте, это подлежитъ в'Ьд'Ьшю министра внутрен- 
нихъ Д'Ьлъ,» обратился ко мн-Ь, глядя поверхъ очковъ, министръ. 
— «Разр-Ьшите, Ваше Высокопревосходительство, снова вы- 
разить мн^,» заговорилъ онъ, грузно повернувшись на стул-Ь 
къ Верховному Правителю: «то, что уже докладывалъ: вся 
общественность требуетъ ухода съ поста генерала Сахарова и 
зам'Ьны его снова генераломъ Дитерихсомъ, а я, какъ Вашъ 
министръ-предсЬдатель, поддерживаю это. . .' 

— «Что Вы скажете на это?» тихо спросилъ меня адми- 
ралъ. 

Я отв^тилъ, что не могу позволить, чтобы кто-либо, даже 
премьеръ-министръ, вм-Ьшивался въ д'Ьла арм1и, что не допустима 
сама мысль о какихъ-либо давлешяхъ со стороны такъ назы- 
ваемой обш;ественности ; вопросъ же назначешя главнокоман- 
дующаго — д'Ьло исключительно Верховнаго Правителя, его 
выбора и дов-Ьрая. 

— «Тогда, Ваше Высокопревосходительство, освободите 
меня отъ обязанности министра председателя. Я не могу оста- 
ваться при этихъ услов1яхъ,» тяжело, съ разстановкой, но 
р-Ьзко проговорилъ старш1й Пепеляевъ. 

Верховный Правитель вспыхнулъ. Готова была произойти 
одна изъ т-Ьхъ гн-Ьвныхъ сценъ, когда голосъ его грем'Ьлъ, 
усиливаясь до крика, и раздражеше переходило границы; въ 
ташя минуты министры его не знали, куда д-Ьваться, и д'Ьлались 
маленькими, маленькими, какъ провинивш1еся школьники. Но 
черезъ мгновеше адмиралъ переборолъ себя. Лицо потемн-Ьдо, 
потухли глаза, и онъ устало опустился на спинку дивана. 

Прошло н'Ьсколько минутъ тягостнаго молчашя, посл-Ь 
котораго Верховный Правитель отпустилъ насъ всЬхъ. 

— «Идите, господа,» сказалъ онъ утомленнымъ и тихимъ 
голосомъ, — «я подумаю и приму р-Ьшенхе. Ваше Превосходи- 
тельство,» обратился онъ, н-Ькоторой даже лаской смягчивъ 
голосъ, — «этотъ приказъ подождите отдавать, о переформиро- 
ванш 1-й Сибирской армш, а остальные можно выпустить.» 

Черезъ несколько часовъ было получено изв'Ьстхе о во- 
оруженномъ выступлен1и частей Сибирской армш въ Новонико- 
лаевск-Ь. Тамъ собралось губернское земское собраше фабри- 
кацш периода керенщины, состоявшее поэтому тоже изъ эсъ- 
эровъ; вызвали они полковника Ивакина и совместно съ нимъ 
выпустили воззваше о переход-Ь пслноты всей государствен- 
ной власти къ земству и о необходимости кончить гражданскую 
войну. 

Ивакинъ, не объяснивъ д'Ьла полкамъ, вывелъ ихъ на 
улицу и отправился на вокзалъ арестовывать командующего 



197 

2-й арм1ей генерала Войцеховскаго. Оц']Ьпили его по-Ьвдъ и 
готовились произвести самый арестъ, но въ это время къ стан- 
щи подошелъ, узнавши о безпорядкахъ, полкъ 5-й польской 
ДИВИ31И подъ командой ея начальника полковника Румши и 
предъявилъ требован1е прекратить эту авантюру, подъ угрозой 
открыт1я огня. Тогда Ивакинъ положилъ оруж1е, сдался. 
Офицеры и солдаты его полковъ, какъ оказалось, д-Ьйствительно 
не знали, на какое д-Ьло ихъ ведетъ Ивакинъ; большинство изъ 
нихъ думало, что онъ д-Ьйствуетъ по приказу Верховнаго Прави- 
теля. Полковникъ Ивакинъ былъ арестованъ и преданъ военно- 
полевому суду. 

На станщи Тайга шли почти всю ночь переговоры изъ за 
этого инцидента. Генераломъ Пепеляевымъ была выдвинута 
снова угроза бунта его армш, если Ивакинъ не будетъ освобож- 
денъ, причемъ весь этотъ Новониколаевск1Й случай выставлялся 
нмъ, какъ самочинное дЪйствхе войскъ. Черезъ день полковникъ 
Ивакинъ пытался б-Ьжать изъ подъ караула и былъ убитъ часо- 
вымъ. — Ни одна часть 1-й Сибирской армш и не подумала 
выступать. 

Адмиралъ Колчакъ обратился по прямому проводу къ 
генералу Дитерихсу съ предложешемъ снова принять постъ 
главнокомандующаго. Ночью же Верховный Правитель пере- 
далъ мн'Ь, что Дитерихсъ поставилъ кашя-то невозможный 
услов1я, почему онъ не находитъ допустимымъ далн-ЬЁшхе раз- 
говоры съ нимъ. 

Зат-Ьмъ той же ночью эшелоны Верховнаго Правителя 
были переведены на сл-Ьдующую станщю, чтобы не загромож- 
дать, какъ было сказано, путей станщи Тайга. На утро былъ 
назначенъ отходъ и моего поезда. 

9-го декабря (по старому стилю 26 ноября), какъ разъ въ 
праздникъ ордена св. Великомученика Георпя, который 
Императорская Росс1я привыкла такъ чтить и отм-Ьчать въ 
этотъ день славу своей армш, я былъ арестованъ Пепеляевыми 
на станщи Тайга. Д'Ьло произошло такъ. Утромъ я приказалъ 
двигать по^здъ на сл-Ьдующую станщю, чтобъ тамъ выяснить 
окончательно всЬ вопросы, потому что оставлять дальше арм1Ю 
въ такомъ неопредЪленномъ состоян1и было бы преступно. Мн'Ь 
доложили, что разчищаютъ пути, отчего и произошла задержка, 
но что въ 9 часовъ по'Ьздъ отправится. Вм'Ьсто этого около 9 
часовъ утра ко мн'Ь въ вагонъ вошелъ мой адьютантъ поручикъ 
Юхновск1й и доложилъ, что генералъ Пепелявъ проситъ раз- 
р-Ьшенхя придти ко мн-Ь. Я передалъ, что буду ожидать 15 
минутъ. 

А черезъ десять минутъ были приведены егеря 1-й Сибир- 
ской арм1и, и мой по-Ьздъ оказался окруженнымъ густой ц'Ьпью 
Пепеляевскихъ солдатъ съ пулеметами, полкъ стоялъ въ ре- 



198 

зерв^.у станц1и, тамъ же выкатили на позищю батарею. Егеря 
моего конвоя и казаки, которыхъ всЬхъ вм'Ьст'Ь въ по'Ьзд'Ь было 
около полутораста челов'Ькъ, приготовились встр-Ьтить Пепеляев- 
цевъ ручными гранатами и огнемъ, но комендантъ по^Ьзда лично 
предупредилъ новое кровопролитхе, которое было бы очень 
тяжело по своимъ посл'Ьдств1ямъ для арм1и и съиграло бы только 
на руку врагамъ Россш. 

Въ вагонъ, гд'Ь я находился, вошли три ближайшихъ къ 
Пепеляеву офицера, всклокоченныя фигуры, такъ похож1я на 
героевъ февральской револющи, съ вытащенными револьверами, 
и одинъ изъ нихъ, насколько помню, полковникъ Ждановъ, 
заявилъ, что по приказанхю премьеръ-министра Пепеляева я 
арестованъ. 

— «Прежде всего потрудитесь спрятать револьверы, такъ 
какъ ни б-Ьжать, ни вести съ Вами боя я не собираюсь.» 

Пепеляевсше офицеры выполнили приказаше, молча и 
н-Ьсколько удивленно переглядываясь между собою. 

— «А теперь я самъ пойду разговаривать съ премьеръ- 
министромъ въ сопровожден1и моего помощника генерала 
Иванова-Ринова и адъютанта. Вы можете также идти, если 
хотите, сзади.» 

Когда я вышелъ изъ вагона, чтобы объясниться съ мини- 
стромъ, и проходилъ мимо оригинальной воинской охраны, 
арестовывавшей своего главнокомандующаго, то всЬ солдаты 
и офицеры вытягивались и брали подъ козырекъ. Отм'Ьчаю 
этотъ фактъ, какъ доказывающхй, что воинсшя части зд'Ьсь 
были просто игрушкой въ рукахъ политиканствующихъ гене- 
рала и его брата-министра, а посл-Ьдихе выполняли волю скры- 
таго центра. Для меня было ясно уже и тогда, что я арестованъ 
по приказу эсъ-эровъ. 

Оба брата Пепеляевы сид-бли мрачно въ грязномъ салонъ- 
вагон^Ь командующаго 1-й Сибирской арм1ей, на стол'Ь, безъ 
скатерти, валялись окурки, былъ розлитъ чай, разсыпаны обгрыз- 
ки хл'Ьба и ветчины; генералъ сид'Ьлъ, развалясь, безъ пояса, 
въ рубах-Ь съ разстегнутымъ воротомъ, и также съ взлохмачен- 
ной шевелюрой. И грязь и небрежность въ одежд-Ь и позЪ, — 
все было декоращей для большей демократичности. 

Объяснеше носило полукомическ1й характеръ. Министръ 
заявилъ мнЪ, что для блага д'Ьла онъ р-Ьшилъ меня арестовать, 
чтобы отд'Ьлить отъ Верховнаго Правителя, — «за то, что Вы 
им-Ьете на него большое вл1ян1е», — докончилъ онъ; братъ его, 
командующш арм1ей, откровенно признался, что я виноватъ въ 
оскорбленш 1-й Сибирской арм1и, которую считалъ хуже дру- 
гихъ. 

— «А кром'Ь того, Ваше Превосходительство, Вы хороппй 
и храбрый генералъ, это всЬ привнаютъ, но Вы стоите за ста- 



199 

рый режимъ и . . . очень строг1й. Намъ такого не надо,» добавилъ 
этотъ парень-генералъ. 

— «Кому это намъ?» 

— «Да вотъ офпцерамъ. ... А впрочемъ больше толковать 
нечего,» грубо баснлъ онъ дальше, — «арестъ уже сд-Ьланъ.» 

— «Да. Сила на Вашей стороне, но Вы поймите, что Вы 
совершаете преступлеше, арестовывая главнокомандующаго, 
оставляя арм1ю безъ управлешя.» 

— «Вы уже не главнокомандующ1й. Адмиралъ согласился 
просить еще разъ генерала Дитерихса, а временно прь-Ьдетъ и 
вступить въ должность генералъ Каппель.» 

Сначала Пепеляевы хот-Ьли везти меня въ Томскъ, въ свою 
штабъ-квартиру, но потомъ оставили на ст. Тайга, подъ самымъ 
строгимъ наблюден1емъ, которое продолжалось до самаго 
ирх-бзда генерала Каппеля, до вечера сл-Ьдующаго дня. 

Для него все происшедшее явилось полной неожиданностью. 
Каппель началъ сейчасъ же переговоры съ Пепеляевыми, зат'Ьмъ 
по прямому проводу съ Верховнымъ Правителемъ, прилагая 
всЬ усил1я, чтобы разъяснить запутавшееся положенхе. Пер- 
вая просьба генерала Каппеля къ адмиралу Колчаку была — 
оставить все безъ ломки, по прежнему: меня главнокомандую- 
щимъ, а ему вернуться на свой постъ въ 3-ю арм1Ю. Я просилъ 
настойчиво и определенно вернуть меня на чисто строевую 
должность къ моимъ В011скамъ, те1кже въ 3-ю арм1ю. Адмиралъ 
въ это время былъ уже въ Красноярск-Ь, откуда, за разстоя- 
шемъ, всё переговоры сильно затруднялись и заняли н-Ьсколько 
дней. А въ это время — арм1я оставалась безъ управлешя, у 
ваговорщиковъ оказались развязанными руки, и эсъ-эровск1й 
планъ взрыва въ тылу, сорванный было нами во-время, сталъ 
снова проводиться ими въ жизнь. 

Какъ скоро стало изв-Ьстно, Верховный Правитель пошелъ 
на уступки братьямъ Пепеляевымъ и обратился къ генералу 
Дитерихсу съ предложешемъ вступить снова въ главнокоман- 
дован1е Восточнымъ фронтомъ; и получилъ отв-Ьтъ по прямому 
проводу, — что Дитерихсъ согласенъ на одномъ только услов1и, 
чтобы адмиралъ Колчакъ вы-Ьхалъ немедленно изъ пред'Ьловъ 
Сибири за-границу. Это вызвало страшное возмущен1е адмирала, 
да и Пепеляевы, сконфуженные такимъ афронтомъ, более не 
настаивали. 

Но начатая ими по скрытой указк-Ь сощалистовъ-револю- 
Ц10неровъ гнусная интрига стала разворачиваться съ быстро- 
тою и силой, остановить который было уже невозможно. 

Въ Красноярск'Ь стоялъ 1-й Сибирск1й Корпусъ подъ 
командой генерала Зиневича, который все время д'Ьйствовалъ 
по директивамъ и приказамъ своего командующаго, генерала 
А. Пепеляева. Зиневичъ, выждавъ время, когда пять литерныхъ 



200 

псЬздовъ адмирала про-Ьхали на востокъ, за Красноярскъ, 
оторвались отъ д-Ьйствующей армш, произвелъ предательское 
выступлеше. Онъ послалъ, какъ это повелось у соц1алистовъ 
съ первыхъ дней несчаст1я русскаго народа — революцш, — 
«всЬмъ, всЬмъ, всЬмъ ...» телеграмму съ явнымъ вызовомъ ; 
тамъ Зиневичь писалъ, что онъ, самъ сынъ «рабочаго и кресть- 
янина» (тогда это осталось не выясненнымъ, какъ этотъ почтен- 
ный д-Ьятель могъ быть одновременно сыномъ двухъ папашъ), 
«понялъ, что адмиралъ Колчакъ и его правительство идутъ 
путемъ контръ-революцш и черной реакцш». Поэтому Зине- 
вичъ обращается къ «гражданской сов-Ьсти» адмирала Колчака, 
«уб'Ьждаетъ его отказаться отъ власти и передать ее народнымъ 
избранникамъ — членамъ учредительнаго собрашя и самоу- 
правленш городскихъ и земскихъ» (новаго посл'Ьреволюцюн- 
наго выбора, т. е. т-Ьмъ же эсъ-эрамъ). Въ подкр'Ьпленхе своего 
уб^Ьжден^я генералъ Зиневичъ заявилъ, въ той же прокламацш, 
что онъ отныне порываетъ присягу и бол'Ье не подчиняется 
Верховному Правителю. Этой изм-Ьной командира корпуса, 
генерала Зиневича, Верховный Правитель совершенно отры- 
вался отъ арм1и, былъ лишенъ возможности опереться на нее 
II оказывался почти беззащитнымъ среди всЬхъ враждебныхъ 
силъ. Съ другой стороны и д-Ьйствующая арм1я ставилась 
Красноярскимъ мятежемъ въ невозможно тяжелое положешя, 
теряя связь съ базой и всЬми органами снабжещя. 

Что это было, — безконечная ли глупость съ позывомъ къ 
бонапартизму или предательство, продажное действо. Видимо 
и то, и другое понемногу, — у Пепеляева бонапартизмъ, у Зи- 
невича глупость, см-Ьшанная съ предательствомъ. Вскор'Ь об- 
наружилось, что за спиной Зиневича стояла шайка соц1али- 
стовъ-револющонеровъ съ Колосовымъ во глав^. 

8. 

Предательство, подготовленное эсъ-эрами, этпмъ отребьемъ 
челов-Ьческаго рода, созр'Ьло, 1удино дЪло было совершено. 

Въ двадцатыхъ числахъ декабря наша героическая арм1я 
готовилась дать генеральное сражен1е силамъ красныхъ чтобы 
остановить ихъ наступлен1е, прикрыть Центральную и Во- 
сточную Сибирь и получить возможность тамъ за зиму про- 
вести всЬ кардинальный перем'Ьны и подготовку для новой 
борьбы. 

Въ услов1яхъ суровой зимы двигались наши войска д'Ьлая 
перегруппировки, чтобы образовать ударныя группы и совер- 
шить маршъ-маневры съ обходомъ обоихъ фланговъ насЬдав- 
шихъ большевиковъ. 

С'Ьверная группа должна была произвести ударъ, при- 
м-Ьрио, изъ ра10на Томскъ-Маршнскъ, главная масса для нее 



201 

предназначалась 1-я Сибирская арм1я генерала Пепеляева, 
части которой должны были сосредоточиться изъ Красноярска 
и Томска. Но вм'Ьсто этого самъ Пепеляевъ и его ближайш1е 
помощники теперь уже всец'Ьло отдались въ руки сощалистовъ- 
револющонеровъ. Въ Красноярск-Ь, благодаря выступлешю 
генерала Зиневича, началось броженхе. А отсюда разложенхе пе- 
рекинулось въ Томскъ, главную квартиру 1-й Сибирской армш. 

Гн-Ьзда въ тылу, гд-Ь зараза тл-Ьла м-Ьсяцами, скрываясь 
подъ личиной покорности и даже содружества на общей почв'Ь 
ненависти къ большевикамъ, зашевелились во всю; выл'Ьзли 
изъ подполья эсъ-эры и меньшевики, всюду устраивали откры- 
тыя собран1я, объявляли о переход'Ь власти снова «въ руки 
народа». Очевидно подразум-Ьвалось — «избраннаго» народа, 
такъ какъ и теперь среди соц1алистовъ подавляющ1Й процентъ 
были 1удеи, а остальные послушные прислужники ихъ. 

Чехи, эти полки разъ-Ьвшихся вооруженныхъ до зубовъ 
тунеядцевъ, подавляли въ тылу своей численностью, и они от- 
дали своп штыки въ распоряжеше и на поддержку соцхали- 
стовъ; боевая арм1Я находилась далеко, да и была занята сво- 
имъ д'Ьломъ, держала боевой фронтъ и все время вела оборо- 
нительные бои, чтобы дать возможность вытянуть на востокъ 
всЬ эшелоны. Въ тылу же не было силъ, чтобы справиться съ 
чехами, такъ какъ главная часть находившихся тамъ русскихъ 
войскъ, выведенный въ глубок1Й резервъ части арм1И генерала 
Пепеляева, были вовлечены, противъ ихъ желанхя, въ гнусное 
д'Ьло политическаго и военнаго предательства. 

Чтобы поколебать ихъ ряды, кром'Ь выступлен1й въ Новони- 
колаевск-Ь и на станцш Тайга, былъ брошенъ испытанный уже 
въ 1917 году Ленинымъ и Бронштейномъ кличъ: «Довольно вой- 
ны!» Этотъ кличъ, какъ по команд-Ь, раздался изъ соцхалисти- 
ческаго лагеря одновременно во Владивосток'^, Иркутск-Ь, Крас- 
ноярск-Ь и Томск-Ь. Вотъ гд^ былъ истинно поц'Ьлуй 1уды: 
соцхалисты, зажегшхе пожаръ гражданской войны, кричали те- 
перь объ ужасахъ ея, о моряхъ братской крови, о необходимо- 
сти немедленнаго прекращетя; кричали для того, чтобы пре- 
дать б-Ьлую арм1ю, а съ нею и всю Росс1ю на новое, долгое и 
безконечное мучеше, на новое крестное распятхе. 

Тылъ забурлилъ. Наполненный до насыщен1я разнуздан- 
ными и развращенными чехо-словацкими «лепонерами», сбитый 
съ толку преступной пропагандой соцталистовъ, неполучающхй, 
— всл-Ьдствхи разрухи министерскихъ аппаратовъ, правильнаго 
осв-Ьщешн событ1Й, — тылъ считалъ, что все д'Ьло борьбы про- 
тивъ красныхъ потеряно, пропало; это впечатл-Ьше усиливалось 
еще и т'Ьмъ, какъ посп-Ьшно неслись на востокъ въ своихъ от- 
личныхъ по'Ьздахъ «иностранцы-союзники». И англ1йск1й гене- 
ралъ Ноксъ со своимъ большимъ штатомъ офицеровъ, и преда- 



202 

тель Жанэнъ, глава французской мисс1и, главнокомандующ1й 
русскими военнопл'Ьнными, американцы, и разныхъ странъ, 
нащй и нар'Ьчш высок1е комиссары при Росс1йскомъ правитель- 
ств-Ь, жел-Ьзнодорожнын и друтя комиссш, — все рвалось на 
востокъ, къ Тихому океану. 

Ихъ по'Ьзда проскакивали черезъ массу чехо-словацкаго 
воинства, которое ползло туда же, на востокъ, руководимое 
однимъ животнымъ желашемъ: спасти отъ опасности свои раз- 
жир'Ьвш1я отъ сытаго безд'Ьлья т'Ьла и вывезти награбленное 
въ Россш добро! 

Но и всего этого оказалось мало. Это было лишь начало 
выполнешя проводимаго сощалистами плана; руководителямъ 
интернацюнала нужно было покончить съ б'Ьлой арм1ей и ея 
вождемъ, Верховнымъ Правителемъ. 

Когда пять литерныхъ эшелоновъ, одинъ изъ которыхъ 
былъ полонъ золотомъ, подошли къ Нижнеудинску, они 
оказались окруженными чешскими ротами и пулеметами. Не- 
большой конвой адмирала приготовился къ бою. Но Верхов- 
ный Правитель запретилъ предпринимать что-либо до окон- 
чашя переговоровъ. Онъ хотЪлъ лично говорить съ француз- 
скимъ генераломъ Жанэномъ. 

Напрасно добивались этого рыцаря современной Франщи 
къ прямому проводу весь вечеръ и всю ночь ; ему было некогда, 
онъ стремился изъ Иркутска дальше на востокъ. Но, безъ 
сомн^шя, причина этого наглаго отказа была другая: всЬ эти 
радетели русскаго счастья считали теперь свою роль окончен- 
ной, игру доведенной до конца; они, тайно поддерживавппе 
все время сощалистовъ, теперь вошли съ ними въ самое т-Ьсное 
содружество и помогали имъ уже въ открытую, чтобы разы- 
грать посл'Ьдн1й актъ драмы — предательство арм1и и ея вождя. 

Представитель Великобритан1и, генералъ Ноксъ со своими 
помощниками былъ уже въ это время во Владивостоке. Жа- 
нэнъ сп'Ьшилъ за нимъ и, разсыпаясь въ учтивостяхъ, послалъ 
рядъ телеграммъ, что онъ умоляетъ адмирала Колчака, — для 
его же благополуч1Я, — подчиниться неизб'Ьжности и отдаться 
подъ охрану чеховъ; иначе онъ, Жанэнъ, ни за что не отвЪ- 
чаетъ. Какъ посл-Ьдшй аргументъ, въ телеграмм'Ь Жанэна была 
приведена тонкая и лживая мысль-об-Ьщанхе : адмиралъ Кол- 
чакъ будетъ охраняться чехами подъ гарант1ей пяти великихъ 
державъ. Въ знакъ чего на окна вагона, — единственнаго, 
куда былъ переведенъ адмиралъ съ его ближайшей свитой, — 
Жанэнъ приказалъ нав-Ьсить флаги, великобританск1й, япон- 
сшй, американскш, чешсшй (?!) и французскш. 

Конвой Верховнаго Правителя былъ распущенъ. Охрану 
несли теперь чехи. Но, понятно, это была не почетная охрана 
вождя, а унизительный караулъ пл-Ьниика. 



203 

Боевая арм1я находилась теперь еще дальше, корпуса ея 
только были направлены къ занятому мятежниками Красно- 
ярску, никакихъ опред'Ьленныхъ изв-Ьстхй о томъ, въ какомъ 
С0СТ0ЯН1И арм1я, какихъ она силъ, что д-Ьлаетъ — не было; 
кажется, руководители тылового интернащонала, представители 
Антанты и заправилы-соц1алисты, считали, что арм1и уже не 
существуетъ. 

Въ тылу, въ Иркутск'Ь и Владивосток-Ь, эсъ-эры, вновь 
выползппе теперь изъ подполья, какъ крысы изъ норъ, захва- 
тили власть въ свои руки. 

Только въ Забайкаль-Ь была сохранена русская нац10наль- 
ная сила. Но когда атаманъ Семеновъ двинулъ свои части на 
западъ, чтобы занять Иркутскъ и выгнать оттуда захватчиковъ 
власти — эсъ-эровъ (среди которыхъ опять три четверти были 
изъ племени обр'Ьзанныхъ), то въ тылъ русскимъ войскамъ 
выступили чехо-словаки, поддержанные 30-мъ американскимъ 
полкомъ, и разоружили Семеновсше отряды. Всл'Ьдств1и этого, 
части Иркутскаго гарнизона, оставш1еся в-Ьрными до конца, 
не могли одни справиться съ чехами и большевиками; подъ 
командой генерала Сычева они отступили въ Забайкалье, когда 
выяснилось, что оттуда помощь придти не можетъ. 

По'Ьздъ съ вагономъ адмирала Колчака и золотой эшелонъ 
медленно подвигались на востокъ. На станц1и Черемхово, гд'Ь 
больппя каменно-угольныя копи, была сделана первая по- 
пытка овлад-бть об-Ьими этими ц-Ьнностями. Чешскому комен- 
данту удалось уладить инцидентъ, пойдя на компромиссъ и до- 
пустивъ къ участ1Ю въ охран-Ь красную арм1ю изъ рабочихъ. 

Когда подъ-Ьзжали къ Иркутску, тотъ же чешсшй комен- 
дантъ предупредилъ н'Ькоторыхъ офицеровъ изъ свиты адми- 
рала, чтобъ они уходили, такъ какъ д-Ьло безнадежно. По 
словамъ сопровождавшихъ адмирала лицъ, чувствовалось, что 
нависло что-то страшное, молчаливое и темное, какъ гнусное 
преступлеше. Верховный Правитель, увидавъ на путяхъ япон- 
ск1й эшелонъ, послалъ туда съ запиской своего адьютанта стар- 
шаго лейтенанта Трубчанинова, но чехи задержали его и вер- 
нули въ вагонъ. 

Японцы не предпринимали ничего, такъ какъ в-Ьрили, — 
это я слышалъ спустя полгода въ Япоши, — заявлен1ю фран- 
цузскаго генерала Жанэна, что охрана чеховъ надежная, и 
адмиралъ Колчакъ будетъ въ безопасности вывезенъ на востокъ. 

По'Ьздъ съ адмираломъ былъ поставленъ въ Иркутск-Ь на 
задн1й тупикъ, и въ вагонъ къ Верховному Правителю вошелъ 
чехъ-комендантъ : 

— «Приготовьтесь. Сейчасъ Вы, г-нъ Адмиралъ, будете 
переданы м-Ьстнымъ русскимъ властямъ,» отрапортовалъ онъ. 

— «Почему?» 



204 

— «М-Ьстныл руссюя власти ставятъ выдачу Васъ усло- 
В1емъ пропуска всЬхъ чешскихъ эшелоновъ за Иркутскъ. Я 
получилъ приказъ отъ нашего главнокомандующаго генерала 
Сырового.» 

— «Но какъ-же, мн-Ь генералъ Жанэнъ гарантировалъ бе- 
зопасность. А эти флаги?!» показалъ адмиралъ Колчакъ на 
молча и убого висЬвшхе флаги — великобританскш, японсшй, 
американск1й, чешск1й и французсшй. 

Чехъ-комендантъ потупилъ глаза и молча въ отв-Ьтъ раз- 
велъ руками. 

— «Значитъ, союзники меня предали!» вырвалось у адми- 
рала. 

Черезъ минуту въ вагонъ вошли представители сощалисти- 
ческой думы Иркутска, въ сопровождеши конвоя изъ своихъ 
револющонныхъ войскъ. 

Верховный Правитель былъ имъ переданъ чехами; въ со- 
провождеши н-Ьсколькихъ адъютантовъ, адмирала Колчака 
повели п-Ьшкомъ черезъ Ангару въ городскую тюрьму. Съ 
нимъ же вели туда и премьеръ-министра В. Пепеляева, который 
такъ все время ратовалъ за эту общественность и своими ру- 
ками рубилъ дерево, на которомъ сид'Ьлъ. 

Узнавъ объ аресте Верховнаго Правителя, правильн-Ье, — 
о предательств-Ь, японское командован1е, располагавшее въ 
Иркутске всего лишь н-Ьсколькими ротами, обратилось съ про- 
тестомъ и предъявило требоваше объ освобождеши адмирала 
Колчака. Но ихъ голосъ остался одинокимъ, — ни Велико- 
бриташя, ни Соединенные Штаты, ни Итал1я ихъ не поддер- 
жали; силы японцевъ зд-Ьсь были слишкомъ малы, и они. не 
получивъ удовлетворешя, ушли изъ Иркутска. 

Соц1алистическая дума города Иркутска, торжественно 
объявила, что она беретъ на себя всю, полноту государствен- 
ной Россшской власти и назначаетъ чрезвычайную сл-Ьдствен- 
ную комиссию для разсл-Ьдовашн преступлеп1Й Верховнаго 
Правителя адмирала Колчака и его премьеръ-министра В. Пе- 
пеляева, виновныхъ «въ пресл'Ьдованш демократы и въ пото- 
кахъ пролитой крови». 

Въ то же время, опасаясь русской армш, эта кучка ино- 
родцевъ — интернацюналистовъ, начала сп-Ьшно фабриковать 
свою револющонную арм1Ю. Во глав'Ь былъ поставленъ штабсъ- 
капитанъ Калашниковъ, парт1йный эсъ-эръ, бывшхй долго въ 
штаб-Ь Сибирской арм1и Гайды. Товарищъ Калашниковъ пос- 
п-Ьшилъ отдать рядъ громкихъ приказовъ объ отм^н-Ь погонъ, 
титуловашя, о введенш обращен1я «гражданинъ полковникъ, 
гражданинъ капитанъ ...» и началъ собирать силы, чтобы уда- 
рить съ востока по нашей боевой армш. 



205 



9. 



Отъ задуманнаго плана дать большевицкой армш гене- 
ральное сраженхе на лиши Томскъ-Тайга пришлось отказаться, 
такъ какъ 1-я Сибирская арм1Я Пепеляева почти ц'Ьликомъ 
снималась со счета. Части ея находивш1яся въ Томск'Ь, теперь 
съ приближенхемъ красныхъ выступили противъ б'Ьлыхъ въ 
открытую по приказу своихъ новыхъ вождей съ лозунгомъ: 
«Долой междоусобную войну!» Новыми вождями явились т-Ь 
же подпольные комитеты эсъ-эровъ съ присоединившимися къ 
нимъ старшими офицерами сорта А. Пепеляева, генерала Зине- 
вича, полковника Ивакина. Строевое офицерство и солдаты въ 
больплтств-Ь были обмануты и шли за новымъ лозунгомъ, по- 
тому что не вид-Ьли другого выхода. Но т'Ь части 1-й Сибир- 
ской арм1и, который присоединились къ боевому фронту, вошли 
въ него въ рахон-Ь Барнаулъ-Новониколаевскъ, остались до 
конца в-Ьрными долгу. 

Когда фронтъ нашей армш приблизился къ Томску, то 
тамъ произошло вооруженное выступлеше частей 1-й Сибир- 
ской арм1и съ арестомъ и убхйствомъ лучшихъ офицеровъ, съ 
передачей на сторону красныхъ. Самъ командармъ (какъ его 
называли) Пепеляевъ принужденъ былъ одиночнымъ поряд- 
комъ въ троечныхъ саняхъ скрытно пробираться изъ Томска на 
востокъ. 

Въ то же время въ Красноярск'Ь его достойный помощ- 
никъ, командиръ 1-го Сибирскаго корпуса генералъ Зиневичъ 
все атЕ1ковалъ по прямому проводу штабъ главнокомандующаго, 
добиваясь опред'Ьленнаго ответа, какого курса будетъ дер- 
жаться арм1я и согласна ли она подчиниться новой власти, 
присоединиться къ нимъ для прекращешя войны. Подъ конецъ 
Зиневичъ въ компаши со своимъ политическимъ руководителемъ 
эсъ-эромъ Колоссовымъ взяли угрожающ1Й тонъ, заявляя, что, 
если б-Ьлая арм1я не присоединится къ нимъ, то весь Краснояр- 
ск1й гарнизонъ выступитъ противъ нее съ оружхемъ въ рукахъ 
и не пропуститъ на востокъ. 

Прямого отв-Ьта Зиневичу не давали, чтобы выиграть время. 
Въ то же время сп-Ьшно стягивали къ Красноярску части 2-й 
и 3-й арм1й, имЪя ц-блью съ боемъ занять городъ и разсЬять 
бунтовщиковъ. Части наши двигались ускоренными маршами 
черезъ первую густую тайгу Сибири, по непролазнымъ, глу- 
бокимъ сн-Ьгамъ, совершая трудн-Ьйшхе въ военной исторш 
марши, теряя много конскаго состава и оставляя ежедневно 
часть обоза и артиллер1и. Отъ какой-либо обороны и задержки 
большевицкой красной арм1и, наступавшей съ запада по 
пятамъ за нами, пришлось отказаться совершенно. Необходимо 
было сп-Ьшить во-всю къ Красноярску: тамъ силы бунтовщиковъ 



206 

увеличивались съ каждымъ днемъ; были получены св'Ьд'Ьн1я, 
что и Щетинкинъ съ одиннадцатью полками спускается внивъ 
по Енисею изъ Минусинска, на поддержку Зиневичу. 

Въ это время генералъ Зиневичъ началъ уже переговоры 
съ большевицкой красной арм1ей, черезъ голову боевого 
фронта, использовавъ одинъ неиспорченный железнодорожный 
проводъ, Зиневичъ велъ переговоръ съ командиромъ бригады 
35-й сов-Ьтской дивизш Грязновымъ, предлагая посл-Ьдиему 
свою помощь противъ б'Ьлой арм1и. Большевикъ, какъ и всегда, 
оказался ц-бльн^е эсъ-эра; всякое сотрудничество онъ отвергъ 
и потребовалъ сдачи оруж1я при подход-Ь сов-Ьтской армш къ 
Красноярску. Тогда генералъ Зиневичъ сталъ выговаривать 
«почетный» услов1я сдачи. 

Особенно трудно было двигаться 3-й армш, которая им-Ьда 
районъ къ югу отъ жел-Ьзнодорожной магистрали съ крайне 
скудными дорогами, по местности гористой и сплошь заросгаей 
д-Ьвственной тайгой. По той же причине была потеряна связь 
со штабомъ 3-й армш. 

Штабъ главнокомандующаго выжидалъ приближешя кор- 
пусовъ въ своемъ эшелон-Ь, медленно продвигаясь на востокъ, 
простаивая по н-Ьсколько сутокъ на каждой большой станщи. 
Въ Ачьтск-Ь на второй день нашего пребывашя, около полудня, 
какъ разъ, когда къ вокзалу подошелъ по-Ьвдъ одной изъ частей 
1-й Сибирской армш, раздался около штабного эшелона оглу- 
шительный взрывъ. 

Былъ ясный морозный день. Солнце бросало съ н'Ьжно- 
голубого холоднаго неба свой золотой свётъ, какъ гордую 
улыбку — безъ тепла. Морозъ доходилъ до остервен'Ьшя. По 
об'Ь стороны яркаго солнца стояли два радужныхъ столба, под- 
нимаясь высоко въ небо и растворяясь тамъ въ в-Ьчномъ эфирЪ. 

Я вернулся изъ городка Ачинска, куда -Ьздилъ купить ко- 
шеву для предстоящаго похода-присоединешя къ 3-й армш. 
Только вошелъ въ свой вагонъ, не усп-Ьлъ еще снять полушу- 
бокъ, какъ раздался страшный по сил-Ь звука ударъ. Задрожалъ 
и закачался вагонъ, изъ оконъ посыпались разбитый стекла. 

Схвативъ винтовку, которая всегда висЬла надъ моей кой- 
кой, я выб'Ьжалъ изъ вагона. На платформ-Ь у вокзала было 
смятеше. Ничкомъ лежало н-Ьсколько убитыхъ, и ихъ теплыя 
т-Ьла еще содрогались посл^Ьдними конвульс1ями. Бежали 
женщины съ окровавленными лицами и руками; солдаты про- 
несли раненаго, въ которомъ я узналъ моего кучера, только- 
что вернувшагося со мной. Въ середин-Ь штабного эшелона 
гор-Ьли вагоны, бросая вверхъ огромные, жадные языки ярко- 
краснаго пламени. 

Кровь и огонь. . . Вотъ провелъ офицеръ маленькаго 
прелестнаго ребенка съ залитымъ кровью личикомъ и огром- 



207 

ными главами съ застывшимъ въ нихъ выражешемъ ужаса; 
мальчикъ послушно шелъ и только повторялъ: 

— «Мама, ма-ама. . . Хочу къ мамЪ. . .» 

Выйдя изъ вагона, я встр'Ьтился съ генералами Каппелемъ 
и Ивановымъ-Риновымъ; вм'Ьст'Ь направились къ горящимъ 
вагонамъ. Надо было распоряжаться, чтобы спасти вс^хъ, кого 
можно, и не дать распространиться огню. 

Число жертвъ было очень велико. Убитые, покал-Ьченные, 
жестоко израненные ; у одной д-Ьвушки, сестры офицера, выжгло 
взрывомъ оба глаза и изуродовало лицо, н-Ьсколько солдатъ 
также лишились зрЪнхя; многимъ поотрывало руки и поломало 
ноги. 

Кому это было нужно? Ползъ слухъ, что сейчасъ же всл-Ьдъ 
за взрывомъ посл-Ьдуетъ атака красныхъ, что взрывъ, какъ 
подготовка къ ней, произведенъ сощалистами. . . Были высланы 
патрули и дозоры, вызвана изъ города воинская часть. Заки- 
п-Ьла работа по ирхостановк-Ь и очистк-Ь пожарища. 

Кто сд'Ьлалъ, на комъ вина, что-за причина? ВсЬ эти 
вопросы не удалось выяснить точно. Упорно держался слухъ, 
что злод'Ьяше, — погибло и пострадало н'Ьсколько сотъ чело- 
в'Ькъ, — что взрывъ былъ произведенъ эсъ-эровской боевой 
ячейкой. 

Возможно, — не даромъ эти приверженцы новой религш 
ненависти, сощализма, своимъ знаменемъ взяли ярко-красный 
цв'Ьтъ, цвЪтъ страдашя, разрушен1я и смуты. Кровь и огонь. . . 

Черезъ два дня, взявъ всЬхъ раненыхъ, нашъ эшелонъ 
двинулся дальше и вечеромъ 3 января 1920 года подошелъ 
на станщю Минино, посл-Ьдияя остановка передъ Краснояр- 
скомъ. Зд'Ьсь мы узнали, что въ город'Ь произошло «углубле- 
н1е» новой револющи, что фактическими господами сд-Ьлались 
большевики, что печальный герой генералъ Зиневичъ, «сынъ 
рабочаго и крестьянина,» арестованъ и посаженъ въ тюрьму. 
Ч-Ьмъ-то не угодилъ! 

Было р-Ьшено брать Красноярскъ съ боемъ, на сл-Ьдующхй 
день съ утра. Д'Ьйств1Ями долженъ былъ руководить коман- 
дующих 2-й армией генералъ Войцеховсшй. Сначала все шло 
усп-Ьшно. Наши части повели наступлеше на жел^Ьзнодорож- 
ную станщю, ворвались въ нее, но вдругъ неожиданно поя- 
вился броневой по'Ьздъ съ краснымъ флагомъ. Наши передовыя 
роты повернули и начали отходить. Это подбодрило красныхъ, 
которые перешли въ контръ атаку. Наступлеше не удалось и 
было отложено. 

На сл-Ьдующш день подтягивались новыя части 2-й арм1и; 
удалось войти въ связь и съ 3-й армхей, выходъ которой къ 
Красноярску ожидался черезъ сутки. Штабъ главнокомандую- 
щаго р'Ьшилъ выйти изъ по-бзда, перейти изъ вагоновъ на сани. 



208 

Жалко, что это было сд'Ьлано такъ поздно. Во-первыхъ, такой 
переходъ никогда не удается гладко сразу, всегда требуется 
три-четыре дня, чтобы все утряслось, чтобы заполнить всЬ не- 
дочеты, во-вторыхъ, служба связи и штабная ведется изъ по- 
ходной колонны совершенно иначе, къ чему надо также приспо- 
собиться, въ-третьихъ, необходимо время, чтобы втянуть силы 
людей и особенно лошадей. 

Разм-Ьстившись на саняхъ, неум'Ьло, еще не по-походному, 
съ массой лишнихъ вещей, подъ охраной Екатеринбургской 
учебной инструкторской школы полковника Ярцова, — двинулся 
штабъ главнокомандующаго походнымъ порядкомъ. Къ вечеру 
пришли и остановились на ночлегъ въ дер. Минино, сЬверо- 
западн^е города Красноярска. 

Ночью въ эту же деревню прх-Ьхалъ генералъ Войцехов- 
сшй; составился военный сов-Ьтъ. Въ результат-Ь мн-Ьше коман- 
дующаго 2-й арм1и восторжествовало, и генералъ Каппель от- 
далъ приказъ арм1ямъ двигаться дальше на востокъ въ обходъ 
Красноярска; города р-Ьшили не брать, такъ какъ гарнизонъ 
его усилился, подошелъ со своими полками съ юга Щетинкинъ; 
виделась такая угроза: если новая попытка взять Красноярскъ 
не увенчается усп'Ьхомъ, б'Ьлыя войска попадутъ въ положеше 
безвыходное, между насЬдавшими съ запада красными и бан- 
дами Красноярска. Р'Ьшено было обходить городъ съ севера. 

6 января на разсв^т-Ь наша небольшая колонна начала 
вытягиваться на дорогу, которая ведетъ изъ Минина на село 
Есаульское, переправу черезъ Енисей, Д'Ьло въ томъ, что, 
хотя стояла зима, все же необходимо было двигаться только 
на переправы: на сЬверъ отъ Красноярска по обоимъ берегамъ 
р-Ьки тянутся высотя горы, н-Ьсколькими грядами идутъ онЪ, 
представляя серьезныя преграды; часто попадаются между 
ними глубоше овраги; берега Енисея также очень крутые и 
обрывистые, въ большинств-Ь недоступные конниц-Ь и обозамъ. 

Въ морозномъ тумане зимняго утра медленно подвигались 
длинный вереницы саней. Долпя, почти безконечныя оста- 
новки, — въ одну колонну вливались новые подходящхе обозы. 
Теперь вм-Ьст-Ь съ штабомъ шли части 2-го Уфимскаго кор- 
пуса, 4-я и 8-я стр'Ьлковыя дивиз1и и 2-я кавалер1йская. 

Дорога ч-Ьмъ дальше, т-Ьмъ д-Ьлалась все трудн-Ье. Лоша- 
дямъ тяжело было ступать и тащить сани по размолотому, пе- 
рем-Ьшанному съ землей, сухому сн-Ьгу. Частыя, неопред-Ьлен- 
ныя по времени остановки утомляли еще больше. Сознан1е у 
людей какъ-то притуплялось и отъ мороза, и отъ этихъ остано- 
вокъ, отъ полной неопред'Ьленности впереди ... и отъ неуклю- 
жихъ сибирскихъ зимнихъ одеждъ, въ которыхъ челов-Ькъ 
представляетъ собой безпомощный обрубокъ. 



209 

Туманное предразсв-Ьтное утро перешло незаметно въ с-Ь- 
рый ЗИМН1Й день. Около десяти часовъ снова остановка. ^По 
колонне передается приказан1е обозу остановиться на привалъ, 
а школ-Ь Ярцова и 4-й дивиз1и идти впередъ. 

Оказалось, что вс^ дороги къ сЬверу отъ Красноярска 
были заняты сильными отрядами красныхъ. Завязались бои. 
Выбили наши красныхъ изъ одной деревни, въ это время начи- 
нается пулеметный обстр'Ьлъ со сл-Ьдующей гряды горъ. Надви- 
гались въ то же время и отряды противника съ запада. Боль- 
шевицкая артиллер1я, выдвинутая отъ Красноярска, начала 
обстр-Ьливать калш колонны съ юга. Врагъ оказался всюду, 
каждая дорога была преграждена въ н-Ьсколькихъ м'Ьстахъ. 
Шелъ не бой, не правильное сражеше, какъ это бывало на 
фронт'Ь, а какая-то сумбурная сумятица, — противникъ былъ 
всюду, появлялся въ самыхъ неожиданныхъ м'Ьстахъ. 

Арм1я, представлявшая огромные санные обозы, — такъ 
какъ п-Ьхота вся къ этому времени "Ьхала въ саняхъ, — заме- 
талась. Тучи саней неслись съ горъ обратно на западъ, попа- 
дали зд'Ьсь подъ обстр'Ьлъ большевиковъ и поворачивали снова, 
кто на сЬверъ, кто на востокъ, кто па югъ, къ Красноярску. 

Большевики и мятежныя войска изъ Красноярска высы- 
лали къ нашимъ колоннамъ делегатовъ съ предложешемъ 
класть оружхе, такъ какъ <(гражданская война-де кончена». 
Нашлись среди бЪлыхъ легкомысленный части, который пова- 
рили этому, не сообразили, почему же сами красные не кла- 
дутъ оруж1я, ... и сдались. Тогда комиссары стали высылать 
навстр-Ьчу нашимъ новымъ колоннамъ этихъ сдавшихся бЪлыхъ 
солдатъ; толпами выходили они съ крикомъ: 

— «Война кончена, н-Ьтъ больше нашей арм1и! Кладите 
оруж1е!» Мнопе клали. Два Оренбургскихъ казачьихъ полка 
сдали винтовки, пулеметы, шашки и пики; посл-Ь этого вышелъ 
комиссаръ къ безоружнымъ полкамъ съ такими словами: 

— «Ну, а теперь можете убираться за Байкалъ, къ Семе- 
нову, — намъ не нужно такихъ нагаечниковъ. . .» 

Зачесали казаки въ затылкахъ; ихъ манила другая пер- 
спектива — вернуться въ свои станицы, къ своимъ семьямъ, хо- 
зяйству, двинуться изъ Красноярска на западъ. Пришлось же 
снова поворачивать на востокъ. И, опять обманутые сощали- 
стами, шли казаки дальше тысячи верстъ на своихъ маштач- 
кахъ, безоружные. 

Но далеко не всЬ попадались на удочку. Мнопя части 
дрались. Ц-Ьлый день продолжались безсистемныя безпоря- 
дочныя стычки вокругъ Красноярска. Дробь пулеметной и 
ружейной стрельбы трещала во всЬхъ направлен1яхъ. На про- 
странств-Ь десятковъ верстъ творилось н'Ьчто невообразимое, 
небывалое въ военной исторхи. 

к. в. Сахаровъ. Б-блая Сибирь. 14 



210 

Остатки великой русской военной силы, Императорской 
арм1и, оставившей, — для спасешя Франщи и Англ1и, — на 
боевыхъ поляхъ одними убитыми три миллюна людей, — 
остатки этой силы, б-Ьлая арм1я, прод^Ьлали тысячи верстъ 
пути, прошли черезъ долины и горы необъятныхъ пространствъ 
Руси; чтобы спасти ея честь и независимость, они дрались, 
какъ львы; здоровье, кровь и жизнь, всЬ свои силы отдавали 
они, отдавали и большее, — свои семьи. И они в^Ьрили въ 
правоту своего д^ла и въ святость своего долга. В'Ьрили также 
руссше люди въ безкорыстную и честную помощь своихъ союз- 
никовъ; в'Ьдь весь М1ръ всталъ на ихъ сторону, на поддержку 
б'Ьлыхъ. Великобрпташя, Соединенные Штаты и Франщя безъ 
конца суетились, волновались и старались, чтобы усилилась 
и окр-Ьпла б-Ьлая русская арм1я. Япон1я даже посылала свои 
части биться бокъ о боьъ съ нашими; кровь японскаго самурая 
была пролита на поляхъ Сибири вм-Ьст^ съ русской кровью 
и за русское нащональное дЪло. Итал1я и Серб1я также ста- 
рались не отстать. . . 

Но когда бЪлая сила окр'Ьпла, и русск1й нац1ональный 
стягъ началъ все выше и выше подниматься, какъ залогъ ско- 
раго оздоровлешя и возвышешя Великой Единой Россш, тогда 
началась какая то темная, вначал-Ь осторожная игра. Т'к же 
европеисте и американсше дипломаты вели ее; и куда же 
было намъ, сермяжной Руси, сразу понять и стряхнуть съ 
себя гадовъ этого новаго, скрытаго интернащонала, еще бол-Ье 
смертельнаго и ужаснаго, ч'Ьмъ кровавый, Московскхй. Тонко 
велась союзными представителями интрига въ полномъ согла- 
С1И и взаимод'Ьйствш со всЬми нашими домашними сощали- 
стами. Предательство разыгрывалось, какъ по нотамъ, — 
тихо, систематично и упорно. И посл'Ьднимъ актомъ его былъ 
— Красноярскъ. Посл-Ь ареста Верховнаго Правителя, они 
расчитывали тамъ ликвидировать совершенно и б-Ьлую арм1ю. 

Два прежнихъ святыхъ слова, дорогихъ раньше для каж- 
даго челов-Ька, — «товарищъ» и «союзникъ» были за четыре 
года обращены въ самыя низшя, презр'Ьнныя слова. Д-Ьятели 
типа Керенскаго-Бронштейна-Ленина обратили значеше пер- 
ваго слова «товарищъ» — въ синонимъ громилы-уб1йцы, вора 
и растлителя — за пер10дъ 1917 — 1918 годовъ; а за время 
1919 — 1920 годовъ д-Ьятели типа Вудро Вильсона- Клемансо- 
Ллойдъ Джоржа дали слову «союзникъ» значен1е предателя, 
поджигателя и скупщика краденаго. 

Да не забудетъ этого русск1й народъ. . . 

Предпосл-Ьднимъ актомъ этой м1ровой драмы предательства 
национальной Росс1и былъ Красноярск1й бой, разыгравш1йся 
6 января 1920 года, какъ разъ въ русскхй сочельникъ, нака- 
нуне праздника рожден1я Бога-Искупителя. Но вм-Ьсто ра- 



211 

достнаго гимна славословхя раздавались теперь ругательства, 
хула, крики убиваемыхъ и стоны раненыхъ. До поздней ночи. 
Б'Ьлая арм1Я потеряла всЬ свои обозы, артиллерхю и бол-Ье 
шестидесяти тысячъ убитыми, раненными и пл-Ьнными. Каза- 
лось, что ц'Ьль объединеннаго интернащонала достигнута, рус- 
ская нацюнальная арм1я перестала существовать. Такъ каза- 
лось къ вечеру этого дня и т'Ьмъ немногимъ изъ насъ, которые 
пробились изъ окружен1я, когда разрозненный небольш1я ко- 
лонны стягивались къ замерзшему дикому Енисею и станови- 
лись на ночлегъ. 

Но силенъ духъ Русскаго народа. И не судилъ Богъ погиб- 
нуть его Держав'Ь. Теплится огонь жизни, сохраняется, чтобы 
въ назначенный день вспыхнуть и загор'Ьться снова огромнымъ 
величественнымъ пламенемъ. Б1^лая арм1я не погибла. Она 
вышла изъ этого самаго величайшаго испытан1я и пронесла къ 
берегамъ Тихаго Океана Руссшй Стягъ и Русскую Государ- 
ственность. 

Прежде ч-Ьмъ говорить объ этомъ, надо разъяснить не- 
вольное недоум'Ьнхе: что же м'Ьшало русскимъ вождямъ выг- 
нать непрошенныхъ гостей-предателей изъ Сибири? Какъ не 
зам-Ьчали они двойной игры ихъ? Не разбирались въ этой 
обстановк-Ь, когда всЬ прхЬхавшхе помощники, союзничесшя 
МИСС1И, начали сотрудничать съ новыми худами Росс1и — со- 
щалистами — и плести интригу заговора? Не видали жаднаго 
блеска въ чужеземныхъ очахъ и оскала широко открытой ихъ 
пасти на русское природное, Богомъ данное, богатство? 

Разбирались, зам-^чали, вид-бли и понимали. Но не могли 
освободиться. Слишкомъ тонко провели «союзники» въ Сибири 
свою игру, на-в-Ьрняка. Они расчитали — съ одной стороны — на 
русскую обычную мягкот-Ьлость, благородство и добродушхе; 
съ другой же — они стали съ первыхъ шаговъ систематически 
укр-Ьплять и усиливать свою позицию, обезпечивать кр'Ьпко и 
сильно свои дальн-Ьйшхе шаги. Одной изъ м-Ьръ — была интер- 
венщя, ввозъ своихъ войскъ; но ихъ было не много, да и не 
всЬ пошли бы на это темное д'Ьло. Тогда приб'Ьгли къ другому; 
и нужную силу нашли въ бывшихъ русскихъ военнопл'Ьнныхъ, 
взятыхъ Императорской арм1ей въ многочисленныхъ бояхъ, 
когда во славу и спасен1е Франщи и Великобритан1и потоками 
лилась русская кровь и безъ счета ломались русск1я кости. 

Ядромъ этой силы, враждебной нацшнальной Россш, — 
былъ чехо-словацк1й корпусъ. 



14" 



г л А в А V. 

Чехо-словацюй корпусъ. 



1. 

Настоящая глава не можетъ им'Ьть своей задачей дать 
полный очеркъ чехо-словацкой эпопеи въ Сибири; это заняло 
бы очень много м'Ьста и времени, слишкомъ отклонило бы насъ 
въ сторону отъ главной темы. Несомн'Ьнно въ недалекомъ 
будущемъ появится не одно исчерпывающее изсл-Ьдоваше «чехо- 
словацкихъ подвиговъ» въ Россш. Наша ц'Ьль — осв'Ьтить лишь 
общ1я причины, давш1я интернац10налу поб-Ьду надъ б-Ьлымъ 
нац10нальнымъ движешемъ, дать отв-Ьтъ на то, какими силами 
располагалъ международный соц1алистичесшй комплотъ; мы 
не можемъ пройти поэтому не коснувшись многихъ сторонъ 
д-Ьятельности чехо-словацкаго корпуса, который игралъ боль- 
шую и печальную роль въ направленхи и исход-Ь борьбы б-Ьлыхъ 
за нац1ональное возрожден1е Росс1и. 

Война, которую съ 1914 года велъ велишй Руссшй народъ 
во глав-Ь съ Царемъ-Мученикомъ Николаемъ II, им^ла, — въ 
числ'Ь многихъ другихъ благотворительныхъ ц-блей, — и 
задачу — освободить отъ австр1йскаго владычества Богем1ю, воз- 
становить самостоятельность древней державы св. Вячеслава. 

Чешск1е патрхоты возлагали всЪ свои надежды на Росс1й- 
скую Импер1ю; въ течете 1914, 1915 и 1916 г. г. центръ всей ихъ 
работы былъ въ Петроград-Ь. Въ 1916 году создана на руссшя 
средства и русскими властями первая чехо-словацкая дивиз1Я, 
состоявшая изъ добровольцевъ-чеховъ, живпгахъ въ Россш, 
или б'Ьжавшихъ туда для активнаго участхя въ борьб-Ь. Въ 
1917 году начали формировать вторую дивизтю, на этотъ разъ 
уже изъ военно-пл-Ьнныхъ чеховъ и словаковъ, захваченныхъ 
русской арм1ей въ бояхъ, приэтомъ брали въ полки изъ концен- 
трац1онныхъ лагерей только лучшихъ, испытанныхъ людей. 



213 

Когда ивъ тучъ, вызванныхъ затянувшейся войной, гря- 
нулъ громъ, когда величайшее несчастье стряслось надъ на- 
шимъ отечествомъ; когда бунтъ распущенныхъ солдатъ Петро- 
градскаго гарнизона, съ помощью союзныхъ и доморощенныхъ 
«общественныхъ» д-Ьятелей, обратился въ дикую уродливую 
револющю; когда тк же д-Ьятели, въ перегонки, начали раз- 
вращать боевые полки русской армш и топтать въ грязь старыя 
славныя знамена, - зашатался руссшй боевой фронтъ ; опьянен- 
ные полной разнузданностью солдаты жадно впитывали въ свою 
массу «демократизац1ю», начатую Гучковымъ, Поливановымъ, 
и Нахамкесомъ, охотно поддавались и следовали новымъ лозун- 
гамъ, бросаемымъ демагогами всЬхъ отт-Ьнковъ, отъ толстаго 
Родзянки до Ленина. Люди точно посходили съ ума. Началась 
травля офицерства. Отказъ отъ наступленхя. Пошли браташя 
съ врагомъ. Зат-Ьмъ дезертирство, распродажа н-Ьмцамъ ору- 
Д1й, пулеметовъ. И гнусное массовое изб1ете лучшихъ гене- 
раловъ и офицеровъ. 

Только самыя кр-Ьпшя части, гдЪ им^Ьлось больше старыхъ 
настоящихъ офицеровъ и солдатъ, сохраняли еще видъ воин- 
ской силы. И среди нихъ была первая чехо-словацкая дивизхя. 
За этотъ пер10дъ она проявила много доблести и оказала не 
мало подвиговъ; эта дивизхя пыталась сдержать натискъ гер- 
манской п-Ьхоты на Стоход'Ь, она старалась сдержать около 
себя и худшее, а именно — разложен1е русской армш, сохраняя 
въ себ-Ь и дисциплину, и боеспособность, и даже вн'ЬшнШ 
вопнстй видъ; въ грустные дни Тарнопольскихъ боевъ въ 
1ЮЛ'Ь 1917 года 1-я чешская дивиз1я совм'Ьстно съ немногими 
кр-Ьикими русскими частями прилагала вс^Ь силы, чтобы оста- 
новить б-Ьгство «револющонныхъ войскъ 18 1юня» и преградить 
вражеское вторжеше вглубь страны. 

Но Каиново д^ло — русская револющя шла гигантскими 
шагами и докатилась до своего логическаго конца, до «похаб- 
наго» Брестъ-Литовскаго мира. Тогда, чехо-словацшя части, 
сведенныя къ этому времени въ отд'Ьльный корпусъ, р-Ьшили, 
что имъ въ Россш больше д'Ьлать нечего, надо выбираться на 
Западньш фронтъ, во Франщю. Да и не безопасно имъ было 
дальше пребываше въ свободной сов-Ьтской республик'Ь, такъ 
какъ въ случа-Ь выдачи ихъ австро-германцамъ (а тогда боль- 
шевики исполняли еще всЬ приказы главной германской квар- 
тиры), что ожидало бы чеховъ, какъ изм-Ьнниковъ присяги 
и в-Ьриости своему отечеству? Чехо-словацюй корпусъ въ пол- 
номъ состав-Ь, съ оруж1емъ въ рукахъ, погрузился въ эшелоны, 
чтобы выбраться изъ Росс1и. Не было надежды пробиться въ 
Архангельскъ, р-Ьшили "Ьхать на Владивостокъ, черезъ Сибирь. 

Большевики какъ будто были согласны выпустить чехо- 
словаковъ, но требовали сдачи оруж1я; Бронштейнъ (Троцшй) 



214 

отдалъ приказъ объ этомъ и предписалъ принять р'Ьшитель- 
ныя м-Ьры. Мног1е подчинились приказу и сдали пушки, 
пулеметы и винтовки. Но часть чеховъ, лучипе, понимали, 
что безоружные они будутъ игрушкой въ рукахъ коммунистовъ, 
и р-Ьшили пробиваться силой. 

Произошелъ почти одновременно рядъ выступлешй, отъ 
Пензы до Байкала, такъ какъ чешскхе эшелоны усп'Ьли уже 
растянуться чуть не по всей длин-Ь Великаго Сибирскаго 
пути. 

Всюду чехамъ оказали помощь тайныя организацш рус- 
скихъ офицеровъ и казаки. Общими ихъ усил1ями была очи- 
щена отъ красныхъ бандъ вся огромная восточная часть Рос- 
сш. Какъ разъ около этого времени прозвучали, какъ мировой 
набатъ, призывы союзныхъ народовъ — Великобриташи, Аме- 
рики, Япоши, Италш и Францш — всЬмъ сплотиться вокругъ 
русскаго нац10нальнаго знамени и образовать снова восточный 
фронтъ для борьбы противъ Герман1И и большевиковъ. Отпала, 
поэтому, необходимость чешскимъ дивизхямъ выбираться изъ 
Россш на французсшй фронтъ. Надо было усиливать и раз- 
вивать дЪйствхя зд'Ьсь; всЬ взоры были устремлены на Сибирь 
и Уралъ; на Волг-Ь образованъ былъ фронтъ. Загоралась борьба. 

Это былъ пер1одъ героевъ. Руссше и чехи дрались вм-Ьст^Ь, 
какъ братья, не считаясь жертвами и подвигами, видя передъ 
собой обш[ую священную ц-бль освобождеше Россш отъ больше- 
виковъ, этихъ «апостоловъ соц1ализма и насадителей на земл-Ь 
новаго рая». 

Справедливость требуетъ сказать, что безъ помощи офицер- 
скихъ организац1й возсташе чехо-словаковъ не им'Ьло бы усп'Ь- 
ха, — на каждой станцш, по уход'Ь чеховъ, снова появлялись 
бы большевицшя банды, борьба приняла бы затяжной харак- 
теръ въ чужой для чеховъ стран-Ь, на железной дорог'Ь длиной 
въ пять тысячъ верстъ со всЬми преимуществами на стороне 
красныхъ; чехи были бы разбиты по частямъ и уничтожены. 
Доблестное многострадальное русское офицерство встало съ 
оружхемъ въ рукахъ на всемъ пространств'Ь отъ Волги до Тихаго 
Океана и оказало братскимъ славянскимъ полкамъ могучую 
поддержку. Да и самыя боевыя д-Ьйствхя чехо-словацкихъ 
полковъ, им'Ьвш1я такое славное начало, направлялись также 
русскими офицерами (какъ полковникъ Ушаковъ, павш1Й въ 
бою у Байкала, Войцеховсшй, Степановъ и много другихъ). 
Ц-блый рядъ городовъ, — Омскъ, Иркутскъ, Челябинскъ, Орскъ, 
Оренбургъ и Троицкъ, — былъ очищенъ отъ большевиковъ 
безъ всякаго участхя чеховъ, одними б'Ьлогвардейскими органи- 
защями и казаками. Въ освббождеши Сибири отъ бандъ кроваво- 
красной армш л^томъ 1918 года первая и большая заслуга 
была за русскими б'Ьлогвардейскими организащями. Но эти 



215 

настоящ1е герои, руссшй офицеръ и доброволецъ, ц-Ьнили 
помощь братьевъ-чеховъ, рады были ей безконечно и усту- 
пали въ благодарность имъ первое м-Ьсто. Населен1е же встр-Ь- 
чало чехо-словаковъ повсюду, какъ избавителей, засыпало 
цв'Ьтами и подарками. 

Временное Сибирское Правительство, образовавшееся 30 
1ЮНЯ посл-Ь свержен1я большевиковъ, издало въ первый же 
день своей власти благодарственную грамоту, гдЪ отмЪчало 
крупный заслуги чеховъ и словаковъ въ исторш освобождешя 
и спасен1Я Сибири, и даже передъ всЬмъ славянствомъ. 

Посл^Ь быстрыхъ усп'Ьховъ перваго выступленхя, чехи 
были повернуты, по приказу изъ Парижа, на западъ, къ Волг-Ь, 
— союзникамъ необходимо было образовать восточный фронтъ 
противъ н-Ьмцевъ, — тогда судьба м1ровой войны еще далеко 
не была ясна. 

Такъ развивались событ1я. Безъ особыхъ трудовъ и по- 
терь были взяты города Уфа, Самара и Симбирскъ. 7-го августа 
1918 года заняли Казань, посл-Ь чего и былъ созданъ Волжсюй 
фронтъ, командован1е которымъ было вручено чешскому пору- 
чику Чечеку, произведенному въ генералы. Операщи на этомъ 
фронт'Ь велись, главнымъ образомъ, также русскими добро- 
вольцами-б'Ьлогвардейцами, отряды которыхъ шли безропотно 
въ подчинеше чешскимъ безграмотнымъ офицерамъ и генера- 
ламъ; изъ посл'Ьднихъ только одинъ Чечекъ былъ лейтенан- 
томъ военнаго времени австр1йской службы, Янъ Сыровой 
служилъ раньше комивояжеромъ, Гайда — фельдшеромъ. . . . 

Порывъ въ то время, л-Ьтомъ 1918 года, былъ грандюзенъ. 
Наша, тогда еще не выбитая и не забитая, интеллигенцхя посы- 
лала тысячами свою учащуюся молодежь въ ряды б'Ьлой гвар- 
дш; офицерство поголовно бралось за винтовки, даже старые 
генералы становились простыми номерами къ орудхямъ. Вы- 
двинулся блестящш военный талантъ молодого полковника 
генеральнаго штаба В. О. Каппеля, который дЪлалъ чисто суво- 
ровсше чудо-маневры, посп'Ьвалъ везд-Ь и билъ красныхъ, какъ 
хот-Ьлъ. Чешск1е полки, увлеченные этимъ порывомъ и усп-Ь- 
хомъ, шли вм'Ьст'Ь съ нашими; ихъ охватила та же могучаа 
волна и увлекли легшя поб'Ьды. И опять таки вся слава и бля- 
годарность радостными волжанами, освобожденными отъ гнета 
большевиковъ, отдавалась чехо-словакамъ. Ихъ только-только 
не носили на рукахъ. И дарили имъ все, дарили широко, по 
русски, отъ сердца. Забитые и полуголые б-Ьдняки чехи стали 
богат'Ьть отъ русской щедрости, аппетиты у нихъ разожглись, 
и очень скоро у чеховъ вошло въ обычай — тотчасъ по занят1и 
города, — нашими ли б-Ьлогвардейцами или ими, — приступать 
уже просто къ реквизищи русскихъ казенныхъ складовъ, 
налагая руку иногда и на частное имущество. И на это вначал-Ь 



216 

махали рукой наши: «Все бери, наплевать, — только помоги 
съ большевиками покончить», 

Бронштейнъ и Ленинъ, напуганные успешными д-Ьйствхя- 
ми б-Ьлыхъ на Волг-Ь, начали собирать всЬ возможный силы и 
направлять ихъ на Казань; сюда шли лучппя и нешбол-Ье на- 
дежный красноармейсшя части во глав-Ь съ латышскими пол- 
ками. Вначал-Ь чехи, подъ командой отличнаго офицера, полков- 
ника Швеца, сдерживали зд^сь натискъ красныхъ и отбивали 
ихъ атаки. Но съ каждымъ днемъ боеспособность чеховъ пони- 
жалась, — они привыкли за первый перходъ къ легкимъ поб^Ь- 
дамъ, къ веселой служб'Ь быстрыхъ налетовъ, трхумфальныхъ 
занят1й пустыхъ городовъ; теперь приходилось им^ть д-Ьло съ 
многочисленнымъ и упорнымъ противникомъ, нужно было 
вести серьезные и трудные оборонительные бои съ безсонными 
ночами, съ тяжелыми потерями. 

Въ то же время падали, выбывали изъ строя лучш1я силы, 
т-Ь чехи-герои, имена и память которыхъ для Росс1И будутъ 
всегда священны. А на ихъ мЪсто шли худш1е элементы: бра- 
лись пополнешя изъ числа военнопл'Ьнныхъ, изъ концентращон- 
ныхъ лагерей Сибири. Этими людьми начали заполнять неболь- 
ш1е кадры уже безъ всякой м-Ьры, довели составъ чехо-словац- 
каго корпуса свыше пятидесяти тысячъ челов'Ькъ. Большин- 
ство изъ этихъ новыхъ людей м'Ьняло убогую жизнь военно- 
пл-Ьинаго концентращоннаго лагеря на почетное зван1е стр'Ьлка 
для того, чтобы получить новую нарядную одежду и сытую 
привольную жизнь; драться же, а т'Ьмъ бол'Ье подвергать 
риску въ бояхъ свою жизнь они не желали. Только жел-Ьзная 
дисциплина и хороппе начальники могли бы сделать эту массу 
боеспособной, сум'Ьли бы добиться хоропшхъ результатовъ. 

А на м'Ьсто этого пришло вотъ что. Чехо-войскомъ руко- 
водилъ теперь чешск1й нащональный комитетъ, члены котораго 
состояли къ концу л-Ьта 1918 года почти сплошь изъ сощали- 
стовъ, врод-Ь Богдана Павлу, Гирса, Патейдль, Краль, Модекъ, 
Клофачъ, Благошъ (предавш1й въ декабр-Ь 1919 года адмирала 
Колчака) и др. ВсЬ они были нашими военнопл-Ьнными и 
отсиживались въ лагеряхъ, ожидая конца мхровой войны. 
Теперь, когда Америка, Франщя и Англ1я взяли чеховъ подъ 
покровительство, эти милостивые государи выползли на св-Ьтъ 
и, чтобы попасть къ власти, пользоваться большимъ вл1ян1емъ 
на солдатскую массу, пустили въ ходъ самую беззастенчивую 
демагог1ю. 

Повторилась печальная истор1я л'Ьта 1917 года, развала 
русской арм1и Керенскимъ и его партхйными соратниками. Со 
вс^Ьхъ угловъ Россш пол-Ьэли русскхе сощалисты, главнымъ 
образомъ, эсъ-эры, и устремились на Волгу къ своимъ «товарр!- 
щамъ-чехамъ » ; приплылъ въ Самару на пароходе «Д-Ьдъ» 



217 

одинъ изъ главныхъ разрушителей и предателей Россш В. 
Черновъ, ц^Ьлый рядъ «отв'Ьтственныхъ» партИхныхъ работ- 
никовъ и много рядовой мелкоты. ВсЬ они были приняты чеш- 
скимъ нац1ональнымъ сов-Ьтомь, какъ свои люди, съ распро- 
стертыми объят1ямп. ЗакипЪла общая работа, зачадила полити- 
ческая кухня. Совм-Ьстными усил1ями и ловкими вольтами 
было образовано Самарское правительство — комитетъ членовъ 
учредиловки (по сокращенному Комучъ). 

Опираясь на чешск1е штыки, центральный комитетъ пар- 
тш сощалистовъ-револющонеровъ захватилъ власть въ Волж- 
скомъ район'Ь, чтобы продолжать свой преступный и кро- 
вавый опытъ насажден1я въ Россш сощализма. 

Понятно, чешск1е д-бльцы, политиканы-сощалисты изъ 
нац1ональнаго комитета, получили за это свою плату; уже съ 
самой Самары они повели сначала осторожный комерчесшя 
д-Ьла, затЪмъ открытую и беззаст^Ьнчивую спекуляц1ю и на- 
конецъ чистый грабежъ. 

Этотъ прим-Ьръ вдохновителей и политическихъ вожаковъ 
чешскаго воршства под-Ьйствовалъ заразительно на ихъ массы. 
Ихъ руководящими стимулами скоро стали: обогащеше и борьба 
«противъ русской реакц1И)>. На этой почв^ шелъ быстро раз- 
валъ чешскпхъ полковъ. Политиканы чешско-русскаго соща- 
листическаго блока посп'Ьшили удалить съ чешской службы, съ 
отв'Ьтственныхъ постовъ всЬхъ русскихъ офицеровъ, зам'Ьняя 
ихъ своими людьми. 

Удержаше Казани, для насъ, русскихъ, было крайне 
важно; поэтому сюда были направлены изъ подъ Симбирска 
отряды полковника Каппеля, его чудо-богатыри, Волжсше 
добровольцы. Каппель обрушился на большевиковъ съ фланга 
и готовъ былъ нанести имъ сокрупгательный ударъ, но въ са- 
мую р-Ьшительную минуту чехи не поддержали его, отказались 
выполнить боевой приказъ, очистили свой участокъ. Всл-Ьд- 
ств1е этого наши части понесли больш1я потери и, продержав- 
шись н-Ьсколько дней на оборонительныхъ позищяхъ, должны 
были отступить. 9-го сентября Казань пала и подверглась еще 
большимъ ужасамъ краснаго террора. 

Черезъ два дня большевики заняли Симбирскъ, зат'Ьмъ 
Сызрань и Самару. Чехи перестали сражаться. Они уходили 
при первомъ натиск-Ь красныхъ, увозя на подводахъ и въ по-Ьз- 
дахъ все, что могли забрать изъ богатыхъ войсковыхъ складовъ 
— русское казенное добро. Надо им'Ьть ввиду, что на Волг'Ь 
оставались тогда еще колоссальный заготовки времени 1916 и 
1917 годовъ для нуждъ Мхровой войны. 

За чехами тянулись толпы б'Ьженцевъ съ Волги, стариковъ, 
женщинъ, д-Ьтей; то населен1е, которое н-Ьсколько нед'Ьль тому 
назадъ забрасывало чехо-словацкхе полки цв-Ьтами и востор- 



218 

женно прив-Ьтстовало ихъ, какъ братьевъ-освободителей, шло 
теперь п-Ьшкомь, р^дк1е "Ьхали на подводахъ, потревоженные 
съ насиженныхъ м'Ьстъ, на востокъ, въ неизв'Ьстное будущее; 
оставаться имъ по домамъ было нельзя, ибо не только за по- 
мощь чехамъ, но даже за простое сочувствхе имъ большевики 
истребляли ц'Ьлыя семьи. 

Можно себ-Ь представить, кашя чувства были у этой обез- 
доленной и преданной толпы. 

Царилъ неописуемый ужасъ, и невольно среди многихъ 
тысячъ б'Ьженцевъ и населешя, брошеннаго на произволъ 
чрезвычаекъ, возникалъ вопросъ: Зач-Ьмъ было все это? Лучше 
и не было бы чеховъ совсЬмъ, чтобы они и не выступали. . . 

Д-Ьйствительно это было бы лучше, такъ какъ ихъ высту- 
плеше было преждевременно, оно сорвало тайную работу б^ло- 
гвардейскихъ организащй, творящуюся подпольно тогда на 
всемъ пространств-Ь Росс1и, сорвало въ тотъ моментъ, когда 
д-Ьло не было еще налажено и объединено. 

На заборахъ и ст'Ьнахъ всЬхъ городовъ и жел-Ьзнодорож- 
ныхъ станцш еще пестр'Ьли разноцв'Ьтныя обращешя и прокла- 
мац1и чеховъ къ русскому населешю — съ призывомъ общей 
борьбы противъ большевиковъ, съ громкими об-Ьщатями драть- 
ся до поб-Ьдиаго конца. 

А вм'Ьсто этого — сдача всЬхъ позищй, отказъ отъ выполнения 
боевыхъ приказовъ, предательство по отношен1ю къ русскимъ 
добровольцамъ. 

Не всЬ чехи и словаки были виновны въ этомъ, Въ рядахъ 
ихъ полковъ не мало состояло еще настоящихъ солдатъ, истин- 
ныхъ гороевъ. Эти искренно возмущались недостойнымъ пове- 
дешемъ своей массы, негодовали, но безсильны были что- 
либо изм'Ьнить. Да и не понимали они ясно, гд^ причина этого, 
кто истинные виновники позора и неудачъ. 

Озлобленная всЬми этими неудачами чешская солдатская 
масса готова была проклинать вс^хъ и вся, не видя, что главные 
преступники свалившагося несчастья и напрасныхъ жертвъ 
сид'Ьли въ чешскомъ нац10нальномъ комитет'Ь и въ Комуч-Ь — 
въ лиц-Ь узкихъ, парт1йныхъ д'Ьльцовъ — сощалистовъ. 

На ихъ отв-Ьтственности и на ихъ сов-Ьсти лежала вся 
кровь, пролитая за эти м-Ьсяцы, и моря слезъ. 

2. 

Совершенно ошибочное мн'Ьнхе, что чехо-словацк1Й кор- 
пусъ выступилъ въ борьбу съ большевиками идейно, для осво- 
бождешя Росс1и, для возрожден1я великой славянской страны, 
потрясенной до основан1я безсмысленной, ужасной револющей. 
Первыя ихъ д-Ьйствхя, какъ уже было сказано, диктовались 
интересами личнаго спасенхя отъ возмезд1я за ихъ изм-Ьну 



219 

тогдашнему отечеству, Австро-Венгерской Имперш. Нельзя 
требовать отъ людей и ожидать больше того, что они могутъ 
дать, но недопустимо, съ другой стороны, считать героями т'Ьхъ, 
которые представляли массу, состоявшую изъ средняго и худ- 
шаго элемента. Это было сборище вооруженныхъ людей, быв- 
шихъ нашихъ военнопл-Ьнныхъ, правда сдавшихся частью 
добровольно, — но опять таки не изъ за идейныхъ причинъ, 
какъ то привыкли считать, а изъ за того же мелкаго и низкаго 
желашя спасти свою драгоц-Ьиную жизнь, которое доминиро- 
вало у нихъ и въ описываемый перходъ. 

Помню, какое чувство омерз-Ьшя вызывали подобные 
случаи на фронт-Ь великой войны. Среди многихъ эпизодовъ 
галицшскаго наступлен1я 1916 года былъ въ нашей дивиз1и 
(3-й Финляндской стр-Ьлковой) 27 1юля упорный бой за дер, 
Лязарувку, у Золотой Липы. Посл'Ь горячихъ атакъ съ жесто- 
кимъ напряжешемъ съ об-Ьихъ сторонъ мы заняли эту деревню, 
захватили свыше двухъ тысячъ пл-Ьнныхъ; германскш егерск1й 
батальонъ съ австро-венгерскими частями были выдвинуты 
изъ резерва противника и перешли въ контръ-атаку. Мы удачно 
справились тогда и съ этимъ ; ликвидащя контръ-атаки происхо- 
дила у меня на глазахъ, — нашъ 9-й полкъ удачно охватилъ 
флангъ и вьппелъ въ тылъ непр1Ятельской позицш. Благодаря 
ум-Ьлому маневру, мы захватили снова много пл'Ьнныхъ, хотя 
всЬ они дрались и упорно, и хорошо. И вотъ, когда участь боя 
была уже р'Ьшена, дальн'Ьйшее сопротивлеше становилось 
совершенно безц'Ьльнымъ, наши стр-Ьлки принимали и вели 
сдавшихся въ пл'Ьнъ, — всЪ непрхятельсше офицеры и солдаты 
были мрачны, усталы, подавлены. Вдругъ два фендрика, чехи, 
вырвались изъ толпы плЪнныхъ, кинулись ко МН'Ь, одинъ 
охватилъ за шею, другой пытался поц-йловать. Они кричали 
что-то о своей дружб-Ь, о своей горячей любви къ Россш, о 
нежеланш воевать; въ ихъ глазахъ было опьянен1е опасностью 
боя п страхомъ. Какъ будто холодная, непр1ятная большая 
лягушка прикоснулась, — такое ощущеше было отъ этихъ 
объят1й и поц-Ьлуевъ. 

Неправдою было мн'Ьше, будто чешсше части, служивш1я 
въ австршской армш, сдавались добровольно и безъ боя. Вотъ 
другой случай. Противъ нашей дивизхи на р. Стрып-Ь у д. 
Гайворонки стоялъ чешсюй полкъ, держался кр'Ьпко всю зиму 
1915 — 16 г. г., дрался съ отличнымъ упорствомъ, а когда Посл'Ь 
трехдневныхъ боевъ наши стр-Ьлки переправились черезъ Стры- 
пу и начали подрывать удлиненными зарядами тридцать ря- 
довъ колючей проволоки, — всЬ чехи этого полка') усп-Ьли 
уб-Ьжать; мы взяли ихъ пл-Ьнными лишь несколько десятковъ. 



^) Насколько помню, 88-го п-Ьхотнаго. 



220 

Въ т-Ь же дни у дер. Висневчика на Стрып-Ь наши стр'Ьлки 
захватили почти цЪликомъ 10-й гонведный венгерскш полкъ, 
выйдя неожиданно ему въ тылъ. Тогда же мы всЬ высказывали 
мысль, что разсказы о добровольной сдач-Ь ц-Ьлыхъ чешскихъ 
полковъ — басня. Это была своего рода игра съ двойнымъ 
обезпечешемъ : драться хорошо до поб-Ьды своихъ, а въ случа-Ь 
поражен1я, или въ трудную минуту — прикрыться славянскимъ 
братствомъ, чтобы и въ пл-Ьну было не плохо. 

Ясно, что изъ массы военнопл-Ьнныхъ-шкурниковъ не 
могли образоваться кр-Ьпкхя воинск1я части. Когда имъ гро- 
зила опасность быть выданными большевиками графу Мир- 
баху, германскому посланнику въ Москв-Ь, — они рванули, 
ведомые своими лучшими и храбрыми; въ первыхъ же стыч- 
кахъ многихъ изъ нихъ, героевъ, потеряли, и, какъ только 
встр'Ьтили опасность, столкнулись съ кр'Ьпкими красными 
частями, то повернули назадъ. Отступлеше чеховъ съ ихъ 
«военной добычей» легло теперь всей тяжестью на русское 
многострадальное офицерство и добровольцевъ; плохо снаб- 
женные, полуголодные, недостаточно даже вооруженные, эти 
истинные герои прикрывали чешсше эшелоны, наполненные 
здоровыми сильными людьми, съ изобил1емъ всякихъ запасовъ. 

Естественно, что чувства русскпхъ начали м-Ьняться и, 
вм-Ьсто прежнихъ иллюзш восхищешя освободителями и братья- 
ми, стало нарождаться чувство возмущешя и презр-Ьшн къ 
жаднымъ и трусливымъ чужакамъ, нашимъ же военнопл'Ьннымъ. 

Собственно говоря, отступлен1емъ отъ Волги и кончилась 
боевая д'Ьятельность чехо-словацкаго корпуса. Н-Ькоторое 
время они стояли еще на фронт-Ь, правильн-Ье сказать обозна- 
чали свое тамъ м-Ьсто, каждый разъ только до перваго появ- 
лен1я красныхъ силъ, зат-Ьмъ сматывались и уходили на 
востокъ. ВсЬ бои и вся арьергардная служба легли своей 
тяжестью исключительно на руссше добровольческхе отряды 
Волжанъ и Уфимцевъ. 

Всякое отступлен1е вноситъ въ ряды войскъ н-Ькоторую 
деморализащю, это лежитъ въ самой природ'Ь событ1я. Такое 
же отступлен1е, какъ то было осенью 1918 года съ чехо-словац- 
кими полками, безпорядочное, безнаказанное, быстро допол- 
нило ихъ разложеше; этотъ процессъ еще бол^е усиливался 
отъ той демагопи, которую расплодили и усиливали съ каж- 
дымъ днемъ тогдашн1е ихъ руководители, сощалисты изъ на- 
щональнаго комитета. 

Они прокричали на вс^ концы, что «ихъ ц'Ьль — борьба за 
демократ1ю», что «вм-Ьшиваться во внутренн1я д'Ьла Росс1и они 
не желаютъ». И въ то же время они самымъ беззаст'Ьнчивымъ 
образомъ поддерживали парт1ю эсъ-эровъ, добывали для нея 
власть надъ русскими массами. Такъ было, когда они оказали, 



221 

въ лиц'Ь доктора Павлу, давлеше на образован1е сощалисти- 
ческой директор1и, въ Томск'Ь чехи открыто выступили на 
поддержку Сибирской областной думы, состоявшей почти 
поголовно изъ эсъ-эровъ, шедшей противъ временнаго Сибир- 
скаго правительства и командовавшаго Сибирской арм1ей 
генерала Гришина-Алмазова. Въ низахъ чехо-словацкихъ 
полковъ велась постоянная и все усиливающаяся пропаганда: 
д-Ьльцы-сощалисты, обд-Ьлывая свои темныя махинащи, ув-Ь- 
ряли солдатскую массу, что они соблюдаютъ интересы ихъ и 
русскаго народа, стоятъ на страж'Ь революцги и «борятся про- 
тивъ реакц1и». Между прочимъ, какъ ясный признакъ ея, 
выдвигалось то, что руссюе офицеры и солдаты од'Ьли погоны, 
свою старую, историческую форму. 

Чехо-словацк1й нащональный комитетъ скоро повелъ коз- 
ни даже противъ созданной при его же помощи сощалисти- 
ческой Уфимской директорхи и сталъ всецело на сторону л'Ь- 
выхъ эсъ-эровъ, группировавшихся около В. Чернова. Не- 
смотря на это съ чехами продолжали носиться. Директор1я и 
входящ1й въ нее членомъ верховный главнокомандующ1Й 
генералъ БолдУревъ — оставили командованхе всЬмъ Ураль- 
скимъ фронтомъ въ рукахъ чешскаго генерала Яна Сырового, 
не смотря на то, что фактически боевая служба неслась одними 
русскими добровольческими отрядами, и чехи лишь м-Ьстами 
еще занимали второстепенные участки, да кое-гд'Ь стояли въ 
резервахъ. Въ отв'Ьтъ на такой реверансъ — Сыровой отказался 
исполнять приказы генерала Болдырева. Посл-Ь долгихъ сценъ 
и уговаривашй, онъ заявилъ, что будетъ подчиняться Болды- 
реву лишь временно, до прх-Ьзда французскаго генерала Жанэна; 
на самомъ д'Ьл'Ь не выполнилось и это, чехи д^Ьйствовали совер- 
шенно самостоятельно. 

Не было у нихъ уже и внутренней, своей дисциплины; 
скоро полки ихъ прхобр-Ьли такой же врщъ, какъ наши «това- 
рищи» конца семнадцатаго года. Безъ погонъ, въ умышленно- 
небрежной и неформенной одежд'Ь съ копной длинныхъ кудла- 
тыхъ волосъ, съ насупленнымъ злобнымъ взглядомъ, в-Ьчно 
руки въ карманахъ, — чтобы по ошибк-Ь и по старой привычк-Ь 
не отдать честь офицеру; толпы ихъ были на всЬхъ станщяхъ, 
молчаливый, державппеся кучками по десять — пятнадцать 
челов-Ькъ, ничего не д'Ьлавшхе, кром'Ь регулярнаго наполнен1я 
своихъ желудковъ и безконечныхъ, безтолковыхъ словопрен1й. 
Было у нихъ еще одно занят1е: они сторожили свои огромные 
запасы, охраняли ихъ усиленными караулами, съ винтовками 
въ рукахъ. 

Вотъ кратк1Й перечень вывезеннаго чехами въ первый 
пер1одъ, посл^ отступлен1я отъ Волги («Чехо-Словаки» статья 
Славянофила въ газет'Ь «Д-Ьло Россш» № 12. 1920 года.) 



222 

«Отойдя въ тылъ, чехи стали стягивать туда же свою воен- 
ную добычу. Посл-Ьдияя поражала не только своимъ количе- 
ствомъ, но и разнообразгемъ. Чего, чего только не было у че- 
ховъ. Склады ихъ ломились отъ огромнаго количества рус- 
скаго обмундировашя, вооружешя, сукна, продовольственныхъ 
запасовъ и обуви. Не довольствуясь реквизиц1ей казенныхъ 
складовъ и казеннаго имущества, чехи стали забирать все, 
что попадало имъ подъ-руку, совершенно не считаясь съ т-Ьмъ, 
кому имущество принадлежало. Металлы, разнаго рода сырье, 
ц-Ьнныя машины, породистыя лошади — объявлялись чехами 
военной добычей. Однихъ медикаментовъ ими было забрано на 
сумму свыше трехъ милл10новъ золотыхъ рублей, резины на 
40 мплл10новъ рублей, изъ Тюменьскаго округа вывезено 
огромное количество м'Ьди и т. д. Чехи не пост'Ьснялись объя- 
вить своимъ призомъ даже библ1отеку и лабораторию Перм- 
скаго университета. Точное количество награбленнаго чехами 
не поддается даже учету. По самому скромному подсчету эта 
своеобразная контрибуц1я обошлась русскому народу во мно- 
г1я сотни милл10новъ золотыхъ рублей и значительно превы- 
шала контрибуц1ю наложенную пруссаками на Франщю въ 
1871 г. Часть этой добычи стала предметомъ открытий купли- 
продажи и выпускалась на рынокъ по взвинченнымъ ц'Ьнамъ, 
часть была погружена въ вагоны и предназначена къ отправк-Ь 
въ Чех1ю. Словомъ, прославленный коммерчесшй гешй чеховъ 
расцв-Ьлъ въ Сибири пышнымъ цв^Ьтомъ. Правда, такого рода 
коммерщя скор'Ьй приближалась къ понят1ю открытаго грабежа, 
но чехи, какъ народъ практичесшй, не были расположены 
считаться съ предразсудками.» 

Къ этому добавимъ, что чехами было захвачено и объя- 
влено ихъ собственностью огромное количество паровозовъ и 
свыше двадцати тысячъ вагоновъ. Одинъ вагонъ приходился 
прим-Ьрио на двухъ чеховъ; понятно, что такое количество имъ 
было необходимо для провоза и хранен1Я взятой съ б'Ьдной 
Росс1и контрибуцш, а никакъ не для нуждъ прокормлешя 
корпуса и боевой службы. 

Пропаганда и демогопя сощалистовъ, руководителей изъ 
нац10нальнаго комитета, попустительство русскихъ властей и 
представителей Антанты, безнаказанный грабежъ, сытая и 
безд'Ьятельная жизнь — вотъ т-Ь факторы, которые окончательно 
разложили чехо-словацк1Й корпусъ. 

Уже въ октябр'Ь 1918 года чехи окончательно отказались 
драться и потребовали вывода ихъ въ тылъ, мотивируя это 
т-Ьмъ, что они хотятъ быть отправленными въ Европу, на фран- 
цузск1й фронтъ. Русское командован1е противъ этого не про- 
тестовало, такъ какъ им-Ьть на фронт'Ь подобную разнузданную, 
доведенную сощалистами до степени большевизма массу — было 



223 

только во вредъ. Русское командованхе настаивало на одномъ 
и обращалось съ этой просьбой — подождать несколько не- 
д-Ьль и дать возможность закончить начатое формирован1е: 
нашихъ частей; чешское командован1е, кром'Ь генерала Гайды, 
не соглашалось и на это. И къ началу ноября 1918 года весь 
чехо-словацк1й корпусъ былъ убранъ въ тылъ, на фронт'Ь оста- 
лись только русск1е молодые полки. 

Около этого времени доблестный чешсюй полковникъ Швецъ, 
одинъ изъ ветерановъ первой чешской дивизхи, не стерп-Ьлъ 
развала своей части, не могъ перенести позора и застр-Ьлился. 

Возмущеше среди армш и населешя Сибири противъ 
чеховъ росло съ каждымъ днемъ. Когда чехо-словацк1е полки 
уходили въ тылъ, они забрали съ собою все вооружен1е, при- 
чемъ н-Ькоторыя ихъ батареи им-Ьли двойной комплектъ пушекъ; 
увезли они больш1е склады обмундировашя и обуви. И это въ 
то время, когда на фронт'Ь имъ на см'Ьну становились русск1е 
полки плохо и недостаточно вооруженные, полуразд'Ьтые и 
полуобутые, съ огромнымъ недостаткомъ оруд!!!, пулеметовъ 
и винтовокъ. Терпели мы и переносили все это потому, что не 
было силы расправиться съ этими пятидесятитысячными бан- 
дами, не было возможности обезоружить ихъ и загнать снова 
въ концентрашонные лагери, — единственно чего они заслу- 
живали. Въ свою очередъ среди чеховъ росло недружелюбное 
чувство ко всЬмъ русскимъ, къ самой Росс1и. Докторъ Павлу 
и друпе политическ1е руководители разжигали это чувство еще 
т'Ьмъ, что умышленно натравливали свою массу на русское 
офицерство, на русскую арм1ю. 

Въ начал-Ь ноября военный и морской министръ директорш 
адмиралъ А. В. Колчакъ прпбылъ особымъ по'Ьздомъ въ Екате- 
ринбургъ, чтобы лично ознакомиться съ нуждами фронта. Раз- 
нузданные чешск1е солдаты начали зад-Ьвать самой площадной 
бранью всЬхъ чиновъ конвоя русскаго военнаго министра, 
чешск1е офицеры, стоявшее тутъ же, не только не останавли- 
вали ихъ, но даже подзадоривали. Одинъ изъ офпцеровъ на- 
правился къ вагонамъ адмирала, проходъ куда былъ запре- 
щенъ. Русск1й часовой пытался остановить чеха-офицера; по 
стороны посл'Ьдняго въ отв'Ьтъ посл'Ьдовала отборная ругань, 
а зат'Ьмъ попытка ударить часового. Тогда русск1й стр'Ьлокъ 
пустилъ въ ходъ оруж1е, — что онъ былъ обязанъ сд-Ьлать по 
закону, — и смертельно ранплъ чеха. 

ВсЬ иностранцы проявили возмущенхе этимъ случаемъ и 
стал на сторону безобразниковъ, нарушителей порядка-чеховъ. 
Создали помпеозныя похороны, анти-русскую демонстрац1ю; по- 
литиканы изъ нащональнаго комитета говорили надъ могилой 
этого печальнаго героя р']Ьчи, полный ненависти къ Россш и 
Русскимъ. 



224 

Характерно то, что союзничесшя военный части и высоте 
комиссары в'Ьдь вид-бли и знали все это, имъ была открыта 
истинная картина и до мелочей было знакомо положеше д-Ьла : 
и предательство на фронте, и безконечный грабежъ союзника- 
Росс1и, и вм'Ьшательство въ государственный д^ла, и угрозы 
самой возможности дальн-Ьйшей борьбы отъ присутств1я въ 
тылу этой многотысячной разнузданной, вооруженной массы. 




Ц^СИИМИ [>Л?!>в'-к1^11К _ Ми^.ПОЛГч/^. 



Но они стыдливо закрывали глаза, загадочно улыбались и 
безд-Ьйствовали ; втайн-Ь же, за спиной они всячески ублажали 
и поощряли чеховъ. 

Въ ноябр-Ь прх-Ьхалъ въ Сибирь французск1й генералъ 
Жанэнъ, глава мисс1и, и вступилъ въ главнокомандоваше 
чехо-словацкимъ корпусомъ, какъ равно и другими «союз- 
ными» войсками. Къ этому времени война съ Центральными 
Державами была окончена поб-Ьдой Антанты. Чехо-Словашю 
провозгласили самостоятельнымъ государствомъ. Съ Жанэ- 
номъ прх-Ьхалъ новый чешскш военный министръ генералъ 
Стефанекъ. Онъ им-Ьлъ задачу ликвидировать нацюнальный 



225 

комитетъ, привести въ порядокъ части, наладить дисциплину 
и добиться ихъ фактическаго подчинен1Я Жанэну; кром-Ь того 
Стефанекъ надеялся, — какъ онъ говорплъ въ первые дни 
ирх-ёзда въ Сибирь, — заставить чешскхе полки драться противъ 
большевпковъ. Высокой честности, доблестный солдатъ, чело- 
в-Ькъ незатемн-Ьнный политической парт1йной мутью, генералъ 
Стефанекъ пришелъ въ ужасъ отъ того, что онъ увид-Ьлъ въ 
своемъ воинств-Ь въ Сибири. 

Но чешскому военному министру ничего сд'Ьлать не уда- 
лось. Онъ встр'Ьтилъ сильное противод'Ьйств1е и среди своего 
команднаго состава, и у политическихъ руководителей, и въ 
солдатской массЬ; посл-Ьдняя отв-Ьтила даже т'Ьмъ, что открыто 
потребовала учрежден1я полковыхъ и дивиз10нныхъ комитетовъ 
солдатскихъ депутатовъ, на подобхе т-Ьхъ, что были созданы Гуч- 
ковымъ и Керенскимъ для развала русской арм1и въ 1917 году. 

Ничего не добившись, генералъ Стефанекъ уЬхалъ обрат- 
но въ Прагу, сконфуженно прощаясь съ русскими друзьями 
и открыто выражая имъ свои искреннхя и глубок1я сожал-Ьтя. 

Все больше росло недовольство среди чеховъ, все чаще и 
громче раздавались ихъ требоватя объ эвакуацш изъ Сибири 
и о возвращен1и на родину, — война съ Центральными Дер- 
жавами была кончена. Верховный Правитель, зам-Ьнившхй 
собою кастрата-директор1ю, а равно наше высшее командованхе 
поддерживали передъ союзниками эту просьбу чеховъ: намъ 
было необходимо убрать какъ можно скор-Ье изъ Сибири этотъ 
вредный баластъ, 50000 разнузданныхъ, вооруженныхъ и 
враждебныхъ Россш солдатъ. 

Какое это было зло и какая угроза въ тылу! И какой 
гибельный прим-Ьръ нашимъ солдатамъ. Приходится еще 
больше и ниже преклониться передъ отличными свойствами 
русскаго человека, — в'Ьдь на ряду съ этими полу-большеви- 
ками, потерявшими челов-Ьчесюй образъ, не желавшими отда- 
вать честь не только своимъ и русскимъ офицерамъ, но даже 
французамъ и американцамъ, предъ которыми чехи все время 
благогов-Ьли, зная, что отъ нихъ зависитъ отесылка ихъ на 
родину, — на ряду съ этими массами въ нашихъ русскихъ 
полкахъ дисциплина укр-Ьплялась съ каждымъ днемъ, отдан1е 
чести было не только исправное, но даже отчетливое, щеголева- 
тое, служба неслась и на фронт-Ь и въ тылу на совесть, по уставу. 

Союзники не нашли возможнымъ удовлетворить просьбу 
чеховъ, объяснили имъ, что сейчасъ-де н-Ьтъ достаточного 
количества транспортовъ для перевозки всего корпуса, но 
об'Ьщали, что при первой возможности ихъ вывезутъ, Этимъ 
об-Ьщашемъ чеховъ заставили подчиниться приказу Жанэна — 
стать вдоль жел-Ьзной дороги и охранять ее. Какъ неслась эта 
охрана и служба, описано въ предыдущей глав-Ь. 

к. в. Сахар овъ. Б-Ьлая Сибирь. 15 



226 

Невольно возникаетъ вопросъ: что же за отношен1е у Союз- 
ныхъ Державъ было къ Росс1И и русскому народу? Представи- 
тели ихъ въ Сибири знали всю вопхющую правду о т'Ьхъ неслы- 
ханныхъ, безобразныхъ преступлен1яхъ, который произвелъ 
въ Россш чехо-словацк1Й корпусъ, знали въ какомъ состоянш 
находилось это войско, не могли не вид-Ьть постоянной угрозы 
русскому нац1ональному д'Ьлу со стороны этой взрывчатой мас- 
сы. А кром'Ь того къ нимъ были обращены и неоднократный 
просьбы Русскаго правительства убрать чеховъ изъ Росс1и. Но 
не нашли возможнымъ сд-блать это. 

Можетъ быть, д-Ьйствительно не было транспортовъ и 
достаточнаго количества тоннажа ? Допустимъ, что такъ, но у 
нихъ, этихъ руководителей союзнической, а къ тому времени и 
м1ровой политики, было за то достаточно въ Сибири силъ, — 
три доблестныхъ японскихъ дивизш, одна канадская, по ба- 
тальону сербовъ, румынъ, итальянцевъ, и французовъ, два 
батальона англичанъ, — чтобы обуздать чешскую массу, обезо- 
ружить, привести въ порядокъ. Это сд'Ьлать можно было, это 
сд-блать должны были наши бывш1е союзники, на это имъ не 
разъ указывали. Но они этого не сд-блали. А, можетъ быть, и 
не хот^Ьли сд-Ьлать? 

3. 

Чехо-словацк1Я части двигались все болЪе въ глубокш 
тылъ, чтобы тамъ выжидать возможности эвакуащи; среди ихъ 
массъ продолжался все тотъ же процессъ разложешя, и парал- 
лельно шло укр'Ьплеше эсъ-эровскаго вл1яшя. Полное без- 
д^Ьльничаше и разгильдяйство среди чеховъ стало нормаль- 
нымъ явлешемъ; единственно, ч-Ьмъ они продолжали усиленно 
заниматься, — развили торговлю и спекулящю не только 
награбленнымъ имуществомъ, но и новыми товарами, привози- 
мыми съ Дальняго Востока. Для этой ц-Ьли чешское командо- 
ваше и политичесше руководители начали беззаст'Ьнчиво 
использовать русскую жел^Ьзную дорогу, которая при всемъ 
напряженш не могла даже удовлетворить потребностей боевыхъ 
арм1й и населения Сибири. Довольств1е чехо-войска брало 
треть всего наличнаго транспорта, обращавшагося тогда на 
Сибирской жел-Ьзной дорог-Ь, что давало на каждаго чешскаго 
солдата по н-Ьсколько десятковъ пудовъ ежем-Ьсячно. На 
д-Ьйствительныя потребности войсковыхъ частей изъ этого 
количества шла меньшая часть, — львиную долю транспорта 
составляли различные ходкхе товары, поступавш1е потомъ отъ 
чеховъ на сибирсшй рынокъ. Не довольствуясь этимъ, чеш- 
ете руководители начали вскоре передавать частнымъ лицамъ, 
ловкимъ спекулянтамъ, свое право на ц^лые вагоны. 



227 

Возникало несколько громкихъ д-Ьлъ. Однако Омское 
Правителство, имевшее среди своихъ членовъ парт1йныхъ со- 
щалистовъ, закрывало на это глаза, пропов-Ьдуя, нежелан1е 
обострять отношен1я; съ другой стороны, такъ это все надо'Ьло 
и такъ все еще дорожили помощью союзниковъ, что предпочи- 
тали терп-бть и ждать, когда эти «доблестные» воины-спекулянты 
уберутся изъ Сибири. 

Но адмиралъ Колчакъ твердо р'Ьпгалъ положить въ буду- 
щемъ конецъ этому воп1ющему безобраз1ю; онъ ждалъ также, 
когда можно будетъ выбросить чеховъ изъ Сибири во Влади- 
востокъ, чтобы тамъ, передъ ихъ посадкой на суда, произвести 
ревиз1ю всЬхъ ихъ грузовъ. Отъ участ1я въ этой ревизш не 
могли бы уклониться и союзники, и несомн-Ьино, тогда пре- 
ступлеше встало бы во весь ростъ и во всей своей неприглядной 
нагот-Ь; грабителей уличили бы съ поличнымъ. 

И ясно, — ч-Ьмъ кр-Ьпче былъ бы порядокъ въ тылу, ч-Ьмъ 
сильн-Ье упрочилась бы тамъ государственная организащя, 
гЬмъ в'Ьрн'Ье поплатились бы всЬ преступные элементы. Дан- 
ный же были на лицо, что усилеше государственности и поряд- 
ка, несмотря на всЬ препятств1я, идутъ в-брными шагами впе- 
редъ; и видн-блся день, когда русская нащональная мощь 
окр'Ьпнетъ въ тылу также, какъ она была кр-Ьпка на боевомъ 
фронт'Ь. Вотъ тогда то и состоялось тайное соглашеше между 
парт1ей эсъ-эровъ и главарями чешскаго нащональнаго коми- 
тета: чехи будутъ сод'Ьйствовать свержен1ю правительства 
адмирала Колчака и переходу власти въ руки эсъ-эровъ, за 
что получатъ право вывоза своихъ многомилл1онныхъ грузовъ. 
Такова основа соглашешя, реальная ц-бль — рука руку моетъ. 

Понятно вполн'Ь, что не представляется возможнымъ 
установить точно время, когда состоялось это соглашеше, ка- 
ковы были детальный услов1Я, способы осуществлен1я, — все 
это делалось въ глубокой тайн'Ь. Въ сущности, полное согласхе 
не только между эсъ-эрами и чехами, но и съ третьей стороной, 
съ союзническими мисс1ями, установились еще съ л-Ьта 1918 
года, съ той же поры велась и общая работа, направленная ко 
вреду нац1ональной Россш, но раньше все это носило случай- 
ный и временный характеръ; теперь былъ заключенъ союзъ, 
народился сплоченный комплотъ, сильный заговоръ, организо- 
ванное проведете плана въ жизнь. 

Вся зима 1918 — 1919 г. прошла въ передвиженш чехо- 
словацкаго корпуса по жел-Ьзной дорог'Ь, въ долгихъ уговари- 
вашяхъ солдатъ стать въ тотъ или другой городъ, или на стан- 
Ц1Ю, въ упрашивашяхъ со стороны союзныхъ мисс1й согла- 
ситься на службу по охран-Ь жел'Ьзной дороги. 

Всю зиму эти пятьдесятъ тысячъ военнопл'Ьнныхъ, разжи- 
р-Ьвшихъ на сибирскихъ хл-Ьбахъ, ничего ровно не д-Ьлали, 

15* 



228 

Всюду были толпы этихъ парней; наглое одутловатое лицо, 
чубъ выпущенъ изъ подъ фуражки по большевицкой мод'Ь, 
б^гающш взглядъ глазъ, останавливающ1йся на каждомъ 
русскомъ съ враждебнымъ и виноватымъ выражен1емъ. ВсЬ 
чехи были од-Ьты щеголями, какъ наши писаря Главнаго Штаба 
былыхъ временъ, — новенькая форма, сшитая изъ русскихъ 
суконъ, форсистые сапоги бутылками и перчатки. Нельзя не 
повторить, что многострадальная боевая русская арм1я въ то 
же время была въ рубищахъ и терп-Ьла недостатокъ во всемъ. 

Къ весн-Ь, наконецъ, разм-Ьстили чеховъ по квартирамъ, 
но они заявили, что по'Ьздовъ не отдадутъ, выставили къ нимъ 
караулы и оставили вагоны нагруженными накраденнымъ 
добромъ, чтобы въ любую минуту быть готовыми къ отъ-Ьзду. 
Во всЬхъ городахъ междусоюзническая комисс1я отвела для 
чехо-словацкихъ частей лучш1я пом-Ьщешя, въ большинств'Ь 
руссшя школы. 

Союзные представители продолжали всячески ублажать 
чеховъ; какъ будто русскихъ интересовъ совершенно не су- 
ществовало для этихъ миссш, прх-Ьхавшихъ въ Сибирь намъ же 
помогать. 

Въ добавокъ ко всЬмъ качествамъ чехо- войска среди 
солдатъ ихъ появился огромный процентъ больныхъ скверными, 
секретными бол-Ьзнями. Для нихъ очистили госпитали и на- 
воднили ими всЬ города включительно до Владивостока. На- 
шихъ раненыхъ выбрасывали или отказывали въ м-Ьст-Ь, такъ 
какъ больнымъ чехамъ необходимы были лучшш уходъ и заботы. 

Ранней весной, про-Ьздомъ въ Омскъ, я и генералъ Ноксъ 
остановились на н-Ьсколько дней въ Иркутск-Ь. Командую- 
пцй войсками этого округа генералъ-лейтенантъ Артемьевъ 
развернулъ передъ нами ужасную картину безобразнаго по- 
ведешя солдатъ-чеховъ ; старый боевой русскш генералъ трясся 
отъ гн-Ьва и отъ сдерживаемаго желашя поставить на м-Ьсто 
разнузданную массу чеховъ, которыхъ въ свое время и кор- 
пусъ генерала Артемьева взялъ не мало въ пл-Ьнъ въ Галиц1И 
и въ Польше. Представитель Великобританш Ноксъ, кото- 
рый былъ отлично въ курс-Ь всего, который самъ возмущался 
въ интимномъ кругу этими порядками, теперь пожималъ 
только плечами и говорилъ, что надо терп-Ьть, такъ какъ въ 
будущемъ чехо-словацшя войска принесутъ-де пользу. 

Ненависть и презр-Ьше къ дармо-Ьдамъ, обокравшимъ 
русскш народъ, возростали въ массахъ населешя сибирскпхъ 
городовъ, въ деревняхъ и въ армш. Когда мы про-Ьзжали по 
улицамъ Иркутска, Красноярска и Новониколаевскэ,то вид-Ьли 
на заборахъ почти всЬхъ улицъ надписи м-Ьломъ и углемъ: 
«Бей жидовъ и чеховъ. Спасай Росс1ю». 



229 

Ноксъ опять пожималъ плечами и бормоталъ что-то о 
несдержанности Русскаго народа. 

На остановк'Ь въ Красноярск'^ въ апр'Ьл'Ь 1919 года я 
долго говорилъ съ начальникомъ 3-й чехо-словацкой дивизш, 
ма1оромъ Пржхаломъ, бравымъ офицеромъ типа полковника 
Швеца. Онъ высказывалъ также полное возмущеше своей 
массой и допущеннымъ разваломъ; офицерская сов-Ьсть ма1ора 
Пржхалъ не мирилась съ сидЪньемъ за спиной русско!! армш. 
Но, по его мн-Ьтю, д-Ьло можно было исправить, можно было 
даже получить для борьбы съ большевиками хорошую и до- 
статочную силу, — для этого требовалось провести лишь три 
м-Ьры: упразднен1е всякихъ политическихъ руководителей, 
отд-блить около половины негоднаго элемента, обезоружить 
его, заключивъ въ концентращонные лагери, и вернуть строе- 
вымъ начальникамъ всю дисциплинарную власть, съ учреж- 
дешемъ военно-полевыхъ судовъ. Понятно, на это не шли ни 
политические руководители чеховъ, ни союзные представители, 
ни «главнокомандующ1й русскими военно-пл'Ьнными» Жанэнъ. 
Имъ нужно было не то. . . . 

Л-Ьто и начало осени 1919 года чехи провели на охран-Ь 
жел-Ьзныхъ дорогъ. Весьма характерно то, что съ ихъ появле- 
темъ въ этой роли, нападешя и порча жел-Ьзной дороги уча- 
стились и наконецъ сд-Ьлались М'Ьстами повседневнымъ, регуляр- 
нымъ явлен1емъ. 

Постепенно усиливался комплотъ въ тылу, кр'Ьпъ заго- 
воръ, росли вражесюя силы; каше были у нихъ планы и расче- 
ты, тогда нельзя было въ точности выяснить. Но документально 
установлено, что возстан1е противъ власти адмирала Колчака 
во Владивосток'^ и въ Иркутск-Ь было поднято и проведено 
при близкомъ участ1И и даже при помощи чеховъ. Гайда, жив- 
Ш1Й съ 1ЮЛЯ во Владивосток-Ь и готовивш1й при широкой под- 
держк'Ь тамошняго чешскаго штаба возстанхе, получилъ посл'Ь 
паден1я Омска телеграмму отъ оффищальнаго чешскаго пред- 
ставителя при Омскомъ правительств'^ доктора Гирсы такого 
содержатя: «Начинайте, все готово». 

Всл-Ьдъ за этимъ тотъ же докторъ Гирса и Павлу издали 
въ конц-Ь ноября меморандумъ, обращенный ко всЬмъ союзнымъ 
представителямъ. Они драпировались въ тогу гуманности и 
законности, они требовали или вывоза ихъ войскъ на родину, 
или «предоставлен1я имъ свободы воспрепятствован1Я безпра- 
Б1ю и преступлен1ю, съ какой бы стороны они не исходили» . . . 

Въ начал-Ь меморандума эти обогативппеся русскимъ 
добромъ политичесше шуллера обращаются «къ союзнымъ 
державамъ съ просьбой о сов'Ьт'Ь, какимъ образомъ чехо-сло- 
вацкая арм1я могла бы обезпечить собственную безопас- 



230 

ность п свободное возвращен1е на родину, вопросъ 
о чемъ разр-Ьшень съ соглас1я всЬхъ союзныхъ державъ». . . . 

Дал-Ье говорится о произвол-Ь русскихъ военныхъ органовъ, 
объ «обычномъ явлеши разстрЪловъ безъ суда представи- 
телей демократ1и по простому подозр-Ьихго въ полити- 
ческой неблагонадежности», «объ отв-Ьтственности за все 
это передъ судомъ народовъ всего м1ра, почему мы, им^Ья воен- 
ную силу, не воспротивились этому беззакон1ю». 

Это точныя цитаты изъ документа. И все зд'Ьсь отъ начала 
до конца ложь, - — даже и касательно разстр-Ьла такъ называе- 
мыхъ представителей демократ1и, т. е. русскихъ сощалистовъ. 

Къ несчастью, это было нв такъ, ибо если бы д'Ьйствитель- 
но это широко прим-Ьнялось, то былъ бы живъ до сихъ поръ 
адмиралъ Колчакъ, существовала бы его арм1я и, надо в-Ьрить, 
она освободила бы Святую многострадальную Русь отъ крова- 
выхъ тисковъ интернащонала. 

Во всемъ меморандуме правда лишь въ его начал-Ь, — а 
именно въ просьбе сов-Ьта, какимъ образомъ чехо-словацкимъ 
эшелонамъ выбраться изъ Сибири на родину и вывезти всЬ 
захваченный богатства. Ц-Ьль же меморандума была одна — 
оправдать заран-Ье участхе чехо-войска въ мятежныхъ и изм^н- 
ническихъ возсташяхъ. 

Но руководители заговора видимо не все расчитали. Посл-Ь 
падешя Омска, когда отступлеше б-блой армш пошло быстрымъ 
и ежедневнымъ ходомъ, чехо-словацше полки, живш1е постоян- 
ной мыслью вы-Ьзда изъ Сибири, охватила паника. Какъ стадо, 
напуганное призракомъ смерти, рванулись лепонеры назадъ, 
на востокъ, ничего не видя, кром'Ь страха опасен1я за свои 
жизни. Подъ вл1яшемъ паники, пользуясь силой и покрови- 
тельствомъ высокихъ русскихъ гостей-союзныхъ представителей, 
эти банды стали совершать подлинно Каиново д'Ьло. Остановить 
взбунтовавппеся, б^шенныя массы можно было только силой 
японскихъ и англ1йскихъ штыковъ, да р'Ьзкими крайними 
м-Ьрами; возможность этого была въ рукахъ генераловъ Нокса 
и Жанэна, но они не захот-Ьди помочь намъ это сд-блать. 

Вотъ короткое описан1е происходившей трагедхи («Чехо- 
Словаки» статья Славянофила въ газет-Ь «Д'Ьло Россш» № 14. 
1920 г.): 

«Длинною лентой между Омскомъ и Новониколаевскомъ 
вытянулись эшелоны съ беженцами и санитарные по-бзда, 
направлявшхеся на востокъ. Однако лишь н-Ьсколько голов- 
ныхъ эшелоновъ усп-бли пробиться до Забайкалья, всЬ осталь- 
ные безнадежно застряли въ пути. 

Много беззаш;итныхъ стариковъ, женщинъ и дЪтей 
были перебиты озв-Ьр-ЬЕшими красными, еще больше замерзло 
въ нетопленныхъ вагонахъ и умерло отъ истощешя или стали 



231 

жертвой сыпного тифа. Немногимъ удалось спастись изъ этого 
ада. Съ одной стороны надвигались большевики, съ другой 
лежала безконечная, холодная Сибирская тайга, въ которой 
нельзя было разыскать ни крова, ни пищи. 

Постепенно замирала жизнь въ этихъ эшелонахъ смерти. 
Затихали стоны умирающихъ, обрывался дЪтсшй плачъ, и 
Замолкало "рыдаше матерей. 

Безмолвно стояли на рельсахъ красные вагоны — саркофаги 
со своимъ страшнымъ грузомъ, тихо перешептывались могу- 
чими в-Ьтвями в'Ьковыя сибирск1я ели, единственные свид-Ьтели 
этой драмы, а вьюги и бураны нап-Ьвали надъ безвременно 
погибшими свои надгробныя п'Ьсни и заметали ихъ б-блымь, 
сн-Ьжнымъ саваномъ. 

Главными, если не единственными, виновниками всего 
этого непередаваемаго словами ужаса были чехи. 

Вместо того, чтобы спокойно оставаться на своемъ посту 
и пропустить эшелоны съ беженцами и санитарные по'Ьзда, 
чехи силою стали отбирать у нихъ паровозы, согнали всЬ ц-блые 
паровозы на свои участки и задерживали всЬ, сл'Ьдовавш1е на 
западъ. Благодаря такому самоуправству чеховъ, весь запад- 
ный участокъ жел-Ьзной дороги сразу же былъ поставленъ въ 
безвыходное положен1е». 

И дальше: «Бол-Ье пятидесяти процентовъ им'Ьющагося 
въ рукахъ чеховъ подвижного состава было занято подъ запасы 
и товары, правдами и неправдами прхобр'Ьтенными ими на 
Волг'Ь, Урал'Ь и въ Сибири. Тысячи русскихъ гражданъ, 
женщинъ и д-Ьтей были обречены на гибель ради этого прокля- 
таго движимаго имущества чеховъ». 

Докторъ Гирса и Богда[нъ Павлу взывали въ своемъ мемо- 
рандум-Ь къ суду народовъ всего м1ра, — какъ разъ наканун'Ь 
этого д-Ьла, подобнаго которому не было въ исторш всЬхъ 
в-Ьковъ. . . 

На этомъ гнусное предательство не кончилось; было ясно, 
что выполнители скрытой указки интернацюнала, сощалисты, 
пойдутъ теперь до конца, будутъ стремиться къ полному уничто- 
жешю вождей нацхональнаго д-Ьла. Къ несчастью. Верховный 
Правитель предолжалъ относиться дов'Ьрчиво къ союзнымъ 
представителямъ, все также переоц'Ьнивалъ значеше и влхяше 
на жизнь своихъ министровъ. Оттого-то, вероятно, и усколь- 
знула изъ его внимашя неизб-Ьжиая последовательность со- 
быт1й въ тылу, оттого-то, очевидно, сл-Ьдуя призыву своихъ 
министровъ, онъ р-Ьшилъ и самъ -Ьхать въ Иркутскъ, отд^Ьлился 
отъ боевой арм1и. 

А это и нужно было заговорщикамъ. Тутъ-то они и выявили, 
уже не стесняясь нич'Ьмъ, свое открытое лицо. 



232 



4. 



Ц'Ьпь злод'Ьяшй, совершенныхъ иностранной интервенщеп 
въ Сибири, дополнилась еще и предательствомъ чехо-словац- 
кими вожаками самого адмирала Колчака — въ руки ихъ 
политическихъ единомышленниковъ и соучастниковъ, въ руки 
эсъ-эровъ. 

Впосл'Ьдств1И чешск1е политики выпустили обращенхе къ 
Сибири; въ немъ они заявляли, что, взявъ адмирала Колчака 
подъ свою охрану, чехи предали его «народному суду не 
только, какъ реакщонера, но и какъ врага чеховъ, такъ какъ 
адмиралъ приказалъ атаману Семенову не останавливаться 
передъ взрывомъ тоннелей для того, чтобы задержать чешское 
отступлен1е на востокъ». 

Каждая черточка всЬхъ этихъ д'Ьйств1й, ихъ попытокъ 
об'Ьлиться и оправдаться путемъ нотъ и обращешй — перлы 
самой, беззаст-Ьнчивой подлости см-Ьшанной съ наивностью, 
граничащей съ глупостью. Это А. В. Колчакъ-то реакц1онеръ! 
Да если онъ отчего и погибъ, отчего рухнуло и возглавляемое 
имъ д'Ьло, — такъ это главнымъ образомъ, оттого, что онъ д'Ьлалъ 
слишкомъ много уступокъ, терп-Ьдъ соцхалистовъ въ своемъ 
кабинет'Ь министровъ, отказывался признать" и объявить пар- 
тш эсъ-эровъ противоправительственной, вредной и врагами 
народа, неоднократно упоминалъ въ своихъ декларацхяхъ о 
созыв-Ь по приход'Ь въ Москву «учредительнаго собрашя», 
наконецъ об-Ьщалъ и издалъ даже указъ о созыв-Ь въ Сибири 
«земскаго собора». 

Кром^ всего, — чехи постоянно заявляли, и въ посл'Ьдн1й 
разъ въ пресловутомъ ноябрьскомъ меморандум'^ Гирса и 
Павлу, что они не хотятъ и не считаютъ себя въ прав'Ь вм^Ьшп- 
ваться во внутренн1я руссшя д'Ьла. Следовательно, какое имъ 
могло быть д-Ьло до реакцюнности того или другого изъ рус- 
скихъ д-Ьятелей! 

Тотчасъ посл-Ь ареста Верховнаго Правителя чехами на 
станцш Нижнеудинскъ, совЪтъ министровъ кг1Къ-то самъ собой 
распался, и большинство ихъ уЬхало на востокъ ; а въ Иркутск'Ь 
тотчасъ же образовался политическхй центръ, состоящ1й изъ 
трехъ авантюристовъ, харьковскаго спекулянта Фельдмана, 
Косьминскаго и подпоручика — дезертира; этотъ «политичесый 
центръ» объявилъ себя носителемъ Россхйской верховной власти^ 
Первое распоряжеше министра финансовъ этого новаго прави- 
тельства, жидка-фактора и парт1йнаго эсъ-эра, Патушпнскаго 
было телеграфное приказанхе управляющему Владивостокской 
таможней Ковалевскому: «Безпрепятственно и безъ всякаго до- 
смотра пропускать къ погрузк-Ь на пароходъ все, что пожелаютъ 
вывезти чехи, въ виду ихъ заслугъ передъ Росс1ей». 



233 

Россхпское государственное достоян1е, двести восемь- 
десять тысячъ пудовъ золотого запаса, чехи довезли до Иркут- 
ска, причемъ было установлено, что по дорог-Ь одинъ вагонъ, 
т. е. тысяча пудовъ, былъ ими разграбленъ (<«Чехи и С-Ры» 
статья въ газет-Ь «Д'Ьло Россш» № 10. 1920 г.). Въ Иркутск-Ь 
золото было сдано своимъ людямъ, тому же политическому 
центру; на сдаточной в'Ьдомости были подписи спекулянта 
Фельдмана и еще какого-то рядового эсъ-эра, бывшаго влад'Ьль- 
ца ресторана въ Иркутск'^. 

Эсъ-эры и ихъ политическ1Й центръ продержались въ 
Иркутск'Ь только восемь дней, посл'Ь чего власть была захва- 
чена большевищшмъ совдепомъ во глав-Ь съ агентомъ Москов- 
ской сов-Ьтской власти. Чехи сум^Ьли сговориться и съ ними. 

ГдЪ нашли Патушинсюе и компашя заслуги передъ Рос- 
с1ей: теперь ли, въ предательств-Ь чеховъ, или въ ихъ выступ- 
лен1и л-Ьтомъ 1918 года, когда они, добиваясь личной безопа- 
сности, потревожили русскхй муравейникъ. Отв-Ьтъ ясенъ — 
помощь Московскому интернац10налу, погублен1е русскаго 
д'Ьла — вотъ заслуга передъ Росс1е11, по мн'Ьн1ю Патушинскихъ. 

И в-Ьдь представить себ'Ь только, что все это прод'Ьлывалось 
на глазахъ всЬхъ союзныхъ странъ, — ибо эти глаза сущест- 
вовали тогда еще въ Сибири въ лиц-Ь высокихъ комиссаровъ 
и военныхъ МИСС1Й; всЬ они внимательно и пытливо сл'Ьдили 
за разворачивавшимися событ1ями, ежедневно ставя о нихъ 
въ изв-Ьстность Парижъ, Лондонъ и Нью-1оркъ. Знаменитая 
въ исторш фигура, достойная быть поставленной на ряду съ 
Искар10тскимъ 1удой, французской службы генералъ Жанэнъ 
телеграфпровалъ въ Парижъ, что «доблестные» чехо-словаки 
по его прпказан1ю передали золотой запасъ политическому 
центру. 

М-Ьсто не позволяетъ еще подробн-Ье развернуть и выри- 
совать всЬ детали этой картины, какъ военно-пл'Ьнные Россш 
подъ командой французскаго генерала топтали въ грязи и 
крови все, что было въ Росс1и нацюнальнаго, честнаго, готоваго 
до конца остаться в'Ьрнымъ долгу: очевидно, за то, что простец- 
кая наша страна слишкомъ усердно спасала Парижъ; видно, 
это была расплата за то, что Святая Русь положила за д-Ьло 
союзниковъ въ Мхровой войн'Ь свыше трехъ милл10новъ своихъ 
лучшихъ сыновъ убитыми въ бояхъ, 

Ц-Ьль настоящего очерка - — лишь обрисовать въ общихъ 
чертахъ т'Ь трудный услов1я, въ как1я было поставлено д'Ьло 
б^Ьлыхъ со стороны пресловутыхъ интервентовъ, какъ были 
собраны и подготовлены ими силы враждебный нащональному 
возрождешю Росс1И, какъ было совершено предательство. 

Передавъ въ руки эсъ-эровъ Верховнаго Правителя, сдавъ 
политическому центру русск1й золотой запасъ, чехо-словацк1е 



234 

эшелоны продолжали свое движете на востокъ. По пути они 
захватили наличную кассу Иркутскаго казначейства и клише 
экспедицш заготовлен1я государственныхъ бумагъ для печа- 
тан1я денежныхъ знаковъ; купюры ихъ они начали усиленно 
печатать, преимущественно билеты тысячерублеваго достоин- 
ства. (»Чехи и С-Ры» статья въ газет'Ь «Д-Ьло Россш» №10, 
1920 г.). 

На ихъ пути встр-Ьтился еще одинъ кр'Ьпшй руссшй ра1онъ 
— Забайкалье съ Читой, гд'Ь сохранилась русская нац1ональ- 
ная сила подъ начальствомъ атамана Семенова. Чехи знали, 
что имъ не пройти мимо этой заставы безнаказанно. 

Но и зд'Ьсь они находятъ помощь интервентовъ-союзниковъ. 
Янъ Сыровой сосредотачиваетъ несколько эшеленовъ къ стан- 
щи Мысовой и къ городу Верхнеудинску, высаживаетъ свои 
части и, при сод'Ьйств1и и вооруженной поддержк-Ь 30-го амери- 
канскаго п^хотнаго полка, нападаетъ внезапно на русская 
части; посл'Ь короткаго боя чехи и американцы обезоружили эти 
отряды атамана Семенова. Разоружеше въ Верхнеудинск-Ь 
сопровождалось похищешемъ восьми миллхоновъ казенныхъ 
денегъ. («Чехо-Словаки» статья Славянофила въ газет'Ь «ДЪло 
Россш» №14. 1920 г.). 

То же самое собирались чехи прод'Ьлать и въ Чит'Ь, главной 
квартир'Ь атамана Семенова, но тамъ былъ уже ра1онъ охраны 
жел-Ьзной дороги японцами; со стороны ихъ командовашя чехи 
встр'Ьтили серьезный отпоръ, вступать съ ними въ бой не по- 
см'Ьли, а обратились къ заступничеству своего соучастника и 
руководителя Жанэна. Союзнымъ концертомъ было оказано 
на японцевъ давлен1е, посл'Ь чего атаманъ Семеновъ былъ 
принужденъ разр-Ьшить чехо-словакамъ про'Ьзжать черезъ 
Читу на востокъ, но съ услов1емъ, чтобы ни одинъ чехъ-солдатъ 
не см'Ьлъ выходить изъ по'Ьзда на станщю и въ городъ. 

Первые чешск1е эшелоны вышли въ полосу отчужденхя 
Восточной- Китайской жел'Ьзной дороги и добрались до Хар- 
бина. Вотъ какъ описываетъ это очевидецъ («Чехо-Словаки» 
статья Славянофила въ газет'Ь «Д'Ьло Россш» №14. 1920 г.): 

«Интересную картину представлялъ Харбинъ въ дни про- 
хода чешскихъ эшелоновъ. Прежде всего прибыт1е чеховъ 
отм'Ьчалось р'Ьзкимъ паден1емъ курса рубля. Китайск1е м-Ьнялы 
сразу учитывали, что на рынокъ будетъ выброшенно много 
рублей и играли на этомъ. М'Ьняльныя лавки были полны 
чехами, м'Ьнявшими русское золото и фунты кредитокъ на 
1ены и доллары. На барахолк^Ь шла бойкая распродажа движи- 
маго имущества, начиная отъ граммофоновъ и швейныхъ ма- 
шинъ и кончая золотыми брошками и браслетами. 

На станцш же жел'Ьзной дороги распродавались рысистыя 
лошади и всякаго рода экипажи.» 



235 

Ц-Ьлые м'Ьшки сибирскихъ кредитныхъ билетовъ, частью 
похищенныхъ, частью папечатанныхъ самовольно, были вы- 
пущены чехами на Харбинскхй денежный рынокъ. Во Влади- 
восток-Ь они представили для обм'Ьна 100 милл10новъ св-Ьжихъ 
купюръ тысячнаго достоинства. 

То были первые эшелоны. Задн1е же въ это время еще 
находились западн-Ье Иркутска. Казалось бы, что для про- 
пуска ихъ на востокъ, чехамъ необходимо было выгнать боемъ 
большевиковъ, зас^вшихъ въ Иркутск'Ь, выхватившихъ тамъ 
власть изъ рукъ эсъ-эровскаго политическаго центра. Чехи 
отлично знали, что б-Ьлая русская арм1я окажетъ имъ въ этомъ 
самую д-Ьйствительную помощь. Но руководители чехо-сло- 
вацкаго воинства во глав'Ь съ Яномъ Сыровымъ остались в-Ьрны 
себ-Ь до конца. Они предпочли пойти съ комиссарами на миро- 
вую и заключили форменное услов1е, гд-Ь было предусмотр-Ьно, 
какое разстояше должно быть между посл'Ьднымъ, заднимъ 
чешскимъ эшеленомъ и авангардомъ сов-Ьтской красной арм1и, 
кого еще чехи должны выдать большевикамъ, въ какихъ усло- 
В1яхъ они должны обезоруживать отряды нашей, б'Ьлой армш; 
негласно чехи снабжали м-Ьстныя красноармейск1я банды 
оруж1емъ и боевыми припасами. 

Больше того — они возили въ своихъ по'Ьздахъ больше- 
вицкихъ агитаторовъ; доставили во Владивостокъ представи- 
теля Московскаго сов'Ьтскаго правительства жида Виленскаго; 
предоставили въ распоряженхе большевиковъ пользован1е чехо- 
словацкой войсковой почтой. Словомъ дошли до пред'Ьла. 

Безконечно тяжелое положен1е было многихъ русскихъ 
офицеровъ, добровольцевъ, б'Ьженцевъ и женщинъ, такъ какъ 
мнопе отбились отъ нашей армш, шли и -Ьхали одиночнымъ 
порядкомъ. Такъ какъ русскихъ поЪздовъ не было и вся же- 
л'Ьзная дорога была набита исключительно чешскими эше- 
лонами, то естественно, что всЬ они обращались за помощью къ 
чешскимъ офицерамъ, расчитывая на ихъ самое примитивное 
благородство, а главное изъ-за безвыходности положешя: 
приходилось спасать жизнь отъ большевиковъ и эсъ-эровъ. 

Чаще всего чехи отказывали русскимъ въ ихъ просьбе пом-Ь- 
ститься въ вагонахъ, гд-Ь просторно -Ьхали ихъ нижнхе чины, 
наши военно-пл-Ьнные, и везли грузы. Иногда они принимали, 
но зат-Ьмъ на одной изъ сл'Ьдующихъ станщй выдавали боль- 
шевикамъ. 

За разр^шеше про-Ьхать въ нетопленномъ конскомъ вагон1^ 
чехи брали отъ пяти до пятнадцати тысячъ рублей, или золотыя 
вещи ; но и плата не всегда гарантировала жизнь и доставление 
до Забайкалья, гд'Ь была уже безопасная отъ большевиковъ зона. 

Около станщй Оловянная изъ проходящаго чешскаго эше- 
лона было выброшено три м'Ьшка въ р'Ьку Ононъ. Въ м'Ьш- 



236 

кахъ нашли трупы русскихъ женщинъ. Н-Ьтъ возможности 
установить хотя бы приблизительно синодикъ погубленныхъ 
и преданныхъ за этотъ пераодъ. 

Благодаря случайно спасшемуся полковнику барону Де- 
линсгаузену выяснилась вся грязь предательства чехами слав- 
наго Сибирскаго казака, генералъ-маюра Волкова и его неболь- 
шого отряда. 

Генералъ Волковъ отбился отъ армш и не могъ догнать ее. 
Между т'Ьмъ насЬдали красные съ запада и появились банды 
съ востока, отъ Иркутска; тогда около станцш Ангара Волковъ 
обратился за помощью и спасен1емъ къ начальнику стоявшаго 
тамъ чешскаго эшелона. 

— «Впереди никакихъ красныхъ н'Ьтъ,» отв-Ьтилъ тотъ, 
— «Вы см-Ьло можете двигаться вдоль полотна, но только 
торопитесь.» 

Въ 1 У2 верстахъ отъ станцш отрядъ былъ встр-Ьченъ зал- 
пами; первыми выстр'Ьлами былъ убитъ генералъ Волковъ и 
смертельно ранена его жена. Изъ всего отряда спаслись только 
шесть челов'Ькъ съ барономъ Делинсгаузеномъ. По возвраш,е- 
Н1И на станц1ю они были встр'Ьчены словами: 

«Какъ!.. Вы не пробились? В']Ьдь красныхъ было такъ 
мало. . .» 

Черезъ короткое время большевики подошли къ станцш, 
и всЬ шесть спасшихся были выданы имъ по приказан1ю того 
же начальника эшелона. ВсЬ выданные были разстр'Ьлены ;, 
только барону Делинсгаузену удалось спастись буквально чу- 
домъ. Подробный разсказъ его приведенъ былъ тогда же, по 
прибыт1и его въ Харбинъ, во всЬхъ Дальне-Восточныхъ га- 
зетахъ. 

Для полноты впечатл'Ьн1я о степени предательства, надо 
сказать н-Ьсколько словъ и о томъ, въ какое положенхе была 
поставлена этимъ стаднымъ стремлен1емъ на Востокъ чеховъ 
5-я польская дивизхя, которая формировалась также въ Сибири 
и находилась подъ покровительствомъ Франщи и подъ главно- 
командован1емъ того же Жанэна. 

Чтобы не дать возможности полякамъ продвинуть ихъ са- 
нитарные по'Ьзда и семьи раньше чешскихъ эшелоновъ, — что 
было опять таки только справедливо, — чехи поставили на 
главныхъ путяхъ западн-Ье станщи Клюквенной три пустыхъ 
вамороженныхъ эшелона. 

На предложеше поляковъ отдать чехамъ двадцать парово- 
зовъ со всЬмъ имуществемъ за пропускъ на востокъ двухъ 
польскихъ санитарныхъ по^здовъ и трехъ эшелоновъ съ семь- 
ями, былъ полученъ по телеграфу отв-Ьтъ отъ Жанэна и Сыро- 
вого, что «планъ эвакуащи остается неизм-Ьннымъ». 



237 

Назр'Ьвало кровавое столкновен1е польскихъ частей съ 
идущпмъ въ хвост-Ь б'Ьгущаго стада, 12-мъ чехо-словацким7> 
полкомъ; для предупрежден1я его, команднръ посл'Ьдняго за- 
в'Ьрилъ честнымъ словомъ польское командован1е, что онъ убе- 
ретъ замороженные составы и откроетъ путь. Такъ тянулось 
д-Ьло три дня. 

Путь не былъ очищенъ. Съ запада надвинулись части крас- 
ной арм1и, которыми и была шт^нена 5-я польская дивиз1я; 
капптулящя состоялась на услов1яхъ, дававшимъ полякамъ 
возвращен1е на родину. 

Но, ясно, что посл-Ь сдачи оруж1я большевики всЬ эти 
услов1я нарушили. Свыше двухъ тысячъ офицеровъ и солдатъ 
были посажены за проволоку, изъ остальныхъ составили ра- 
боч1е команды и отправили въ Сибирск1е рудники,