(navigation image)
Home American Libraries | Canadian Libraries | Universal Library | Community Texts | Project Gutenberg | Children's Library | Biodiversity Heritage Library | Additional Collections
Search: Advanced Search
Anonymous User (login or join us)
Upload
See other formats

Full text of "Drevnerusskiia zhitiia sviatykh kak istoricheskii istochnik"

ОідШгесІ Ьу ІІіе Іпіегпеі АгсЫѵе 
іп 2013 



ІіНр://агсІііѵе.огд/сІеІаіІз/сІгеѵпегиз5кііа2Іі008800 



ДРЕВНЕРУССКІЯ 

Ж II Т I я святыхъ 

КАКЪ ИСТ0РИЧЕСК1Й источникъ. 



I 



ДРЕВНЕРУССЮЯ 

ЖИТІЯ святыхъ 

КАКЪ ИСТОРИЧЕСКІЙ ИСТОЧНИКЪ. 



ИЗСЛЪДОВЛНІЕ 
В. КЛЮЧЕВСКАГО. 

Издапіе К. Солдатенкова. 



МОСКВА. 

Тіпографіа Грачева и К , у ІІречистенснихъ воротъ, д. Шиловой. 

1871. 



По оарѳдѣлѳнію историко-Филѳлогическаго Факультета печатать дозво- 
ляется. 

Дѳканъ П. Юркевичз, 



Для предупрежденія требованій, которымъ удов- 
летворить авторъ не могъ и не думалъ, онъ нахо- 
дитъ яелишнимъ объяснить происхожденіе своего 
труда. Онъ обратился къ древнерусскимъ житіямъ, 
какъ къ самому обильному и свѣжему источнику 
для изученія одного Факта древнерусской исторіи, 
участія монастырей въ колонизаціи сѣверовосточ- 
ной Руси. Чѣмъ болѣе входилъ онъ въ изучаемый 
матеріалъ, тѣмъ яснѣе становились для него два 
вывода: вопервыхъ, этотъ источникъ далеко не такъ 
свѣжъ и обиленъ, какъ о немъ думаютъ; вовторыхъ, 
его небогатымъ историческимъ содержаніемъ нельзя 
воспользоваться безъ особаго предварительнаго изу- 
ченія его въ полномъ объемѣ. Литературное одно- 
образіе житій давало возможность сдѣлать нѣчто 
цѣльное изъ ихъ обзора и разбора; необходимо было 
только распространить изслѣдованіе и на тѣ житія, 
которыя ничего не давали для изученія означен- 
наго Факта. Впрочемт> авторъ ограничился житіями, 
написанными въ сѣверовосточной Руси, не коснув- 
шись кіевскихъ. 

Первоначально автору представлялся другой планъ, 
не тотъ, какой проведенъ въ изслѣдованіи: ему хо- 
телось, не заставляя читателя присутствовать при 
отдѣльномъ разборѣ каждаго житія, разсмотрѣть всю^ 
совокупность изучаемаго матеріала сверху, разобравъ 



11 



его элементы литературные, исторіограФическіе, 
культурные и т\ п. Изь такой работы вышла бы 
критическая исторія житій, которая уложилась бы 
на умѣренномъ количёетвѣ печатныхъ листовъ. Но 
въ такомъ случаѣ выводы изслѣдованія получили 
бы характеръ откровеній, неизвѣстно на чемъ ос- 
нованныхъ, ибо большая часть матеріала лежитъ не 
описанной и не напечатанной въ рукописныхъ биб- 
ліотекахъ. Это соображение указало другую болѣе 
простую и скучную задачу, первоначальную очис- 
тку источника настолько, чтобы прагматикъ, обра- 
щаясь къ нему, имѣлъ подъ руками предваритель- 
ныя свѣдѣнія, которыя помогли бы ему правильно 
воспользоваться житіемъ. При такой задачѣ авторъ 
долженъ былъ обременить книгу приложеніями и 
множестзомъ библіограФическихт» примѣчаній. 

Пріемы изслѣдованія опредѣлились свойствомъ 
разбираемыхтз памятниковъ. По кругу явленій древ- 
нерусской жизни, къ изображенію которых ъ об- 
ращался агіобіограФЪ, большая часть житій стоитъ 
одиноко среди древнерусскихъ историческихъ ис- 
точниковъ. Рѣдко является возможность повѣрить из- 
вѣстіе житія показаніемъ другаго источника. Ка- 
чество историческаго матеріала, представляемаго Щ 
житіемъ, зависѣло главнымъ образомъ отъ обсто- 
ятельствъ, при которыхъ писалось послѣднее, и отъ 
литературныхъ цѣлей, которыя ставилъ себѣ его 
авторъ. Эти обстоятельства и цѣли, время появленія 
житія, личность біограФа, его отношеніе къ свято- 
му, источники, которыми располагалъ онъ, частные 
поводы, вызвавшіе его трудъ, и литературные прі- 
емы, которыми онъ руководился, — вотъ главные 



111 



вопросы, которые задавалъ себѣ изслѣдователь при 
разборѣ каждаго житія. 

Авторъ не могъ достигнуть полноты въ обзорѣ 
своего матеріала: нѣкоторые памятники, входящіе 
въ кругъ его изслѣдованія, остались не разсмот- 
рѣнными. Это зависѣло отъ состава рукописныхъ 
библіотекъ, которыми онъ могъ воспользоваться. 
Читатель найдетъ въ примѣчаеіяхъ ссылки на ру- 
кописи библіотекъ Синодальной, Соловецкой, гр. 
Румянцева, Ундольскаго, Троицкой Сергіевой Лав- 
ры, Московской Духовной Академіи, отдѣла библіо- 
теки ІосиФОва Волоколамскаго монастыря въ Мос- 
. ковской Духовной Академіи, другаго отдѣла въ 
Московской епархіальной библіотекѣ и на нѣкото- 
рыя рукописи изъ Погодинскаго отдѣла Император- 
ской Публичной библіотеки. Изъ частныхъ собра- 
тий авторъ имѣлъ возможность пользоваться бога- 
той рукописной библіотекой гр. А. С. Уварова и 
нѣкоторыми рукописями Н. С. Тихонравова и Е. 
В. Барсова, за что приноситъ искреннюю благодар- 
ность владѣльцамъ. 



ГЛАВА I. 



Древнѣйшія преданія о ростовскихъ святыхъ 
въ нозднъйшей литературной обработкѣ. 

Обращаясь къ древнѣйшимъ житіямъ сѣверовосточной Руси 
съ мыслью о литературномъ характерѣ и историческомъ содержа- 
ніи древнѣйшихъ житій южнорусскихъ, изслѣдователь напередъ 
задаетъ себѣ тотъ же вопросъ, котораго не избѣжитъ онъ и въ 
изученіи другихъ сторонъ начальной исторіи сѣверовостока: 
этотъ вопросъ состоитъ въ сравненіи однородныхъ явленій 
тамъ и здѣсь, въ томъ, дѣлалъ ли сѣверовостокъ въ извѣст- 
номъ отношеыіи шагъ впередъ предъ югомъ, или нисходилъ съ 
южнорусскаго уровня. Въ отвѣтъ на такой вопросъ о житіяхъ 
не раньше какъ съ XIII в. начинаемъ встрѣчать въ нѣкото- 
рыхъ мѣстностяхъ сѣверовосточной Руси немногіе одиночные па- 
мятники, слабые отголоски письменности смоленской — въ житіи 
Авраамія, новгородской — въ житіи Варлаама, владимірской — 
въ житіи Александра Невскаго и т. д. Но памятники позднѣй- 
шей письменности даютъ замѣтить, что болѣе ранніе вожди рус- 
ско-христіанской жизни на сѣверовостокѣ сошли со сцены не 
безслѣдно: мѣстная память сохранила о нихъ устное преданіе, 
которое вмѣстѣ съ этой жизнью ростетъ и осложняется, обле- 

1 



2 



каясь наконецъ въ литературную форму житія. Это преданіе — 
почти все, что осталось для историка о дѣятельности этихъ 
вождей, и въ сбереженіи его главное зиаченіе житій, на немъ 
основанныхъ. Раньше другихъ центровъ сѣверовосточной Руси 
и съ болѣе обильнымъ запасомъ преданій выступаетъ старый 
Ростовъ, дѣдъ Залѣсской земли, съ пестрой группой житій, въ 
которыхъ онъ записалъ старинныя устныя сказанія о своихъ 
древнѣйшихъ просвѣтителяхъ и подвижникахъ. Эта группа со- 
вмѣщаетъ въ себѣ нѣсколько житій въ одной или нѣсколькихъ 
редакціяхъ, разнообразныхъ по времени происхожденія и по 
литературной формѣ: рядъ ихъ начинается въ концѣ XII в. и 
позднѣйшими частями своими теряется въ концѣ XV, представ- 
ляя вмѣстѣ съ краткимъ, безыскусственнымъ сказаніемъ и про- 
странное житіе, облеченное во всеоружіе позднѣйшей реторики. 
Однакожь нѣкоторыя особенности этой группы житій съ ихъ 
редакциями заставляютъ разсмотрѣть ее отдѣльно отъ другихъ 
одновременныхъ съ нею явленій литературы и разборъ ея по- 
ставить во главѣ историко-критическаго очерка сѣверовосточ 
ныхъ житій, забывая хронологическое и литературное разнооб- 
разіе ея частей. Всѣ эти житія — отдѣльныя звенья цѣльнагѳ 
мѣстнаго круга сказаній, одного изъ древнѣйшихъ по своимъ 
источникамъ легендарныхъ цикловъ сѣверовосточной Руси; ре- 
дакции этихъ житій — отраженіе послѣдовательнаго развитія 
этого цикла, и потому позднѣйшія изъ нихъ имѣютъ слишкомъ 
тѣсную историко-литературную связь съ первоначальными, что- 
бы историческая критика могла безъ затрудненія отдѣлять пер- 
выя отъ послѣднихъ, ихъ первообразовъ и источииковъ. Съ дру- 
гой стороны, эти редакціи дошли до насъ въ такомъ видѣ, что 
если по яснымъ литературнымъ признакамъ можно различить въ 
нихъ древнѣйшія отъ позднѣйшихъ, то онѣ, кромѣ одной изъ 14, 
не даютъ ясныхъ указаній, по которымъ можно было бы съ нѣ- 
которой точностью найти для каждой изъ нихъ хронологиче- 



3 



с:?ое мѣсто въ ряду другихъ явленій изслѣдуемаго отдѣла 
древне-русской литературы. Такимъ образомъ, при научной не- 
возможности въ разборѣ этихъ житій съ ихъ редакціями строго 
выдержать хронологическій порядокъ, въ какомъ являлись са- 
мые памятники, остается расположить ихъ по времени жизни 
линь, въ нихъ описываемыхъ. 

Позволительно напередъ сказать, что ростовскія житія не 
представляютъ особенно цѣнныхъ памятниковъ по качеству ис- 
торическая матеріала.въ нихъ заключающегося; но и этотъ ма- 
теріалъ остался бы безъ нихъ почти незамѣнимымъ пробѣломъ 
въ древнѣйшихъ источникахъ нашей исторіи. Въ этомъ важ- 
ность и вмѣстѣ опасность этихъ житій. Первые успѣхи рус- 
ско-христианской жизни на сѣверовостокѣ такъ любопытны и 
такъ неясны, что легко поддаться искушенію довѣрчивости, 
желанію не проронить въ прагматическомъ изложеніи ни одной 
черты, встрѣчаемой въ ростовскихъ сказаніяхъ. Но невозмож- 
ность повѣрки другими источниками и хронологическое отноше- 
ніе памятниковъ къ описываемымъ въ нихъ событіямъ внуша- 
ютъ осторожность. 

Въ 1164 г. обрѣтены мощи епископовъ Леонтія и Исаіи, 
первыхъ побѣдоносныхъ апостоловъ христіанства въ Ростовѣ. 
Нѣсколько десятилѣтій спустя произошло церковное прослав- 
леніе третьяго просвѣтителя Ростова, родоначальника ростов- 
скихъ монастырей Авраамія. Эти событія пробудили древнѣйшія 
мѣстныя преданія о названныхъ святыхъ, зашісапныя вскорѣ 
или позднѣе. 

Историко-критическую оцѣнку житія Леонтія необходимо 
основать на предварительномъ разборѣ двухъ вопросовъ: о про- 
исхожденіи и составѣ начальнаго сказанія и объ отношеніи къ 
нему позднѣйшихъ редакцій. 

Житіе это —одно изъ наиболѣе распространенныхъ въ на- 
шей древней письменности. Частая переписка внесла въ списки 

V 



его множество варіантовъ, затрудняющихъ точное опредѣленіе 
его редакцій. Всѣ намъ извѣстные списки можно распредѣлить 
на б редакцій и послѣднія разставить въ порядкь, соотвѣт- 
ствующемъ ихъ литературной формѣ и предполагаемому проис- 
хождение. Первое мѣсто принадлежитъ древнѣйшему по спис- 
камъ и простѣйшему по составу сказанію объ обрѣтеніи мощей 
святаго, начинающемуся краткими извѣстіями о его жизни. Оно 
встрѣчается въ рукописяхъ довольно рано: древнѣйшій списокъ 
его, намъ извѣстный, восходитъ къ началу XIV или концу ХШ 
вѣка. Остальныя редакціи появляются во множествѣ списковъ 
съ XVI вѣка;по крайней мѣрѣнамъне удалось встрѣтить ни од- 
ной изъ нихъ въ болѣе раннемъспискѣ. Главное отличіе второй 
редакціи, столь же краткой какъ и первая, и одинаковой съ 
ней по составу, состоитъ въ томъ только, что она сообщаетъ 
въ началѣ нѣсколько чертъ изъ жизни Леонтія до епископства 
въ Ростовѣ, о чемъ совершенно умалчиваетъ древнѣйшее ска- 
заніе; въ остальномъ она большею частью дословно повторяетъ 
это послѣднее и составляетъ скорѣе легко подновленный спи- 
сокъ его, чѣмъ особую редакцію. Третья редакція— простран- 
ное жизнеописаніе, болѣе первыхъ развитое и въ литератур- 
номъ и въ фактическомъ отношеніи* Самыя замѣтныя фактичес- 
кія дополненія, кромѣ вставокъ изъ лѣтописи, состоятъ въ 
томъ, что къ краткимъ извѣстіямъ второй редакціи о жизни 
Леонтія до прибытія въ Ростовъ прибавлено здѣсь цѣлое обсто- 
ятельное сказаніе о просвѣтительной миссіи въ Ростовъ, возло- 
женной на Леонтія патріархомъ Фотіемъ, а краткое извѣстіе обѣ- 
ихъ первыхъ редакцій о крещеніи ростовцевъ осложнено но- 
выми подробностями объ изгнаиіи Леонтія и о его дѣйствіи на 
дѣтей. Благодаря этому, третья редакція иногда помѣщалась 
въ сборникахъ и минеяхъ вслѣдъ за первой, какъ ея допол- 
неніе, не смотря на то, что и она цѣликомъ повторяетъ ту же 
первую редакцію въ тѣхъ частяхъ сказанія, къ которымъ не 



о 

прибавляетъ ничего новаго х ). Четвертая редакція выдѣляется 
изъ всѣхъ своимъ составомъ: она повторяетъ почти цѣликомъ 
жизнеописаніе по третьей редакціи; но слѣдующую за жизне- 
описаніемъ статью о церковномъ прославленіи Леонтія въ концѣ 
XII в. дополняетъ значительными по объему вставками изъ со- 
временной этимъ событіямъ ростовской лѣтописи, сопровождая 
всѣ извѣстія точными и подробными хронологическими помѣт- 
ками. Остальное и въ этой второй половииѣ житія, что служи- 
ло канвой для лѣтописныхъ вставокъ, совершенно сходно съ 
третьей редакціей. Пятая редакція по литературной обработкѣ 
своей представляетъ другой образчикъ того способа, какъ соста- 
влялись редакціи сказаній въ древнерусской письменности. Въ 
фактическомъ отношеніи она не даетъ почти ничего новаго, по- 
вторяя содержаніе двухъ предшествующихъ редакцій, къ кото- 
рому прибавляетъ немногія мелкія черты. На свою зави- 
симость отъ другихъ редакцій житія указываешь самъ состави- 
тель пятой, озаглавивъ ее «житіемъ, избраннымъ вкратцѣ отъ 
преждепишущихъ». Существенная особенность ея — въ литера-' 
турной обработкѣ стараго содержанія; въ этомъ отношеніи соста- 
витель ея совершенно самостоятеленъ и выдѣляется изъ ряда 
большей части древнерусскихъ редакторовъ, любившихъ съ до- 
словной точностью переносить матеріалъ въ свои произведенія. 
Онъ начинаетъ свой трудъ краткимъ, но витіеватымъ предисло- 
віемъ, котораго нѣтъ ни въ одной изъ остальныхъ редзкцій 
житія. Въ изложены самого житія, не отступая отъ порядка 
разсказа прежнихъ редакцій^ онъ развиваетъ однѣ его части и 
сокращаешь другія 2 ), сглаживаетъ несообразности другихъ ре- 



1 ) Такъ она помѣщена вслѣдъ за первой ред. въ Мак. ч. минеяхъ 
и въ соловецкой минеѣ, пис. 1568-1569 г. Почта дословно заимствована 
изъ первой редакціи ея существенная часть, разсказъ объ обрѣтеніи мощейѴ 
и о чудѣ при гробѣ. 

2 ) Особенно развитъ здѣсь разсказъ о жизни Леонті я допутешествія на Русь. 



6 



дакцій и этимъ сообщаетъ своему разсказу болѣе связную и 
стройную форму, излагая его ясной и складной рѣчькк Какъ 
предисловіе, такъ и разсказъ украшены общими мѣстами въ 
духѣ искусствениыхъ житій ХѴ-ХѴІ в. Наконецъ шестая редак- 
ция, которую можно назвать проложной, есть позднѣйшее со- 
кращенное изложеніе содержанія житія въ томъ видѣ, какъ оно 
развито въ третьей и пятой редакціи ] ). 



!) Древнѣйшій, но неполный сп. первой редекціи, нзмъ извѣстный, 
въ синод, прологѣ XIII— XIV в. № 246, л. 102-103; другой- 1459 г. въ 
синод, сб. Л- 637, л. 110— 116; спис. ХУІ в. въ Макар, ч. мин., мая 23; 
по спискамъ солов. библ. Х\ I &. она напечатана въ Прав. Собес. 1858, 
і№ 2. Начало по сп. синод, пролога: „Сь бѣ блажепый Левонтій Коетян- 
тиня града рожай и въспитаніе и за премногую его добродѣтель еписко- 
номъ поставленъ бысть Ростову". — Списки второй ред. въ синод, сб. 
XVI в. .№556, л. 50—56, № 555, л. 696, № 948, л. 97-103; сп. 1548 г. 
въ Волоколамск, сб. моек, епарх. библ. ,№ 648, л. 23-35, другой Х\ I в. 
тамъ же .№ 569, л. 199-205; въ сб. Унд. XVII в. .№ 1298, л. 533— 
540. Нач. „Сей бѣ блаженный иже во святыхъ отецъ нашъ великый Ле- 
онов рождейся въ Коньстянтвнѣ градѣ отъ благовѣрну родителю; отъ уны 
же върсты оставивъ мира и яже въ мирѣ"... Списки третьей ред. въ Мак. 
ч. мин. по синод, сп. май, .л. 998 - 1002, въ синод, сб. XVI в. ЛВ 636, 
л. 293—307, въ сб. волокол. епарх. XVI в. .№ 639, л. 97—108 — представля- 
етъ ту особенность, что каждое событіе въ разсказѣ объ обрѣтеніи и перѳне- 
сеніи мощей помѣчено годомъ по лѣтописи. Нач. въ указ. мѣстѣ Прав. Соб. 
стр. 301. — Списки четвертой ред. въ синод, сб. XVI в. ,№90, л. 163і 
въ сб. Унд. XVI в. Л 2 574, л. 655- 667 и въ сб. его же XVI— XVII в. 
Л? 586, л. 113 - 134. Нач. „Иже во святыхъ отецъ ньшъ Леонтіе великый 
рождься въ Константинѣ градѣ отъ благовѣрну родителю, и егда пройде въ- 
зраста седьмаго лѣта, вданъ бысть родителма въ наупеніе грамотѣ".- Един- 
ственный намъ извѣстный сп. пятой ред. въ волокол. сб. моек, дух акад. 
XVI в. .№ 645, л. 268—289. ІІредисл. „Вси иже житіа святыхъ списующѳ 
не яко онѣмь сія требующимъ, но яко да тѣхъ добрая лѣты забвеніа глу- 
биною не покрыютсй"... Нач. житія: „Да глаголеть же ся первѣе, кто бѣ 
и откуду Леонтіе. Родигя убо сей въ царьствующемъ градѣ Коньстянтиновѣ 
глаголю, отъ благочестиву родителю и благородну, иже и въ подобно время 
възраста писанію отрока добрѣ изучиша и толико, яко зѣло разумѣти 
ему севровенаа въ священныхъ книгахъ, и отъ нихъ разумѣ суету мало- 



7 



Такимъ образомъ во всѣхъ редакціяхъ житія лежитъ одна 
общая основа, которую въ наибольшей простоі Ѣ находимъ въ 
первой редакціи. Разсматривая составъ этой послѣдней, нельзя 
не замѣтить,что она — собственно сказаніе объ обрѣтеніи мощей 
святаго, на что указываешь и заглавіе и самый составъ его. 
Чрезвычайно краткія извѣстія о жизни Леонтія имѣютъ видъ 
вступленія къ главному предмету сказанія— объ обрѣтеніи и 
прославленіи мощей епископа. Въ этомъ разсказѣ можно ука- 
зать 4 части: открытіе мощей при основаніи новой соборной 
церкви въ Ростовѣ (1164 г.), внесеніе ихъ въ новую церковь, 
видѣніе пономаря съ исцѣленіемъ клирика при гробѣна праздникъ 
святаго и наконецъ хвалебно-молитвенное обращеніе къ свя- 
тителю. Хронологическое отношеніе всѣхъ этихъ событій не 
указано въ первой редакціи. Между тѣмъ сказаніе сохранило 
несомнѣнные слѣды своего происхожденія, современнаго княже- 
нію Андрея Боголюбскаго: послѣдній въ нѣкоторыхъ даже позд- 
нѣйшихъ спискахъ называется «христолюбивымъ княземъ на- 
шимъ Андреемъ», призывается молитва Леонтія «о державѣ и 
побѣдѣ» этого князя. Слѣд. сказаніе составлено до 1174 г., 
когда убитъ былъ кн. Андрей. Легкость такого вывода, при от- 
сутствіи ясныхъ хронологическихъ указаній первой редакціи 
житія, вводила въ заблужденіе и древнихъ и новыхъ нашихъ 
изслѣдователей: они смотрѣли на всѣ событія въ сказаніи, какъ 
на близкія другъ къ другу по времени и современный Андрею. 
Такъ составитель лѣтописи по никоновскому списку, въ поясне- 
ніе замѣтки сказанія, что праздникъ въ честь Леонтія установ- 
ленъ еп. ростовскимъ Іоанномъ, добавляешь, что это сдѣлано 
по благословенію митр. Ѳеодора, прибывшаго на Русь вскорѣ 

зременнаго живота и блаженный покой безконечныя жизни". — Шестая 
ред. въ печ. прологѣ подъ 23 мая. — Преосв. Макаріѳмь по друтимъ спис- 
хамъ опредѣлены 4 редавціи, соотвѣтствующін нашамъ первой, второй, 
третьей и шестой. Ист. Р. Ц. т. II, прим. 59. 



8 



послѣ ростовскаго пожара (1160 г.), который послужилъ по- 
водомъ къ открытію мощей Леонтія; но Іоаннъ сдѣлался еп. ро- 
стовскимъ уже при третьемъ преемникѣ этого Ѳеодора, въ 
1190 г. Встрѣчаемъ также извѣстіе, что видѣніе соборнаго 
пономаря въ день праздника Леонтія произошло вскорѣ по от- 
крыли мощей 2 ); но по сказанію это было уже послѣ установ- 
ленія праздника въ честь Леонтія и, какъ сейчасъ увидимъ, 
ровно 30 лѣтъ спустя по открытіи мощей. Всматриваясь 
ближе въ содержаніе сказанія, находимъ въ немъ признаки раз- 
новременнаго состава. Незамѣнимое пособіе при разборѣ его 
даетъ четвертая изъ описанныхъ выше редакцій житія, приво- 
дя извѣстія послѣдняго въ непосредственную связь съ извѣстія- 
ми современной имъ лѣтописи и этимъ возстановляя хроноло- 
гическое отношеніе событій житія. Сличая лѣтописныя вставки, 
внесенный ею въ житіе, съ ростовскими извѣстіями конца XII 
в. въ напечатанныхъ лѣтописныхъ сборникахъ, находимъ, что 
и тѣ и другія взяты изъ одного источника, т. е. изъ исчезнув- 
шей ростовской лѣтописи, которая въ извѣстіи о ростовскомъ 
еп. Лукѣ (1185 — 1189), сохранившемся въ лаврентьевскомъ 
сборникѣ, обличаетъ въ своемъ составителѣ современника это- 
го епископа 3 ). Притомъ четвертая редакція выставляетъ. годы 
и надъ извѣстіями невставными, составляющими основное со- 



') П. С. Р. Лѣт. IX, 231. 

2 ) Древн. Святыни Ростова В., гр. М. Толстаго, стр. 35. Подобную 
ошибку дѣлаѳтъ арх. Фидаретъ, говоря, что мощи Леонтія открыты въ 1164 
г., при ІоаннѢу еп. ростовскомз. Обз. р. д. лат. I, стр. 51. 

3 ) П. С. Р. Лѣт.Д, 165. Ср. житіе по сп. Унд. 3$ 574, л. 661- 665съ 
лаврент. лѣт. въ П. Собр. I, 150. 171 и 172 и съ ипат. II, 127. Изъ лѣ- 
тописи вставлены въ четвертую ред. извѣстія: о смерти кн. Андрея 1174 
г., о поставленіи Луки епископомъ въ Ростовъ 1185, о подписаніи имъ 
ростовскаго собора 1187, о смерти его 1189, о поставлѳніи Іоанна на его 
мѣсто 1190. 



9 

держаніе сказанія 1 ). Чтобы съ помощію этой редакціи бли- 
же опредѣлить время происхожденія первой, надобно испра- 
вЙь* нѣкоторыя другія неточности церковно-историческихъ 
изслѣдователей въ разсказѣ о ростовскихъ событіяхъ XII — 
XIII в. Есть извѣстіе, что кн. Константинъ въ 1213 г. за- 
ложилъ въ Ростовѣ на мѣстѣ обрушившагося собора новый, 
освященный въ 1231 г. еп. Кирилломъ, куда и перенесены 
были изъ церкви Іоанна мощи св. Леонтія 2 ). Отсюда заклю- 
чают^ что соборъ, основанный при кн. Андреѣ, обрушился, 
едва оконченный, а мощи Леонтія и Исаіи тотчасъ по обрѣтеніи 
въ 1164 г. были положены въ церкви св. Іоанна на епископ- 
скомъ дворѣ, гдѣ лежали до 1231 г. 3 ). Но первыя редакціи 
житій Исаіи и Леонтія согласно говорятъ, что мощи этихъ свя- 
тыхъ внесены по обрѣтеніи въ новый соборъ вскорѣ по его 
окончаніи, еще при кн. Андреѣ; перенесете мощей Леонтія чет 
вертая редакція его житія помѣчаетъ 1170 годомъ; въ раз- 
сказѣ о чудесахъ Леонтія 1194 г. по всѣмъ редакціямъ житія 
находимъ мощи святаго въ соборной церкви Богородицы и въ 
ней епископъ совершаетъ службу. Наконецъ, въ лѣтописяхъ 
сохранилось извѣстіе, что каменная соборная церковь въ Рос- 
товѣ упала въ 1204 г. 4 ). Со постав леніе этихъ извѣстій житія 
съ отрывочными лѣтописными даетъ, кажется, нѣкоторое осно- 
ваніе заключать, что тѣло св. Леонтія, положенное въ соборной 
церкви еще при Андреѣ, лежало въ ней до ея паденія въ 1204 

*) Таковы: о ростовскѳиъ пожарѣ 1160 г., объ освованіи новаго собо- 
ра и обрѣтеніи мощей Леонтія 1164, о построеніи новаго собора и вне- 
сешь въ него мощей Леонтіа 1170, установление празднованія памяти Леон- 
тія 1190, два чуда на праздникъ Леонтія 1194. 

2 ) П. С. Р. Лѣт. У II, 119; I, 185. 195 и 220; V, 173. Карамз. III, 
прим. 369, по изд. Эйнерлинга. 

3 ) Ист. Р. Ц. пр. Макарія, III, 78. Р. Свят, архіеп. Филарета, май, 
стр. 165. Др. Свят. Ростова В., стр. 28. 

4 ) П. С. Р. Л. VII, 112; XV, 294. Ник. II, 289. 



40 

г., послѣ чего оно хранилось въ* надьорной епископской церкви 
до вторичнаго переиесенія въ новый, третій соборъ, освящен- 
ный въ 1231 г. Отсюда ближе опредѣляется время проискоЖ- 
денія первой редакціи житія. Повѣствуя о судьбѣ мощей Леон- 
тія съ обрѣтенія до чудесъ 1194 г. при еп. Іоаынѣ, оно ничего 
не говоритъ ни о паденіи аидреева собора, гдѣ онѣ лежали, ни 
о еп. Кириллѣ, ни о такихъ важныхъ для нея событіяхъ, какъ 
построение третьяго собора и торжественное перенесете въ не- 
го мощей въ 1231; согласно съ пей и въ четвертой редакціа 
рядъ лѣтописныхъ извѣстій прерывается на еп. Іоаннѣ, 1194 
г. Но-въ первой редакціи житія читаемъ, что кн. Андрей по- 
слалъ для новообрѣтенныхъ мощей Леоитія каменный гробъ, 
<идѣже и нынѣ лежать въ церкви св. Богородица, -съдѣвая 
преславная чюдеса .. въ дръжаву и побѣду христолюбивому 
князю Андрею^. Разсказъ о внесеніи тѣла въ соборную цер- 
ковь при Андреѣ заключается словами: «поставиша въ рацѣ на 
стѣнѣ, идѣже и нынѣ лежить» . Все это приводитъ къ выводу, 
что относясь первой частью своей ко времени княженія Андрея, 
первая редакція получила свой окончательный видъ въ проме- 
жуток 1194 -1204 гг. 

Откуда взяты и какъ соединены въ первой редакціи разно- 
временные элементы ея состава? На это можно дать два отвѣ- 
та, различающіеся нѣкоторыми подробностями. Слѣды современ- 
ника Андреева въ разсказѣ могутъ значить, что первоначально, 
вскорѣ по окончаніи каменнаго собора въ Ростовѣ, слѣд. въ про- 
межуток 1170-1174 гг., была составлена записка о жизни 
Леоитія и судьбѣ его тѣла, слившаяся потомъ съ позднѣйшими 
прибавленіями. Раздѣльныя черты соединенныхъ частей сгла- 
жены въ позднѣйшихъ спискахъ. Позднѣйшее прибавленіе яв- 
ственно обозначается непосредственно за разсказомъ о внесеніи 
мощей, съ извѣстія объ установлены праздника въ честь Леон- 
тія еп. Іоанномъ. Краткая похвала святому, заканчивающая ре- 



и 



дакцію, пріурочена къ тому же празднику, слѣд. также позднѣй- 
шаго происхожденія. Редакція могла составиться и другимъ еще 
болѣе простымъ путемъ. Главное содержаніе ея, судьба тѣла 
Леонтія, описано рядомъ краткихъ, отрывочныхъ разсказовъ. 
Они могли быть первоначально записаны современнымъ ростов- 
скимъ лѣтописцемъ, существованіе котораго около того време- 
ни намъ извѣстно. Установление праздника въ память Леонтія 
въ 1190 г. еп. Іоанномъ создавало потребность прославленія 
святаго въ литературномъ произведеніи. Это подтверждается 
извѣстіемъ, сохранившимся въ ыѣкоторыхъ спискахъ старинной 
службы Леонтію, которое называетъ авторомъ канона въ ней 
еп. Іоанна т ).Таже потребность вызывала составленіе литератур- 
ной памяти, которую можно было бы прочитать въ церкви 
на праздникъ святаго. Все это дѣлаетъ вѣроятнымъ, что тѣмъ 
же Іоанномъ или по его внушенію въ 11 94 — 1204 г. записаны 
были преданія о жизни Леонтія, къ нимъ присоединены выбран- 
ныя изъ лѣтописи извѣстія о мощахъ его, дополнены дальнѣй- 
шими извѣстіями о праздникѣ и чудесахъ 1194 г. и весь раз- 
сказъ законченъ пріуроченнымъ къ празднику краткимъ поуче- 
ніемъ съ хвалебно - молитвеннымъ обращсніемъ къ святому. Го 
внесеніемъ чудесъ и похвальнаго слова сказаніе получило видъ 
цѣльнаго, законченнаго житія, удобнаго для чтенія въ церкви. 
Четвертая редакція своими обильными лѣтописными вставками 



!) Въ псалтири Тр. С. Л. ХМ в. .№ 327., л. 629: „канонъ св. Ле- 
ѳнтію ростовскому-твореніе Іоанпа епископа тоя же богоспасаемые епис- 
копіа". Тожевъ рук. волокол. епарх. № 648, л. 17 и .№ 569, л. 189. Два 
послѣдніе списка наглядно указываютъ на церковное происхожденіе житіа 
въ связи съ службой: здѣсь житіе Леонтія второй ред. помѣщено вслѣдъ 
за. икосоиъ га 6-ой пѣсни канона, когда оно читалось въ церкви; за нимъ 
списокъ продолжаетъ прерванный каионъ. Туже службу находимъ въ си. 
XVI в. въ рук. Тр. С. Л. 600, съ припиской: "установлено блаж. 
Іоанномъ еп. ростовскимъ праздновэти,,. Канонъ Леонтію пѣли въ Нов- 
городѣ въ 1493. П. С. Лѣт. III, 146. 



12 



представляетъ наглядный примѣръ подобнаго образованія житія 
съ помощью лѣтописи. Въ такомъ случаѣ выраженія житія, 
обличающія Андреева современника въ авторѣ, принадлежать 
лѣтописцу и по обычаю древнерусскихъ редакторовъ переписа- 
ны цѣликомъ въ немного -поз днѣйшемъ сказаніи. Оба случая 
допускаютъ выводъ, что первая редакція составилась изъ час- 
тей, относящихся къ двумъ указаннымъ промежуткамъ времени. 

Нѣтъ достаточныхъ опоръ, къ которымъ можно было- бы 
прикрѣпить приблизительное опредѣленіе времени, когда соста- 
вились прочія редакціи житія. Только третью можно сбли- 
зить съ однимъ фактомъ въ литературной исторіи житія. По- 
явленіе житія или новой редакціи его часто условливалось со- 
бытіями съ особенной силой оживлявшими въ обществѣ па- 
мять о святомъ. Такъ было съ памятью о Леонтіѣ въ XV в. 
Въ это время она ознаменовалась рядомъ чудесь, по видимому' 
привлекшихъ къ себѣ вниманіе мѣстнаго общества. Они опи- 
саны въ особой статьѣ, которая обыкновенно присоединяется 
въ спискахъ къ третьей редакціи и никогда къ первой и вто- 
рой. Судя по хронологическимъ указаніямъ, которыми отмѣчены 
нѣкоторыя изъ чудесъ, рядъ ихъ начинается въ концѣ XIV в. 
и прерывается во второй половинѣ XV, во время архіеп. ро- 
стовскаго Трифона или вскорѣ послѣ; между тѣмъ два столѣтія, 
протекшія съ описанныхъ въ первой редакціи чудесъ 1194 г. 
до перваго въ разсматриваемой статьѣ, не оставили въ житіи 
никакого слѣда. Послѣднія чудеса въ этой статьѣ составитель 
описываетъ какъ очевидецъ, и очень вѣроятно, что статья со- 
ставлена не много спустя по удаленіи архіеп. Трифона съ ка- 
ѳедры въ 1467 г. Возможно предположеніе, что описаніе 

і ) Макар, ч. мнн. по синод, сл., май, л. 1004. Статья начинается 
замѣткой: „И еще же мало нѣчто повѣдаю вамъ о чюдесѣхъ св. Леонтія, 
яже бысть въ послѣдняя лѣта". Первыя чудеса помѣчены временемъ 
архіеп. Ѳеодора (1389—1395), нѣкоторыя изъ дальнѣйшяхъ- временемъ 



43 



этихъ позднѣйшихъ чудесъ дало поводъ къ пересмотру и рас- 
пространен^ древняго краткаго сказанія о Леонтіѣ, слѣдстві- 
емъ чего была его третья редакція. По крайней мѣрѣ имѣемъ 
прямое доказательство, что и эта редакція житія и прибавлен- 
ная къ ней статья о чудесахъ XIV — XV в. обращались въ ру- 
кописяхъ до 1514 г. 

Обращаясь къ фактическому содержанію собственно жизне- 
описанія, нельзя не замѣтить въ немъ прежде всего неопредѣ- 
ленности, показывающей, что оно черпало единственно изъ 
смутнаго преданія, не основываясь на письменномъ источникѣ, 
на лѣтописи или на чемъ-нибудь подобномъ. Первая редакція 
почти ничего не знаетъ ни о прежней жизни ростовскаго про- 
свѣтителя, ни о времени его дѣятельности въ Ростовѣ, ко- 
торую только по догадкѣ, на основаніи другихъ источниковъ. 
относятъ къ третьей четверти XI в. 2 ). Даже о важнѣйшемъ 



архіеп. Трифона (1462—1467)-, время послѣднихъ не обозначено, но въ 
яихъ встрѣчаемъ выраженія, обличающія въ авторѣ очевидца, наприи. 
„намъ зрящимъ и дввящимся". Вопреки мнѣнію архіеп. Филарета, эти чу- 
деса описаны послѣ ТриФОна, о которомъ въ одномъ изъ нихъ говорится, 
какъ объ архіепископѣ «тогда бывшемъ (Обз. р. д. Лит. I, стр. 142)". 

Находимъ ихъ въ сб. Дарскаго (гр. А. С. Уварова) 381, л. 
217—248, написанномъ въ Муромѣ въ 1514 г. Къ этому жѳ промежут- 
ку 1467 — 1514 гг. сяѣдуетъ отнести помѣщаемое обыкновенно при 3-й 
ред. житія пространное похвальное слово, или поученіе на память Леон- 
тія, напеч. въ ПраЪ.'Собес. 1858, № 3, и безъ всякаго основанія относимое 
имъ ко времени открытія мощей Леонтія (въ муромскомъ сб. л. 225). 

2 ) Преосв. Макарія, Ист. Р. Ц. II, 16, прим. 59. Арх. Филарета, Р. 
Свв. май, 160. Послѣдній (тамъ же, прим. 254) цитуетъ поздній сп. 
святцевъ, помѣчающій кончину Леѳнтія 6581 (1073) г. Въ сп. намъ из- 
вѣстномъ (рук. моек. д. ак. Л» 209) стоитъ неопредѣленная циФра 6500, 
обозначающая, по обычаю святцевъ, вѣкъ отъ сотв. міра, а не годъ. Въ 
синод, сб. 1459 г. ^М 2 637, л. 79 приписка къ тропарю и кондаку Леон- 
тія помѣчаетъ его кончину довольно странной цифрой: „преставися сви- 
тый въ лѣто 6980. 34". Здѣсь вѣрными можно признать только циФры 
тысячь и десятковъ— 6 и 80; можетъ быть, надо читать 6580 (1072). 



44 



фактѣ житія, о дѣйствіи христіанской проповѣди Леонтія въ ■ 
Ростовѣ, редаіщія не даетъ яснаго представленія: она го- 
воритъ объ этомъ какъ объ одномъ изъ преславныхъ чу- 
десъ Леонтія въ Ростовѣ и весь результатъ проповѣди объясня- 
етъ однимъ чудеснымъ событіемъ, какъ Ростовцы, поднявшись 
съ оружіемъ на Леонтія, одни пали мертвыми, другіе ослѣпли 
при видѣ епископа съ клиромъ въ полномъ облаченіи, какъ 
Леонтій поднялъ ихъ, научилъ вѣровать въ Христа и крестилъ. 
Эта неопредѣленность основнаго содержанія перешла и въ дру- 
гія редакціи житія. Заимствуя изъ лѣтописи извѣстія, не имѣ- 
ющія прямой связи съ этимъ содержаніемъ, они не могутъ свя- 
зать послѣднее ни съ однимъ достовѣрнымъ событіемъ, извѣст- 
нымъ изъ другихъ источниковъ. Съ другой стороны, это основ- 
ное содержаніе біографіи, не получая большей фактической оп~ 
редѣленности, постепенно осложняется въ послѣдовательномъ 
рядѣ редакцій житія. Особенно сильно осложняются въ нихъ два 
эпизода— о жизни Леонтія въ Еонстантинополѣ и о способѣ об- 
ращенія ростовцевъ къ христіанству. Пробѣлъ, оставленный въ 
лервыхъ строкахъ первой редакціи, постепенно наполняется но- 
выми чертами въ каждой изъ послѣдующихъ *). Неизвѣстиый 
Грекъ,о которомъ первая редакція зиаетъ только, что онъ родил- 
ся и воспитывался въ Царьградѣ, во второй является сыномъбла- 
говѣрныхъ родителей и потомъ монахомъ, а въ третьей и пятой 
рано изучаетъ писаніе, рано покидаетъ суету мірскую и строго 
подвизается въ одномъ изъ цареградскихъ монастырей, отъ чу- 
деснаго голоса получаетъ призваніе просвѣтить христіанствомъ 
далекій и упорный Ростовъ и по благословенію самого патр. 
Фотія отправляется туда во главѣ цѣлой мигсіи; четвертая и 

1 ) Онъ состоитъ въ непосредственномъ переходѣ первой редакціи отъ 
взвѣстія о рожденіи и воспитанія Леонтія въ Царьградѣ къ извѣстію о 
востявленів его еиископомъ въ Ростовъ. Ом. выше въ прим. о списках* 
витіа начало первой ред. 



нѣкоторые списки третьей редакціи умѣютъ даже прибавить ко 
всему этому, что Леонтія начали учить грамотѣ на седьмомъ 
году, а шестая — что онъ «книгамъ россійскимъ и греческимъ 
вельми хитрословесенъ и сказатель отъ юности бысть». Не 
трудно видѣть, что все это — на половину общія мѣста житій 
и на половину черты легендарнаго характера. Еще легче выдѣ- 
ляетсявътекстѣжитія вносимый въ него третьей редакціей и по- 
вторяемый дальнѣйшими эпизодъ о томъ, какъ Леонтій, изгнан- 
ный изъ Ростова язычниками, поселяется не вдалекѣ у потока 
Брутовщицы, ставить здѣсь маленькую церковь и кутьей зама- 
ниваетъ дѣтей къ слушанію своихъ христіанскихъ поученій. 
Эпизодъ входить въ первую редакцію механически, оставляя 
нетронутымъ ея текстъ, не сглаживая даже несообразностей, 
какія вносить онъ въ разсказъ 

Эти особенности житія бросаютъ нѣкоторый свѣтъ на его 
источники и даютъ возможность разъяснить сомнительныя черты 
его фактическаго содержанія. Сохранилось извѣстіе о Леонтіѣ, 
почти современное первой редакціи его житія и несогласное съ 



г ) Ихъ легко замѣтить при параллелыюмъ чтеніи обѣихъ редакцій. По 
первой, В4дя дѣйствіѳ Леонтія на дѣтей, ростовцы только пытались из- 
гнать его изъ города и убить, но пораженные его видомъ увѣровали. 
По древнѣйшимъ спискамъ 3 ей ред. (наприм въ нашемъ сб. 1543 г. 
л. 240), Леонтій, изгнанный изъ города, поселился около, на потокѣ 
Брутовщицѣ. куда привлекъ сперва дѣтей помощью кутьи, потомъ и 
взрослыхъ и крестилъ ихъ. Затѣмъ уже выписывается разсказъ первой 
ред. о попыткѣ ростовцевъ изгнать епископа изъ города и убить. Так. 
обр. выходить, чго Леонтій крестить много взрослыхъ на потокѣ и въ 
тоже время теряетъ на нихъ всякую надежду; ростовцы пытаются опять 
изгнать его изъ города, хотя онъ былъ уже внѣ города. Другіе списки 
3-ей ред., обходя первую несообразность, поправляютъ вторую тѣмъ, что 
заставляютъ Леонтія воротиться въ городъ, чтобы подвергнуться опасности 
вторичнаго изгананія. Пятая, передѣлывая всю вставку, поправляется 
иначе: ростовцы вторично возстаютъ на епископа, чтобы изгнать его изъ 
области и убить. Волокол. ,№ 645, л. 276. 



16 



послѣднимъ: еп. владимірскій Симонъ въ посланіи къ Поли- 
карпу (1225 — 1226 г.) ставить Леонтія первымъ по времени 
въ ряду русскихъ іерарховъ, вышедшихъ из* кіевскаго Печер- 
скаго монастыря. По прямому смыслу словъ Симона и по пе- 
речню епископовъ, имъ приводимому, видно, что рѣчь идетъ о по- 
стриженникахъ Печерскаго монастыря, а не монахахъ, случайно 
находившихся въ немъ въ минуту поставленія на каѳедру х ). 
Свидѣтельство Симона, авторитетное уже по личности автора, 
кіево-печерскаго монаха въначалѣ XIII в., находитъ новую опору 
въ ,старомъ ростовскомъ лѣтописцѣ, котораго онъ читалъ и въ 
которомъ можно было узнать больше чѣмъ о 30 печерскихъ 
постриженникахъ, вышедшихъ на разныя епископскія каѳедры 
въ Россіи до XIII в. При разногласіи такого источника съ жи- 
тіемъ Леонтія, въ сохранившемся его видѣ, естественно рѣ- 
шить вопросъ въ пользу перваго. Однакожь дѣлались попытки 
примирить эти противорѣчащіе источники: жертвуя нѣкоторыми 
подробностями позднѣйшихъ редакцій житія, чтобы спасти из- 
вѣстіе первой о цареградскомъ происхожденіи Леонтія, пред- 
полагали, что онъ родомъ Грекъ, но переселился въ Кіевъ, по- 
стригся въ пещерѣ Антонія и отсюда взятъ на ростовскую 
каѳедру 2 ). Такъ извѣстіе ненадежнаго источника, которое труд- 
но принять, вытѣсняли своимъ собственнымъ, не находимымъ 
нивъ какомъ источнике, не иаходящимъ опоры даже въ аналоги- 
ческомъ явленіи. Едвали нужно въ этомъ извѣстіи отдѣлять пер- 
вую редакцію отъ прочихъ и для нея жертвовать послѣдними, 



Иначе онъ не іюмѣстилъ бы въ свосмъ перечнѣ Стефана, ученика 
преп. Ѳеодосія, но поставленная епископомъ владимірскимъ на Волыни 
изъ основаннаго имъ Кловскаго мон. Паи. росс. слов. XII в., стр. 256. 
Притомъ, насколько извѣстно происхожденіе упоминаемыхъ Симономъ іе- 
рарховъ, онъ имѣлъ въ виду, кажется, людей русскаго происхожденія. 

2 ) Преосв. Манарія-Ист. Р. Ц. II, прим. 59. Нр. Соб. 1858, № 2, 
стр. 298 и сл. 



17 



ибо всѣ онѣ, кажется, черпаютъ здѣсь изъ одинаковаго источни- 
ка. Если извѣстіе и о Леонтіѣ почерпнуто Симономъ изъ цитуе- 
маго имъ стараго ростовскаго лѣтописца, то первая редакція жи- 
тія не пользовалась этимъ, судя по названію, столь близкимъ къ 
ней источникомъ: по крайней мѣрѣ, его вліяніе не отразилось на 
ней ни одной чертой, а другія редакціи рѣшительно противорѣ- 
чатъ ему. Разобравъ элементы сказанія о происхожденіи и при- 
бытіи на Русь Леонтія, можно, кажется, обойтись и безъ примире- 
нія противорѣчивыхъ извѣстій, взятыхъ изъ совершенно различ- 
ныхъ источниковъ. Та подробность сказанія, что патр. Фотій 
является современникомъ св. Владиміра, падаетъ сама собою, 
обличая свою связь съ позднѣйшими историческими источни- 
ками, впадающими въ туже ошибку. Далѣе, въ нѣкоторыхъ позд- 
нѣйшихъ спискахъ житія встрѣчаемъ черты, обязанныя своимъ 
происхожденіемъ мѣстности, изъ которой вышла редакція или 
ея списокъ. Нѣкоторые списки 3-ей ред. въ извѣстіи о первыхъ 
епископахъ, пришедшихъ въ Кіевъ съ Леонтіемъ митр, и разо- 
сланныхъ имъ по городамъ, прибавляютъ: «и нарече архіепис- 
копью Ростовъ»; напротивъ сп. новгор. соф. библіотеки усво- 
яетъ названіе архіепископіи своему Новгороду Присутствіе 
этого мѣстнаго взгляда еще сильнѣе чувствуется въ сказаніи 
житія о прибытіи на Русь Леонтія. Ростовъ просвѣщается хрис- 
тіанствомъ непосредственно изъ Царьграда; оттуда приходятъ и 
туда возвращаются первые просвѣтители его; самъ патріархъ 
«многу печаль имѣетъ» объ упрямомъ далекомъ Ростовѣ и 
долго ищетъ для него «твердаго пастуха»; отыскавшійся пас- 
тухъ Леонтій съ цѣлой миссіей ѣдетъ изъ Царьграда прямо въ 
Ростовъ, не имѣя никакихъ сношеній съ Кіевомъ и русскимъ 
митрополитомъ, о которыхъ въ разсказѣ о Леонтіѣ по всѣмъ 



') Макар, ч. мин. май, л. 998 (по синод, сп.). Соф. сп. въ Ист. Р. 
Ц. пресв. Макарія, I, прим. 82. 

2 



18 



редакціямъ житія нѣтъ и помину. Это еще понятно относительно 
первыхъ двухъ епископовъ, прибывшихъ въ Ростовъ въ первые 
годы послѣ крещенія Владиміра, но подозрительно въ третьемъ, 
дѣйствовавшемъ во второй половинѣ XI в., особенно если рань- 
ше этого встрѣчаются извѣстія о постав леніи епископовъ кіев- 
скимъ митрополитомъ и о распространен^ христіанства подъ 
его руководствомъ. Непосредственныя сношенія Ростова съ Кон- 
стантинополемъ — черта, замѣтная и въ другомъ ростовскою» 
сказаніи, отличающемся столь же сильной легендарностью, въ 
житіи преп. Авраамія. При мутности источниковъ, изъ кото- 
рыхъ черпали оба житія, здѣсь безъ сомнѣнія имѣла свою 
долю вліянія память о первыхъ двухъ епископахъ Ростова, 
прибывшихъ изъ Царьграда и посвященныхъ патріархомъ. Но 
объясненію этой черты въ житіи Леонтія, кажется, можетъ по- 
мочь еще одно обстоятельство, обыкновенно забываемое при 
этомъ. Возобновленіе памяти о Леонтіѣ въ Ростовѣ, вызванное 
обрѣтеніемъ его мощей, совпало по времени съ однимъ движе- 
ніемъ въ ростовской епархіи, начатымъ Андреемъ Боголюб- 
скимъ съ помощію Ѳеодора, впослѣдствіи ростовскаго епископа: 
оба они хлопотали отдѣлить ростовскую каѳедру отъ кіевской 
митрополіи и перемѣстивъ ее во Владиміръ, сдѣлать изъ нея 
вторую митрополію въ Россіи. Самъ Ѳеодоръ принялъ епископ- 
скій санъ прямо отъ патріарха въ Константинополѣ, на пути 
въ Ростовъ не заѣхалъ въ Кіевъ къ митрополиту за благосло- 
веніемъ и занявъ каѳедру, придавалъ особенное значеніе своей 
непосредственной зависимости отъ патріарха: «не митропо- 
литъ мя поставилъ, говорилъ онъ, но патріархъ во Царѣ- 
градѣ; да убо отъ кого ми другаго поставлена и благословеніа 
искати?» *). Онъ пользовался болыпимъ вліяніемъ въ своей 
епархіи, имѣлъ «мудрованіе кознено и вси его бояхуся и тре- 



і) П. С. Р. Л. ТХ, 239. 



49 



петахр, замѣчаетъ лѣтопись. Въ его именно епископство от- 
строенъ былъ каменный ростовскій соборъ и совершено первое 
перенесете мощей св. Леонтія (1170), послѣ чего вскорѣ со- 
ставлено было и первое сказаніе о немъ; подъ вліяніемъ Ѳеодо- 
ровскихъ взглядовъ могла составиться или развиться основа 
иреданія о ростовскомъ просвѣтителѣ, съ большей или меньшей 
полнотой входившаго во всѣ редакціи житія.^ Невозможно рѣ- 
шить, въ какомъ видѣ занесено было это преданіе, столь соглас 
ное съ стремленіями Ѳеодора, въ начальное сказаніе, составлен- 
ное при кн. Андреѣ, но мы знаемъ, что это послѣднее подверг- 
лось новой обработкѣ нѣсколько десятилѣтій спустя, при еп. 
Іоаннѣ, когда были причины уничтожить слѣды стремленій Ѳео 
дора, возбудившаго ими сильное негодованіе въ высшемъ духо- 
венствѣ и оставившаго по себѣ черную память. Если можно до- 
пустить дѣйствіе такихъ побужденій на развитіе ^подробностей 
преданія о прибытіи Леонтія въ Ростовъ, то исходная точка 
этого преданія, уцѣлѣвшая и въ первой редакціи житія, извѣс- 
тіе о константинопольскомъ происхождеішГЛеонтія могло ело 
житься и безъ всякой посторонней цѣли. Съ Леонтіемъ могло 
повториться тоже самое, что было съ его современникомъ митр. 
Ефремомъ, также упомянутымъ въ числѣ постриженниковъ кіе- 
во-печерскаго монастыря у ей. Симона. Русскій по происхожде- 
ния, служившій при дворѣ в. кн. Изяслава и потомъ постриг- 
шійся въ пещерѣ преп. Антонія, Ефремъ жилъ нѣсколько вре- 
мени въ константинопольскомъ монастырѣ предъ поставленіемъ 
своимъ на переяславскую каѳедру. Привычка видѣть на выс 
шихъ іерархическихъ мѣстахъ въ Россіи Грековъ сдѣлала изъ 
этого обстоятельства основаніе усвоить Ефрему греческое про 
исхожденіе 



*) Иреоср. Макарія- Ист. Р. Ц. II, прим. 26. 



2* 



20 



Нельзя, разумѣетса, прослѣдить источники и развитіе всѣхъ 
чертъ мѣстнаго преданія о Леонтіѣ; можно только замѣтить, что 
онѣ не всѣ вошли въ житіе и нѣкоторыя развивались, цепля- 
ясь за урочища или мѣстные остатки старины 1 ). Жизнеописаніе 
и оканчивается такимъ же сомнительны мъ, спорнымъ извѣ- 
стіемъ, какимъ начинается. По этому извѣстію, проповѣдь Ле- 
онтія, увѣнчавшаяся крещеніемъ Ростова, завершается мирной 
кончиной просвѣтителя, тогда какъ еп. Симонъ въ упомянутомъ 
посланіи называетъ Леонтія третьимъ русскимъ мученикомъ за 
вѣру^ послѣ двоихъ Варяговъ, и говоритъ, что ростовскіе языч- 
ники, много мучивъ, его убили. Эти противорѣчивыя извѣ- 
стія раздѣлили критиковъ на двѣ стороны; взвѣшивая ос- 
нованія обѣихъ, надобно, кажется, придать болѣе вѣроятія 
мнѣнію той, которая, основываясь на прямомъ смыслѣ всего из- 
вѣстія Симона о Леонтіѣ, понимаетъ буквально его выраженіе 
о мученичествѣ ростовскаго епископа. Къ ея доводамъ можно 
прибавить, что Симонъ не имѣлъ побужденія, понятнаго въ рос- 
товскомъ источникѣ, смягчать разсказъ о судьбѣ Леонтія, и что 
даже по ростовскимъ источникамъ можно замѣтить, что мѣст- 



1 ) По житію Петра, царевича ордынскаго, ростовскій еп. Кириллъ 
(1231-1261) разсказывалъ царю Беркѣ въ ордѣ о Леонтіѣ, „како крести 
градъ Ростовъ, и како увѣри люди, и како честь прія отъ русскихъ кня- 
зей и отъ греческаго царя и отъ патріарха". О сношеніяхъ Леонтія съ 
греческимъ царемъ и русскими князьями ни слова не говоритъ ни одна 
редакція его житія. Наглядный примѣръ развитія преданія въ связи съ 
остаткомъ старины представляютъ лѣтописныя извѣстія о вощаницѣ съ 
виномъ, хранившейся въ ростовскомъ храмѣ I. Предтечи на енископскемъ 
дворѣ и уцѣлѣвшей отъ пожара въ 1211 г., чему много дивились въ Рос- 
товѣ, по замѣчанію древняго здѣшняго лѣтописца: тогда нѣкоторые при- 
писывали ее еп. Леону (1158-1162), а обитатель ростовскато края, со- 
ставлявшій лѣтописный сборникъ въ 1534 г., замѣчаетъ уже при этомъ 
извѣстіи: „глаголютъ бо, яко вощаница та св. Леонтіа". П. С. Р. Л. 
XV, 311; ср I, 184. 



21 



ная память въ XIII в. и послѣ вообще преувеличивала просвѣ- 
тительные успѣхи Леонтія т ). 

Изъ сдѣланнаго разбора можно извлечь нѣкоторые выводы 
для оцѣнки житія, какъ историческаго источника. Въ древнѣй- 
шихъ уцѣлѣвшихъ источникахъ нашей исторіи до Андрея 
Боголюбскаго не сохранилось письменныхъ слѣдовъ памяти 
о св. Леонтіѣ. Она по видимому впервые стала возобнов- 
ляться и слагаться въ сказаніе со времени обрѣтенія мо- 
щей, т. е. почти сто лѣтъ спустя по смерти святаго. Можно 
замѣтить нѣкоторыя основы, на которыхъ развивается сказаніе: 
это мѣстные памятники старины (наприм. загородный храмъ 
архангела Михаила), существовавшіе въ XII — ХІІІв., и мѣстное 
смутное воспоминаніе о Еонстантинополѣ, какъ первоначаль- 
номъ источникѣ христіанской проповѣди въ Ростовѣ, поддер- 
жанное отдаленности© послѣдняго отъ кіевской Руси и мѣстны- 



1 Согласно съ первой ред. житіа толкуетъ извѣстіе Симона преоев. 
Макарій въ Ист. Р. Ц. II, 16, прим. 59; противоположное мнѣніе у ар- 
хіеп. Филарета въ Р. Свв. май, прим. 253. Первое мнѣніе держится на 
одномъ ненадежномъ основаніи, на чтеніи Симонова извѣстія въ нѣкоторыхъ 
спискахъ патерика: одни изъ нихъ замѣнаютъ глаголъ „убита" словами 
„и бита", другіе вовсе опускаютъ его, оставляя рѣчь неконченной-, то и 
другое отзывается намѣреніемъ поправить извѣстіе. Мнѣніе архіеп. Фила- 
рета имѣетъ за себя не только чтеніе другихъ спиековъ, удержавшихъ 
слово „убиша", но и контекстъ всего извѣстія Симонова, усвояющаго 
Леонтію третье мученическое мѣсто на ряду съ Варягами; въ его же 
пользу говорить повидимому и обмолвка въ концѣ первой редакціи о 
Леонтіѣ: „непостыдно предася за вѣру". Указанное преувеличеніе можно 
замѣтить, сличая извѣстія лѣтописей въ П. С. Р. Лѣт. I, 195 и Ник. 
VIII, 245, первой ред. житія въ Пр. Соб. стр. 306 и слова на память 
Леонтія тамъ же ^З, стр. 424, съ словами пятой ред. въ волокол. сб. 
Х'645, л. 277: „крести всѣхъ (ростовцевъ)" и Степ. кн. 1, 153, которая, 
излагая черты преданія о Леонтіѣ по 3-й ред. житія, говорить: „всѣхъ 
ихъ крести, и оттолѣ въ Ростовѣ утвердися совершенное бдагочестіе и до- 
нынѣ„. Наконецъ могли быть побужденія умалчивать о насильственной, 
смерти Леонтія; но не понятно, что заставило выдумать такую смерть*. 



22 

ми стремлениями временъ Андрея къ церковной самостоятель. 
ности. Это — главные, въ первой редакціи даже единственные 
источники жизнеописанія; согласно съ своимъ характеромъ они 
сообщаютъ его разсказу о жизни Леонтія неопредѣленность, 
при которой въ немъ трудно уловить ясный, положительный 
фактъ. Къ этимъ мѣстнымъ источникамъ присоединяется въ 
позднѣйшихъ редакціяхъ житія лѣтопись. Но достовѣрное со- 
держаніе входить, отсюда только во вторую половину яштія, 
въ разсказъ о церковномъ прославленіи Леонтія: лѣтописныя 
извѣстія, занесенный въ описаніе жизни святаго (р крещеніи 
кн. Владиміра, о первомъ митр. Леонтіѣ, о первыхъ ешіско- 
пахъ, съ нимъ пришедшихъ на Русь и проч.), 1) не касаются 
прямо Леонтія, 2) повторяютъ ошибки позднѣйшихъ лѣтопи- 
сей. Вообще изъ разсмотрѣннаго житія можно, кажется, из- 
влечь тотъ фактъ, что достовѣрныя извѣстія о Леонтіѣ были 
утрачены въ ростовской письменности уже къ концу XII вѣка, 
растворившись въ смутномъ преданіи и оставивъ слабые слѣды 
на югѣ^ въ кіевопечерскомъ монастырѣ, откуда и выиесъ ихъ 
еп. Симонъ. 

Изъ свидѣтельства житія ппеп. Ѳеодосія Печерскаго видно, 
что Ростовъ чтилъ своего еп. Исаію на ряду со святыми уже 
въ началѣ XII в., вскорѣ послѣ его смерти (1090). Мощи его 
были открыты въ одинъ годъ съ мощами его предшественника 
Леонтія. Но въ источникахъ не сохранилось намека, по кото- 
рому можно было бы заключать, чтобы тогда же, въ началѣ 
XII в. или въ концѣ его, одновременно съ сказаніемъ о Леон- 
тіѣ, описана была и жизнь Исаіи г ). 



х ) Архіеп. Филаретъ счптаетъ приведенное извѣстіе житія Ѳеодосія объ 
Исаіи позднѣйшей вставкой на томъ основаніи, что причтевіе Исаіи къ 
святымъ и установленіе празднованія памяти его послѣдовало въ 1164 г., 
по обрѣтеніи мощей. Р. Свв. мки, стр. 106. Но 1) выраженіе житія Ѳео- 
досіева „и тамо со святыми чтутъ его" не зг.ачитъ непремѣннѳ, что его 



23 



Имѣемъ двѣ редакціи житія Исаіи 1 ). Первая въ сжатомъ 
разсказѣ передаетъ происхождение святаго, его жизнь въ воз- 
никавшемъ тогда Печерскомъ монастырѣ, игуменство въ Дими- 
тріевскомъ и иосвященіе на ростовскую каѳедру, въ общихъ 
чертахъ изображаетъ окончательное утвержденіе имъ христіан- 
ства въ Ростовѣ и его области и обстоятельно повѣствуетъ о 
его чудесномъ путешествіи въ Кіевъ на освященіе печерской 
церкви; разсказъ оканчивается краткими извѣстіями о кончинѣ, 
открытіи мощей въ 1164 г. и о перенесеніи ихъ въ XV вѣкѣ. 
Составъ житія безыскусственный: начавъ біографію безъ пре- 
дисловія, оно заключается краткимъ молитвеннымъ обращені- 
емъ къ святому. Опредѣленіе времени, когда составилась эта 
редакція, зависитъ отъ времени послѣдняго событія въ ея раз- 
сказѣ, перенесенія мощей. Писатели, касавшіеся этого житія 
мимоходомъ, повторяли странную ошибку издателя его въ Прав. 
Собесѣдникѣ 2 ). Отнесши, по какимъ-то внутреннимъ призна- 
кам^ ко второй половинѣ XIII в. списокъ первой редакціи, по- 
служившій подлинникомъ для изданія и взятый изъ соловецкаго 



чтили церковныаъ иразднованіемъ; 2) нѣтъ прямаго извѣстія, что празд- 
нование ІІсаіи установлено въ 1164 г Изъ житія видно, что ему не празд- 
новали церковнымъ образомъ и въ XV в., до 1474 г: гробъ его былъ въ 
небреженіи, никогда свѣча не горѣла надъ нимъ и сващенникъ не прихо- 
дилъ къ нему съ кадиломъ. Между тѣмъ народъ чтилъ уже Исаію какъ 
святаго: образъ его, по словамъ житія, былъ „почитаемъи поклоняемъ отъ 
всѣхъ". 

О Довольно рѣдкіе списки первой ред. XVI в. въ солов. сб. № 806, 
л. 208-212 (по нему житіе издано въ Пр. Соб. 1858, 3) и въ румянц. 
сб. «ІЧ 2 397, л. 425 и сл., съ сокращеніями. Списки второй ред. XVI в. 
въ Макар, ч. мин. (по синод, сп^, май, л. 819-823, въ синод, сб. Л 2 90, 
л. 141-163, въ румянц. сб. № 434, л. 421, въ сб. Унд. № 586, л. 
160-171. 

2 ) Пр. Соб. въ указ. м, стр. 432. Ист. Оч., Ѳ. И. Буслаева, т. II, 
99. Р. Свв., арх. Филарета, май, прим. 139. Ист. Р. Ц. преосв. Макарія, 
V, 146. 



24 



сборника ХТІ в., издатель заключилъ, что житіе написано вско- 
рѣ послѣ перенесенія мощей, «что было, какъ значится во 
всѣхъ соловецкихъ спискахъ житія, въ 1274 г.». Между тѣмъ 
въ томъ же соловецком ъ спискѣ, по которому издано житіе, пе- 
ренесете помѣчено 6982 (1474) годомъ. Съ этимъ показані- 
емъ согласны и всѣ извѣстные намъ списки житія въ другихъ 
библіотекахъ. Такимъобразомъ первая редакція могла составиться 
въ концѣ XV в. не раньше 1474 г. Можно указать и нѣкоторое 
подтвержденіе этому показанію списковъ, если оно въ этомъ 
нуждается: житія Исаіи еще не встрѣчаемъ въ сборникахъ XV 
в. между житіями ростовскихъ епископовъ, Леонтія и Игнатія, 
гдѣ его обыкновенное мѣсто въ позднѣйшихъ сборникахъ; пере- 
несенія мощей Исаіи, совершеннаго торжественно и съ того вре- 
мени по видимому праздновавшагося въ Ростовѣ ежегодно, 
нѣтъ въ мѣсяцесловахъ XV в. въ числѣ церковныхъ празднествъ 
монгольскаго періода, хотя есть преставленіе Игнатія, ко вре- 
мени котораго ошибка относитъ перенесете мощей Исаіи; на- 
конецъ это перенесете совершено, по первой редакціи, ростов- 
скимъ архіепископомъ, а такой санъ ростовскіе іерархи но- 
сили съ 1390 г. *).. Обращаясь къ источникамъ редакціи, 
легко замѣтить, что она построена на болѣе надежномъ основа- 
ніи, чѣмъ всѣ редакціи житія Леонтія. У составителя ея были 
подъ руками письменные источники: въ описаніи жизни Исаіи 
на Югѣ онъ очевидно пользовался житіемъ преп. Ѳеодосія; онъ 
умѣетъ даже обозначить, хотя не всегда вѣрно, время главнѣй- 
шихъ событій въ своемъ разсказѣ 2 ); разсказъ о путешествіи 



*) Ист. Р. Ц., преосв. Макарія, IV, 260. 

2 ) Извѣстія позднѣйшихъ лѣтописей объ Исаіи нѳ всѣ соглясны съ 
житіемъ. Си. напрвм. П. С. Р. Лѣт. XV, 166, гдѣ поставлевіе Исаіи 
еписковомъ въ Ростовъ помѣчѳно 6580 г., а въ житіи 6585. Повравки 
хронологическихъ показаній яитія см. у арх. Филарета въ Р. Свв., май, 
прим. 127 и 128. 



25 



Исаіи въ Кіевъ на освященіе печерской церкви есть довольно 
близкая передѣлка разсказа Печерскаго патерика, только при- 
способленная къ лицу одного Исаіи; наконецъ, разсказавъ объ 
этомъ освященіи по патерику, житіе повторяетъ тоже кратко 
по Несторовой лѣтописи, выписывая почти дословно ея извѣстіе 
подъ 6597 г. Но очевидно достовѣрныя свѣдѣнія составителя 
редакціи о жизни Исаіи огра ничиваются извѣстіями кіевскихъ 
источниковъ; дѣятельность святаго наСѣверѣ описывается уже 
на основаніи источника другаго рода, мѣстнаго преданія. Вотъ 
почему распространеыіе Исаіей христіанства въростовскомъ краѣ 
онъ могъ изобразить лишь кратко, вънеопредѣленныхъ чертахъ- 
Примѣсь мѣстнаго преданія замѣтна и въ разсказѣ о чудесномъ 
путешествіи въ Кіевъ, основанномъ на патерикѣ. — Вторая 
редакція совмѣщаетъ въ себѣ много особенностей искусственна- 
го состава: она предпосылаетъ разсказу витіеватое и темное по 
изложенію предисловіе, въ самый разсказъ вноситъ реторическія 
распространенія, а краткую молитву въ концѣ первой редакціи 
развиваетъ въ похвальное слово, которое заставляетъ произно- 
сить предъ мощами Исаіи архіепископа, перенесшаго ихъ на но- 
вое мѣсто въ 1474 г. Но фактическое содержаніе этой прост- 
ранной редакціи цѣликомъ и почти дословно перенесено изъ 
краткой; все ея отличіе отъ послѣдней въ этомъ отношеніи 
ограничивается тѣмъ, что она въ двухъ мѣстахъ расширяетъ 
ея заимствовала изъ кіевскихъ источниковъ: къ извѣстію объ 
игуменствѣ Исаіи въ кіевскомъ монастырѣ св. Димитрія ири- 
бавляетъ изъ житія преп. Ѳеодосія извѣстіе о предшественник 
Исаіи Варлаамѣ, а изъ лѣтописи извѣстіе о рожденіи кн. Изя- 
слава, которое понадобилось только для того, чтобы сказать, 
что отецъ Варлаама былъ бояриномъ у этого князя; выписку 
изъ лѣтописи объ освященіи печерской церкви вторая редакнія 
продолжаетъ дальше первой, захватывая съ дословной точностью 
помѣщенное подъ тѣмъ же 6597 г. извѣстіе о смерти митр. 



26 



Іоаіша, освящавшаго церковь, и его характеристику, хотя все 
это ішѣетъ очень мало связи съ разсказомъ житія. Поэтому со- 
вершенно неоснователенъ строгій приговоръ, какой произноситъ 
надъ этой редакціей издатель краткой, видя ея * особенность» 
отъ послѣдней въ томъ, что «нѣтъ достовѣрпости въ ея допол- 
нительныхъ историческихъ извѣстіяхъ» г ). Если первую редак- 
цію можно пріурочить ко времени перенесенія мощей, то въ 
опрсдѣлеиіи происхожденія второй у критики не остается и та- 
кой опоры. 

Въ житіи преп. Авраамія ростовскаго критика опять, какъ 
въ житіи Леонтія, встрѣчаетъ едва одолимыя затрудненія. Из- 
вѣстныя редакціи этого житія описаны преосв. Макаріемъ 2 ). 



4 ) Нрав. Собес, въ указ. м. стр. 433. 

2 ) Ист. Р. Ц. I, првм. 27 Текстъ первой редавціи значительно по- 
страдалъ отъ частой иерепискѣ; въ такомъ попорченномъ видѣ находимъ 
его наприи. въ Макар, ч. мин. окт., стр. 1721 (ио усп. со.) и въ ру- 
мянц. сб. >Р 434, л. 84. Наиболѣе исправные или любопытные по ва- 
ріэнтамъ списки, намъ извѣстныс: ХѴ-ХѴІ в. синод, сб. <№ 556, л. 854, 
XVI в. синод, сб. Л- 555, л. 193, волокол. сб. 1549 г. въ мосв. епарх. 
библ. Л- 639, л. 276, Унд. Й° 574, л. 582 и Л- 1300, л. 246, XVII 
в. Унд. Л 2 1298, л. 291, солов. сб. 1634 г. № 818, л. 38, въ Милют. 
ч. мин. окт. л. 1427-, сокращеніе этой ред. въ румянц. сб. XVI в. 397, 
л. 338. Вторая ред., очень мало распространенная, намъ йзвѣстна по 
двумъ спискамъ ХѴІ-ХѴІІ в. въ сб. Тр. Серг. Л. Л 8 657, л. 96 и Унд. 
№ 586, л. 192. Она озаглавлена: «жптіе вкратцѣ, иже списано бысть 
отъ ученикъ его (Авраамія)». Это ноказываетъ только, что редакція со- 
ставлена въ аврааміевомъ монастырѣ; она вѣроятно была слѣдствіемъ пе- 
ресмотра первой редавціи, вызвавнаго повсемѣстнымъ изысканіемъ» о 
святыхъ, которое предшествовало московскому собору 1549 г., постано- 
вившему праздновать вмѣстѣ съ другими «новыми чудотворцами» и преп. 
Авраамію, какъ предполагаем преосв. Макарій. Ист. Р. Ц. VI, 217 и сл. 
Впрочемъ службу Авраамію, м. б. составленную для мѣстнаго праздно- 
ванія святому, встрѣчаемъ уже въ сб. XV в. Тр. С. Л. ,№ 617, л. 33. 
Похвальное слово при второй ред. житія написано на праздникъ памяти Ав- 
раамія. Рук. Тр. Серг. Л. Л« 657, л. 120. Изъ третьей ред. извѣстно толь- 
ко извлеченіе, напеч. въ Ист. Р. Ц. преосв. Маварія, т. I, стр. 203 205. 



27 



Первая, изобразивъ въ краткомъ очеркѣ, самыми неопредѣлен- 
ными чертами всю жизнь святаго, подробно останавливается на 
двухъ эпизодахъ: на борьбѣ Авраамія съ чудскимъ 'идоломъ Бе- 
леса и на борьбѣ святаго съ діаволомъ, мстившимъ ему за му- 
ченіе, испытанное подъ крестомъ въ умывальницѣ Авраамія. 
Вторая редакція обширнѣе: указаннымъ двумъ эпизодамъ она 
предпосылаетъ обстоятельный разсказъ о жизни святаго до 
борьбы съ ростовскимъ язычествомъ, говоритъ о происхожденіи 
Авраамія (изъ г. Чухломы), о путешествіи въ Новгородъ, о по- 
стрпженіи и жизни въ Валаамскомъ монастырѣ и наконецъ о 
поселеніи около Ростова. О третьей редакціи мы можемъ судить 
только по краткому отрывку въ валаамской рукописи. 

Наши церковные историки довѣрчиво пользуются содержа- 
ніемъ этихъ редакцій въ изложеніи исторіи распространена 
христіанства въ Ростовскомъ краѣ, не останавливаясь на ихъ 
сравнительной надежности 1 ). Между тѣмъ и въ общей фак- 
тической ихъ основѣ и въ дополиительныхъ подробностяхъ 
каждой много внутреннихъ несообразностей. Этого мало: онѣ 
вступаютъ въ противорѣчіе и съ другими историческими памят- 
никами, описывающими событія тогоже времени и края. Много 
потрачено остроумія, чтобы объяснить эти несообразности и 
примирить противорѣчія: догадки породили только разнообразіе 
мнѣній, не рѣшивъ главной задачи критики — оцѣнки годности 
заключающегося въ житіи историческаго матеріала. Это объяс- 
няется недостаткомъ въ житіи ясныхъ данныхъ, который поз- 
воляли бы съ нѣкоторою точностью опредѣлить источники жи- 
тія и время происхожденія его первой редакціи. Но критика, 
указавъ извѣстныя редакціи его, почти не коснулась единствен- 
наго основанія, могущаго дать нѣкоторые выводы для объясне- 



! ) Тавъ преосв. Макарій въ Ист. Р. II. I, 157—159 излагаетъ шизкь 
Авраамія по 3-ей редакцш, наиоолѣе подозрительной. 



28 



нія темныхъ пунктовъ житія, именно состава основнаго сказа- 
нія и взаимнаго отношенія редакцій по содержанию. 

Сличая уйазанныя редакціи между собою, легко замѣтить, что 
онѣ существенно разнятся только въ описаніи жизни Авраамія 
до прихода къ Ростову и сходны въ дальнѣйшемъ содержаніи. 
Это послѣднее составляетъ первую изъ описанныхъ редакцій, 
которая не можетъ ничего сказать о доростовской порѣ жизни 
Авраамія кромѣ общихъ мѣстъ. Притомъ эту редакцію встрѣча- 
емъ въ наиболѣе древнихъ спискахъ. Имѣемъ право въ ней ис- 
кать основнаго сказанія въ возможно-чистомъ видѣ, что обѣща- 
етъ она и своей простой литературной формой, одинаковой съ пер- 
выми редакціями житій Леонтія и Исаіи. Разбирая составъ этой 
редакціи, замѣчаемъ, что она — не житіе сколько-нибудь связное, 
а довольно неискусная сшивка общаго очерка съ двумя сказаніями. 
Она открывается рядомъ тѣхъ общихъ житейныхъ чертъ, по ко- 
торымъ безошибочно можно заключить, что жизнеописатель очень 
мало знаетъ о жизни святаго. Отбирая въ этомъ очеркѣ черты, 
въ которыхъ можно подозрѣвать фактическое содержаніе, полу- 
чимъ такія свѣдѣнія о святомъ: не опредѣляя ни мѣста ни вре- 
мени происхожденія Авраамія, житіе говоритъ, что онъ, оста- 
вивъ мірской мятежъ, сталъ монахомъ, а потомъ началышкомъ 
монаховъ, и поживъ ангельскимъ житіемъ, обогатившись даромъ 
чудесъ, слезами омывъ свою душу... Можно было бы ожидать, 
что рѣчь закончится извѣстіемъ о смерти святаго; вмѣсто этого 
житіе вслѣдъ затѣмъ продолжаетъ: «видѣвъ же преподобный 
прелесть идольскую сущу, не убо бѣ еще всѣ св. крещеніе прі- 
яша...преп. же Авраамій помолися Богу». Яепояснивъ, чтодѣй- 
ствіе происходитъвъРостовѣ,житіе подробно описываетъ далѣе 
борьбу Авраамія съидоломъ Белеса. Въ этомъ эпизодѣ опять раз- 
сказывается объ основаніи монастыря, о чемъ намекомъ было 
уже сказано въ началѣ. Отъ разсказа о борьбѣ съ идоломъ жи- 
тіе переходитъ къ другому — о борьбѣ съ діаволомъ и о его 



29 



пораженіи. Таковъ составъ первой редакціи. Между обоими эпи- 
зодами нѣтъ внутренней связи и послѣдовательности точно так- 
же, какъ между общимъ очеркомъ и первымъ эпизодомъ. Въ 
очеркѣ описывается вся жизнь святаго и такими же чертами, 
какими описывается жизнь святыхъ въ икосахъ на 6-ой пѣсші 
канона; можно подумать, что онъ и состав ля лъ первоначальное 
житіе, которое потомъ неловко стало во главѣ двухъ отдѣль- 
ныхъ сказаній, лишившись при этомъ своихъ заключительныхъ 
извѣстій, перенесенныхъ къ концу втораго эпизода: «и поживе... 
въ велицѣ смиреніи, труды къ трудомъ прилагая, и въ велицъ- 
смиреніи къ Господу отыде, егоже измлада възлюби». Такимъ 
же внѣшнимъ образомъ связаны между собою и оба эпизода: 
заключительныя извѣстія ихъ показываютъ, что второй опи- 
сываетъ не дальнѣйшую судьбу святаго, а событіе, случивше- 
еся между тѣми, которыя разсказаны въ первомъ. Какъ первый 
разсказъ оканчивается тѣмъ, что князья ростовскіе дали мона- 
стырю Авраамія села и по соглашенію съ епископомъ возвели 
его на степень архимандритіи, послѣ чего Авраамій началъ еще 
больше подвизаться, труды къ трудамъ прилагая, стяжавъ ве- 
ликое смиреніе и проч.; такъ и въ концѣ втораго разсказа чи- 
таемъ, что князь далъ монастырю много домовъ и селъ и поста- 
вилъ его выше всѣхъ ростовскихъ монастырей, послѣ чего ире- 
подобный пожилъ въ великомъ смиреніи, труды къ трудамъ при- 
лагая и т. д. Ясно, что оба заключенія — варіанты на одну и 
туже тему, что оба разсказа — особыя сказанія, первоначально 
составившіяся независимо другъ отъ друга и потомъ поставлен- 
ный рядомъ позднѣйшимъ редакторомъ житія. Далѣе не трудно 
замѣтить, что оба разсказа по своему происхождению относятся 
къ разнымъ эпохамъ, довольно далекимъ другъ отъ друга. Пер- 
вый умѣетъ обозначить время дѣятельности Авраамія, называя 
современныхъ ему ростовскихъ епископовъ Ѳеодора и Иларіона, 
также князей Владиміра и Бориса и не упоминая ни о какомъ 



30 



другомъ монастырѣ въ Ростовѣ 1 ). Второй переноситъ насъ 
совсѣмъ въ другую эпоху: онъ не помнить ни Ѳеодора съ Ила- 
ріономъ, ни Бориса, а ведетъ Авраамія « къ великому князю 
Володимеру во градъ Володимеръ», къ державѣ этого владимір- 
скаго князя приписываетъ Ростовъ и знаетъ уже много мона- 
стырей въ этомъ городѣ. Наконецъ въ основѣ обоихъ разска- 
зовъ очевидна мѣстная народная легенда съ ея наивными пріе- 
мами; легендарный мотивъ сказывается въ борьбѣ Авраамія не 
съ самими ростовскими язычниками, а съ языческимъ идоломъ, 
предъ волшебной силой котораго изнемогаетѣ сначала самъ пре- 
подобный, и въ построеніи церкви на мѣстѣ языческой святы- 
ни — разбитаго идола. Разсказъ даетъ замѣтить и опоры, за 
которыя держалась легенда въ своемъ развитіи: это — чудо- 
творный жезлъ, которымъ разбитъ идолъ и который хранился 
при гробѣ Авраамія до пол. XVI в., церковь Іоанна Богослова, 
построенная Аврааміемъ на мѣстѣ, гдѣ онъ встрѣтилъ этого 
святаго, «иже (церковь) есть и до сего дне», по замѣчанію 
житія, наконецъ образъ Богослова въ этой церкви, по которо- 
му описана въ житіи его наружность. Еще сильнѣе проникнуть 
легендарыымъ характеромъ второй разсказъ; только здѣсь ос- 
новные мотивы сказанія не исключительно мѣстнаго проис- 
хождеиія, а представляютъ неясные отголоски легенды о спо- 
собѣ мести діавола иноку, которая ходила въ древней Руси и 
въ болѣе чистомъ видѣ воспроизведена въ житіи новгородскаго 
архіеп. Іоанна и въ муромскомъ сказаны о еп. Василіѣ. 

Такимъ образомъ, если въ первомъ разсказѣ сквозь леген- 
дарныя черты можно усмотрѣть нѣкоторое историческое основа- 
ніе, то второй лишенъ его совершенно. Но историческія несооб- 
разности этого разсказа бросаютъ нѣкоторый свѣтъ на время, 



*) Тавъ въ большей части списковъ; въ нѣкоторыхъ епископы и кня 
зья не поименованы, напр. въ Рум. 434 и 397. 



31 



I 



когда онъ составился: появленіе въ немъ великаго князя вла- 
димірскаго, къ области котораго принадлежалъ Ростовъ, и на- 
мекъ на существованіе многихз монастырей въ Ростовѣ — 
однѣ эти черты показываютъ, что легенда дошла до перваго 
редактора житія въ томъ видѣ, какой она могла принять не 
раньше XIV вѣка г ). 

Вторая редакнія является въ спискахъ позднѣе первой и по 
составу своему искусственнѣе, имѣетъ краткое предисловіе, а 
краткое обращеніе къ святому, которымъ оканчивается первая 
редакція, развиваетъ въ цѣлое похвальное слово, которое отдѣ- 
ляетъ отъ житія въ видѣ особой статьи; наконецъ въ ней за- 
мѣтно стремленіе восполнить пробѣлы и сгладить несообразно- 
сти первой редакціи, что служитъ признакомъ позднѣйшаго про- 
исхожденія. Къ общимъ мѣстамъ, которыми первый редакторъ 
прикрываетъ свое незнаніе начальнаго періода жизни Авраамія, 
второй прибавляетъ цѣлый обстоятельный разсказъ о происхо 
жденіи Авраамія и его жизни до прихода къ Ростову. Сличая 
этотъ разсказъ съ неопредѣленнымъ вступленіемъ первой ре- 
дакціи, легко замѣтить тѣсную связь между ними: текстъ по- 
слѣдняго служилъ канвой, по которой второй редакторъ нани- 
залъ новыя біографическія черты, но такъ механически, что ихъ 
легко отдѣлить и тогда останется текстъ первой редакціи до- 
словно въ прежнемъ видѣ. Тоже стремленіе дополнять и пояс- 
нять текстъ первой редакціи обнаруживается вставками и ра- 

*) Только къ концу XIII в. извѣстно въ Ростовѣ болѣе 2 монастырей 
верхъ Аврааміева, а легенда успѣла уже забыть время основанія и этихъ, 
смонастырей. На позднѣйшее время указываютъ и „князи" ростовскіе 
упоминаемые въ легендѣ одновременно съ вел. княземъ во Владимірѣ и 
имѣвшіе обычай ежедневно ѣздить на охоту: это - скорѣе воспоминаніе 
объ удѣльныхъ ростовскихъ князьахъ XIII XIV в., чѣмъ намекъ на 
„какихъ-то низшихъ князей, бывшихъ и въ другихъ городахъ яри началѣ 
русскаго государства" (т^ е. родовыхъ старшинъ), какъ думаетъ преосв. 
Макарій. Ист. Р. Ц. I, 7. 



32 



спространеніями, внесенными въ ея дальнѣйшій разсказъ. Впро- 
чемъ она вставляетъ только одну новую фактическую черту, за- 
имствованную по видимому изъ житія Леонтія прямо или чрезъ 
одинъ изъ позднѣйшихъ лѣтописныхъ сводовъ: по первой ре- 
дакціи, Авраамія возводитъ въ санъ архимандрита еп. ростов- 
скій Иларіонъ; борьба съ идоломъ идетъ при епископѣ Ѳеодорѣ; 
между этими событіями вторая редакція вставляетъ извѣстіе о 
бѣгствѣ еп. Ѳеодора отъ упорныхъ ростовскихъ язычниковъ и 
о присылкѣ на его мѣсто ен. Иларіона съ кн. Борисомъ. Осталь- 
ныя добавки реторическаго свойства безъ фактическая содер- 
жанія. Гораздо труднѣе указать источники новыхъ біографичес- 
кихъ чертъ въ началѣ второй редакціи. Историческія основанія 
ея внушаютъ къ себѣ очень мало довѣрія: во-первыхъ, подозри- 
тельно существованіе въ концѣ X или въ началѣ XI в. «града» 
Чухломы, который встрѣчаемъ въ достовѣрныхъ историческихъ 
памятникахъ не раньше конца XIV; во-вторыхъ, еще болѣе сомни- 
тельна въ Чухломѣ того времени возможность благочестивыхъ 
родителей, которые, по второй редакціи, могли «наказать сына 
книжному ученію», когда болѣе надежные памятники говорятъ, 
что только съ конца XI в. христіанство стало распространяться 
изъ центральныхъ пунктовъ сѣверо-востока въ его отдаленные 
предѣлы, когда изъ самаго житія Авраамія видно, что въ эноху 
прибытія святаго къ Ростову этотъ исходный пунктъ христіан- 
скаго просвѣщенія въ краѣ еще не весь принялъ крещеніе, ко- 
гда наконецъ подвижникъ XIV в., другой Авраамій, нашелъ въ 
чухломской странѣ еще массу язычниковъ х ). Такъ во второй 



1 ) Для объясненія основы сказанія, происхождения святаго изъ Чух- 
ломы, возможно одно предположено: малознающій составитель второй ред. 
самъ или повторяя устное преданіе, смѣшалъ основателя ростовскаго мо- 
настыря съ Аврааміемъ чухломскимъ. Это предположеніе облегчается нѣ- 
которыми соображеніями: въ саиомъ монастырѣ Авраамія ростовскаго не 
было вѣрныхъ свѣдѣній о жизни основателя, кавъ видно по записвамъ 



33 



редакціи житія можно видѣть варіантъ преданія, занесеннаго въ 
первую, варіантъ болѣе развитой и потому, можетъ быть, бо- 
лѣе поздній. Въ новыхъ подробностяхъ ея замѣтна основа об- 
щая съ прежними чертами: въ преданіи о путешествіи будущаго 
ростовскаго просвѣтителя въ Новгородъ для удовлетворенія 
жажды къ иноческимъ подвигамъ сказывается таже связь Ро- 
стова съ Новгородомъ, какая выразилась въ перенесеніи преда - 
нія о новгородскомъ архіепископѣ на основателя перваго ростов 
скаго монастыря, подобно тому, какъ въ совѣтѣ старца, кото- 
рый явился изнемогавшему въ борьбѣ Авраамію, идти въ Царь- 
градъ и тамъ въ домѣ I. Богослова искать оружія противъ ро- 
стовскаго идола сказалось мѣстное воспоминаніе о Царьградѣ 
какъ первомъ источникѣ христіанскаго просвѣщенія въ Ростовѣ, 
получившемъ оттуда своихъ первыхъ епископовъ — Грековъ. 

Стремленіе второй редакціи пояснять и дополнять свой основ- 
ной матеріалъ еще въ большей степени раздѣляетъ третья. Изъ 
нея сохранилось одно извлечете, помѣщенное въ валаамскомъ 
уставѣ среди извѣстій о другихъ подвижникахъ этой обители; 
по языку его видно, что оно сдѣлано поздно, въ концѣ XVII 
или началѣ XVIII в., а составъего показываетъ, что оно не про- 
стая дословная выписка изъ «полнаго» житія, а скорѣе анализъ 
его, и что это полное житіе основано на двухъ первыхъ редак- 
ціяхъ, разнясь отъ нихъ только въ разсказѣ о происхожденіи и 
жизнн Авраамія до прихода къ Ростову: о послѣднемъ оно раз- 



въ монастырскихъ рукописяхъ (Ист. р. іер. III, 64); дѣятельность того 
и другаго Авраамія представляетъ общую черту, столвновеніе съ языче- 
ствомѵ, житія обоихъ долго оставались неописанными, давая просторъ ус- 
тнымъ преданіямъ. Наконецъ въ третьей ред. ошибка еще очевиднѣе: смѣ- 
шивая Авраамія ростовскаго съ чухдомскимъ, постригшимся въ Троицкомъ 
сергіевомъ монастырѣ, она и перваго постригаетъ „въ обители св. Трои- 
цы валаамской" забывая, что этотъ монастырь — Преображенскій, а не 
Троицкій. 

3 



34 



сказываетъ по второй редакціи, а за дальнейшими извѣстіями 
о борьбѣ Авраамія съ идоломъ, о явленіи I. Богослова и проч. 
выдержка отсылаетъ къ житію въ четіи-минеѣ, т. е. къ первой 
редакціи, слѣдовательно не нашла объ этомъ ничего новаго въ 
полномъ житіи. Итакъ третья редакція представляла третій ва- 
ріантъ сказанія о первоначальной жизни Авраамія. Выше были 
указаны подозрительныя черты втораго варіанта; третій за- 
мѣтно старается поправить ихъ и даже аргументировать свои 
поправки: Авраамій «родомъ бѣ отъ предѣлъ галицкихъ, града 
Чухлова, богатыхъ родителей, но не просвѣщенныхъ, еще бо 
страна та въ невѣріи тогда бысть». Далѣе на основѣ поправ- 
леннаго такимъ образомъ преданія второй редакціи развивается 
заманчивая своими подробностями повѣсть о томъ, какъ языч- 
никъ Иверкъ, до 18 лѣтъ лежазшій въ разслабленіи, слушаетъ 
христіанъ — гостей изъ Новгорода, зашедшихъ въ домъ его 
отца, внимаетъ ихъ бесѣдѣ объ истинномъ Богѣ и чудесахъ его, 
задумывается, проникается сомнѣніемъ въ богахъ своего отца, 
призываетъ на помощь новгородскаго Бога, получаетъ мгновен- 
но облегченіе и въ радости тайкомъ уходитъ въ Новгородъ, от- 
туда на Валаамъ, крестится подъ именемъ Аверкія и наконецъ 
дѣлается инокомъ Аврааміемъ; далѣе разсказъ сходенъ съ дру- 
гими редакціями. Слѣдуя обдуманной программѣ, новый варі- 
антъ до того точеиъ въ разсказѣ, что по дорогѣ изъ Чухлова 
въ Новгородъ не забываетъ научить бѣжавшаго Иверка христі- 
анскому закону и книжной премудрости. Но не видно, чтобы у 
автора были какіе-нибудь новые письменные источники кромѣ 
извѣстныхъ уже редакцій житія; по крайней мѣрѣ даже извѣстіе 
о современности Авраамія кн. Владиміру св. отрывокъ цитуетъ 
по списку одной изъ этихъ редакцій. Все это подрываетъ довѣ- 
ріе къ новымъ біографическимъ извѣстіямъ, вносимымъ въ жи-' 
тіе третьей редакціей, и заставляетъ видѣть ихъ источникъ въ 
остроуміи очень поздняго книжника, поправившаго разсказъ 



35 



второй редакціи по своимъ соображеніямъ, основавъ ихъ на 
объяснены непонятаго имени Иверка 

Сводя результаты разбора, можно приписать обрѣтенію мо- 
щей Авраамія, относимому извѣстіемъ въ одной рукописи его 
монастыря ко времени кн. Всеволода III, нѣкоторое вліяніе на 
пробужденіе устныхъ преданій о святомъ; но нѣтъ основанія 
думать вмѣстѣ съ архіеп. Филаретомъ, что тогда же составлена 
первая редакція житія, гдѣ нѣтъ ыи слова объ этомъ событііь 
Устное преданіе— почти единственный источникъ этой редакціи, 
нестройной, составленной не раньше XV в. Здѣсь только въ 
сказаніи о борьбѣ Авраамія съ ростовскимъ язычествомъ и объ 
основаніи монастыря сквозь легендарныя черты замѣтны исто- 
рическіе факты; второй эпизодъ этой редакціи и всѣ варіанты 
сказанія о жизни Авраамія до прихода къ Ростову — смѣсь поэти- 
ческихъ чертъ и общихъ мѣстъ съ анахронизмами и догадками 
редакторовъ. Но и та часть житія, которая заслуживаетъ нѣко- 
тораго довѣрія, вступаетъ въ противорѣчіе съ другими ростов- 
скими извѣстіями, отвергать которыя нѣтъ основанія. Авраамій 
поражаетъ идола при еп. Ѳеодорѣ, «не по мнозв времени» 
всѣхъ приводитъ ко Христу и креститъ отъ мала до велика, по- 
слѣ чего еп. Иларіонъ, замѣнившій Ѳеодора, возводитъ Авраа- 
мія въ санъ архимандрита; а по житію Леонтія этотъ Иларіонъ, 
подобно Ѳеодору, «ничтоже успѣ» въ Ростовѣ и бѣжалъ, не 
стерпѣвъ упорства и озлобленія язычниковъ 2 ). Преданіе, оче- 

х ) Предположеніе, что сказаніе основано на не понятомъ тожествѣ 
именъ Иверка и Аверкія, принадлежите арх. Фидарету, по мнѣнію кото- 
раго третья редакція составлена не раньше 1706 г. Обз. р. д. лит. I, стр. 
379. Р. Свв. окт. прим. 214 и 215. 

2 ) Подобно этому, еп. Ѳеодоръ, по 3-й ред. житія Леонтія, приходить 
въ Ростовъ съ кн. Борисомъ и называется первымъ ростовскимъ еписко- 
помъ вторая ред. житія Авраамія знаетъ Ѳеодора и однакожь говорить о 
его преемникѣ Иларіонѣ: „то бѣ первый присланный съ мученикомъ Бо- 
рисомъ отъ кн. Владимера". 

3* 



36 



видно, смутно представляло время дѣятелыюсти Авраамія. Въ 
нѣкоторыхъ спискахъ первой редакціи не поименованы ни епи- 
скопы, ни князья, современные Авраамію; въ другихъ его 
возводить въ саиъ архимандрита, по совѣщанію съ князьями 
Владиміромъ и Борисомъ, еп. Ѳеодоръ, въ третьихъ — еп. Иларі- 
онъ, наконецъ въ одномъ— оба х ). Отсюда понятно происхож- 
деніе и значеше этихъ княжескихъ и епископскихъ именъ въ 
житіи. Мѣстное преданіе выводило въ разсказѣ епископовъ, 
вел. кн. владимірскаго и князей ростовскихъ удѣльныхъ безъ 
именъ, которыхъ не помнило, перенося позднѣйшія явленія на 
время Авраамія; въ такомъ видѣ оно и сохранилось въ нѣкото- 
рыхъ спискахъ первой редакціи. ІІоздыѣе книжники выставляли 
имена, руководясь предположеніемъ, что Авраамій дѣйствовалъ 
въ самомъ началѣ христіаыства на Руси; такъ явились въ пер- 
вомъ эпизодѣ для епископовъ, современныхъ Авраамію, имена 
Ѳеодора и Мларіона, а для князей ростовскихъ — Владиміра и 
Бориса; во второмъ эпизодѣ, гдѣ подлѣ ростовскихъ князей яв- 
ляется еще вел. кн. владимірскій, редакторъ имѣлъ въ запасѣ 
для послѣдыяго имя Владиміра, но для первыхъ не могъ уже 
подыскать именъ изъ такого ранняго времени и они остались во 
всѣхъ спискахъ не поименованными 2 ). Въ виду этихъ именъ 



1 Ѳеодоръ въ сб. Унд. Л°574, л. 585, въ другихъ Иларіонъ:, въ 
синод, сб. N-'555: ^вадѣвъ же преп. еп. Ѳеодоръ множащуса монастырю, 
всѣми потребами изобилну сущу, совѣтъ же сотвори еп. Ларіонъ съ 
князи великими... дабы сотворили архимаритію ту обитель". 

2 ) Арх. Филаретъ, относя дѣятельность Авраамія къ концу XI в., 
отверг.четъ имена епископовъ и кн. Бориса въ житіи, но удерживаетъ имя 
кн. Владиміра, видя въ немъ Мономаха, и на этомъ основаніи относитъ 
кончину Авраамія къ самому началу XII в. Но для этого онъ принуж- 
дѳнъ строить гор. Владиміръ на Кдязмѣ, гдѣ кн. судить Авраамія, раньше 
чѣмъ строить его лѣтопись; притомъ, какъ замѣчено выше, и этотъ князь 
въ нѣкоторыхъ спискахъ житія не назвалъ по имени. Р. Свв. окт. стр. 
294 и сл. 



37 



и того, что житіе молчитъ о Леонтіѣ и Исаіи, дѣятельность 
Авраамія и теперь относятъ къ первымъ десятилѣтіямъ хри- 
стианства въ Россіи, задолго до этихъ епископовъ 1 ). Но если 
можно сопоставлять такія блѣдныя историческія черты, какія 
находимъ въ житіяхъ Леонтія, Исаіи и Авраамія, и строить 
изъ нихъ нѣчто цѣлое, то надобно поставить Авраамія близко 
по времени къ этимъ ростовскимъ епископамъ. Можно указать 
одинъ сколько-нибудь ясный хронологическій пунктъ, къ кото- 
рому извѣстія о Ростовѣ XI в. позволяютъ отнести просвѣти- 
тельный подвигъ Авраамія: это промежутокъ епископствъ Леон- 
тія и Исаіи, 1073—1077 гг., когда ростовская каѳедра оста- 
валась не занятой. Христіане были въ Ростовѣ уже при Леонтіѣ, 
но язычество преобладало и отъ него пострадалъ этотъ епис- 
копъ; преемникъ его Исаія, сколько можно судить по неопре- 
дѣленнымъ извѣстіямъ его житія, нашелъ уже если не все на- 
селеніе города, то большинство христіанами, новокрещенными 
и не утвержденными въ вѣрѣ. Эту перемѣну можно приписать 
нроповѣди Авраамія, о которой житіе начинаетъ разсказъ из- 
вѣстіемъ, что не всѣ еще въ Ростовѣ приняли крещеніе, когда 
преподобный выступилъ противъ коренившейся здѣсь идольс- 
кой прелести. Тогда движеніе христіанства въ Ростовѣ и его 
области можно будетъ въ общихъ чертахъ воспроизвести по 
ростовскимъ житіямъ хотя съ нѣкоторой послѣдовательностію 



1 ) Преосв. Макарій въ Ист. Р. Ц. I, 157, прии. 331. Но и онъ при- 
нужденъ отвергнуть годъ смерти Авраамія (1010), выставленный въ 
рукописныхъ святцахъ и въ замѣтѣ одной монастырской рукописи, 
какъ слишкомъ ранній, хотя имъ, повидимому, и руководились редакторы 
въ выборѣ именъ князей и епископовъ, упоминаемыхъ въ житіи. Предпо- 
лагая въ циФрѣ описку, преосв. пытается поправить ее на 6553 (1045); 
но и этимъ не устраняется противорѣчіе, въ какое вступаетъ житіе съ 
другими ростовскими извѣстіями XI в. именно благодаря именамъ князей 
и епископовъ, внесеннымъ въ житіе наугадъ; Авраамій крестить Ростовъ 
все еще слишкомъ рано. 



\ 



38 

и безъ рѣзкихъ противорѣчій. Изложенный выводъ находитъ 
подтвержденіе въ обмолвкѣ витіеватаго похвальнаго слова, при- 
ложенная ко второй редакціи житія и по ней составленного: 
хотяжитіе представляетъ Авраамія совремешшкомъ ростовскихъ 
еп. Ѳеодора и Иларіона, слово называетъ его послѣдователемъ 
Леонтія 1 ). 

Житія двоихъ ростовскихъ святыхъ современниковъ, еп. 
Игнатія и ордынскаго царевича Петра принадлежатъ къ числу 
древнѣйшихъ памятниковъ ростовской письменности. Архіеп. 
Филаретъ дѣлаетъ предположеніе, что жизнь царевича Петра 
описана при ростовскомъ еп. Трифонѣ (1462 — 1467), выводя 
такое позднее происхожденіе жизнеописанія изъ того, что оно 
упоминаетъ о правнукѣ Петра. Напротивъ коротенькое житіе 
еп. Игнатія, по мнѣнію арх. Филарета, неизвѣстно, на чемъ ос- 
нованному, написано очень рано, при митр. Максимѣ (1283 — 
1305), т. е. вскорѣ по смерти Игнатія въ 1288 г. 2 ). Но уцѣ- 
лѣло указаніе на то, что оба житія писаны однимъ авторомъ и 
притомъ житіе царевича прежде. Въ макарьевскихъ спискахъ 
этого послѣдняго житія, упомянувъ о смерти Игнатія и чуде- 
сахъ, ее сопровождавшихъ, авторъ прибавляетъ: «о сихъ же 



г ) Рук. Тр. Серг. Л. ,№657, л. 121: „Радуйся, преп. отче Аврааміе, 
якѳ послѣдова ученіемъ, чудесы же и подвигы благому пастырю иже въ 
святителехъ великому Леонтш, его же Г. Богъ отъ востокъ къ западу 
посла яко свѣтило великое, да просвѣтитъ сущихъ въ тмѣ невѣдѣнія". 

2 ) Обз. р. д. лит. I, стр. 93 и 142. Р. Свв. іюнь, прим. 202. — Въ ска- 
заны о Петрѣ царевичѣ особенно потерпѣло отъ пропусковъ и поправокъ 
писцовъ два мѣста: о покупкѣ Петромъ земли у ростовскаго князя и о 
тяжбѣ внука петрова Юрія съ ростовскими князьями за эту землю. Спи- 
ски сказанія: въ Мак. ч мин. іюнь, стр. 891; Унд. ,№ 5 ёб, л. 222; сп. 
поздній, но одинъ изъ самыхъ исправныхъ въ синод, сб. нач. XVIII в. .ТЧ 2 
84, л. 229; этотъ сб.-копія съ ростовской соборной рукописи. Списки 
житія еп. Игнатія: въ синод, сб. 1459 г. 637, л. 116, въ Макар, ч 
мин. май (л. 1184 по синод., стр. 891по усп. си.), Унд. № 586, л. 171 
и синод. Л- 84, л. 46. Житіе Петра напеч. въ прав. Соб. 1859, I, 360. 



39 



чудесѣхъ святителя индѣ скажемъ » . Дѣйствительно, существу- 
ющее житіе Игяатія преимущественно наполнено описаніемъ 
чудесъ, происшедшихъ при погребеніи епископа. Предположить 
другое житіе, написанное раньше этого, не позволяетъ замѣ- 
чаніе послѣдняго: «потомъ же житіе сего преподобнаго не пре- 
дано бысть писанію доселѣ.» Житія эти написаны раньше по- 
ловины XV в., ибо одно изъ.нихъ — еп. Игнатія занесено уже 
въ синод, сборникъ 1459 г. Въ житіи царевича есть указанія, 
по которымъ можно приблизительно опредѣлить время его ав- 
тора. Послѣдній разсказываемый здѣсь фактъ есть нашествіе 
Ахмыла, случившееся при ростовскомъ еп. Прохорѣ ( + 1327). 
Арх. Филаретъ, введенный въ заблужденіе нѣкоторыми списка- 
ми житія, называющими Ахмыла царемъ, дѣлаетъ предположен 
ніе, что подъ этимъ Ахмыломъ разумѣется ханъ Булатъ Те- 
миръ, нападавшій въ 1466 г. на нижегородское княжество; 
но житіе указываетъ здѣсь на событіе изъ времени борьбы кн. 
Юрія московскаго съ Тверью, очень ясно разсказываемое въ 
лѣтописяхъ подъ 1322 г. А ). Въ описаніи этого нашествія жи- 
тіе дѣлаетъ замѣчаніе, звучащее воспоминаніемъ очевидца, ко- 
, торый вмѣстѣ со всей русской землей былъ напуганъ зрѣли- 
щемъ варварскаго полчища, прошедшаго впрочемъ на этотъ 
разъ безъ вреда для Ростова: «страшно есть, братіе, видѣти 
рать его (Ахмыла) и все войско вооружено* . 

1 ) Р. Свв. іюнь, прим. 207.— П. С. Р. Лѣт. VII, 198: «Тогоже (6830) 
дѣта приходи на Русь изъ орды посолъ силенъ, именемъ Ахмылъ, и мно- 
го пакости чини по нивовской земли, и Ярославль взя и много христі- 
анъ изсѣче». Ср. Ник. III, 127. Большая часть списковъ житія нѳ назы- 
ваютъ Ахмыла царемъ, а нѣкоторые говоратъ прямо: <вз лѣто 6830 
пріиде Ахмылъ на русскую землю, и пожже градъ Ярославль, и пойде къ 
Ростову». Въ томъ, что нашествіе случилось по житію при правнукѣ Пет- 
ра, не можетъ быть побужденія искать этого событія въ болѣѳ позднемъ 
времени: въ 1322 г. были же правнуки кн. Бориса, современника и на- 
званнаго брата Петра. 



40 



Время прибытія царевича въ Ростовъ не опредѣлено. Въ нѣ- 
которыхъ спискахъ службы ему преставленіе его помѣчено 6761 
г. х ), что противорѣчитъ разсказу житія, по которому Петръ 
ушелъ изъ орды съ еп. Кирилломъ при ханѣ Беркѣ. Основы- 
ваясь на этомъ, относятъ событіе ко времени между 1257 г., 
когда Берка сталъ ханомъ, и 1261, когда Кириллъ оставилъ 
ростовскую каѳедру. Но и разсказъ житія представляетъ неко- 
торый неясности. При Беркѣ въ ордѣ стало распространяться 
магометанство и въ 1262 г. встрѣчаемъ уже на Руси от- 
ступника, принявшего магометанство подъ вліяніемъ татарска- 
го баскака. Царевичъ ушелъ изъ орды еще язычникомъ, незна- 
комымъ съ новой вѣрой, слѣдовательно въ самомъ началѣ прав- 
ленія Берки. Но по житію Берка умеръ вскорѣ по уходѣ Петра. 
Далѣе житіе прямо говоритъ, что еп. Кириллъ крестилъ Пет- 
ра по смерти Берки, который по нашимъ лѣтописямъ умеръ въ 
1266 г., т. е. 4 годами позже Кирилла. Ростовское житіе ско- 
рѣе могло смѣшать ордынскія событія, чѣмъ ростовскія, и по- 
ставить имя одного хана вмѣсто другаго. По этому заслужива- 
ем нѣкотораго вниманія извѣстіе одного списка житія, по ко- 
торому царевичъ бѣжалъ на Русь въ 6761 г. и слѣд. имя Бер- 
ки поставлено вмѣсто имени Батыя; такая поправка устраняетъ 
указанный неясности въ житіи 2 ).— Житіе царевича отличается 
тенденціознымъ характеромъ: оно написано съ цѣлію доказать 
неоспоримость правъ потомства Петрова и монастыря, основан- 

г ) Рук. Унд. № 359, л. 1. Въ заглавіи службы по этому списку за- 
мѣчено, что она написана въ 7057 г.-, это показываетъ, что Петръ царе- 
вичъ былъ въ числѣ новыхъ чудотворцевъ, нанонизованныхъ на москов- 
скоиъ соборѣ 1549 г. 

2 ) Это извѣстіе находится въ заглавіи житія по списку въ рукописи 
XVI в., видѣнной нами у С. Т. Большакова: «житіе б-іаж. Петра... како 
пріиде въ страхъ божій и умилися душею, и пришедъ изъ орды въ Ро- 
стовъ лѣта 6761-го и крестися» и проч. Другихъ списвовъ съ такой по- 
мѣткой намъ не попадалось. 



41 



наго царевичемъ, на земли и воды, купленный послѣднимъ у 
ростовскаго князя Бориса, — и написано подъ свѣжимъ впечат- 
лѣніемъ тяжбы, въ которой правнуки Бориса оспаривали эти 
права. Вы-раженія житія о Петровскомъ монастырѣ, сочувствіе, 
съ которымъ оно становится на сторону рода Петрова въ тяж- 
бѣ противъ ростовскихъ князей, прося ему у Бога соблюденія 
и умноженія живота — все это позволяетъ подозрѣвать въ сми- 
ренномъ и худомъ рабѣ, какъ называетъ себя авторъ, инока 
Петровскаго монастыря. Наконецъ, самый характеръ житія да- 
етъ нѣкоторыя указанія на хронологическое отношеніе автора 
къ описываемымъ событіямъ. Основа сказаиія — легенда о ца- 
ревичѣ, продолженная преданіями о судьбѣ его потомства. Чѣмъ 
позже легенда облекается въ литературную Форму, тѣмъ боль- 
шее развитіе получаютъ ея поэтическія подробности, но тѣмъ 
блѣднѣе становятся въ ней основныя историческія черты. Ле- 
генда о царевичѣ, при всей живости и драматичности ея изло- 
женія въ житіи, остается довольно прозрачной и плохо закры- 
ваетъ дѣйствительныя событія, послужившія для ея основой. Ца- 
ревичъ, подъ вліяніемъ разсказовъ ростовскаго епископа, уми- 
лился душею, задумалъ видѣть божницу русской земли и ушелъ 
тайкомъ въ Ростовъ, гдѣ его осторожно крестили, боясь «ис- 
канія отрока» изъ орды. Это не было уже тогда исключитель- 
нымъ явленіемъ даже въ Ростовѣ: царевича женили на дочери 
одного ордынскаго вельможи, жившаго въ Ростовѣ и весьма 
богатаго, который «преже бяше въ вѣру пришедъ» 1 ). Царе- 



1 ) Это извѣстіе сохранили списки житія въ Макар, ч. мин. усп. и 
синод. Въ другихъ читается только: «князь же поимъ ему отъ великихъ 
вельможъ невѣсту, бѣша бо тогда въ Ростовѣ ординьстіи вельможи*. Древ- 
ній текстъ житія, по видимому, затруднялъ писцовъ XVI и XVII в. и 
этимъ объясняемъ мы пропуски и поправки, замѣтные въ большей части 
списковъ. Списки въ Макар, мин. также страдаютъ пропусками, но, по 
видимому, не вносили въ текстъ поправокъ и поэтому сохранили нѣко- 



42 



вичъ также пришелъ съ большими деньгами и крестившись за- 
думалъ построить храмъ около Ростова; за непомѣрно доро- 
гую цѣну, долго занимавшую воображеніе Ростовцевъ и съ поэ- 
тической образностью выраженную въ легеядѣ,кн.Борисъугу- 
пилъ мѣсто набожному сыну степей, который на предложеніе 
князя утвердить за нимъ землю грамотами простодушно отвѣ- 
чалъ: «азъ, княже,отъ отца и матери не знаю землею владѣти, 
а грамоты сіа чему суть?» Но потомки Бориса начали оттягивать 
землю у потомковъ Петра, послѣдніе жаловались въ ордѣ, — и 
авторъ сказанія рѣшительно подкупаетъ читателя не только въ 
пользу обижаемыхъ, но и въ пользу правосудія ордынскихъ 
пословъ, разбиравшихъ тяжбу, бросая невыгодный свѣтъ на 
внуковъ и правнуковъ кн. Бориса. Изъ всего этого позволи- 
тельно заключать, что авторъ жилъ не слишкомъ далеко отъ 
начала XIV в. — времени тяжбы правнуковъ Бориса съ вну- 
ками Петра, но писалъ не стѣсняясь ростовскихъ князей, 
слѣд. послѣ того какъ Москва начала сурово хозяйничать въ 
Ростовѣ, когда, по выраженію житія Сергія радонежскаго, «на- 
ста насилованіе много, сирѣчь княженіе великое досталося кн. 
вел. Ивану Даниловичу» и тяжко пришлось граду Ростову и 
князьямъ его, «яко отъятся отъ нихъ власть и княженіе» 
Можно думать, что сказаніе о Петрѣ и житіе Игнатія написаны 
не позже половины XIV в. — По литературной формѣ житіе ца- 
ревича — простая повѣсть, чуждая житейныхъ пріемовъ, безъпре- 
дисловія въначалѣ,безъ похвалы и чудесъвъконцѣ, хотя авторъ 

торыя черты его, измѣненныя въ другихъ спискахъ, наприм. замѣтку о 
смерти еп. Игнатія съ оговоркой автора о житіи его и указаиное извѣс- 
тіе о тестѣ царевича. 

г ) Тяжба правнуковъ Бориса, князей Ѳедора и Константина съ вну- 
ками Петра, по житію, происходила на много лѣтъ до 1322 г., къ ко- 
торому относится нашествіе Ахмыла, но уже послѣ 1316 г., когда въ Рос- 
товѣ упоминается еще отецъ этихъ князей, Василій Константиновича 
П. С. Р. Л. VII, 187. 



43 



называетъ]Петраблаженнымъ. Это впрочемъ условливалось отча- 
сти исключительными обстоятельствами жизни святаго, отчасти 
особенной задачей автора *). Такой литературной формой житіе 
Петра замѣтно отличается отъдругаго труда тогожеавтора^житія 
еп. Игнатія. Это послѣднее,при всей краткости, составлено искус- 
ственнѣе, начинается краткимъ предисловіемъ и сопровождается 
описаніемъ чудесъ, составляющимъ даже главную часть всей 
статьи. Житіе это даетъ очень скудный исторически! матеріалъ, 
дѣятельность епископа описана самыми неопредѣленными чер- 
тами; не встрѣчаемъ и намека на многіе факты изъ жизни епи- 
скопа, сохраненные лѣтописями и занесенные въ житіе Петра; 
остались только слѣды источниковъ, откуда авторъ могъ по- 
черпнуть обстоятельныя извѣстія объ Пгнатіѣ 2 ). 

Къ древнѣйшимъ ростовскимъ сказаніямъ о святыхъ при- 
мыкаетъ по 'характеру своему житіе Никиты, столпника перея- 
славскаго. Это житіе было рано и сильно распространено въ 
древней русской письменности. Частой и продолжительной пе- 
репиской объясняются многочисленные варіанты текста житія 
въ разныхъ спискахъ; но при этомъ разнообразіи ни въ од- 
яомъ спискѣ не находимъ такой переработки первоначальнаго 
сказанія, которую можно было бы назвать особой его редакціей. 
Съ другой стороны, списки разныхъ вѣковъ, сохраняя одно и 
тоже основное сказаніе, распадаются на группы по большему 
или меньшему количеству статей, прибавляемыхъ къ жизнеопи- 

*) Позднѣйшая редакція, совращая древнее свазаніе, стремится уже 
приблизиться къ общему ^ стилю -житій. См. житіе Петра въ рук. гр. А. 
С. Уварова ДО 211. 

2 ) Съ лѣтописной тотностью обозначено время смерти Игнатія: <пре- 
бысть въ святительствѣ лѣтъ 26; въ л. 6796 преставися въ Богу свя- 
щенноеп. Игнатей мѣс. мая въ 28 день, въ пятокъ по вечерни. > Описаніе 
чудесъ при погребеніи съ точнымъ обозначеніемъ именъ лицъ и біогра- 
фическими подробностями объ одномъ изъ нихъ заставляетъ предполагать 
источникъ этой статьи въ записвѣ, современной событію. 



44 



санію. Въ спискѣ половины XV в. житіе является съ наиболѣе 
простымъ составомъ: повѣсть о жизни и кончинѣ столпника со- 
провождается однимъ разсказомъ о перенесены въ его монас- 
тырь брошенныхъ убійцами въ Волгу и чудесно найденныхъ кре- 
стовъ и веригъ подвижника вскорѣ щклѣ убіенія. Списки ХУІ в. 
нрибавляютъ къ этому пространное и витіеватое похвальное сло- 
во столпнику. Наконецъ въ спискахъ XVII в. эта группа статей 
усложняется прибавкой къ прежнимъ чудесамъ описанія чудесъ 
позднѣйшихъ, совершившихся въ XVI в. *-)•. Это постепенное 
осложненіе состава житія въ спискахъ разныхъ вѣковъ нагляд- 
но представляетъ разновременность его образованія. Архіеп. 
Филаретъ замѣчаетъ, что житіе и похвальное слово написаны въ 
одно время 2 ). Отсутствіе послѣдняго въ спискѣ половины XV в. 
указываетъ на противное. Притомъ, въ древнѣйшемъ своемъ 
видѣ житіе ни по составу ни по изложенію не носптъ на себѣ 
признаковъ тѣхъ искусственныхъ пріемовъ, какія развивались 
въ житіяхъ съ половины XV в. Разсказъ его свободенъ отъ нази- 
дательныхъ и реторическихъ распространеній: коротенькое пре- 
дисловіе совершенно одного характера съ предисловіемъ къ 
житію еп. Игнатія. Напротивъ похвальное слово написано впол- 



Списокъ XV в. въ синод, сб. 637, л. 120. Начало предисловія, 
обыкновенно опускаемаго въ позднѣйшихъ снискахъ: „Елма убо и въ по- 
слѣднихъ днехъ рода нашего благоизволи Богъ въ сихъ странахъ рускыхъ 
многимъ и великыиъ въ добродѣтелехъ мужемъ въсіяти"... Съ этимъ сп. 
сходны по составу, только безъ предисловія, списки Унд. XVI в. X 565, л. 
32 и въ нашемъ сб. 1543 г. Списки XVI в. съ похв. словомъ въ синод, 
сб. нач. XVI в. Л 5 639, л. 21, въ Макар, ч. мин. по усп. сп., май, стр. 
1224, сб. волокол. въ моек, епарх. билбл. 1548 г. «М 2 648, л. 52, сб. 
волокол. въ моек. д. акад. ,№632. Списки XVII в., довольно рѣдкіе, съ 
похвалой и чудесами XVI в. въ сб. гр. А. С. Уварова ^Ч 5 127 (по катал. 
Царек.), л. 13, Милют. ч. мин., май, л. 1271, синод. ^ 627 и сб. Н. С. 
Тихонравова. Извлеченія изъ яитія въ Ист. Р. Ц. преосв. Макарія, III, 
прим. 93. 

2 ) Обз. р. д. лит. I, стр'. 133. 



45 

нѣ въ духѣ позднѣйшаго житейнаго краснорѣчія. Наконецъ, въ 
развиты искусствешіаго состава житій замѣчаемъ общее явле- 
ніе, что похвальное слово, написанное одновременно съ житіемъ, 
чуждо повѣствовательнаго содержаыія; напротивъ слово, на- 
писанное и прибавленное къ старинному житію позднѣе, обык- 
новенно повторить главныя біографическія черты послѣдняго. 
Къ этому второму разряду принадлежит!, и похвала въ разби- 
раемомъ житіи: сокращая его разсказъ, она дѣлаетъ изъ него 
иногда дословныя выдержки, перемѣшанныя съ поученіями въ 
духѣ церковной проповѣди. Позднѣйшіе списки замѣчаютъ эти 
повторенія и сокращаютъ похвалу, опуская въ ней именно по- 
вѣствовательыыя заимствованія изъ житія *); 

Еще темнѣе время происхожденія собственно житія; оно само 
не даетъ никакихъ указаній на это. Арх. Филаретъ въ одномъ 
сочиненіи замѣчаетъ, что житіе по языку XIII вѣка, а въ дру- 
гомъ относить его къ XV, основывая этотъ выводъ на извѣ- 
стіи объ обрѣтеніи мощей Никиты митр. Фотіемъ 2 ). Первое 
ынѣніе не имѣетъ достаточна™ осиованія, ибо древнѣйшій из- 
вѣстныа спигокъ житія — половины XV в. и въ языкѣ его 



!) Напр. въ волокол. сб. *Ѵ 692, л. 201 и синод. XVI в. К 2 556, л. 
804. 

2 ) Обз. р. д. лит. I, стр. 133. Р. Свв. май, прим. 281. Здѣсь же (стр. 181) 
сказано, что мощи Никиты обрѣтены нетлѣнными при митр. Фотіѣ и 
при Никитскомъ игуменѣ Даніилѣ. Источникъ не указанъ; но имъ была, 
очевидно, Ист. р. іер. VI, 1029, гдѣ читаемъ: „Мощи преп. Никиты об- 
рѣтены въ XV* ст. при Фотіѣ, митр, московскомъ, и при Даніилѣ игу- 
менѣ, переславскомъ чудотворцѣ". Но послѣдній умеръ сто дѣтъ спустя 
послѣ кончины Фотіа. Ошибка объясняется тѣмъ, что составитель статьи 
въ Ист. іер., невнимательно прочитавъ разсказъ о поискахъ Фотія, при- 
нялъ иг. Даніила, передавшаго этотъ разсказъ, за современника и очевидца 
Фотіевой попытки. Арх. Филаретъ, поправляя эту ошибку по собствен- 
ному соображенію, сдѣлалъ изъ извѣстнаго Даніила переяславскаго небы- 
валаго никитскаго игумева. Повѣсть объ исканіи мощей Никиты Фотіемъ 
въ статьѣ о чудесахъ XVI в. Милют. ч. мин., май, л. 1291. 



46 



трудно отыскать признаки XIII в.; основаніе втораго мнѣнія не 
точно. Авторъ, описавшій чудеса Никиты въ XVI в., разсказы- 
ваетъ, что слышалъ объ исканіи мощей святаго отъ Даніила, 
основателя Троицкаго переяславскаго монастыря, а послѣднему 
разсказывалъ объ этомъ со словъ старожиловъ монастыря род- 
ственникъ его, никитскій иг. Іона, у котораго онъ жилъ въ 
дѣтствѣ. По его разсказу, митр. Фотій, удивляясь, что никто 
дотолѣ не позаботился открыть мощи прославленнаго подвиж- 
ника, пытался откопать ихъ: уже отрыли бересту, которой вмѣ- 
сто гроба обернуто было тѣло столпника; но онъ не захотѣлъ 
лежать поверхъ земли, поднялась сильная буря и разрытая мо- 
гила сама собою засыпалась, — т. е. мощей искали, но обрѣ- 
тенія не послѣдовало. Изъ отсутствія намека на это собы- 
тіе въ житіи скорѣе слѣдуетъ заключать, что оно написано 
до попытки Фотія (1410 — 1431). Въ такомъ случаѣ, однако, 
характеръ житія не позволяетъ отодвигать его слишкомъ да- 
леко въ древность отъ XV в. Подвиги столпника должны были 
упрочить его память въ мѣстномъ преданіи самою своею рѣд- 
костію; назидательный мотивъ о внезапномъ обращены лихоим- 
ца и притѣснителя, каковъ былъ Никита, къ самымъ суровымъ 
подвигамъ покаянія сообщилъ преданію еще болѣе силы и ин- 
тереса. Издавна утвердившійся обычай въ связи съ видимыми 
остатками подвижничества Никиты, долго хранившимися на 
мѣстѣ, столпомъ, крестами, веригами, каменной шапкой Ники- 
ты и колодезями, имъ выкопанными, поддерживалъ и разви- 
валъ это преданіе На этомъ назидательномъ мотивѣ и на 



і ) Во Владим. Сбор. К. Тихонравова, стр. 95, читаемъ, что въ па- 
мять о подвигахъ Никиты богомольцы донынѣ, надѣвъ вериги препѳ- 
добнаго и взявъ камень отъ ступеней часовни, гдѣ находится столпъ Ни- 
киты, обходятъ вокругъ нея три раза, держа камень на головѣ. Прежде 
вмѣсто камня брали каменную шапку Никиты, въ 1735 г. взятую въ кан- 
целярію московскаго синод, приказа. 



47 



этихъ памятникахъ подвиговъ столпника и основано все содер- 
жаще житія; историческія черты времени, неразлучный со свѣ- 
жимъ преданіемъ, сглажены въ немъ до того, что почти неза- 
мѣтны. Даже о времени жизни Никиты можно только догады- 
ваться по указанію житія, что исцѣленный подвижникомъ чер- 
ниговскій кн. Михаилъ поставилъ въ память этого крестъ 
около монастыря «въ лѣто 6694, мѣс. мая 16» Такимъ 
характеромъ отличается обыкновенно устное сказаніе, очень 
поздно нашедшее себѣ письменное изложеніе. Притомъ это 
преданіе о столпникѣ, поздно записанное въ житіи, вошло въ 
него не вполнѣ или по крайней мѣрѣ записывалось въ то 
время, когда еще не достигло своего полнаго развитія. На это 
указываетъ слитеніе разсказа житія объ исцѣленіи чернигов- 
скаго кн. Михаила съ тѣмъ, какъ передавался этотъ разсказъ 
въ XVI в. Въ описаніи чудесъ Никиты XVI в. авторъ, повто- 
ряя основныя черты разсказа по житію, прибавляетъ къ нимъ 
новыя, которыхъ нѣтъ въ послѣднемъ: Михаилъ совѣтуется о 
поѣздк въ Переяславль съ бояриномъ своимъ Ѳедоромъ; помо- 
лившись о больномъ князѣ, Никита предсказываетъ ему съ 



*) Въ древнѣйшемъ сп. житія (синод, сб. «X 2 637) и многихъ позднѣй- 
шихъ нѣтъ и этого извѣстія; въдругихъ оно вставлено въ видѣ замвтки, 
перенесенной съ полей, разрывая грамматическій строй текста. Указаніе 
на годъ смерти Никиты мы встрѣтили только въ синод, сп. XVII в. Л- 627; 
здѣсь статья о убіеніи столпника озаглавлена: „о преставленіи святаго 
въ лѣто 6701, мѣс. мая въ 23 (л. 43)". О жизни и общественномъ по- 
ложена Никиты до постриженія житіе знаетъ такъ мало, что по нему нельзя 
составить яснаго понятія объ этомъ: „Бяше нѣкто человѣкъ Никита име- 
немъ, роженіе и въспитаніе имѣ въ градѣ Перенславлѣ; пришедъ же въ 
съвръшенъ възрастъ, якоже есть обычай нѣкыимъ въ юности на злая при- 
лѣжати, такоже и сему Никитѣ, прилѣжа градскымь судіямь, и многъ мя- 
тежъ и пакости творяше человѣкомъ неправеднаго ради мьздоиманія, и 
тѣмъ питаше себе и подружіе свое". Такъ начинается житіе въ синод, 
сб. № 637; другіе списки, передѣлывая это начало, прибавляютъ, что 
Никита „бѣ мытаремъ другъ". 



48 



бояриномъ страдальческую кончину отъ нечестиваго царя. Эти 
черты вошли въ преданіе о Никитѣ, очевидно, подъ вліяніемъ 
повѣсти о мученической кончинѣ кн. Михаила и боярина его Ве- 
лора, составленной современникомъ и очень распространенной 
въ древнерусской письменности; но въ этой повѣсти не находимъ 
и намека на сношенія кн. Михаила съ переяславскимъ столпни- 
комъ 2 ). Такимъ образомъ источники и взаимное отношеніеразлич- 
ныхъ частей житія уясняются легче, нежели время ихъ составле- 
нія. Мывидѣли,что память о святомъ въ продолженіе двухъ сто : 
лѣтій была достояніемъ устнаго преданія, не переходя въ обряды 
церковиаго чествованія. Впервые стремленіе къ этому встрѣча- 
емъ въ попыткѣ митр. Фотія, не имѣвшей желаннаго исхода. 
Извѣстіе о ней даетъ опору предположенію. Житі<з не всегда 
являлось вслѣдствіе открытія мощей или церковнаго про- 
славлеяія святаго; иногда бывало наоборотъ. Выше было ука- 
зано, почему житіе Никиты нельзя считать слѣдствіемъ по- 
пытки Фотія. Если въ началѣ XV* в. является мысль открыть 
мощи святаго, то въ этомъ можно видѣть если не вліяніе са- 
мого житія, передъ тѣмъ появившагося, то дѣйствіе пробужден- 
наго преданія о святомъ, поведшаго и къ написанію житія, ко- 
торое по этому можно отнести къ концу XIV или къ нач. XV в. 
Послѣ Фотія слѣды памяти о святомъ опять исчезаютъ. Даже 
его поиски въ могилѣ столпника впервые описаны болѣе 100 
лѣтъ спустя по преданію изъ третьихъ рукъ. Повѣсть о чуде- 
сахъ Никиты XVI в., записавшая это преданіе, не говоритъ о 
повтореніи попытки. Не смотря на то, что житіе Никиты встрѣ- 
чается обыкновенно въ древнѣйшей по уцѣлѣвшимъ спискамъ 
группѣ сѣверныхъ житій, имени его не находимъ въ мѣсяце- 
словахъ XV в. между именами Леонтія и Игнатія ростовскихъ, 
митр. Петра, Сергія радонежскаго и другихъ святыхъ сѣверной 



2 ) См. эту статью въ Милют. ч. мин., май, л. 1316 и сл. 



49 



Руси, прославлепныхъ открытіемъ мощей раньше половины 
этого вѣка *). Изъ этого видно, что онъ чтился только мѣстно. 
Но память о немъ опять замѣтно оживляется съ начала XVI в. : 
съ этого именно времени возобновляется рядъ описанныхъ чу- 
десъ его; здѣсь находимъ и другія, относящіяся также къ на- 
чалу XVI в. указанія на усиленное стремленіе обновить память 
о святомъ 2 ). Впервые является мысль устроить въ монастырѣ, 
гдѣ подвизался Никита, храмъ во имя его, который и былъ 
воздвигнутъ по благословенно митр. Варлаама (1511 — 1 522); 
ставятъ крестъ на мѣстѣ, гдѣ былъ прежде столпъ Никиты; 
чтители памяти святаго, бесѣдуя о многихъ чудесахъ его, на- 
чинаютъ жалѣть, что они еще не описаны. Выше было указано, 
почему похвальное слово Никитѣ надобно считать произведені- 
емъ позднѣйшимъ сравнительно съ житіемъ. Съ другой стороны, 
Никита чтился мѣстно еще до XVI в.: въ началѣ его, еще 
до построеыія перваго храма во имя Никиты при митр. Варла- 
амѣ, надъ его могилой была устроена гробница, на кото- 
рой стоялъ уже образъ столпника; но всецерковное празднова- 
ніе Никитѣ, какъ думаютъ, установлено соборомъ 1549т. 3 ). 
Въ четью-минею митр. Макарія похвальное слово могло попасть 
и позже этого года; но его находимъ въ волоколамскомъ сбор- 
никѣ 1548 г., слѣд. оно написано раньше собора 1549 г. и не 
по поводу его постановленія 4 ). На приведенныхъ данныхъ 
можно основать вѣроятность появленія этого слова въ началѣ 
XVI в. Созданіе храма во имя столпника дѣлало необходимымъ 



1) Преосв. Макарія Ист. Р. Ц: IV, 260. 

2 ) Малют. ч. мин. май* л. 1293—1297. Повѣеть съ описаніемъ этихъ 
чудесъ написана вскорѣ послѣ 1564 г., т. е. послѣ перестройки и пре- 
образовала никитскаго монастыря, предиринатаго I. Грознымъ по лич- 
ному его усердію къ мѣсту подвиговъ столпника. 

3) Иреосв. Макаріа Ист. Р. Ц. VI, 2! 8. 

4 ) Сб. волокол. въ моек, епарх. библ. № 648, л. 77. 

4 



50 



ежегодное праздно ваніе его памяти, а слово это по своему со- 
держанію есть именно поученіе, написанное для чтенія въ церкви 
въ день преставленія святаго и соединяющее прославленіе его 
съ воспоминаніями изъ его жизни 1 ). 



ГЛАВА II. 

Древнѣйшія житія на сѣверѣ. 

Переходимъ къ кругу житій, отличающемуся особымъ харак- 
теромъ въ сравнены съ разобранными выше. Преслѣдуя двѣ 
основныя задачи исторической критики въ избранной отрасли 
древнерусскаго историческаго матеріала — разъясненіе того, изъ 
какихъ источниковъ черпались и какъ, подъ вліяніемъ какихъ 
историческихъ и литературныхъ понятій обработывались сказа- 
нія о святыхъ, мы могли добиться очень скудныхъ и смутныхъ 
выводовъ въ этомъ отношеніи отъ разсмотрѣнныхъ житій. Изъ 
формъ историческаго изложенія въ сѣверно-русской литературѣ 
XII — XIV в. хорошо извѣстна самая простая— лѣтопись. Ясные 
слѣды указываютъ на существованіе въ ней и другой, болѣе 
сложной и искусственной формы — біографіи. Но если сѣверный 
лѣтописецъ этого времени является довольно яснымъ литератур- 



Нач. похв. слова: „Се настоитъ, братіе, свѣтоносное праздньство 
предивнаго отца нашего и чудотворца Никиты столпника". Въ концѣ слова 
читаеиъ: „пресвѣтлое твое успеніе чтущимъ милости и оставленія 
грѣховъ просимъ". 



нымъ типомъ, то образъ сѣвернаго біоірафа остается подернутъ 
тѣнью элемеі:товъ, чуждыхъ историческому изложенію. Во пер- 
выхъ авторы этихъ жизнеописаній остаются для читателя лицами 
совершенно незнакомыми: какъ ихъ понятія и литературныя сред- 
ства, такъ и имена, общественныя положенія и обстоятельства, 
среди которыхъ они писали житія, исчезли въ послѣднихъ по- 
чти безслѣдно. Далѣе, на всѣхъ разобранныхъ редакціяхъ, за ис- 
ключеніемъ трехъ, лежитъ сильный отпечатокъ позднѣйшихъ ли- 
тературныхъ цѣлей и понятій, который опредѣлили не только ихъ 
историческій взглядъ и отчасти фактическое содержаніе, но и ли- 
тературную форму, внося въ біографію поучительно-реторическіе 
элементы. Наконецъ, всѣ редакціи безъ исключенія временемъ 
своего происхожденія слишкомъ удалены отъ описываемыхъ 
ими лицъ и ни одна не основала своего разсказа о жизни свя- 
таго на современныхъ или близкихъ къ нему по времени источни- 
кахъ. Не книжный списатель составилъ эти житія; до него ихъ 
сложила мѣстная народная легенда, у которой своя память, 
свои особые источники и пріемы; поздній списатель только за- 
писалъ готовую основу, прибавивъ къ ней свои книжныя разсуж- 
денія, ничего фактическая) не дающія историку. Среди скудныхъ 
историческихъ данныхъ, доступныхъ повѣркѣ по другимъ источ- 
никам^ помимо житія, личность его составителя часто совер- 
шенно исчезаетъ въ этой легендѣ и нѣтъ средствъ ни указать 
точно его участіе въ обработкѣ сказанія, ни услѣдить за разви- 
тіемъ послѣдняго но всѣмъ темнымъ извилинамъ многолѣтней 
изустной передачи. Такимъ образомъ разобранныя житія древ- 
нѣйшихъ сѣверныхъ святыхъ не могутъ служить ни вѣрными 
образчиками древнѣйшей сѣверной агіобіографіи, ни чистымъ 
историческимъ источникомъ: ихъ литературные пріемы и точка 
зрѣнія на описываемыя лица не принадлежатъ этому періоду, а 
основные фактическіе источники не принадлежатъ непосред- 
ственно исторіи. Болѣе чистый матеріалъ для исторіографической 

4* 



52 



производительности до конца XIV* в. на сѣверѣ даетъ небольшая 
группа житій, составившаяся къ этому времени. Біографія являет- 
ся здѣсь съ наименьшей примѣсью стороннихъ элементовъ. Это 
немногія житія, составленный современниками или со словъ совре- 
менниковъ описываемыхъ лицъ: житіе Авраамія, написанное' въ 
Смолеискѣ, Варлаама и Аркадія — въ Новгородѣ, Александра 
Невскаго - во Владимірѣ, кн. Михаила тверскаго въ Твери и 
митр. Петра — въ Ростовѣ. Такимъ образомъ эта группа жи- 
тій не только представляетъ образцы сѣверно-русской агіобіо- 
графіи въ ея первоначальномъ видѣ, но и наглядно описываетъ 
собой кругъ дрешіѣйшихъ средоточій книжнаго просвѣщенія на 
сѣверѣ. 

Житіе Авраамія смоленскаго — одно изъ самыхъ любопыт- 
ныхъ какъ по заключающимся въ немъ даннымъ для исторіи, 
такъ и по своей литературной формѣ. Въ томъ и другомъ от- 
ношеніи оно подвергалось внимательному разбору 1 ), къ ре- 
зультатамъ котораго можемъ прибавить несколько критиче- 
скихъ соображеиій, объясняющихъ мысль и характеръ житія. 
Мысль и характеръ его опредѣ лились отношеніемъ автора къ 
подвижнику и его литературнымъ положеніемъ. Авторъ, инокъ 
Ефремъ, называетъ себя въ послѣсловіи послѣднимъ изъ уче- 
никовъ Авраамія въ смыслѣ самаго недостойнаго. Въ житіи, 
описавъ наружность Авраамія, онъ прибавляетъ, что дѣлаетъ 
это для тѣхъ, кто не видалъ преподобнаго. Онъ помнитъ и за- 
носитъ въ житіе нѣкоторыя выраженія, сказанныя Аврааміемъ 
при случаѣ. Такъ, разсказывая о гоненіяхъ, понесенныхъ по- 
слѣднимъ въ монастырѣ на Селищѣ, Ефремъ добавляетъ: онъ 



*) Списки житіа XVI в. въ рукоп. Унд. ^ 272, л. 1 и Макар, ч. мин. 
по усп. сп., авг.стр.2127-2147. Напеч. въ Прав. Собес. 1853, ^ 9 и 10, 
по списку половины XVI в. неисправному и не вполнѣ. Отрывки въ Ист. 
Р. Ц. преосв. Макарія, III, прим. 106- изложеніе и разборъ житіа тамъ же, 
стр. 47 и 171-175, и въ Ист. Оч. Ѳ. И. Буслаева, II, 116—122. 



53 



самъ говорилъ: «пять лѣтъ терпѣлъ я искушенія, поноси- 
мый, безчестимый подобно злодѣю». По всему этому виденъ 
въ Ефремѣ инокъ Богородицкаго монастыря, основаннаго 
еп. смоленскимъ Игнатіемъ и норученнаго настоятельству 
Авраамія, — одинъ изъ той немногочисленной братіи, которую 
Авраамій образовалъ около себя въ томъ монастырѣ подвер- 
гая строгому испытатію каждаго вступающаго. Составленная 
въ послѣдствіи служба, руководясь житіемъ и мѣстнымъ преда- 
ніемъ, соединяешь въ своихъ молитвахъ имена Авраамія и уче- 
ника его Ефрема, говоря о послѣднемъ, что онъ насладился 
божественнымъ ученіемъ учителя А ). Этимъ отношеніемъ авто- 
ра къ Авраамію опредѣляются основные источники житія — 
личныя воспоминанія и разсказы очевидцевъ; на послѣдній ис- 
точникъ не разъ указываетъ самъ Ефремъ, сопровождая свой 
разсказъ замѣчаніями: это многіе знаютъ, этому много свидѣ- 
телей. Можно даже замѣтить, съ какого времени авторъ раз- 
сказываетъ по своимъ личнымъ воспоминаніямъ: ссылки на сви- 
дѣтелей и очевидцевъ встрѣчаются въ описаніи начальной поры 
иноческихъ подвиговъ Авраамія и прекращаются въ разсказѣ о 
другой порѣ, когда онъ сталъ игуменомъ епископ скаго мона- 
стыря. Тѣмъ же отношеЪіемъ къ Авраамію объясняется и глав- 
ная мысль автора житія. Шумное гоненіе, которому подвергли 
страдальца завистники и невѣжды, должно было перейти смут. 
нымъ и тяжелымъ воспоминаніемъ въ память слѣдующаго по- 
колѣнія. Разсказать ему правдиво печальную исторікЗ, указать 
друзей и враговъ, снять еще продолжавшіяся, можетъ быть, 
недоразумѣнія съ памяти учителя — такова цѣль, проглядыва- 
ющая въ трудѣ Ефрема. Онъ озаглавилъ свою повѣсть «житі- 
емъ и терпѣніемъ преп. Авраамія, просвѣтившагося въ терпѣ- 
ніи мнозѣ». Съ особенной энергіей прибавляешь онъ, перечи- 



*) Преосв. Мак. Ист. Р. Ц. III, прим. 263. 



сливъ клеветы, взведенныя «безчиниыми людьми» на Авраа- 
мія: «ина же многа нань вѣщанія глаголюще, ихъ же блажен- 
ный чюжь, истиною реку тако». Этой цѣлью объясняются и 
неровности фактическая изложенія въ житіи. Не трудно замѣ- 
тить, что существенную часть житія, преобладающую надъ 
всѣмъ. остальнымъ его содержаніемъ, составляетъ разсказъ объ 
интригѣ, веденной противъ Авраамія мѣстнымъ духовенствомъ: 
здѣсь авторъ особенно разговорчпвъ, тщательно раскрываетъ 
пружины «крамолы», подробно слѣдитъ за ея развитіемъ, ясно 
указываетъ въ городскомъ населеніи стороны за и противъ 
оклеветаннаго Авраамія, не забываетъ поименовать его защит- 
никовъ, оставившихъ добрую память въ городѣ, наконецъ соби- 
раетъ и выписываетъ подобные случаи изъ церковныхъ преда- 
ній, чтобы показать страшныя слѣдствія гоненій на праведника. 
Все остальное въ жизни Авраамія, что не имѣло прямой связи 
съ этой крамолой, обращаетъ на себя вниманіе автора гораздо 
въ меньшей степени; даже дѣятельность его въ монастырѣ еп. 
Игнатія, всего болѣе извѣстная Ефрему, изображена имъ слиш- 
комъ кратко для очевидца. — Литературный характеръ житія 
объясняется литературной средой, въ которой вращался авторъ, 
инокъ одного изъ смоленскихъ монастырей. Извѣстія XII в. 
доказываюсь, что въ развитіи книжнаго образованія Смоленскъ 
шелъ въ ряду первыхъ русскихъ городовъ. Само житіе даетъ 
не одно указаніе на степень развитія письменности въ смолен- 
скихъ монастыряхъ въ концѣ этого вѣка. Изъ книгохранилища 
подгороднаго Селищскаго монастыря Авраамій бралъ и читалъ 
житія восточныхъ святыхъ Антонія, Саввы и др., также житіе 
Ѳеодосія печерскаго, сочиненія Златоуста, Ефрема Сирина и 
даже нѣкоторыя апокрифическія статьи; игуменъ этого мона- 
стыря, по выраженію житія, былъ такъ хитръ въ божествен- 
ныхъ книгахъ, что никто не смѣлъ предъ нимъ «отъ книгъ 
глаголати» . Книжныя занятія Авраамія не ограничивались чте- 



55 



ніемъ: онъ собралъ около себя писцовъ, съ поыощію кото- 
рыхъ составлялъ и переписывалъ новые сборники, извле- 
кая для нихъ наиболѣе важныя статьи изъ прочитаннаго. 
Этимъ объясняется степень книжнаго образованія, какую 
обнаруживаетъ авторъ въ своемъ трудѣ. Особенно ясно вы- 
ступаетъ она въ личномъ авторскомъ элементѣ, введенномъ 
1$ъ житіе . Это — не простой сухой разсказъ: авторъ начи- 
наешь и часто прерываетъ его изложеніемъ собственна™ 
взгляда на разсказываемыя событія, сближеніемъ ихъ съ фак- 
тами церковной исторіи. Здѣсь открываются другіе, литератур- 
ные источники житія, которые были вмѣстѣ и источниками ли- 
тературная образованія автора. Особенно долго останавливаетъ 
онъ свое размышлеыіе на преслѣдованіяхъ, поднятыхъ протпвъ 
Авраамія: здѣсь приводитъ онъ для сравненія разсказы изъ 
житія Саввы, Іоанна Златоуста, припоминаетъ двѣ повѣсти изъ 
«Златой Чѣни». При такихъ книжныхъ средствахъ Ефремъ 
могъ познакомиться съ литературными пріемами искусствен- 
наго житія: онъ начинаешь свой трудъ предисловіемъ и оканчи- 
ваетъ пространнымъ и витіеватымъ послѣсловіемъ съ похва- 
лой святому, — и здѣсь любопытно видѣть, откуда идетъ это 
искусственное вліяніе: богословско-историческая молитва, кото- 
рой начинается предисловіе, составлена по образцу предпсло- 
вія къ Несторову житію преті Ѳеодосія и оканчивается дослов- 
ной выпиской изъ него. Пзъ того же житія заимствуешь ав- 
торъ извѣстіе о чудесномъ видѣніи,предшествовавшемъпострое- 
пію каменной печерской церкви, предпосылая его своему раз- 
сказу объ основаніи монастыря еп. Игнатіемъ. Въ описаніи 
жизни Авраамія видно также перо знакомое съ стилемъ жптій: 
по близости къ святому, авторъ не могъ не знать подробностей 
о его юности; но онъ скрылъ ихъ подъ тѣми неопредѣленными 
чертами, которыми позднѣйшіе слагатели житій прикрывали не- 
достатокъ свѣдѣній о молодости святыхъ. 



56 



Гораздо труднѣе опредѣлить хронологію житія, время его 
паписанія и время жизни описываемаго имъ лица. Авраамій, 
по замѣчанію Ефрема, подвизался въ иночествѣ 50 лѣтъ; по- 
священіе его въ іеромонаха помѣчено въ житіи временемъ князя 
смоленскаго и всей русской земли Мстислава, т. е. Мстислава 
Романович;!, княжившаго въ Смоленскѣ съ 1197 по 1214, въ 
Кіевѣ по 1224 г.; гоненія на Авраамія и возведете его въ санъ 
архимандрита относятся ко времени пережитаго имъ смолен- 
скаго еп. Игнатія, который только однажды упомянутъ въ лѣто- 
писи подъ 1206 г. Изъ всего этого видно только, что Авраа- 
мій жилъ въ XII— ХШ в. и что прежнее мнѣніе, относившее 
жизнь Игнатія и Авраамія къ первой половинѣ XII в., ошибоч- 
но *). Остальныя хронологическая показанія житія такъ не- 
ясны, что не даютъ основанія для болѣе точнаго вывода. Преосв. 
Макарій относитъ кончину Авраамія не далѣе первой четверти 
XIII в.; арх. Филаретъ въ одномъ сочинеыіи — къ 1210 г., въ 
другомъ не позже 1220;нѣкоторые — къ 1221г. 2 ). Всѣэти до- 
гадки основаны на предположены, что Авраамій сдѣлался іеро- 
монахомъ очень поздно, лѣтъ черезъ 3 по вступленіи въ иноче- 
ство, и не пережилъ преемника Игнатіева еп. Лазаря, который 
около 1220 г. оставилъ каѳедру и по житію былъ еще іереемъ 
во время крамолы на Авраамія 3 ). Но 1) Авраамій, славив- 



4 ). Ист. росс. іер. III, 65. Ист. свѣд. о мон., А. Ратшина, стр. 492. 
Ист. г. Смоленска, П. Никитина, стр. 44 и сл. 

а ). Ист. Р. Ц. III, прим. 107. Обз р. дух. лит. I, стр. 66. Р. Свв. 
авг., стр. 82. Прав. Соб. 1858, Л-9, стр. 136. 

3 ) Поел. еп. Симона къ Поликарпу въ Паи. росс. слов. XII, стр. 255: 
сПишеть яе ми книги княгини ростиславля Верхуслава, хотащи тебе поста- 
вити епископомъ Новуграду на Онтон ; «во мѣсто, или Смоленску на Лаза- 
реве мѣсто". Если эти слова значатъ, что каѳедры въ Новгородѣ и Смо- 
ленск не были тогда замѣщены, то очевидно, что онѣ обѣ были свобод- 
ны одновременно, а Антоній новгородскій былъ смѣщенъ въ 1219 г. П. 
С- Р. Л. III, 37. Вторично оставилъ онъ каѳедру въ Новгородѣ въ 1228 г., 



57 



шійся просвѣщеніемъ и учительностію, могъ сдѣлаться іеромо- 
нахомъ рано; 2). годъ смерти еп. Игнатія неизвѣстенъ, а изъ 
того, что житіе прямо отъ смерти Игнатія переходитъ къ смерти 
Авраамія, нельзя заключить, что послѣдняя случилась вскорѣ 
послѣ первой и не позже удаленія съ каѳедры еп. Лазаря, ибо 
разсказъ житія, какъ замѣчено выше, отличается неровностью 
и обстоятельное описаніе жизни Авраамія послѣ крамолы не 
входило въ программу автора. Поэтому одинаково вѣроятно 
предположить смерть Авраамія гораздо раньше и гораздо позже 
1220 г. Такъ же невозможно точно опредѣлить время написа- 
нія житія. По мнѣнію арх. Филарета, оно написано не прежде 
1237 г., уже при Монголахъ, ибо авторъ въ послѣсловіи мо- 
лить Бога испровергыуть нашествіа поганыхъ измаильскихъ 
языкъ. Но эти выраженія могутъ относиться не къ однимъ 
1237 — 1240 гг., даже вовсе не къ монгол ьскимъ нашествіямъ 1 ) . 
Впрочемъ, можетъ быть, въ хронологической неясности житія 
виноватъ не авторъ. Разбирая текстъ житія по большей части 
списков^ легко убѣдиться, что позднѣйшіе писцы значительно 
попортили это древнее произведете своими описками и пропус- 
ками. Можетъ бытъ, неудобопонятность его и вызвала поздпѣй- 
шую попытку передѣлать Ефремове житіе Авраамія 2 ). Въ этой 
передѣлкѣ опущены предисловіе и послѣсловіе Ефрема; по- 
слѣднее редакторъ замѣнилъ другимъ, имъ самимъ состав- 
леннымъ, нравоучительна го содержанія. Въ изложеніи жизне- 

но объ этомъ не могъ писать Симонъ, уиершій въ 1226. Изъ этого видна 
ошибка арх. Филарета, который отнесъ удаленіе Лазаря съ Смоленской 
каѳедры къ 1224: тогда въ Новгородъ надобно было ставить преемника 
МитроФану, умершему въ 1223, а не Антонію. Р. Свв. авг., прим. 131. 
') Тамъ же, прим. 119. 

2 ) Эта передѣлка извѣстиа намъ по списку въ синод, сб. XVII в. 
N477, л. 82 - 96; здѣсь разсказъ не доведенъ до конца и прерывается 
описаніемъ гоненій на Авраамія (на мѣстѣ, соотвѣтствующемъ стр. 379 ой 
въ изданіи Прав. Собес). 



58 



неописанія также есть пропуски, сокращенія и даже прибавки. 
Передѣлка особенно коснулась тѣхъ вводныхъ мѣстъ древняго 
житія, которыми Ефремъ прерываетъ разсказъ, излагая свои 
размышленія; именно эти мѣста въ сохранившихся спискахъ 
житія и страдаютъ темнотой и неправильностію изложенія. 

Послѣ Смоленска, срединнаго члена семьи старшихъ, волсст- 
ныхъ городовъ, который въ древнѣйшемъ житіи своего святаго 
обнаружилъ прямую литературную зависимость отъ Юга, отъ 
старшаго родича своего Кіева, уцѣлѣвшіе памятники заставля- 
юсь предполагать едвали еще не большее развитіе письменно- 
сти и литературы въ Новгородѣ, въ самомъ сѣверномъ членѣ 
этой семьи, и главнымъ образомъ подъ тѣмъ же вліяніемъ. Съ 
другой стороны, церковная жизнь Новгорода въ первые вѣка 
христіанства на Руси выставила не мало дѣятелей, которые 
могли дать поучительное содержаніе для житія. Однакожь, мо- 
жно указать очень скудные слѣды литературной производитель- 
ности Новгорода въ этомъ родѣ. Въ концѣ XVI в. въ письмен- 
ности выступило незамѣтное дотолѣ преданіе о житіи Антонія 
Римлянина, написанномъ будто бы ученикомъ послѣдняго Андре- 
емъ около половины XII в/, но, какъ увидимъ, это преданіе 
является въ такой сомнительной обстановкѣ, что въ немъ поз- 
волительно не видѣть никакого дѣйствительнаго факта изъ 
исторіи новгородской литературы XII в. За тѣмъ древній про- 
логъ сберегъ маленькое житіе Варлаама хутынскаго и благо- 
даря ему же, вѣроятно, сохранилась еще болѣе краткая исто- 
рическая записка объ Аркадіѣ, епископѣ новгородскомъ:вотъ всѣ 
памятники новгородской агіобіографіи, извѣстные до конца XI V в. 

Краткое житіе Варлаама несомнѣнно существовало въ концѣ 
XIII в. 1 ). Оно носитъ на себѣ типическія черты такъ-называе- 



Встрѣчается въ прологахъ XIII— XIV в. Цитуемъ по сп. въ синод, 
пергам. продогѣ 839 (д. 54 — 55), писанномъ въ Псвовѣ и въ 1425 г. 



59 



маго проложнаго житія. Позже, рядомъ съ пространными житі- 
ями, въ значительномъ количествѣ встрѣчаются такія краткія, 
проложныя ихъ редакціи. Вопросъ о хронологическомъ отно- 
шеніи обѣихъ формъ неизбѣженъ въ литературной исторіи жи- 
тія. Но только немногимъ изъ краткихъ редакцій есть основа- 
нія приписать болѣе раннее происхожденіе сравнительно съ 
пространными; о большей части трудно сказать, были ли онѣ 
первообразами послѣднихъ или ихъ сокращенными передѣлками 
для прочтенія въ церкви въ день памяти святаго. Въ этомъ 
отношеніи разбираемая редакція даетъ любопытный фактъ для 
литературной исторіи житій: являясь въ качествѣ проложной 
рядомъ съ позднѣйшими пространными°редакціями, она была 
вмѣстѣ и древнѣйшимъ ихъ первообразомъ. Пространныя ре- 
дакции житія не встрѣчаются въ рукоиисяхъ раньше XV в.; сли- 
чая ихъ содержаніе съ краткой, можно замѣтить внутренніе 
признаки ея старшинства. Она вышла изъ среды, гдѣ событія 
и лица изъ исторіи Варлаама были еще въ свѣжей памяти и 
достаточно было намекнуть на нихъ безъ поясненій. Разсказъ 
о кончинѣ Варлаама начинается прямо извѣстіемъ: «егда же... 
приде изъ Костянтиня града Антоній, сверьстникъ его, радъ же 
бывъ блаженный о таковомь мужи духовному си брату, преда 
въ руцѣ его монастырь». Поздпѣйшія редакціи считаютъ нуж- 
нымъ пояснить, что Антоній, предназначенный Варлаамомъ въ 
преемники, не задолго до того пошелъ въ Царьградъ. Краткое 



проданномъ въ Сироткинъ монастырь, какъ сказано въ припискѣ на л. 
171. Нач. „Преп. отець нашь Варламъ родися въ Новѣгородѣ, отъ вѣрну 
родителю крестьяну и богобоязниву, въспитанъ бысть въ добрѣ наказэ- 
ніи, и грамоту извыче и псаломская толкованія, и еще унъ сый, на игры 
съ уными человѣкы не изволи изити, отгрѣбаяся всякоя мирьскыя вещи". 
Изъ древняго пролога вмѣстѣ съ другими проложивши статьями житіе это 
занесено въ Макар, ч. мин., гдѣ помѣщено вслѣдъ за позднѣйшимъ про- 
страннымъ (ноябр. по усп. сп. стр. 157—159). 



60 



житіе разсказываетъ о созданіи Хутынскаго монастыря съ по- 
дробностями и намеками, которые были уже непонятны соста- 
вителямъ пространныхъ редакщй и потому опущены или спу- 
таны ими. Варлаамъ еще до постриженія прямо изъ міра «изиде 
въ пусто мѣсто, имѣя наставника Бога и отца Перфурья и брата 
его Ѳеодора и ину братью, ихъ же житье и доброиравье индѣ 
скажемъ.. острижеся внѣ града отъ прозвутера нѣкоего мниха». 
Пространныя редакціи, не зная, кто этотъ Ѳеодоръ, опускаютъ 
и его съ иной братіей и указаніе на другое сочиненіе автора, а 
Порфирія смѣшиваютъ съ священноинокомъ, постригшимъ Вар- 
лаама. Обличая большею отдаленность этихъ редакцій отъ опи- 
сываемого лица въ сравненіи съ краткой, указанны я особен- 
ности ихъ имѣютъ свой источникъ въ сжатомъ и не совсѣмъ 
ясномъ разсказѣ послѣдней. Трудно рѣшить, что имѣлъ въ 
виду авторъ житія, обѣщаясь «индѣ» сказать житіе и добро- 
нравіе Порфирія и иной братіи; но нѣтъ нужды непремѣнно ви 
дѣть въ его словахъ обѣщаніе написать особыя житія этихъ 
людей. Древняя новгородская лѣтопись разъясняетъ, кто этотъ 
отецъ ІІорфирій и кого могъ разумѣть авторъ подъ «иной бра- 
тіей». Понятно, что это одно еще не даетъ достаточная осно- 
ванія приписывать лѣтопись и житіе одному автору; гораздо 
вѣроятнѣе, что авторъ житія намекаетъ на монастырскія запи- 
ски, которыя онъ велъ вскорѣ по смерти Варлаама, живя въ 
его монастырѣ, и которыя послужили источникомъ извѣстій о 
хутынскомъ монастырѣ, занесенныхъ въ новгородскій лѣтопис- 
ный сводъ. Изъ этого свода узнаемъ, что Порфирій — Прокша 
Малышевичъ, такой же «вячшій» новгородецъ, какъ и Варла- 
амъ, постригся на Хутынѣ «при иг. Варламѣ» и умеръ въ 
1207 г.; братъ его Ѳеодоръ не извѣстенъ по лѣтописи, но она 
въ продолженіе нѣсколькихъ десятковъ лѣтъ слѣдитъ за судьбой 
его сына Вячеслава, внука Малышева, достроившаго церковь, 
заложенную его отцемъ, бывшаго тысяцкимъ, потомъ хутын- 



61 



скимъ монахомъ Варлаамомъ, и подробно обозначаетъ его смерть 
и погребете на Хутынѣ въ 1243 г. Тамъ же постриженъ и 
въ 1247 г. погребенъ сынъ Вячеслава Константинъ. Изъ одного 
съ Варлаамомъ класса вышелъ вернувшійся предъ смертью его 
Аытоній: это былъ Добрыня, отецъ котораго воевода Ядрей по- 
гибъ въ походѣ 1193 г. на Югру; по лѣтописи, Добрыня еще до 
изгнапія архіеп. Митрофана(1211 г.) возвратился изъ Царьгра- 
да съ святыней отъ гроба господня и постригся на Хутынѣ; еъ 
1211 г. онъизбранъ владыкой Новгорода и потомъ неоднократно 
оставлялъ каѳедру. Вмѣстѣ съ Антоыіемъ могъ быть въ числѣ 
<-иной братіи» Варлаама и Арсеній, изъ хутынскихъ чернецовъ 
дважды заступавшій мѣсто архіеп. Антонія, но не посвящен- 
ный въ санъ, потомъ бывшій игуменомъ хутынскаго монастыря. 
Ко всѣмъ этимъ лгщамъ лѣтопись относится съ болынимъ со- 
чувствіемъ и особенно останавливается на Арсеніѣ, описывая 
его добронравіе, называя его мужемъ кроткимъ, смиреннымъ, 
зѣло боящимся Бога 1 ). 

Разсмотрѣнные признаки житія не позволяютъ слишкомъ 
удалять его происхожденіе отъ времени описываемыхъ имъ со- 
бытій. Въ послѣдствіи это житіе имѣло долгую литературную 
исторію и вобрало въ себя пиклъ легендъ, которыми окружено 
было имя Варлаама. Разборъ ихъ найдетъ мѣсто въ разсмотрѣ- 
ніи позднѣйшихъ редакцій житія. Краткая редакція свободна 
отъ этихъ легендъ; но и въ ней, не смотря на раннее время ея 
списковъ, можно отмѣтить черту, ставшую потомъ основой од- 
ной изъ нихъ. Древняя лѣтопись и житіе молчатъ о годѣ смерти 
Варлаама; двѣ позднѣйшія лѣтописи, новгородская 4-я и софій- 



! ) П. С. Р. Л. III: о ПорФиріѣ стр. 30, ср. съ 218, о сынѣ его 
31, 41, 42, 44, 54, о внукѣ 54, объ Антоніѣ и Арсеніѣ 31, 36—39, 
42, 44, 45 и 48, ср. съ 219. Ист. Р. Ц. III, 76.Ср. Р. Свв. арх. Фи- 
ларета, Февр., прим. 67. 



62 



екая относятъ ее къ 6701 (1192, ноябр. 6). Воспроизводя 
исторію монастыря по древнему житію, видно, что Варлаамъ 
съ Порфиріемъ и иной братіей долго жили въ «пустѣ мѣстѣ» 
отшельниками, не принимая правильной формы монастырскаго 
братства, которое впервые устроилось по монастырски, когда 
архіепископъ освятилъ поставленную «чернецомъ» Варлаамомъ 
малую церковь Преображенія на Хутынѣ, что по древней лѣ- 
тописи было 6 авг. 1 1 92, т. е. незадолго до смерти Варлаама 
По Пахоміевской редакціи житія, Варлаамъ тогда же заложилъ 
другую, каменную церковь Преображенія, но не успѣлъ достроить 
при жизни 2 ). Сопоставленіе этихъ извѣстій дѣлаетъ вѣроят- 
нымъ извѣстіе о смерти Варлаама въ 1192, т. е. при архіеп. 
Григоріѣ, умершемъ въ слѣдующемъ году 24 мая. Во всѣхъ 
извѣстныхъ намъ спискахъ древняго житія хоронитъ Варлаама 
владыка Антоній; позже встрѣтимъ рядъ легендъ, основанныхъ 
на тѣсной дружбѣ между Варлаамомъ и архіеп. Антоніемъ, 
избраннымъ въ этотъ санъ въ 1211 г. Ошибка эта принадле- 
жишь не автору кратк аго житія, которое, очевидно, въ другихъ 
спискахъ не обозначало имени владыки, какъ всѣмъ еще из- 



Степ, кн., лѣтоииси новогор. 2-я и 3-я (П. С. Лѣт. III, 129 и 
220) и старинныѳ святцы (по рук. моек. дух. акад. Л с 209) относятъ ее къ 
1243 г., — ошибка, очевидно, произшедшая отъ смѣшенія преп. Варлаама 
съ Варлаамомъ Прокшиничемъ, на что и указалъ арх. Филаретъ въ Р. Свв., 
нояО., прим. 72. 

2 ) Позднія новгор. лѣтописи смѣшиваютъ эту церковь съ малой, кон- 
ченной и освященной (П. С. Л. III, 127 и 217). Воскресенская (тамъ 
же VII, 102) точнѣе заиѣчаетъ подъ 6701 г.: „заложи церковь камену 
Преображеніе чудотв. Варлаамъ хутынскый- тогоже лѣта и преставися". 
Затрудненіе остается въ примиреніи одного извѣстГя древней лѣтописи — 
о простриженіи Прокши Малышевича при иг. Варлаамѣ, слѣд. не позже 
1192, съ другимъ, которое выставляетъ тогоже Прокшу подъ мірскимъ 
именемъ основателемъ церкви 40 мученикъ въ 1199., если только это 
имя не поставлено здѣсь по старой памяти вмѣсто иноческаго (П С. 
III, 25, прим. />.). 



63 



вѣстнаго; на это указываютъ и позднѣйшія редакціи, которьтя, 
передѣлывая древнее житіе, въ разсказѣ о погребеніи Варлаама 
также не называютъ архіепископа по имени. Такъ, по видимо- 
му, изъ стиравшихся въ преданіи историческихъ чертъ жизни 
Варлаама уже въ концѣ XIII в. завязывалась канва легенды. 

Разбираемое житіе можетъ служить образчикомъ литератур- 
наго стиля житій, какой усвояла новгородская письменность 
XIII в. Въ основныхъ чертахъ своихъ онъ тотъ же, что широко 
развился и твердо заучивался нашими книжниками въ послѣд- 
ствіи. Двѣ существенныя особенности его здѣсь уже готовы и 
выступаютъ тѣмъ замѣтнѣе, чѣмъ короче житіе. Одна состоитъ 
въ извѣстномъ выборѣ біографическихъ чертъ для житія. Ихъ 
немного и почти всѣ онѣ связаны съ разсказомъ объ удаленіи 
Варлаама и его товарищей въ пустыню, о построены монастыря 
и о смерти святаго; остальные моменты и подробности не оста- 
новили на себѣ вниманія біографа. Не одна краткость біогра- 
фіи тому виной. Рядомъ съ индивидуальными чертами жизни 
Варлаама нашли мѣсто и тѣ общія типическія черты съ ихъ неиз- 
мѣннымъ, заученнымъ выраженіемъ, которыя удобно переноси- 
лись на всякаго святаго: «родисяотъвѣрну родителю крестьяну», 
«унъ сый на игры съ уными человѣкы не изволи изити » , въ 
пустынѣ «не дадяше сна очима своима, боряся съ бѣсьи, 
прсдсмертныя слова къ братіи: «аще, братіе, тѣломъ отхожу 
отъ васъ, да духомъ присно съ вами буду» и т. п. Затвержен- 
ныя по чужимъ литературнымъ образцамъ, эти черты, здѣсь 
еще краткія и неразвитыя, очевидно, разсчитаны не на любопыт- 
ство къ дѣламъ и дѣятелямъ прошлаго, а на вниманіе набож- 
наго слушателя въ церкви. Эта вторая особенность житейнаго 
стиля замѣтно связана съ первой: изъ жизни святаго берутся 
лишь такія черты, къ которымъ можно привязать эти общія, 
готовыя формулы житія. Но слѣдуетъ оговорить въ разбирае- 
мой редакціи отсутствіе третьей особенности житейнаго стиля, 



64 



развившейся позже: общія мѣста въ жизнеописаніи удержива- 
ютъ еще характеръ историческихъ фактовъ, хотя условныхъ, 
не переходя въ назидательное размышленіе или витіеватую 
проповѣдь и не удаляясь отъ первоначальна™ назначенія жи- 
тія— служить историчечкой запиской или «памятью» о святомъ. 

Еще ближе подходитъ къ этому назначенію коротенькая 
записка объ Аркадіѣ, еп. новгородскому сохранившаяся въ 
Макарьевскихъ минеяхъ г ). Трудно сказать, существовали ли 
въ письменности Новгорода до XV в. какія- нибудь біографіи 
другихъ его древнихъ владыкъ, написанныя въ Новгородѣ. 
Житія нѣкоторыхъ изъ нихъ, состав ленныя позже, или мол- 
чать о своихъ древнихъ источпикахъ, или дѣлаютъ неясныя 
указанія на нихъ. Литературная простота записки объ Арка- 
діѣ лишаетъ вѣроятности предположеніе, что она написана при 
архіеп. Макаріѣ для его миней или въ близкое къ нему время: 
тогда составили бы болѣе пространное и витіеватое житіе, со- 
образно съ литературнымъ вкусомъ времени. Помѣщенная въ 
минеѣ Макарія среди краткихъ проложныхъ статей, она, оче- 
видно, вмѣстѣ съ ними выписана изъ стариннаго пролога. Крат- 
кій некрологъ, эта записка чужда общихъ мѣстъ житія. По ви- 
димому, она была мало извѣстна церковнымъ историкамъ: го- 
воря объ Аркадіѣ, они обыкновенно ограничиваются лѣтопис- 
ными извѣстіями, начинающимися съ основанія имъ Успенскаго 
Аркажскаго монастыря въ 1153 2 ). Записка представляетъ нѣ- 
который интересъ тѣмъ, что сообщаетъ черты жизни Аркадія 
до этого года, взятыя, очевидно, изъ другаго источника, столь 
же близкаго, какъ и древняя новгородская лѣтопись тѣхъ го- 



1 ) Здѣсь она дважды переписана подъ 17 сент. съ разныхъ списковъ. 

2 ) Такъ Ист. росс. іѳр. III, 277; преосв. Макарій въ Ист. Р. Ц. III, 
56; Муравьевъ въ Жит. свв. росс. ц. дек., стр. 243 и сл.; Ратшвнъ въ 
Ист. свѣд. о мои., стр. 397; въ Р. Свв. арх. Филарета нѣтъ и статьи 
объ Аркадіѣ. 



65 



довъ, ко времени этого епископа ( г 1163). Аркадій «бѣ нищъ», 
говоритъ записка, въ молодости покинулъ родителей и постриг* 
ся въ Юрьевомъ новгородскомъ монастырѣ; здѣсь, достигнувъ 
сана пресвитера, онъ сталъ потомъ игуменомъ и наконецъ 
былъ почему то изгнанъ изъ монастыря. Когда пріѣхалъ изъ 
Руси въ Иовгородъ кн. Изяславъ, онъ полюбилъ Аркадія и по- 
ручилъ ему «мѣсто» св. Пантелеймона; оттуда Аркадій уда- 
лился потомъ въ пустынное мѣсто, гдѣ и основалъ въ 1158 г. 
свой монастырь ] ). Пантелеймоновъ монастырь около Новго- 
рода упоминается въ грамотѣ кн. Всеволода Мстиславича Юрь- 
еву монастырю, сиѣд. существовалъ еще до 1136 г., когда 
Всеволодъ былъ изгнанъ изъ Новгорода. Изяславъ, какъ вид- 
но, заботился о его благосостояніи: онъ пріѣзжалъ въ Иовго- 
родъ на короткое время въ 1148 г.; къ этому времени мож- 
но отнести сохранившуюся грамоту его на земли, выпрошен- 
ныя имъ у Новгорода для Пантелеймонова монастыря; тогда 
же поручилъ онъ Аркадію управленіе этимъ монастыремъ, 
о чемъ говоритъ записка. Въ извѣстіяхъ лѣтописи объ игуме- 
нахъ Юрьева монастыря есть пробѣлъ между 1134 г., когда 
упоминается Исаія, и 1158, когда былъ поставленъ Діонисій. 
Очевидно, къ промежутку 1134 — 1148 гг. и относится игу- 
менство Аркадія въ этомъ монастырѣ 2 ). 

Первоначальное житіе св. кн. Александра Невскаго составля- 
ем большую рѣдкость въ уцѣлѣвшихъ древнерусскихъ рукопи- 
сяхъ: повидимому, отдѣльные списки его попадались рѣдко и 



1 ) „Изиде въ нусто мѣсто и созда церковь св. Богородица, яже сто- 
ите и до сего дне". Лѣтопись: „сгруби Аркадъ игуменъ церковь св. 
Богородица Успеніе и състави собѣ монастырь*. Подъ 1188 г. лѣтопись 
говоритъ о построеніи здѣсь каменной церкви успенской. Если при 
этомъ была сломана аркадіевская деревянная и если слова записки отно- 
сятся къ самому зданію церкви, то записка написана въ 1163—1188 гг. 

3 ) Ист. росс. іер. VI, 772; V, 454. П. С. Лѣт. III, 10.6.13. 



66 



стариннымъ нашимъ переписчикамъ 1 ). Это можно отчасти 
объяснить тѣмъ, что въ позднѣйшей письменности, наиболѣе 
сохранившейся, древнее житіе было вытѣснено изъ обращенія 
нѣсколькими редакціями его, составленными въ ХУІ в. въ духѣ 
позднѣйшаго житейнаго стиля. При такой рѣдкости списковъ, 
первое сличеніе ихъ можетъ возбудить нѣкоторыя сомнѣнія от- 
носительно первоначальнаго состава житія. Въ спискѣ, допол- 
ненномъ лѣтописными извѣстіями, есть подробности, не встрѣ- 
чающіяся въ другихъ. Сличая этотъ списокъ съ древней нов- 
городской лѣтописью, легко видѣть, что эти подробности не при- 
надлежав автору житія: почти всѣ онѣ относятся къ невскому 
и ледовому побоищу и заимствованы почти дословно изъ новго- 
родской лѣтописи, а авторъ житія— не новгородецъ и опускалъ 
многое, касавшееся собственно Новгорода 2 ). Съ другой сто- 
роны есть черты, опущенныя въ спискѣ псковской лѣтописи и 
удержанныя другими; самая крупная изъ нихъ— разсказъ о 6 
русскихъ удальцахъ, отличившихся въ невскомъ бою Этотъ 

1 ) Единственный наиъ извѣстный отдѣльный списокъ житія въ рук- 
моек. дух. акад. XVI в. Л'? 576, л. 1 — 9, и тотъ, кажется, выписанъ 
изъ лѣтописнаго сборника, судя по началу: „Преставися в. кн. Александръ 
Ярославичъ въ лѣто 6771. Скажемъ мужество и житіе его". Другіе спис- 
ки въ лѣтописныхъ сборникахъ: во 2-ой псковской лѣтописи (П. С. Р. 
Л. V, 2 — 6) съ пропусками, въ лаврентьевской (тамъ же І, 204—206) 
безъ конца, въ 1-ой софійской и Воскресенской (тамъ же V, 176 — 181, 
191; VII, 146 — 151): здѣсь житіе подновлено и разбито на отдѣльныя 
статьи, перемѣшанныя съ лѣтописными извѣстіями; точно такъ же и въ 
тверской (тамъ же XV, 375 — 384). 

2 ) Эти вставки (см. П. С. Л. V, 177. 179 и слѣд.; слич. съ новгор. 
лѣт. тамъ же III, 53 и 54): описаніе нашествія Шведовъ въ 1240 г., 
перечень павшихъ въ бою новгородцевъ, начало разсказа о ледовомъ по. 
боищѣ и др. болѣе мѳлкія. 

3 ) Онъ въ сп. лаврент. лѣт. и върук. моек. дух. акад. Вслѣдъ за этимъ 
разсказомъ слѣдуетъ здѣсь другой, также опущенный въ сп. псковской 
дѣт.— объ избіеніи ангеломъ множества Шведовъ па другомъ берегу Ижеры, 
гдѣ не дрались Русскіе. Ни того ни другаго извѣстія нѣтъ въ древней 
овгор. лѣтописи и они принадлежать, очевидно, автору житія. 



(37 



разсказъ интересовалъ не исключительно однихъ новгородцевъ, 
ибо далеко не всѣ эти удальцы вышли изъ ихъ среды: четверо 
принадлежали къ дружинѣ князя, отъ котораго и слышалъ 
этотъ разсказъ авторъ, по его собственному показанію: «си же 
вся слышахъ отъ господина своего кн. Александра Ярославича 
и отъ иныхъ, иже обрѣтошася въ той сѣчи». 

Авторъ — не новгородецъ: у него нѣтъ обычньшГвыраженій 
новгородца о родномъ городѣ, даже есть напротивъ нѣкоторое 
разногласіе съ новгородскимъ лѣтописцемъ въ разсказѣ о нев- 
скомъ боѣ: умалчивая о подробностяхъ, которыя могли занимать 
однихъ новгородцевъ и отмѣчены ихъ лѣтописцемъ, онъ не безъ 
ударенія указываетъ,что Александръ поспѣшилъвыступить про" 
тивъ враговъ «въ малѣ дружинѣ» и нотому много новгородцевъ 
не успѣло присоединиться къ нему, тогда какъ новгородскій лѣ- 
тописецъ выводитъ Александра въ походъ только съ новгородца- 
ми и ладожанами, не упоминая о княжеской дружинѣ. Авторъ 
и не псковичъ: послѣдняго трудно предположить въ жесткихъ 
словахъ, съ какими житіе заставляетъ Александра обратиться 
къ псковичамъ послѣ ледоваго боя: и О невѣгласи псковичи! 
аще сего (избавлеыія отъ Нѣмцевъ) забудете и до правнучатъ 
Александровыхъ, и уподобитеся Жидомъ» и проч г ). Эти слова.» 
образъ выраженія о ливонскихъ Нѣмцахъ и Шведахъ и другія 
черты обличаютъ въ авторѣ жителя Низовской земли, владимір- 
ца; на это указываетъ и обиліе подробностей въ разсказѣ о по- 
гребеніи Александра во Владимірѣ, которыхъ нѣтъ въ Новгород, 
ской лѣтописи 2 ). Но трудно опредѣлить общественное положе- 

*) Такъ по сп. 2-й псковской лѣтописи (П. С. Л. IV, 180); по другимъ 
то говорить авторъ отъ своего лица. 

2 ) Митр. Евгѳній въ Слов. пис. дух. чина 11,265, основываясь только 
на томъ, что въ древнемъ новгородскому какъ и въ другихъ лѣтописныхъ 
сборникахъ, жптіе Александра помѣщено подъ 1240 г., признаетъ авто- 
ромъ его пономаря Тимоѳея, который будтобы составлялъ новгородскую 

5* 



68 



ніе автора; изъ его разсказа видно только, что онъ былъ лицо, 
стоявшее близко къ Александру. По его признанію, онъ слы- 
шалъ о князѣ отъ отцовъ своихъ и былъ <самовидецъ воз- 
раста его » ; о невскомъ боѣ ему разсказывали самъ Александръ 
и другіе участвовавшіе въ дѣлѣ, очевидно, дружинники князя; 
о ледовомъ боѣ онъ также слыша лъ отъ «самовидца» г ). 

Разсматриваемое житіе далеко не составляетъ полной, обстоя- 
тельной біографіи Александра; въ немъ не находимъ многаго, 
что извѣстно о князѣ изъ другихъ источиикавъ. Въ немъ нѣтъ 
даже связнаго разсказа: содержаніе его представляетъ недлин- 
ный рядъ отрывочныхъ воспоминаній, отдѣльныхъ эпизодовъ изъ 
жизни Александра. Нетрудно замѣтить мысль, руководившую ав- 
торомъ при выборѣ этихъ эпизодовъ: въ его запискѣ соединены 
именно такія черты, которыя рисуютъ не историческую дѣятель- 
ность знаменитаго князя со всѣхъ сторонъ, а его личность и 



лѣтопись нослѣ „попа Іоанна" и по одному списку ея называетъ себя въ 
ней подъ 1230 г. Вносдѣдствіи нашли подтвержденіе этому въ одномъ 
новгородскомъ прологѣ, писанномъ, какъ значится въ припискѣ, Тим'о- 
ѳеемъ, пономаремъ церкви св. Іакова въ Новгородѣ въ 1282 г. Р. Ист. 
Сб. т. III, кн. 3, стр. 293, статья И. С. Обзоръ р. дух. лит. I, 64. Ио 
1) самъ авторъ статьи сознается, что годъ въ припискѣ можно прочи- 
тать и 6705, какъ и читаетъ арх. Филаретъ, и 6790, какъ находить болѣе 
вѣроятнымъ авторъ; 2) пономарь и составитель лѣтописи въ 1230 могъ, 
положимъ, переписать ирологъ въ 1282, но былъ конечно гораздо стар- 
ше Невскаго, родившагося послѣ 1219 г., а въ житіи обѣщаетъ раз- 
мазать о немъ и то, что слышалъ „отъ отецъ своихъ", чего какъ будто 
не помнилъ самъ; 3) есть мнѣніе, что Тимоѳей — только позднѣйшій пе- 
реп&счикъ лѣтописи, и упомянутый прологъ служить скорѣе подтвержде- 
БІежъ этого. Не говоримъ объ указанномъ разногласіи автора житіа и 
Новгород, лѣтописца. 

Въ сп. псковской лѣт. (П. С V, 6) сохранилась повидимому оф- 
Фиціальная Форма выраженія о хоронившеиъ Александра митр. Кириллѣ 
(-4-1280), могущая навести на мысль, что житіе писано еще при немъ 
„се же слышано бысть всѣмъ отъ господина митрополита". Такъ жѳ и въ 
рук. моек. дух. акад.; въ другихъ просто: ..отъ Кирилла митрополита". 



09 



глубокое впечатлѣніе, произведенное имъ на соврем енниковъ, 
и эти черты переданы въ томъ свѣжемъ, не потертомъ позд- 
нимъ преданіемъ видѣ, въ какомъ ходили онѣ между современ- 
никами. Слова, какія сказали ливонскій магистръ и Батый, уви- 
дѣвъ Александра, поэтическія черты, въ какія современники и 
даже участники двухъ громкихъ побѣдъ Александра успѣли уже 
облечь свои разсказы о нихъ, татарскія жены, стращающія дѣ- 
тей словами «Александръ ѣдетъ», отвѣтъ его посламъ папы, 
скорбное слово о зашедшемъ суздальскомъ солнцѣ, сказанное 
митрополитомъ при извѣстіи о смерти князя,— эти и другія чер- 
ты житія если не всѣ точно отражаютъ дѣйствительные фак- 
ты, то даютъ историку живо почувствовать, какъ отразилась 
дѣятельность Александра въ умахъ современниковъ. Источникъ 
съ такими чертами въ сѣверной письменности иолучаетъ тѣмъ 
болѣе цѣны, что ихъ ыѣтъ въ современной сѣверной лѣтописи, 
вообще не любящей рисовать живо явленія времени, и легко за- 
мѣтить, что позднѣйшіе лѣтописные сборники въ разсказѣ объ 
Александрѣ воспроизводить эти живыя черты именно по житію, 
безъ которагоонѣ погибли бы для нихъ и для историка. — Лите- 
ратурная сторона житія дѣлаетъ его явленіемъ не менѣе любо- 
пытнымъ для характеристики литературной дѣятельности XIII 
в. на сѣверѣ. Изло женіе его не чуждо книжной искусствен- 
ности, хотя очень далеко отъ изысканнаго до невразумительно- 
сти «добрословія» позднѣйшихъ книжниковъ. Авторъ знакомь 
и съ божественнымъ и съ человѣческимъ писаніемъ: онъ умѣ- 
етъ кстати привести текстъ изъ ветхозавѣтнаго пророка; ха- 
рактеризуя своего героя, онъ сравнитъ его въ храбрости съ 
царемъ римскимъ «Еуспесіаномъѵ иприэтомъразскажетъ случай, 
гдѣ послѣдній явилъ свое мужество; разсказывая объ избіеніи 
Шведовъ ангеломъ въ невскомъ бою, не забудетъ упомянуть о 
подобномъ чудѣ въ древніе дни, при царѣ Езекіи. Далѣе онъ зна- 
етъ, что пишетъ житіе святаго, котораго и самъ такъ называ- 



70 



етъ. Не смотря на все это, онъ не выдерживаетъ элементар- 
ныхъ пріемовъ житія, не хочетъ ни начать его приличнымъ 
описаніемъ благочестиваго дѣтства святаго князя, ни закончить 
молитвеннымъ обращеніемъ къ новому ходатаю на небѣ. Вмѣ- 
сто этого онъ набрасываетъ въ началѣ повѣсти краткую харак- 
теристику взрослаго князя: ростомъ онъ выше другихъ людей, 
голосъ его точно труба въ народѣ, лицемъ онъ Іосифъ Прекрас- 
ный, сила его — половина силы Самсоновой, и далъ ему Богъ пре- 
мудрость Соломонову, храбростью онъ Веспасіаыъ, царь римс- 
кій,— и рядомъ съ этими земными доблестями ни одной иноческой, 
чѣмъ любили съ дѣтства отличать даже князей позднѣйшія жи- 
тія. Описаніе кончины святаго авторъ начинаетъ обращеніемъ 
къ себѣ, которое по наивной изобразительности земной скорби 
столь же чуждо духу житій послѣдующаго времени: Горе тебѣ, 
бѣдный человѣче! какъ опишешь ты кончину господина своего? 
какъ не выпадутъ у тебя зѣницы вмѣстѣ съ слезами? какъ отъ 
тоски не разорвется у тебя сердце? оставить отца человѣкъ мо- 
жетъ, а добраго господина нельзя оставить, съ нимъ бы и въ 
гробъ легъ, еслибъ можно было. Житіеписатель, вышедшій изъ 
школы Похомія Логоѳета, сказа лъ бы, что авторъ повѣсти объ 
Александрѣ совсѣмъ не умѣетъ писать житія; такъ, вѣроятно, 
и думали передѣлывавшіе ее редакторы XVI в., сглаживая въ 
ней именно эти оригинальные, вольные пріемы. Этимъ воль- 
нымъ движеніемъ, не стѣсняющимся холодной торжественностью 
житейнаго языка, оживленъ весь разсказъ житія; замѣтно еще 
литературное вѣяніе стараго кіевскаго или волынскаго юга 
подъ этимъ сѣвернымъ, суздальскимъ перомъ, которое съ гиб- 
костью и изобразительностію южнаго лѣтописца вставляетъ въ 
разсказъ и библейскій примѣръ или текстъ, и сжатую картину 
ледоваго боя или народной скорби при погребеніи Александра, 
не даетъ князю, его дружинѣ и другимъ дѣйствующимъ лицамъ 
дѣйствовать молча, но постоянно выводитъ ихъ съ живою рѣ- 



71 



чью и при этомъ иногда мимоходомъ отмѣчаетъ черту совре- 
менна™ общественна™ взгляда или отношенія къ извѣстному 
событію: жалостно было слышать,— добавляетъ житіе въ раз - 
сказѣ о поспѣшномъ выступленіи Александра противъ Шве- 
довъ, — жалостно было слышать, что отецъ его вел. кн. Яро- 
славъ не вѣдалъ такого нашествія на сына своего милаго Алек- 
сандра, и ему было некогда посылать вѣсть къ отцу, ибо вра- 
ги уже приближались. 

Вслѣдъ за другими книжными центрами древнѣйшей сѣверо- 
восточной Руси является и Тверь съ памятникомъ исторіографи- 
ческой литературы, съ повѣстью о своемъ князѣ— страдальцѣ 
Михаилѣ Ярославичѣ. Первоначальное сказаніе о немъ извѣстно 
намъ въ немногихъ позднѣйшихъ спискахъ; оно не попало въ 
древнія лѣтописи, а позднѣйшіе лѣтописные сборники занесли 
его на свои страницы ужевъ передѣлкѣХѴв. 1 ). По содержаніюи 
основной мысли этосказаніе нежитіе въ настоящемъ смыслѣ сло- 
ва, а повѣсть объубіеніи кн. Михаила въ ордѣ; но его можно от- 
нести къ разряду житій какъ по сходству литературнаго стиля, 
такъ и потому, что оно цѣликомъ легло въ оспованіе позднѣй- 



2 ) Ч. Мин. митр. Макгірія по усп. сп., ноябрь, стр. 2155 — 2163; 
Ч. Мин. Тулупова ХУІІ в., рук. Тр. Серг. Л. 671, л. 129-141- 
Преосв. Макарій и арх. Филаретъ, разбирая сказаніе о Михаилѣ, напи- 
санное современником!»,» цитуютъ повѣсть, помѣщенную въ софійской и 
Воскресенской лѣтописяхъ (Ист. Р. Ц. V, 178. Обз. р. д. лит. I, стр. 
98. Р. Свв. ноябрь, стр. 369. П. С. Лѣт. V, 207; VII, 188). Но это— 
нередѣлка XV в., а не первоначальное сказаніе, написанное соврѳменни- 
юмъ. Хронологическое отношеніе этого сказанія къ редакціи XV в. мож- 
но видѣть изъ сличенія одного мѣста въ нихъ. Современникъ замѣчаетъ 
въ разсказѣ о первой поѣздкѣ Михаила въ орду: „якоже обычай есть 
ьзиыати тамо великое княженіе". Указанная позднѣйшая редакція должна 
была уже измѣнить это выраженіе: „якоже и прежебывшіи его князи имя- 
ху обычай тамо взимати великое княженіе". Въ минеѣ Тулупова перво- 
начальное сказаніе помѣщено вслѣдъ за передѣлкой подъ заглавіемъ: „ино 
іворѳніе". 



72 



шихъ передѣлокъ, облеченныхъ уже въ форму правильнаго жи- 
тія. Встрѣчаемъ въ сказаніи слѣды автора: въ ночь по убіеніи 
Михаила многіе вѣрные и невѣрные видѣли два свѣтлыя облака 
надъ тѣломъ его, «еже исповѣдаху намъ со слезами и со многими 
клятвами» ;въ гор.Бездежѣ, гдѣ остановились съ тѣломъ на пути 
въ Москву, одинъ сторожъ былъ чудесно наказанъ за неуваженіе 
къ мощамъ святаго и «пришедъ исповѣда ту (въ Бездежѣ была 
церковь) іереови бывшая ему, отъ него же слышавше написа- 
хомъ». Сказавъ, что убитаго князя отвезли на ночь за рѣку 
Адежь, «еже зовется горесть», повѣсть замѣчаетъ: «горесть 
бо и бѣ, братіе, тогда въ той часъ, таковую видѣвши нужную 
смерть господина своего». Въ этихъ словахъ сказывается оче- 
видецъ смерти Михаила, бывшій спутникомъ его въ орду, но не 
сопровождавшій его тѣла оттуда. Въсвитѣ, окружавшей Михаи- 
ла за нѣсколько минутъ до убійства, новѣсть указываетъ вмѣстѣ 
съ боярами и слугами отцовъ его духовныхъ, игумена Алексан 
дра и « двоихъ поповъ » . Въ одномъ изъ нихъ и можно подозрѣ- 
вать автора. Въ минуту смерти князя, когда бояре и слуги его 
одни убѣжали къ ханшѣ и тамъ скрывались, другіе были обо- 
браны, побиты и закованы Татарами, духовныхъ, по видимому 
не тронули и они могли на другое утро услышать отъ вѣрныхъ 
и невѣрныхъ разсказъ о ночномъ явленіи надъ тѣломъ князя. 
Московскій князь отправилъ тѣло убитаго^въ Москву «съ сво- 
ими бояры» и этотъ поѣздъ описанъ въ повѣсти кратко; на 
другое лѣто той же дорогой вернулся на Русь и Юрій съ сы- 
номъ, боярами и слугами Михаила; по видимому, на этомъ пути 
авторъ и узналъ отъ бездежскаго іерея оновомъчудѣ Михала. — 
Во всей повѣсти авторъ остается вѣренъ своей повѣствова- 
тельной задачѣ и не прерываетъ разсказа тѣми поучительными 
или реторическими распространеніями, которыя вносятъ въ 
него позднѣйшія редакціи. Эта ровность разсказа характеризу- 
ешь его повѣсть наравнѣ съ разсмотрѣнными новгородскими 



73 



житіями. Въ ней можно даже замѣтить нѣкоторый разсчитан- 
ный подборъ фактовъ: указавъ кратко происхожденіе князя, 
разсказъ направляется далѣе прямо къ катастрофѣ въ ордѣ и 
касается только тѣхъ событій, которыя къ ней привели или 
тѣсно съ ней связаны. Этимъ объясняются нѣкоторые про- 
бѣлы въ повѣсти: разсказавъ о путешествіи князей Михаила и 
Юрія въ орду въ 1304 г., по смерти Андрея, указавъ такимъ 
образомъ завязку вражды между ними, авторъ обходитъ 8 слѣ- 
дующихъ спокойныхъ лѣтъ великокняженія Михаила и перено- 
сить разсказъ • прямо къ 1313 г., когда затихшая вражда воз- 
обновилась. Положеніе автора сообщаетъ интересъ его отно- 
шенію къ событіямъ и главнымъ лицамъ сказанія. Очень ес- 
тественно не найти въ немъ и намека па историческій смыслъ 
московско-тверской распри; но можно ждать объясненія бли- 
жайшихъ мотивовъ и *арактеровъ вражду ющихъ князей съ 
тверской точки зрѣнія. Сквозь простой разсказъ повѣсти твер- 
ской князь выступаетъ у автора величественной Фигурой; на 
его сторонѣ право и великодушіе: онъ готовъ отступиться отъ 
своего великокняжескаго права въ пользу соперника, лишь бы 
вражда прекратилась, при всякомъ случаѣ выражаетъ готов- 
ность пострадать, лишь бы неповинные христіане избѣгнули бѣ- 
ды смертью его одного; онъ борется одинъ противъ московско- 
татарскаго союза, при чемъ авторъ умалчиваетъ, что и его ге- 
рой водилъ изъ орды окаянныхъ Татаръ на Русь, на погибель 
христіанству. Но любопытно, что соперникъ его Юрій москов- 
ски! остается въ тѣни и не на него направлено тверское негодо- 
ваніе автора. Юрій съ низовскими князьями — орудія Татаръ, не- 
вольныя жертвы ордынской жадности и особенно треклятаго 
Кавгадыя, всего зла заводчика. Такое отношеніе тѣмъ болѣе лю- 
бопытно, что Москва въ началѣ XIV в . не была еще окружена 
въ глазахъ общества блескомъ, прикрывавшимъ многое, и самъ 
авторъ не скрываетъ подробностей, несогласныхъ съ его отноше- 



74 



ніемъ къ дѣйствующимъ лицамъ разсказа. Увидѣвъ брошенное 
безъ одежды тѣло Михаила, Кавгадый «съ яростью» обратился 
къ Юрію: вѣдь онъ братъ тебѣ старшій, все равно что отецъ, 
зачѣмъ лежитъ такъ его тѣло? Послѣ убійства и русскіе князья 
съ боярами, въ одной вежѣ съ ордынскими,, пили вино и хваста- 
лись, какую кто вину выдумалъ на пострадавшаго князя. 

Одинъ грамотей, составлявший лѣтописный сборникъвъ первой 
половинѣ XVI в., чувствуя неполноту своего изложенія и свое 
неумѣніе сочинять повѣсти и украшать ихъ премудрыми слове- 
сами, извинялъ себя тѣмъ, что онъ не кіянинъ родомъ, ни нов- 
городецъ, ни владимірецъ, но ростовскій поселянинъ г ). Если 
эта оговорка указываетъ главнѣйшіе центры книжнаго про- 
свѣщенія въ древней Руси, то любопытно отсутствіе среди 
нихъ Москвы. Ее не можемъ занести и въ число городовъ, оста- 
вившихъ жизнеописанія своихъ мѣстнъіхъ политическихъ или 
церковныхъ дѣятелей до половины XIV в. Даже пророкъ и одинъ 
изъ основателей ея политическаго величія не нашелъ себѣ въ 
ней русскаго жизнеописателя. 

Современникъ митр. Петра и первый его жизнеописатель, ро- 
стовскій еп. Прохоръ былъ довольно извѣстнымъ лицомъ въ 
свое время и въ мѣстной памяти по смерти. Съ его именемъ 
связана поэтическая легенда объ основаніи Толгскаго монасты- 
ря въ 1314. Еще игуменъ Спасскаго монастыря въ Ярославлѣ, 
онъ присутствовалъ на переяславскомъ соборѣ вмѣстѣ съ сво- 
имъ епархіальнымъ ростовскимъ архіереемъ Симеономъ и вскорѣ 
потомъ занялъ мѣсто послѣдняго 2 ). Въ 1319 г. Прохоръ ѣздилъ 



1) п. с. р. л- XV, 142. 

2 ) Время этого собора не опредѣлено точно- преосв. Макарій полагаетъ 
его не позже 1311 г. (Ист. Р. Ц. ІѴ, 18); другіе даже въ 1313. Съ боль- 
шей точностью относитъ его архіеп. Филаретъ ко второй половинѣ 1310, 
основываясь на томъ, что натр. Аѳанасій, своимъ посланіемъ возбудившій 
этотъ соборъ, отказался отъ каѳедры въ началѣ 1311 и въ томъ же году 



75 



въ Тверь мирить ея князей съ Юріемъ московским^ въ 1325 г. 
съ митр. Петромъ хоронилъ въ Москвѣ убитаго Юрія, въ авгу- 
стѣ 1327 г., уже по смерти Петра, освящалъ тамъ же зало- 
женный послѣднимъ успенскій соборъ, а подъ 7 сент. слѣдую- 
щаго года лѣтопись говоритъ уже о смерти его самого х ). Это 
указываетъ приблизительно на время составленія житія. Раз- 
боръ внѣшняго вида его даетъ осяованіе для болѣе точнаго 
опредѣленія. Трудъ Прохора, скоро встрѣтившій сильнаго со- 
перника въсочинРніиКипріана, сохранился въ немногихъ спис- 
кахъ, въ которыхъ однакожь текстъ его отличается обиліемъ 
варіантовъ и замѣтными неправильностями 2 ). Рядомъ съ опис- 
ками, обычными у писцовъ, встрѣчаемъ варіанты, объясняю- 
щіе судьбу текста. Когда во владимірскомъ соборѣ объявили о 
чудесахъ Петра, совершившихся въ Москвѣ вскорѣ по смерти 
его, по однимъ спискамъ, «почудися в. кн. Александръ Михай- 
ловичъ и весь народъ, иже бѣ въ соборѣ> 3 ); другіе вмѣсто 
Александра, дѣйствительно бывшаго тогда (въ нач. 1327) ве- 
ликимъ княземъ, ставятъ великаго князя Ивана (Калиту), про- 
тиворѣча собственному разсказу, что кн. Иванъ, описавъ эти 



иг. Ирохоръ сталъ спископомъ (Р. Свят., дек., стр. 578). Въ русскихъ 
лѣтописяхъ есть болѣе точный увазанія, подтверждающая это предполо- 
женіе. Зимой 1310 г., пѳслѣ крещенія, митр. Петръ пріѣхалъ въ Брянскъ 
и пробылъ тамъ до первыхъ чиселъ апрѣля. Одна лѣтопись сохранила 
извѣстіе, что Петръ посвятилъ Прохора во епископа 21 марта 1311 г., 
въ Твери, съ епископомъ которой только что примирился. П. С. Лѣт. 
XV, 408. 

П. С. Лѣт. XV, 412; VII, 199-201. 

2 ) По крайней мѣрѣ ни одинъ изъ четырехъ намъ извѣстныхъ спис- 
ковъ нельзя назвать исправнымъ и особенно напечатанный преосв. Ма- 
каріемъ изъ соФІйскаго сб. XVI в. (Ист. Р. Ц. IV, 308). Въ рукопи- 
сяхъ намъ удалось найти только три списка: XV — XVI в. въ синод, сб. 
^ 556, л. 201, XVI в. въ сб. Ѵнд. ^ 565, л. 42 и солов. № 80Ъ, 
л. 84, съ надписью: „твореніе Прохора, еп. ростовскаго". 

3 ) По синод, и Унд. 



76 



чудеса, послалъ свитокъ во Владиміръ для прочтенія въ соборѣ^ 
слѣд. не поѣхалъ самъ. Авторъ житія упоминается въ немъ по 
всѣмъ спискам» въ формѣ, принадлежащей перу писца, а не автора- 
на переяславскомъ соборѣ является «преп. иг. Прохоръ*, сви- 
токъ о чудесахъ читаетъ во Владимірѣ <преп. еп. Прохоръ» . Проис- 
хожденіе этой послѣдней поправки объясняется церковнымъ упо- 
требленіемъ, какое получилъ трудъ Прохора и на которое ука- 
зываете его заглавіе по софійскому списку: «преставленіе Петра 
митр, всея Руси; а се ему чтеніе > , т. е. чтеніе въ церкви 
на 6-ой пѣсни канона святителю. Этимъ же объясняются 
отчасти многочисленные варіанты въ концѣ житія и между 
ними одинъ, для насъ болѣе другихъ любопытный. Прохоръ 
ничего не говоритъ о преемникѣ Петра Ѳеогностѣ, пріѣхавшемъ 
на Русь въ тотъ же годъ, когда" умеръ Прохоръ. Описаніе огла- 
шенныхъ во Владимірѣ чудесъ святителя заканчивается по со- 
фійскому и соловецкому спискамъ словами, обѣщающими ко- 
нецъ житія: «ты же, св. святителю, намъ испроси грѣховъ 
оставленіе* .... Но житіе оканчивается какъ будто припиской 
и по видимому не договоренной: *И се паки иио знаменіе его: 
создана бысть церкви въскорѣ милостью св. Богородица и Бо- 
жіа угодника, св. святителя Петра митр., а сътвореніе в. кн. 
Иванам . Одинъ списокъ, наиболѣе исправный, какъ будто чув. 
ствуя,что эта приписка не на мѣстѣ, ставитъ ее передъ заклю- 
чительнымъ обращеніемъ къ святому, передѣлывая послѣднее 
для чтенія въ церкви на праздникъ святаго *). Въ этой при- 
пискѣ можно подозрѣвать намек ъ на то, что житіе написано до 
окончанія и освященія успенскаго собора въ Москвѣ (въ авгу- 
стѣ 1327 г.), слѣд. вскорѣ по прочтеніи авторомъ во влади- 

*) Унд. л. 47: „И се паки ино знаменіе: създана бысть церковь та въ- 
скорѣ милостью св. Богородица.. Ты же, святителю Петре, испроси грѣ- 
ховъ оставленіе празднующими любовію память твою, да твоими молит- 
вами сподобимся пріати жизнь вѣчную о Христѣ I. Господѣ нашемъ". 



77 



мірскомъ соборѣ свитка о чудесахъ Петра. Эти очевидные слѣды 
передѣлки не позволяютъ съ увѣренностью говорить о перво- 
начальной литературной формѣ труда Прохора. Въ существую- 
щемъ его видѣ это — совершенно проложное житіе, изложенное 
въ сухомъ, сжатомъ разсказѣ. Въ немъ можно отмѣтить нѣко- 
торыя новыя черты житейнаго стиля, любопытныя въ русскомъ 
памятникѣ, несомнѣнно получившемъ теперешній видъ еще въ 
первой половинѣ ХіѴ в., вслѣдствіе того, что митр. Ѳеогностъ, 
какъ разсказываетъ Кипріанъ, получивъ отъ цареградскаго 
патріарха разрѣшеніе (въ 1339) почтить память святителя 
пѣснями священными и славословіями, установилъ «празд- 
никъ свѣтелъ святому*. Прохоръ мало зналъ о жизни Пе- 
тра на югѣ: онъ упоминаетъ объ его отцѣ Ѳеодорѣ, но не 
можетъ назвать ни матери его, ни мѣста рожденія святаго, ни 
монастыря, гдѣ постри^ Петръ. Поэтому можно не предпола- 
гать особенныхъ источниковъ для его извѣстій, что Петръ на- 
чалъ учиться грамотѣ 7 лѣтъ и постригся 12 лѣтъ, ибо эти 
обычныя черты, по примѣру греческихъ житій, вставлялись въ 
нашихъ, когда не были точно извѣстны дѣйствительныя 1 ). Но 
даже въ позднихъ спискахъ труда Прохора не замѣтно чертъ, 
внесенныхъ подъ вліяніемъ сочиненія Кинріанова: въ разсказѣ 
о святительствѣ Петра Прохоръ приводитъ извѣстія, какихъ 
нѣтъ у Кипріана; «градъ славный зовомый Москва», по выра- 
женію послѣдняго, у перваго не болѣе какъ «градъ честенъ 
кротостію». 

Изъ всѣхъ разобранныхъ выше житій съ ихъ редакціями 
можно набрать десятокъ, достовѣрно или вѣроятно написанный 
до XV в. Одно изъ нихъ ( Авраамія смоленскаго) вполнѣ отли- 
чается уже искусственнымъ складомъ, позже усвоеннымъ сѣ- 

! ) Неизвѣстенъ источникь замѣтки въ одной статьѣ XVI в., что отецъ 
Петра звался Іаяовомъ, а мать Евпраксіей. Опис. Рум. Муз., стр. 514. 
Квпріанъ знаетъ объ этомъ не больше Прохора. 



78 



верной агіобіографіей, и выше указанъ источникъ этого исклю- 
чительна™ явленія. Другое житіе (А. Невскаго) — своеобраз- 
ный, не повторившійся въ древнерусской литературѣ опытъ 
житія, чуждаго пріемовъ житейнаго стиля. Остальныя житія, 
различаясь между собою свойствомъ источниковъ и фактиче- 
ская содержанія, представляютъ нѣсколько общихъ типическихъ 
чертъ: они писаны для церковнаго употребленія или по край- 
ней мѣрѣ имѣли его, нѣкоторыя несомнѣнно, другія вѣроятно; 
потому всѣ они имѣютъ характеръ проложной записки, или «па- 
мяти» о святомъ, отличаясь сухимъ, сжатымъ разсказомъ, скуд- 
но оживляемымъ рѣчью дѣйствующаго лица или библейскимъ 
заимствованіемъ; въ нихь замѣтно уже зарожденіе условныхъ 
біографическихъ чертъ и пріемовъ, составившихъ реторику жи- 
тій позднѣйшаго времени; но вопреки ей всѣ они, не исключая 
•и двухъ указанныхъ, имѣютъ въ основѣ своей извѣстную исто- 
ріографическую задачу, ставя на первомъ планѣ фактическое 
содержаніе житія и не обращая его въ матеріалъ для церковной 
проповѣди или нравственно-реторическаго разсужденія. Таковы 
происхожденіе и первоначальный видъ древнерусской агіобіогра- 
фіи на сѣверѣ. 



ГЛАВА III. 
Кііііріаиъ и ЕпиФаній. 

Съ XV вѣка развитіе изслѣдуемой отрасли древнерусской 
литературы замѣтно принимаетъ иное направленіе. Съ одной 
стороны усиливается постепенно производительность въ этой 
отрасли; съ другой — въ ней выработывается новый характеръ, 
-измѣняющій отношеніе къ ней историка. Для большинства но- 



79 

ф 

выхъ житій преданіе перестаетъ быть не только единственным!», 
но и главнымъ источникомъ; въ то же время начинаютъ пере- 
работывать прежде написанныя житія; развивается особый ли- 
тературный взглядъ, подъ вліяніемъ котораго составляются но- 
выя житія и новыя редакціи старыхъ, найденныхъ неудовле- 
творительными. Съ этого времени въ житіяхъ получаютъ гос- 
подство искусственные литературные пріемы, устанавливаются 
сложный правила и условія; сказаніе о святомъ уже не ограни- 
чивается простой исторической задачей сохранить о немъ па- 
мять въ потомствѣ, но ставитъ на первомъ планѣ другія цѣли. 
Эти пріемы и цѣли не только устанавливаютъ въ житіяхъ осо- 
бую точку зрѣнія, извѣстный условный взглядъ на опиеывае- 
мыя явленія, но и опредѣляютъ въ нихъ самый выборъ содер- 
жанія, которымъ можетъ пользоваться историкъ. Если это со- 
держаніе вообще становится гораздо богаче въ сравненіи съ 
житіями предшествующаго времени, то примѣоь постороннихъ, 
неисторическихъ элементовъ даетъ ему особую, условную обо- 
лочку, которую предварительно долженъ снять съ него исто- 
рикъ. Это направленіе развивалось въ сѣверной агіобіографіи 
подъ иноземнымъ южно-славянскимъ вліяніемъ, проникавшимъ 
въ нашу литературу двумя путями. Съ юга усиливается въ сѣ- 
■ верной Руси наплывъ славянскихъ оригинальныхъ произведеній 
и переводовъ, послужившихъ образцами и пособіями для изло- 
женія житій въ новомъ направлены; въ то же время, въ слѣдъ 
за письменными памятниками юга, появляются пришлые отту- 
да же литературные таланты, которые даютъ нашей литерату- 
рѣ первые опыты этого искусственнаго изложенія. 

Если тотъ составъ, въ какомъ сохранилась древнерусская 
письменность, можетъ служить отраженіемъ дѣйствительнаго 
книжнаго движенія въ древней Руси, то съ XV в. въ немъ об- 
наружилось замѣтное оживленіе, по крайней мѣрѣ въ письмен- 
ности житій. Количество греческихъ житій, переведенныхъ то- 



80 



гда или прежде, достигаетъ значительной цифры ирусскіе спис- 
ки ихъ размножаются. Встрѣчаемъ любопытное указаніе на 
движеніе этой письменности: въ 1431 г. русскій инокъ списы- 
ваетъ на Аѳонѣ до 20 житій и похвальныхъ словъ святымъ въ 
славянскомъ переводѣ, и вскорѣ, по волѣ игумена Троицкаго 
Сергіева монастыря, этотъ сборникъ переписывается въ Рос- 
сіи 1 ). Впрочемъ, не въ этихъ переводныхъ житіяхъ можно най- 
ти главный источникъ, изъ котораго указанное направленіе рус- 
ской агіобіографіи съ XV в. почерпнуло свои особенности. Нѣ- 
которыя изъ этихъ житій — пространныя біографіи съ искус- 
ственнымъ составомъ, который могъ служить образцомъ для 
нашихъ писателей; таковы житія Нифонта, Евѳимія Великаго 
Макарія Египетскаго, Аѳанасія Аѳонскаго, довольно часто встрѣ- 
чающіяся въ нашихъ спискахъ XV в., также житія Антонія Ве- 
ликаго и Панкратія, переведенныя по порученію Іоанна, экзар- 
ха болгарскаго, и др. Нокакъэти, такъ и масса остальныхъ, крат- 
кихъ и простыхъ по составу переводныхъ житій остаются бо- 
лѣе вѣрны историческому изложенію, менѣе вносятъ въ него 
другихъ литературныхъ элементовъ, нежели большинство на- 
шихъ съ XV в. Сборники, вообще довольно вѣрно отражавшее 
характеръ и движеніе древнерусской письменности, и для раз- 
сматриваемаго явленія указываютъ другой болѣе прямой и ши- 
роки! источникъ. Не внося въ свое изслѣдованіе вопроса о рас- 
пространеніи и вліяніи южно-славянской письменности у насъ 
въ XIV — XV в., мы отмѣтимъ въ немъ одну черту, важную 
по-отношенію ея къ развитію русской агіобіографіи съ XV в. 
Достаточно разсмотрвть составъ нѣсколькихъ нашихъ сборни- 
ковъ XV в., чтобы замѣтить, что преобладающій элементъ въ 
немъ составляютъ церковно- поучительныя произведенія: слова 
и поученія на церковные праздники всего болѣе переписыва- 



*) Сб. Тр. Серг. Л. XV в. Э* 746, л. 336. 



81 

лись и слѣдовательно читались; даже житія святыхъ встрѣчают- 
ся между ними рѣже; за то значительную долю этой церковно- 
поучительной литературы составляютъ похвальныя слова и по- 
ученія на праздники святыхъ; въ десяткѣ торжественниковъ ихъ 
не трудно набрать до полусотни. Здѣсь встрѣтимъ наиболѣе из- 
вѣстныя ораторскія имена восточной церкви: Василія Великаго, 
Аѳанасія александрійскаго, Іоанна Златоуста, Прокла констан- 
тинопольскаго, Козмы Веститора и друг.; значительную группу 
составляютъ оригинальныя славянскія произведенія въ этомъ 
родѣ, принарежащія перу двухъ южныхъ славянскихъ про- 
повѣдниковъ^ Климента, епископа величскаго, и Григорія Цам- 
блака; этотъ послѣдній одинъ написалъ болѣе 10 похвальныхъ 
словъ и поученіи на праздники святыхъ, которыя скоро и силь- 
но распространились въ древнерусской письменности. Сборни- 
ки такого состава замѣтно размножаются съ XV в. въ нашей 
письменности. Этой церковно-ораторской литературѣ мы припи- 
сываемъ гораздо большую долю участія въ выработкѣ искус- 
ственнаго агіобіографическаго стиля у насъ, чѣмъ переводнымъ 
греческимъ житіямъ: изъ'нея составители древнерусскихъ жи- 
тій широкой рукой черпали литературные пріемы для - украше- 
нія своего разсказа; здѣсь всего легче подобрать цитаты для 
заимствованы, которыя дословно или въ легкомъ перифразѣ пе- 
реносили они такъ часто въ свои творенія. Подъ вліяніемъ ука- 
занныхъ похвальныхъ словъ святымъ молитва, или краткая 
похвала, которой заканчивается иногда разсказъ въ древнѣй- 
шихъ сѣверныхъ житіяхъ, стала отдѣляться отъ него въ позд- 
нѣйшихъ, принимая форму особой, иногда очень длинной статьи 
и сдѣлавшись необходимой частію житія; дѣйствіе тѣхъ же по- 
хвальныхъ словъ^ переплетающихъ ораторское прославлеліе 
сватаго съ чертами его біографіи, измѣняло характеръ и сама- 
го фактическаго изложенія въ нашихъ житіяхъ, приближая его 
къ мысли и тону церковнаго панегирика. 

6 



82 



Одновременно съ этимъ вліяніемъ являются у насъ писатели, 
которые даютъ первые литературные образцы новаго агіобіогра. 
фическаго стиля, примѣняя его къ жизнеописаніямъ русскихъ 
святыхъ; ихъ можно назвать творцами новой агіобіографіи на рус- 
скомъ сѣверѣ или по крайней мѣрѣ ея первыми мастерами. Это 
были сербы Кипріанъ и Пахомій Логоѳетъ; между ними почет- 
ное мѣсто занимаетъ русскій писатель Епифаній. Для исторіи 
этого новаго направленія характеристично, что оно обнаружи- 
вается прежде всего въ переработкѣ русской біографіи, написан- 
ной за нѣсколько десятковъ лѣтъ прежде, — житія митрополи- 
та Петра. 

Московская память отнеслась безъ горечи ^къ Кипріану: по- 
ложивъ забвеніе на смутныя событія первой половины его свя- 
тительства, въ которыхъ онъ не всегда игралъ роль неволь- 
ной жертвы, она сохранила полезную дѣятельность пастыря 
«вельми книжнаго и духовнаго, всякаго благаго любомудрія и 
божественнаго разума исполненнаго»,какъ называетъ его мос- 
ковски біографъ. Составленное имъ житіе митрополита Петра 
стало любимымъ чтеніемъ древней Руси и переписывалось съ 
болыпимъ усердіемъ. Даже въ народномъ преданіи онъ не про- 
шелъ безслѣдно: ужь въ XV в. на Руси ходило сказаніе о 
страшныхъ слѣдствіяхъ, какія имѣло неблагословеніе Еипріа- 
на для одного литовскаго хозяина, къ которому на пути за- 
ѣхалъ митрополитъ 1 ). Кипріанъ не'указываетъ въ числѣ сво- 



Въ сб. Кирилло- бѣлозерск. монастыря 2-й половины XV в., по 
описи арх. Варлаамма въ Уч. Зап. 2-го Отд. И. Ак. Наукъ, кн. V*. стр. 17. 
Изъ многочисленныхъ списковъ Кипріанова житія Петра древнѣйшій намъ 
извѣстный въ синод, сб. 1459. г Л? 637, л. 149 — 174-, другой XV в. въ 
сб. Унд. ЛЧ 2 560, л. 92 — 98. Но здѣсь въ разсказѣ о переяславскомъ со- 
борѣ, о преставленіи Петра и въ другихъ мѣстахъ есть пропуски и сокра- 
щенія, возстановленныя въ сн. Макар, ч. мин. (по усп. сп.), дек. стр. 
927 — 938 и 947—948 (листы перемѣшаиы). См. также син. сб. Л' 2 555, 



83 



ихъ источниковъ на житіе, написанное #о него ростовскимъ 
еписколомъ Прохоромъ, а замѣчаетъ только въ предисловіи, 
что задумалъ написать, «елико отъ сказатель слышахъ». Но 
онъ несомненно пользовался сочиненіемъ Прохора: легко за- 
мѣтить, что іюслѣднее служило программой для книжнаго Серба, 
но которой онъ подробнѣе и другимъ литературнымъ стилемъ, 
но совершенно въ томъ же порядкѣ разсказываетъ событія; 
притомъ Еипріанъ, нигдѣ не списывая у Прохора, удержалъ 
однакожь въ своемъ изложены нѣсколько отдѣльныхъ его обо- 
ротовъ и выраженій. "Кипріанъ могъ найти трудъ Прохора 
неудовлетворительнымъ какъ въ фактическомъ, такъ и въ ли* 
тературномъотношеніи:нѣкоторыя черты жизни святителя, из- 
вѣстныя Еипріану, опущены у ростовскаго епископа; другія 
изложены слишкомъ кратко на взглядъ митрополита и не о- 
свѣщены съ надлежащихъ сторонъ; притомъ Прохоровское жи- 
тіе — сухой разсказъ современника, тогда какъ отношеніе послѣ- 
дующихъ поколѣній къ великому московскому святителю и 
книжныя понятія' самого Кипріана требовали иной формы для 
литературнаго иЗложеиія его дѣяній. Новыя черты, внесенный 
Кипріаномъ въ біографію, обнаруживаютъ оба мотива, имъ 
руководившіе. Онъ ирибавляетъ извѣстіе о волынскомъ проис- 
хожденіи Петра, о состояніи Волыни при Петрѣ и въ его, Кип- 
ріаново время, о замыслѣ волынскаго князя, пославшаго Петра 
въ Царьградъ ставиться въ митрополита, о чемъ умалчиваетъ 
Прохоръ. Эти волынскія извѣстія вынесены Кипріаномъ изъ 
продолжительнаго пребыванія въ южной Руси; но у него 
есть новыя черты и въ описапіи жизни Петра на сѣверѣ: онъ 
упоминаетъ о нежеланіи нѣкоторыхъ на сѣверѣ принять Петра, 
о чемъ также нѣтъ ни слова у Прохора; гораздо подробнѣе 



л. 380. Въ томъ же син. сб. Л! 637, л. 88—101, служба на преставлѳніе 
Петра, составленная Кипр аноиъ. 

6* 



84 



ііослѣдняго описываетъ переяславскій соборъ, на которомъ, по 
его разсказу, дѣйствовала яротивъ Петра цѣлая партія «ино- 
ковъ, священниковъ, князей и бояръ», шумно враждовавшихъ 
на Петра; приводитъ рѣчь митрополита къ собору, утишившую 
смятевіе *)■ далѣе вставляетъ знаменитое пророчество Петра 
Іоанну Калитѣ о Москвѣ и прибавляетъ извѣстіе объ установ- 
лены празднованія Петру преемникомъ его Ѳеогностомъ, до 
чего не дожилъ Прохоръ. Съ другой стороны, въ Еипріановской 
біографіи впервые на сѣверѣ является искусственный стиль 
житій въ полномъ разввтіи, со есѢми своими особенностями. 
Преданіе о видѣніи матери предъ рожденіемъ Петра, записан- 
ное Прохоромъ, Кипріанъ не только воспроизводить съ новы- 
ми чертами, но и прибавляетъ къ нему новое, не разъ повто- 
ренное въ другихъ житіяхъ, о чудесномъ дарованіи отроку ус- 
пѣха въ книжномъ ученіи; подвижничество въ монастырѣ, гдѣ 
постригся 12-ти-лѣтній Петръ, настоятельство въ основанной 
имъ обители на Ратѣ описаны тѣми стереотипными чертами, 
какія съ того времени твердо усвоила себѣ сѣверная агіобіо- 
графія; разсказъ начатъ витіеватымъ преди&аовіемъ, обильно' 
украшеыъ вводными разсужденіями и законченъ краткимъ, но 
столь же краснорѣчивымъ похвальнымъ словомъ святому. Это 
предисловіе, похвальное слово и многорѣчивыя нефактическія 
ртступленія, прерывающія разсказъ, стали образцами для позд- 
нѣйшихъ писателей житій, которые заимствовали у Кипріана 
не только ихъ литературную форму, но и мысли, въ нихъ вы- 

*3 Макар, ч. мин. дек., стр. 933: «толика бо молва бысть (на собѳрѣ), 
як© виалѣ не безмѣстно что бысть на блаженнаго; и паки между собою 
вноци и священници, князи и вельможи о лживомъ оболганіи на св. Петра 
вражду имуще вражіимъ наущеніемъ, иные же мнозіи православные хра- 
веніемъ св. . Духа по св. митрополитѣ поборающѳ, той же Андрей ей. 
тверьскый, на томъ соборѣ бяше помраченъ лицемъ и умомъ,, и проч. Это 
мѣсто обыкновенно опускается въ другихъ спискахъ, чт.о мѣшаетъ яс- 
ному и' точному представленію событія. 



85 



сказанный . Наконецъ ясно заявлена Кипріаномъ главная лите- 
ратурная задача житія, усвоенная позднѣйшими агіобіографами: 
«праведнику подобаетъ похвала, говоритъ авторъ въ преди- 
словіи, и я, привлекаемый любовію къ пастырю, хочу малое нѣ- 
кое похваленіе принести святителю* . Съ этой стороны объяс- 
няется замѣчаніе Кипріана въ предисловіи: «неправедно судихъ 
таковаго святителя вѣнецъ не украшенъ- нѣкако оставити, аще 
и прежде насъ бывшіи самохотіемъ преминуша». Онъ зналъ 
трудъ Прохора, но прилагая къ его простому и сухому разсказу 
высокую задачу агіобіографа, могъ сказать, что вѣнецъ вели- 
каго святителя не имѣлъ въ немъ достойнаго украшенія. Впро- 
чемъ не одно литературное похвален^ святаго предшествен- 
ника имѣлъ въ виду Кипріанъ, составляя его біографію; въ по 
явленіи послѣдней участвовали и нѣкоторыя практическія по- 
буждена: она была отвѣтомъ на многіе тревожные вопросы 
времени, силу которыхъ не разъ пришлось почувствовать са- 
мому автору. Устаповленіе въ Москвѣ государственнаго центра, 
къ которому начала тяготѣть сѣверовосточная Рус*, уже въ 
XIV в. сказалось важными затрудненіями въ русской церков- 
ной жизни: съ одной стороны положеніе русской церковной 
іерархіи между ея высшимъ авторитетомъ въ Царьградѣ и 
свѣтской властью дома, съ другой— церковное положеніе раз- 
личныхъ частей Руси, политически раздѣлившихся, — всѣ эти 
отношенія стали запутываться и требовать новыхъ опредѣле^ 
ній. Митрополитъ кіевскій и всея Руси живътъ уже не въ Кіевѣ, 
а въ Москвѣ; Кіевъ уже не тянетъ къ себѣ Руси ни княземъ ни 
митрополитомъ; Москва далеко еще не тянетъ къ себѣ всей 
Руси княземъ, но тянетъ ее митрополитомъ; послѣдній, основав- 
шись въ Москвѣ,. радѣетъ здѣшнему князю; за это жалуются 
на него патріарху и тверской и литовскій, просятъ себѣ осо- 
баго митрополита, галицкій (съ 1340 г. король польскій) осо- 
баго. Въ Москвѣ заводится обычай выставлять своего русскага 



86 



кандидата на митрополію въ ущербъ избирательному праву ца- 
реградскаго патріарха съ его соборомъ; избранникъ московскаго 
князя Митяй по смерти св. Алексія колеблетъ другое право - по; 
свящать избраннаго на русскую митрополію, настаивая на правѣ 
собора русскихъ епископовъ дѣлать тоже, и съ нимъ соглаша- 
ются князь, бояре и многіе епископы. Попавъ въ эту пута- 
ницу интересовъ въ качествѣ примирителя, уполномоченная) 
патріархомъ, Еипріанъ дѣйствуетъ въ его духѣ, хотя вопреки 
его инструкціи: не всегда разборчиво пользуясь обстоятельства- 
ми, онъ выступаетъ кандидатомъ на южно-русскую митрополію, 
орудіемъ и поборникомъ тамошнихъ церковныхъ сепаратистовъ, 
но ставъ кіевскимъ митрополитомъ, самъ стремится къ воз- 
соединенію церкви подъ своею властію, дѣйствуетъ противъ 
своихъ соперниковъ, обвиняя московскаго же князя въ намѣ- 
реніи двоить митрополію г ), и утвердившись въМосквѣ, вмѣ- 
шивается въ дѣла галицкой митрополіи, не возсоединившейся 
съ кіевской, за что получаетъ выговоръ отъ патріарха. Кип- 
ріанъ выне^ъ изъ борьбы ея обычныя пріобрѣтенія: враговъ, 
горькія воспоминанія, раздраженіе и потребность оправдаться, 
объяснить свои дѣйствія. Самое удобное средство для послѣд- 
няго представляла жизнь митрополита Петра. Святитель, ко- 
тораго вся Русь призывала въ молитвахъ, прошелъ чрезъ тѣ- 
же смуты русской церковной жизни, отъ которыхъ нравствен- 
но и матеріально потерпѣлъ Кипріанъ. Разсказать объ этомъ 
значило для Еипріана 'стать подъ защиту великаго имени, осу- 
дить враждебныя стремленія и избѣгнуть необходимости раз- 
бирать собственныя дѣйствія, о которыхъ хотѣлось молчать. 
Еипріану не удалось возвратить Галичъ русской митрополіи, и 
разсказывая о цѣли отправленія Петра въ Царьградъ, онъ за- 

Си. посланія Кипріана въ Прав. Соб. 1860 г. II, 99 и 104. Здѣсь 
откровенно высказаны тѣже тенденціи, которыя потомъ облечены были въ 
Форму біограФІи митрополита Петра. 



87 



мѣчаетъ, что князь вояынскій «совѣщаваетъ совѣтъ неблагъ», 
захотѣлъ галицкую епископію въ митрополію обратить; Кип- 
ріанъ много потерпѣлъ, благодаря избраннику московской свѣт- 
ской власти Митяю, и онъ рѣзко выражается о дерзкомъ со- 
пернику Петра, игуменѣ Геронтіѣ, такъ же избранникѣ свѣтской 
власти, котораго никто не удерживалъ отъ такого «безслове- 
сія» и патріарха звставляетъ напомнить ему церковныя пра- 
вила о незаконности мірскаго избранія или самовольнаго по- 
сягательства на святительскій престолъ; когда, разсказываетъ 
Кипріанъ, пріѣхалъ я на Русь въ санѣ русскаго митрополита, 
«мало что. съпротивно прилучи ми ся ради моихъ грѣховъ», 
т. е. его долго отвергали въ Москвѣ и не разъ сурово изго- 
няли,— и разсказывая о пріѣздѣ Петра на Русь въ санѣ ми- 
трополита, онъ замѣчаетъ, что исконный врагъ «малу спону 
святому сътвори»,Енушилъ нѣкоторымб нежеланіе принимать 
его, но они скоро образумились и покорились ему смиренно. 
Иногда еще яснѣе просвѣчиваетъ изъ-подъ пера Кипріана мысль 
его— стать подъ сѣныо памяти Петра: если до него, какъ вы- 
сказываетъ онъ въ предисловіи, оставили вѣнецъ святителя 
безъ достойнаго украдіенія, то и въ этомъ видитъ онъ особый 
даръ святаго ему, Кипріану, чтобы онъ, стоящій на его мѣстѣ 
и взирающій на его гробъ, получилъ малую мзду отъ Бога, 
достойно почтивъ память святаго предшественника: «когда, го- 
ворить онъвъ послѣсловіи, я заболѣлъ въ Царьградѣ и былъ 
близокъ къ смерти, я призвалъ на помощь св. Петра, молясь 
ему: если угодно тебѣ^ чтобы я достигнулъ твоего престола и 
поклонился гробу твоему, облегчи болѣзни мои, — и вѣрьте 
мнѣ, съ того часа исчезли тяжкія болѣзни и я пришелъ и 
поклонился гробу угодника.» Эта мысль труда Кипріана объ- 
ясняете почему онъ и не упомянулъ объ отношеніи Петра 
къ ордѣ, его пастырскую дѣятельность изобразилъ короче Про- 
хора и вовсе опустилъ извѣстіе послѣдняго объ архимандритѣ 



88 



Ѳеодорѣ, котораго Петръ при жизни избралъ себѣ преемни- 
комъ: все это не относилось прямо къ его цѣли, а послѣднее 
даже противорѣчило ей, какъ московское нарушеніе избира- 
тельная права патріарха. Трудно опредѣлить съ точностію, 
когда написано житіе. Въ ііослѣсловіи Кипріанъ упоминаетъ 
о пріемѣ, сдѣланномъ ему «съ радостно и честію великою» 
великимъкняземъ Димитріемъ Ивановичемъ (1*381); мысль житія 
и осторожность, съ какою выражается оно о непріятномъ Кип- 
ріану свѣтскомъ вмѣшательствѣ въ дѣла церкви, также пока- 
зываешь, что Кипріанъ писалъ его уже по окончаніи церков- 
ной смуты, примирившись съ московскимъ княземъ. Но въ пер- 
вый разъ Кипріанъ прожилъ въ Москвѣ недолго, годъ съ не- 
болынимъ и не совсѣмъ спокойно: въ 1382 г. онъ опять и 
надолго былъ изгнанъ. Заниска о его жизни говоритъ, что жи- 
тіе Петра написано въ под моек овномъ митрополичьемъ селѣ 
Голенищевѣ, на досугѣ, среди другихъ книжныхъ работъ Ки- 
пр! ана 1 ). Вернувшись въ Москву въ 1390 г., онъ нѣсколько 
лѣтъ былъ занятъ церковными дѣлами и поѣздками по митро- 
поліи и только съ 1397 (до 1404) настало для него вполнѣ 
спокойное и досужее время, къ которому, повидимому, и относится 
приведенное извѣстіе. Въ самомъ житіи есть намекъ на то, 
что оно писано среди другихъ литературныхъ трудовъ и замы- 
словъ автора 2 ). 

Около того времени, когда Кипріанъ въ Голенищевѣ трудил- 
ся надъ житіемъ митрополита Петра, въ Сергіевомъ Троицкомъ 
монастырѣ инокъ Епифаній взялся за перо, чтобы приготовить 

*) Милют. ч. мин. сент., л. 554— 561: "Сказаніе вкратцѣ о премудромъ 
Кипріанѣ митрополитѣ". 

2 ) Въ послѣсловіи, сказавъ о смерти заточеннаго покровителя своего 
патріарха Филоѳея, Кипріанъ замѣчаетъ (по сп. житія въ Мав. ч. Мин. дек., 
стр. 947): „и пакы о семь блаженнемь патріархѣ индѣ скажемъ." Въдру- 
гихъ спискахъ это замѣчаніе опущено. Труды Кнпріана не всѣ приведены 
въ извѣстность; неизвѣстно, гдѣ исполнилъ онъ свое обѣщаніе о Филоѳеѣ. 



89 



матеріалы для біографіи своего учителя, преподобнаго Сергія. 
Блестящій русскій писатель начала XV в., представитель книж- 
наго образованія своего времени, Епифаній перешелъ въ па- 
мять потомства съ прозваніемъ премудраго. Происхожденіе его 
неизвѣстно. Въ похвалѣ, которой заканчивается житіе Стефана 
пермскаго, авторъ обращается къ святому съ словами: «помню, 
ты очень любилъ меня; при жизни твоей я досаждалъ тебѣ, пре- 
пирался съ тобою о какомъ-нибудь событіи, о словѣ, о стихѣ 
писанія или о строкѣ* . Разсказывая о жизни Стефана въ ростов- 
скомъ монастырѣ Григорія Богослова, Епифаній пишетъ, что 
Стефанъ, прилежно читая святыя книги, любилъ останавливать- 
ся на каждомъ стихѣ, чтобы выразумѣть его смыслъ, и встрѣ- 
тивъ мужа книжнаго и мудраго, «ему совопросникъ и собесѣд- 
никъ бѣаше, и съ ыимъ соводворяшеся и обнощеваше и утрене- 
ваше-, распытая ищемыхъ скоропытнѣ». Отсюда заключаютъ, 
что Епифаній жилъ въ одномъ монастырѣ съ Стефаномъ. Въ 
предисловіи къ житію онъ говоритъ, что о Стефанѣ онъ знаетъ 
иное какъ очевиденъ, другое изъ многократныхь бесѣдъ съ са- 
мимъ Стефаномъ, а объ остальномъ распрашивалъ «старыхъ 
мужъ»; въ житіи онъ иногда называетъ святаго своимъ учите- 
лемъ. Это, по видимому, указываетъ, что Епифаній былъ млад- 
гаій современникъ Стефана. Ниже увидимъ, что разсказъ о томъ, 
какъ Стефанъ готовился въ'ростовскомъ монастырѣ къ пропо- 
вѣди, изложенъ Епифаніемъ сбивчиво: можно думать, что онъ 
пришелъ въ этотъ монастырь гораздо позже Стефана, не задол- 
го до ухода его на проповѣдь, т. е. до 1379 г., еще въ молодыхъ 
лѣтахъ, и вскорѣ перешелъ въ другой монастырь — къ препо- 
добному Сергію. Пахомій въ послѣсловіи къ житію Сергія на- 
зываетъ Епифанія ученикомъ послѣдняго, жившимъ «много 
лѣтъ, паче же отъ самого возраста юности» вмѣстѣ съ свя- 
тымъ. Но сношенія обоихъ друзей не прекратились и по уходѣ 
Стефана на апостольское дѣло. Изъ Епифаніевскаго житія 



90 



Сергія видно, что епископъ Стефанъ, въ поѣздкахъ сво- 
ихъ изъ Перми въ Москву, обыкновенно заѣзжалъ къ Сер- 
ию, въ лежавшій на пути монастырь его; здѣсь будущій 
біографъ пермскаго просвѣтителя слушалъ его разсказы о Пер- 
ми и ея обращеыіи къ христіанству; въ похвалѣ своей Стефану 
онъ сѣтуетъ, что не присутствовалъ при его кончинѣ и больше 
уже не увидится съ нимъ. Пахомій въ указанномъ мѣстѣ гово- 
ритъ еще, что Епифаній «бѣ духовиикъ въ велицѣй лаврѣ все- 
му братству». Отсюда выводятъ, что Епифаній былъ отцомъ 
духовнымъ и Сергію; но онъ былъ еще молодъ для этого и при 
кончинѣ Сергія, по видимому, не имѣлъ и степени священника: 
по крайней мѣрѣ старыя русскія святцы и иконописный под- 
линникъ начала XVIII в., перечисляя учениковъ Сергія, назы- 
ваюсь Епифанія діакономъ 1 ). Считаемъ болѣе вѣроятнымъ, что 
послѣдній сталъ іеромонахомъ и духовиикомъ обители уже по 
смерти Сергія. Говоря о Епифаніѣ, - обыкновенно указываютъ 
еще черту его жизни, взятую изъ приписываемая ему 'похваль- 
наго слова Сергію, гдѣ авторъ намекаетъ на свое странствова- 
ніе въ Царьградъ, на Аѳонъ и въ Іерусалимъ 2 ). Для исторіи 
извѣстнаго литературнаго направленія на Руси XV в. было бы 
очень любопытно это извѣстіе объ одномъ изъ первыхъ его 
представителей, еслибы въ упомянутомъ словѣ не было и дру- 
гихъ чертъ, обнаруживающихъ въ немъучастіе позднѣйшей ру- 
ки, какъ увидимъ ниже. Есть хорошій списокъ этого слова по- 



*) Рук. Моск. дух. Ак. Л» 209. Ѳ. И. Буслаева—Очерки, т. 11,355. 

2 ) Въ этомъ словѣ авторъ или редакторъ говорить о Сергіѣ, что онъ 
въ своеиъ монастырѣ „многолѣтиое и многострадалное теченіе свое пре- 
проводи и укрѣпи, не исходя отнудъ отъ мѣста своего въ иныа предѣлы 
развѣ нужда нѣкыа, не взыска царствующего града, ни Св. Горы или 
Іерусалииа, акоже азъ окаянный и лишенный разума. Улютѣ мнѣ, увы 
мнѣ, ползая сѣмо и овамо и нреплавая суду и овоуду и отъ мѣста на 
мѣсто преходя!" По списку 1505 г. въ рук. Тр. Серг. л. Х- 466, л. 382. 



91 

лов. XVI в., въ заглавій котораго. замѣчено: «твореніе инока 
Пахоміа Святыа Горы» 1 ). Можетъ быть, это указываетъ въ 
Пахоміѣ не автора, а только позднѣйшаго редактора слова, ко- 
торое въ такомъ случаѣ имѣло одинаковую судьбу съ житіемъ 
Сергія, написаннымъ Епифаніемъ, т. е. было дополнено встав- 
ками Похомія. По крайней мѣрѣ форма, въ какой выражено приве- 
денное извѣстіепохвальнаго слова, очень идетъ къ страннической 
судьбѣ Пахомія, водившей его съ Аѳона въ Москву, оттуда въСер- 
гіевъ монастырь, въ Новгорода опять въ Москву, потомъ въ Ки- 
рилловъ монастырь ма Бѣлоозоро и опять въ Сергіевъ монастырь 
и въ Москву. Такимъ образомъ Епифаній стоялъ близко къ двумъ 
самымъ виднымъ дѣятелямъ въ русской церковной жизни вто- 
рой половины XIV в. и могъ вынести обильный и надежный 
матеріалъ для ихъ біографіи, а пребываніе въ двухъ монасты- 
ряхъ, богатыхъ средствами книжна го образованія, поставило его 
въ "уровень съ тогдашними литературными требованіями агіобі- 
ографін. Многочисленные тексты, приводимые Епифаніемъ въ 
обоихъ житіяхъ, показываютъ близкое знакомство его съ Св. 
Писаніемъ; по цитатамъ въ трудахъ его видно также, что онъ 
читалъ хронографы, палею, лѣствину, патерикъ и другія цер- 
ковно- историческіе источники, также сочиненіе черноризца Хра- 
бра. Въ житіи Сергія онъ приводить выдержки изъ житій Али- 
пія и Симеона столпниковъ, Ѳеодора Сикеота, Евѳимія Велика- 
го, Антонія, Ѳеодора Едесскаго, Саввы Освященнаго, Ѳеодосія и 
Петра митрополита по редакціи Кипріана; наконепъ характеръ 
изложенія обличаетъ въ Епифаніѣ обширную начитанность въ 



1 ) Рук. волокол. въ моск. епарх. библ. X 2 606, л. 151. Въ концѣ 
рукописи приписка: „сія книга княже Диитреева Ивановича Нѣмого." Это 
кн. Д. И. Оболенскій-Нѣмой, постриженный Грознымъ въ 1565 г.; о немъ 
въ обиходникѣ ІосиФОва волоколамскаго моя. замѣчено: „дача по немъ го- 
сударскяя, понеже неволею приведе его Богъ и государь во иночество." 
Карамз. по изд. Эйнерлинга, IX, прим. 144. 



92 



литературѣ церковнаго краснорѣчія. О житіи Сергія онъ самъ 
разсказываетъ, что принялся за его отдѣлку 26 лѣтъ спустя 
по смерти святаго, т*-е. въ 1417 — 1418 г. Нѣтъ ясныхъ 
указаній на время, когда написано житіе Стефана: живость чув- 
ства скорби, сказывающегося въ похвалѣ Стефану, и нѣкото- 
рыя выраженія въ ней дѣлаютъ вѣроятнымъ мнѣніе, что житіе 
написано вскортТ по смерти епископа *). Во всякомъ случаѣ 
оно старше житія Сергіева, написаннаго Епифаніемъ въ послѣд- 
ніе годы жизни: 3 судя по тому, что въ послѣднемъ онъ не гово- 
рить объ обрѣтеніи мощей святаго въ 1421 г., онъ жилъ не дол- 
го послѣ 141.8 г. 2 ). 

Лѣтописецъ ХУ вѣка замѣчаетъ въ концѣ краткаго некро- 
лога, который онъ приложилъ къ извѣстію о смерти Стефана: 
«-есть же отъ житія его и книгы сложены, имущи тетратей съ 
двадесять; здѣ же мало нѣчто изрекохъ о немъ» 3 ). Очеркъ 



г ) Преосв. — Макарія, Ист. Р. Ц. V, 231. Архіеп. Филаретъ (Обзоръ 
I, 120) думаетъ, что житіе яаписано спустя годъ по смерти СтеФана, 
скончаЁшагося въ 1396 г., а плачъ церкви пермской нѣсколько позже, — 
неизвѣстно, на какомъ основаніи. 

2 ) Въ жатіи Сзрпя ЕпиФаній дѣіаетъ намекъ еще на одинъ трудъ, 
повидимому задуманный имъ, хотя неизвѣстно, успѣдъ ли ѳнъ его испол- 
нить или нѣтъ. Въ разсказѣ о постриженіи Ѳеодора, племянника Сергіева, 
бывшаго потомъ ростовскимъ архіепископомъ, замѣчено: „прочая же его 
дѣяніа индѣ напишутся, яко убо иного времени подобна требующа слово 
(синод. Л 2 90, л. 58)". Сохранившаяся біограФІя Ѳеодора есть компиляція, 
составленная въ XVII в., въ которой не находимъ слѣдовъ существованія 
его древняго житія. Списокъ ^я въ синод, рук. 1723 г. ,№ 580, л. 232 — 251. 

8 ) Этотъ некрологъ занесенъ въ лѣтописный сборникъ XVI в. (II. 
С. Р. Лѣт. VIII, 69 ~ 70), но въ такомъ видѣ, какой могъ быть дань 
ему лѣтописцемъ XV в., «нывѣ въ послѣднее время седмыа тысящи, на 
остаиочномъ стѣ> и когда еще живы были <его житію и добродѣтели 
мнози свидѣтели.> Намъ не удалось найти житіе въ сп. XV в.; даже въ 
XVI в полные списки его рѣдки. Самый ранній намъ извѣстный спи- 
сокъ начала XVI вѣка въ синод, ч. мин. до-макарьевскаго состава, № 
91, л. 650—777. Житіе издано въ Паи. стар, р, лит. IV, 119. 



93 



лѣтописца составленъ по житію, написанному Епифаніемъ, ко- 
торое по размѣрамъ своимъ, дѣйствительно, принадлежитъ къ 
числу самыхъ обширныхъ древнерусскихъ житій. Это произо- 
шло главнымъ образомъ отъ того, что Епифаній далъ въ сво- 
емъ трудѣ широкій просторъ какъ краснорѣчію своего пера, 
такъ и богатому запасу своей начитанности. Былъ ли онъ на 
Аѳонѣ и въ другихъ православныхъ центрахъ просвѣщенія или 
нѣтъ,— > но онъ былъ хорошо знакомъ съ современной ему рус- 
ской книжностью и въ совершенствѣ усвоилъ пріемы образцо- 
выхъ произведенійцерковнаго витійства на славянскомъ языкѣ, 
переводныхъ или оригииальныхъ, который стали размножаться 
въ русской письменности съ его времени. По житію Стефана 
можно составить значительный лексиконъ тѣхъ искусствен- 
ныхъ, чуждыхъ русскому языку по своему грамматическому 
образованію словъ, которыя вносила въ книжный языкъ древ- 
ней Руси южно-славянская письменность 1 ). Реторическія фи- 
гуры и всевозможныя амплификаціи разсѣяны въ житіи съ уто- 
мительнымъ изобиліемъ; авторъ не любитъ разсказывать и раз- 
мышлять просто, но облекаетъ часто одну и ту же мысль въ 
нѣсколько тавтологическихъ оборотовъ; для характеристики 
святаго онъ набираетъ въ одномъ мѣстѣ 20, въ другомъ 25 
эпитетовъ, и почти всѣ они — разные 2 ). Онъ самъ очень 
удачно характеризуем свод изложеніе, называя его «плетені- 
емъ словесъ». Столь же щедро разсыпаетъ онъ свою ученость 
въ обширныхъ экзегетическихъ или церковно-историческихъ от- 
ступленіяхъ, которыми часто прерывается его разсказъ. Въ 
подтвержденіе своихъ словъ онъ выписываетъ иногда 5, даже 
8 текстовъ; на вопросъ, какимъ образомъ апостолы не достиг- 



*) Наприи. скоровыченге, быстростъ, доброразумачсид, уміь- 
тельство и т. под. . 

2 ) Паи. стар. р. лит. IV, 160 и 169. 



ли пермской земли, онъ дѣлаетъ подробный очеркъ исторіи апо- 
стольской проповѣди и потомъ толкуетъ евангельскую притчу 
о наймѣ дѣлателей человѣкомъ домовитымъ, примѣняя ее къ 
Пермянамъ; въ разсказѣ о построены Стефаномъ устьвымской 
церкви онъ останавливается на внутреннемъ смыслѣ факта, 
что она была освящена во имя Благовѣщенія, и изъясняетъ 
церковно историческое значеніе марта мѣсяца по палеѣ или 
другому подобному источнику, Въ повѣсти о борьбѣ Стефана съ 
пермскимъ волхвомъ Ііамомъ вставлено многословное богослов- 
ское прѣніе между ними, въ которомъ трудно отыскать дѣйст- 
вительныя историческія черты, сообщенныя Стефаномъ, и ско- 
рѣе можно видѣть полемическое разсуждеиіе самого автора въ 
формѣ діалога на тему о превосходствѣ христіанства предъ язы- 
чествомъ. Встрѣчаемъ въ житіи цѣлую статью, составленную 
изъ текстовъ о призваніи язычниковъ въ христіанскую цер- 
ковь; за этой статьей слѣдуетъ другая, еще обширнѣе, объ аз- 
букѣ пермской, изобрѣтенной Стефаномъ, гдѣ, подражая мона- 
ху Храбру и пользуясь его сочиненіемъ, авторъ излагаетъ про- 
исхожденіе еврейскаго, эллинскаго и славянскаго алфавита и 
потомъ говорить о превбсходствѣ славянской и пермской гра- 
моты предъ эллинской. Наконецъ житіе завершается похвалой 
святому въ формѣ, обнаруживающей стремленіе къ художе- 
ственности: въ трехъ статьяхъ («плачахъ») являются съ длин- 
ными монологами пермскіе люди, пермская церковь и біографъ, 
сѣтующіе о кончинѣ епископа, самъ Стефанъ, обращающійся 
къ Господу съ молитвою о церкви, и Господь, прославляющій 
пермскаго апостола. Такая оригинальная форма похвальнаго 
слова безраздѣлыю принадлежитъ одному Епифанію: ни въ од- 
номъ греческомъ переводномъ житіи не могъ онъ найти ее ц ни 
одно русское позднѣйшее, заимствуя отдѣльныя мѣста изъ по- 
хвалы Епифанія, не отважилось воспроизвести ея литературную 
форму. Вообще Епифаній въ своемъ твореніи больше проповѣд* 



95 



никъ, чѣмъ біографъ, и въ смѣшеніи житія съ церковнымъ 
панегирикомъ идетъ гораздо дальше Еипріана. Историческій 
разсказъ о Стефанѣ въ потокѣ авторскаго витійства является 
скудными отрывками; собравъ ихъ, получимъ фактическое со- 
держаніе, нё соотвѣтствующее обильнымъ источникамъ, какими, 
повидимому, располагалъ Епифаній и на которые онъ самъ ука- 
зываетъ въ предисловіи. Младшій братъ Стефана по иночеству, 
онъ зналъ о немъ иное по слуху или «отъ старыхъ мужъ»; 
ѳто, очевидно, относится къ первой порѣ жизни Стефана на ро- 
динѣ, въ Устюгѣ, и къ тѣмъ годамъ, которые онъ прожилъ въ 
ростовскомъ монастырѣ до вступленія сюда Епифанія. Другое 
«и своима очима видѣхъ», замѣчаетъ онъ о времени, прсведен- 
номъ вмвстѣ въ монастырѣ. Потомъ ученики Стефана разска- 
зывали ему о его учительствѣ и управленіи, т. е. о деятель- 
ности въ Перми: объ этомъ слышалъ онъ разсказы и отъ са- 
мого Стефана, встрѣчаясь съ нимъ во время своей жизни въ 
Сергіевомъ монастырѣ: на это, по нашему мнѣнію, намекаетъ 
Епифаній словами: «иное же и съ самѣмъ бесѣдовахъ многа- 
жды и отъ того навыкъ». Въ самомъ изложеніи Епифанія замѣт- 
ны слѣды этихъ бесѣдъ съ Стефаномъ: разсказъ о борьбѣ его 
съ волхвомъ заканчивается словами епископа, которыя біографъ 
запомнилъ изъ его разсказа объ этомъ:* «преподобный же рече: 
прѣніе же наше еже съ влъхвомъ, въ немъ же мало не скончася 
надъ нами одно слово, " глаголющее: проидохомъ сквозѣ огнь и 
воду и изведены въ покой; но обаче отшедшю влъхву обрѣтохомъ 
покой ». Свойство источниковъ отразилось на изложеніи Епифа- 
нія. Въ разсказѣ о проповѣди святаго въ Перми есть живыя 
черты, схваченныя прямо со словъ Стефана или его сотрудни- 
ковъ и оставленныя авторомъ въ нетронутомъ реторикой видѣ: 
успѣху проповѣди болѣе всего помогло разочарованіе Пермянъ 
въ своихъ страшныхъ, неприкосновенныхъ идолахъ, которые 
позволяли Стефану безнаказанно бить ихъ обухомъ въ лобъ и 



96 



истреблять, и на угрозу волхва напустить боговъ на Стефана 
новокрещенные отвѣчаютъ: «поснималъ онъ съ славныхъ ку- 
мировъ священныя пелены и ихъ безъ вреда износилъ ученикъ 
и отрокъ его Матвѣйка, нашъ же крещеный Пермякъ; что сдѣ- 
лаютъ твои идолы учителю?» Но авторъ при своемъ многосло- 
віи не можетъ послѣдовательно изложить ходъ обращенія Пер- 
ми; онъ передаетъ объ этомъ безъ связи рядъ отдѣльныхъ 
случаевъ и ихъ иногда не договариваетъ до конца: однажды 
раздраженная толпа язычниковъ съ луками напала на одинока- 
го Стефана, онъ держитъ къ нимъ витіеватую рѣчь со множе- 
ствомъ текстовъ, но чѣмъ кончилось столкновеніе, житіе не 
говорить ни слова г ). Точно также, кромѣ селенія Устьвыми, 
гдѣ построена была первая въ Перми церковь съ обителью, 
Епифаній не указываешь другихъ мѣстъ дѣятельности Стефана 
въ Перми. Довольствуясь общими, самыми крупными біографи- 
ческими чертами, авторъ вообще опускалъ въ разсказѣ подроб- 
ности или передавалъ ихъ въ неопредѣленномъ видѣ, безъ об- 
стоятельныхъ указаній, какія могъ получить отъ разсказчиковъ 
многаго и не сохранила его память до того времени, когда онъ 
принялся за житіе 2 ). Здѣсь же источникъ неясности хроно- 
логическихъ указаній житія. Стефанъ постригся въ ростовскомъ 
монастырѣ юношей, прочитавшимъ уже многія книги Ветхаго 



1 ) Домак. Ч. Мин. Л; 91, л. 678 -679. Нам. стар. р. лит. IV, 
131—132. 

2 ) Нѣкоторыя изъ опущенныхъ подробностей записаны въ лѣтописяхъ, 
наприм: о поѣздкѣ -Стефана въ Новгородъ въ 1386 г. и въ Москву въ 
1390 г. (И. С. Р. Л. IV, 94. XV, 445). Другія уцѣлѣли въ предяніи: 
таково извѣстіе, что проповѣдь свою СтеФанъ началъ съ зыранскаго села 
Котласа, при сліяніи Вычегды съ Двиной; таковы преданія объ устьвьшской 
березѣ, которую боготворили Зыряне, и о выселеніи волхва Пама съ упор- 
ными послѣдователями изъ Перми. Ист. гор. Соли Вычегодской, Л. Сос- 
кина. 1789. Рукой, гр. А. С. Уварова, .V 411, л. 123. Волог. Губ. Вѣд. 
1850, статья «Устьвымъ>, 9. 



97 



и Новаго Завѣта, при ростовскомъ епископѣ Парѳеніѣ, а при 
епископѣ Арсеніѣ поставленъ діакономъ. Ни о томъ, ни о дру- 
гомъ епископѣ нѣтъ точныхъ извѣстій въ лѣтописи. Въ спискѣ 
ростовскихъ епископовъ Парѳеній стоитъ мейду Петромъ, умер- 
шимъ въ 1365 г., и Арсеніемъ; но его нѣтъ между ними въ 
перечнѣ епископовъ, рукоположенныхъ митрополитомъ Алексі- 
емъ г ). По отмѣткамъ лѣтописей о времени поставленія нѣ- 
которыхъ изъ нихъ видно, что епископы исчислены въ переч- 
нѣ въ хронологическомъ порядкѣ рукоположенія: такъ какъ 
здѣсь за Арсеніемъ ростовскимъ слѣдуетъ Евѳимій тверской, то 
поставленіе перваго относится ко времени между 1365 г., ко- 
гда Парѳеній занялъ мѣсто Петра, и 1374 г. 2 ). По смерти Алек- 
сія,повелѣніемъ Митяя, говоритъ житіе, слѣдовательно 1378г., 
Стефанъ поставленъ въ іеромонаха. Въ слѣдъ затѣмъ Епифаній 
говоритъ объ изученіи СтеФаномъ пермскаго языка, о состав- 
леніи пермской грамоты и переводѣ русскихъ книгъ на перм- 
скій, потомъ объ изученіи греческаго языка. Эти труды раз- 
сказаны не совсѣмъ на мѣстѣ, ибо не могли быть дѣломъ 1 — 2 
лѣтъ, а вскорѣ, «на Москвѣ не сущу никому же митрополиту, 
Алексѣю убо къ Господу отшедшю, а другому не у пришедшю » , 
слѣдовательно въ 1379—1380 г. Стефанъ уже отправился въ 
Пермь. СамъЕпифаній замѣчаетъ, что обращеніе Перми «издавна 
сдумано бяше» у Стефана, а пермскому языку всего скорѣе могъ 
онъ научиться еще на родинѣ, въ Устюгѣ, вблизи пермскаго 
края. Въ статьѣ объ азбукѣ пермской ея изобрѣтеніе и пере- 
водъ книгъ также отнесены ко времени, когда на Руси не бы- 
ло митрополита; но тутъ же Епифаній замѣчаетъ опредѣленнѣе, 
что это было недавно, «яко мню отъ созданія міру въ лѣто 
6883(1375)», когда слѣдовательно еще былъ живъ Алексій.Здѣеь 



г) II. С. Р. Л. VIII, 69. Ник. IV, 8 и 62. 
2 ) Ник. IV, 40. 



7 



98 



соединены разновременный извѣстія. Епифаній не зналъ точно 
хода приготовленія Стефана къ проповѣди, которое началось до 
вступленія Епифанія въ Ростовскій монастырь; но онъ запо- 
мнилъ или слышалъ послѣ толки современниковъ о пермской 
азбукѣ Стефана: до сихъ поръ не было въ Перми грамоты, жи- 
ли безъ нея; теперь ли, на исходѣ седьмой тысячи, только за 
120 лѣтъ до кончины вѣка грамоту замышлять? Отсюда вид- 
но, что изобрѣтеніе Стефана стало извѣстно около 1372 г. Но 
книги переводились на пермскій языкъ уже при Епифаніѣ, въ 
послѣдніе годы жизни Стефана въ Ростов скомъ монастырѣ, и 
объявлены въ Москвѣ, когда Стефанъ ходилъ туда за благо- 
словеніемъ на проповѣдь. Принявъ, что Стефанъ сталъ іеромо- 
нахомъ лѣтъ 30-ти, можно приблизительно опредѣлить время 
главнѣйшихъ событій его жизни. Родившись въ концѣ первой 
половины XIV в., онъ постригся лѣтъ 18-ти, «ещемладъ буда 
въ уности», около 1366 г., когда ешіскопомъ въ Ростовѣ былъ 
Парѳеній; около 1372 г., при епископѣ Арсеніѣ, онъ сталъ діа- 
кономъ и тогда же узнали о его пермской азбукѣ. По лѣтописи, 
онъ посвященъ въ епископа Перми въ 1383, не имѣя еще по- 
видимому и 40 лѣтъ отъ роду; не задолго до этого старый 
волхвъ Памъ, убѣждая новокрещенныхъ Пермянъ отстать отъ 
Стефана, говорилъ: меня слушайте, старца и вашего давняго 
учителя, а не этого русина, «уна суща возрастомъ, лѣты же 
предо мною яко сына и яко внука мнѣ». 

Другой трудъ Епифанія не сохранилъ своего первоначальнаго 
вида, какъ житіе Стефана; по крайней мѣрѣ доселѣ не извѣстенъ 
списокъ, который можно было бы признать нодлиннымъ тек- 
стомъ написаннаго Епифаніемъ житія Сергія, безъ дополненій, 
внесенныхъ въ него позднѣйшей рукой. Однакожь есть указа- 
нія, съ помощію которыхъ можно отдѣлить эти дополненія отъ 
Епифаніева труда. Во всѣхъ спискахъ его разсказъ о кончинѣ 
Сергія сопровождается повѣстью о проявленіи мошей святаго и 



99 



рядомъ чудесъ, заключающихся послѣсловіемъ другаго автора, 
Пахомія Логоѳета. Въ предисловіи къ житію авторъ излагаетъ 
программу предпринята™ труда: «нынѣ же, аще Богъ подасть 
ми, хотѣлъ убо быхъ писати отъ самого рожденія его, и младень- 
ство и дѣтьство, и въ юности и во иночествѣ и во игуменьствѣ 
и до самого преставленіа его». Изъ послѣсловія Пахомія Лого- 
ѳета видно, какъ исполнилъ эту программу Епифаній: Сербъ пи- 
шетъ объ ученикѣ — біографѣ Сергія, что онъ «по ряду сказаше 
о рожденіи его и о възрасту и о чудотвореніи (при жизни), о 
житіи же и о преставленіи». Оба извѣстія согласно говорятъ, 
что разсказъ Епифэнія не простирался далѣе кончины святаго. 
Этимъ подтверждается приведенное выше его же указаніе, что 
онъ началъ окончательно отдѣлывать біографію Сергія 26 лѣтъ 
спустя по смерти послѣдыяго (1417 — 1418), слѣдовательно не 
могъ имѣтьинамѣренія разсказать ообрѣтеніи мощей, происшед- 
шемъ 30 лѣтъ спустя по смерти Сергія. Неизвѣстно, дожилъ 
ли Епифаній до этого событія; но въ разсказѣ житія о кончинѣ 
Сергія есть черта, подтверждающая выводъ, что именно здѣсь 
прервалъ Епифаній свою повѣсть, дописавъ ее раньше обрѣте- 
нія: «не въмного же простремъ слово, — пишетъ онъ въ кон- 
цѣ статьи о смерти Сергія, — кто бо възможетъ по достоанію 
святаго ублажити?» Въ этихъ словахъ можно только ви~ 
дѣть обѣщаніе автора приложить къ житію похвалу святому^ 
уже начатую въ статьѣ о кончинѣ его; между тѣмъ въ сохранив- 
шихся спискахъ житія далѣе читаемъ разсказъ о проявленіи 
мощей, очевидно, другаго автора: «приложено же и се да бу- 
детъ къ предреченнымъ еже о обрѣтеніи мощей святаго.» Па- 
хомій въ своей редакціи житія Сергія, изложивъ кончину его 
почти дословно сходно съ Епифаніемъ, опустилъ выписанное 
обѣщаніе, ибо имѣлъ въ виду разсказать дальше о обрѣтеніи 
и чудесахъ, за нимъ слѣдовавшихъ. Сочиненіе Епифанія встрѣ- 
чается обыкновенно въ спискахъ XVI и XVII в.; списокъ XV 

7* 



100 



в. — чрезвычайная рѣдкость. Вообще его біографія Сергія .была 
мало распространена въ древнерусской письменности *). Это 
объясняется легко: другой менѣе талантливый, но болѣе попу- 
лярный писатель Пахомій передѣлалъ трудъ Епифанія прежде, 
чѣмъ онъ распространился въ читающей средѣ, а писцы потомъ 
охотнѣе' переписывали болѣе краткую Пахоміевскую редакцію, 
чѣмъ обширный трудъ Епифанія. Въ библіотекѣ Сергіева мона- 
стыря сохранилось 9 списковъ редакціи ИахоміяХѴв.,но неуцѣ- 
лѣло ни одного современна™ имъ списка Епифаніева труда; даже 
отъ ХѴІв.дошелъ только одинъ его списокъ, если не ошибаемся. 
Притомъ многія статьи въ Пахоміевской редакціи изложены до- 
словно сходно съ Епифаніевской. Все это вмѣстѣ съ позднѣйшими 
прибавками, неразлучно сопровождающими Епифаніевскій текстъ 
въ уцѣлѣвшихъ спискахъ, можетъ возбудить сомнѣніе, принад- 
лежим ли этотъ текстъ перу Сергіева учиника, не есть ли онъ 
произведете редактора XVI в., въ иныхъ мѣстахъ передѣлав- 
шаго изложеніе Пахомія, въ другихъ переписавшаго его дослов- 
но. Это сомнѣніе устраняется однимъ куріознымъ спискомъ жи- 
тія XV в. - ). Здѣсь статьи, входящія въ составъ Епифаніева 
труда, расположены не въ томъ порядкѣ, какъ въ другихъ его 
спискахъ, но текстъ большей части ихъ совершенно одинаковъ 
съ послѣдними; немногія статьи напротивъ изложены въ томъ 
видѣ, какъ ихъ передѣлалъ Пахомій, нѣкоторыя наконецъ пере- 
писаны дважды, въ одномъ мѣстѣ сходно съ Епифаніевскимъ тек- 
*стомъ, въ другомъ — съ Пахоміевскимъ. Отсюда видно, что 

2 ) Основаніемъ для разбора этого труда ЕпиФанія служили намъ сиис- 
кі его XVI в. въ библ. Тр. Серг. л. Л- 698, л. 1 — 156, въ сб. волокол. 
мое», д. акад. Л 8 644, л. 260 -407, въ сб. синод. .№ 90-, л. 1 — 119, 
XVI — XVII в. въ сб. мнѣ принадлежащемъ и въ Милют. ч. Мин. сент., 
л. 822 — 1028, послѣдній безъ предисловія. 

2 ) Этотъ единственный сп. XV в., въ которомъ мы встрѣтили текстъ 
ЕпиФанія, въ рук. Ундольскаго .V 370; первые листы его съ предисло- 
жіемъ и началомъ житія утрачены. 



401 



уже редакторъ XV в. имѣлъ передъ собой два различные тек- 
ста житія и одинъ изъ нихъ — тотъ самый, который въ спис- 
кахъ XVI вѣка приписывается Епифанію. Далѣе, указанное со- 
мнѣніе не можетъ касаться предисловія къ житію: здѣсь авторъ 
самъ говорить о себѣ какъ объ ученикѣ Сергія и очевидцѣ его 
послѣднихъ подвиговъ, и въ числѣ старцевъ монастыря, повѣдав- 
шихъ ему о болѣе раннемъ времени жизни святаго, называетъ 
СтеФана, его старшаго брата. Но и въ самомъ житіи,разсказывая 
событія начальной поры монастыря, авторъ иногда ссылается на 
ихъ свидѣтелей иочевидцевъ,которыхъне могъ застать въ мона- 
стырѣ Пахомій, пришедшій почти сто лѣтъ спустя послѣ того 1 ). 
Наконецъ характеръ изложенія въ житіи Сергія, извѣстные ли- 
тературные пріемы и даже отдѣльныя Фразы напоминаютъ перо 
біографа Стефана пермскаго. Отдѣливъ такимъ образомъ отъ позд. 
нѣйшихъ добавленій подлинный текстъ Епифанія въ редакціи 
житія, обозначаемой въ спискахъ его именемъ, легко замѣтить 
и въ самомъ этомъ текстѣ вставки другой руки, впрочемъ очень 
немногія. Къ разсказу объ основаніи московскаго Андроникова 
монастыря прибавлено извѣстіе о преемникѣ Андроника, игуме- 
нѣ Саввѣ и о посмертномъ исцѣленіи послѣднимъ ученика сво- 
его Ефрема. Савва, сколько можно заключать по неяснымъ из- 
вѣстіямъ о немъ, умеръ до 1418 г., и замѣтку о немъ могъ 
написать Епифаній; но не этому біографу Сергія принадлежитъ 
слѣдующій за тѣмъ разсказъ о построеніи и украшеніи камен- 
ной церкви въ монастырѣ преемникомъ Саввы Александромъ к 
живописцемъ Андреемъ Рублевымъ съ извѣстіемъ о смерти обо- 
ихъ, ибо это было много лѣтъ спустя послѣ 1418 г. 2 ). Точ- 



2 ) Эти ссылки въ разсказѣ о пострияѳніи Сергія и о воскресеніи от- 
рока. 

2 ) Нѣтъ точныхъ извѣстій о времени, когда правили монастыремъ Анд- 
ронивовымъ игумены Савва и Александръ; можно только сказать, что въ 
первой четверти XV в. (Ист. оцис. моек. Спасо-Андрон. мон., стр. ^8 и* 



102 



но также въ разсказѣ о кончинѣ Сергія вставлена замѣтка объ 
ученикѣ и преемникѣ его Никонѣ: «иже послѣди явлена его въ 
чюдесѣхъ показа, предводящее слово скажетъ.» Это намекъ на 
одно чудо (о Симеонѣ Антоновѣ), разсказанное въ позднѣйшемъ 
прибавлены къ труду Епифанія и бывшее уже по смерти 
Никона. 

Житіе Сергія не чуждо литературныхъ особенностей, отмѣ- 
ченныхъ въ разборѣ житія Стефана: то же неумѣнье разсказы- 
вать кратко и ясно, та же наклонность вставлять въ разсказъ 
длинный рядъ текстовъ и вдаваться въ историческое или симво- 
лическое толкованіе событій. Но это житіе, говоря вообще, бо- 
гаче фактическимъ содержаніемъ въ сравненіи съ д{Гугимъ про- 
изведеиіемъ Епифанія и сообщаетъ гораздо больше живыхъ 
чертъ, возможныхъ со стороны современника. Это объясняется 
многолѣтней жизнью автора на глазахъ Сергія, близкимъ зна- 
комствомъ его съ мѣстомъ описываемыхъ событій, чего не до- 
стаетъ въ житіи Стефана, наконецъ обиліемъ живыхъ свидѣте- 
лей жизни святаго. Не лишены интереса разсѣянныя въ преди- 
словіи къ житію замѣтки Епифанія о томъ, какъ писалась эта 
біографія. Многое онъ самъ видѣлъ и слышалъ отъ Сергія: дру- 
гое сообщили ему келейникъ Сергія, «вслѣдъ его ходившій вре- 
мя не мало и възліавшій на руку его воду», потомъ братъ свята- 
го Стефанъ, старцы, помнившіе рожденіе и жизнь Сергія до по- 
стриженія, другіе старцы^ очевидцы постриженія его и дальнѣй- 
шей жизни; для каждой поры въ жизни святаго Епифаній еще 



13). По статьѣ о проявленіи мощей Сергія въ житіи его и по житію 
Пикона, Андрей Рублевъ умеръ вскорѣ по окончаніи каменнаго Троицка, 
го собора надъ гробомъ Сергія, не задолго до кончины Никона (+ 1427) 
ЕФремъ былъ игуменомъ въ Андрониковомъ монастырѣ нослѣ Александра, 
но въ житіи Сергія о немъ замѣчено только, что онъ сващенноиновъ и учѳ- 
никъ Саввы, «его же свѣдятъ мнози въ наша лѣта^ Такъ иогъ сказать и 
Епифэній. 



403 



засталъ въ монастырѣ живыхъ свидѣтелей — очевидцевъ. 
Въ самомъ житіи встрѣчаемъ черты, подтверждающія эти 
сообщенія автора: онъ могъ назвать по имени священника, 
который крестилъ Сергія; зналъ діакона Елисея, отецъ котораго 
Онисимъ, такъ же діаконъ, является въ числѣ первыхъ ино- 
ковъ, пришедшихъ въ пустыню къ Сергію, а родственники 
этого Онисима, по разсказу Епифанія, пришли въ Радонежъ 
изъ ростовской области вмѣстѣ съ отцомъ Сергія и другими 
ростовскими переселенцами. Пользуясь такимъ источниками, 
Епифаній черезъ годъ или два по смерти Сергія первый началъ 
писать о его жизни, но только для себя, не для публики, «за- 
паса ради и памяти ради»; ыаписанныя такимъ образомъ «нѣкія 
главизны» о житіи старца, въ свиткахъ и тетрадяхъ, не приве- 
денныя въ порядокъ, лѣтъ 20 лежали у автора, ждавшаго, не 
будетъ ли кто другой писать о томъ же. Узнавъ, что никто ни- 
гдѣ не пишетъ, Епифаній посовѣтовался съ старцами разумны- 
ми и черезъ 26 лѣтъ послѣ кончины Сергія принялся писать его 
житіе «по ряду», т.-е. приводить въ порядокъ, дополнять и от- 
дѣлывать свои старые свитки и тетради. Но Епифанію, очевид- 
но, не вполне удалось достигнуть этого, и расположеніе отдѣль- 
ныхъ «главизнъ» въ его трудѣ по сохранившимся спискамъ не 
соотвѣтствуетъ порядку разсказываемыхъ событій, что затруд- 
няетъ пользованіе житіемъ, какъ историческимъ источникомъ. 
Это затрудненіе увеличивается еще неясностью хронологиче- 
скихъ указаній самого автора и ошибками писцовъ. Не разъяс- 
нены извѣстія о времени рожденія и смерти Сергія. Шевыревъ 
прочиталъ въ какомъ-то спискѣ Епифаніевскаго житія его, что 
святой скончался 6905 г. Щ. Но противъ этого во-первыхъ боль- 
шая часть списковъ этой редакціи житія, помѣчаюшихъ время 
событія 6900 годомъ(25 сент. 1 391);во-вторыхъ,всѣ намъ из- 



1 ) Ист. Р. Словесн. ч. 3, стр. 153. 



104 



вѣстные списки Пахоміевской редакціи XV в., числомъ болѣе 10, 
выставляющіе тотъ же годъ; въ-третьихъ,показанія лѣтописей,ко- 
торыя записали извѣстіе о кончинѣ Сергія; въ-четвертыхъ, ав- 
торитетъ монаховъ Сергіева монастыря, современниковъ Пахо- 
мія. Одинъ списокъ Пахоміевской редакціи, писанный въ мона- 
стырѣ въ 1459 г., сопровождается припиской руки, переписав- 
шей житіе: «въ лѣто 6900, мѣс. септевріа 25 преставися Сер* 
гій чюдотворецъ, а живъ лѣтъ 78; въ лѣто 6967, индикта 6, вру- 
цѣлѣто 6... отъ сего лѣта Сергію чюдотворцу настала година 67, а 
Никону игумену 31 година» х ). Далѣе,къ извѣстію о годѣ смерти 
Сергія списки житія обыкновенно прибавляютъ замѣтку, что святой 
жилъ 78 лѣтъ; но въ началѣ житія Епифаній говоритъ, что Сер- 
ий родился «въ княженіе великое тверское, при вел. кн. Димит- 
ріѣ Михайловичи, егда бысть рать Ахмулова», т.-е въ 1322 
г. Дѣлаютъ различные выходы изъ этихъ противорѣчпвыхъ из- 
вѣстій одного и того же памятника. Одни стараются примирить 
несогласныя извѣстія, отыскивая между ними средину: если по 
одному показанію Сергій родился въ 1322 г., а по другому въ 
1318, то полагаютъ время рожденія Сергія между 1318 — 



1 ) Эта пасхальная приписка 1459 г. въ рук. Тр. Серг. л. 264, 
л. 147. Только въ одномъ довольно позднеиъ спвсвѣ ѳпиФаніевской ред., но 
синод, рук. Л? 90, встрѣтили мы годъ смерти Сергія 6905. Эта ошибка, 
по вѣроятному объясненію архіеп. Филарета, произошла отъ того, что бук- 
ву е, которой оканчивалась циФра (лѣто 6900-е), писцы приняли за 
циФру и поставили подъ тйтломъ. Р. Сват., сент., прим. 264. Кончина 
Сергія записана подъ 6900 г. въ лѣт. троицкой, софійскихъ и Воскресен- 
ской; первая, древнѣйшяя по составу, передаетъ о Сергіѣ извѣстія, кото- 
рыхъ нѣтъ въ житіи и который записаны повидимому современнивомъ, 
напр. о болѣзни Сергія въ 1375. П. С. Р. Л. 1, 232 и 233. V, 245. 
VI, 119. VIII, 62. Наконецъ, въ даврѣ есть Евангѳліе, на окладѣ кото- 
тораго въ числѣ другихъ святыхъ изображенъ и преп. Сергій; этотъ 
окладъ, какъ видно изъ надписи, сдѣланъ въ мартѣ 1392 г. Ист. опис. 
Серг. л. М. 1865, стр. 45. 



105 



1322 г., приблизительно около 1320 г. 1 ). Но хронологическія 
показанія источниковъ — не мнѣнія ученыхъ и мирить ихъ съ 
помощію' средины значить прибавлять къ двумъ несходнымъ и 
сомнительнымъ показаніямъ источниковъ свое третье, сочинен- 
ное. Арх. Филаретъ избралъ другой болѣе рѣшителыіый путь: 
принявъ извѣстіе большей части списковъ житія о кончинѣ 
Сергія въбЭООг. ио78 годахъ его жизни., онъ посредствомъ 
вычитанія получаетъ для рожденія святаго 1313 годъ изатѣмъ 
отвергаетъ всѣ другія показанія, не примиряя ихъ 2 ). Но кро- 
мѣ того, что не указаны причины предпочтенія одного показанія 
житія другому, новое извѣстіе арх. Филарета вступаетъ въ про- 
тиворѣчіе съ другими показаніями Епифанія. Сергій постригся 
2 3 лѣтъ, по словамъ Епифанія, слѣдовательно въ 1 3 3 6 — 13 37 г., 
по выводу Филарета о времени его рожденія; троицкая церковь 
въ пустынѣ построена Сергіемъ раньше этого съ помощію стар- 
шаго брата Стефана, уже овдовѣвшаго и постригшагося; слѣд. 
сынъ послѣдняго Иванъ, будущій игуменъ симоновскій Ѳеодоръ, 
родился еще раньше; онъ постриженъ уже игуменомъ Сергіемъ, 
слѣд. не раньше 1353 г., и по разсказу Епифанія 10 — 3 2 
лѣтъ, слѣд. не позже 1347 года, по хронологіи Филарета не- 
достаетъ 6 — 7 лѣтъ, чтобы помирить ученаго изслѣдователя 
съ ученикомъ Сергія. Далѣе, упомянутая церковь построена въ 
княженіе Симеона, по разсказу Епифанія, слѣд. не раньше 1341 
г., а по хронологіи Филарета не позже 1335 г.: опять не до- 
стаетъ 6 — 7 лѣтъ 3 ). Такъ какъ изъ двухъ противорѣчи- 

1 ) Преосв. Макарія — Ист. Р. Ц. IV, 352; авторъ принииаетъ извѣ- 
стія о смерти Сергія въ 6905 г. и о 78 годахъ жизни святаго. 
а ) Р. Свят., сент., стр. 126. 

3 ) Это послѣднее противорѣчіе замѣчаетъ самъ Филаретъ, но устра- 
няетъ его посредствомъ натяжки. У ЕпиФанія написано: „священа бысть 
цервви во имя св. Троица благословеніемъ преосв. архіеп. Ѳеогноста — 
при вел. ян. Симеонѣ Нвановичѣ, мню убо еже рещи въ начало кяяже- 
нія его." Филаретъ замѣчаетъ: „ясно, что ЕпиФаній, говоря объ освя- 



106 



выхъ показаній источника одно непремѣнно ложно, остается 
оцѣнить сравнительно признаки вѣроятности каждаго и принять 
одно изъ двухъ, или 78 лѣтъ жизни Сергія или рожденіе его 
въ 1322 г. Епифаній слышалъ отъ старцевъ, что святой ро- 
дился въ великокняженіе Димитрія тверскаго, когда была рать 
Ахмылова; но они не сказали и Епифаній не зналъ, когда, въ 
какомъ году это было: иначе онъ сообразилъ бы, что въ 1391 
году Сергію не было 78 лѣтъ. Еслибы житіе прямо помѣтило 
событіе 1322 г., въ его показаніи, при противорѣчіи съ дру- 
гимъ, можно было бы усомниться, подозрѣвая ошибку автора 
или писца; но оно передаетъ извѣстіе въ формѣ, которая са- 
ма по себѣ внушаетъ довѣріе. Такова обычная народная хро- 
нологія: она считаетъ не годами, а событіями и рѣдко оши- 
бается. Она запомнила, что Сергій родился при великомъ князѣ 
Димитріѣ, который въ одинъгодъсъ нашествіемъ Ахмылаина 
короткое время «подъялъ» великое княженіе подъ Юріемъ 
московскимъ. Съ другой стороны, въ годъ смерти Сергія едвали 
были въ монастырѣ люди, помнившіе его рожденіе и дѣтство; 
тѣмъ менѣе можно . предположить ихъ присутствіе черезъ 26 
лѣтъ послѣ, когда дописывалось житіе, а поколѣніе младшихъ 
совремеиниковъ Сергія въ обители его, къ которому принадле- 
жалъ авторъ, легко могло ошибиться въ счетѣ лѣтъ святаго. Во- 
обще въ этомъ послѣдиемъ извѣстіи, если даже оно записано 
самимъ Епифаніемъ^ скорѣе можно предположить неточность, 
чѣмъ въ извѣстіи о времени рожденія; еще менѣе удерживаетъ 
оно цѣны, если вставлено въ текстъ Епифанія позднѣйшей ру- 
кой, что болѣе вѣроятно ь ). Наконецъ, Епифаніево извѣстіе о 

щеніи храма при кн. Симеонѣ, говорить гадательно (тамъ же, прим. 237) 4 
Но ясно именно не это: Епифэній хорошо знаетъ, что церковь освящена 
при Ѳеогностѣ и Симеонѣ, а гадательно говорить только о томъ, въ какую 
пору княженія Симеона было это. 

*) Въ большей части списковъ пахоміевской редакціи и притомъ въ 
древнѣйшихъ это извѣстіе является въ текстѣ вставкой, его разрывающей 



107 



времени рожденія Сергія не только согласно съ дальнѣйшими 
хронологическими показаніями житія, но и бросаетъ свѣтъ на 
нѣкоторыя темный черты послѣдняго и возстановляетъ прибли- 
зительную хронологію главнѣйшихъ событій въ исторіи монас- 
тыря, Переселеніе Сергіева отца съ другими ростовцами въ Ра- 
донежъ Епифаній объясняешь съ одной стороны московскими на- 
силіями, начавшимися въРостовѣ при великомъ князѣ Іоаннѣ Ка- 
лить, слѣдовательно послѣ 1328г., съ другой — льготами, манив- 
шими переселевцевъвъ Ра донежъ, который былъ отданъ Калитой 
меньшему сыну Андрею. Но по двумъ духовнымъ Калиты, писан- 
нымъ въ 1328 г., Радонежъ завѣщанъ великой киягинѣ Еленѣ 
съ меньшими дѣтьми, а не Андрею, которому назыаченъ особый 
удѣлъ 1 ). Отсюда слѣдуетъ, что эта весь, какъ называешь ее 
Епифаній, отошла къ удѣлу Андрея вслѣдствіе новаго раздѣла 
по смерти княгини Елены, которая умерла по лѣтописи въ 1332 
г. Находимъ подтвержденіе извѣстію Епифанія: въ 1373 г. Ра- 
донежъ является по лѣтописи въ вотчинѣ Андреева сына Вла- 
диміра, а по духовной Симеона 1353 г. Владиміръ «вѣдаетъ 
уѣздъ отца своего» 2 ). Такимъ образомъ иереселеніе Сергіева 
отца въ Радонежъ произошло послѣ 1332 г. Съ того времени 
доудаленія Сергія въ пустыню прошло пожитію не мало времени: 
младшій братъ его Петръ успѣлъ вырости и жениться, а старшій 
овдовѣть, имѣя двоихъ сыновей, и постричься; родители ихъ 
современемъ такъ же постриглись и умерли, поживъ въ иноче- 
ствѣ «мало лѣтъ», слѣдователыю не одинъ годъ. Все это под- 
тверждаешь извѣстіе Епифанія, что церковь Троицы, которой 



и перенесенной съ полей: «чистую свою и священную душу Господеви 
предасть, живъ преподобный всѣхъ лѣтъ 70 и 8, въ лѣто 6900>. Такъ въ 
синод, сп. 1459 г. ,№ 637, л. 44, въ сп. Серг. библ. ХУ в. № 116 и др. 

V) Собр. гос. граи, я дог. I, К- Л« 21 и 22; здѣсь же меньшими 
дѣтьми названы дочери Марья и Ѳедосья. 

Ник. IV, 39. Сбор. гос. грам. и дог. I, 25. 



108 



ушедшій въ пустыню Сергій началъ строеніе монастыря, освя- 
щена въ княжепіе Симеоиа, т. -е. не раньше 1341 г. Это извѣ- 
стіе высказано авторомъ съ увѣренностію, а прибавленная 
къ нему догадка, что это было въ началѣ княженія Симеона, 
подкрѣпляется замѣткой житія въ другомъ мѣстѣ, что отъ нача- 
ла строенія «мѣста того» прошло болѣе 15 лѣтъ до заселенія 
его окрестностей, что было еще въ княженіе Іоанна, брата Си- 
меонова 1 ). Сергій постригся 23 лѣтъ отъ роду, слѣдовательно 
въ 1345 — 1346 г., и вскорѣ стали приходить къ нему мона- 
хи; этимъ объясняется замѣчаніе житія, что Сергій жилъ въ иу- 
стынномъ уединеніи, не видя лица человѣческаго, года два «или 
болѣ или менши, не вѣдѣ (не вѣмъ), Богъ вѣсть» 2 ). Пер- 
вымъ монахаыъ, просившимся въ пустыню къ Сергію, онъ го- 
воритъ о монастырѣ еще какъобудущемъ; слѣдовательно брат- 
ство начало собираться около пустынника едвали раньше 
1346. Сергій принялъ игуменство въ Переяславлѣ, въ отсут- 
ствіе митрополита Алексія, отъ Аѳанасія волынскаго, который яв- 
ляется въ званіи переяславскаго епископа въ духовной Симеона 
1353 г.; это скорѣе можно отнести къ поѣздкѣ Алексія въ Царь- 
градъ въ 1353 — 1354 г., чѣмъ къ путешествію его туда же 
въ 1456. 

Таковъ приблизительно хронологически порядокъ событій 
въ первой половинѣ житія; гораздо труднѣе возстановить его 
во второй. Разсказъ біографа становится подробнѣе, распада- 
ется на отрывочные эпизоды, которые, благодаря недостатку 
хронологическихъ указаній автора, нельзя связать съ другими 



') Слѣдовательно до 1359 г. Житіе по синод, рук. Л* 90, л. 62. 

2 ) Тамъ же, л. 44. Въ другомъ мѣстѣ житія (л. 37) читаемъ: «доволь- 
на времена и лѣта въ лѣсѣ оноиъ пустынномъ мужскы пребываше твер- 
дѣйшаа она душа, несумѣнно претерпѣ безъ приближрніа всякого лица че- 
ловѣча.» Отсюда видно, что онъ жилъ въ пустынѣ уединенно до постриже- 
нія и прихода братіи года 3—4 и церковь построена имъ въ 1341—1342 г. 



109 



извѣстными событіями времени. Можно только замѣтить по нѣ- 
которымъ статьямъ житія, что въ существующихъ спискахъ 
онѣ расположены безъ хронологической послѣдовательности. 
Одною изъ послѣднихъ статей является разсказъ о попыткѣ 
митрополита Алексѣя уговорить Сергія занять послѣ него пре. 
столъ русской митрополіи, что было не задолго до смерти мит- 
рополита въ 1378 г.; между тѣмъ гораздо прежде помѣщенъ 
въ житіи разсказъ о пермскомъ епископѣ Стефанѣ, относящие- 
ся ко времени послѣ 1383 г., когда Стефанъ сталъ епископомъ. 
Еще замѣтпѣе эта непоследовательность въ томъ, что между 
разсказами о Стефанѣ и Алексіѣ помѣщенъ рядъ статей о мо- 
пастыряхъ, основанныхъ подъ руководствомъ Сергія, которые 
всѣ возникли до посвященія Стефана въ епископы, но нѣкото- 
рые послѣ смерти Алексія. Первымъ въ этомъ ряду монасты- 
рей-колоній является Андроникову о немъ можно только ска- 
зать, что онъ основанъ до 1370 г. 1 ). Слѣдующій за нимъ въ 
житіи Симоновъ монастырь основанъ такъ же при Алексіѣ, но 
неизвѣстно въ какомь году; въ позднѣйшемъ житіи Ѳеодора, 
племянника Сергіева, находимъ извѣстіе, что онъ, первый игу- 
менъ этого монастыря, былъ духовникомъ великаго князя Ди- 
иГитрія и тысяцкаго; отсюда видно, что онъ сталъ игуменомъ 
до 1374 г., а монастырь, по тому же житію, основался задолго 
до игуменства Ѳеодора 2 ). Слѣдующій за Симоновымъ Дубен- 

1 ) Житіе митр. Алексія, разсказавъ о ностроеніи Андроникова мона- 
стыря, прододжаетъ: „тако сему бывающу и времени нѣкоему минувшу, 
св. же Алексѣй митр, отходить въ Нижній Новъградъ". Это было въ 
1370 г. П. С. Р. Л. V, 231. VIII, 17. Но Ист. росс. іер. (III, 94) мо- 
настырь основанъ около 1360 г., по арх. Филарету (Р. Овят., іюнь, 78) 
въ 1361: ни то, ни другое не подтверждается прямыми указаніями источ- 
никовъ. Преданіе, приводимое Филаретомъ (тамъ же, стр. 79), естест- 
веннѣѳ относить къ путешествію ■ Сергія въ Рязань въ 1385 г., а не въ 
Нижній въ 1365. 

2 3 Въ 1374 г. умеръ послѣдній тысяцкій въ Москвѣ, Василій Вѳль- 
яминовъ, сынъ того Василія Вельяминовича или Протасіѳяича, тысяцкаго 



110 



скій монастырь основанъ, по разсказу Епифанія, вскорѣ послѣ 
побѣды надъ Мамаемъ въ 1380 г. Послѣ него житіе разсказы- 
ваетъ о коломенскомъ Голутвиномъ монастырѣ, время основанія 
котораго неизвѣстно, и наконецъ о серпуховскомъ Высокомъ, 
который по лѣтописи построенъ въ 1374 г. г ). Такимъ обра- 
зомъ и рядъ статей о монастыряхъ учениковъ Сергіевыхъ не 
имѣетъ хронологической послѣдовательности. Встрѣчаемъ въ 
житіи замѣтки, показывающія, что самъ Епифаній затруднялся 
размѣщеніемъ своихъ старыхъ отрывочныхъ записокъ, когда 
сталъ приводить ихъ въ порядокъ. Такъ вслѣдъ за разсказомъ 
объ основаніи Ѳеодоромъ Симонова монастыря онъ помѣстилъ 
разсказъ о видѣніи ангела, бывшемъ раньше, еще до удаленія 
Ѳеодора изъ обители Сергія, и замѣчая, что помѣстилъ не на 
мѣстѣ, переходить къ статьѣ о Дубенскомъ монастырѣ съ ого- 
воркой: «сіа сказаніа преднимъ послѣдуютъ о составленіи мо- 
настыря отъ ученикъ святаго еже на Дубенкѣ» 2 ). 

Обширное похвальное слово Сергію, мало распространенное въ 
спискахъ, обыкновенно у свояется послѣдними «ученику Сергія 
священноинокуЕпифанію» 3 ). Но замѣткавъупомянутомъвыше 
волоколамскомъ спискѣ слова показываетъ, что оно приписыва- 
лось и перу Пахомія. Ни Пахомій, ни другой позднѣйшій редак- 
торъ Сергіева житія, Симонъ Азарьинъ, говоря о Епифаніѣ, 
не прибавляютъ извѣстія, что имъ составлено и похвальное 
слово Сергію. Въ самомъ словѣ встрѣчаемъ два ряда чертъ, 

же, который былъ духовныиъ сыномъ Ѳеодорова отца СтеФана. II. С. Р. 
Лѣт. VIII, 21. Ник. IV, 39. Житіе Ѳеодора въ рук. синод, библ. ЛР 
580, л. 235. 

Ник. ІУ, 39. 
2 ) Синод. ЛѴР 90, л. 95; ср. л. 103. 

5 ) Самый ранній сиисокъ его, наиъ извѣстный, въ сб. Тр. Серг. л. 
# 466, пис. въ 1505 г., л. 372— 386; въ этомъ же сб. помѣщено и житіе 
Сергія, но пахоміевской редакціи. Другой сп. половины XVI в. въ 
уномян. рук. водокол. іосифовэ мон. № 606, л. 151. 



411 



которыя или принадлежать разнымъ авторамъ, или такъ же 
противорѣчатъ другъ другу, какъ извѣетія списковъ слова о 
его авторѣ. Во первыхъ, въ изложены слова видны пріемы и 
особенности Епифаніевскаго пера, утомительно-многословнаго и 
неистощимаго въ тавтологическомъ «плетеніи словесъ», умѣю- 
щаго для характеристики нрава Сергія подобрать 18 прилага- 
гательныхъ такъ же легко, какъ 25 эпитетовъ для характери- 
стики Стефана въ его житіи. Очевидецъ Сергія сказывается въ 
выраженіи похвальнаго слова: «дарова намъ (Богъ) видѣти та- 
кова мужа свята и велика старца и бысть въ дни наша» 
Во всемъ словѣ нѣтъ и намека на открытіе мощей Сергія, изъ 
чего можно заключить, что оно писано не по поводу этого от- 
крытія и раньше его 2 ). Но съ другой стороны, слово гово- 
рить уже о ракѣ мощей святаго, которую цѣлуютъ вѣрующіе; 
авторъ обращается къ святому: «се бо мощій твоихъ гробъ пе~ 
редъ очима нашима видимъ есть всегда». Наконецъ читаемъ 
выраженія, возможныя только въ словѣ, которое произносилось 
въ церкви на праздникъ святаго 3 ). Все это можно было напи- 
сать уже по открытіи мощей, когда онѣ были переложены въ 
раку и установлено празднованіе святому; слѣдовательно слово 
писано Епифаніемъ гораздо позже нштія. Но въ томъ же словѣ 
читаемъ: «прочая его (Сергія) добродѣтели индѣ скажемъ и 
многая его исправленія индѣ повѣмъ»; слѣдовательно житіе 
еще не было написано, когда писалось слово 4 ). Но въ такомъ 



•) Рук. Тр. Серг. л. ^ 466, л. 314 и 378. 

2 ) Т. ѳ. вслѣдъ за житіемъ, около 1418 г., какъ и думаетъ архіеп. 
Филаретъ. Обз. руеск. д. лит. I, стр. 120. 

3 ) „Яко възлюбленныхъ чадъ отець къ духовному веселію нынѣ съзвав- 
ши и яко любителя отець въ свѣтлей сей церкви радостно пріемлющи..." 

4 ) На этомъ предноложеніи останавливается преосв. Макарш, прибав- 
ляя, что слово, вѣроятно, читалось братіи въ день кончины святаго. Ист. 
Р. Ц. V, 237. 



112 



случаѣ тотъ же Епифаній въ предисловіи къ житію Сергія не 
могъ сказать, что 26 лѣтъ прошло отъ кончины святаго и «ни- 
кто же не дръзняше писати о немъ, ни дальніи ни ближніи, ни 
болыніи ни меныніи». Біографъ разумѣлъ здѣсь писаніе, кото- 
рое было бы извѣстно другимъ, а не свои старыя записки о 
Сергіѣ, писанный для себя и не выходившія изъ его кел- 
ліи; но онъ не могъ забыть своего похвальнаго слова Сергію, 
которое читалось въ церкви и въ которомъ есть біографическія 
черты. Изъ всѣхъ этихъ противорѣчій одинъ выходъ — въ при- 
знаки, что въ Епифаніево слово послѣ открытія мощей внесе- 
ны вставки Пахоміемъ; онъ же могъ сдѣлать и выписанное 
обѣщаніе, собираясь послѣ слова подвергнуть передѣлкѣ и на- 
писаннное Епифаніемъ житіе Сергія, съ той же цѣлью — при- 
способить его къ чтенію въ церкви. 

Въ Епифаніѣ, какъ писателѣ, встрѣчаемъ два условія, которыя 
рѣдко соединялись въ нашихъ позднѣйшихъ агіобіографахъ: онъ 
обладалъ литературиымъ талантомъ, вооруженнымъ обширной 
начитанностью, и былъ близкимъ свидѣтелемъ событій которыя 
описывалъ, или зналъ ихъ изъ вѣрныхъ источниковъ. Притомъ 
въ его литературномъ положеніи была особенность, не сущест- 
вовавшая позднѣе: онъ писалъ въ то время, когда стиль житій 
-у.насъ только еще устанавливался, не затвердѣвъ въ неподвиж- 
ныхъ, холодныхъ формахъ. Потому его витійство не знаетъ гра- 
ницъ и часто подавляетъ фактическое содвржаніе; потому же изъ 
всѣхъ образцовыхъ агіобіографовъ онъ былъ наименѣе досту- 
пенъ для чтенія или подражанія, чѣмъ объясняется слабое рас- 
пространеніе его трудовъ въ древнерусской письменности. Сущ- 
ность фактовъ у Епифанія пострадала отъ ораторской окраски 
очень мало, меньше чѣмъ въ болыпинствѣ позднѣйшихъ житій; 
но сильно потерпѣлн ихъ связь и ясность. 



ГЛАВА IV. 



Иахомііі Логоѳетъ. 

Сѳрбъ ІІахомій имѣлъ громкое имя между древнерусскими 
книжниками, а по размѣрамъ и количеству своихъ литератур - 
ныхъ произведеній едвали не самый плодовитый писатель древ- 
ней Россіи. Однакожь извѣстія о немъ въ нашей исторической 
литературѣ сбивчивы и противорѣчивы. Читаемъ иапримѣръ, 
что ІІахомій, родомъ сербъ, нришелъ въ Россію съ Аѳонской 
горы въ Новгородъ во времена архіеп. новгородскаго Іоны, 
т. е. около 1460 г., а по смерти этого владыки, слѣдова- 
тельно послѣ 1470 г., переѣхалъ изъ Новгорода въ Троицкій 
Сергіевъ монастырь ! ). Архіеп. Филаретъ также начинаетъ 
литературную дѣятельность Пахомія въ Новгородѣ, во время 
архіеп. Іоны, и составленіе имъ житій первыхъ Троицкихъ игу- 
меновъ Сергія и Никона относитъ ко времени послѣ переселе- 
нія.Пахомія изъ Новгорода въ Троицкій монастырь, хотя не 
указываетъ, когда это случилось. Другіе приводятъ Пахомія въ 
Россію гораздо раньше: не смотря на то, что въ нашихъ руко- 
писяхъ онъ называется сербиномъ и іеромонахомъ «Святыя Го- 
ры», Шевыревъ видитъ въ немъ того болгарина Пахомія, ко- 
торый въ 1410 г. прибылъ на Русь съ митр. Фотіемъ изъ мо- 
рейской Акакіевой пустыни и потомъ уединялся на берегу озера 

') Слов, истор. о писат. дух. чина, ч. 2, стр. 154 и сдѣд. 

8 



114 



Синега близь построенной Фотіемъ церкви х ). Всѣ эти извѣ- 
стія не точны. Древнерусскіе писатели такъ же оставили немно- 
го свѣдѣній о Пахоміѣ. Не смотря на то, что послѣдній имѣлъ 
въ Москвѣ значеніе офиціальнаго агіобіографа, по этимъ свѣ- 
дѣніямъ нельзя возстаиовить съ нѣкоторой стройностью и пол- 
нотой его біографію; но съ помощію мелкихъ, часто микроско- 
пическихъ замѣтокъ, разсѣянныхъ въ припискахъ на рукопи- 
сяхъ, въ нѣкоторыхъ памятникахъ древнерусской литературы 
и въ его собственныхъ многочисленныхъ трудахъ, можно соста- 
вить перечень этихъ послѣднихъ въ хронологическомъ порядкѣ 
по крайней мѣрѣ приблизительномъ. 

Келарь Троицкаго Сергіева монастыря Симонъ Азарьинъ въ 
предисловие къ житію Сергія, написанномъ имъ въ 1653 г., 
упомянувъ, что послѣ Епифанія Пахомій описалъ житіе и чудеса 
Сергія, прибавляетъ, что съ того времени прошло болѣе 200 
лѣтъ и никто не рѣшился занести дальнѣйшія чудеса преподоб- 
наго въ книгу житія его 2 ). Въ припискѣ къ сказанію о обрѣте- 
ніи мощей митр. Алексія, составленному при митр. Макаріѣ въ 
половинѣХТІ в.,замѣчено,что іеромонахъ Пахомій составилъ по- 
вѣсть объ Алексіѣ ^минувшимъ лѣтомъ мало мнѣе седмидеся- 
тимъ» по преставленіи св. Алексія 3 ). Изъ обоихъ этихъ из- 
вѣстій можно видѣть, что Пахомій явился на Русь и ыачалъ 
здѣсь свою литературную деятельность гораздо раньше того 
времени, какое указываюсь митроп. Евгеній и архіеп. Филаретъ. 
Болѣе опредѣленныя указанія извлекаются изъ разсмотрѣнія 
списковъ составленной Пахоміемъ редакціи житія Сергія. Раз- 
бирая это житіе, церковно-историческая критика ограничивается 
обыкновенно замѣчаніемъ, что Пахомій сократилъ Епифаніев- 

Арх. Филаретъ въ Обз. русск. дух. лит. I, стр. 143 и слѣд. Ше- 
выревъ въ Ист. русск. слов. III, стр. ХѴШ и 315. Ср. Ник. V, 39. 

2 ) Врем. Общ. Ист. и Др. Р. X, смѣсь, стр. 3. 

3 ) Мидют. Ч. Мин. май, л. 1087. 



115 



ское житіе, дополнивъ его описаніемъ чудесъ, ^совершившихся 
по открытіи мощей Сергія. Выше сдѣлана попытка отдѣлить 
Епифаиіевскій текстъ отъ позднѣйшихъ прибавленій въ редак- 
ции житія, обозначаемой въ спискахъ именемъ Епифанія. Но 
текстъ й Пахоміева сокращенія не во всѣхъ спискахъ оди- 
наковъ: уже въ спискахъ XV в. оиъ представляетъ два разныхъ 
пересмотра или сокращенія Епифаніевскаго оригинала. Разница 
преимущественно стилистическая, одинъ изъ пересмотровъ сто- 
ить въ этомъ отношеніи ближе къ тексту Епифанія, другой 
представляетъ дальнѣйшее сокращеніе его, болѣе измѣняетъ 
изложение подлинника и при этомъ опускаетъ мѣстами нѣкото- 
рыя фактическія черты, удержанныя въ первомъ пересмотрѣ. 
Уже поэтому можно догадаться, что второй пересмотръ сдѣланъ 
позднѣе и на основаніи перваго и служилъ окончательной от- 
дѣлкой новой редакціи житія; здѣсь, можетъ быть, причина то- 
го, что онъ преимущественно распространился въ древнерусской 
письменности, тогда какъ первый черновой уцѣлѣлъ въ немно- 
гихъ спискахъ 1 ). Второе сокращеиіе встрѣчаемъ уже въдвухъ 
спискахъ 1459 г. 2 ). Далѣе, позднѣйшія статьи, прибавленныя 
къ Епифаніевскому житію, не простая копія съ Пахоміевской ре- 



*) Его мы нашли только въ двухъ спискахъ библ. Тр. Серг. л., изъ 
коихъ одинъ XV в. (■№ 746, л. 209), другой пис. въ 1524 г. (,№ 771). 
Списковъ втораго пересмотра въ одной лаврской библ. сохранилось отъ 
XV в. до 8. О стилистическомъ отношеніи обоихъ пересмотровъ можно 
судить по началу житія. Нерв. пер. по ,]Ч- 746: „Бѣ бо нѣкто мужъ бла- 
говѣренъ, бѣ же и закономъ сопряженпое подружіе ему Маріа. Поучахуся 
въ заповѣдехъ господнихъ день и нощь, всяческими же добродѣтелми укра- 
шени бѣху и едини къ Единому душю съ тѣломъ преклонше, моляху Бога, 
яко да даруетъ имъ отроча". Втор, пер.: „Бысть бо нѣкто мужъ въ градѣ 
Ростовѣ,Курилъ именемъ, благовѣренъ сый и бояйся Бога и всякыми добро- 
дѣтелми украшенъ сый, тако и съ супружницею своею Маріею именемъ 
ноучающііся въ заповѣдехъ господнихъ день и нощь, и едини ко Единому 
душю съ тѣломъ преклонше, моляхуся", 

2 ) Синод, сб. і№ 637, л. 2. Сб. Тр. Серг. л. ЭР 264, л. 112. 

8* 



116 



дакціи. Послѣдняя во всѣхъ спискахъ обоихъ пересмотровъ со- 
провождаетъ разсказъ о кончинѣ Сергія сказаніемъ объ откры- 
ты мощей его и о 12 чудесахъ, послѣ того совершившихся. 
Тоже сказаніе и тѣже чудеса находимъ въ спискахъ Епифаніев- 
скаго житія; но здѣсь изложеніе ихъ другое^ представляетъ бо- 
лѣе пространную редакцію сравнительно съ изложеніемъ въ соб- 
ственно Пахоміевскомъ сокращеніи житія. Въ этой пространной 
редакціи чудесъ есть указанія на то, что и она принадлежитъ 
перу того же Пахомія и составлена позднѣе сокращеннаго из- 
ложенія ихъ въ его рёдакціи житія: въ чудѣ 12-мъ авторъ раз- 
сказываетъ, что сухорукій Леонтій, вошедши въ церковь во 
время литургіи, сталъ у раки св. Сергія, «всѣмъ братіямъ пред- 
стоящимъ и мнѣ, недостойному Пахомію, писавшему въ то вре- 
мя житіе святаго) . Возникаетъ вопросъ, какой изъ двухъ пе- 
ресмотровъ житія разумѣется бъ этомъ замѣчаніи редактора. 
Въ нѣкоторыхъ спискахъ втораго пересмотра упомянутое 12-е 
чудо сопровождается еще тремя кратко описанными чудесами, 
происшедшими въ одно время, 31 мая 1449 г. 1 ). Ихъ нѣтъ 
въ спискахъ перваго пересмотра и они, очевидно, приписаны 
послѣ, при вторичномъпересмотрѣ житія, который слѣдовательно 
относится ко времени между 1449 и 1459 г. Вънѣкоторыхъ спи- 
скахъ Пахоміевской редакціи житія уцѣлѣла замѣтка автора въ 
началѣ 12 го чуда: «ниже се да умолчится еже не предд мно- 
гими дни чудо святымъ содѣяся, еже своима очима видѣ- 
хомъ» 2 ). Есть основанія заключать отсюда, что это чудо было 



1 ) Они помѣщены непосредственно предъ нослѣсловіемъ Пахомія въ жнтіи 
по сп. синод, сб. Л' 5 637, л. 54. Въ печатномъ житіи, изданномъ въ по- 
лов. XVII в. Симоноиъ Лзарьинымъ, эти чудеса невѣрно помѣчены 1468 
годомъ: самый списокъ житія въ указанной синод, руко-ииси, гдѣ они повы- 
шены, писанъ раньше, въ 1459 г., какъ обозначено въ припискѣ на пер- 
воиъ листѣ. 

2 ) Наприм. въ синод, сб. XVI в. ЛЧ 5 555. 



117 



послѣднимъ изъ совершившихся въ то время, когда Пахомій 
оканчивалъ свое первое сокращение Епифаніева труда о жизни 
Сергія: въ спискахъ перваго пересмотра прямо за этимъ чудомъ 
слѣдуетъ заключительное послѣсловіе автора о себѣ; до этого 
чуда рядъ чудесъ одинаковъ во всѣхъ 1 сиискахъ, а за нимъ мѣ- 
няется, въ однихъ помѣщается чудо о пресвитерѣ Симеонѣ, въ 
другихъ указанныя три чуда 1449 г. Итакъ первый пересмотръ 
житія начатъ Пахоміемъ до исцѣленія сухорукаго Леонтія и 
оконченъ вскорѣ послѣ него. Въ разбираемыхъ 12 чудесахъ, о 
которыхъ разсказываетъ Цахомій послѣ обрѣтенія мощей Сер- 
ия, ни по краткому ни по пространному изложенію нѣтъ пря~ 
мыхъ указаній на ихъ время; но можно замѣтить въ ихъ поряд- 
кѣ хронологическую послѣдовательность, не трудную для Пахо- 
мія, который одни изъ нихъ видѣлъ самъ, другіе узналъ отъ оче- 
видцевъ. Чудо 4-е есть исцѣленіе боярскаго сына Димитрія Еаи- 
сы, котораго по лѣтописи находимъ между павшими въ бою съ 
Татарами въ 1 4 3 8 г. , слѣдовательно совершилось до этого года 1 ). 
Чудо 3-е съ архим. Игнатіемъ записано авторомъ «отъ свидѣтеля 
устъ > , бывшаго очевидцемъ событія; но 8-е «бысть въ наша 
лѣта», какъ замѣчаетъ авторъ, намекая повидимому, что въ 
это время онъ былъ уже въ Россіи. Здѣсь разсказывается о 
знатномъ воинѣ, спасшемся отъ татарскаго плѣна во время на- 
шествія ордынскаго царя Ахметя: описываемыя Пахоміемъ об- 
стоятельства дѣла, удачнаго для Русскихъ въ первомъ бою 
и кончившагося ихъ поражеиіемъ во второмъ, даютъ понять, 
что рѣчь идетъ о нашествіи изгнаннаго изъ орды Улу-Махмета 
на Бѣлевъ въ 1438 г. 2 ). Во многихъ спискахъ Пахоміевской 
редакціи втораго пересмотра за исцѣленіемъ сухорукаго слѣ- 
дуетъ чудо съ пресвитеромъ Симеономъ, записанное въ Троиц- 



*) П. С. Р. Лѣт. VIII, 107. 

2 ) Тамъ яе. Ср. Ник. V, 125—127. 



118 



комъ монастырѣ съ его словъ. Симеонъ сонровождалъ митр. 
Исидора на осьмой соборъ въ Италію, но бѣжалъ изъ Венеціи 
съ тверскимъ посломъ, за это былъ скованъ возвратившимся 
Исидоромъ, но послѣ бѣгства его изъ Москвы освобожденъ и 
отправленъ въ Троицкій монастырь къ игумену Зиновію. Это слу- 
чилось, очевидно, между 1441 г., когда бѣжалъ Исидоръ, и 
1443, когда умеръ Зииовій. Помѣщеніемъ чуда съ сухорукимъ 
между событіями 1438 г. съ одной стороны и 1441 — 1443 съ 
другой опредѣляется приблизительно его время, а съ нимъ и 
время первой работы Пахомія надъ житіемъ Сергія. Находимъ 
библіографическое подтвержденіе этого вывода. Древнѣйшій спи- 
сокъ Пахоміевской редакціи перваго пересмотра встрѣчаемъ въ 
лаврской рукописи XV в. между житіями и похвальными слова- 
ми, сопровождающимися припиской, которая разсказываетъ о 
происхожденіи сборника Буквальный смыслъ этой приписки 
тотъ, что разсматриваемая рукопись, есть списокъ, и уже по- 
видимому не первый, съ сборника, составленнаго на Аѳонѣ въ 
1431 г.; и этотъ списокъ снятъ по распоряженію Троицкаго 
игумена Зиновія (1432 — 1443), но при этомъ переписчикъ 



і) 746: житіе Сергія здѣсь нал. 209— 261; на обор. л. 336 скоро- 
писью одного почерка приписано: „Въ дѣто 6939 списася книга сія въ 
святой горѣ Аѳонсцѣ, въ обители царстѣ, вълаврѣ великаго Аѳанасія, подъ 
врыліемъ св. Григоріа Паламы и прей, отца нашего іПетра Аѳонскаго, въ 
кущи св. и славнаго пророка ІІліи. Преписася (рукою) многогрѣшнаго и 
смиреннаго инока Аѳанасіа Русина, послѣди же повелѣніемъ господина Зи- 
новіа, игумена Сергѣева монастыря, списася грѣшнымъ Іоною, игуменомъ 
угрѣшскимъ". Эту приписку поняли повидимому такъ, что и житіе Сер- 
ия вмѣстѣ съ прочими статьями въ сборникѣ переписано на Аѳонѣ въ 1431г. 
(Ист. оп. Серг. Л., изд. 1865 г. стр. 158. Р. Свят. сент. прим. 231). Но какъ 
попало на Аѳонъ въ томъ году житіе, которое Пахомій, по его собствѳннымъ 
словамъ, писалъ въ Сергіевомъ монастырѣ и писалъ иослѣ чуда 1438 года? 
Приписка прежде всего даетъ понять, что сборникъ, въ которомъ она на- 
ходится, составленъ не на Аѳонѣ, а въ Россіи, и только имѣетъ въ сво- 
<емъ составѣ произведения, списанныя на Аѳонѣ въ 1431 г. 



119 



внесъ въ сборникъ и житіе русскаго святаго, въ то время толь- 
ко-что составленное Пахоміемъ. Переписка происходила въ по- 
слѣдніе годы игуменства Зиновія, и потому въ сборникъ могло 
попасть житіе, написанное при томъ же игуменѣ и размазы- 
вающее чудеса 1438 и слѣдующихъ лѣтъ. 

Невозможно опредѣлить съ точностію время пріѣзда Пахо- 
иія въ Москву къ великому князю, о чемъ говоритъ извѣстіе, 
обыкновенно помѣщаемое въ заглавіи житія преемника Сергіева, 
игумена Никона 1 ). Но около 1440 года Цахомій поселился уже 
въ Троицкомъ монастырѣ. Съ того времени до 1459 г. здѣсь 
уцѣлѣли слѣды его пребыванія. Можно думать, что біографія 
Сергія была первымъ его литературнымъ трудомъ на Руси. 
Какъ писатель, владѣвшій правильнымъ книжнымъ стилемъ, 
умѣвшій написать житіе святаго какъ слѣдуетъ, онъ былъ 
нужный человѣкъ въ монастырѣ, объ основателѣ котораго бра- 
тія еще не могла послушать подобающаго чтенія въ церкви въ 
день его памяти: житіе, написанное Епифаніемъ, было слиш- 
комъ обширно для этого и притомъ ничего не говорило ни объ 
открытіи мощей святаго, ни о чудесахъ, послѣ того совершив- 
шихся. Съ обрѣтенія мощей уже праздновали торжественно Сер- 
ию; но не видно, чтобъ до Пахомія была написана особая служ- 
ба на память его. Это дѣлаетъ вѣроятнымъ, что вмѣстѣ съ 
житіемъ Пахомій составилъ и службу Сергію, помѣчаемую въ 
рукописяхъ его именемъ и помѣщенную уже въ сборникѣ 
1459 г. 2 ). Отъ авторства Пахомій переходилъ къ болѣе прос- 
тому труду переписчика: въ библіотекѣ Троицкой лавры сохра- 
нился списокъ книги Симеона Богослова, написанный рукою 
Пахомія въ 1443 г., и списокъ Палеи, сдѣланный имъ же въ 
1445 г.; въ 1459 г., по порученію казначея того же монасты- 

*) „Твореніѳ священноинова Пахомія, вжѳ пріиде изъ Сръоьсвыа земли 
къ в. вн. Василію Василіѳвичу". 
2 ) Синод. Ж 637, л. 56. 



420 



ря, онъ переписалъ псалмы Давидовы съ толкованіями *). Въ 
тоже время продолжалась и литературная дѣятельность. Выше 
замѣчено, что между 1449 и 1459 г. Пахомій пересмотрѣлъ 
составленное имъ житіе Сергія и при этомъ внесъ въ него кро- 
мѣ трехъ чудесъ 1449 г. новую большую статью — сказаніе а 
пресвитерѣ Симеонѣ. Вѣроятно, въ тотъ же періодъ жизни въ 
Сергіевомъ монастырѣ (1440 — 1459) Пахомій написалъ житіе 
и службу игумену Никону и дополнилъ Епифаніеву біограФію 
Сергія повѣстью объ открытіи мощей его и слѣдовавшими за- 
тѣмъ чудесами, давъ имъ новую, болѣе пространную редак- 
цию сравнительно съ изложеніемъ въ его сокращенномъ жи- 
тіи Сергія. Прямыхъ указаній на время этихъ работъ нѣтъ; 
но въ дополненіи Епифаніевскаго житія замѣтны заимствованія 
изъ біограоіи иг. Никона. Въ спискахъ не назваыъ авторъ крат- 
каго проложнаго житія Сергія; но оно составлено по ІІахоміев- 
ской редакціи житія, въ древнѣйшихъ спискахъ обыкновенно 
слѣдуетъ за службой Сергію, написанной Пахоміемъ, и вмѣстѣ 
съ ней встрѣчается уже въ сборникѣ 1459 г. 2 ). Есть списокъ 
состав леннаго Пахоміемъ житія митр. Алексія съ замѣткой въ 
заглавіи, что оно написано въ 1459 г., по порученію митр. 
Іоны и собора святителей 8 ). Ниже, въ разборѣ этого житія, 
будутъ изложены основа нія, почему можно предполагать, что 
часть этого новаго труда Пахомія, сказаніе объ открытіи мо- 
щей св. Алексія и служба ему были написаны раньше, около 

*) Рук. Тр. Сер. л. 180; въ концѣ книги Симеона на л. 103 тѣмъ 
же почѳркомъ приписано: „многогрѣшнаго и послѣднѣго Пахоиіе, въ лѣто 
6951"; въ концѣ Палеи на л. 355: „въ л. 6953." Въ рукописи Моск. дух. 
акад. ^ 23 приписка того же почерка: „съписана бысть сія божествен- 
ный книги псалмы Давидови повелѣньемъ Сергія старца, Сергіева монас- 
тыря казначія, рукою послѣдняго въ священноиноцѣхъ таха іеромонаха 
Пахомія сербина, въ лѣто 6967". 

2 ) Синод. Л- 637, л. 81-87. Сб. Тр. С. л. XV в. ** 116, л. 412. 

3 ) Синод. Л- 556, рукоп. XV— XVI в. л. 140. 



121 



1450 года, вскорѣ послѣ того какъ новопоставленный митр. 
Іона съ соборомъ русскихъ епископовъ установилъ всецерковное 
празднованіе памяти Алексія. 

Такимъ образомъ Пахомій получалъ значеніе офиціальнаго 
агіобіографа и творца каноновъ и пользовался большой литера- 
турной извѣстностью въ русской церковной средѣ. Этимъ объ- 
ясняется приглашеніе, полученное Пахоміемъ изъ Новгоро- 
да. Желая увѣковѣчить въ потомствѣ память объ отечествен- 
ныхъ, особенно мѣстныхъ новгородскихъ угодникахъ, Новго- 
род скій архіеп. Іона поручилъ жившему у него Пахомію напи- 
сать житія ихъ и каноны для церковнаго празднованія ихъ па- 
мяти. Такъ пишетъ біографъ Іоны, прибавляя, что владыка не 
щадилъ имѣнія для прославленія Божіихъ угодниковъ и щедро 
вознаградилъ «искуснаго въ книжныхъ слогняхъ» Серба за 
его литературные труды множествомъ золота, серебра и собо- 
лей. Но здѣсь есть нѣкоторая неясность въ извѣстіяхъ о Пахо- 
міѣ. По разсказу упомянутаго біограФа Іоны, когда въ Новго- 
родъ пріѣхалъ вел. кн. Василій и здѣсь въ январѣ 1460 г. 
совершилось надъ его постельникомъ чудо преп. Варлаама, Па- 
хомій жилъ уже въ Новгородѣ, у архіеп. Іоны, который пору- 
чилъ ему тогда написать повѣсть о случившемся чудѣ и другія со- 
чиненія. Пребываніе Пахомія въ Новгородѣ послѣ того было не- 
продолжительно: къ началу 1462 г.онъ вернулся въ Москву. По 
этому нельзя не удивиться быстротѣ его пера при томъ коли- 
чествѣ написанныхъ имъ тогда въ Новгородѣ сочиненій, какое 
перечисляетъ біограФъ архіеп. Іоны. Онъ написалъ сказаніе о 
чудѣ преп. Варлаама въ 1460 г., житіе этого святаго съ по- 
хвальнымъ словомъ иканономъ, также житія блаж. княгини Оль- 
ги, преп. Саввы Вишерскаго и предшественника Іоны, архіеп. Евѳи- 
мія, съ канонами каждому изъ этихъ святыхъ, наконецъ служ- 
бу св. Онуфрію, которому былъ посвященъ храмъ въ Отней 
пустыни, мѣстѣ постриженія Іоны, пользовавшейся потому 



122 



его особеннымъ покровительством!». Б о смерти митр. Іоыы въ 
мартѣ 1461 г. владыка Новгород скій упросилъ ІІахомія напи- 
сать службу на память этого святителя 1 ) . Такъ разсказываетъ 
жизнеописатель-современникъ Іоны, ставя сказаніе о чудь 
1860 г. на первомъ мѣстѣ въ ряду новгородскихъ трудовъ Па* 
хомія. Но самъ Пахомій въ предисловіи къ житію Варлаама Ху- 
тынскаго пишетъ, что онъ пріѣхалъ въ Новгородъ еще при 
архіеп. Евѳиміѣ, слѣдовательно раньше марта 1458 г., и этотъ 
владыка поручилъ ему съѣздить въ обитель Варлаама, чтобы 
собрать свѣдѣнія о чудесахъ его. Очевидно, Евѳимій желалъ, 
чтобы написано было житіе Варлаама: до своего архіерейства 
онъжилъ нѣсколько времени въ Хутынскомъ монастырѣ; въпозд- 
нѣйшихъ спискахъ житія Варлаама сохранилось извѣстіе, что 
онъ думалъ открыть мощи этого святаго 2 ). Съ другой стороны, 
выше указана книга, писанная Пахоміемъ въ 1459 г., по пору- 
ченію казначея Троицкаго Сергіева монастыря. Остается пред- 
положить одно изъ двухъ: или Пахомій писалъ эту книгу, живя 
въ Новгородѣ, или онъ пріѣзжалъ сюда при архіеп. Іонѣ въ 



1 ) Списки исчисленныхъ житій указаны ниже въ своемъ мѣстѣ. Ка- 
нонъ Варлааму безъ имени автора въ треФол. XV в. Тр. С. л. 617 
и Унд. № 100, л. 244; канонъ Саввѣ съ именемъ Пахомія въ сб. Рум. 
XVI в. ,№ 397, л. 25, въ трвФОл. XVI в. Тр. С. л. ^ 624, л. 86, Унд. 
,№101, л. 75; канонъ митр. Іонѣ Рум- ,№ 397, л. 161; архіеп. Евѳимію тамъ 
жел, 146, Унд. ,№101, л. 324; тронарь изъ службы Евѳимію встрѣчаемъ 
уже въ сб. 1460 года, принадлежавшемъ преп. Герману соловецкому (солов. 
библ. Л- 802"). Въ рукописяхъ XVI в. встрѣчаются каноны преп. Ону*- 
рію и кн. Ольгѣ, но безъ имени автора (Рум. «№ 397, л. 283; Унд. ,№ 
104, л. 374). 

2 ) Рязсвазъ объ этомъ помѣщенъ между посмертными чудесами въ жи- 
тіи по списку въ Милют. ч. мин. ноябр. д. 262, съ ошибочной хроноло- 
гической замѣткой въ заглавіи: «0 смотрѣніи мощей архіеп. Евѳиміемъ въ 
лѣто 6968». На время, когда написанъ разсказъ, указываетъ замѣчаніе о 
дьякѣ Иванѣ Караиманѣ, державшемъ лампаду при осмотрѣ: ічетырехъ 
мѣсацѳвъ нѳ доаиве архіеписвопа Маварія>. 



123 



1459 г. уже въ другой разъ. Наконецъ, какъ увидимъ ниже, 
есть основаніе сомнѣваться въ точности извѣетія, будто житіе 
Саввы Вишерскаго написано въ 1460 — 1461 г., до отъѣзда Па- 
хомія изъ Новгорода. Біографъ архіеп. Іоны заключаетъ свой 
перечень новгородскихъ трудовъ Пахомія неожиданнымъ извѣс- 
тіемъ, что владыка много уговаривалъ Пахомія написать ка- 
нонъ Сергію радонежскому, хотя служба ему съ двумя канонами 
давно уже была составлена Пахоміемъ. Іонѣ хотѣлось, чтобы 
Пахомій иаписалъ ему еще нѣсколько житій и каноновъ; но по- 
слѣдній отказался, собираясь вернуться въ московскія страны. 
Тамъ ожидало его новое литературное порученіе. Въ предисло- 
віи къ житію преп. Кирилла Бѣлозерскаго онъ пишетъ, что по 
благословенно митр. Ѳеодосія, «овогда повелѣнъ бывъ тогда 
самодръжцемъ в. кн. Васильемъ Васильевичемъ», онъ отправил- 
ся въ Кирилловъ монастырь, чтобъ на мѣстѣ собрать свѣдѣнія 
для біографіи святаго. Ѳеодосій возведенъ на митрополію въ 
маѣ 1461 г., а в. кн. Василій умеръ въ мартѣ 1462; этимъ 
опредѣляется время поѣздки Пахомія на Бѣлоозеро. Но изъ 
словъ автора въ предисловіи можно замѣтить, что эта обшир- 
ная біографія написана уже по смерти Василія, хотя нельзя 
опредѣлить, гдѣ и когда именно: едвали не самый древній спи- 
сокъ ея сохранился въ Сергіевомъ монастырѣ и писанъ около 
1470 г. г ). Въ продолженіе слѣдующаго десятилѣтія (1462 — 
14 72) слѣды Пахомія исчезаютъ въ письменности: неизвѣст- 
но, гдѣ онъ жилъ и писалъ ли что-нибудь. Въ 1472 г онъ 
снова призванъ былъ къ офиціальному литературному труду. 



Время этого списка.', писаннаго рукою Паисія Ярославова и впле- 
теннаго въ сб. Тр. Серг. л. Л 2 764, л. 2—62, опредѣляется припиской 
въ концѣ его, сдѣланвой Паисіемъ: „Господину игумену Спиридонію живон. 
Троица сіе надписаніе отъ рукы грѣшна инова Паисѣя, отъ усердіа съ. 
любовію, аще и не удобренно, но отъ жаланія". Спиридоній игуменствовалъ 
у Троицы въ 1і67— 1474 г. # 



124 



Въ 1472 г. сломали старый Успенскій соборъ въ Москвѣ, 
основанный митр. Петромъ, и начали строить новый; тогдаже 
совершено было открытіе и первое перенесете мощей св. мит- 
рополита на новое мѣсто и день перенесенія, 1 іюля, положили 
праздновать по всей землѣ. Современный лѣтописецъ замѣча- 
етъ, что Пахомію поручено было написать слово объ этомъ со- 
бытіи и службу въ память его Слово это, совершенно со- 
гласное гъ извѣстіемъ лѣтописца о его содержаніи и довольно 
рѣдко встрѣчающееся въ рукописяхъ, иногда помѣчается въ нихъ 
24 авг., по ошибкѣ писцовъ, которые смѣшивали первое пере- 
несете со вторымъ, бывшимъ 24 авг. 1479 г. Объ этомъ 
послѣднемъ ни слова не говоритъ Пахомій въ своей повѣсти, за- 
ключая разсказъ извѣстіемъ объ установленіи праздника 1 іюля. 
Въ самой повѣсти есть довольно ясныя указанія на время ея со- 
ставлена: авторъ говоритъ, что пишетъ поповелѣнію самодерж- 
ца и архіерея, « иже того самого блаженнаго Петра высокій пре- 
столъ ( одержащаго» . Этотъ архіерей, какъ поясняетъ Пахомій, 
есть митр. Филиппъ; иовѣсть ничего не говоритъ ни о паденіи 
основаннаго этимъ митрополитомъ собора въ 1474 г., ни о смер- 
ти Филиппа въ апр. 1473 г., выражаясь о немъ какъ оживомъ 
еще владыкѣ. Отсюда видно, что она составлена вскорѣ послѣ 
событія 1 іюля. Сравнивая ее съ двумя лѣтописными сказанія- 
ми о томъ же, находимъ, что она гораздо бѣднѣе послѣднихъ 



*) П. С. Лѣт. VI, 196: „И сдуиаша и превесоша мощи его іюля въ 1, 
и праздникъ великъ учиниша; и канонъ пренесевію иощемъ учивити и 
слово доспѣти о церковномъ замышленіи и о обрѣтевіи чудотворцовѣ и 
о обрѣтеніи Іовивѣ повелѣша Пахомыо сербину, мвиху Сергіева монас- 
тыря, иве сотвори два канона". Это "слово на пренесеніе честныхъ мо- 
щей" въ Макар, ч. мин. авг. стр. 2161. Ср. Рум. № 153, л. 30. Служ- 
ба въ сб. Тр. Сер. л. 1509 г. .V 590*, складывая начальный слова и 
буквы тропарей канона, получимъ: „повелѣніемъ благочестиваго великаго 
кн. Іоанна всея Руси, благословеніемъ Филиппа митрополита всея Руси 
благодарно принесеся рукою многогрѣшнаго Пахомія сербина". 



ш 



подробностями и нѣкоторыя изъ нихъ, по замѣчанію одного 
лѣтописца, передаетъ не вполнѣ точно; но она писана па празд- 
никъ и изложена въ духѣ витіеватой церковной проповѣди, не 
стремясь быть обстоятельной исторической запиской о собы- 
тіи 1 ). Въ минеяхъ митр. Макарія это слово Пахомія сопровожда- 
ется сказаніемъ о дальнѣйшей постройкѣ Успенскаго собора и о 
второмъ перенесеніи мощей митр. Петра въ 1479 г. Архіеп. 
Филаретъ, повидимому,и это сказаніеприписываетъПахомію 2 ). 
Составъ его не поддерживаетъ этого предположенія: оно на- 
чинаетъ не прямо съ того, что слѣдовало за перенесеніемъ 1 
іюля, описаннымъ въ разсмотрѣнной повѣсти, но повторяетъ 
послѣднюю, легко передѣлывая изложеніе Пахомія и мѣстами 
дословно заимствуя у него реторическія украшенія. Это продол- 
женіе Пахоміева слова составлено также въ XV в., вѣроят- 
но вскорѣ послѣ24 авг. 1479 года 3 ). За нимъ слѣдуютъ въ 
указанномъ спискѣ два похвальныя слова, одно на память св. 
Петра, другое на перенесете его мощей; эти слова также при- 
писываются Пахомію и также едвали принадлежать ему 4 ). 
Витіеватое прославленіе святаго уже изложено Пахошемъ въ 



) П. О. Лѣт. VI, 194 и слѣд. VIII, 170 в слѣд. 

2 ) Макар. Ч. Мин. авг. стр. 2168. Тоже въ Милют. Ч. Мин. авг. л. 
1047. Арх. Филаретъ въ Обз. русск. дух. лит. I, 144 и въ Р. Свят. дек. 
прим. 206. 

3 ) Оно есть въ рук. Унд. № 232, л. 104, писанной не позже 1497 г. 
Такъ какъ въ 1479 г., вслѣдствіе новаго перенесенья, празднованіе его 
было, по лѣтописи, перемещено съ 1 іюля на 24 августа, то и слово ІІахомія 
о первомъ перенесеніи стали потомъ переписывать подъ 24 авг.; точно 
также служба на перенесеніе 1 іюля, написанная Пахоміемъ, уже въ сп. 
1509 г. номѣчена 24 авг. 

4) Макар, ч. мин. авг. стр. 2173 и 2176. Нач. перваго: ..Праведныхъ 
душа въ руцѣ Божіи". Нач. втораго: „Се настоить, братіе, свѣтоносное 
прлздньство". Первое помѣщено послѣ сказадія о строеніи Успенскаго со- 
бора въ указанномъ сб. Унд. Л- 232, л. 107; въ нѣкоторыхъ спискахъ 
оно присоединяется къ Кипріановской редакціи житія св. Петра. 



126 



концѣ его слова о перенесеніи 1 іюля; указанныя похвальныя 
слова — только развитіе этого прославленія, на нѣсколькихъ 
страницахъ почти дословно сходное въ обоихъ и составленное 
съ помощію Пахоміева слова, подобно сказанію о второмъ 
перенесены. 

Послѣ приведеннаго извѣстія лѣтописца о литературныхъ 
трудахъ Пахомія въ 1472 г. не находимъ ясныхъ указаній на 
его дѣятельность; но она еще продолжалась и невидимому не 
мало лѣтъ. Кромѣ исчисленныхъ произведеній остается значи- 
тельный и разнообразный рядъ другихъ, изъ коихъ нѣкоторыя 
писаны нослѣ 1472 г. Древнерусская письменность усвояла 
ихъ Пахомію, но не оставила извѣстій, когда, гдѣ или по како- 
му поводу были они составлены. Сохранились списки канона св, 
Стефану пермскому, содержащего въ начальныхъ словахъ и бук- 
вахъ нѣкоторыхъ стиховъ извѣстіе, что онъ писанъ «рукою 
многогрѣшнаго Пахомія сербина, повелѣніемъ владыки Филоѳія 
епископа», слѣдовательно не раньше 147 2 года 1 ). Списки житія 
новгородскаго архіеп. Моисея называютъ авторомъ его того же 
Пахомія сербина. Указанное выше лѣтописное извѣстіе 1472 г. 
называетъ Пахомія инокомъ Сергіева монастыря; неизвѣстно, 
покидалъ ли оиъ послѣ того эту обитель и когда умеръ. Біо- 
графія Моисея, по содержанію одного чуда въ ней, могла быть 
написана не раньше 1484 г.; судя по времени пріѣзда Пахомія 
на Русь, она была послѣднимъ трудомъ его, написаннымъ въ 
очень преклонныхъ лѣтахъ. Въ службѣ Знаменію Богородицы 
въ Новгородѣ (чудо 1169 г.) находимъ два канона, оба съ над- 
писью: «твореніе священноинока Пахомія Логоѳета» 2 ). Нѣ- 
которыми чертами изложения напоминаетъ эти каноны и вооб- 

А ) Си. XV в. въ сб. Тр. Серг. л. № 617, XVI в. въ сб. той же лав- 
ры Л» 624, л. 354, въ сб. Рум. ЛѴ397, л. 189. 

2 ) Въ синод, сб. X 2 447, л. 376, въ сб. Унд. ^ 378, л. 1, въ рук. 
гр. А. С. Уварова ^ 65. 



427 



ще пріемы пахоміевскаго пера витіеватое похвальное слово Зна- 
менію, обыкновенно присоединяемое въ рукописяхъ къ древне- 
му новгородскому сказанію объ этомъ чудѣ г ). Наконецъ встрѣ- 
чаемъ списокъжитіяновгородскаго архіеп. Іоанна, правда поздній, 
который показываетъ, что древнерусская письменность усвояла 
и это житіе перу Пахомія 2 ). Такихъ указаній, разумѣется, не- 
достаточно для рѣшенія вопроса объ авторѣ двухъ названныхъ 
произведеній; можно только привести нѣкоторыя соображенія, 
поддерживающія эти указанія. Главное содержаніе житія архіеп. 
Іоанна почерпнуто изъ круга мѣстныхъ народныхъ преданій. 
Имя Іоанна получило важное значеніе въ мѣстной легендѣ бла- 
годаря тому, что онъ во время пашествія Суздальцевъ на Нов- 
городъ послужилъ орудіемъ чуда отъ иконы Богородицы, став- 
шаго любимымъ воспоминаніемъ Новгородцевъ. Память объ 
этомъ владыкѣ вмѣстѣ съ новгородской стариной оживилась 
особенно въ XV в., въ эпоху послѣдней борьбы Новгорода съ 
Москвой. Явленіе его архіеп. Евѳьмію въ 1439 г., какъ раз- 
сказываетъ житіе, повело къ открытію его мощей и къ уста- 
новленію паннихиды 4 октября всѣмъ князьямъ и владыкамъ, 
погребеннымъ въ новгородскомъ Софійскомъ соборѣ Вмѣстѣ съ 
именемъ Іоанна, подъ вліяніемъ опасностей со стороны Москвы, 
должно было оживиться и воспоминаніе о чудѣ 1169 г. Это 
сказывается въ легендахъ, распространявшихся изъ Новгорода 
въ XV в., о знаменіяхъ, подобныхъ чуду XII в., состоявшихъ 
въ явленіи слезъ на иконахъ Богородицы 3 ). Не указываемый 

') Списки ХМ в. въ синод, сб. ,№ 555, л. 260, въ Макар, ч. мин. 
ноябрь, стр. 2451, въ сб. Унд. 571, л. 41. 

2^ Оно въ рукописяхъ обыкновенно встрѣчается безъ имени автора; 
иамъ попался только одинъ списокъ XVII в., сходный съ другими, но 
съ надписью въ заглавіи: „списано бысть священноинокомъ Пахоміемъ, 
іермонахомъ и Логоѳетомъ иже отъ Св. Горы (рук. А. А. Шахова)". 

3) См. наприм. II. С Лѣт. IV, 127; III, 241 и 136; VIII, 158. Мо- 
жетъ быть, съ однимъ изъ такихъ современныхъ знаменій с.ближаетъ Па- 



128 



въ рукописяхъ поводъ къ составлешю двухъ каноиовъ Знаме- 
нію Пахоміемъ, можетъ быть, побудилъ его написать и похваль- 
ное слово объ этомъ чудѣ и житіе архіеп. Іоанна. Труды, пред- 
метъ которыхъ заимствованъ изъ церковной исторіи Новгорода, 
были слѣдствіемъ пребыванія Пахомія въ этомъ городѣ или 
сношеній съ нимъ, не прерывавшихся и по возвращеніи авто- 
ра къ Троицѣ. Но трудно догадаться о времени и поводѣ 
къ написанію четырехъ другихъ произведеній, обозначаемыхъ 
именемъ Пахомія — повѣсти о страданіи черниговскаго кн. 
Михаила и его боярина Ѳеодора съ службой на память ихъ, 
похвальнаго слова на Покровъ Богородицы и канона въ служ- 
бѣ св. Борису и Глѣбу 1 ). Только о первомъ изъ этихъ сочи- 
неній можно сказать, что оно написано раньше 1473 года: біо- 
графъ князя ярославскаго Ѳеодора, писавшій около этого года, 
зналъ уже повѣсть о Батыѣ, приложенную Пахоміемъ къ ска- 
занію о кн. Михаилѣ. 



хомій древнее чудо въ одноиъ стихѣ 2-го канона: „Видѣхпмъ преславное 
днесь знамѳніе, бывшее отъ божественна™ ти зрака, Мати Божія". Съ 
другой стороны, въ словѣ о Знаменіи и въ житіи архіеп. Іоанна встрѣ 
чаеиъ намеки, обличающіе въ авторѣ человѣка, который жилъ въ эпоху 
паденія В. Новгорода. Въ словѣ о Знаменіи читаеиъ, что Богъ показалъ 
чудо „иконою Матери Своей, яко да посрамятся иконоборцы". Макар, ч. 
мин. ноябр. стр. 2452. Авторъ житія Іоанна влагаетъ въ уста его пред- 
смертное поученіе къ паствѣ, въ которомъ говорить о чудѣ: „того ради 
се бысть, да посрамятся инокоборцы, да не растлятся обычая наша и да 
вѣрою несумѣнною покланяемся св. иконамъ". Нѣтъ извѣстій о какой 
либо опасности для новгородской паствы временъ Іоанна со стороны ико- 
ноборцевъ; но въ 70-хъ годахъ Х\ в въ ней бродили мнѣнія такъ-называе- 
мой ереси жидэветвующихъ, обнаруживавшаяся между прочимъ въ поруганіи 
вконъ. На то же время указываетъ увѣщаніе Іоанна въ поученіи къ па- 
ствѣ: „князя (православнаго) бойтеся, за иновѣрнаго же и нечестиваго 
князя не предавайтеся". 

*) Сп. канона кн. Михаилу и бояр. Ѳеодору съ именемъ автора въ сб. 
Тр. Серг. л. № 470 и Унд. 101. Канонъ Борису и Глѣбу въ сб. 
Тр. л. XV в. І№ 116 и XVI в. Л 2 646. Слово на Покровъ въ сб. Рум. ,№ 437. 



129 



г 



Житія, которыя одни подлежать нашему разбору изъ всѣхъ 
исчисленныхъ разнообразныхъ произведеній Пахомія, распада- 
ются на двѣ группы по отношенію къ нимъ критики. Одни изъ 
нихъ— только передѣлки прежде написанныхъ и сохранившихся 
біографій и могутъ быть повѣрены на основаніи послѣднихъ: та- 
ковы житія Сергія, митр. Алексія, Варлаама Хутынскаго, архіеп. 
Моисея и сказаніе о кн. Михаилѣ черниговскомъ. Остальныя 
стоятъ внѣ такой повѣрки, ибо написаны или прямо по изуст- 
нымъ разсказамъ, или на основаніи письменныхъ источниковъ, 
уже утраченныхъ. 

Къ изложеннымъ соображеніямъ о времени написанія и со- 
ставѣ Пахоміева житія Сергія остается прибавить нѣсколько 
замѣчаній о значеніи его какъ историческаго источника 1 ). Уже 
древнерусская письменность считала его не самостоятельнымъ 
произведеніемъ, а только передѣлкой, новой редакціей прежде 
написанной біографіи: въ большей части списковъ этого житія 
заглавіе сопровождается замѣткой, что оно кпреже списано 
бысть отъ духовника мудрѣйшаго Епифанія, послѣжде пре- 
писано (или « преведено ») бысть отъ священноинока Пахомія Св. 
Горы». Разборъ отношенія Пахоміевской редакціи, служившей 
образцомъ для другихъ, къ ея оригиналу дастъ одно изъ ука- 
заній на то, для чего и какъ дѣлались эти новые «преводы» 
или редакціи, наполняющія собою древнерусскую письменность 
житій. Цѣль Пахоміевой передѣлки житія указывается замѣт-* 
кой въ одномъ спискѣ службы Сергію, откуда видно, что тво- 
реніе Пахомія читалось въ церкви на праздникъ памяти святаго; 



Списки перваго пересмотра житія указаны выше. Изъ многочислен- 
ныхъ списковъ втораго обозяачаеиъ здѣсь древнѣйшіе: въ сб. синод. .V 637, 
д. 2, и Тр. С. л. ^ 264, л. 112 (оба списка 1459 г.), въ сб. той же лав- 
ры XV в. № 116, л. 355, въ сб. 1505 г. тамъ же Л- 466, л. 278, въ 
воловол. сб. Моск. д. ак. XVI в. ^ 634, л. 1, въ синод. Ч. Мин, 
домакар. сост. .V 169, л. 202, и въ синод, сб. М 2 555, л. 97. 

9 



і 

430 

житіе, написанное Епифаніемъ, не было удобно для этого ни по 
размѣрамъ, ни по свойству изложенія !); Согласно съ такимъ 
назначеніемъ житіе начинается обращеніемъ къ предстоящей 
братіи, призывающимъ ее достойно праздновать память свята- 
го. Въ послѣсловіи авторъ выставляетъ главнымъ побуждені- 
емъ къ написанію біографіи посмертныя чудеса святаго, ви- 
дѣнныя и слышанныя имъ въ обители, которыя онъ первый 
внесъ въ житіе, ибо при взглядѣ на послѣднее какъ на церков- 
ное назидательное слово разсказъ о чудесахъ становится въ 
его составѣ существенной, необходимой частью. Указанное на- 
значеніе біографіи, съ одной стороны, объясняетъ чрезвычайно 
сильное распространеніе ея въ древнерусской письменности, съ 
другой — опредѣлило главныя особенности ея изложенія. Чтобы 
сообщить своей редакціи размѣры, возможные для церковнаго 
слова, Пахомій старается возможно больше сократить Епифа- 
ніевскій оригиналъ, опуская его многочисленныя реторическія 
отступленія, сжимая иногда десятокъ его листовъ въ 10 строкъ. 
Но вмѣстѣ съ реторическими отступленіями исчезли подъ пе- 
ромъ Пахомія и тѣ живыя, дорогія для историка черты, кото 
рыя записалъ въ житіи Епифаній по личнымъ воспоминаніямъ 
или разсказамъ очевидцевъ, напримѣръ видъ глухой лѣсной пу- 
стыни въ то время, когда уединился въ ней Сергій, и постепен- 
ное заселеніе ея вмѣстѣ съ развитіемъ монастыря. Такъ 
'изложена редакторомъ большая половина житія, до статьи 
объ изведеніи источника; отселѣ перифразъ чередуется у Пахо- 
мія съ дословной выпиской. Далѣе, редакторъ опускалъ факты 
оригинала, какіе находилъ неудобными для чтенія въ церкви, 
или измѣиялъ ихъ подробности и причины, чтобы сообщить бо- 

2 ) Въ сб. Тр. Серг. л. № 466, л. 270 служба Сергію, составленная 
Пахоміемъ, и на ней чтете: „Пріидите, честное и святое постникъ со- 
словие": это — начало предисловія пахоміевской редакціи житіа, которая чи. 
талесь на службѣ. 



лѣе назидательности своему изложению. Епифаній не былъ 
москвичъ и не смотрѣлъ на событія московскими глазами: какъ 
въ житіи Стефана онъ упрекнулъ москвичей за недостаточное 
нризнаніе подвиговъ пермскаго просвѣтителя, такъ и здѣсь въ 
правдивомъ разсказѣ о переселеніи Сергіева отца изъ Ростова 
не задумался выставить главной причиной событія московскія 
насилія. Пахомій переда лъ фактъ безъ объясненія. Сергій, ухо- 
дя въ пустыню, отдаетъ свою долю отцовскаго наслѣдства у 
Епифанія младшему брату, у Пахомія — бѣднымъ, ибо такъ 
лучше сказать ,въ житіи; Епифаній просто говоритъ, что въ 
лѣсу, гдѣ поселился Сергій, было много звѣрей и гадъ, у Па- 
хомія бѣсы преображались въ звѣрей и змѣй и нападали на 
Сергія; по разсказу Епифанія, Сергій ушелъ изъ своего монас- 
тыря на Киржачъ вслѣдствіе того, что нѣкоторые изъ братіи 
не желали имѣть его игуменомъ и во главѣ ихъ былъ родной 
братъ его Стефанъ, однажды въ церкви изрекшій на Сергія 
«многа, еже не лѣпо бѣ»; Пахомій нашелъ неумѣстнымъ напо- 
минать братіиобъэтомънепріятномъ дѣлѣ иобъяснилъ удаленіе 
Сергіяжеланіемъ отыскать мѣсто для безмолвія, которое постоян- 
но нарушали богомольцы, во множествѣ приходившіе въ мона- 
стырь. Наконецъ, кромѣ этихъ поправокъ, вызванныхъ сооб- 
раженіями редактора, у него есть неточности, происшедшія отъ 
недосмотра. Онъ знаетъ о жизни Сергія не больше Епифанія, 
хотя въ послѣсловіи ссылается на разсказы другихъ братій мо- 
настыря; онъ вноситъ въ біографію свои мысли, пріемы изло- 
жена, свой прагматизмъ, но не вноситъ новыхъ біографиче 
скихъ чертъ. Относясь къ своему труду преимущественно какъ 
стилистъ, равнодушный къ историческому факту, онъ менѣе 
заботится о точности и послѣдовательности разсказа. Епифаыій 
внимательно слѣдитъ за постепеннымъ образованіемъ неболь- 
шой монашеской общины около радонежскаго пустынника, зе 
ея первоначальной жизнію и развитіемъ монастыря въ связи 

9* 



432 



съ распространеніемъ его извѣстности. Пахомій стираетъ эти 
любопытные подробности своими общими мѣстами, не ду 
мая о связи событій, и вслѣдъ за описаніемъ уединенной жизни 
Сергія говорить уже о многочисленной братіи, привлеченной 
къ нему всюду разносившейся славой его подвиговъ, не пояс- 
няя, кто видѣлъ эти подвиги пустынника, не видавшаго лица 
человѣческаго. Иногда Пахомій безъ всякой причины измѣня- 
етъ порядокъ статей оригинала или, рпустивъ одну статью, удер- 
живаетъ ссылку на нее, сдѣланную Епифаніемъ въ другой даль- 
нѣйшей 1 ). Такимъ образомърядомъ съ уцѣлѣвшейЕпифаніевской 
біографіей редакція Пахомія имѣетъ нѣкоторую цѣну какъ ис- 
торическій источникъ, только благодаря дополнительнымъ стать- 
ямъ объ открытіи мощей и посмертныхъ чудесѴхъ святаго. 

Какъ библіографическая исторія житія митр. Алексія, такъ 
и его фактическое содержаніе представляютъ много темныхъ, 
едвали даже разъяснимыхъ пунктовъ. Яадъ обработкой этого 
житія трудился рядъ писателей, начинающійся Питиримомъ въ 
половинѣ XV в. и оканчивающейся чудовскимъ инокомъ во вто- 
рой половинѣ XVII в. ІІахомій только наиболѣе извѣстный ав- 
торъ изъ этого ряда. Исторія житія тѣсно связана съ судьбою 
мощей св. Алексія и начинается съ ихъ обрѣтенія. Сказаніе о 
немъ было обработано въ нѣсколькихъ редакціяхъ. Двѣ изъ 
нихъ встрѣчаются въ спискахъ Пахоміева житія Алексія, 
одна краткая, другая распространенная, обѣ съ 8 или 9 чуде- 



Щ Статьи о Симоновомъ монастырѣ начинается у Пахомія такъ же какъ у 
Епифэнія: „Прежде убо бесѣдовахомъ еже о СтеФанѣ, братѣ Сергіевѣ". Но 
разскмзъ о постриженін СтеФанова сына Ѳеодора, на который здѣсь ссы- 
лается Епвфзній, опущенъ у Пахомія. Не на мѣстѣ поставленъ у Па- 
хомія наприм. разсказъ о благословеніи РІсаакія на молчаніе: у Епифэнія 
онъ слѣдуетъ за статьей о Киржацкомъ монастырѣ, какъ и должно, а не 
орѳдшествуетъ ей, вакь у Пахомія. 



133 



сами Третья есть передѣлка пространной статьи Пахоміев- 
скаго житія и прибавляетъ къ ея чудесамъ новое — объисцѣле- 
ніи чудовскаю инока хромца, сокращая пространное сказаніе 
объ этомъ митр. Ѳеодосія 2 ). Наконецъ 4-я редакція, съ витіе- 
ватымъ предисловіемъ, имѣетъ характеръ церковной бесѣды 
на праздникъ обрѣтенія мощей 20 мая: это другая передѣлка 
Пахоміева сказанія, составленная въ Чудовомъ монастырѣ 
въХѴІв. при митр. Макаріѣ, съ новыми фактическими подроб- 
ностями и съ прибавленіемъ повѣсти о вторичномъ перенесеніи 
мощей Алексія послѣ 1483 года 3 ). Время обрѣтенія мощей 
опредѣляется въ этихъ редакціяхъ сказанія двумя противорѣ- 
чащимидругъ другу извѣстіями: всѣ онѣ согласно говорятъ, что 
это случилось при митр. Фотіѣ, слѣдовательно не позже іюля 
1431 г.; но краткая Пахоміевская и четвертая прибавляютъ, 
что это было спустя 60 лѣтъ по преставленіи Алексія, слѣ- 
довательно около 1438 г. Остается избрать изъ этихъ по- 
казаній вѣроятнѣйшее. Извѣстіе о 60 годахъ взято изъ службы 
на обрѣтеніе мощей, составленной ІІитиримомъ, въ которой чи- 



1 ) Первая въ сп. житіа синод. 90, л. 148,, въ Макар, ч. мин. по 
уса. сп. Февр. стр. 826, въ волокол. сб. Мосв д. акад. начала ХМ в. 
Л 8 634, л. 167. Вторая въ синод, сб. ХУІ в. № 948, л. Ш. Въ Милют. 
ч. мин. Февр. л. 338—365 обѣ ред. рядомъ. Въ тѣхъ же спискахъ обѣ ред. 
сопровождаются двумя похвальными словами, краткимъ и пространныиъ,ском- 
пилированнымъ неловко изъ краткаго и изъ похвалы Сергію Радонежскому- 

а ) Она въ Мак. ч. мин. май, по усп. сп. стр. 1150, по синод, л. 925.. 
Время ея составленія не ясно. Нѣкоторые признаки указываютъ на конецъ. 
XV вѣка: о чудесахъ, изъ коихъ послѣднее, исцѣленіе хромца, относится 
въ 1462 г., въ неё замѣчено: „ сія вся чудотворенія не во мнозѣхъ лѣ- 
тѣхъ сдѣашаса, иже многи суть свидѣтели тѣмъ и донынѣ и ; она ничего 
нѳ говорить о вторичномъ перенесеніи, которое было не задолго до 1501 г.,. 
когда построенную еще при Алексіѣ церковь Чуда, изъ которой перенесе- 
ны были мощи, разобрали, чтобы выстроить новую (II. С. Лѣт. VIII, 240). 

3 )П. С. Лѣт. VIII, 215. Эта ред. въ Милют. ч. мин. май, л. Ю78 г 
о вторичномъ перенесении л. 1082. 



134 

таемъ: «въ 60-е лѣто обрѣтошася (мощи) невредимы ничимъ 
же^> . Но Питиримъ и современники его, разсказами которыхъ 
пользовался Пахомій, легче могли ошибиться въ числѣ лѣтъ, 
яротекшихъ со смерти Алексія, чѣмъ въ имени митрополита, 
при которомъ произошло обрѣтеніе, бывшее на ихъ памяти. 
Притомъ въ одной редакціи житія, правда позднѣйшей, къ ука- 
заннымъ противорѣчивымъ извѣстіямъ прибавленъ самый годъ 
обрѣтенія — 1431, которымъ ыѣтъ основанія жертвовать для 
круглой цифры 60 годовъ *). 

Третья изъ описанныхъ редакцій сказанія сохранила извѣстіео 
времени, когда писалъ Питиримъ. Спустя^яого времени по обрѣ- 
теніи, одинъ чудовской іеромонахъ разсказалъ, что ему явился во 
снѣ Алексій и повелѣлъ еп. Питириму, пріѣхавшему тогда изъ 
Перми и остановившемуся въ Чудовомъ монастырѣ, написать сти- 
хиры и канонъ въ память его. Питиримъ «не мало о семъ потру- 
дися и елика бѣ мощна, сице почте святаго» . Составленная 
служба принесена къ митр. Іонѣ, который по совѣщанію съ со- 
боромъ русскихъ епископовъ постановляетъ праздновать память 
Алексія 12 фсвр. и обрѣтеніе 20 мая 2 ). Это, очевидно, отно- 
сится къ 1447 и 1448 гг., когда Питиримъ былъ въ Москвѣ, 
участвуя вмѣстѣ съ другими епископами въ соборныхъ совѣ- 
щаніяхъ и между прочимъ въ поставленіи Іоны (дек. 1448 г.) 
на митрополію 3 ). Въ приведенномъ извѣстіи нѣтъ прямаго 



1) Нив. IV, 65. Фотій умеръ въ іюлѣ 1431, а мощи обрѣтены въ маѣ. 
Поэтому мы считаемъ болѣе вѣроятнымъ 1431 годъ обрѣтенія, принимае- 
мый арх. Филарѳтомъ (Р. Свят. Февр. стр. 116), чѣмъ 1439, принимае- 
мый преосв. Макаріемъ на основаніи Питиримовой службы (Ист. Р. Ц. 
V, 239). 

2 ) Макар ч. мин. по усп. сп. май, стр. 1151. 

3 ) Нтимъ опровергается мнѣніе преосв. Макарія, что служба составле- 
на Питиримомъ тотчасъ по открытіи мощей (Ист. Р. Ц. IV, 255): 3-я 
редакція ска анія прямо говоритъ, чтѳ явленіе Алексія было„времени уже 
яемалу мвмошедшу„ по обрѣтеніи. 



435 



} - Кс!занія на то, чтобы тогда же составлено было Питиримомъ и 
житіе Алексія; но Пахомій главнымъ источникомъ своей біо- 
графіи Алексія выставляетъ въ предисловіи писаніе архиман- 
дрита Питирима, «иже послѣди бысть въ Перми епископъ » . Эти 
слова могутъ навести на мысль, что Питиримъ составилъ жизне- 
описаніе Алексія гораздо прежде службы и своего епископ- 
ства *). Но изъ словъ того же Пахомія можно замѣтить, что 
онъ выразился не совсѣмъ точно и что Питиримъ нашГсалъ жи- 
тіе въ одно время съ службой, иередъ возвращеніемъ въ Пермь, 
не имѣя досуга: «сей убо предиреченный епископъ, продолжа- 
етъ ІІахомій, нѣчто мало о святѣмъ списа и канонъ тому во 
хвалу изложи... прочая же не посиѣ, времяни тако зовущу». 
Притомъ составленіе службы дѣлало необходимымъ «чтеніе» 
или краткую «память» о святомъ на 6-й пѣсни канона. Если 
таково происхожденіе Питиримовскаго житія, то можно найти 
нѣкоторыя основанія для простой догадки церковныхъ истори- 
ковъ, приписывающихъ Питириму краткое житіе, сохранившееся 
въ рукописяхъ и въ одной лѣтописи 2 ). Оно отличается впол- 
нѣ характеромъ сухой проложной записки, какая требовалась 
для церковной службы; къ нему приложима замѣтка Пахомія, 
что Питиримъ не успѣлъ написать всего, если разумѣть здѣсь 
чудеса и похвалу, которыхъ нѣтъ при этой запискѣ; сличая 
послѣднюю съ Пахоміевскимъ житіемъ, можно замѣтить, что 
первая могла быть источникомъ втораго, но невозможно пред- 



*) Такъ въ Степ. I, 445, въ Словарѣ дух. пис. II, 168, въ Ист. Р. Ц. 
преосв. Макарія, V, 239. 

2 ) Макар, ч. мин. по усп. сп. Февр. стр. 824— 826. П. С. Лѣт. VIII, 
26 — 28. Оба списка представляютъ разныя рецензіи; первоначальная изъ 
нихъ повидимому въ лѣтописи. Нач. по сп. Мак. миней: „Сей убо преп. 
отець нашь Алексій митроттолитъ йѣяше родомъ боляринъ, славныхъи нарочи- 
тыхъ боляръ,,. ТІозднѣйшая поредѣлка этой ред. въ печатномъ москов* 
скомъ прологѣ 1641 г. съ ошибками. 



136 



положить въ ней его позднѣйшаго сокращенія, ибо она го- 
раздо богаче его фактами и не во всемъ съ нимъ согласна; 
наконецъ встрѣчаемъ въ ней выраженія, показывающія, что 
она писана около половины XV в. или не позже 1483 г. 
Опредѣленіе собора праздновать обрѣтеніе 20 мая и состав- 
лете службы Питиримомъ на :>тотъ праздникъ вызывало по- 
требность въ особомъ сказаніи объ этомъ событіи, чего не 
успѣлъ сдѣлать пермскій епископъ. Написать такое сказаніе вмѣ- 
стѣ съ службой на 12 февр. и полнымъ житіемъ, по всей вѣ- 
роятности, было тогда же поручено соборомъ Пахомію. Къ это- 
му собору всего скорѣе можно отнести замѣтку въ заглавіи Па- 
хоміевой службы, на преставленіе Алексія, что она со- 
ставлена по благословенно митр. Іоны и «проразсуженіемъ еже 
о немъ честнаго събора святительска» 2 ). Порученіе собора 
относительно житія Пахомій исполнилъ позднѣе, въ 1459 г.; 
но службу и повѣсть о обрѣтеніи, какъ болѣе нужныя для 
церкви, онъ долженъ былъ написать скоро, около 1450. Это 
подтверждается припиской къ упомянутой выше 4 й редакціи 
сказанія о обрѣтеніи, которая указывеетъ приблизительно на 
тоже время 

г ) О началѣ иняженія Іоанна II житіе говорить: "самъ князь въ орду 
отходить въ царю, коже есть обычай, взяти великое княжѳніе„. Въ 
Чудовоиъ мои. Алѳксій поставилъ „трапезу велію вамену и погребы на- 
певы, еже есть и допынѣ,,. Но въ 1483 была заложена новая трапе- 
за, о воторой лѣтопись говорить: „того же лѣта заложи чудовсіій архи- 
иандритъ трапезу вамену, а старую разруши". П. С. Лѣт. IV, 235. 

а ) Такъ по сп. службы въ минеѣ 2 й полов. XV в., рук. Тр. Серг. 
л. Х- 528, и въ волокол. сб. Моск. д. акад. нач. XVI в. Л 5 634. Такая 
же заиѣтва и въ заглавіи пахоміевскаго житія Алексія. 

*) Милют. ч. мин. май л. 1087: „по преставленіи св. Алексія минув- 
шимъ лѣтомъ мало мнѣе седмидесятимъ паки (послѣ Питирима) состави- 
сй повѣсть сія ермонахомъ Пахоміемъ... благословеніемъ Іоны митро- 
полита." Этимъ объясняется происхожденіе двухъ сказаній Пахомія о обрѣ- 
теніи: первое, пространное, вносившееся въ списки житія съ особымъ загла- 



137 



При разборѣ содержанія Пахоміевскаго житія Алексія надоб- 
но имѣть въ виду, что очень рѣдко можно встрѣтить его въ 
исправномъ спискѣ, безъ очевидныхъ грубыхъ ошибокъ и про- 
пусковъ Въ предисловіи Пахомій говоритъ, что слышалъ 
объ Алексіѣ отъ «великихъ и достовѣрныхъ мужъ», изъ коихъ 
нѣкоторые еще помнили святаго, «прочая же и достовѣрнѣй- 
шая» узналъ изъ сочиненія Питирима. Если краткое житіе, "со- 
хранившееся въ лѣтописи и съ варіантами въ рукописяхъ, дѣй- 
ствительно написано Питиримомъ, то оно оправдываетъ отзывъ 
Пахомія, что епископъ «нѣчто мало» написалъ о святомъ, но 
не оправдываетъ другаго его отзыва объ этомъ источникѣ, 
какъ наиболѣе достовѣрномъ. Это житіе передаетъ очень мало 
свѣдѣній о жизни Алексія, особенно о самой важной порѣ ея, 
когда Алексій правилъ митрополіей: о борьбѣ съ югозападными 
соперниками, о церковныхъ и политическихъ отношеніяхъ мит- 
рополита въ Москвѣ не указано ни одного факта; даже изъ мо- 
настырей, имъ основанныхъ, упомянутъ одинъ Чудовъ. Но и 
то, что есть въ житіи, не всегда ясно и достовѣрно. Такъ вре- 
мя рожденія Алексія определяется тремя извѣстіями, изъ кото- 
рыхъ каждое противорѣчитъ двумъ остальнымъ: 1) Алексій ро- 
дился въ великокняженіе Михаила Ярославича тверскаго, до 

віемъ, написано раньше житія; второе безъ особаго заглавія, не отдѣляе- 
иое отъ житія, составлено одновременно съ нимъ в есть только сокраще- 
на первой редавціи, въ которое Пахом й вставилъ приведенное извѣстіе 
Питирима о 60 годахъ. 

*) Сп. XV— Х\ 1 в. въ синод, сб. И? 556, л. 140-165. Въ оригина- 
лѣ, съ котораго снатъ этотъ списокъ, листъ похвалы, сопровождающей 
яитіе, вѣроятно, оторвался и»попалъ между листами предисловін; нисецъ 
такъ и переписадъ ихъ, не замѣтивъ безсмыслицы, отсюда происшедшей, и 
поставивъ библіограФа въ опасность открыть новую редакцію житія. Исправ- 
нѣе другихъ списки XV— XVI в. въ сб. Тр. С. л. Л 5 643, л. 320, въ сб. 
синод. .№ 948, л. 118; другіѳ съ пропусками въ сб. волокол. XVI в. въ 
Моск. дух. акад. ЯР 634, л. 167, въ сб. синод. Л 5 90, л. 148, Л- 555, 
л. 562, и въ Макар, ч. иин. по усп. сп. »евр. стр. 826. 



138 



убіенія Акинѳова, слѣдовательно въ 1304 г., когда сталъ ве- 
ликіімъ кыяземъ Михаилъ и убитъ его бояринъ Акинѳъ; 2) 
Алексій былъ 17-ю годами старше вел. кн. Симеона (Гордаго), 
слѣдовательно родился 1299 г.; 3) Алексій скончался 85 лѣтъ 
отъ роду, слѣдовательно родился 1293 г. 1 ), У Пахомія въ 
разсказѣ до вступленія Алексія на митрополію встрічаемъ опу- 
щенную въ краткомъ житіи легенду о пророческомъ гласѣ, 
слышанномъ 12-тилѣтнимъ боярскимъ сыномъ во время ловли 
птичекъ. Но, съ другой стороны, Пахомій далеко не воспро- 
изводить всего, что есть въ краткомъ житіи: однѣ черты его 
онъ опускаетъ, замѣняя ихъ общими мѣстами житій, другія пе- 
редаетъ неточно, не вникнувъ въ связь и послѣдовательность 
событій. По краткому житію Алексій родился въ Москвѣ, 
по переселений сюда родителей, при великомъ кн. Михаилѣ 
тверскомъ и при митр. Максимѣ, до убіенія Акинѳа, и его кре- 
стилъ кн. Иванъ Даниловичъ; Пахомій, не разобравъ или не за- 
помнивъ этихъ сложныхъ указаній, разсказываетъ проще, что 
отецъ Алексія переселился въ Москву во дни великаго кн. Ивана 
Даниловича, «тогда убо тому великое княженіе держащу>, т. е. 



М П. С. Лѣт. УН, 184. Ник. III, 102. Въ 1333 г. Симеону было 
по лѣтописи 17 лѣтъ, слѣд. онъ род. 1316 (П. С. Лѣт. VII, 204). Извѣ- 
стіе о 85 годахъ жизни Алексія сочинено біографомъ на основаніи приб- 
лизительных^ круглыхъ чиселъ, принятыхъ имъ за точные: 20 лѣтъ 
жизни до постриженія, 40 лѣтъ иночества до посвященія въ епископа (въ 
дев. 1352). По Пахомію, Алексій постригся 15 лѣтъ*, авторъ краткаго 
житія самъ говорить въ началѣ, что Алексій иночествовалъ до епископ- 
ства около 40 лѣтъ, а въ концѣ для суммы лѣтъ всей жизни беретъ 
полныя 40. Отнявъ эти прибавки, приблизимъ время рожденія Алевсія 
ко второму извѣстію; но согласить его съ первымъ можно только пред- 
положеніѳмъ, что здѣсь перемѣшаны событія и что указаніе на 1299 г., 
когда по лѣтониси вгсь Кіевъ разбѣжался отъ насилій татарскихъ, отно- 
сится не къ рожденію Алексія, бывшему позже, а къ переселенію его 
родителей въ Москву изъ Чернигова, вызванному тѣми же насиліями, какъ 
прямо говорить пахоміевскоѳ житіе. 



дѣлаетъ анахронизмъ почти на 30 лѣтъ. Точно также назначе- 
ніе Алексія на митрополію онъ относитъ исключительно ко 
времени вел. кн. ІІвана Ивановича и ни слова не говоритъ объ 
отношеніяхъ Алексія къ вел. кн. Симеону и митр. Ѳеогносту, 
ясно указанныхъ въ краткомъ житіи и подготовившихъ это 
назначеніе. За то въ описаніе святительства митр. Алексія 
Пахомій вводитъ новые эпизоды, которыхъ нѣтъ въ краткомъ 
житіи. Изъ нихъ разсказъ объ основаніи Андроникова мо- 
настыря и о попыткѣ Алексія уговорить преп. Сергія на ми- 
трополію Пахомій буквально выписалъ изъ своего житія Сер- 
па Сверхъ этого Пахомій разсказываетъ о двухъ поѣзд- 
кахъ Алексія въ орду: къ царю Бердибеку — довольно близ- 
ко къ разсказу лѣтописи подъ 1357 г. и къ Амурату, хану 
съ 1361 г., для исцѣленія его жены, не названной у Па- 
хомія по имени. Нѣкоторыя лѣтописи и житіе по редакціи 
XVI в., согласно съ сохранившимся ярлыкомъ, называютъ 
царицу Тайдулой, женой Чанибека, и относятъ ея исцѣле- 
ніе къ тому же 1357 г. Принявъ эту поправку, церковные 
историки однакожь разсказываютъ вслѣдъ за Пахоміемъ о 
двухъ поѣздкахъ Алексія, относя обѣ къ 1357, одну ко време- 
ни Чанибека, другую ко времени сына его Бердибека, въ томъ 
же году сѣвшаго на мѣсто отца 2 ). Но ни одна лѣтопись не 
говоритъ о двухъ поѣздкахъ: по одной ясно видно, что Алексій 
поѣхалъ еще при Чанибекѣ, но вернулся при Бердибекѣ; со- 
гласно съ нею и позднѣйшія редакціи житія говорятъ только 



! ) Слѣдующія за разсказомъ объ Апдропиковомъ монастырѣ краткія извѣ- 
стія .объ основаніи Алексіемъ монастырей Благовѣщенскаго въ Нижнемъ и 
Константиновскаго во Владимірѣ не точны: первый по лѣтописи существо- 
валъ уже въ 1229 г., а второй въ 1276. П. С. Лѣт. I, 192. Ник. ИТ, 
59. Алексій только возстановилъ или поддержалъ эти монастыри. 

2 ) П. С. Лѣт. IV, 63. ѴШ, 10, Ник. III, 208 и IV, 61. Преосв. Ма- 
карій въ Ист. Р. Ц. IV, 47. Арх. Филаретъ въ Р. Свят. Февр. стр. 95. 



140 



объ одной поѣздкѣ г ). По всей вѣроятности историки впэда- 
ютъ здѣсь въ одинаковую ошибку съ Пахоміемъ, различно по- 
втораютъ одно и тоже событіе, заимствуя его изъ разныхъ 
псточнііковъ. — Наконецъ, набравъ извѣстій кой-откуда, Иахо- 
мій далъ имъ въ житіи случайный порядокъ и спуталъ ихъ хро- 
нологическую последовательность; оттого Чудовъ монастырь, 
основанный въ 1365 году, является у негопослѣ нижегородца- 
го Благовѣщенскаго, построеннаго въ 1370. Такимъ образомъ 
редакція Пахомія прибавляетъ только новыя ошибки къ Дитири- 
мовскимъ и составлена такъ, что ниже ея въ литературномъ и 
фактическомъ отношеніи стоятъ немногія житія въ древнерусской 
литературѣ. Изъ разсмотрѣнной исторіи жизнеописанія Алек- 
сія въ XV в. можно извлечь одинъ фактъ, характеризующій 
московскую письменность этого времени: 70 — 80 лѣтъ спустя 
по смерти знамеиитаго святителя въ Москвѣ не умѣли напи- 
сать порядочной и вѣрной его біогрзфіи, даже по порученію 
великаго князя и митрополита съ соборомъ. 

Въ чудесахъ, приложенныхъ Пахоміемъ къ повѣсти о обрѣ- 
теніи мощей, нѣтъ прямыхъ хронологическихъ указаній, но есть 
намеки, показывающіе, что они всѣ произошли послѣ обрѣтенія, 
не задолго до составленія Пахоміевскаго житія 2 )* 

Въ рукописяхъ XVI в. встрѣчается особая редакція житія 
Варлаама Хутынскаго, отличающаяся и отъ краткой первона- 



1 ) Ник. III, 209. Къ этому можно прибавить невѣроятную быстроту, 
съ вавою совершены Алексіемъ тяжкія въ то время стравствія въ орду: 
въ первый разъ онъ поѣхалъ, накъ видно изъ лѣтописи, 18 августа, слѣд. 
дважды съѣздилъ въ 4 мѣсяца, тавъ что въ январѣ слѣдующаго года 
послѣ Крещенія могъ предпринять уже поѣздку изъ Москвы въ Кіевъ. 

2 .) Въ 5-мъ чудѣ читаютъ уже канонъ святаго, написанный въ 1448 — 

1449 гг., а въ 4-мъ говорится о славномъ московскомъ мужѣ Вла- 
димірѣ, построившемъ церковь Воздвиженія: это — московскій бояринъ Вл. Гр. 
Ховринъ, построившіб на своемъ дворѣ каменную церковь Воздвиженія въ 

1450 г. П. С. Лѣт. V, 270. V III, 123. Г м . выше стр. 133. 



141 



чальной и отъ Пахоміевской, — отъ послѣдней отсутствіемъ 
предисловія и большей краткостью въ изложеніи одинакова™ 
содержанія, отъ первой описаніемъ чудесъ при жизни и по 
смерти Варлаама, чего нѣтъ въ первоначальной редакціи 1 ). По 
нѣкоторымъ признакамъ можно видѣть, что эта редакція есть 
по времени происхожденія вторая обработка житія, предшество- 
вавшая Пахоміевской. Въ сказаніи о чудѣ Варлаама 1460 г. 
Пахомій замѣчаетъ, что больной постельникъ великаго князя 
«издавна имяше у себя житіе преп. Варлаама и часто прочиташе 
того чюдеса». Это замѣчаніе не можетъ относиться ни къ 
Пахоміевой редакціи, составленной не раньше того года, въ 
январѣ котораго совершилось чудо, ни къ первоначальной, въ 
которой нѣтъ чудесъ. Разсказъ о « благовѣщаніи отрока», 
одномъ изъ чудесъ святаго при жизни, вторая редакція 4 начи- 
наетъ фразой, въ которой можно видѣть хронрлогическое ука- 
заніе: « бѣ бо, рече, тогда князь въ Великомъ Новѣградѣ, якоже 
обычай есть того града гражаномъ своею волею князя дрьжати»» 
Едвали можно было выразиться такъ во второй половинѣ 
XV в., и Пахомій, воспроизводя это чудо въ своей редак- 
ціи, должеиъ былъ сказать просто: ^пріиде князь... его же 
своею волею себѣ имяху». Наконецъ, описанію посмертныхъ чу- 
десъ разсматриваемая редакція предпосылаетъ замѣтку, что 
эти чудеса «не предъ многими лѣты сдѣашася* , а послѣднее 
изъ нихъ, исцѣленіе кн. Константина, по извѣстію въ нѣкото- 
рыхъ спискахъ редакціи, относится ко времени в. кн. Василія 
Димитріевича, когда Константинъ былъ намѣстникомъ въ Новго- 

1 ) Списки ей: XV — XVI в, въ синод, сб. Л 2 556, л. 711; XVI в. въ 
синод, сб. *Ѵ 948, л. 144, Унд. ^ '565, л. 58. Нач. „Сей преп. отець 
нашъ Варлааиъ родися въ В. Новѣгородѣ отъ благовѣрну и христіану ро- 
дителю, отца именемъ Михаила". Первый пзъ указанныхъ списковъ окан- 
чивается 3-мъ посыертнымъ чудомъ съ вн. Константиномъ Димитріевичемъ; 
въ другихъ затѣмъ слѣдуютъ позднѣѳ прибавленныя въ этой редакціи 
Иахоаіево похвальное слово Варлааму и чудо 1460 г. 



142 



родѣ, слѣдовательно совершилось въ 1408- -1411 г. Щ. Эти 
чудеса, очевидно, и вызвали въ началѣ XV в. пересмотръ и 
дополненіе древнаго краткаго житія, слѣдствіемъ чего была эта 
вторая его редакція. 

Пахомій въ предисловіи къ своей редакціи говоритъ, что 
онъ соединилъ въ ней разсказы о Варлаамѣ, которые слыпіалъ 
отъ старцевъ Хутынскаго монастыря, куда редакторъ ѣздилъ 
по порученію архіеп. Евѳимія. Это замѣчаніе можно отнести 
только къ 4 посмертнымъ чудесамъ, которыя пахоміевская ре- 
дакція прибавляетъ къ 3 прежнимъ, описаннымъ во второй. 
Главнымъ источникомъ Пахомію служила эта вторая редакція, 
найденная имъ въ монастырѣ: ее передѣлалъ онъ нѣсколько 
лѣтъ спустя послѣ поѣздки, вслѣдствіе порученія другаго ар- 
хіепископа — Іоны. Онъ самъ ссылается на этотъ письменный 
источникъ, сопровождая извѣстіе объ отцѣ Варлаама замѣткой: 
«матере же того отрока писаніе не яви»; дѣйствительно, вторая 
редакція, поименовавъ отца, не называетъ матери. Пріемы пе 
редѣлки и здѣсь тѣже что въ другихъ твореніяхъ Пахомія, 
составленныхъ по письменнымъ источникамъ: это большею 
частью перифразъ источника, болѣе многословный и витіеватый, 
а въ нѣкоторыхъ мѣстахъ почти дословное заимствованіе. Къ 
указаннымъ 4 посмертнымъ чудесамъ Пахомій присоединилъ 



') Въ 1408 г. по лѣтописи этотъ князь пріѣхалъ въ Новгородъ въ 
качествѣ намѣстника вел. князя Василія Димитріевича, а въ 1411 г. въ 
Новгородѣ былъ уже другой кназь Семенъ Ольгердовичъ. П. С. Лѣт. III, 
103 и 104. Въ житіи по ^синод. сп. ^Ѵ- 948, л. 153: „повелѣніемъ и по- 
сланіеиъ брата своего старѣйшаго, великого князя Василія Дмитріевича, 
прилучися ему (Константину) быти въ В. Новѣградѣ". Ср. П. С. Лѣт. 
VI, 134: составитель лѣтоииси, выписывая изъ житія это чудо, неточно 
отнесъ его къ 1407 г. Изъ древней новгор. лѣтописи и древней рѳдакціи 
житія Михаила Клопскаго видно, что Константинъ и послѣ 1411 г. не 
разъ бывалъ въ Новгородѣ, но ивгнанникоиъ, а не намѣстникомъ старше- 
го брата. П. С. Лѣт. III, 109. Мак. ч. мин. янв. л. 466. 



143 



пространное сказаніе о чудѣ 1460 г. и похвальное слово свя 
тому ). Разсматриваемыя редакціи житія могутъ служить но- 
вымъ примѣромъ того, какъ позднѣйшіе редакторы житій из- 
мѣняли посвоему и создавали біографическія черты подъ сово- 
купнымъ вліяніемъ трехъ причинъ: краткости древняго житія, 
плохо понятаго ими, агіобіографической реторики и мьстной на- 
родной легенды. Сличая извѣстія о Варлаамѣ въ его древнемъ 
житіи и въ лѣтописи, можно видѣть, что онъ съ нѣсколькими 
знатными горожанами удалился въ пустыню, нѣсколько времени 
жилъ отшельникомъ и потомъ, выстроивъ церковь, образовалъ 
монастырь. Это послѣднее было въ 1192 г., когда цо лѣтописи 
архіеп. Григорій освятилъ (6 авг.) новую церковь и «нарече 
манастырь». Въ ноябрѣ того же года Варлаамъ скончался; от- 
сюда видно, что онъ удалился въ пустыню уже въ зрѣлыхъ 
лѣтахъ, незадолго до смерти. Позднѣйшія редакціи создаютъ 
изъ этого разсказъ, какъ Варлаамъ еще въ отрочествѣ начи- 
наетъ аскетическое воздержаніе, говоритъ своимъ родителямъ 
поученіе о силѣ поста и молитвы, вскорѣ, проводивъ ихъ въ 
могилу, раздаетъ имѣніе нищимъ и постригается подъ руковод- 
ствомъ священноинока Порфирія, своего наставника, который, 
какъ мы видѣли выше при разборѣ древняго житія, былъ од- 
нимъ изъ знатныхъ новгородцевъ, сопровождавшихъ Варлаама 
въ пустыню, и самъ постригся у послѣдняго 2 ). Вліяніе мѣст- 



4 ) Это чудо, возвращеніе кь жизнивеликокняжескаго постельника Гри- 
гория Тумгеня, случившееся во время пребываиія вел. князя Василія въ 
Новгородѣ, было тогда же офиціэльно описано, вѣроятно по порученію 
великаго князя, московскииъ митрополичьимъ дьякомъ Родіономъ Кожухоиъ. 
Благодаря этому чуду, въ Москвѣ съ 1461 г. начали праздновать преп. 
Варлааму. П. С. Лѣт. VI, 148; тамъ же (стр. 320) и сказаніе Родіона. 
Бовѣсть Похомія есть болѣе книжное переложеніе этого сказанія. 

*) Архіеп. Филаретъ, развивая далѣѳ эти общія мѣста, прибавляѳтъ, 
что въ домъ родителей Варлаама пришли странники и изъ нихъ инокъ 
ПорФирій особенно возбудилъ въ душѣ его ревность къ подвигамъ, послѣ 



Ш 



наго преданія обнаружилось на позднѣйшихъ редакціяхъ внесе- 
ніемъ въ житіе чудесъ святаго, совершенныхъ при жизни. 
Подъ дѣйствіемъ того же источника эти редакціи передѣлали 
извѣстія о другомъ сверстникѣ Варлаама Антоніѣ, бывшемъ по- 
томъ архіепископомъ въ Новгородѣ. Въ разборѣ древняго жи- 
тія было замѣчено, что на отношеніяхъ этого Антонія къ Вар- 
лааму позднѣйшее преданіе основало кругъ легендъ, развивав- 
шійся одновременно съ литературной обработкой житіл, но неза- 
висимо отъ нея. Эти легенды представляютъ два варіанта ска- 
занія объ Антоніѣ. По одному изъ нихъ Антоній былъ новгород- 
скимъ владыкою еще при жизни Варлаама: такъ говорятъ по- 
вѣсти объ избавленіи Варлаамомъ отъ низверженія въ Волховъ 
преступника и о пророчествѣ Варлаама, предсказавшаго снѣгъ 
и морозъ въ Петровъ пость. Происхожденіе анахронизма въ 
этихъ преданіяхъ объясняется извѣстіемъ одного изъ нихъ, что 
по смерти Варлаама архіеп. Антоній установилъ крестный ходъ 
въ Хутынскій монастырь изъ Новгорода въ пятницу первой не- 
дѣли Петрова поста ! ). На другомъ варіантѣ построено позд- 
нѣйшее житіе Антонія Дымскаго: здѣсь разсказывается, что 
Антоній, новгородецъ родомъ, постригся у Варлаама, ходилъ 
по его порученію въ Царьградъ, по смерти Варлаама былъ 
игумеиомъ его монастыря, а потомъ ушелъ оттуда и основалъ 
свой монастырь на озерѣ Дымскомъ, никогда не бывавъ новго- 
родскимъ владыкою 2 ). Историческую основу этихъ сказаній 
легко возстановить по лѣтописи и древнему житію Варлаама: 

чего онъ удалился въ Лисичій монастырь. Авторъ цитуетъ при этоиъ древ- 
нее житіе Варлаама: но ни въ одноиъ древненъ житіи Варлаама нѣтъ ни- 
чего подобнаго. Р. Свят, ноябрь, стр. 321. 
*) Пал. стар, русск. лит I, 278. 

а ) Это яитіе въ поздней рукоп. Унд. X 1 281. Очевидно, на другаго 
инока Хутынской обители, быть можетъ, бывшего въ ней игуменоиъ, 
потомъ основавшего Дымсвій монастырь, редакторы акитій перенесли чер- 
ты сказанія объ Аптоніѣ, бывшемъ владыкой въ ІІовгородѣ. 



145 



послѣднее говоритъ, что послѣ того какъ сверстникъ Варлаама 
Антоііій пришелъ изъ Царьграда, блаженный предъ смертью 
вручилъ ему свой монастырь, а первая замѣчаетъ въ разсказѣ 
объ избраніи Антонія на новгородскую каѳедру въ 1211 г., 
что онъ, въ мірѣ Добрыня, сынъ воеводы Ядрея, прежде того 
вернулся изъ Царьграда и постригся на Хутынѣ. Поясняя крат- 
кое и не совсѣмъ ясное извѣстіе древняго житія, позднѣйшія 
редакціи создаютъ изъ него сказаніе о пророчествѣ Варлаама, 
за нѣсколько минутъ до кончины провидѣвшаго пріѣздъ Анто- 
нія изъ Царьграда въ монастырскую пристань (на Волховѣ) и 
вручившаго ему игуменство въ своемъ монастырѣ; Пахомій 
прибавляетъ къ этому, что игуменъ Антоній окончи лъ заложенную 
Варлаамомъ- каменную церковь въ обители и утвердилъ въ по- 
слѣдней уставъ ея основателя. Но лѣтопись, говоря объ Анто- 
ніѣ, не называешь его игумен омъ Хутынскимъ; съ другой сто- 
роны слова, съ которыми въ древнемъ житіи Варлаамъ об- 
ращается къ Антонію: «нынѣ предаю ти его (монастырь ) тобѣ, 
ты же снабди и добрѣ» — не значатъ непремѣнно, что АнтоніГі 
сталъ игуменомъ послѣ Варлаама; можетъ быть, послѣдній толь- 
ко поручилъ обитель заботамъ знатнаго брата, подобно тому какъ 
самъ долго руководилъ братіей, не будучи игуменомъ. Сдѣлавъ 
Хутынскимъ игуменомъ Антонія, цареградскаго паломника по 
древнему житію и Добрыню Ядрейковича по лѣтописи, позднѣй- 
шія редакціи не знали, по крайней мѣрѣ не говорятъ, что онъ 
былъ потомъ Новгородскимъ владыкой; этимъ онѣ дали опору 
второму варіанту сказанія, по которому тотъ же Антоній осно- 
вываетъ Дымскій монастырь. Въ обѣихъ редакціяхъ XV в. не 
замѣтно еще слѣдовъ перваго варіанта; но Пахомій зналъ его, 
хотя и не занесъ въ житіе. Пророчество Варлаама о снѣгѣ, вы- 
павшемъ въ Петровъ постъ и спасшемъ городъ отъ голода, 
сохранялось въ мѣстной памяти благодаря основаннымъ на 
немъ крестному ходу и мѣстному обычаю молебствовать въ 

10 



146 



Хутынскомъ монастырѣ всѣмъ городомъ во время бездождія 
или слишкомъ дождливаго лѣта. Объ этомъ обычаѣ говоритъ 
Пахомій въ похвальномъ словѣ Варлааму, приводя примѣры 
пророческаго дара, даннаго святому; на ту же силу его отвра- 
щать бездождіе намекаетъ онъ въ своемъ сказаніи очудѣ 1460 г. 
Упомянутыя выше сказанія объ осужденномъ и о снѣгѣ, неви- 
димому, впервые были записаны при митр. Макаріѣ: въ спискѣ 
Пахоміевскаго житія по Макарьевскимъ минеямъ они помѣщены 
не на мѣстѣ, послѣ посмертныхъ чудесъ, какъ нозднѣйшее при- 
бавленіе, а второе изъ нихъ по нѣкоторымъ спискамъ говоритъ 
о молитвѣ за царя Ивана Васильевича и царицу Анастасію. Но 
позднѣйшіе списки помѣщаютъ эти сказанія на своемъ мѣстѣ, 
въ числѣ чудесъ, совершенныхъ святымъ при жизни 1 ). Такимъ 
образомъ обломки противорѣчивыхъ народныхъ сказаній встрѣ- 
тились въ одномъ и томъ же житіи, усиливъ путаницу, внесен- 
ную въ него редакціями XV в. 

Сказапіе о мученической кончинѣ князя черниговскаго Михаила 
въ ордѣ любопытно для насъ только какъ фактъ для характе- 
ристики редакторскихъ пріемовъ Пахомія 2 ). Оно почти не при- 
бавляетъ новыхъ историческихъ чертъ къ древней повѣсти о 
томъ же событіи, написанной вѣроятно вскорѣ по смерти кн. 
Михаила. Древнѣйшій списокъ этой повѣсти называетъ авторомъ 
ея отца Андрея, одинъ изъ позднѣйшихъ — епископа Ивана; 
послѣднее извѣстіе по всей вѣроятности есть неловкая догадка 

*) Такъ по сп. житія ХѴЛ в. въ Милют. ч. мин. ноябр л. 237. 

2 ) Спис. XVI в. въ сб. Унд. ЛѴ 2 505, л. 47, съ надписью: „твореиіе 
ермонаха Пахомія Св. Горы". Нач. „Что реку и что възглаголю?" Другіѳ 
списки безъ имена автора: XV — Х\І в. въ синод, сб. Л- 639, л. 12, 
556, л. 85, въ сб. Тр. Серг. л. «V 642, л. 132, 466— сп. 1505 г. 
л. 231; въ этомъ послѣднемъ сб л. 219 служба Михаилу и Ѳеодору, въ 
которой „святымъ два канона — твореніе таха ермонаха Св. Горы Пахомія". 
Св. кн. Михаилу праздновали задолго до ІІахомія. Ист. Р. Ц., преосв. 
Макарія, IV, 259. 



147 



писца, прочитавшаго въ переписанной имъ повѣсти, что отецъ 
духовный, съ которымъ совѣтовался Михаилъ предъ отъѣздомъ 
въ орду, звался Іоанномъ 1 ) . Только въ началѣ сказанія ІІахо- 
мій вставилъ извѣстіе объ умерщвленіи Михаиломъ пословъ, 
отправленныхъ къ нему Батыемъ въ Еіевъ; далѣе изложеніе 
Пахомія — легкій перифразъ Андреева разсказа, мѣстами укра- 
шающій его реторическими распространеніями, иногда вводя- 
щій въ него новыя фактическія черты сомнительнаго свойства: 
такъ вельможу Батыева Елдегу, посланнаго предложить Михаилу 
на выборъ смерть или покорность ханскому приказу, Пахомій за- 
ставляем вступить въ преніе съ княземъ о вѣрѣ, чего не 
находимъ у Андрея. При такомъ отношеніи къ источнику есте- 
ственно, что Пахомій не поправилъ неточности въ разсказѣ по- 
слѣдняго, будто черниговскій князь поѣхалъ въ орду добро- 
вольно, увлекаемый ревностію «обличити прелесть» нечестиваго 
царя, «ею же льстить крестьяны». Еъ еказанію о кн. Михаи- 
лѣ Пахомій приложилъ повѣсть «о убіеніи злочестиваго царя 
Батыя» въ Венгріи; сухое книжное изложеніе пощадило въ ней 
нѣкоторые поэтическіе мотивы, по которымъ легко замѣтить, 
что это - народная южно- славянская пѣсня о Батыѣ, въ книж- 
ной обработкѣ пущенная пришлымъ Сербомъ въ древнерусскую 
письменность: въ такой формѣ, иногда съ варіантами, она 
встрѣчается въ позднѣйшихъ русскихъ житіяхъ и лѣтописныхъ 
сборникахъ. 

Критическій разборъ житія архіеп. Моисея встрѣчаетъ за- 
трудненіе въ томъ, что оно сохранилось въ очень немногихъ 



*) Древнѣйшіе списки въ синод, прологѣ XIV в. ,№ 248, л. 19, тамъ 
же въ прологѣ- 1425 г. .№ 839, л. 17. По списку въ софійской рукопи- 
си XIV — XV в. сказаніе напеч. преосв Макаріемъ въ Ист. Р. Ц. V, 
409. Въ этоиъ сп. обозначенъ авторъ — отецъ Андрей; въ солов. сб. 1558 
г. Л 8 805, л. 29 въ заглавіи той же повѣсти замѣчено: „створено Ива- 
ноиъ енископомъ". 

10* 



148 



спискахъ и притомъ поздняго времени, XVII — XVIII в. Всѣ они 
носятъ въ заглавіи одинаковую помѣтку: «твореніе Пахомія 
сербина». Но усвояя памятникъ одному автору, они не пред- 
ставляютъ одинаковаго текста, распадаются на двѣ редак- 
ции, различающіяся изложеніемъ и составомъ 1 ). Житіе начи- 
нается предисловіемъ, почти дословно сходнымъ съ предислові- 
емъ къ Пахоміевской біографіи архіеп. Евѳимія; нѣкоторые варі- 
анты, отличающіе первое, только затемняютъ рѣчь, вносятъ въ 
нее грамматическія неправильности и, можетъ быть, принадле- 
жать писцамъ, а не автору. Самое жизнеописаыіе составляетъ 
краткую статью, въ которой по обѣимъ редакціямъ можно за- 
стить одну общую литературную основу; но въ спискахъ XVIII 
в. она изложена гораздо прост раннѣе, болѣе развита общими 
мѣстами, чѣмъ въ спискахъ XVII в., и представляетъ нѣсколь- 
ко фактическихъ чертъ, которыхъ нѣтъ въ послѣднихъ. По- 
смертныя чудеса, сопровождающія житіе (о наказаніи разбойни- 
жовъ, о архіеп. Сергіѣ и 2 чуда о новгородскомъ купцѣ) также 
представляютъ значительные варіанты въ изложеніи обѣихъ 
редакцій. Наконецъ, списки краткой редакціи прибавляютъ до- 
вольно длинное, несоразмѣрное съ коротенькимъ житіемъ по- 
хвальное слово, котораго нѣтъ въ обоихъ спискахъ простран- 
ной. Ничто не заставляетъ отвергать преданіе, сохраненное 
списками житія Моисея, что оно написано Пахоміемъ. Житія 
митр. Алексія и Саввы Вишерскаго, принадлежащія ему безспор- 
но, показываютъ, что и онъ, мастеръ житій, могъ написать та- 
кую скудную, нестройную біографію, наскоро сшитую изъ отры- 
вочныхъ извѣстій и преданій, каково житіе Моисея. Тѣмъ, что 

*) Пространная по изложенію ред. извѣстна намъ по двуиъ снискамъ 
XVIII в.— въ сб. гр. А. С. Уварова № 911 (Царек. 136), л. 332, и 
въ сб. поморскаго письма, намъ принадлежащему л. 204. Списокъ сокращен- 
ной ред. XVII в. въ сб. гр. Уварова Л- 429 (Царек. № 133), л. 248; 
по другому сп. XVII в. она напеч. въ Паи. стар, русск. лит. IV, 10. 



149 



житіе, какъ видно по разсказу объ архіеп. Сергіѣ, могло быть 
написано не раньше 1484 г., нельзя ни поддержать ни опро- 
вергнуть извѣстіясиисковъоего авторѣ, ибо мы не знаемъ, ког- 
да прекратилась литературная дѣяте^ьность Пахомія. Остается 
вопросъ, какая изъ описанныхъ выше редакцій принадлежитъ 
Пахомію. Его можно рѣшить, только предположеніемъ, при 
недостаткѣ прямыхъ указаній. Благодаря позднему времени 
списковъ, по языку обѣихъ редакцін нельзя сдѣлать надеж- 
ныхъ выводовъ для рѣшенія этого вопроса. Изъ похваль- 
на™ слова, входящаго въ составъ сокращенной редакціи, вид- 
но, что оно написано на праздникъ памяти Моисея ! ). Но не- 
извѣстно, когда начали мѣстно праздновать Моисею. Изъ раз- 
сказа объ архіеп, Сергіѣ можно только заключить, что въ 1483 
г., болѣе 100 лѣтъ спустя по смерти Моисея, онъ еще не былъ 
признанъ церковію даже въ числѣ мѣстно-чтимыхъ святыхъ:иначе 
пріѣхавшій съ Москвы архіеп. Сергій, даже въ припадкѣ мос- 
ковская пренебреженія къ павшему Новгороду, не отважился бы 
обозвать одного изъ его святыхъ смердьимъ сыномъ. Любопыт- 
но также, что въ 1563 г. царь, перечисляя святыхъ новго- 
родскихъ владыкъ, не называетъ между ними Моисея 2 ). Это 
придаетъ нѣкоторую вѣроятностьдогадкѣ, что похвальное слово 
съ сокращенной редакціей житія — позднѣйшаго происхожденія 
сравнительно съ пространной, которая составлена Иахоміемъ 3 ). 



1 ) „Пріидемъ же и мы вовсечестный праздникъ великаго архіерея Моисея". 

2 ) А. Ист. I, X 1 168. Въ XVII в. уже чтили Моисея во святыхъ. 
Р. Свят, архіеп. Филарета, янв. прим 139. 

3 ) Въ похвальномъ словѣ, въ молитвѣ къ святому читаемъ: „архіереяу 
Ьожія святителя, иже любовію честное твое торжество сотворяющихъ г 
освяти". Въ спискѣ гр. Уварова оѴ 429 (л. 232— 247) сокращенной редакціи 
житія предшествуетъ служба Моисею, въ которой канонъ — „твореніе киръ. 
Сидора". Если это — митр. Исидоръ (1603 — 1619), единственный новгород- 
скій владыка этого имени до XVIII в., то время составленія службы и 
похвальнаго слова очевидно. Арх. Филаретъ въ указ. мѣстѣ цитуетъ 4спис- 



150 



Изложеніе этой послѣдней совершенно въ духѣ литературнаго 
стиля другихъ житій, написанныхъ Пахоміемъ. 

Для опредѣленія источниковъ житія находимъ краткую біо- 
графію Моисея въ одномъ спискѣ росписи новгородскихъ вла- 
дыкъ, составленной въ концѣ XVI в. 2 ). Невозможно опредѣ- 
лить точно время составленія этой кратком простой записки; но 
она явилась раньше искусственныхъ редакцій житія, обознача- 
емыхъ въ спискахъ именемъ Пахомія, и была ихъ источникомъ, 
а не сокращенной передѣлкой. Обѣ эти редакціи съ большей 
или меньшей близостью къ ея тексту черпаютъ изъ нея, но не 
исчерпываютъ вполнѣ ея содержанія; по своему строю и харак- 
теру изложенія она очень похожа на древнее краткое житіе Вар- 
лаама Хутынскаго и особенно на записку объ архіеп. Аркадіѣ; 
встрѣчаемъ въ ней даже одинаковые съ ними обороты рѣчи, 
а конецъ ея почти дословно сходенъ съ заключен! емъ записки 
объ Аркадіѣ. Пространная искусственная редаіщія житія Мои- 
сея полнѣе сокращенной воспроизводить фактическія черты 
записки, иногда измѣняя ихъ: такъ записка перечисляетъ 
монастыри и церкви, построенные Моисеемъ, въ хронологиче- 
скомъ порядкѣ, согласномь съ древней новгородской лѣтописью; 
пространная редакція не выдерживаетъ его, а сокращенная во- 
все опускаетъ этотъ перечень. Послѣдняя, опуская или переда- 
вая неточно и другія черты записки, является сокращеніемъ ея 
или пространной редакціи; но въ ней есть и не лишенная ин 
тереса новая черта. О началѣ ереси стриголыіиковъ нѣтъ извѣ- 
стій: лѣтописи упомииаютъ о ней впервые въ 1376 г.. когда она 
уже успѣла распространиться въ Новгородѣ. По извѣстію сокра- 

Ба службы Моисею, будто бы Пахоміевой въ библ. Царскаго, въ томъ 
числѣ и Л» 133 (гр. Уварова ЛР 429). Но въ двухъ сборникахъ, имъ обо- 
значенныхъ, нѣтъ этой службы, а въ ,№ 133 канонъ въ ней помѣченъ 
именемъ Исидора. 

*) П. С. Р. Лѣт. III, 181 182, о сгискѣ росписи см. тамъ же стр. 117. 



151 



щенной редакціи житія Моисея, повторенному и въ похвальномъ 
словѣ, Моисей ратовалъ противъ стригольииковъ во время сво- 
его вторичнаго управленія новго*родскойепархіей, слѣдовательно 
еще до 1359 г. ! ). Но трудно угадать источникъ этого извѣ- 
стія: его нѣтъ ни въ лѣтописяхъ, ни въ древней запискѣ о Мои- 
сеѣ. — Время перваго чуда и двухъ послѣднихъ въ житіи не 
указано ясно; второе — объ архіеп. Сергіѣ относится къ 1483 — 
1484 г. и бросаетъ свѣтъ на источникъ и обработку этихъ 
сказаній. По происхождению своему разсказъ о Сергіѣ принатле- 
житъ къ кругу легендъ, сопровождавшихъ паденіе новгород- 
ской вольности. Съ подчиненіемъ Новгорода Москвѣ должна бы- 
ла пасть и его церковная самобытность. Архісп. Сергій, на- 
значенный на новгородскую каѳедру въ Москвѣ и изъ москвичей, 
первый прервалъ собою рядъ туземныхъ излюбленныхъ вла- 
дыкъ; но онъ только 9 мѣсяцевъ иравилъ паствой и вслѣдствіе 
болѣзни воротился въ Троицкій Сергіевъ монастырь. Это по- 
служило источникомъ легенды о немъ, въ разныхъ мѣстахъ пе- 
>редававшейся различно. Наиболѣе прозаическая изъ этихъ мѣст- 
ныхъ ея редакцій — московская, по которой Новгородцы вол- 
шебствомъ отняли умъ у Сергія за то, что онъ не ходилъ по 
ихъ мысли. Въ псковскомъ варіантѣ легендарные мотивы имѣ- 
ютъ каноническую основу: новгородскіе святители, покоившіеся 
въ Софійскомъ соборѣ, являясь Сергію во снѣ и наяву, порази- 
ли его недугомъ за то, что онъ вопреки правиламъ св. отцовъ, 
при живомъ владыкѣ (Ѳеофилѣ) вступилъ на егопрестолъ. По 
народному новгородскому преданію, поэтическому, Сергія нака- 
залъ чудотворецъ Іоаннъ^ «что на бѣсѣ ѣздилъ», новгородскій 
владыка, имя котораго связано съ предаиіемъ о чудесномъ спа- 
сеніи Новгорода отъ суздальскаго нашествія въ XII в. 2 ). На- 



! ) Пам. стар, русск. лит. IV, 11 и 14. 
*) П. С. Р. Лѣт. VI, 236. V, 42. 



152 



конецъ въ житіе Моисея занесена четвертая редакція, сложив- 
шаяся очевидно въ стѣнахъ Сковородскаго монастыря, гдѣ по- 
гребенъ Моисей: гордаго москвича покаралъ этотъ святитель 
за презрительный отзывъ Сергія, заѣхавшаго въ монастырь по 
дорогѣ въ Новгородъ. Но воспроизводя эту легенду, авторъ 
житія сгладилъ ея мѣстныя черты общимъ нравственнымъ уро- 
комъ, изъ нея выведенными. Сергій посрамленъ и лишился са- 
на епископскаго за то, что унизилъ угодника Божія и въ немъ' 
не почтилъ епископскаго сана. Это не противорѣчитъ пред- 
положение, что житіе Моисея составлено не новгородцемъ, но 
по разсказамъ Сковородской братіи и можетъ быть по ея 
просьбѣ. 

Въ разборѣ второй группы Пахоміевскихъ житій труднѣе про- 
вѣрить автора, ибо унего небыло здѣсыюдъ руками старыхъбіо- 
графій или онѣ не уцѣлѣли. Первымъ повремени въ этомъряду 
можно признать житіе игумена Никона. Это житіе, краткое, безъ 
предисловія и похвальнаго слова, составлено Пахоміемъ вѣроятно 
для службы и обыкновенно встрѣчается въ спискахъ вмѣстѣ съ 
нею х ). Здѣсь только въ двухъ мѣстахъ авторъ воспользовался 
своимъ же трудомъ, житіемъ Сергія; главнымъ источникомъ 
служили ему « еще въ тѣлѣ обрѣтающеися тоя же обители ино- 
ци, свидѣтели извѣстни», т. е. очевидцы Никона, которыхъ, 
конечно, было еще много во время составленія житія. Однакожь. 
біографія не представляетъ связнаго разсказа не только о всей 



і) Списки XV в. въ сб. Тр. Серг. л. № 116, л. 415, служба л. 421, 
въ рукоп. Унд. ,№ 370, л. 218, безъ послѣднихъ чудѳсъ; объ одномъ изъ 
нихъ только замѣчено: „се же ино (индѣ) скажемъ, писано въ житіи св. 
Сергія, о Симеонѣ Антоновѣ чудо чти". Это ссылка на помѣщенкое въ 
той же рукописи сводное житіе Сергія по двумъ редакціямъ, гдѣ уже было 
разсказано объ этоиъ чудѣ: переписчикъ житій былъ вмѣстѣ и ихъ рѳ- 
дакторомъ. Сп. XVI в. въ синод, сб. Л 2 90, л. 119, въ волокол. сб. 
моек. д. акад. ,№ 632, л. 56, въ сб. Тр. С. л. № 654, л. 20. 



153 



жизни Никона, но и о его игуменствѣ въ Троицкомъ монастырѣ. 
Такъ ничего не сказано о временномъ удаленіи его отъ игумен- 
ства на безмолвіе, о чемъ говорятъ позднѣйшая редакція этого 
житія и житіе Саввы Сторожевскаго. Главное выиманіе автора 
обращено на заботы Никона о возстановленіи монастыря, ра- 
зоренная татарскимъ нашествіемъ 1408 г., и о построены 
новой каменной церкви надъ гробомъ Сергія; но и здѣсь нѣтъ 
ни слова объ открытіи мощей святаго, происшедшему по раз- 
сказу самого Пахомія въ житіи Сергія, при основаніи этой цер- 
кви. Кончина Сергш и одно изъ 3 чудесъ Никона (о С. Антоновѣ) 
изложены почти дословно по житію Сергія; но есть разногласіе 
съ послѣднимъ во времени кончины Никона. Въ житіи Сергія 
Пахомій говоритъ, что Никонъ игуменствовалъ 36 лѣтъ, а въ 
житіи Никона — 37; позднѣйшая редакція этого послѣдняго жи- 
тія прибавляетъ, что Никонъ скончался 6938 г, Это разногла- 
сіе разрѣшается приведенной выше припиской къ Сергіеву жи- 
тію по списку 6967 г.: если въ этомъ году праздновали 67-ю 
годовщину памяти Сергія (25 сент.) и 31-ю памяти Никона 
(17 ноября), то послѣдній жилъ послѣ Сергія 36 лѣтъ и пре- 
ставился въ ноябрѣ 1427 года т ). 

Составъ житія архіеп. Евѳимія не одинаковъ въ разныхъ 
спискахъ. Въ болыпинствѣ ихъ 5 посмертныхъ чудесъ, прило- 
женныхъ къ жизнеописанію и заканчивающихся краткой похва- 
лой святому, сопровождаются новымъ чудомъ, съ особымъ ви- 
тіеватымъ предисловіемъ и съ надписью: «иноновѣйшее чудо» 2 ). 

*'*) Рук. Тр. Серг. л. ЛР 264, л. 147. Игуменомъ Никонъ былъ соб- 
ственно 30 лѣтъ: Пахомій нрибавляетъ къ годамъ игуменства и тѣ 6 лѣтъ, 
которыя Никонъ провелъ въ безмолвіи. Позднія рукописный сватцы понѣча- 
ютъ кончину его 17 яоябр. 6935 г. 

2 ) Таковъ составъ житія по сп. Х\ I в. въ синод, сб. 630, л. 119, 
въ Мак. ч. мин. мартъ, стр. 649, въ сб. Румянц. муз. АР 154, л. 395, по сп. 
XVII в. въ Ч. мин. Герм. Тулупова, рук. Тр. Серг. л. № 675, л. 11. Въ сп. 
соф. библ. (напеч. въ Паи. стар, русск. лит. IV, 16) къ прежнимъ чудесамъ 



154 



Оно написано очевидно послѣ житія и другимъ авторомъ, но не 
много спустя по смерти Евѳимія: этотъ авторъ уже ссылается 
на читанное имъ житіе Евѳимія съ чудесами, а софійскій прото- 
діакоыъ, о которомъ онъ разсказываетъ, былъ современникъ и 
знакомый Евѳимія. Въ одномъ спискѣ это чудо сопровождается 
послѣсловіемъ, указывающимъ его отношеніе къ житію: авторъ 
приписки, выражаясь о Пахоміѣ какъ современникъ, гово-. 
ритъ, что этотъ Пахомій писалъ о Евѳиміѣ «елика ему повѣ- 
даша, а не все житіе святаго подробну> ; отсюда можно заклю- 
чить, что это чудо описано вскорѣ послѣ іШоміевскаго житія, 
которое оканчивалось 5 чудесами съ краткой похвалой свя- 
тому *), Замѣчаніе въ приведенной припискѣ, кажется, ха- 
рактеризуетъ составъ Пахоміева труда, а не указываетъ на 

прибавлено 5 новыхъ, опшанныхъ во второй иоловинѣ Х\ I в. Послѣднее 
изъ нихъ есть исдѣленіе присляннаго въ Новгородъ царемъ Иваномъ дьяка 
Андрея Клобукова, который участвовалъ въ ливонскомъ походѣ 1577 г. 
Въ предпослѣднемъ разсказано объ исцѣленіи Никиты Романова, бывшего 
новгородсвимъ намѣстникомъ. и къ этому прибавлено извѣстіе: „тажь и 
носылаемъ бываше великимъ княземъ Иваномъ Васильевичемъ предреченный 
Никита и съ нимъ воевода Георгій, нарицаемый Токмаковъ, въ землю Сви- 
скихь Нѣмецъ и., взяша градъ, рекомый Иерновъ". Никита Романовичъ 
Юрьевъ былъ воеводой большаго полка при взятіи Пернова въ 1575 г. 
Карамз. IX, прим. 412, 426 и 460. 

г ) Сб. синод. оѴ 630, л. 146: „Благословеніемъ и иовелѣніемъ госпо- 
дина преосв. архіепископа Великаго Новаграда Іоны н совѣтомъ игумена 
Саввы обители Лресв. Богородицы Аркажа монастыря и господина Иахо- 
мія, отъ сербьскія земли пришедша, мужа благочестива, преходяща иноче- 
ское житіе со всякимъ опасеніемъ добрымъ, и отъ юности съвршена въ боже- 
ственномъ писаніи и во всявомъ наказаніи книжномъ и въ философскомъ 
истииномъ ученіи, еже знаменаетъ по степенемъ грамотикію и проч и фи- 
лософіи, яко превзыти ему мудростію и разумомъ всѣхъ книгчій, отъ сего 
же Пахомія написано бысть отъ житіа великаго святителя и чудотворца отъ 
великихъ малая, глаголю Еуѳимія, съ великимъ свидѣтельствомъ, елика ему 
повѣдаша, а не все житіе святаго подробну. Сій бо Пахоміе является въ 
нашей земли многихъ житія святыхъ нанисавъ и славословіемъ украсивъ 
памяти ихъ дѣйствоиъ св. Духа по чину добрѣ". 



155 



какія-либо иозднѣйшія дополненія, въ него внесенный. Это 
житіе действительно отличается неровностью фактическая 
изложенія. Самъ ІІахомій не указываетъ своихъ источниковъ, 
а изъ упомянутой приписки видно, что между ними не было 
письмениыхъ. Святительская дѣятельность Евѳимія описана 
кратко, въ общихъ чертахъ: но гораздо обстоятельнѣе разека- 
зано о Бяжицкомъ монастырѣ и отношеніи къ нему архіеші- 
скопа, о постройкахъ. сдѣланныхъ имъ въ этомъ монастырѣ; 
при ьтомъ Пахомій смутно представлялъ себѣ хронологическое 
отношеніе разсказываемыхъ событій і у. Эти пробѣлы и неточ- 
ности зависѣли отъ свойства источника, изъ котораго черпалъ 
Пахомій и которымъ служили изустные разскаш Вяжицкой 
братіи и лицъ ѵ окружавшихъ Евѳимія. За то останавливаетъ 
на себѣ обстоятельность, съ какою описаны послѣдній годъ 
жизни Евѳиміа и его погребеиіе: здѣсь авторъ подробно указы- 
ваетъ, гдѣ и когда, въ какой день былъ и что сдѣлалъ при- 
ближавшійся къ смерти владыка и какъ его хоронили. Выше 
мы видѣли, что Пахомій пріѣзжалъ въ Новгородъ еще при Евѳи- 
міѣ,повсей въроятности въ послѣднее время его жизни (1457 — 
1458]. Такимъ образомъ это время онъ могъ описать по лич- 
нымъ воспоминаніямъ. Всѣ указанныя обстоятельства объясня- 
ютъ особенность, отличаюдцую это Пахоміевское житіе отъ дру- 



Сказавъ о обновленіи и украшеши Софійскэго храма Евѳиміемъ, Ііа- 
хомій иродолжаетъ: „но семь же" задумалъ Епѳимій построить себѣ па- 
лату каменную. Извѣстія объ украшеніи СоФІйскаго собора находимъ въ 
лѣтописи подъ 1439 и 1450 гг.. а палата каменная построена въ 1433 г. 
П. С. Лѣт. III, 111. 112. 240. Разсказавъ о построеніи храма св. 
Николая въ Бяжицкомъ мон., Пахомій^ продолжаетъ: „прешедшимъ же мпо- 
гимъ лѣтомъ" Евѳимій, чувствуя близость кончины, пожелалъ построить 
тамъ же теплый храмъ съ трапезою,— какъ будто это было въ послѣдній 
годъ жизни Евѳимія. Но по лѣтописи храмъ Николая построим, въ 1433, 
а теплый съ трапезою въ 1439, почти за 20 лѣтъ до смерти Евѳимія. 
Тамъ же, стр. 112 и 239. 



156 



гихъ. Несмотря на неровность изложенія, оно обильно фактами, 
рѣдко обращается къ помощи общихъ мѣстъ житій и передаетъ 
много живыхъ біографическихъ чертъ, подмѣченныхъ совре- 
менникомъ. Благодаря этому, біографія Евѳимія принадлежитъ 
къ числу немногихъ удовлетворительныхъ трудовъ Пахомія. 

Мывидѣли выше, что біографъ архіепископаіоны ставитъ жи- 
тіе Саввы Вишерскаго въ числѣ сочиненій, которыя этотъ вла- 
дыка поручилъ написать Пахомію, когда послѣдній жилъ у него 
въ Новгородѣ (1459— 1461). Самъ Пахомій замѣчаетъ въ 
концѣ житія, что написалъ его по порученію Іоны. Между> по- 
смертными чудесами Саввы у Пахомія есть разеказъ о пріѣздѣ 
въ Саввинъ монастырь Іоны, который повелѣлъ тогда написать 
образъ преподобнаго, также составить канонъ и прочая въ 
память его. На основаны извѣстія въ житіи Іоны этотъ пріѣздъ 
надобно отнести къ 1461 г., по крайней мѣрѣ не позже. Но 
съ другой стороны есть извѣстіе, что церковь Іоанна Предтечи 
въ монастырѣ Саввы поставлена въ 1464 г., а она уже упо- 
минается у Пахомія. Далѣе, нѣкоторые списки житія, называю- 
щіе въ заглавіи автор омъ его того же Пахомія, оканчиваются 
припиской, по которой «списано бысть и изобрѣтено блаж. Сав- 
вы житіе священной нокомъ Геласіемъ, бывшимъ тогда игуме- 
номъ тоя обители, въ лѣто 6972-е? 1 ). Трудно понять, что 
значатъ эти слова, если не то, что Галасій, вслѣдствіе повелѣ- 
нія Іоны написать канонъ и прочая, ириготовилъ записки о 

г ) Такъ по списку волокол. сб. XVI в. въ Моск. дух. ак. І№ 640, 
л. 164, и въ сб. ХУІІ в. гр. А. С. Уварова 133 (по кат. Царек.), 
л. 448. Въ сб. Моск. дух. ак. Л е 15 приписка еще яснѣе опредѣляетъ 
отношеніе Геласія къ Пахоиію: „снискано же бысть и изобрѣтенс блажен, 
наго житіе иг. Геласіемъ, бывшаго (зіс) настоятелемъ тогда тоя обители; 
написано же бысть и сотворено рукою смиреннаго священноинока Пахо- 
мія сербина иже отъ Св. Горы". Друпе списки ХУІ в. въ Макар, ч. 
иин. окт. стр. 21 и въ синод, сб. ^ 630, л. 8. О церкви Іоанна Пред- 
течи въ Кратк. лѣтоп. о мона :тырѣ преп. Саввы, изд. 2, стр.2. 



157 



жизни Саввы, по которымъ Пахомій ужепослѣ 1464 г. составилъ 
житіе. Каковы бы ни были источники ІІахоміевской біогра- 
фіи Саввы, по содержанію ея видно, что авторъ очень мало 
зналъ о святомъ. Онъ неопредѣленно говоритъ о происхожде- 
ніи и мѣстѣ постриженія Саввы, хотя и родъ Бороздиныхъ, изъ 
котораго онъ вышелъ, и тверской Саввинъ монастырь, въ ко- 
торомъ подвизался сначала, были довольно извѣстны въ то 
время 1 ). Изъ тверскаго монастыря авторъ ведетъ Савву пря- 
мо на р. Вишеру, не сказавъ, что святой былъ настоятелемъ 
Саввиной пустыни и оттуда ходилъ на Аѳонъ, послѣ чего уже 
поселился на Вишерѣ. Далѣе Пахомій передаетъ отдѣльные 
разсказы изъ жизни Саввы анекдотическаго свойства; но исто- 
рія монастыря изображена немногими и такими бѣглыми чер- 
тами, что біографъ говоритъ объ одномъ изъ учениковъ Саввы, 
не упомянувъ даже, что къ отшельнику стала собираться бра- 
тія. Все это тѣмъ болѣе неожиданно, что Пахомій былъ совре- 
менникъ Саввы и писалъ житіе немного лѣтъ спустя по смер- 
ти его. Впрочемъ, и время кончины Саввы въ житіи не указано 
прямо. Позднѣйшіе рукописные святцы и въ слѣдъ за ними цер- 
ковные историки помѣчаютъ ее 1 окт. 1460 г.; но другія извѣ- 
стія дѣлаютъ подозрительиымъ это показаыіе. По разсказу Пахо- 
мія, Савва, умирая, поручилъ свой монастырь попеченію архіепи- 
скопа Емеліана (Евѳимія 1,1424 — 1429). Это очевидно ошибка: 
всего вѣроятнѣе, первое иноческое имя Евѳимія I поставлено 
здѣсь вмѣсто имени преемника его Евѳимія Ц; позднѣйшіе пис- 
цы и писатели часто смѣшивали этихъ еиископовъ. Далѣе Па- 
хомій пишетъ, что Савва предъ кончиной передалъ управленіе 
обителію старѣйшимъ ученикамъ своимъ Ефрему и Андрею, и 



4 ) Позднѣйшая краткая редакція (по рукоп. конца XVII в , принад- 
лежащей Ѳ. И. Буслаеву) приводить подробное извѣстіе о родѣ -Саввы, 
согласное съ родословной книгой. См. Врем. Общ. Ист. и Др. Р. кн. X, 175 



158 



вовсе не упомипаетъ здѣсь о Геласіѣ, который однакожь яв- 
ляется у него настоятелемъ еще до посѣщепія монастыря Іоной. 
Наконецъ, по житію Савва скончался на 80-мъ году жизни. 
Преп. Іосифъ Санинъ называетъ его щэчальникомъ» тверской 
Саввиной пустыни. Такъ обыкновенно назывались основатели. 
Сохранилась рукопись Саввина монастыря съ припиской, по ко 
торой въ 1432 году этому монастырю минуло 35 лѣтъ, слѣдова- 
тельно онъ основанъ въ 1397 — 1398г.; трудно повѣрить, что- 
бы основатель его былъ тогда 17-лѣтпимъ юношей, если 
80-лѣтній Савва скончался въ 1460 г. *). 

По порученію великаго князя Василія Василіевича и митр. Ѳео- 
досія Пахомій пріѣхалъ въ Кирилловъ монастырь 34 года спустя 
по смерти основателя (сконч. 1427), чтобы на мѣстѣ собрать 
свѣдѣнія о его жизни. Тогдашній игуменъ монастыря Еассіанъ 
просилъ и съ своей стороны образноваго агіобіографа написать 
что-нибудь о Еириллѣ. Въ продолженіе 34 лѣтъ въ монастырѣ 
не было составлено не только житія, даже черновыхъ нестрой- 
ныхъ записокъ объ основателѣ. Но Пахомій засталъ еще много 
очевидцевъ и учениковъ Кирилла, долго жившихъ съ учите- 
лемъ, къ числу которыхъ принадлежала самъ Кассіанъ. Авторъ 
видѣлся и съ Мартиніаномъ, бывшимъ игуменомъ Ѳерапонтова, 



1 ) Ьъ сказаній о сватыхь ѳтцахъ русскихъ іосифъ пишетъ о Варсоно* 
фіѢ, преемникѣ Саввы: «его же постави настоятелемъ (въ тверской Сав- 
виной пустыни) предній Савва Бороздинъ, нарицаемый Ера, иже бяшо 
начальникъ обители оноя, егда самъ отыде въ Св. Гору. Блаженный же Вар- 
сонофій 5 лѣтъ пребысть на игуменьствѣ, потомъ же отыде въ пустыню -. 
Вел. Мин. Ч., изд. Арх. Комм., вып. I, 554. По житію, Савва приніелъ 
на Вишеру при новгородскомъ архіеп. Іоаннѣ. Уцѣлѣла другая рукопись, 
писанная въ Саввиной пустыни при игуменѣ ВарсоноФІѢ въ 1416 году (Р. 
Свят., архіеп. Филарета, март. стр. 28). Отсюда можно заключать, что Савва 
ушелъ на Аѳонъ около 1411 г. и пришелъ на Вишеру не позже !414 г. 
Въ 1418 г. онъ уже основалъ здѣсь монастырь и построилъ въ немъ цер- 
ковь, проживъ нѣсколько времени отшельникомъ. П. С. Лѣт. III, 236. 



159 



потомъ Троиикаго Сергіева монастыря; въ 1462 г. онъ снова 
правилъ Ѳерапонтовымъ монастыремъ (въ 15 верстахъ отъ 
Кириллова) и могъ сообщить Иахомію подробный свѣдѣнія о 
Кириллѣ, у котораго постригся еще въ отрочествѣ, въ первые 
годы существованія Кирилловой обители. Этихъучениковъ Кирил- 
ла распрашивалъ я о святомъ, пишетъ Пахомій въ предисловіи, 
о л начата бесѣдовати ко мнѣ о житіи святаго и о чудесѣхъ». 
Въ жизнеописании, разсказавъ повѣсть о князѣ и княгинѣ Бѣ- 
левскихъ, онъ прибавляетъ, что слышалъ ее отъ инока Игнатія, 
которому передала ее сама княгиня, и при чтеніи этой повѣсти 
легко замѣтить, что книжный стиль Пахомія не вполпѣ сгладилъ 
пріемыпростагоизустнаго разсказа. Авторъ передаетъ имена лю- 
дей, игравшихъ самую невидную роль въ исторіи обители, и мно- 
го другихъ мелкихъ подробностей, которыя показываютъ, что 
житіе писано со словъ иноковъ монастыря. При этомъ авторъ 
дѣлаетъ еще оговорку, что многое оставлено имъ незаписаннымъ 
по обилію матеріала или потому, что за датюстію позабыто раз- 
сказчиками 1 ). Единственнымъ письменнымъ источниковъ, ка- 
кой можно заметить въ житіи, была духовная Кирилла, кото- 
рую Пахомій заиесъ въ свой трудъ съ пропусками и поправ- 
ками 2 ), Такимъ образомъ Пахомій имѣлъ въ своемъ распоря- 
женіи обильный запасъ свѣдѣній, позволявшій ему составить 
біографію, подобную Епифаніевому житію Сергія. Жизнеописа 
ніе Кирилла — самый обширный и лучшій изъ всѣхъ трудовъ 



1 ) Сказавъ о погребеніи сватаго, Пахомій продолжаетъ: „множайша же 
ина чудеса пра животѣ бывшая блаженнаго Кирилла множества ради, паче же 
и предъ многими лѣты бывша писанію не предашася, сія же нѣчто мало 
отчасти написана быша". Списки житія: XV в. въ сб. Тр. Серг. л. »№ 
764, л. 2, пис. Паисіемъ Ярославовымъ, XVI в. въ Макар, ч. мин. 
іюнь, стр. 240, въ волокол. сб. 1549 г. въ моек, епарх. библ. .">?> 639, 
л. І83-, неполный сп. въ синод, сб. XV— XVI в. Л 5 556, л. 818. 

2 ) Ср. Макар, ч. мин. въ указ. мѣстѣ, стр. 270 съ А. Нет. I, № 32. 



160 



Пахомія. Для историко-критической оцѣнки этого житія важно, 
какъ, съ какой стороны воспользовался своими источниками 
біографъ и какой взглядъ положилъ онъ въ основаніе труда. 
Здѣсь авторъ не стѣснялся ни скудостью матеріала, отнимаю- 
щей возможность выбора фактовъ, ни церковнымъ назначені- 
емъ житія, заставлявшим!, одни факты опускать, другимъ да- 
вать извѣстное условное выраженіе. Прежде всего можно замѣ- 
тить, что не одни біографическія воспоминанія объ основателѣ, 
но и самые взгляды братіи Кириллова монастыря на монаше- 
ство нашли въ перѣ Пахомія трость книжника скорописца. 
Извѣстно, что изъ отшрльническихъ келлій, разсѣянныхъ въ 
бѣлозерскихъ лѣсахъ и имѣвшихъ близкія сношенія съ монас- 
тыремъ Кирилла, вышелъ въ самомъ началѣ XVI в. шумный 
протестъ противъ монастырскаго землевладѣнія. Самъ Пахомій 
былъ равнодушрнъ къ этому вопросу, сколько можно заключать 
по другимъ его житіямъ; но біографія Кирилла даетъ любопытное 
указаніе, что не одни Чзѣлозерскіе «пустынники», но и часть бра- 
тіибогатагообщежительнаго монастыря, какимъ былъ Кирилловъ 
во 2 ой половинѣ XV в., была противъ монастырскаго земле- 
владѣнія и въэтомъ смыслѣ направляла перо біографа. Пахомій 
не говоритъ ни объ одномъ земельномъ пріобрѣтеніи Кирил- 
ла; разсказывая, какъ бояринъ Романъ Ивановичъ хотѣлъ 
дать послѣднему село, біографъ заставляетъ святаго выска- 
зать тѣже самые аргументы противъ пріобрѣтенія селъ монас- 
тырями, какіе выражены были митр. Кипріаномъ въ посланіи 
къ игумену Аѳанасію и потомъ развиты послѣдователями Нила 
Сорскаго. Ни въ этомъ молчаніи, ни въ этихъ аргументахъ 
нельзя видѣть факты изъ біографіи Кирилла. Одна грамота со- 
гласно съ Пахоміемъ показываетъ, что село боярина Романа 
отошло къ монастырю уже по смерти Кирилла; но таже гра- 
мота насчитываетъ до 6 земельныхъ вкладовъ, принятыхъ Ки- 
рилломъ, и до 11 земельныхъ покупокъ, сдѣланныхъ самимъ 



161 

основателемъ х ). Далѣе, главное вниманіе Пахомія обращено, 
разумѣется, на дѣятельность Кирилла въ новой обители, на тѣ 
30 лѣтъ, который протекли съ возникновенія монастыря до 
кончины основателя. Здѣсь находимъ 3—4 страницы, изо- 
бражающая внутреннюю жизнь монастыря по уставу Кирилла; 
сверхъ этого безъ видимой связи, безъ хронологическихъ 
указаній изложено болѣе 20 краткихъ повѣстей или отдѣль- 
ныхъ случаевъ нравоучительнаго характера, рисующихъ нрав- 
ственное вліяніе Кирилла, его отношенія къ братіи, мірянамъ — 
и только. Постепенный ростъ монастыря, перемѣны, внесен- 
ный имъ въ окрестную пустыню, матеріальныя условія жизни 
и характеръ братіи — все это изображено очень скудными, 
мимоходомъ брошенными чертами; очевидно, это не занимало 
Пахомія и онъ объ этомъ не распрашивалъ. Здѣсь замѣтна 
разница между нимъ и Епифаніемъ: и у послѣдняго на первомъ 
планѣ нравственный образъ основателя, какъ примѣръ для под- 
ражанія; но онъ слѣдитъ и за исторіей монастыря, не обходитъ 
его простыхъ житейскихъ отношеній и отмѣчаетъ перемѣны въ 
окрестной пустынѣ, насколько онѣ вліяли на жизнь монастыря. 
Указанныя особенности житія Кирилла, отсутствіе связнаго 
разсказа, анекдотичность и стремленіе изображать дѣятельность 
святаго только съ извѣстной стороны стали отличительными 
чертами русскихъ житій послѣдующаго времени. 

Житіе Іоанна, архіепископа новгородскаго, по своему проис- 
хожденію и источникамъ имѣетъ близкое отношеніе ко времени 
архіеп.Евѳимія и къ Пахоміевскимъ житіямъ Варлаама Хутынскаго 
и архіеп. Моисея. Выше было указано шаткое извѣстіе, припи- 
сывающее и это житіе перу Пахомія. Впрочемъ, кто бы ни 
былъ его авторъ, главныя черты своего содержанія оно по- 
черпнуло изъ того же круга новгородскихъ легендъ, подучив- 



М А. А. Эксл. I, Л- 377; си. также купчую Кирилла въ А. Ю- Л- 72. 

11 



162 



шихъ литературную обработку въ" эпоху паденія Новгорода, 
откуда черпали и два упомянутыя житія. Въ нашей исторіи 
не много эпохъ, которыя были бы окружены такимъ роемъ 
поэтическихъ сказаній, какъ паденіе новгородской вольно- 
сти. Казалось, «господинъ Великій Новгородъ», чувствуя, что 
слабѣетъ его жизненный пульсъ, перенесъ свои думы съ Яро- 
славова двора, гдѣ замолкалъ его голосъ, на св. Софію и дру- 
гія мѣстныя святыни, вызывая изъ нихъ преданія старины. 
Выше было замѣчено, какъ открытіе мощей Іоанна въ 1439 г. 
архіеп. Евѳиміемъ вмѣстѣ съ устаиовленіемъ паннихиды 4 октяб- 
ря должно было содѣйствовать оживленію этихъ преданій, осо- 
бенно объ Іоаннѣ и о чудѣ Знаменія въ 1169 г.; по извѣстію 
лѣтописи, что Новгородцы приписывали наказаніе архіеп. Сер- 
ия ѣздившему на бѣсѣ чудотворцу Іоанну, видно, что эти пре 
данія были распространены въ мѣстномъ населеніи Изъ 
того же источника вышло житіе архіеп. Іоанна: почти все его 
содержаніе состоитъ изъ легендъ о построеніи Благовѣщен- 
скаго монастыря, о Знаменіи, о путешествіи въ Іерусалимъ на 
бѣсѣ и о мести послѣдняго владыкѣ. Разсматривая эти легенды 
въ связи съ другими, относящимися къ тому же кругу, можно 
извлечь ыѣкоторыя указанія на время, когда составлено житіе. 
Въ рукописяхъ встрѣчаемъ иногда рядомъ 4 новгородскія по- 
вѣсти: о варяжской божницѣ, о Благовѣщенскомъ монастырѣ, 
о просфорѣ и объ архіеп. Іонѣ 2 ). По ссылкамъ, какія дѣла- 
етъ въ нихъ авторъ, видно, что онѣ записаны одной рукой. 
Такъ въ первой изъ нихъ замѣчено: «сія ми повѣда игуменъ 



*) Кромѣ сказанія въ житіи Іоанна, съ установленіемъ паннихиды 
4 октября связана другая легенда — о видѣніи софійскзго пономаря Ааро- 
на. II. С, Лѣт. III, 239. 

2 ) Наприм. въ волокол. сб. половины XVI в. въ Моск. д. ак. ,№ 
659, л. 355 — 358. Первыя три повѣсти см. въ Паи. стар, русск. лит. 
I, 251—255 и въ П. С. Лѣт. III, 218, 



163 



Сергій Островскаго монастыря отъ св. Николы, отецъ Закхіевъ, 
нынѣшыяго игумена Хутынскаго>; вторая начинается словами: 
«той же чудный мужъ Сергіе повѣда» 1 ). По извѣстію послѣдней 
"изъ этихъ повѣстей о числѣ лѣтъ архіепископства Іоны видно, 
что онѣ записаны послѣ 1471 г. Закхей правилъ Хутынскимъ 
монастыремъ повидимому въ послѣдней четверти XV вѣка; въ 
1475 г. по лѣтописи на Хутынѣ былъ еще игуменомъ 
Наѳанаилъ, котораго встрѣчаемъ здѣсь въ разсказѣ о чудѣ 
преп. Варлаама въ 1471 г.; имена Хутынскихъ настоятелей 
съ начала XVI в. становятся всѣ извѣстны, но между ними 
нѣтъ Закхея 2 ). На легендарность разсказовъ объ Іоаннѣ 
намекаетъ самъ авторъ житія, которое, по его признанно, напи- 
сано не безъ колебанія 3 ). Между письменными источниками, на 
которые ссылается авторъ, была и одна изъ указанныхъ выше 
повѣсте&, именно о Благовѣщенскомъ монастырѣ: легкій пери- 
фразъ ея помѣщенъ въ началѣ житія, а въ другомъ мѣстѣ, пе- 



1) Третья: «ІІовѣдаше нѣкто отъ благочестивыхъ мужъ"; четвертая: 
"ІІовѣда намъ самъ господинъ архіеп. Іона. 

2 ) П. С Р. Л. VI, 201. III, 241. Въ повѣсти объ Іонѣ упоминается, 
какъ. извѣетный новгородецъ того времени, Михаилъ Яковлевъ Медовар- 
цевъ, внукъ той Наталіи, которая пріютила у себя 7-лѣтняго сироту, 
будущаго владыку Іону. Въ Тр. Серг. Л. есть сб. іМ 5 466 съ припиской 
н;і л. 354: „написана сія книга Минеа въ градѣ Москвѣ, въ монастыри 
св. и великаго чудотворца Николы Старого, замышленіемъ и рукою мно- 
гогрѣшнаго Михаила Іаковля сына Медоварцова, лювоградца, въ лѣто 7013 
(1505)". Можетъ быть, онъ былъ переселенъ изъ Новгорода послѣ 1478 г. 

' 3 ) Разсказавъ объ открытіи мощей, авторъ продолжаетъ: «Азъ окаянный 
слышахъ о житіи праведнаго мужа, великаго святителя Божія Іоанна, и 
невѣріемъ одержимъ быхъ, и ятъ мя нѣкоторый недугъ неисцѣленъ; азъ 
же уразумѣхъ, яко мое невѣріе увѣряетъ святый... Написахъ житіе сва 
таго... елика изообрѣтохъ написана о святѣмъ... ина же слышахъ отъ не- 
ложныхъ свидѣтелей и отъ старецъ многолѣтныхъ». Списки житія въ 
Мак. ч. мин., изд. Арх. Комм. I, 327, въ синод, сб. № 555, л. 37, въ 
волокол. сб. половины XVI в. въ моек. д. ак. Л- 659, л. 149- эти спис- 
ки безъ пространнаго похвальнаго слова, составленнаго позднѣе шитія. 

11* 



164 

речисляя построенныя Іоанномъ церкви, авторъ, по нѣкоторымъ 
спискамъ житія, замѣчаетъ, что первою изъ нихъ была Благовѣ- 
щенская, «онейжепреди писахомъ отъ сказанія повѣсти чуднаго 
мужа Сергія, игумена Островскаго монастыря отъ св. Николы* . 
Въ концѣ житія авторъ призываетъ молитвы Іоанна на «вели- 
кодержавнаго, скипетръ царства въ Русской землѣ держащаго» . 
Умирая, Іоаннъ поучаетъ новгородцевъ бояться «князя православ- 
на™ яко Бога», аза иновѣрнаго не отдаваться, и въ чудѣ Знаме- 
нія указываетъ тотъ смыслъ, « да посрамятся иконоборцы, да не 
растлятся обычая наша* . Изъ этихъ вырэженій можно заклю- 
чить, что и 4 упомянутыя повѣсти и житіе написаны въ коннѣ 
70-хъ или въ 80-хъ годахъ XV в., когда подчиненіе Новгорода 
Москвѣ было рѣшено и когда въ немъ стали обнаруживаться 
иконоборческія мнѣнія жидовствующихъ. Повѣсть о Знаменіи 
въ житіи также есть передѣлка сказанія, встрѣчающагося въ 
рукописяхъ съ конца XV в. Изъ лѣтописи или другаго письменнаго 
источника взяты перечень церквей и извѣстіе о происхожденіи 
Іоанна и о томъ, что до архіепископства онъ былъ священни- 
комъ при церкви св. Власія. Но сводя различные источники, ав- 
торъ впалъ въ ошибку: легенду о построеніи Благовѣщенскаго 
монастыря онъ отнесъ ко времени, когда Іоаннъ былъ еще мі- 
ряниномъ; потомъ онъ сталъ іереемъ, по разсказу житія, и 
наконецъ постригся въ своемъ монастырѣ, откуда былъ из- 
бранъ на каѳедру; но по лѣтописи этртъ монастырь основанъ 
въ 1170 г., когда Іоаннъ былъ уже архіепископомъ. Не видно, 
чтобы сказаніе о путешествіи во Іерусалимъ и о мщеніи бѣса 
существовало въ письменности раньше жизыеописанія Іоанна; 
едвали не впервые оно записано въ этомъ житіи по изустнымъ 
разсказамъ <неложныхъ свидѣтелей» . 

Пахомій вышелъ изъ средоточія православной греко-славян- 
ской образованности XIV — XV в., изъ Святой Горы, и вынесъ 
оттуда высокое понятіе объ охранительной силѣ родной пись- 



165 



менности для племени: «бяху Угри, замѣчаетъ онъ въ повѣсти 
о Батыѣ, первое во православіи крещеніе отъ Грекъ пріемше, 
но не поспѣвшимъ имъ своимъ языкомъ грамоту изложити, Ри- 
мляномъ же яко близь сущимъ приложиша ихъ своей ереси 
послѣдовати » . Пахомія много читали въ древней Руси и усерд- 
но подражали пріемамъ его пера: его творенія служили едвали 
не главными образцами, по которымъ русскіе агіобіографы 
съ конца XV в. учились искусству описывать жизнь святаго. 
Авторъ приведенной выше приписки къ житію Евѳимія, вы- 
ражая взглядъ русскихъ книжниковъ XV в. на Пахомія, на- 
зываетъ его отъ юности усовершившимся въ писаніи и во 
всѣхъ философіяхъ, превзошедшимъ всѣхъ книжниковъ ра- 
зумомъ и мудростію. Такой человѣкъ былъ нуженъ на Руси 
въ XV в. и потому, когда онъ явился здѣсь, великій князь и 
митрополитъ съ соборомъ, новгородскій владыка и игуменъ мо- 
настыря обращались къ нему съ просьбами и порученіями на- 
писать о томъ или другомъ святомъ. Достаточно пересчитать 
творенія Пахомія, приведенный въ извѣстность, чтобы видѣть, 
для чего собственно было нужно на Руси его перо и что новаго 
внесло оно въ русскую письменность. Пахомій написалъне мепѣе 
18 каноновъ и 3 или 4 похвальныа слова святымъ, 6 отдѣль- 
ныхъ сказаній и 10 житій; изъ послѣднихъ только 3 можно 
считать оригинальными произведеніями; остальныя — новыя ре- 
дакціи или переложенія прежде написанныхъ біографій. Запасъ 
русскихъ церковныхъ воспоминаній, накопившійся къ половинѣ 
XV в., надобно было ввести въ церковную ^практику и въ со- 
ставъ душеполезнаго чтенія, обращавшагося въ ограничен- 
номъ кругу грамотнаго русскаго общества. Для этого надобно 
было облечь эти воспоминанія въ форму церковной службы, слова 
или житія,въ тѣ формы^ въ какихъ только и могли они привлечь 
вниманіе читающего общества, когда послѣднее еще не видѣло 
въ нихъ предмета не только для научного знанія, но и для про- 



166 



стаго историческаго любопытства. Вт, этой стилистической пе- 
реработкѣ русскаго матеріала и состоитъ все литературное зна- 
ченіе Пахомія. Онъ нигдѣ не обнаружилъ значительнаго ли- 
тературнаго таланта; мысль его менѣе гибка и изобрѣтательна 
чѣмъ у Епифанія; но онъ прочно установилъ постоянный, одно- 
образные пріемы для жизнеописанія святаго и для его просла- 
вленія въ церкви и далъ русской агіобіографіи много образцовъ 
того ровнаго, нѣсколько холоднаго и монотоннаго стиля, кото- 
рому было легко подражать при самой ограниченной степени 
начитанности. Есть еще сторона въ литературной дѣятельности 
Пахомія, имѣющая нѣкоторое значеніе въ исторіи письменности 
древнерусскихъ житій. Въ послѣдствіи, при размноженіи этой 
письменности, многія житія переписывались и распространя- 
лись исключительно или преимущественно въ мѣстахъ дѣятель- 
ности святыхъ; но вмѣстѣ съ тѣмъ постепенно увеличивалась 
группа житій, имѣвшихъ общее значеніе, вездѣ читавшихся. 
Самую раннюю и видную часть въ этой группѣ составляютъ 
вмѣстѣ съ Кипріановской біографіей митр. Петра и древнѣй- 
шими ростовскими житіями творенія Пахомія: благодаря извѣст- 
ности автора, его житія не только митр. Алексія или преп. Сер- 
ия, но даже архіеп. Евѳимія, Варлаама Хутынскаго и другихъ 
мѣстныхъ святыхъ стали общимъ достояніемъ древнерусскихъ 
читающихъ людей и переписывались вездѣ. Гораздо менѣе важ- 
ны труды Пахомія какъ историческій матеріалъ. Только одинъ 
изъ святыхъ, жизнь которыхъ онъ описалъ, архіеп. Евѳимій 
былъ извѣстенъ ему лично. Главными источниками служили ему 
изустные разсказы и готовыя біографіи. Воспроизводя тотъ или 
другой источникъ,Пахомій нисколько не заботился о томъ, чтобы 
исчерпать его вполнѣ, и вслѣдствіе разныхъ причинъ допускалъ 
много неточностей въ своемъ воспроизведеніи. Большая часть 
явленій, имъ описываемыхъ,не была извѣстна ему по непосред- 
ственному наблюденію; ему не пришлось видѣть возникновенія 



167 



и образованія ни одного русскаго монастыря; зтотъ недоста- 
токъ непосредственна™ знакомства съ дѣйствительностію онъ 
восполяялъ реторикой житій, которая многому давала невѣр- 
ную окраску. Притомъ многія изъ его біогрофій писаны для 
церковной службы и по порученію свѣтской или церковной вла- 
сти; это заставляло его иное опускать, а другое воспроизводить, 
какъ нужно было, а не какъ было на самомъ дѣлѣ. Послѣднее 
замѣтилъ въ одномъ его трудѣ современный русскій лѣтопи- 
сецъ 1 ). Только біографіи Кирилла и Евѳимія цѣнны и по 
свойству источниковъ и по обилію содержанія; если бы всѣ 
остальные труды Пахомія исчезли, въ нашихъ историческихъ 
источникахъ не образовалось бы слишкомъ замѣтнаго про- 
бѣла. 



ГЛАВА V. 

Русскія нодражанія до Макарьсвскаго времени. 

Дальнѣйшее наше изслѣдованіе должно превратиться въ 
краткій библіографическій обзоръ. Получивъ въ разсмотрѣнныхъ 
выше житіяхъ образцы агіобіографіи, русскіе слагатели житій 
однообразно подражали имъ и въ литературныхъ пріемахъ и 
въ пониманіи историческихъ явленій. Стороны въ ихъ произве- 



*) Сказавъ о обрѣтеніи мощей св. Петра въ 1472 г. и о порученіи, 
данномъ Пахомію, написать слово объ этомъ, дѣтописецъ дѣлаетъ замѣ- 
чаніе, можетъ быть единственное въ древнерусской литературѣ: „А въ 
сдовѣ томъ написа, яво въ тѣлѣ обрѣли чудотворца, невѣрія ради люд- 
скаго, занеже вой толво не въ тѣлѣ лежитъ, тотъ у нихъ не святъ; а 
того не помянуть, яко костя наги источаютъ исцѣленія." П. С. Лѣт. VI, 196, 



168 



деніяхъ, которыхъ должна коснуться критика, опредѣлились не 
личными условіями писателя, а этимъ историческимъ взглядомъ 
на явленія, у всѣхъ одинаковымъ, который вычитанъ въ образ- 
цахъ и вмѣстѣ съ литературными пріемами "послѣднихъ соста- 
вилъ реторическую теорію житія. Личность писателя опять ис- 
чезаетъ за этой теоріей, какъ исчезала прежде за многолѣтней 
легендой, хотя теперь въ большей части случаевъ мы можемъ 
не только назвать его по имени, но и указать нѣкоторыя черты 
его жизни. Съ другой стороны, чѣмъ дальше отъ половины 
XV в., тѣмъ болѣе русская агіобіографія удаляется отъ город- 
скихъ центровъ, гдѣ составилось большинство прежнихъ житій, 
и продолжаетъ свое развитіе въ пустынѣ, по многочисленнымъ 
монастырямъ, здѣсь возникавшимъ, выходя такимъ образомъ 
изъ предѣловъ того круга общественныхъ явленій, который 
вѣдала лѣтопись; потому рѣдко представляется возможность съ 
помощію послѣдней провѣрить или объяснить новыя житія. Меж- 
ду историкомъ и историческимъ матеріаломъ, заключающимся въ 
этихъ житіяхъ, остается одна упомянутая теорія агіобіографіи: 
критика, приведя въ извѣстность ея дальнѣйшіе памятники, 
можетъ ограничиться общимъ разборомъ этой теоріи, чтобы 
выдѣлить изъ нея историческій фактъ. 

Выше было замѣчено, какія литературный вліянія содѣйство- 
вали превращенію прежней краткой записки, или памяти о свя- 
томъ, въ историческое похвальное слово, ибо таковы въ сущ- 
ности витіеватыя житія, которыя писались съ XV в. Эти влія- 
нія замѣтно сказываются въ русскихъ произведеніяхъ второй 
половины ХУ в. Явленія церковной и мірской жизни становятся 
содержаніемъ не простой повѣсти, а церковно-ораторскаго слова. 
Мы видѣли выше, какъ обрѣтеніе мощей св. митрополита Петра 
въ 1472 г. подало собору ново дъ возложить на Пахомія состав- 
лете витіеватаго слова объ этомъ событіи съ похвалой и двумя 
канонами святому. Въ 1462 г. у гроба св. митрополита Алексія 



169 



испѣлился хромецъ: глава русской церковной іерархіи митр. Ѳео- 
досій написалъ пространное слово объ этомъ чудѣ, блестящее 
произведете церковнаго краснорѣчія въ духѣ того времени; 
ораторское предисіовіе въ ыемъ равняется по объему самому 
сказанію. Другое произведете того же автора, одинаковаго ха- 
рактера съ первымъ, похвальное слово апостоламъ Петру и 
Павлу обнаруживаетъ источникъ, откуда черпалъ Ѳеодосій свое 
краснорѣчіе; здѣсь авторъ дословно выписыва^тъ страницы изъ 
слова Цамблака на ту же тему, подобно тому какъ послѣдній въ 
этомъ и другихъ своихъ ораторскихъ твореніяхъ заимствовалъ 
у Іоанна Златоуста и прочихъ образцовыхъ витій православной 
церкви 1 ). Этимъ цвѣтомъ церковнаго похвальнаго слова окра- 
шивались не одни церковныя явленія: онъ сильно замѣтенъ уже 
въ житіи великаго князя Димитрія Донскаго, написанномъ, по- 
видимому, вскорѣ послѣ его смерти. Авторъ біографіи — начи- 
танный книжникъ, сколько можно судить по его цитатамъ и 
многорѣчивымъ разсужденіямъ, и писалъ ее для какого-нибудь 
духовнаго лица 2 ). Иногда у него замѣтно подражаніе житію 
Александра Невскаго; встрѣчаемъ литературный черты, кото- 
рыя были не во вкусѣ агіобіограФІи: картину Донскаго побоища, 
плачъ княгини съ причитаньями надъ умершимъ мужемъ. Но 

1 ) Сказаніе о чудѣ 1462 г. въ П. С. Р. Лѣт. VI, 325. Похвальное 
слово апостоламъ въ сб. Унд. XV в. ,№ 558, л. 75; напеч. въ Изв. 2 отд. Ак. 
Н. т. III, 322. По отношенію къ характеру церковной литературы того 
времени и предметамъ, которые она разработывала, не лишній фзктъ пред- 
ставляетъ еще одно произведете Ѳеодосія, не занесенное въ перечень его 
трудовъ (у арх. Филарета въ Обзорѣ I, 141): это кондаки и икосы на 
успеніе Богородицы — „твореніе Ѳеодосія митр кіевскаго и всея Руси". 
Солов, сб. XVI в. Л 2 916. 

2 ) Напеч. въ Русск. Ист. Сб. т. III, 81 и П. С. Лѣт. IV, 349. VI, 
104 и VIII, 53, съ пропусками. Въ похвалѣ, приложенной къ житію, 
авторъ обращается въ лицу, для котораго писана біограФІя: „понеже пре- 
подобство твое испроси у нашего художества слова, мы припадаемъ къ 
Св. Духу благодати.." 



170 



тѣмъ рѣзче выдѣляются въ біографіи черты другаго свойства: 
въ характеристику князя допущены почти исключительно инс- 
ческія добродѣтели; несоразмѣрно длинное и до темноты витіе- 
ватое похвальное слово въ кондѣ житія разсматриваетъ Дон- 
скаго героя только какъ святаго, и перебирая историческія 
имена, которыми можно было бы характеризовать князя, оно на- 
зываешь только праведниковъ обоихъ завѣтовъ. Вторая редак- 
ція сказанія о кн. Михаилѣ Ярославичѣ тверскомъ наглядно 
показываетъ, что вся перемѣна, происшедшая въ русской агіо- 
біографіи съ XV в., состояла въ пріемахъ литературнаго изло- 
женія и не вызвала потребности болѣе внимательнаго знаком- 
ства съ Фактами, относящимися къ жизни описываемыхъ лицъ. 
Выше, въ разборѣ древней повѣсти о Михаилѣ былъ отмѣченъ 
признакъ, обличающій во второй ея редакціи произведете XV в., 
хотя въ ней, по обычаю древнерусскихъ позднѣйшихъ редакто- 
ровъ,удержаны выраженія начальнаго сказанія, какія могъ улот- 
ребить только современникъ и очевидецъ описываемыхъ собы- 
тій 1 ). Эта позднѣйшая . редакція почти дословно повторяетъ 
текстъ своего оригинала, не только не прибавляя къ нему но- 



') Списокъ этой редакціи съ иредисловіемъ въ Ч. Мин. Германа Тулу- 
пова, рукоп. Тр. Серг. Л. Л 2 671, л. 111; сказаніе здѣсь сопровождается 
припиской на л. 129: „въ лѣто 6994 написано бысть сіе убіеніе вел. кн. 
Михаила Ярославича, мѣс. ноемврія 17 день". Это, очевидно, указаніе на 
время древняго списка, съ котораго копировалъ Германъ. Но рздакція 
сказанія составлена раньше: ее находимъ, только безъ предисловія, въ 
спискѣ софійской лѣтописи, писанномъ прежде 1481 года (П. С. Лѣт. У , 207 
ср. съ замѣчаніемъ о спискѣ кн. Оболенскаго на 'стр. 77 и слѣд.). Нач. пре- 
дисловія: „Вѣнецъ убо многоцвѣтенъ". Оно сходно съ предисловіемъ ко 
второй редакціи житія ростовскаго епископа Исаіи и вѣроятно въ обо- 
ихъ житіяхъ взято изъ одного источника. Реіакторъ повѣсти о Михаилѣ 
повторяетъ наивно выраженія начальнаго ея автора: „написахомъ", „испо- 
вѣдаху намъ" и проч. Этимъ объясняется сиыслъ замѣтки его въ преди- 
словіи: ..мы же убо не отъ инѣхъ слышавще, но самовидцы бывше чест- 
ному его (кн. Михаила) воспитанію". 



171 



выхъ фактовъ, но даже опуская нѣкоторыя фактическія черты 
его, напримѣръ хронологическія и топографическія помѣтки въ 
разсказѣ о борьбѣкн.ЮріямосковскагосъМихаиломъ.Передѣлка 
древняго сказанія предпринята только для того, чтобы прибавить 
къ нему длинное витіеватое предисловіе и внести въ простой 
разсказъ современника обильныя реторическія распространенія, 
тексты, историческія сравненія и т. п. 

Характеристическими образчиками компилятивности, какою 
отличались подражанія въ русской агіобіографіи съ половины 
XV в., могутъ служить сочиненія о князьяхъ ярославскихъ, со- 
ставленныя въ изучаемый періодъ времени: это — двѣ ре" 
дакціи житія кн. Ѳеодора Чернаго и сказаніе о князьяхъ 
Василіѣ и Константинѣ. Еще до открытія мощей кн. Ѳео- 
дора въ 1463 г. въ письменности обращалась краткая по- 
вѣсть о преставленіи этого князя съ немногими извѣстія- 
ми о «го жизни: судя по изложенію и нѣкоторымъ подроб- 
ностямъ въ описаніи кончины Ѳеодора, можно думать, что 
эта проложная статья была составлена вскорѣ по смерти 
князя или на основаніи современной ему мѣстной лѣтописи, 
записавшей эти подробности 1 ). Вскорѣ по обрѣтеніи мощей 
князя описано было и это событіе съ чудесами, его сопровож- 
давшими 2 ). Великій князь московскій Іоаынъ и митрополитъ 
Филиппъ поручили описать жизнь новоявленнаго чудотворца 
Антонію, іеромонаху Спасскаго ярославскаго монастыря, гдѣ 

1 ) Сб. Тр. Серг. Л. 1505 г. ,№ 466, л. 366; древнѣе сп. въ рук. Рум. 
муз. 1462 г. «ІЧ 2 305, л. 260. Архіеп. Филаретъ ошибочно смѣшиваетъ эту 
статью съ сочиненіемъ Антонія. Русск. Свят. сент. стр. 81. 

2 ) Въ рукописяхъ статья эта встрѣчается въ двухъ редакціахъ: въ 
краткой- въ указанномъ сб. Тр. С. Л. >Р 466 (вписана на поляхъ ря- 
домъ съ статьей о преставленіи) и въ полной —въ волокол. сб. 1543 г. 
въ Моск. дух. ак. Л г 490, л, 235-, этой редакціей пользовался Антоній; она же 
безъ послѣднихъ чудесъ въ П. С. Лѣт. У, 185 — 187, разбита по годамъ 
и перемѣшана съ другими лѣтописными извѣстіями. 



172 



покоился кн. Ѳеодоръ. Біографъ разсказываетъ объ удаленіи 
архіеп. ростовскаго Трифона съ каѳедры(1467 г.), а о послѣд- 
немъ самостоятельномъ князѣ Ярославля Александрѣ Ѳедоро- 
вичѣ, при которомъ произошло открытіе мощей его предка, вы- 
ражается, какъ будто его уже не было на свѣтѣ: отсюда видно, что 
житіе написано между 1471 годомъ, когда умеръ кн. Александръ, 
и 1473, когда умеръ митр. Филиппъ г ). Антоній^ знакомый съ 
образцами русский агіобіографіи того времени, составилъ житіе 
такъ, чтобы оно было достойно высокаго порученія, возложен- 
наго на автора. ІІредисловіе онъ выписалъ изъ житія митр. 
Алексія, написаннаго Пахоміемъ, съ нѣкоторыми перемѣнами, 
но удержавъ выраженія, которыя вовсе не шли къ ярославско- 
му писателю 2 ). Изложивъ извѣстія о кн. Ѳеодорѣ и о наше- 
ствіи Батыя, какія нашлись въ упомянутомъ старомъ некро- 
лог Ѳеодора, Антоній прибавилъ къ нему повѣсть о смерти 
Батыя, измѣнивъ нѣсколько статью Пахомія объ этомъ, и раз- 
сказъ объ отношеніяхъ Ѳеодора къ ордѣ. Благодаря этому раз- 
сказу, заимствованному повидимому у мѣстнаго лѣтописца и 
не занесенному въ лѣтописные своды теперь извѣстные, трудъ 



1 ) П. С. Р. Лѣт. VI, 191. О кн. Алексанрдѣ Антоній говорить: й сущу 
ему тогда старѣйшиньствуя въ градѣ томъ, блаженному же Ѳеодору бѣ 
правнукъ". Составь и текстъ Антоніева житія Ѳеодора въ спискахъ очень 
разнообразны вслѣдствіѳ пропускѳвъ и совращеній. Самый цѣльныіі спи- 
сокъ, съ предисловіями предъ жизнеописаніемъ и повѣстью объ открытін 
мощей, въ сб. Тр. Серг. л. половины ХПІ в. Л 5 664, л. 313 — 350. 
Списки XVI въ сб. Унд. 1541г. № 1214, л. 670, его же Я- 383, л, 31, 
волокол. въ Моск. дух. ак. Л 2 490, пис. въ 1543 г., л. 226; но статья 
о проявленіи мощей здѣсь другая, короче и безъ предисловія, написана, 
по нашему мнѣнію, прежде труда Антонія. 

2 ) Наприм. вслѣдъ за Пахоміемъ Антоній пишетъ о Ѳеодорѣ: „не бо сво- 
ими очима видѣхъ что таково бываемо, но отъ великихъ и достовѣрныхъ 
мужей слышавъ въ градѣ томъ, якоже то глаголютъ, иніи своима очима 
видѣша самого святаго, не зѣло бо предъ многими лѣты бѣяше." Анто- 
ній писалъ спустя не менѣе 172 лѣтъ по смерти Ѳеодора. 



173 



Антонія имѣетъ цѣну между источниками нашей исторіи. Раз- 
сказъ о кончинѣ князя выписанъ цѣликомъ изъ того же некро- 
лога, а обрѣтеніе мощей и чудеса описаны по статьѣ, соста- 
вленной раньше сочиненія Антонія; только два чуда — съ архіеп. 
Трифономъ и съ безногимъ инокомъ Софоніей изложены у Ан- 
тонія витіеватѣе, первое словами статьи о Стефанѣ пермскомъ 
въ Епифаніевскомъ житіи Сергія, второе — словами написаннаго 
митр. Ѳеодосіемъ сказанія о хромцѣ Наумѣ; наконецъ всей этой 
статьѣ объ открытіи мощей и чудесахъ Ѳеодора Антоній предпо- 
слалъ многорѣчивое предисловіе, въ которомъ легко замѣтить пе- 
редѣлку предисловія къПахоміеву слову о перенесены мощей св. 
митрополита Петра,не задолго передъ тѣмъ написанному. — Встрѣ- 
чаемъ и другую переработку древней записки о кн. Ѳеодорѣ: 
это — житіе, которое составилъ нѣкто Андрей Юрьевъ. Сколько 
помнится, въ исторіи древнерусской духовной литературы со- 
вершенно неизвѣстно имя этого писателя, какъ и его произве- 
дете: послѣднее, судя по рѣдкости его списковъ, было мало 
извѣстно и древнерусскимъ грамотеямъ *). По выраженіямъ 
автора можно только догадываться, что онъ писалъ въ Яро- 
славлѣ. Списокъ его труда, намъ извѣстный, относится къ на- 
чалу XVI вѣка; въ нѣкоторыхъ словахъ житія можно видѣть 



•) Единственный списокъ его нашли мы въ рукоп. начала XVI в. изъ 
библ. Общ. Ист. и Др. Р. X 2 56, л. 306 - 317: „Житіе и жизнь преп. 
кн. Ѳеодора ярославскаго. Списано отъ Ондрѣя Юрьева". Начало преди- 
словія: „О свѣтлая и пресвѣтлая Русская земле и преукрашенная многими 
рѣками и разноличными птицами и звѣрми и всякою различною тварію, 
потѣшая Вогъ человѣка, и сътворилъ вся его ради на потѣху и на по- 
требу различныхъ искушеній человѣческаго ради естества, и потомъ по- 
дарова Господь православною вѣрою, св. крещеніемъ, наполнивъ ю вели- 
цими грады и домы церковными и насѣявъ ю боголюбивыми книгами, и 
цоказуя имъ путь спасенія, имъ же дойти пресвѣтлаго свѣта и радости 
всѣхъ святыхъ и райскія пищи, неоскудныя Божія благодати наполнитися, 
но по дѣломъ нашимъ пріяти противу трудомъ". 



174 



довольно ясный намекъ на то, что оно писано послѣ открытія 
мощей св. князя, хотя невозможно рѣшить, раньше или позд- 
нѣе Антоніевой редакціи 1 ). Произведете А. Юрьева любопытно 
тѣмъ, что реторическій взглядъ на житіе, утвержденный образ- 
цовыми агіобіографами XV в., здѣсь сказался еще яснѣе, ибо 
дѣйствовалъ на редактора одностороннѣе и исключительнѣе; 
притомъ этотъ редакторъ, сколько можно судить по его имени, 
былъ не монахъ, можетъ быть даже не изъ бѣлаго духовен- 
ства. Антоній, передѣлывая древнюю краткую біографію въ 
духѣ указаннаго взгляда, считалъ еще необходимымъ попол* 
нить ея содержаніе извѣстіями изъ другихъ источниковъ, хотя 
сдѣлалъ это не совсѣмъ удачно. А. Юрьевъ, какъ видно изъ 
его призианія и содержанія новой біѳграфіи, ничего не зналъ 
о кн. Ѳеодорѣ сверхъ извѣстій древняго некролога 2 ). Извѣстія 
послѣдняго онъ цѣликомъ и большею частью почти дословно пере- 
несъ въ свое произведете. Но скудное содержаніе своего источ- 
ника онъ растворилъ въ обильной примѣси общихъ мѣстъ цер- 
ковнаго панегирика; житіе закончилъ онъ похвалой святому, 
которая объемомъ немного уступаетъ біографическому очерку. 
Отсюда видно, что единственной цѣлью, вызвавшей новую ре- 
дакцию, было «-ублажити подробну» новоявленнаго чудотворца. 
Задачу свою авторъ исполнилъ съ литературнымъ умѣньемъ, 
дающимъ его труду почетное мѣсто въ ряду русскихъ ретори- 



г ) Насримѣръ, сказавъ о проявленіи въ Москвѣ свѣтильниковъ-митро- 
подитовъ Петра и Адексія, авторъ продолжаетъ (л. 315): „Тако же въ 
нынѣшнля времена прояви Господь сего новаго чудотворца кн. Ѳеодора, 
спасая имъ градъ его Ярославль отъ многихъ бѣдъ его". 

2 ) Въ послѣсловіи читаемы „Азъ же многогрѣшный Андрей Юрьевъ, 
недостойный рабъ, и обрѣтохъ у нѣкоѳго христолюбца писанъ перечень 
житія св. преподобнаго князя Ѳеодора; азъ же дерзнухъ написати его житіе, 
не умѣя пи видѣ Оіс) его житія, но надѣяся на его милосердіе и помощи 
Божія прося и на молитву св. отца надѣяся, и написахъ, елико слышахъ, 
отъ великихъ малая, елико бысть мощно мнѣ". 



175 



ческихъ произведеній XV — XVI в. Хотя не монахъ, Юрьевъ — 
начитанный грамотей: онъ приводить выдержки изъ сказанія 
о Борисѣ и Глѣбѣ, изъ житій Димитрія Солунскаго, митроп. 
Петра и Алексія, Леонтія ростовскаго по одной изъ позднѣй- 
шихъ редакцій; послѣсловіе его есть легкая передѣлка послѣ- 
словія Пахомія Логоѳета къ житію преп. Сергія. 

Еще любопытнѣе составъ другаго ярославскаго сказанія — 
о князьяхъ Василіѣ и Константинѣ. Въ 1501 г. въ Ярославлѣ 
сгорѣла соборная Успенская церковь, и когда начали разбирать 
обгорѣлые камни, нашли въ ііерковномъ помостѣ два гроба съ 
нетлѣнными мощами; на гробахъ прочитали имена святыхъ по- 
койниковъ, князей Василія и Константина. Послѣдовалъ рядъ 
чудесъ. Такъ разсказываетъ повѣсть о новыхъ ярославскихъ 
чудотворцахъ, которую нѣсколько лѣтъ спустя сложилъ нѣкто 
монахъ Пахомій по благословенію мѣстнаго архіеп. Кирилла, въ 
княженіе Василія Іоанновича, слѣдововательно между 1526 и 
1533 г. *) Мѣстное преданіе запомнило, что князья-чудотворцы 
были родные братья Всеволодовичи. Принявъ это извѣстіе за осно- 
ваніе своей повѣсти, Пахомій началъ ее предисловіемъ, неловко 
составленнымъ по предисловію серба Пахомія къ житію митр. 
Алексія или, вѣроятиѣе, по передѣлкѣ его въ разсмотрѣнномъ 
Антоніевомъ житіи кн. Ѳеодора. У того же предшественника 
своего Антонія выписалъ онъ характеристику кн. Ѳеодора, 
приспособивъ ее къ своимъ князьямъ-братьямъ. Далѣе, на- 



4 ) Слиски этой мало распространенной въ рукописяхъ повѣсти въ сб. 
Тр. Серг. Л. ^ 696, л. 158 и № 677, л. 49, съ надписью: „Сія убо 
повѣсть сложена мною, многогрѣшнымъ рабомъ Божіимъ мнихомъ Пахомі- 
емъ, по благословенію господина нашего архіеп. Кирилла ростовскаго и 
ярославскаго, при благовѣрномъ великомъ кн. Василіѣ Ивановичѣ". Повѣсть 
о князьяхъ сопровождается статьею объ открытіи ихъ мощей въ 1501 г. 
съ 15 чудесами. Списокъ той же повѣсти безъ предисловія въ рук. Унд. 
№ 294, л. 1. . 



176 



шедши въ лѣтописи извѣстіе, что кн. Константинъ Всеволодо- 
вичъ въ 1215 г. заложилъ въ Ярославлѣ каменную церковь 
Успенія, біографъ отнесъ это извѣстіе къ своему Констан- 
тину, князю ярославскому, смѣшавъ послѣдняго съ дѣдомъ его, 
умершимъ въ 1419 г. и погребеннымъ во Владимірѣ 1 ) і Далѣе 
опять по Антонію онъ разсказываетъ о нашествіи Батыя и из- 
біеніи русскихъ князей, прибавляя вопреки лѣтописи, что они 
погибли при взятіи Ярославля 3 іюля 2 ).Въчислѣ погибшихъ 
здѣсь князей были и братья Всеволодовичи ярославскіе, о кото- 
рыхъ повѣствуетъ Пахомій. Разсказъ оканчивается сказаніемъ 
о смерти Батыя въ Болгаріи, заимствованнымъ также у Антонія. 
По лѣтописи, въ татарское нашествіе погибъ Всеволодъ Констан- 
тиновичъ ярославскій; по родословной книгѣ, у этого Всеволода 
было двое сыновей, Василій и Константинъ. Первый, по лѣто- 
писи, мирно скончался въ 1249 г. во Владимірѣ, гдѣ въ то вре- 
мя находился случайно; можетъ быть, это и дало Пахомію поводъ 
назвать его великимъ княземъ владимірскимъ. О судьбѣ Кон- 
стантина въ лѣтописяхъ нѣтъ извѣстій. Такимъ образомъ раз- 
смртрѣнные памятники ярославской агіобіографіи обнаруживаюсь 
съ одной стороны большую заботливость украшать житіе въ 
литературномъ отношеніи, руководствуясь образцами, съ дру- 



*) Въ спискѣ по рук. Унд. 204 къ этому лѣтописному извѣстію 
прибавлены другія, съ новыми ошибками: говорится наприм. объ основаніи 
тѣмъ же Константиномъ церкви Входа въ Іерусалимъ въ Спасскомъ монастырѣ 
въ 1218 г. и объ освященіи ея въ 1224 г. есископомъ Симономъ и этимъ 
княземъ. По лѣтоііиси, это была церковь Спаса, заложенная въ 1216 г. и 
освященная въ 1224 г. епископомъ Кирилломъ при сынѣ Константина Все- 
волод^. П. С. Лѣт. I, 186 и 190. 

2 ) „II пріиде (Батый") ко граду Ярославлю, и ту побіени быша князи наши, 
кн. Василій владимірскій п кн. Константинъ и Юрій.." Въ сп. Унд. къ этому 
прибавлено мѣстное преданіе, что Батый стоялъ подъ Ярославлемъ два 
года съ половиной, отыскивая своего отца: ,,бяше бо той окаянный царь 
Батый родомъ града Ярославля, оть веси Череможскія а . 



177 



гой — такое же равнодушіе къ его фактическому содержание и 
къ источникамъ, изъ которыхъ оно черпается. 

Въ Твери, кромѣ указаннаго выше пересмотра стараго ска- 
занія о кн. Михаилѣ Ярославичѣ, встрѣчаемъ опытъ жизнеопи- 
санія другаго князя, гораздо болѣе любопытный, но сохранив- 
шійся въ обломкахъ. Книжникъ ростовскаго края, составляя 
въ 1534 г. лѣтописный сборникъ, заноси лъ въ него цѣликомъ 
или въ отрывкахъ отдѣльныя историческія сочиненія, какія по- 
падались ему подъ руки 1 ) . Такъ помѣстилъ онъ въ своемъ 
сборникѣ извлеченія изъ цѣльнаго историческаго труда о твер- 
скомъ князѣ Михаилѣ Александровичѣ (ум. 1399 г.). Нѣкото- 
рыя указанія на происхожденіе и характеръ этого труда нахо- 
димъ во вступленіи, которое сберегъ составитель сборника. 
Текстъ этого вступленія, какъ и всего сборника, сохранившая- 
ся въ спискѣ XVII в., носитъ слѣды сильной порчи писпомъ;но 
и въ такомъ видѣ этотъ текстъ обличаетъ у автора перо, хорошо 
знакомое съ книжнымъ языкомъ времени. Въ испорченномъ на- 
чалѣ вступленія авторъ хочетъ, кажется, сказать, что не былъ 
современникомъ кн. Михаила, не видалъ его самъ и пишетъ по 
порученію тверскаго князя Бориса (правнука Михайлова, княжив- 
шаго 1425 — 1461 г.), «иже повелѣлъ ми есть написати отъ 
слова честь премудраго Михаила». Къ этому князю обращается 
авторъ въ предисловіи, называя его честною главой, благоче- 
стивымъ самодержцемъ. Отсюда видно, что сочиненіе писано 
около половины XV в. Обѣщая писать «зряще русскаго грано- 
графа», авторъ замѣчаетъ: «отъ Шева начну даже и до сего 
богохранимаго Тферскаго града, въ немъ же въспитаніе бысть 

*) Этотъ лѣтописный сборникъ изданъ въ XV т. И. С. Р. Лѣт. подъ 
именемъ Тверской лѣтописи. Отрывки изъ сочинѳніа о Михаилѣ помѣ- 
щены на столбц. 463 — 470 подъ загдавіемъ: „Прѳдисловіѳ лѣтописца кня- 
жевія ТФерскаго 11 и проч. Это заглавіѳ принадлежать составителю сбор- 
ника. ... 

12 



178 



благородному . Михаилу» , и затѣмъ, выписавъ рядъ прямыхъ 
предковъ князя отъ св. Владиміра, онъ заключаетъ: «доздѣ пи- 
шуще, уставихомъ изъ прьваго лѣтописца въображающе, якоже 
володимерскій полихронъ степенемъ приведе явѣ указуетъ». 
Выписанныя ссылки автора подали поводъ признать разсматри- 
ваемый отрывокъ особой тверской лѣтопирью, составленной 
при кн. Борисѣ, составитель которой при изложеніи событій, 
предшествовавшихъ вступленію на престолъ Михаила Александ- 
ровича, руководствовался владимірскимъ полихрономъ д ). Но 
этотъ полихронъ понадобился автору, чтобы изложить родослов- 
ную князя, сказать «честь мужу, да всѣмъ вѣдомо будетъ, отъ 
котораго богосаднаго корени таковаа доброплодная отрасль из- 
расте». Вслѣдъ за тѣмъ авторъ излагаетъ программу своего 
труда о Михаилѣ: «зѣло скоропытнѣ искавше образъ бытіа его, 
когда родися и како Богомъ утвержаемъ въ крѣпости възра- 
ста и колико мужества на земли храбрости показа, наипаче же 
елми къ Богу вѣру въ дѣлехъ стяжа » . Ясно, что авторъ хочетъ 
писать не лѣтопись, а біографію кн. Михаила. Дальнѣйшее из- 
ложеніе также чуждо лѣтописныхъ пріемовъ. Изъ него соста- 
витель сборника приводитъ далѣе два отрывка, изъ которыхъ 
въ одномъ описана жизнь князя до начала борьбы его съ дядей, 
тверскимъ княземъ Василіемъ Михаиловичемъ, въ другомъ — 
начало великокняженія самого Михаила. Въ обоихъ отрывкахъ 
сплошной біографическій разсказъ безъ хронологическихъ по- 
мѣтокъ, при чемъ отрочество князя и его воспитаніе изобра- 
жено обычными чертами житій. Тверскія лѣтописныя извѣстія 
о Михаилѣ и его отцѣ, занесенныя какъ въ этотъ тверской лѣ- 
тописный сводъ, такъ и въ никоновскій и взятыя, очевидно, изъ 
одного источника, не только не похожи по своему изложенію на 
выдержки изъ біографіи кн. Михаила, но даже иногда противо- 



О П. С. Р. Лѣт. XV, стр. ѵ. 



179 



рѣчатъ извѣстіямъ послѣдней: такъ здѣсь иначе разсказано о 
Шевкалѣ и избіеніи Татаръ въ Твери, чѣмъ въ тѣхъ сводахъ; 
по біографіи Михаилъ учился грамотѣ у митрополита Ѳеогноста, а 
по лѣтописямъ — у своего отца крестнаго, новгородскаго архіеп. 
Василія 1 ). Наконецъ въ другихъ лѣтописяхъ сохранился еще 
одинъ отрывокъ изъ сочиненія о тверскомъ князѣ Михаилѣ и 
въ одной изъ нихъ съ признакомъ, что это — отрывокъ именно 
изъ разбираемаго жизнеописанія князя: въ одномъ изъ новго- 
родскихъ лѣтописныхъ сводовъ, составленномъ въначалѣХѴІв., 
помѣщена статья о преставленіи кн. Михаила, которой предпо- 
слано въ видѣ предисловія начало выше анализированнаго вступ- 
ленія къ тверскому жизнеописанію Михаила, съ незначитель- 
ными перемѣнами въ словахъ и безъ искаженій, сдѣланныхъ 
писцомъ тверскаго сборника 2 ). — Вотъ повидимому все, что 
уцѣлѣло отъ біографіи кн. Михаила. Недостаетъ любопытнѣй- 
шихъ страницъ изъ этой біографіи, описанія борьбы тверскаго 
князя съ дядей Василіемъ и потомъ съ великимъ княземъ москов- 
скимъ Димитріемъ, и мы незнаемъ, какъ изобразилъ эти событія 
тверской біографъ съ своей мѣстной точки зрѣнія. Судя по уцѣ- 
лѣвшимъ остаткамъ его труда, онъ зналъ любопытныя черты 
изъ жизни Михаила, не попавшія въ извѣстныя теперь лѣто- 
писи, хотя повидимому не былъ его современникомъ. Нако- 
нецъ, послѣ біографіи Александра Невскаго это едвали не пер- 
вый опытъ жизнеописанія въ простомъ смыслѣ слова, гдѣ опи- 
сываемое лицо разсматривается какъ историческій дѣятель, а 

*) Тамъ же столб. 465—467 ср. съ столб. 415 и съ Ник. III, 137 и 
175. См. также П. С. Лѣт. У, 223 и VII, 207. 

2 ) П. С* Р. Лѣт. IV, 359. Здѣсь вмѣсто кн. Бориса поставлено имя 
какого-то отца Кирилла, для котораго сдѣлано извлечете изъ житія Ми- 
хаила составителемъ такъ-называемой 4-ой новгородской лѣтописи. Таже 
статья, только безъ прелисловія, въ воскресенскомъ сводѣ (П. С. Л. VII, 
73); она есть и въ тверскомъ, но съ сокращеніями и варіантами (тамъ 
же т. XV, столб. 459 и слѣд.). 

12* 



180 



не съ точки зрѣнія церковнаго похвальнаго слова, какъ нрав- 
ственный образецъ для подражанія. Изъ предисловія къ біогра- 
фіи видно, что авторъ имѣлъ подъ руками «русскій гранографъ», 
« володимірскій полихронъ»; труднѣе проникнуть въ его мѣст- 
ные источники. Въ позднѣйшемъ лѣтописпомъ сборникѣ сохра- 
нилось краткое житіе кн. Михаила 1 ); По составу своему оно 
совершенно одинаково съ запиской о князѣ ярославскомъ Ѳео- 
дорѣ, написанной до Антонія: бѣглый очеркъ жизни князя со- 
провождается вдвое болѣе обширнымъ описаніемъ его кончины; 
только здѣсь, въ житіи Михаила, біографическія черты гораздо 
живѣе и обильнѣе. По сохранившимся остаткамъ біографіи, на- 
писанной при кн. Борисѣ, трудно рѣшить, пользовался ли ав- 
торъ ея этой запиской 2 ); но сравненіе разсказа о преставленіи 
князя по обоимъ житіямъ не позволяетъ предположить, что 
краткое составлено по пространному: въ первомъ есть много 
подробностей, какихъ нѣтъ въ послѣднемъ; характеръ князя, 
его отношенія къ семьѣ, дружинѣ, духовенству, городу, какъ 
они обнаружились въ послѣднія минуты его жизни, очерчены 
въ первомъ такъ живо, что этотъ разсказъ составляетъ одинъ 
изъ лучшихъ листовъ въ литературныхъ источникахъ нашей 
исторіи и по происхождение своему, очевидно, стоитъ гораздо 
ближе ко времени Михаила, чѣмъ разсказъ біографа, писавшаго 
при Борисѣ. 



*) Ник. IV, 285 — 296 подъ заглавіемъ: ,,Повѣсть древняя списана о 
житіи в. кн. Михаила Александровича тверскаго"'. 

2 ) Только въ отрывкѣ о началѣ великокняженія Михаила есть темный 
намекъ на какой-то источникъ, иожетъ быть, на эту записку: ,, Господь Богъ 
възвыси и прослави рогъ Тверскія земля, многаа благаа и земнаа въспріать 
(при кн. Михаилѣ), якоже речесл". Выше у біогра*а не было сказано 
ничего, на что можно было сдѣлать такую ссылку; но въ краткомъ жи- 
тіи читаемъ, что когда Михаилъ сѣлъ на великомъ княженіи, тогда ,,сыновѳ 
тверстіи многая благая воспріяшл 11 . 



181 



Другое тверское житіе — епископа Арсенія, очень рѣдкоевъру- 
кописяхъ, сохранилось съ прибавкой болынаго или меньшего ко- 
личества позднѣйшихъ чудесъ. Въ одномъ изъ нихъ, помѣчен- 
номъ 1566 годомъ, авторъ замѣчаетъ, что онъ, смиренный 
инокъ Ѳеодосій, слышалъ объ этомъ чудѣ отъ монаховъ Жел- 
тикова монастыря, гдѣ погребенъ св. епископъ, и самъ видѣлъ 
человѣка, съ которымъ совершилось чудо т ). Съ другой сто- 
роны, сохранился списокъ службы Арсенію, относящійся къ на- 
чалу второй половины XVI вѣка, и здѣсь служба сопровождается 
припиской съ извѣстіемъ, что канонъ и стихиры въ ней состав- 
лены въ 1483 г. въ Желтиковомъ монастырѣ, по благосло- 
венію тверскаго епископа Вассіана, рукою многогрѣшнаго ино- 
ка Ѳеодосія 2 ). Основываясь на какомъ-нибудь одномъ изъ 
этихъ указаній и забывая о другомъ, изслѣдователи относятъ 
составленіе житія къ концу или XV или XVI в., приписывая его 
перу одного и того же инока Ѳеодосія 3 ). Очевидно, авторъ ка- 
нона Арсенію и повѣствователь о его чудѣ 1566 года — разные 
писатели, раздѣленные цѣлымъ вѣкомъ; тожество ихъ именъ 
— простая случайность. Но въ житіи нѣтъ прямаго указанія, 
что оно написано тѣмъ или другимъ Ѳеодосіемъ. Между тѣмъ 
есть признаки, показывающіе, что оно составлено въ концѣ 
XV в., по крайней мѣрѣ раньше чуда 1566 г. Проложное со- 
кращеніе его помѣщено уже въ сборникѣ, составленномъ около 



Списокъ житія въ рукоп. Унд. начала XVII в. # 286, л. 8, съ 
двумя посмертными чудесами, описанными, повидямому, однимъ авторомъ 
первое помѣчено 1566 г., второе — 1594; въ первомъ авторъ называетъ 
себя по имени. Другой сп. XVII в. въ рукоп. Унд. .№ 1224, л. 50, съ 
приложеніемъ 26 чудесъ XVII в., изъ которыхъ посдѣднія помѣчены 
1664 г. Нач. предисловія: ,,Да естѳ вѣдуще, братіе, яко нынѣ намъ приспѣ 
торжество преп. отца. и 

2 ) Сб. Рум. муз. XVI в. 397, л. 146. 

3 ) Лрхіеп. Филаретъ въ Обз. русск. д. лит. I, 155. Строевъ въ Оиис. 
рукоп. Царскаго, стр. 55. 



182 



половины XVI в. 1 ). Въ предисловіи къ житію авторъ говорить: 
«по многихъ лѣтѣхъ еже къ Богу отшествія его (Арсенія) напи- 
сахомъ отъ части житія его, изыскахомъ духовными мужи, еже 
слышаху отъ преподобныхъ его устъ». Такъ не могъ написать 
авторъ, составлявшій житіе во второй половинѣ XVI в., болѣе 
полутораста лѣтъ спустя по смерти Арсенія. Наконецъ, по на- 
чалу предисловія видно, что житіе писано на праздникъ памяти 
святаго. На этомъ можно основать только вѣроятность мнѣнія, 
что составитель службы Арсенію въ 1483 г. былъ вмѣстѣ и 
авторомъ его жизнеописанія, какъ обыкновенно бывало въ ли- 
тературной исторіи житій. Объ источникахъ біографіи Арсенія 
читаемъ въ предисловіи, что современники тверскаго епископа, 
люди, пришедшіе съ нимъ изъ Москвы, писали краткія запис- 
ки о жизни и чудесахъ его; «на памятехъ изо устъ»; и эти 
отрывочныя записки много лѣтъ хранились въ монастырѣ на 
Желтиковѣ, переходя изъ рукъ въ руки между братіей обители; 
иныя изодрались, иныя обветшали, когда біографъ началъ со- 
бирать ихъ для своего труда: «елика изыскахомъ, то и напи- 
сахомъ», заключаетъ онъ свой разсказъ о собираніи матеріала. 
Очевидно, въ этихъ запискахъ онъ не нашелъ обстоятельнаго 
описанія жизни Арсенія до епископства: современники не допус- 
тили бы ошибки, въ какую впалъ біографъ, сказавъ, что Арсеній 
въ юности еще пришелъ въ кіевскій Печерскій монастырь и постри- 
женъ игуменомд этого монастыря Кипріаномъ, тѣмъ самымъ 
Кипріаномъ, за которымъ, по разсказу житія, посыла лъ великій 
кн. Димитрій духовника своего, симоновскаго игумена Ѳеодора, 
чтобы призвать его на русскую митрополію (1381 г.). Даль- 
нѣйшій разсказъ житія, вообще не богатаго содержаніемъ, огра- 
ничивается тремя эпизодами: о поставленіи Арсенія на тверскую 
епископію, о построены имъ монастыря на Желтиковѣ и о кон- 



«) Руи. сб. Л= 397, д. 418. 



183 



чинѣ епископа. Уцѣлѣли источники первой и послѣдней изъ 
этихъ статей, остатки тѣхъ записокъ современниковъ, на ко- 
торыя ссылается авторъ. Въ житіяхъ послѣдующаго времени 
мы часто встрѣчаемъ подобныя ссылки на старыя «памяти*, 
исчезнувшія въ позднѣйшей письменности или доселѣ остаю- 
щіяся неизвѣстными; въ литературной исторіи житія сохранив- 
шіеся остатки ихъ не лишены интереса, какъ образчики для 
характеристики этихъ черновыхъ записокъ, по которымъ состав- 
лялись искусственныя біографіи. Сохранился списокъ церковнаго 
устава съ витіеватой припиской, изъ которой видно, что онъ 
писанъ въ 1438 г. при тверскомъ епископѣ Иліи, рукою дьяка 
Андрея, для Успенской церкви (въ Желтиковомъ монастырѣ): 
рядомъ съ этой припиской помѣщена любопытная записка о 
пріѣздѣ въ Тверь митр. Кипріана и нѣсколькихъ епископовъ въ 
1390 г. съ описаніемъ суда надъ тогдашнимъ тверскимъ епи- 
скопомъ Евѳиміемъ и возведенія Арсенія на его мѣсто х ). Въ 
одну новгородскую лѣтопись занесена другая записка- — о кон- 
чинѣ Арсенія, съ ясными указаніями, что она написана однимъ 
изъ лицъ близкихъ къ епископу, на которыхъ ссылается авторъ 
житія въ предисловіи ^). Обѣ писаны чистымъ книжнымъ язы- 
комъ того времени; вторая даже начинается нравоучительнымъ 
предисловіемъ, не чуждымъ витіеватости. Сличая ихъ съ жи- 



я ) Пергаи. рукоп. синод, библ. ,№ 331, л. 277. Эта записка съ измѣ- 
неніяии занесена въ нѣкоторыя лѣтописи. П. С. Р. Лѣт. XV, 445. Ник. 
IV, 195 — 198. Записка въ уставѣ сопровождается краткимъ лѣтопис- 
нымъ извѣстіемъ объ основаніи Арсеніемъ монастыря на Желтиковѣ въ 
1394 г. 

? ) П. С. Р. Лѣт. IV, 111, примѣчаніе подъ строками. Здѣсь читаемы 
„Бысть... священному епископу Арсенію тФерьскому отъ житія преставитися 
сицевымъ образомъ: индикта 2, приспѣвшю сбору всегодищному, много- 
вѣтствовахомъ пастырю и учителю своему... въ понедѣльникъ же ученіе 
слышахомъ отъ устъ его". Далѣе видно, что авторъ записки присутство- 
лалъ при кончинѣ епископа. Передѣлка этой записки въ Ник. V, 30. 



184 



тіемъ, легко замѣтить, что послѣднее по нимъ излагаетъ раз- 
ска зъ о тѣхъ же событіяхъ. 

Вслѣдъ за движеніемъ монастырей-колоній, болѣе и болѣе 
углублявшихся въ пустыню, и русская агіобіографія съ XV в. 
идетъ туда же и тамъ находить новыя средоточія и новый мате- 
ріалъ для своего развитія. Обзоръ нашъ также долженъ пе- 
рейдти отъ житій, составленныхъ въ городахъ,къ тѣмъ,которыя 
выходили изъ келліи пустыннаго монастыря. 

Здѣсь, по всей вѣроятности, написано было въ XV в. «во- 
споминаніе» объ архіепископѣ Новгород скомъ Іонѣ, любопытное 
и по содержанію и по литературной формѣ. Довольно странно, 
что это воспоминаніе обыкновенно относятъ къ половинѣ XVI 
в., прибавляя иногда, что оно написано не раньше царство- 
ванія Ивана IV. Въ первыхъ строкахъ записки встрѣчаемъ 
слова, обличающія въ авторѣ современника не только Іоны, но 
и предшественника его Евѳимія (ум. 1458 г.): «въ чинъ же 
и здѣ приложися вспомянути его (Іону) по преп. архіепископѣ 
нашемъ Еуѳиміи., иже восіавшу предъ очима нашима, и добро- 
дѣтелей его и благодѣяній всимы пріимателе и свѣдѣтеле суще». 
Архіеп. Филаретъ возражаетъ на это, что «въ воспоминаніи 
есть нѣсколько хронологическихъ неточностей, не совсѣмъ 
умѣстныхъ въ описаніи современника», а о дѣлахъ Іоны въ 
княженіе Ивана III въ воспоминаніи ничего не сказано, что 
опять странно въ современномъ описаніи 1 ). Послѣднее, разу- 

Р. Свят, ноябрь, стр. 309, прим. 23. Продолжая возражееія, исто- 
рикъ увазываетъ на слова житія: ..,многа исцѣленія бываху отъ тѣлесе 
святаго даже и доднесь", а первое чудо будто совершилось въ 1540 г. 
Это вопервыхъ невѣрно, ибо чудо съ Яковомъ Маселгой, которое здѣсь 
разуиѣлъ ученый, въ рукописяхъ помѣчено 1655 г., а вовторыхъ ничего 
не значить, ибо авторъ воспоминанія разумѣлъ не эти чудеса, совершив- 
шаяся и описанныя гораздо позднѣе. Наконецъ, говорить арх. Филаретъ, 
старшій списокъ воспоминанія, синодальный, писанъ 1608 г. Но оно есть въ 
Макар, ч. мин. ноябрь, стр. 107 — 120 по усп. сп. Другіе списки въ 



185 



мѣется, нисколько не мѣшаетъ вѣрить тому, что говорить ав- 
торъ записки, и было бы одинаково странно и въ біографіи, 
писанной въ XVI в ; хронологическія же неточности неумѣстны 
вездѣ и возможны вездѣ, а въ воспоминаніи объ Іонѣ онѣ ско- 
рѣе объясняютъ выписанный слова, чѣмъ даютъ основаніе со- 
мнѣваться въ ихъ правдивости. Разсказывая въ началѣ о Евѳи- 
міѣ, авторъ вспоминаетъ о иападеніи Витовта на Порховъ, по- 
ставившемъ Новгородъ въ большое затрудненіе, и прибав- 
ляетъ: «обаче послѣди въздасть ему Господь ординьскими 
цари». За этимъ слѣдуетъ разсказъ о пораженіи Витовта Та- 
тарами, въ которомъ легко узнать знаменитый въ свое вре- 
мя бой на Ворсклѣ 1399 г., тогда какъ нападеніе на Порховъ, 
о которомъ говоритъ записка, было въ 1428 г. Писатель по- 
ловины XVI в., всего вѣроятнѣе, и не вспомнилъ бы самъ объ 
этихъ событіяхъ, тѣмъ болѣе что они вовсе не относятся къ 
біографіи Іоны, или разсказалъ бы о нихъ правильно, по 
письменному источнику; авторъ воспоминанія, писавшій вскорѣ 
по смерти Іоны, еще помнилъ ихъ по преданію, но уже забылъ 
ихъ хронологическое отношеніе. Такъ же объясняются и другія 
менѣе крупныя неточности въ его разсказѣ т ). Но въ концѣ 
разсматриваемаго памятника есть другое указаніе на время его 
происхожденія, болѣе ясное чѣмъ приведенное выше: разска- 
завъ о кокчинѣ Іоны,воспоминаніепродолжаетъ: <и второму 
лѣту уже исходящу по успеніи его, и никтоже доднесь смрада 
обонявъ явися отъ гроба его». Ясно, что записка писана въ 

сб. Руи. муз. 154, л. 311, въ сб. Тр. Серг. Л. 671, л. 1,— оба 
XVII в. Напеч. въ Паи стар. р. лит. IV, 27. 

*) По запискѣ, Іона построилъ въ своемъ владычнемъ домѣ храмъ во 
имя прей. Сергія Радонежскаго, первый въ Россіи, послѣ первой поѣздко 
въ Москву въ 1460 г., а по лѣтописи— послѣ второй въ 1463. Храмъ 
Трехъ Святителей въ Отней пустыни, по запискѣ, построенъ вмѣстѣ съ 
другими во время святительства Іоны, а полѣтописи —еще въ 1452 году 
когда Іона былъ игуменомъ. П. С. Лѣт. ІІІ, 141 и 240. 



186 



концѣ 4472 г. Къ этому можно прибавить, что въ житіи митр. 
Іоны, писанномъ въ половинѣ XVI в., есть ссылка на эту записку 
объ архіеп. Іонѣ 1 ). — Составъ и литературный характеръ запис- 
ки подтверждаюсь ея раннее происхожденіе. Нѣкоторыя выраже- 
нія въ ней даютъ понять, какимъ образомъ она явилась. Изъ 
первыхъ строкъ ея видно, что она служитъ продолженіемъ 
чего-то: «Воспомянути и блаженнаго нашего пастыря Іону добро 
поне малымъ словомъ; въ чинъ же и здѣ приложися вспомянути 
его по преп. архіепископѣ нашемъ Еуѳиміи». Записка начи- 
нается разсказомъ о томъ, какъ Евѳимій, еще не будучи влады- 
кой, ходилъ посломъ отъ тогдашняго архіепископа Евѳимія I 
(въ 1428 г.) къ Витовту просить мира и какъ потомъ, ставъ 
владыкой, онъ трудился за свою паству. Сославшись здѣсь на 
житіе Евѳимія, написанное по порученію Іоны, записка повто- 
ряете «сего же самого... Іону вспомянути приложися нынѣ къ 
памяти Еуѳиміевы » . Записка оканчивается не совсѣмъ ясно из- 
ложенной замѣткой: «сіа ми вспомянушася о приснопамятнемъ 
семъ архіеп. Іонѣ мала, яже иніи оставиша, иже болшая памяти 
писавшей, и елика тіи оставиша аки мала и не вписаша къ 
прочимъ своимъ писменомъ, мы приложихомъ вспомянути по 
блаженнемъ Еуѳиміи о священнемъ Іонѣ» 2 ). Здѣсь трудно ви- 
дѣть указаніе на другое, болѣе полное житіе Іоны; авторъ хо- 
четъ только сказать, что онъ записалъ опущенное другими. 
Дѣйствительно, у Пахомія въ житіи архіеп. Евѳимія, на которое 
ссылается авторъ записки, опущены нападеніе Витовта на Пор- 
ховъ и посольство Евѳимія, бывшаго тогда игуменомъ, а о по- 



По сп. Унд. 322, л. 17: „сугубо прорекоша (архіѳп. Іона и 
митр. Іона) великой ордѣ разореніе и русскому царству распространено, 
яко же явлено бысть въ житіи самого того блаженнаго Іоны новоградскаго". 

2 ) Такъ читаемъ мы это мѣсто по сп. Макар, ч. мин. ноябрь, отр. 
120; въ Паи. стар, русск. лит. (IV, 35) и въ Р. Свят., арх. Филарета 
(ноябрь, примѣч. 23) оно прочитано иначе. 



187 



слѣднемъ событіи молчатъ и лѣтописи; точно также древнія ре- 
дакціи житія Михаила' Елопскаго молчатъ о первомъ появленіи 
юродиваго въ Новгородѣ и о встрѣчѣ его съ будущимъ архіепи- 
скопомъ Іоной, о чемъ разсказываетъ записка. Эти житія по 
видимому и имѣлъ въ виду ея авторъ, говоря объ «иныхъ, бол- 
тая памяти писавшихъ». Этимъ объясняется происхожденіе 
записки. Авторъ, несомнѣнно новгородецъ, какъ видно по его 
выраженіямъ, и можетъ быть отенскій инокъ, переписавъ или 
прочитавъ житіе Евѳимія, рѣшился написать въ видѣ обшир- 
ной приписки или дополненія воспоминаніе и о преемникѣ его, 
при чемъ кстати разсказалъ черту и о Евѳиміѣ, опущенную Па- 
хоміемъ. Такое происхожденіе записки отразилось на ея излог 
женіи. Авторъ не имѣлъ нэмѣренія составлять полное и строй- 
ное жизнеописаніе: онъ пишетъ, что вспомнилось, и пишетъ 
наскоро, безъ справокъ и не отдѣлывая своего труда. Этимъ 
объясняются какъ его фактическія неточности, такъ неправиль- 
ность и нестройность изложенія. Записка представляетъ нагляд- 
ный образчикъ тѣхъ первоначальныхъ, черновыхъ записокъ, 
большею частію погибшихъ, на которыя такъ часто ссылаются 
позднѣйшія житія и въ которыхъ, какъ выражается Епифаній 
про свои черновыя записки о преп. Сергіѣ, «бѣаху написаны 
нѣкыа главизны о житіи старцевѣ памяти ради, аще и не по 
ряду, но предняя назади, а задняя напреди». Разсказавъ нѣ- 
сколько «главизнъ», или эпизодовъ изъ жизни Іоны до вступ- 
ленія на новгородскую каѳедру и изъ лервыхъ лѣтъ святи- 
тельства (1458 — 1462), записка говоритъ очень мало о даль- 
нѣйшей *дѣятельности Іоны до кончины (въ ноябрѣ 1470 г.). 
Самый разсказъ идетъ «не по ряду»: начавъ его временемъ 
иночества и игуменства Іоны въ Отней обители, авторъ обра- 
щается потомъ къ дѣтству его и передаетъ пророчество о немъ 
юродиваго Михаила; событія разновременный онъ ставитъ иногда 
рядомъ, не указывая хронологическаго разстоянія между ними. 



188 



Потому же, не смотря на присутствіе книжности въ изложены 
записки, она чужда обычныхъ пріемовъ' житій. Наконецъ, для 
критической оцѣнки тѣхъ мѣстъ въ ней, гдѣ она касается от- 
ношен! й архіепископа къ Москвѣ, необходимо отмѣтить полити- 
чески! взглядъ автора. Его «воспоминаніе» любопытно потому, 
что писано въ эпоху, когда окончательно рѣшалась судьба Нов- 
города. Мы уже замѣчали выше, что тогда были въ ходу ле- 
генды о близкой печальной развязкѣ. Происхожденіе этихъ ле- 
гендъ понятно: сторона, державшаяся Москвы, находила въ нихъ 
нравственное оправданіе своего образа дѣйствій. Разсказывая о 
бесѣдѣ новгородскаго владыки съ великимъ княземъ Василіемъ 
въ 1460 г., когда Іонэ, ходатайствуя о своей паствѣ, обѣщалъ 
князю молиться объ освобожденіи сына его отъ ордынскихъ ца- 
рей и заплакалъ о судьбѣ, какую готовитъ себѣ Новгородъ 
своими смутами и усобицами, авторъ замѣчаетъ: «проувидѣ бо 
духомъ, яко людемъ его невозможно до конца содержати въ 
свободѣ града своего продерговающіяся ради неправды въ нихъ 
и насилія». 

Жизнеописаніе преп. Димитрія Прилуцкаго, другая біографія, 
вышедшая изъ обители, отдаленной отъ старыхъ средоточій 
письменности, какимъ не была Вологда, имѣетъ характеръ 
стройнаго житія, написаннаго по всѣмъ правиламъ агіобіогра- 
фіи XV в. Всѣ списки называютъ автора его Макаріемъ, игу- 
меномъ основаннаго Димитріемъ монастыря. Время составленія 
этого житія не ясно. У Макарія нигдѣ нѣтъ намека, чтобы онъ 
былъ современникомъ и ученикомъ Димитрія; но встрѣчаемъ въ 
житіи замѣтку, что главнымъ его источникомъ служили автору 
разсказы ІІахомія, который пришелъ изъ Переяславля къ Во- 
логдѣ вмѣстѣ съ Димитріемъ и былъ его преемникомъ по ^пра- 
вленію новоосиованнымъ монастыремъ. Сохранилось еще извѣ- 
стіе, что Макарій былъ пятымъ игу меномъ Прилуцкаго мона- 
стыря. Съ другой стороны, въ ряду посмертныхъ чудесъ, опи- 



189 



санныхъ въ біографіи, встрѣчаемъ разсказы о разорены Во- 
логды Вятчанами во время княжеской усобицы и о нападеніп 
Димитрія Шемяки зимой на этотъгородъ. Послѣднее по лѣто- 
писи было въ 1450 г. 1 ). Изъ этихъ извѣстій можно заклю- 
чить, что Макарій писалъ въ началѣ второй половины ХУ в.- 
На тоже указываютъ и литературныя пособія, которыми поль- 
зовался Макарій. Трудъ свой онъ снабдилъ предисловіемъ и 
похвальнымъ словомъ, написанными съ обычной витіеватостію 
тогдашнихъ нашихъ агіобіографовъ-подражателей. На обра- 
боткѣ предисловія у Макарія замѣтно вліяніе предисловій къ 
Епифаніевскому житію Стефана пермскаго и къ Пахоміевскому 
житію Сергія; по поводу чуда съ однимъ изъ Вятчанъ приве- 
дешь разсказъ изъ житія Стефана Сурожскаго, которое стало 
распространяться въ нашей письменности повидимому около 
половины ХУ в. Сказаннымъ едвали не ограничивается все, что 
можно сказать съ увѣренностью о трудѣ Макарія: болѣе по- 
дробный разборъ его затрудняется тѣмъ, что въ рукописяхъ 
именемъ одного и того же автора обозначаются двѣ разныя ре- 
дакціи житія и трудно рѣшить, которая изъ нихъ первоначаль- 
ная. Говоря о прилуцкомъ игуменѣ-біографѣ, обыкновенно 
имѣютъ въ виду наиболѣе распространенный текстъ житія, 
какой находимъ въ Макарьевскихъ минеяхъ. Ниже, въ связи съ 
позднѣйшей переработкой біографіи основателя Прилуцкаго мо- 
настыря, будутъ указаны признаки, обличающіе присутствіе 
позднѣйшихъ элементовъ въ этомъ текстѣ 2 ). 

Какъ источникъ нѣсколькихъ житій, написанныхъ въ ХУ — 
ХУІ в., важна лѣтопись Спасскаго Каменнаго монастыря, со- 
ставленная Паисіемъ Ярославовымъ. Архіеп. Филаретъ сообща - 



*) П. Г. Р Лѣт. VIII, 123. См. Оиис. Спасо — Прилуцк. монастыря, П. 
Савваитова, стр. 39. 
2 ) См. въ гл. VI. 



190 



етъ, что Паисій былъ иостриженникъ Каменнаго монастыря, не 
указывая, откуда заимствовано это свѣдѣніе 1 ). Авторъ извѣст- 
наго посланія о причинахъ вражды между монахами кирилов- 
скими и іосифовскими называетъ преп. Нила Сорскаго учени- 
комъ Паисія: повидимому, отсюда заключаютъ, что Нилъ, по- 
стригшись въ Кирилловой обители, находился тамъ подъ руко- 
водствомъ Паисія 2 ). Если это правда, то послѣдній около по- 
ловины XV в. былъ инокомъ Кириллова монастыря. Но во время 
игуменства Спиридона въ Троицкомъ Сергіевомъ монастырѣ 
(1467 —1474) онъ жилъ уже здѣсь, какъ можно догадываться 
по списку житія Кирилла Бѣлозерскаго, сохранившемуся въ 
библіотекѣ лавры и писанному Паисіемъ для Спиридона. Въ 
1479 г. онъ сталъ игуменомъ Троицкой обители, по желанію 
великаго князя, и крестилъ его сына; года черезъ два паденіе 
иноческой дисциплины въ монастырѣ заставило его отказаться 
отъ игуменства. Съ тѣхъ поръ не разъ встрѣчаемъ его въ 
Москвѣ: въ 1484 г. великій князь совѣтуется съ нимъ о митр. 
Геронтіѣ и уговариваетъ его занять мѣсто послѣдняго; въ 1490 
и 1503 г. онъ является въ Москвѣ на соборахъ. Но нѣтъ пря- 
мыхъ указаній на мѣсто его постояннаго пребыванія послѣ от- 
каза отъ игуменства въ Троицкомъ монастырѣ. Изъ письма 
архіепископа Геннадія (отъ 25 февр. 1489 г.), въ которомъ онъ 
проситъ ростовскаго архіепископа Іоасафа вызвать старцевъ 
Паисія и Нила и посовѣтоваться съ ними объ исходящей седь- 
мой тысячѣ лѣтъ, можно заключать, что Паисій жилъ въ пре- 
дѣлахъ ростовской епархіи, въ Кирилловомъ или Каменномъ 
монастырѣ 3 ). На это послѣднее мѣсто указываетъ и состав- 

') Обз. русск. д. лит. Т, стр. 155. 

2 ) Посланіе въ Прибавл. къ твор. св. Отц., кн. X, стр. 505. Русев. 
Свят. апр. стр. 15. Иреп. Нилъ Сорскій. СПБ. 1864, стр. VIII. 

3 ) П. С. Р. Лѣт. VI, 136. IV. 158. Указ. посланіе о причинахъ вра- 
жды. Посланіе Геннадія въ Чт. Общ. Ист. и Др. 1847 г., № 8 



191 

ленная Паисіемъ лѣтопись *). Къ заглавію ея обыкновенно 
присоединяется замѣтка о составителѣ: «той собра отъ мно- 
гихъ отъ старыхъ книгъ послѣ пожара Каменскаго монастыря 
(1476 г.)». Однакожь, большая часть извѣстій лѣтописи от- 
носится къ XV в.; провѣривъ ихъ, можно нѣсколько опредѣ- 
лить источники и качество всего сказанія. Послѣднее извѣстіе 
въ немъ, относящееся къ XV в., помѣчено 1481 г.; отсюда 
видно, что Паисій составилъ лѣтопись уже послѣ своего игумен- 
ства. Онъ сообщаетъ извѣстія объ отдачѣ Каменному монасты- 
рю великимъ княземъ Василіемъ Васильевичемъ села на р. Пуч- 
кѣ, Никольскаго монастыря въ Св.Лукѣ и села въ Засодимьѣ: до 
сихъ поръ уцѣлѣли грамоты объ этихъ вкладахъ 2 ). Но въ 
томъ видѣ, какъ сохранилось сказаніе въ рукопясяхъ, оно от- 
личается многими неточностями. Смерть ростовскаго архіеп. 
Діонисія въ 1426 г., по лѣтописи, отнесена въ немъ къ 6903 г.; 
въ 1452 г. оно даетъ 15 лѣтъ12-тилѣтнему сыну великаго кня- 
зя Ивану; по его разсказу, Кассіанъ, игуменъ Кириллова мона- 
стыря, сложивъ съ себя игуменство, возвратился въ Каменный 
монастырь, мѣсто своего постриженія, еще при вел. князѣ Ва- 
силіѣ Василіевичѣ, слѣдовательно прежде 1462 г., а по одной 
грамотѣ онъ игуменствовалъ въ Кирилловомъ монастырѣ еще 
въ 1468 г. 3 ). Эти неточности, если онѣ принадлежатъ самому 
Паисію, можно объяснить тѣмъ, что Паисій составлялъ лѣтопись 



х ) Въ рукописяхъ эта лѣтопись, или „сказаніе" присоединяется обык- 
новенно къ житію ІоасаФа Каменскаго. Оно было мало распространено въ 
письменности, нѳ попало въ минеи Макарія и сохранилось въ позднѣй- 
шихъ спискахъ съ прибавленіемъ извѣстій XVI — ХѴЦ в. Сп. XVII в. 
Унд. .№ 321, л. 28, и Болып. въ моек. публ. муз. № 37. По соловец- 
кииъ сп. напеч вь Прав, Соб, 1861 г. I, 199. 

2 ) Доп. къ А. И. I, 10, 16 и 17. 

3 ) А. А. Эксп. I, Л? 85. Въ грамотѣ 1471 г. является уже другой 
игуменъ — Игнатій. Тамъ же і№ 95. Ср. Прав. Соб. въ указ. мѣстѣ, 
стр. 210. 



192 



по памяти, много лѣтъ спустя послѣ пожара 1476 г. Это дѣ- 
лаетъ вѣроятнымъ предположеніе, что и немногія извѣстія о 
монастырѣ до XV в. взяты лѣтописпемъ изъ устнаго монастыр- 
скаго преданія, а не изъ какого-либо стариннаго письменнаго 
источника. Разсказъ объ основаніи монастыря даетъ понять, 
что имя основателя, бѣлозерскаго князя Глѣба сохранилось въ 
преданіи благодаря тому, что рано было связано съ нѣкоторыми 
урочищами въ Кубенскомъ краѣ; но отчество князя всѣ намъ 
извѣстные списки лѣтописи обозначаютъ неправильно, называя 
его Борисовичемъ, а не Васильковичемъ. По началу сказанія видно 
также, что составитель его вслѣдъ за преданіемъ смутно представ- 
лялъ себѣ судьбу монастыря въ XIII и XIV в. 1 ). Паисій называ- 
ете Каменный монастырь «первымъ начальнымъ монастыремъ 
за Волгою»; между тѣмъ такой же источникъ, какимъ руковод- 
ствовался лѣтописецъ, преданіе приписываетъ болѣе раннее 
происхожденіе тремъ другимъ заволжскимъ монастырямъ, Усть- 
шехонскому на Шекснѣ, Глѣденскому около Устюга и Гераси- 
мову около Вологды. Изъ монастырскихъ записокъ, можетъ 
быть, заимствованы Паисіемъ извѣстія объ Александрѣ Кушт- 
скомъ и Діонисіѣ Глушицкомъ: по крайней мѣръ въ разсказѣ его 
о послѣднемъ, какъ сейчасъ увидимъ, замѣтна связь съ біогра- 
фіей Діонисія или ея источниками. 

') , .Начало Каменскаго монастыря въ лѣто 6849, при великомъ Иванѣ 
Даниловичѣ. Въ лѣто 6850 (по другимъ спискамъ 6808)", — и вслѣдъ за- 
тѣмъ разсказываетса объ основаніи монастыря кн. Глѣбомъ, слѣдѳв. въ 
XIII в. Можетъ быть, здѣсь нѣтъ ошибки, а есть только неясность извѣ- 
стія. Ра^сказавъ, какъ Глѣбъ построилъ церковь на Каменномъ островѣ 
для найденныхъ имь здѣсь 23 пустынниковъ и поставилъ имъ строителя 
старца Ѳеодора, Паисій говорить далѣе, что первымъ игуменомъ мона- 
стыря былъ Діонисій, пришедшій съ Аѳона при Димитріѣ Донскомъ и на- 
значенный послѣднимъ, когда каменскіѳ старцы пришли въ Москву про- 
сить у кназа игумена. ІІерѳдъ тѣмъ монастырь или впервые сталъ орга- 
низоваться въ правильное братство, или исчезалъ на нѣкотороѳ время и 
началъ возобновляться въ княженіѳ Калиты. 



193 



Житіе Діонисія любопытно по обработкѣ своей въ томъ от- 
ношеніи, что различные литературные элементы, развивавшіеся 
въ агіобіографіи, слиты здѣсь такъ слабо, что ихъ легко раз- 
дѣлить. Въ основу его положены монастырскія лѣтописныя за- 
мѣтки, изложенный такъ же просто, какъ и сказаніе Паисія, но 
безъ неточностей послѣдняго и болѣе подробный. Къ этой лѣ- 
тописи редакторъ придѣлалъ длинное витіеватое предисловіе и 
такое же похвальное слово святому; при составлены перваго 
редакторъ замѣтно пользовался послѣсловіемъ Пахомія къ жи- 
тію Сергія; въ лѣтописный разсказъ вставлены, гдѣ слѣдуетъ, 
общія мѣста агіобіографіи, реторика которыхъ имѣетъ мало гар- 
моніи съ простымъ изложеніемъ источниковъ. Въ предисловіи 
редакторъ скрылъ свое имя подъ анаграммой, изложенной по 
какой то особенной «литорейной» грамотѣ: библіографы дога- 
дываются, что въ этой анаграммѣ скрыто имя Глушицкаго инока 
Иринарха 1 ). Въ одной рукописи житіе сопровождается любо- 
пытной припиской съ извѣстіемъ, что оно написано въ Покров- 
скомъ монастырѣ на Глушицѣ въ 1495 году 2 ). Изъ словъ 
Иринарха видно, что у него не было подъ руками лѣтописи Дан- 
ия: онъ пишетъ, что прилежно искалъ извѣстій о происхожде- 
ніи и дѣтствѣ Діонисія, но не могъ узнать ни о родителяхъ его, 

*) II. Строевъ въ Оп. библ. Общ. Ист. и Др. Р. стр. 144 Ключъ къ ана- 
граимѣ трудно отыскать потому, что она испорчена переписчиками и писалась 
различно; наприм. въ Макар, ч. минеяхъ она читается въ одномъ мѣстѣ 
„Закивиміархъ ФадаФагаонъ 1 , а въ другомъ: ,,3акисиміархъ Фалагзонъ". 

2 ) Рукоп. Тр. Серг. Л. половины XVI в. Л» 603, л. 16; въ концѣ 
похвальнаго слова: „Лѣта 7003 списано житіе преп. отца нашего Димит- 
рія у Покрова Пречистый на Глушицѣ при игуменѣ Іоакымѣ, а писалъ 
Фадаѳагзонъ Закивиміархъ 1 ' и проч. Это— третье чтеніе имени автора въ 
анаграммѣ. Другіе списки ХМ в. въ ч. мин. домакар. состава 89, 
і. 1, въ Макар, ч. мин., іюнь, по усп. сп. стр. 3, Унд. 1541 г. Л 2 
1214, л. 555, Тр. Серг. Л. ^ 692, л. 581; въ послѣднихъ двухъ спис- 
вахъ, какъ и въ другихъ бодѣѳ позднихъ есть пропуски и перемѣны въ 
порядвѣ статей. 

13 



494 



ни объ отечествѣ, «токмо изыскахомъ отъ многа мало постни- 
ческаго житія его». Согласно съ этимъ онъ начинаетъ свой раз- 
сказъ прямо съ поселенія Діонисія на берегу Кубенскаго озера, 
на мѣстѣ опустѣвшаго Святолуцкаго Никольскаго монастыря, 
какъ будто не зная, что Глушицкій подвижникъ прежде того, 
еще юношей Димитріемъ, пришелъ изъ Вологды на Каменный 
островъ и постригшись подъ именемъ Діонисія, жилъ тамъ 9 лѣтъ, 
а потомъ удалился на Святую Луку, о чемъ разсказываетъ Паи- 
сій. Съ другой стороны, разсказъ о свиданіи Діонисія Глушиц- 
каго съ ростовскимъ архіепископомъДіонисіемъ дословно сходны 
у Паисія и Мринарха, и первый даже удержалъ въ своей лѣто- 
писи выраженіе, обличающее въ первоначальномъ авторѣ раз- 
сказа жителя Глушицкаго, а не Еаменнаго монастыря 1 ). Это 
впочемъ не значитъ, что Паисій выписалъ названный разсказъ 
у Иринарха: при короткости разстоянія между Каменнымъ и 
Глушицкимъ монастырями, лѣтописецъ перваго легко могъ до- 
стать часть тѣхъ же глушицкихъ записокъ, которыми пользо- 
вался Иринархъ. Существованіе этихъ записокъ очевидно по 
многимъ указаніямъ житія Діонисія. Въ предисловіи біографъ 
говоритъ, что писалъ житіе по порученію соборныхъ старцевъ 
монастыря и писалъ на основаніи того, что сообщили ученики 
святаго, хорошо его знавшіе, жившіе съ нимъ много лѣтъ, Ам- 
филохій, Макарій и Михаилъ; не видно, чтобы самъ Иринархъ 
былъ современникомъ и очевидцемъ Діонисія; напротивъ, онъ 
дѣлаетъ повидимому намекъ, что не засталъ въ монастырѣ 
и названныхъ имъ учениковъ святаго; «изыскахомъ... елико 
слышахъ отъ нѣкыхъ, яже ученицы его повѣдали тѣмъ». Въ 
большей части разсказовъ, даже о мелкихъ явленіяхъ въ исто- 

Объ иконѣ, данной Діонисію ростовскимъ архіепископомъ при этоиъ 
случаѣ, Иринархъ и Паисій заяѣчаютъ: „яже и нынѣ есть нами видима". 
Архіеп. Филаретъ ничѣмъ не оправдываетъ своего мнѣнія, будто Ири- 
нархъ повторяетъ извѣстія Паисія. Р. Свят, іюнь, прим. 6. 



ріи монастыря, точно и въ лѣтописной формѣ обозначенъ годъ 
событія: это обиліе хронологическихъ помѣтокъ показываетъ, 
что біографъ пользовался не одними только изустными разска- 
зами. Въ одномъ мѣстѣ, подъ 1412 г. читаемъ о Діонисіѣ слова, 
которыя едвали могъ сказать отъ своего лица біографъ, писав- 
ши! въ 1495 году: «всѣмъ даяше образъ смиреніемъ и пре- 
жде ны исхождаше на пѣніе» Разсказъ о построеніи при- 
ходской Воскресенской церкви Діонисіемъ въ 18 верстахъ отъ 
монастыря оканчивается замѣткой: «яже (церковь) нынѣ бла- 
годатно Христовою утверждена есть отъ архіепископа Ефрема 
града Ростова (1427 — 1454 г.); эта замѣтка также могла 
быть сдѣлана рукой, писавшей при жизни Ефрема, а не 40 
лѣтъ спустя по смерти его. Наконецъ два разсказа — о посѣ- 
щеніи обители этимъ Ефремомъ и о приходѣ къ Діонисію перм- 
скаго архимандрита Тарасія въ 1427 г. имѣютъ въ заглавіи 
одинаковую помѣтку: «а писалъ Макарей, ученикъ Діонисі- 
евъ» 2 ). Изъ этихъ указаній можно заключить, что редакторъ 
цѣликомъ переписалъ въ житіи записки современниковъ. И въ 
разсказѣ онъ не разъ ссылается еще на изустныя сообщенія, 
сдѣланныя ему старыми людьми. Хотя эпизоды, полученные 
этимъ путемъ, не всегда удачно расположены между статьями, 
заимствованными изъ старыхъ записокъ, й замѣтно спутывали 
хронологическую послѣдовательность разсказа въ біографіи; но 
благодаря сліянію различныхъ источниковъ, развитіе и значеніе 
Покровскаго Глушицкаго монастыря при жизни основателя изоб- 
ражены съ такою полнотой въ редакціи Иринарха, что послѣд- 
няя въ смыслѣ историческаго источника принадлежитъ къ числу 
немногихъ превосходныхъ житій, какія можно найти въ древне- 
русской литературѣ. 



*) Макар, ч. мин. іюнь, стр. 13. 
3 ) Тамъ же стр. 25 и 28. 

13* 



196 



Съ разобранными выше житіями Димитрія Прилуцкаго и 
Діонисія Глушицкаго имѣетъ литературную связь житіе Григо- 
рія Пелшемскаго. Рѣдкіе списки этого житія представляютъ двѣ 
редакціи, рѣзко различающіяся между собою: одна изъ нихъ съ 
предисловіемъ, 3 или 7 посмертными чудесами и длиннымъ пох- 
вальнымъ словомъ; другая безъ предисловія, съ 8 чудесами и бо- 
лѣе краткой похвалой святому г ). Въобѣихъ легко замѣтить од- 
ну общую основу; вторая повидимому сокращала первую, дѣлая 
въ ней значительные пропуски, но въ остальномъ сохраняя по- 
чти дословное сходство съ ея текстомъ. Но кромѣ этого вторая 
имѣетъ нѣкоторыя фактическія черты, которыя или опущены 
въ первой или прямо противорѣчатъ ей: къ нимъ относится 
замѣчаніе о лѣтахъ жизни Григорія и о томъ, что кончина свя- 
таго описана со словъ инока Тихона, который прежде служилъ 
Григорію, а по смерти его постригся въ Пелшемскомъ мона- 
стырѣ. Это послѣднее извѣстіе служитъ единственнымъ указа- 
ніемъ, по которому можно заключать, что житіе писано въ 
концѣ XV или въ началѣ XVI вѣка 2 ). Далѣе, въ первой ре- 
дакціи не находимъ извѣстія, что Григорій, еще въ юныхъ лѣ- 
тахъ покинувъ родителей, постригся въ монастырѣ Макарія 
Желтоводскаго, откуда потомъ въ санѣ игумена перешелъ въ 
монастырь Богородицы ( Аврааміевъ) на берегу Галицкаго озе- 



1 ) Первая въ Макар, ч. мин. сент. по усп. сп. стр. 1967 и въ рукоп. Унд, 
XVII в. Л' 5 29Х. Начало: „Добро убо и полезно зѣло иже божественныхъ 
мужей житіе повѣствоватп". Вторая въ Милют. ч. мин. сент. л. 1223. 
Та же редакція въ ч. мин. Троицк. Серг. л. 1657 г. Х- 664, л. 586. 
Въ сб. той же лавры «V- 624 номѣщена служба Григорію съ замѣткой: „Сіѳ 
написалъ канонъ и житіе сващенноинокъ Митро<х>анъ". Еівали это — авторъ 
житія, а не писецъ. 

а ) Житіе выражается о Тихонѣ, какъ уже объ умершемъ: ,,бѣ нѣкій 
мнихъ, именемъ Тихонъ'ч О чудесахъ святаго при жизни житіе замѣча- 
етъ, что они ,, множества ради, паче же и предъ многими лѣты бывща 
писанію не предашася". Милют. ч. мин. сент. л. 1240. 



6 



197 



ра 1 ). Но здѣсь вторая редакція противорѣчитъ не только пер- 
вой, но и самой себѣ: по ея разсказу, Григорій умеръ, имѣя 
127 лЬтъ отъ роду (въ 1449 г.); слѣдовательно онъ постригся 
задолго до рожденія Макарія Желтоводскаго. Вообще разсказъ 
первой редакціи стройнѣе и болѣе возбуждаетъ довѣрія; повн- 
димому она представляетъ если не первоначальный, то болѣе 
близкій къ нему текстъ житія сравнительно со второй. Послѣд- 
няя напротивъ, какъ можно предполагать по ея составу и ха- 
рактеру, есть позднѣйшая передѣлка первой, дополненная смут- 
ными или невѣрными преданіями. — Разсматривая общую основу 
обѣихъ редакцій, легко замѣтить въ ней, кромѣ источниковъ 
Белшемскаго монастыря, участіе житій Діонисія Глушицкаго и 
Димитрія Прилуцкаго. Ничто не поддерживаетъ предположенія 
архіеп. Филарета, что житіе Григорія написано Иринархомъ Глу- 
шицкимъ; но очевидно, у послѣдняго заимствованы разсказъ о 
жизни Григорія у Діонисія и нѣкоторыя черты въ разсказѣ объ 
основаыіи монастыря на Пелшмѣ 2 ). При составленіи похвалы 
Григорію біографъ пользовался между прочимъ похвалой въ жи- 
тіи Димитрія Прилуцкаго. Другое заимствованіе изъ этого жи- 
тія даетъ новый образчикъ путаницы, какую вносили редакторы 
въ составляемыя ими біографіи, пользуясь различными источ- 
никами. Біографъ Григорія передаетъ любопытный для исторіи 



! ) Далѣе разсказывается, что въ 1394 г. Григорій сталъ ярхимандри- 
тоиъ въ Ростовѣ и въ 1412 г. удалился къ Діонис ю на Глушицу. Пер- 
вая редакція напротивъ повѣствуетъ, что Григорій по смерти родителей 
постригся въ Богороницкомъ Галицкоиъ монастырѣ, оттуда удалился въ 
ростовскій Богоявленскій, здѣсь при архіеп. Діонвсіѣ (1418 — 1426 г.) 
поставленъ игуменомъ Спасскаго монастыря что на Пескахъ и чрезъ 2 
года ушелъ къ Дюнисію на Глушицу. Это не противорѣчитъ извѣстію вто- 
рой редакціи, что Григорій пришелъ па Пелшму за 23 года до кончины, т. 
е. около 1525 года, но опровергаетъ ея показаніе о приходЬ Григоріи на 
Глушицу въ 1412 г. 

2 ) Обз. русск. лит. 1, стр. 154. 



198 



нравовъ разсказъ о ходатайствѣ святаго предъ Димитріемъ 
Шемякой за жителей вологодскаго края, разоряемыхъ войсками 
князя. Этотъ разсказъ поставленъ здѣсь въ связь съ выписан- 
нымъ изъ житія Димитрія извѣстіемъ о нападеніи Шемяки зи- 
мой на Вологду. Изъ подробностей разсказа видно, что рѣчь 
идетъособытіи,описанномъ вълѣтописи подъ 1450годомъ, слѣ- 
довательно случившемся уже по смерти Григорія. По самому из- 
ложение разсказа въ разбираемомъ житіи можно замѣтить, что 
авторъ сопоставилъ два различима событія: согласно съ сво- 
имъ источникомъ онъ говоритъ, что Шемяка осаждалъ городъ 
безуспѣшно, и однако тутъ же замѣчаетъ, что святой при- 
ходилъ къ князю «во градъ». Біографъ Григорія, вѣроятно, 
смѣшалъ Шемяку съ братомъ его Василіемъ Еосымъ, который 
по лѣтоииси удачно нападалъ на Вологду въ 1435 г., или не- 
правильно пріурочилъ къ разсказу житія Димитрія какое-нибудь 
другое событіе изъ времени борьбы Шемяки съ Василіемъ 
Темнымъ г ). 

Условія развитія русской агіобіографіи въ концѣ XV и на- 
чалѣ XVI в., можетъ быть, нигдѣ не выступаютъ такъ ясно, 
какъ въ судьбѣ жизнеописанія основателен Соловецкаго мона- 
стыря Савватія и Зосимы. До насъ дошла уже третья редак- 
ція этого житія; но при ней сохранились извѣстія о происхож- 
деніи и судьбѣ двухъ первыхъ. Сподвижникъ Савватія и потомъ 



М П. С. Р. Л. VIII, 99. Въ первой редакціи разсказъ помѣченъ не- 
вѣрно 1430 годомъ. Догадка о Василіѣ Косомъ поддерживается тѣмъ, что 
непосредственно псредъ этой статьей въ житіи помѣщенъ разсказъ о при- 
миреніи Василія Васильевича съ дядей Юріемъ, относящемся къ 1433 
году и ошибочно отнесенномъ во втором редакціи къ 1431 г. Разсказъ этотъ 
любопытѳнъ по указанію на отношеніе Григорія къ княжеской распрѣ. 

2 ) Списки XVI в. въ синод. Ч. Мин. домакар. состава №91,1.277, 
въ волокол. сб. моек. дух. ак. 659, л. 215, тамъ же въ сб. Л- 607, 
въ волокол. сб. моск. епарх библ. ОМ 2 609, л. 45. 



199 

Зосимы, пережившій обоихъ, старецъ Гермаиъ по смерти Зоей- 
мы, слѣдовательно между 1478 и 1484 г., продиктовалъ кли- 
рикамъ свои воспоминанія объ основателяхъ. Онъ былъ изъ 
простыхъ людей, не умѣлъ грамотѣ и «простою рѣчію сказо- 
ваше клирикомъ, и они клирицы тако писаша, не украшая пи- 
санія словесы». Такъ разсказываетъ одинъ изъ редакторовъ 
житія Досиѳей, бывшій ученикомъ Зосимы, въ статьѣ «о со- 
творен!^ житія началниковъ Соловецкихъ», которая вошла въ 
составъ дошедшихъ до насъ редакцій житія. Но въ одномъ спи- 
скѣ житія сохранилась другая, болѣе полная редакція той же 
статьи: здѣсь вмѣсто клириковъ, которымъ диктовалъ Германъ, 
Досиѳей говорить только о себѣ г ). По смерти Зосимы онъ 
жилъ въ келліи Германа и послѣдній по его просьбѣ разеказалъ 
ему, что было до прихода Досиѳеева на островъ: «азъ же не- 
разумный како слышахъ, тако и написахъ, не украшая писанія 
словесы». Для характеристики литературныхъ понятій времени 
любопытна замѣтка Досиѳея. что къ продиктованнымъ ему за- 
пискамъ нѣкоторые изъ монастырской братіи относились съ 
пренебреженіемъ и даже насмѣшкой, потому что Германъ былъ 
человѣкъ неграмотный и диктовалъ Досиѳею и клирикамъ про- 
стою рѣчью. Впрочемъ эти записки скоро исчезли изъ монасты- 
ря: на Соловки пріѣхалъ инокъ съ Бѣлоозера, взялъ записки 
къ себѣ въ келлію почитать и потомъ увезъ ихъ въ свой мо- 
настырь, оставивъ братію «безъ памяти о житіи началниковъ»; 
Германа уже не было въ живыхъ. Случилось потомъ быть Досиоею 
въ Новгородѣ и архіепископъ Геннадій, бывшій ученикомъ Сав- 
ватія на Валаамѣ, благословилъ Досиѳея написать житіе Соло- 
вецкихъ подвижниковъ. Ученикъ Зосимы опять принялся за 



г ) Эту редакцію статьи мы нашли только въ волокол. сб. моек. дух. 
ак. ЛР 659, л. 307: здѣсь она въ концѣ житія, послѣ посмертныхъ чу- 
десъ, а не между ними, гдѣ обыкновенно номѣщается другая редакціа статьи. 



200 



перо и написалъ, что видѣлъ самъ и что запомнилъ изъ раз- 
сказовъ учителя и изъ пропавшихъ записокъ, диктованныхъ 
Германомъ. Но не считая себя писателемъ, стоявшимъ на вы- 
сотѣ литературныхъ требованій времени, онъ стыдился явить- 
ся къ архіепископу съ своимъ трудомъ правдивымъ, но не укра- 
шеннымъ «словесы». Его безпокоила долго мысль, гдѣ найти 
человѣка, «могущаго украсити, якоже подобаетъ». Проѣзжая 
по дѣламъ монастыря въ Москву, Досиѳей заѣхалъ въ Ѳерапон- 
товъ монастырь, гдѣ въ заточеніи доживалъ послѣдніе свои го- 
ды отверженный митрополитъ Спиридонъ: его и уговорилъ ав- 
торъ удобрить свое «грубое писаніе». Въ томъ видѣ, какъ вы- 
шло житіе изъ-подъ пера Спиридона, Досиѳей отвезъ его къ 
Геннадію, который похвалилъ соловецкаго біографа за то, что 
онъ нашелъ такого искуснаго въкнижномъ дѣлѣ излагателя 1 ). 
Эта Спиридоновская редакція житія, написаннаго Досиѳеемъ, и 
сохранилась въ рукописяхъ. На литературное участіе Спиридо- 
на въ біографіи и на отношеніе его редакціи къ «грубому пи- 
санію» Досиѳея находимъ нѣсколько указаній. Въ припискѣ къ 
своей редакціи, сказавъ, что она составлена въ 1503 г. въ 
Ѳерапонтовомъ монастырѣ, Спиридонъ прибавляетъ: «понужену 



1 ) Извѣстія о Спиридонѣ скудны и неясны. Лѣтопвсь говорить о немъ 
подъ 1476 годомъ: «пріиде изъ Царяграда въ Литовскую землю митр. Спи- 
ридонъ, родомъ тверитинъ, поставленъ на мздѣ патріархомъ, а повелѣні- 
еиъ турскаго царя>. Караиз. VI, прим. 629, по изд. Эйнерл. столб. 93. 
Неизвѣстно, когда и какъ нопалъ онъ въ заточеніе въ Ѳерапонтовъ мо- 
настырь, гдѣ жилъ еще въ 1503 г., воторымъ онъ номѣтилъ свою пере- 
дѣлку Досиѳеева труда. Вѣроятно, вскорѣ послѣ того онъ уиеръ: когда 
Досиѳей привезъ исправленное житіе въ Геннадію, послѣдній сказалъ о Спи- 
ридонѣ: «сей человѣвъ въ нынѣшняя роды бѣпше столпъ церковный, 
понеже измлада извыче священная нисанія». Это было до іюня 1504 г., 
когда Геннадій былъ сведенъ съ ваѳедры въ Чудовъ монастырь, или до 
декабря 1505 г., когда онъ умеръ. Досиѳей не указываетъ ясно, куда онъ 
отвезъ жвтіе въ Геннадію, въ Москву или Новгородъ. 



204 



ми сущу отъ нѣкоего мниха, ученика Зосимы блаженнаго, име- 
немъ Досоѳія, тамо бо ему игуменомъ бывшу въ обители острова 
Соловецкаго; исповѣда ми подробну вся, ова и написана дасть 
на памятехъ, азъ же сія собрахъ» т ). Сдѣланный здѣсь намекъ, 
что Спиридонъ кромѣзаписокъ воспользовался и изустными раз- 
сказами Досиѳея, подтверждается послѣднимъ изъ посмертныхъ 
чудесъ Зосимы, редактированныхъ Спиридономь: здѣсь разсказъ 
о явленіи святаго Досиѳею, бывшему тогда игуменомъ, начи- 
нается замѣткой: «се повѣда священноинокъ Досоѳей». Въ по- 
слѣдствіи Максимъ Грекъ, составляя предисловіе къ Спиридо- 
новской редакціи, писалъ, что Досиѳей «написа убо потонку и 
неухищренно » , т. е. кратко и просто, а Спиридона упросилъ 
«подробну преписати и удобрити достохвальное пребываніе; 
онъ же отчасти убо исправи и добрословіемъ украси, но не 
все» 2 ). Послѣднія слова намекаютъ, повидимому, наотсутствіе 
въ житіи предисловія и похвалы, считавшихся необходимыми 
принадлежностями агіобіографическаго добрословія, и на умѣ- 
ренность реторическихъ украшеній въ разсказѣ: такъ можно за- 
ключать по замѣчанію въ указанной статьѣ Максима, что До- 
сиѳей и Спиридонъ писали для поморскихъ жителей, некниж- 
ныхъ и даже плохо знавшихъ русскій языкъ. Спиридону, оче- 
видно, принадлежитъ легкій стилистическій пересмотръ житія, 
мало коснувшійся Досиѳеева текста, удержавшій даже выраже- 
нія, которыя могъ написать Досиѳей отъ лица своего и своей 
братіи, но которыя не шли къ Спиридону 5 ). Впрочемъ Спири- 



») Свнод. Ч. Мин. 91, л. 325; волокол. сб. мосн. епарх. библ. № 609, 
ж. 103. Точно также въ началѣ жвтія Спиридонъ ссылается на „боголю- 
бивыхъ мужъ, приходящихъ мнихъ отъ острова того", прибавляя: „и отъ 
нихъ истязахъ вмалѣ бесѣдаии малыми". 

*) Соч. Максима Грека, т. III, стр. 265. 

3 ) Тавъ въ одномъ изъ первыхъ чудесъ Зосимы по смерти, редактиро- 
ванныхъ Спиридономъ, въ разсвазѣ о видѣніи старцемъ Тарасіемъ тѣла 



202 



доновымъ пересмотромъ не кончилась литературная исторія 
житія. Разъясненіе ея затрудняется тѣмъ, что позднѣйшія ста- 
тьи о чудесахъ, постепенно прибавлявшіяся къ житію, въ раз- 
ныхъ спискахъ размѣщались различно и большею частью въ 
иорядкѣ, не соотвѣтствующемъ времени ихъ появленія. Изъ 
длиннаго ряда посмертныхъ чудесъ, сопровождающихъ жизне- 
описаніе, въ редакцію Спиридона входили, по всей вѣроятно- 
сти, 8 первыхъ, которыя заканчивались указаннымъ выше по- 
слѣсловіемъ Досиѳея ! ). Статья «о сотвореніи житія» при- 
бавлена Досиѳеемъ, очевидно, уже послѣ Спиридонова пере- 
смотра. Происхожденіе двухъ ея редакцій не ясно: въ наиболѣе 
распространенной изъ нихъ есть неточности; отсюда можно за- 
ключать, что она — позднѣйшая передѣлка переписчиковъ, а 
первоначальный видъ ея тотъ, въ какомъ сохранилъ ее волоко- 
ламскій списокъ житія 2 ). Въ томъ же спискѣ передъ житіемъ 



Зосимы наверху земли читаемъ: „сіе тако видѣвъ старецъ, и исповѣда 
игумену Исаіи и многимъ братіамъ тако же исповѣда, намз же се вѣду- 
щимъ, яко погребохомб тѣло его въ глубинѣ земля; мы же се слышав- 
ше дивихомса и . Синод. Ч. Мин. .№ 91, л. 322. Впрочемъ начало житія, 
какъ видно изъ приведенной выше ссылки біограФа, написано самимъ Спи- 
ридономъ, и этимъ объясняется анахронизмъ въ разсказѣ о Савватіѣ, будто 
онъ подвизался въ Кирилловомъ монастырѣ при вел. кн. Василіѣ Васи- 
ліевичѣ и митроп. Фотіѣ ,,въ лѣто 6944-е": этотъ годъ есть время при- 
хода Зосимы на Соловецкій островъ, а княженіемъ Василія Васильевича, 
т. е. временемъ съ начала 1425 г. опредѣляется время прибытія Савва- 
тія на Соловки съ Валаама, куда онъ перешелъ изъ монастыря Кирилло- 
ва; по соловецкой лѣтописи, Савватій прибыль на островъ въ 1429 г., 
а въ 1434 скончался (27 сент. 6943). Рукоп. солов. библ. № 483. 

1 ) Эти чудеса: явленіе Зосимы Даніилу и видѣнія Тарасія, МитроФана, 
іосифэ, Герасима, Филимона и Досиѳея; сюда же относятся статьи о по- 
ставлен^ гробницы надъ могилой Зосимы и разсвазъ Досиѳея о предсмерт- 
номъ обѣщаніи святаго, заключающійся краткой похвалой ему. 

*) Неточности эти въ извѣстіяхъ, что житіе написано 30 лѣтъ спустя 
по смерти Зосимы (І 1478 г.): Спиридонъ, какъ самъ онъ говорить въ 



203 



отдѣльно помѣщены два разсказа изъ жизни €оловецкаго мона- 
стыря, любопытные по указаніямъ на порчу монастырскихъ 
нравовъ и потому, вѣроятно, не попавшіе въ другіе списки: 
одинъ изъ нихъ — о пророчествѣ Зосимы — писанъ 32 года спу- 
стя по смерти святаго, т. е. въ 1510 году, и судя по выраженіямъ, 
тѣмъ же Досиѳеемъ, который записалъ въ житіи предсмертное 
обѣщаніе Зосимы 1 ). Бывшій игуменъ и біографъ жилъ еще 
нѣсколько лѣтъ послѣ 1510 года: въ числѣ лучшихъ старцевъ 
монастыря въ грамотѣ 1514 года является и бывшій игуменъ 
Досиѳей 2 ). По этимъ статьямъ, не тронутымъ передѣлкой, 
можно судить о той простой, <не ухищренной» рѣчи, которой 
писалъ Досиѳей: это — книжная церковно-славянская рѣчь, толь- 
ко безъ реторики и съ большей примѣсью русскаго элемента 
сравнительно съ языкомъ образцовыхъ агіобіографовъ XV в. 
Къ чудесамъ, разсказаннымъ Досиѳеемъ, еще въ описываемый 
періодъ прибавлено 18 новыхъ, описанныхъ соловецкимъ игу- 
меномъ Вассіаномъ: изъ неясныхъ извѣстій о моиастырѣ въ на- 
чалѣ XVI в. можно видѣть только, что онъ былъ игуменомъ 
между 1514 и 1527 г. 3 ). 



припискѣ, уже пересматривалъ составленное Досиѳееыъ житіе въ 1503 г., 
живя заточникомъ въ Ѳерапонтовомъ монастырѣ. 

х ) Волокол. сб. моек. дух. ак. К-' 659, л. 213; см. этотъ разсказъ въ 
приложеніяхъ. Другой разсказъ (л. 310) объ инокѣ Мартнріѣ не даетъ ука- 
заній ни на автора, ни на время написанія. 

2 ) Опис. Солов, мон. архим. Досиѳея, ч. 1, стр. 67. 

3 ) По одной грамотѣ въ 1514 г. игуменомъ былъ Евѳимій, а по дру- 
гой въ 1527 г. — Варлаэмѵ, въ промежуткѣ этихъ лѣтъ указываютъ длин- 
ный рядъ игуменовъ, о которыхъ нѣтъ болѣе ясныхъ извѣстій въисточ- 
никахъ; въ числѣ ихъ былъ и Вассіанъ (Оиис. Солов, мон. архим. Доси- 
еея, ч. 3, стр. 183, ч. 1, стр. 67. Солов, лѣтоп., изд. архим. Паисіемъ, стр. 
12; здѣсь они пересчитываются, повидимому, не въ хронологическомъ по- 
рядкѣ, наприм. Варлаамъ поставленъ прежде Евѳимія). Чудеса, описанныя 
Вассіаномъ, только въ немногихъ спискахъ отдѣляются отъ предшествую- 
щихъ заглавіемъ: ; Сія убо чудеса списана быша игуменомъ Вассіаномъ тоя 



204 



Еще къ описываемому времени относятся первые памятники 
изъ длинной серіи житій и записокъ, вышедшихъ изъ среды уче- 
никовъ Пафнутія Боровскаго и Іосифа Волоцкаго и посвящен- 
ныхъ описанію подвиговъ учителей. Большая часть списковъ 
пространной біографіи Пафнутія называетъ авторомъ ея Паф- 
нутіева ученика Вассіана, архіепископа ростовскаго А ). Изслѣ- 
дователи, видя въ немъ ростовскаго архіепископа Вассіана, по 
прозванію Рыло, автора извѣстнаго посланія къ великому князю 
Ивану III наУгру.бывшаго игуменомъ Сергіева, потомъ Спасскаго 
монастыря въ Москвѣ и умершаго въ 1481 году, прибавляютъ, 
что онъ былъ ученикъ Пафнутія и родственникъ Іосифа Са- 
нина 2 ). Трудно угадать источникъ этихъ извѣстій. Въ біогра- 
фіи Іосифа, написанной крутицкимъ епископомъ Саввой Чер- 
нымъ, и въ посланіи рязанскаго епископа Леонида къ царю 
Ѳедору Ивановичу встрѣчаемъ дбоихъ Вассіановъ, родственни- 
ковъ Іосифа: одинъ, племянникъ его Топорковъ, поставленъ въ 
1525 г. епископомъ въ Коломну; другой, братъ Іосифа, былъ 
архимандритомъ Симонова монастыря, а съ 1506 года ростов- 
скимъ архіепископомъ. Въ миогочисленныхъ извѣстіяхъ XVI в. 
объ Іосифѣ и его монастырѣ нѣтъ указанія на третьяго Вассі- 
ана, родственника Іосифова, и едвали онъ не созданъ перенесе- 



же честный обители Соловецкія". Первое изъ нихъ — разсказъ старца Сав- 
ватіа о промышленникахъ, погибавшихъ на островѣ Шужиоѣ. 

*) Макар. 'ч. мин. май, по усп. сп. стр. 109, по синод, сп. л. 123; 
волокол. сб. Моск. дух. ак. XVI в. Л 2 659, л. 112, Л 8 572, л. 1; сб. 
Тр. Серг. л. 791, д. 26, Унд. Л- 353. Одинъ поздній списокъ въ ру- 
ноп. Унд. X \ 1 1 1 в. № 354 сопровождаетъ заглавіе житія заиѣткой: 
„списано бысть отъ ученика его Инновентіа"; но жптіе здѣсь тоже, кото- 
рое въ древнихъ списвахъ усвояется Вассіану. Ошибка произошла отъ 
сиѣшенія имени автора съ именемъ одного изъ его источнивовъ. 

2 ) Слов, истор. о писат. дух. чина, ч. 1, стр. 73. Обз. русск. дух. 
лит. I, 152. Ист оаис. Тр. Серг. лавры, изд. 1865 г. стр. 73. 



205 



ніемъ извѣстій о Вассіанѣ Санинѣ на Вассіана Рыло 1 ). По край- 
ней мѣрѣ относительно происхожденія Пафнутіева житія это мож- 
но сказать съ нѣкоторой увѣренностію. Авторъ его говорить, что 
многое узналъ онъ о святомъ отъ Іосифа и «отъ древнихъ уче- 
никъ его (Пафнутія), отъ иже преже много время съжитель- 
ствовавшихъ отцу, изначала съпотрудившихся ему» 2 ). Пово- 
димому авторъ не принадлежалъ къ числу древнихъ учениковъ 
Пафнутія, не засталъ начальной поры монастыря. Это указаніе 
не идетъ къ Вассіану Рылу, который уже въ началѣ 1455 года 
былъ игуменомъ въ Троицкомъ Сергіевомъ монастырѣ, слѣдо- 
вательно самъ былъ однимъ изъ первыхъ сподвижниковъ Паф- 
нутія въ его обители, возникшей въ"1444 г. Въ числѣ своихь 
источниковъ Вассіанъ выставляетъ разсказы, слышанные имъ 
отъ Іосифа, «егда съ нимъ бѣхомъ въ бесѣдѣ»; но трудно уга 
дать, когда Вассіанъ Рыло встрѣчался съ Іосифомъ, пришед- 
шимъ въ Пафнутіевъ монастырь много лѣтъ спустя по удале- 
ны оттуда Вассіана; самъ Іосифъ въ сказаніи о русскихъ по- 
движникахъ ничего не говорить о ростовскомъ архіепископѣ. 
Наконецъ разсказъ о пророчествѣ Пафнутія, предсказавшаго 
Іосифову брату Вассіану архимандритство на Симоновѣ, въ 
древнѣйшихъ спискахъ жйтія заключается замѣткой: «еже по 
тснозѣхъ лѣтѣхъ въ дѣло произыде реченное». Вассіанъ Рыло 
умеръ въ 1481 году; но до 1485 г. на Симоновѣ былъ еще 
архимандритомъ Дифонтъ и предсказаніе Пафнутія исполнилось 
не раньше 1500 года 3 ). Вассіанъ Санинъ является въ этомъ 

*) По кормовой книгѣ ІосиФова монастыря, составленной въ XVI в., 
28 августа въ обители творили память „по архіепископѣ Васіанѣ по ро- 
стовскомъ", т. е. братѣ іосифэ, умершемъ 28 авг. 1515 года; но не встрѣ- 
чаемъ извѣстія о поминовеніи другаго архіеп. Вассіана, умершего раньше, 
23 марта 1481 г. Волокол. сб. Моск. дух. ак. № 577, л. 298. 
, 2 ) Макар, ч. мин. май, по синод, сп. л. 129 и 139. 

3 ) А. А. Эксп. I, т 56. П. С.Р. Лѣт. VIII, 215. Ист. росс. іер. 

Л. 361. 



206 



разсказѣ «юнымъ зѣло и новопостриженнымъ»; примѣняя къ 
нему изложенный указанія, можно заключить, что здѣсь гово- 
рить о себѣ въ 3-мъ лицѣ самъ авторъ, писавшій житіе въ 
Симоновомъ монастырѣ или въ Ростовѣ между 1500 и 1515 г. 
Подобно другимъ житіямъ, трудъ Вассіана представляетъ не 
послѣдователыіый разсказъ о жизни Пафнутія, а безсвязный 
рядъ эпизодовъ, изображающихъ отношенія основателя къ бра- 
тіи и мірянамъ; но изложеніе его ясно и довольно просто, 
сравнительно мало страдаетъ реторикой. Въ позднѣйшихъ спис- 
кахъ въ разсказъ Вассіана внесены двѣ болынія вставки: «по- 
вѣсти отца Пафнутія» изъ патерика Іосифова монастыря и опи- 
саніе 6 исцѣленій, совершенныхъ Пафнутіемъ при жизни 2 ). — 
Вассіанъ выставляетъ своими источниками сверхъ личныхъ 
воспоминаній только изустные разсказы, слышанные отъіосифа, 
Иннокентія и Исаіи Чернаго, «древнихъ» учениковъ святаго; 
но онъ имѣлъ подъ руками и литературный источникъ. Сохра- 
нилась записка, подробно разсказывающая о послѣднихъ 8 
дняхъ жизни святаго. Здѣсь авторъ говоритъ о себѣ въ пер- 
вомъ лицѣ, и узнаемъ, что это — Иннокентій, на изустныя со- 
общенія котораго ссылается Вассіанъ І ). Въ эти дни Инно- 



2 ) Объэтихъ повѣстяхъ см. ниже въ VI гл. разборъ волоколамскихъ жи- 
тій. Онѣ являются въ житіи уже по спискамъ XVI в., наприи. въ воло- 
кол. сб. Л 5 572 и сб. Тр. Серг. л. Л 5 791. Разсказъ о б исцѣленіяхъ 
слѣдуетъ за этими повѣстями въ спискѣ житія XVII в. въ Милют. ч. 
мин. май, л. 40 съ замѣткой при первомъ чудѣ: „твореніе Данила Мои- 
сеева". Вѣроятно, это былъ инокъ НаФнутіева монастыря, вскорѣ послѣ 
Вассіана оиисавшій чудеса, опущенный послѣднимъ. 

*_) Эта записка въ волокол. сб. XVI в. Моск. дух. ак. «)ѴР 515, л. 395. 
За молитвой, которой она начинается, читаемы „Исповѣдати хощу о та- 
цѣмъ свѣтилѣ, святѣмъ и велицѣмъ отци нашемъ ПаФнутіи, аще и не- 
достоинъ есмь отъ начала житія его исповѣдати". Ниже читаемъ: „Тажѳ 
рече ми старецъ: Инокентей! Азъ же прилѣжно зрѣхъ на священную ега 
главу, чтб хощетъ рещи" (л. 410). 



207 



кентій почти безотлучно находился при умирающемъ и какъ 
одинъ изъ старшей братіи лучше Вассіана зналъ отноше- 
нія Пафнутія и подробности его предсмертныхъ минутъ, за- 
помнилъ слова, имъ сказанный, и записалъ ихъ повидимому 
буквально. Разсказъ изложенъ литературнымъ языкомъ вре- 
мени, но совершенно чуждъ реторики и по задушевной про- 
стой, по живой изобразительности, съ какою рисуются въ 
немъ общественныя отношенія Лафнутія и его характеръ, 
одинъ изъ любопытнѣйшихъ въ древнерусскомъ монашествѣ, 
эта записка принадлежитъ къ числу лучшихъ памятниковъ 
древнерусской агіобіографіи. Повидимому Иннокентій написалъ 
свой разсказъ вскорѣ по смерти учителя, еще до удаленія Іо- 
сифа изъ его монастыря, т. е. въ 1477 или 1478 году: «не 
буди мнѣ лгати на преподобнаго, понеже и свѣдѣтеліе суть не- 
ложніи», говоритъ онъ, увѣряя въ правдивости своего разсказа, 
и въ числѣ этихъ свидѣтелей, иноковъ монастыря, пришед- 
шихъ навѣстить умирающаго, выставляетъ Іосифа. Въ такомъ 
случаѣ Вассіанъ могъ узнать записку Иннокентія еще въ Паф- 
нутьевомъ монастырѣ, откуда онъ удалился вслѣдъ за Іосифомъ. 
Разсказъ о кончинѣ Пафнутія въ житіи, написанномъ Вассіа- 
номъ, есть сокращеніе Иннокентіевой записки, мѣстами очень 
близкое къ тексту оригинала. — Нѣтъ извѣстій о судьбѣ Инно- 
кентія послѣ Пафнутія. Онъ написалъ еще канонъ своему учи- 
телю; замѣтка, сопровождающая заглавіе этого канона въ ру- 
кописяхъ, показываешь, что онъ написанъ до 1531 года, когда 
митрополитъ съ соборомъ благословилъ пѣть его Щ. Въ руко- 



*) Сб. Тр. Серг. Л. 791, л. 16: „Канонъ преп. Пэфнотію, твореніѳ 
ученика его Иннокентія, инока тоя же обители. Въ державу благовѣрнаго 
и христолюбиваго православнаго царя вел. кн. Василія Ивановича госпо- 
диномъ преосв. архіеписконоиъ Даніпломъ, иитрополитомъ всея Русіи, съ 
всѣиъ священныиъ его съборомъ, при игуненѣ Пэфнѳтіи, благословилъ пѣта 



208 



писяхъ находимъ еще «сказаніе вкратцѣ« о Пафнутіѣ, состоя- 
щее изъ краткихъ лѣтописныхъ извѣстій о преподобномъ. Это 
сказаніе составлено по житію, написанному Вассіаномъ, съ при- 
бавленіемъ хронологическихъ чертъ, какихъ нѣтъ у послѣдняго. 
По замѣткѣ въ одномъ спискѣ видно, что оно явилось не поз- 
же 1518 года *). 

Уже въ изложены судьбы біографіи соловецкихъ подвижни- 
ковъ мы видѣли указанія на паденіе агіобіографическаго стиля, 
какой установили мастера XV в. Яначеніе и причины этого па- 
денія найдутъ мѣсто въ общемъ критическомъ разборѣ житій; 
здѣсь укажемъ другіе факты, въ которыхъ обнаружилось это 
литературное явленіе. Въ одномъ лѣтописномъ сборникѣ встрѣ- 



канонъ и житіе чести въ лѣто 7039, мѣе. маія в. 1 день". Нач. канона: 
„Ново тебѣ пѣніе принести модебно въ отверзеніе устъ моихъ, ІІаФноТіе 
богомудре, подаждь ми твоими молитвами благодать". Тотъ же канонъ въ 
волокол. сб. XVI в. Моск. дух. ак. № 382, л. 244. Здѣсь за канономъ 
Иннокентія слѣдуетъ другой подъ заглавіемъ: „Пѣніе молебно преп. отцу 
нашему игумену ПаФнотію, списано отъ инока многогрѣшна, желающа молит- 
вами его получити грѣхомъ разрѣшеніе". БіограФИческія черты изложены въ 
этомъ канонѣ по житію, написанному Вассіаномъ, а выписанный выраженін 
обоихъ каноновъ какъ будто намекаютъ на то, что второй составленъ прежде 
Иннокентіева. Вѣроятно, по поводу указаннаго соборнаго постановленія 
1531 г. написано обширное похвальное слово ПаФнутію, занесенное уже 
въ Макар, ч. минеи (по усп. сп. стр. 127, по синод, л. 141). По выра- 
женіямъ его видно, что оно написано на праздникъ памяти ПаФнутія, 
авторомъ, жившимъ тогда въ его обители, слѣдовательно не Вассіаномъ, и 
авторомъ, видѣвшамъ кончину святаго: „явленно предлежитъ нынѣ предъ 
всѣми нами, живущими въ обители преподобнаго сего мужа"; въ другомъ мѣ- 
стѣ: „сподобихомся видѣти отца нашего... отсюду къ Богу отшествіе". 

!) Волокол. сб. Ля 515, л. 419, Л- 638, л. 236; въ этомъ послѣд- 
немъ спискѣ замѣчено о ІІаФнутіѣ: ,,въ чернечествѣ живота его 60 и 3 
лѣта, а какз поставила сей монастырь, 74 лгыпа и . Начало: „Рож- 
деніѳ и въспитаніе великаго старца Шфнотія отъ града Боровска, отъ 
веси Кудииовскія". Другая краткая редакція слѣдуѳтъ непосредственно за 
пространнымъ Вассіановымъ житіемъ въ обоихъ спаскахъ Макар, ч. миней. 
Начало: , : Въ лѣто 6985, маія 1 дреставися прѳп. игуменъ Пафнотіе". 



209 



чаемъ повѣсть о строеніи Успенскаго собора въ Москвѣ и о 
обрѣтеніи мощей митр. Петра 1 ). .Эта повѣсть не только чужда 
реторики житій, но не держится строго и въ предѣлахъ цер- 
ковно-славянскаго языка, допуская въ свое безыскусственное 
изложеніе особенности чисто-русской рѣчи. Авторъ, очевидно, 
жилъ въ Москвѣ, былъ близкимъ свидѣтелемъ описываемыхъ 
событій и писалъ про себя, свободно и откровенно: онъ замѣ- 
тилъ многія мелкія, но любопытныя подробности и между ними 
такія, которыя не позволили бы обнародовать тогдашнія цер- 
ковныя власти. Въ литературномъ отношеніи эта повѣсть лю- 
бопытна тѣмъ, что была не черновой запиской, послужившей 
матеріаломъ для болѣе искусственной обработки, но самостоя- 
тельнымъ трудомъ, написаннымъ позднѣе этой послѣдней: ав- 
торъ не только читалъ витіеватое оффиціальное слово Пахомія 
о перенесеніи мощей св. Петра, но даже поправляетъ его въ 
выписанной выше рѣзкой замѣткѣ. Такимъ же характеромъ 
отличается разсказъ о чудѣ митрополита Ѳеогноста въ 1474 г., 
помѣщенный въ томъ же лѣтописномъ сборникѣ 2 ). 

Въ рукописяхъ XVI в. сохранились двѣ редакціи сказанія о 
юродивомъ Михаилѣ Клопскомъ, отличныя отъ той, которую 
въ 1537 г. составилъ сынъ боярскій Василій Тучковъ. Одна 
изъ нихъ довольно подробно и слогомъ нечуждымъ книжности 
излагаетъ дѣянія, или «пророчества» Михаила въ Клопскомъ 
монастырѣ, его кончину и одно посмертное чудо; другая почти 
тоже содержаніе передаетъ гораздо короче, въ сухомъ некниж- 
номъ разсказѣ, чуждомъ литературныхъ украшеній и близкомъ 
къ разговорной рѣчи 3 ). Современный Тучкову лѣтописецъ, 

х ) П. С. Р. Л. VI, 194 — 221: части этой повѣсти разсѣяны здѣсь 
между лѣтописными извѣстіями подъ разными годами. 

2 ) Тамъ же, стр. 198. 

3 ) Первая извѣстна наиъ по двумъ спискамъ, изъ которыхъ одииъ, 
древнѣйшій, въ Мавар. ч, мин. янв. по усп. сп. стр. 917, другой въ 

14 



240 



сообщая извѣстіе о его редакціи житія Михаила, прибавляетъ, 
что это житіе <^и прежде написано бысть, но непрестанно (не 
пространно) и неявленно, сирѣчь вельми просто» *). Самъ Туч- 
ковъ въ послѣсловіи къ своей редакціи разсказываетъ, что 
вмѣстѣ съ порученіемъ написать житіе блаженнаго онъ полу- 
чилъ отъ новгородскаго архіеп. Макарія и « написаніе чудесѣмъ 
и жительству св. чудотворца Михаила отъ древнихъ списатель 
вкратцѣ>. Неизвѣстно, зналъ ли Макарій краткую некнижную 
редакцію; но можно съ увѣренностію сказать, что онъ передалъ 
Тучкову не ее, а другую, пространную и болѣе книжную: по- 
слѣдняя занесена въ его четіи-минеи; сличая ее съ трудомъ 
Тучкова, легко замѣтить, что онъ пользовался именно этой ре- 
дакціей, тогда какъ участіе некнижной не отразилось ни одной 
чертой въ твореніи боярскаго сына; поэтому множественное 
число «древнихъ списателей* въ извѣстіи Тучкова можетъ и 
не значить того, что онъ получилъ отъ Макарія обѣ редакціи 
житія. Это ставить внѣ сомнѣнія, что пространная редакція 
'пророчествъ» составлена задолго до 1537 г., въ описывае- 
мый нами періодъ, хотя древнѣйшій списокъ ея, намъ извѣст- 
ный, не старше древнѣйшаго списка Тучковской редакціи: оба 



ч. мин. Германа Тулупова, рукоп. Тр. Серг. л. Л 2 673, л. 219: этотъ 
сп. писанъ въ 1627 г. Предисловіе въ этой ред. начинается словами: 
„Многимъ сущимъ преподобнымъ и достойнымъ Богови". Вторая извѣстна 
намъ также но двумъ спискамъ XVI в. въ волокол. сб. моек. дух. ан. 
;№ 659, л. 344, и въ рук. Тр. Серг. л. № 735, л. 32, безъ начала и 
съ другимъ порядкомъ статей чѣмъ въ первомъ спискѣ. Эта редакція безъ 
предисловія, прямо начинается разсказомъ о приходѣ ]\Лхаила въ мона- 
стырь: „А пришолъ канунъ дни честнаго рожества Іоанна въ нощь, и 
попъ Макарій, покадивъ церковь на 9 пѣсни, да пошолъ въ келью, ажь 
келья отомчена". По характеру изложенія и заглавіяиъ статей въ обѣихъ 
редакціяхъ будемъ называть первую пространной, или редакціѳй ,,проро- 
чествъ", а вторую краткой некнижной, или редакціей „чудесъ". 
*) П. С Р. Л. VI, 301. 



211 



они въ минеяхъ Макарія. Нѣкоторыя указанія на взаимное 
отношеніе обѣихъ разсматриваемыхъ редакцій можно извлечь 
изъ ихъ сравнительная разбора. Некнижная редакція отъ на- 
чала до конца представляется сокращенной передѣлкой про- 
стракнаго сказанія о пророчествахъ: она опускаетъ не только 
реторическія распространенія послѣдняго, но и многія фактиче- 
скія любопытныя подробности, разсѣянныя въ немъ, кото- 
рыя указываютъ на близость его источниковъ къ описывае- 
мымъ событіямъ г ). Встрѣчаемъ цѣлые эпизоды, опущенные 
въ краткой редакціи чудесъ; далѣе, въ послѣдней нѣтъ указа- 
нна на годы и числа, которыми редакція пророчествъ помѣчаетъ 
многія событія въ своемъ разсказѣ. Наконецъ, можно замѣшть 
въ краткой нѣсколько неточностей и ошибокъ. Такъ напримѣръ 
приходъ Михаила въ Клопскій монастырь она помѣчаетъ вре- 
менемъ Ѳеодосія, «нареченнаго на владычество», между тѣмъ 
упоминаетъ о пророчествѣ Михаила, который, живя на Клопскѣ, 
предсказалъ игумену Ѳеодосію, что онъ будетъ избранъ на нов- 
городскую каѳедру, но не будетъ посвященъ. Въ житіи нѣтъ 
прямыхъ извѣстій о томъ, когда Михаилъ пришелъ въ Клоп- 
скій монастырь и когда скончался; но по другимъ надежнымъ 
источникамъ можно опредѣлить приблизительно время этихъ 
событій. Ни одна редакція житія Михаила не говоритъ, откуда 
онъ пришелъ на Клопско, и ничего не знаетъ о прежней его 
жизни. Біографъ архіеп. Іоны разсказываетъ, что прежде посе- 
ленія въ Елопской обители Михаилъ явился въ Новгородъ, при- 
шедши туда изъ дальней земли и «иного отечества сый», при 
архіепископѣ новгородскомъ Іоаннѣ, т. е. до 1415 г. Тогда, при 

*) Опущѳпы наприм. слова Михаила къ посаднику Посахну, обижав- 
шему монастырь и наказанному за это: „нѳ корми ты насъ ни пои, а 
еасъ не обиди". Эти подробности показываютъ, что въ редакцію проро- 
чествъ заносилось свѣжее преданіе о юродивомъ, главнымъ образомъ дер- 
жавшееся на подобныхъ изреченіяхъ, паматныхъ современникамъ. 

14* 



212 



первомъ появленіи въ Новгородѣ, Михаилъ предсказалъ архі- 
епископство Іонѣ, бывшему еще мальчикомъ. Одна лѣтопись 
сохранила извѣстіе, что это было въ 1408 году 1 ). Неизвѣстно, 
долго ли жилъ Михаилъ въ Новгород^. Когда онъ явился въ 
Клопскую обитель, въ монастырской церкви Св. Троицы шла 
служба. Повидимому, это былъ тогда монастырь новый, не- 
давно образовавшійся. По древней новгородской лѣтописи, де- 
ревянная церковь Троицы въмонастырѣ построена въ1412г. 2 ). 
Нѣсколько лѣтъ спустя, когда была построена каменная цер- 
ковь, Михаилъ жилъ уже въ монастырь. Отсюда видно прибли- 
зительно время его прихода на Клопско; отсюда же обнаружи- 
вается другая неточность краткой редакціи. По ея извѣстію, 
Михаилъ жилъ въ монастырѣ 50 лѣтъ и б мѣсяцевъ, слѣдова- 
тельно скончался около 1462 года. Но біографъ архіеп. Іоны, 
современиикъ юродиваго, знавшій о послѣднемъ болѣе всѣхъ 
редакцій его житія, говорить, что онъ умеръ прежде смерти 
архіеп. Евѳимія, т. е. до 1458 г. Поэтому болѣе довѣрія вну- 
шаетъ показаніе пространной редакціи пророчествъ, что бла- 
женный жилъ въ обители 44 года, слѣдователыю умеръ около 
1456 года 3 ). Наконецъ, въ нѣкоторыхъ мѣстахъ краткая ре- 

*) II. С. Р. Л. III, 235. 

2 ) Тамъ же стр. 105. 

3 ) Паи. стар, русск. лит. IV, 29. Въ рукописныхъ святцахъ кончина 
Михаила помѣчена 1452 гѳдомъ: это показаніе, очевидно, составилось 
посредством приложенія 44 лѣтъ жизни юродиваго въ Клопской обители 
къ 1408 году, когда по лѣтописи Михаилъ пришелъвъ Новгородъ. Но 1) 
неизвѣстно, когда Михаилъ пришелъ на КлоНско; можно только предпо- 
лагать, что позже 1408 г.; 2) по разсказу пространной редакціи о Ше- 
макѣ (пророчество 11-е) Михаилъ былъ еще живъ въ годъ смерти этого 
князя (1453) и повидимому пережилъ его. Краткая редакція впадаетъ 
въ неточность и въ извѣстіи о Клопскомъ игуменѣ Ѳеодосіѣ, говоря, что 
онъ былъ 3 года нареченнымъ владыкой Новгорода: пространная редакція 
согласно съ древней новгородской лѣтописыо показываетъ два года. II. 
С. Р. Л. III, 110. IV, 120. 



213 



дакція впадаетъ въ неточности, не выразумѣвъ извѣстія источ- 
ника 1 ). Все сказанное не позволяетъ видѣть въ редакціи про- 
рочествъ простую передѣлку краткой некнижной повѣсти. На- 
ходимъ въ первой замѣтку, повторенную и въ послѣдней: послѣ 
того какъ Михаилъ предсказалъ Шемякѣ неудачу въ борьбѣ съ 
великимъ княземъ Василіемъ, на вопросъ братіи объ успѣхѣ 
перваго юродивый отвѣчалъ: « заблудили наши, отъ супротив- 
ныхъ бѣгая». Братія, добавляетъ редакція пророчествъ, запи- 
сала тотъ день, когда блаженный сказалъ это. Отсюда позво- 
лительно заключить, что предсказаиія Михаила записывались 
въ монастырѣ еще при его жизни. Здѣсь открывается источ- 
никъ тѣхъ любопытныхъ подробностей и хронологическихъ от- 
мѣтокъ, которыя находимъ въ пространной редакціи и кото- 
рыхъ нѣтъ въ краткой. Ясно, что порвая гораздо ближе по- 
слѣдней стоитъ къ этому источнику или по крайней мѣрѣ вос- 
пользовалась имъ шире. Въ самомъ изложеніи редакціи проро- 
чествъ замѣтны слѣды этихъ мопастырскихъ записокъ: въ на- 
чалѣ ея читаемъ, что Михаилъ помыслилъ уединиться отъ міра 
и пришелъ на Клопско «прежде нѣкихъ немногихъ лѣтъ»: эти 
слова едвали принадлежать редактору, писавшему спустя 60 
или болѣе лѣтъ по приходѣ Михаила въ обитель на Елопско. 
Притомъ этотъ редакторъ — человѣкъ книжный, владѣетъ ли- 
тературнымъ языкомъ времени и умѣетъ украсить разсказъ 
общими реторическими мѣстами; однакожь перо его часто па- 
даетъ до оборотовъ простой разговорной рѣчи. То и другое 
можно объяснить вліяніемъ современна™ святому монастыр- 
скаго источника, текстъ котораго отрывками прокрался въ 
книжное изложеніе редактора. Наконецъ въ послѣднемъ 12-мъ 



*) Слич. наприм. по обѣимъ редакціямъ разсказъ о приходѣ разбойии- 
жовъ въ монастырь. Рук. Тр. С. л. .V 735, л. 32, сб. волокол. № 659, 
л. 345, Макар, ч. мин. янв. стр. 920, Тулуп, ч. мин. .V 673, л. 224. 



214 



пророчествѣ Михаила о близкомъ паденіи Новгорода редакторъ 
обличаетъ въ себѣ современника новгородскихъ погромовъ 
1470-хъ годовъ: «тако въ нынѣшняя времена и лѣта,— замѣ- 
чаетъ онъ о состояніи вольнаго города предъ паденіемъ, - по 
Божію попущенію велику мятежу бывшу и усобной рати про- 
межи боляръ и множества рати людій и всего народа въ Вели- 
комъ Новѣградѣ». Не смотря на такую близость редакціи ко 
времени святаго, въ ней есть уже легендарный анахронизмъ, — 
знакъ, что разсказами о Михаилѣ начинала овладѣвать народ- 
ная фантазія. Въ помянутой статьѣ о 12-мъ пророчествѣ раз- 
сказывается, какъ въ Клопскій монастырь пріѣхалъ посадникъ 
Иванъ Немиръ благословиться у блаженнаго старца. На слова 
гостя, что въ Новгородѣ есть теперь литовскій князь Михаилъ 
Александровичъ, юродивый отвѣчалъ: ^то, сынку, у васъ не 
князь, но грязь» и пророчески описалъ пораженіе Новгород- 
цевъ на Шелони и паденіе Новгорода. Житіе помѣчаетъ этотъ 
разсказъ 6979 годомъ, когда великій князь московскій былъ 
«гнѣвенъ» на Новгородъ и сбирался воевать сънимъ: по обстоя- 
тельствамъ дѣла видно, что редакторъ разумѣлъ конедъ 1470 
или начало 1471 года, когда прошло уже болѣе 10 лѣіъсо смер- 
ти Клопскаго юродиваго. Въ 1471 г. Иванъ Васильевичъ Не- 
миръ былъ очень старымъ посадникомъ, ибо встрѣчаемъ его въ 
этомъ званіи уже въ 1435 году 1 ). Вѣроятно, дѣйствительное 
событіе, скрывающееся въ разсказѣ житія, относится къ болѣе 
раннему времени и подъ Михаиломъ Александровичемъ разу- 
мѣется другой литовскій князь, напримѣръ Юрій Семеновичъ, 
пріѣзжавшій въ Новгородъ въ 1438 году 2 ). Выше указанъ 
мотивъ, замѣтный въ поэтическихъ сказаыіяхъ о паденіи Нов- 
города: оглядываясь въ послѣдствіи на погромъ, новгородская 



1) Й. С. Р. Л. III, 111. Карамз. VI, прим. 66. 

2 ) П. С. Р. Л. III, 112. 



215 



масса, тянувшая къ Москвѣ, любила представлять его карой 
за боярскія неурядицы, предсказанною святыми людьми. Таже 
мысль рѣзко выражена въ разсматриваемомъ пророчествѣ Ми- 
хаила; для нея и понадобилось вызвать изъ могилы юродиваго 
пророка. Находимъ накоыецъ указаніе на пособія, которыми ре- 
дакторъ пророчествъ пользовался для литературной обработки 
житія, откуда онъ черпалъ общія мѣста для украшенія своего 
разсказа: въ 10-мъ пророчествѣ Михаила о нареченномъ вла- 
дык Евѳиміѣ II и въ разсказѣ о погребеніи Михаила встрѣча- 
емъ буквальный выписки пзъ пахоміевскаго житія архіеп. Ев- 
ѳимія *). Таковы источники разсматриваемой редакціи, кото- 
рую мы считаемъ первой литературной обработкой житія. Она 
любопытна какъ памятникъ, рисующій образъ древнерусскаго 
юродиваго и значеніе, какое онъ могъ пріобрѣсть въ обществѣ. 
Но она незамѣнима по разсказамъ о лицахъ, игравшихъ вид- 
ныя роли въ исторіи Новгорода XV вѣка: архіеп. Евѳимій Бра- 
датый и преемникъ его Евѳимій II, посадники Григорій Кирил- 
ловичъ Посахно и Иванъ Васильевичъ Немиръ, бояринъ Иванъ 
Семеновичъ Лошинскій, Димитрій Шемяка — всѣ эти любопыт- 
ные люди, которые въ лѣтописи мелькаютъ блѣдными фигу- 
рами политической драмы, разыгравшейся между Новгородомъ 
и Москвой, являются здѣсь съ живыми чертами, съ своими еже- 



1 ) Ср. эти статьи редакціи пророчествъ съ <яитіемъ Евѳимія въ Паи. 
стар, русск. лит. IV, 18 и 22. Въ 10-мъ пророчествѣ выписки сопровожда- 
ются двумя замѣтками о Евѳиміѣ: „о немъ же житіи индѣ скажемъ"; „о 
сихъ же добродѣтели индѣ скажемъ". Отсюда нельзя заключать, что Па- 
хомій составилъ и разсматриваемую редакцію житія Михаила: 1) послѣд- 
няя даетъ обѣщаніе сказать о Евѳиміѣ, а пахоміевское житіе Евѳимія 
написано раньше ея; 2) біографъ архіеп. Іоны прямо говорить, что по- 
слѣдніЙ не могъ уговорить Пахомія написать житіе Михаила или канонъ 
ему. Приведенный замѣчанія — или ссылки на житіе Евѳимія, которое ре- 
дакторъ намѣревался переписать, или указаніе на то, что этотъ редан- 
торъ составзялъ лѣтопись о времени Евѳимія. 



216 



дневными отношеніями. Другая, некнижная редакція рядомъ 
съ первой имѣетъ очень мало цѣны какъ историческій памят- 
нику далеко уступая ей въ полнотѣ и точности фактическаго 
содержанія. Она можетъ представлять нѣкоторый интересъ 
только по отношенію къ исторіи литературнаго древнерусскаго 
языка: изложеніе ея далеко не чуждо церковно-славянскихъ 
грамматическихъ формъ и не можетъ быть признано образчи- 
комъ чисто-русской народной рѣчи XV — ХТІ в.; все его-отли - 
чіе отъ изложенія первой редакціи состоитъ въ большей при- 
мѣси формъ русскаго языка. Признаковъ происхожденія, близ- 
каго ко времени святаго, какіе есть въ редакціи пророчествъ, 
ненаходимъвъ краткой; сравненіеобѣихъ позволяетъ предпола- 
гать, что послѣдняя редакція представляетъ позднѣйшую обра- 
ботку житія. Личность Клопскаго юродиваго превлекала къ себѣ 
вниманіе массы; люди некнижные, даже вовсе неграмотные же- 
лали почитать или послушать о его пророчествахъ и изречені- 
яхъ и могли затрудняться чтеніемъ первой редакціи, не чуж- 
дой искусственности въ изложены. Эта потребность и могла 
вызвать другую, болѣе простую передѣлку житія, составитель 
которой сократилъ монастырскія записки или, что вѣроятнѣе, 
первую редакцию житія. Это предположеніе подтверждается изло- 
женіемъ единственнаго посмертнаго чуда (съ купцомъ Мих. 
Марковымъ) въ спискахъ краткой редакціи. По списку ея въ 
рукописи Іосифова волоколамскаго монастыря сокращеніе этого 
чуда —простая выборка изъ текста пространной редакціи, удер- 
жавшая вполнѣ книжныя церковно-славянскія формы послѣд- 
ней и этимъ рѣзко отличающаяся отъ остальнаго, близкаго къ 
просторѣчію изложенія краткой редакціи. По списку той же 
редакціи въ рукописи Троицкой лавры, повидимому немного 
позднѣйшему, это чудо изложено такъ же просто, тѣмъ же смѣ - 
шаннымъ русско-церковно-славянскимъ языкомъ, какъ и вся 
редакція; разсказъ о чудѣ и здѣсь есть сокращеніе статьи ре- 



217 



-дакціи пророчеству но это сокращеніе сдѣлано независимо отъ 
того, какое находимъ въ волоколамскомъ спискѣ, и удержало 
нѣкоторыя черты пространной редакпдй, опущенный въ этомъ 
спискѣ 1 ). Оба сокращенія сдѣланы по одному и тому же под- 
линнику, которымъ былъ разсказъ въ редакціи пророчествъ. * 
Въ нашей письменности очень рано составилась значитель- 
ная литература о чудотворцѣ Николаѣ Мирликійскомъ. Въ ру- 
кописяхъ XV — XVI в. встрѣчается житіе его съ длиннымъ ря- 
домъ чудесъ, изъ коихъ нѣкоторыя совершились и описаны на 
Руси. Наша церковная исторіографія признаетъ и все это жизне- 
описаніе произведеніемъ русскимъ, написаннымъ въ концѣ XI 
или въ началѣ XII вѣка 2 ). По изложенію этого житія можно 
замѣтить, что однимъ изъ источниковъ служила ему переводная 
біографія, сильно распространенная въ русской письменности 
XV — XVI в. 3 ) Въ тоже время, къ которому относятъ русское 
житіе св. Николая, явилась русская повѣсть о перенесеніи его 
мощей въ городъ Баръ, написанная современникомъ событія, 
на что указываютъ выраженія автора 4 ). Наконецъ раньше 
обоихъ этихъ русскихъ сочиненій, вѣроятно, появилось на Руси 



] ) Сборн. волокол. въ моск. дух. ак. |# 659, л. 350. Рукоп. Тр. С. 
л. Л? 735, л. 37. 

3 } Нач. житія: „Во дни прежняя благоволи Богъ взыскати писанья". 
Оно въ рукоп. Унд. XV в. № 258, л. 15. въ сб. Царскаго 1514 г. «ІМ 2 
381, л. 4, въ сб. Рум. начала XVI в. ѵ 1 ^ 436, л. 114. Си. о неиъ у 
прѳосв. Маварія въ Ист. Р. Ц. II, 138 и у архіеп. Филарета въ 06- 
зорѣ I, 38. 

3 ) Начало: „Мудра нѣкаа вещь животонисецъ рука". Это житіе въ сб. 
Унд. XV в. Л* 560, л. 71, въ сб. его же XVI в. Л» 563, л. 67, въ сб. 
Царскаго Л- 381, л. 147. Въ ч. минеѣ Унд. XVI в. Л- 230, л. 112, 
невидимому, другой переводъ тогоже житія. 

' 1 ) Она .въ сб. Рум. XV в. Л<> 435, л. 344, въ рукоп. Унд. XV в. 
Л 5 258, л. 1. См. о ней у преосв. Макарія въ Ист. Р. Ц. II, 139 и у 
арх. Филарета въ Обзорѣ I, 38. 



248 



похвальное слово чудотворцу Николаю, по ыѣкоторымъ выражені- 
ямъ котораго заключаютъ только, что оно писано для какихъ- 
нибудь новокрещенныхъ Славянъ 1 ). Въ началѣ его изложены 
біографическія черты, и можно предполагать, что оно служило 
другимъ источникомъ русскаго житія св. Николая 2 ). При томъ 
благоговѣніи, удивлявшемъ иностранцевъ, съ какимъ русскій 
народъ относился къ памяти Мирликійскаго чудотворца и кото- 
рое было такъ глубоко, что въ нашихъ историческихъ источни- 
кахъ XVI — XVII в. чрезвычайно рѣдко можно встрѣтить, осо- 
бенно въ высшихъ классахъ общества, русскаго человѣка съ 
йменемъ этого святителя, — историка литературы можетъ инте- 
ресовать вопросъ: рядомъ съ книжными, искусственными по 
изложенію сочиненіями о св. Николаѣ, каковы исчисленныя 
выше, существовала ли въ нашей письменности простая обра- 
ботка его житія, приспособленная къ пониманію некнижнаго 
большинства, и если существовала, то въ какомъ видѣ и съ 
какимъ содержаніемъ?Находимъ, что въ руконисяхъ XV — XVI в. 
была распространена такая некнижная редакція житія, одно 
изъ куріознѣйшихъ явленій въ древнерусской литературѣ. Ни- 
чего опредѣленнаго нельзя сказать о времени и мѣстѣ проис- 
хожденія этой редакціи; по извѣстнымъ намъ спискамъ ея видно 
только, что она ходила уже по рукамъ читателей въ концѣ ХУ 
или въ началѣ XVI в. 3 ). Сличая эту редакцію съ двумя ука 

*) Оно въ тѣхъ же сб. Рум. № 435, л. 169 и Унд. Л* 258, л. 113. 
См. о неиъ у арх. Филарета въ Обзорѣ I, 39. 

2 ) Въ пемъ есть наприи. легенда, какъ только-что родившійся младе- 
мецъ простоялъ 2 часа, пока его омывали. Эта легенда повторена и въ 
русскомъ житіи, но ея нѣтъ въ переводном*. 

3 ) Въ синод, сб. XV— ХМ в. К 556, л. 629 помѣщенъ конецъ этого 
житія, разсказъ о первомъ Никейскомъ соборѣ и преставленіи Николая; 
полные списки въ сб. У ид. XVI в. № 563, л. 100 и въ сб. его же 
XVI в. К 569, л. 16. Заглавіѳ и начало: „Слово иже во свя- 
тыхъ отца нашего Николы о житіи его и о смерти его и о хоже- 



219 



занными выше житіями чудотворца, находимъ въ нихъ очень 
мало общаго, есть даже ирямыя противорѣчія 1 ). Содержаніе 
русской редакціи отличается сильной легендарностью и поло- 
вина его занята разсказами о странствованіи Николая по Ар- 
меніи, Сиріи и другимъ странамъ, о распространеніи имъ хри- 
стіанства, объ исцѣленіяхъ и борьбѣ съ бѣсами. Оь перва- 
го раза можно подумать, что въ нашей редакціи описывается 
жизнь не того мирликійскаго святаго, о которомъ разсказыва- 
ютъ названныя древнія житія. Однакожь есть прямыя указанія 
на то, что предметомъ этой біографіи служитъ тотъ самый чу- 
дотворецъ Николай, память котораго празднуется 6 декабря, 
который присутствовалъ на первомъ Никейскомъ соборѣ и 
который «въ латынскихъ земляхъ тѣломъ лежитъ». Ближай- 
шій источникъ этой русской редакціи находимъ въ <повѣсти о 
погребеніи» св. Николая, которая была распространена у насъ 
уже въ XV в. 2 ). Повѣсть написана совершенно книжно, цер- 

ніи его и о погребеніи. Благословенъ еси, Господи Іисусе Христе Божѳ 
нашь, дивная и неизреченная твориши чудеса во всей земли, прославилъ 
ѳси свѣтлый праздникъ св. Николы. Мы же, братіе, прославимъ тую 
землю, гдѣ жилъ св. Никола, на имя Миры Ликійскіа митрополіа, а въ 
нашихъ русскихъ странахъ весь родъ христіяньскый память его честную 
въ нынѣшній день свѣтло празднуемъ". 

*) По переводному житію, Николай, окончивъ свое образованіе, стано- 
вится пресвитеромъ и служитъ въ монастырѣ Сіонѣ, построенномъ его 
дядей, откуда потомъ соборъ мѣстныхъ епископовъ возводить его на мирли- 
кійскій архіерейскій престолъ; по русской редакціи, Николай въ 14-лѣтнемъ 
возрастѣ покидаетъ отечество и много лѣтъ странствуетъ по разнымъ зом- 
лямъ, приходитъ наконецъ въ Миры и здѣсь патріархъ іерусалимскій 
Макарій поставляетъ его „епископомъ во всей Ликіи". 

2) Сборники Унд. XV в. ;№ 560, л. 222 и Л' 2 567, л. 55. Сб. Цар- 
скаго 1514 г. .№ 381, л. 120. Нач. „Благословенъ еси, Господи Іисусе 
Христе Боже нашь, иже дивнаа и неизслѣдованная дѣла творя, иже въ 
родъ и родъ взвеличилъ еси свѣтлое и всепразньственное св. Николы съ- 
браніе. Людіѳ, племена, языци и все достоинство и многосъбранный и 
любопразньственный съборе мирликіискыя митрополи и весъ родъ чело- 



220 



ковно-славянскимъ языкомъ съ примѣсью греческихъ словъ и 
оборотовъ, отзывающихся буквальнымъ переводомъ съгрече- 
скаго. Въ одномъ спискѣ, сохранившемъ повидимому первона- 
чальный видъ повѣсти, есть неясный намекъ на ея происхож- 
деніе: въ молитвѣ о Грекахъ - христіанахъ въ Азіи, подверг- 
нувшихся варварскому нашествію, св. Николай проситъ у Бога: 
«даждь сподолѣніе роду гречьскому и боліаръскому»* ). Опа- 
саясь промаховъ, предоставляемъ спеціалистамъ ближе опредѣ- 
лить какъ источники этого, повидимому, южно-славянскаго ска- 
занія, такъ и отношеніе его содержанія къ достовѣрнымъ из- 
вѣстіямъ о чудотворцѣНиколаѣ: для насъ оно любопытно только 
какъ источникъ одного и:іъ русскихъ памятниковъ, въ которыхъ 
обнаружилось изучаемое нами паденіе агіобіографическаго стиля 
въ русской литературѣ ХТ — XVI в. Языкъ въ этомъ памят- 
ник тотъ же самый, какимъ изложена разобранная выше вто- 
рая редакція житія Михаила Клопскаго; русская повѣсть о св. 
Николаѣ есть простое переложеніе упомянутаго церковно-сла- 
вянскаго сказанія на этотъ языкъ, изрѣдка сокращающее раз- 
сказъ источника. Впрочемъ если церковно-славянская цовѣсть 
явилась къ намъ въ томъ составѣ, какой имѣетъ она въ упо- 
мянутомъ спискѣ съ указаніемъ на болгарскую ея редакцію, 
то русскій редакторъ внесъ въ свое переложеніе этой повѣсти 
двѣ прибавки: разсказъ объ участіи св. Николая въ засѣданіяхъ 
Никейскаго собора съ любопытными легендарными подробно- 
стями, источникъ которыхъ опредѣлить не беремся, и заключи- 
тельное обращеніе къ русскимъ сынамъ и дщерямъ, имѣющее 
видъ похвалы святому. 



вѣчьскый свѣтлую и всепразньственную память св. Николы днесь празд 
нуимъ". 

4 ) Сб. Унд. .№ 567, л. 56. 



221 



ГЛАВА VI. 

Житія Макарьевскаго времени. 

Именемъ митрополита Макарія можно обозначить цѣлую эпоху 
въ исторіи древнерусской агібіографіи. На это даетъ право уже 
одно количество литературныхъ памятниковъ, появившихся въ 
■его время подъ близкимъ или отдаленнымъ вліяніемъ, отъ не 
го исходившими Древнерусская литература житій не оставила 
жизнеописанія этого знаменитаго собирателя житій, хотя онъ 
не прошелъ и въ ней безъ всякаго слѣда. Сохранилась повѣсть 
о послѣднихъ дняхъ его, которую можно принять за матеріалъ 
для житія, не получившій однакожь далыіѣйшей обработки 1 ). 
Повесть эта разсказываетъ о болѣзни и кончинѣ митрополита 
съ задушевной простотой, не преувеличивая значенія описы- 
ваемаго лица, и написана, судя по подробностям^ вскорѣ по 
смерти святителя какимъ-нибудь близкимъ къ нему человѣкомъ' 
Но отсутствіе полнаго жизнеописанія лишаетъ насъ возмож- 
ности видѣть, какъ древнерусскіе книжники представляли его 
дѣятельность въ полномъ ея объемѣ и какое значеніе придава- 
ли той сторонѣ ея, которая соприкасалась съ движеніемъ древ- 
нерусской агіобіографіи. Впрочемъ характеръ и мотивы, вне- 
сенные имъ въ это движеніе, можно разглядѣть въ нѣкоторыхъ 
лвленіяхъ, связанныхъ съ дѣятельностію Макарія. Прежде все 
го заслуживаешь вниманія обстоятельство, что Макарій вышелъ 
изъ монастыря Пафнутія Боровскаго, воспитался въ преданіяхъ 



2 ) Поздній списокъ этой повѣсти въ рукоп. Большак, въ 'Моск. публ. 
муз. № 266. 



222 



сферы, изъ которой вышло замѣтно выдѣляющееся направление 
въ средѣ русскаго монашества XVI вѣка: согласно съ духомъ 
своего родоначальника, въ которомъ біографъ выставляетъ 
преобладающей чертой характера чувство мѣры 1 ), эта школа 
отличалась стремленіемъ къ дисциплинѣ, къ внѣшнему порядку 
и благолѣпію и сильнымъ практическимъ смысломъ. Въ такомъ 
характерѣ источникъ достоинствъ и недостатковъ этой школы. 
Такой характеръ отразился на пастырской дѣятельности постри- 
женника Пафнутьева монастыря въ Новгородѣ: онъ вводитъ 
правильное общежитіе въ здѣшніе монастыри, строитъ и укра- 
шаетъ храмы, поновляетъ обветшавшіе памятники церковной 
святыни, заботится объ украшеніи города, чтобы, по выраже- 
нію современная лѣтописца, было «велми лѣпо и чудно видѣ- 
ти» 2 ). Тоже стремленіе украшать и поновлять ветхое, съ ко- 
торымъ обращался Макарій къ монументальнымъ памятникамъ 
церковной старины, онъ прилагалъ и къ памятникамъ литера- 
турными Замѣчательно, что изъ-подъ пера самого Макарія, од- 
ного изъ наиболѣе начитанныхъ книжниковъ въ Россіи XVI вѣ- 
ка, не вышло ни одного* канона или похвальнаго слова свято- 
му. Но сильное возбужденіе сообщено было русской агіобіогра- 
фіи двумя явленіями, ознаменовавшими его дѣятельность: это — 
канонизація русскихъ святыхъ на соборахъ 1547 и 1549 г. и 
составленіе Макарьевскихъ четьихъ-миней. 

Въ историческихъ источникахъ XVI в. не находимъ подроб- 

*) Архіеп. Вассіанъ въ житіи ПаФнутіе: „безмѣрія во всемъ убѣгая, 
ѳгда время бѣ, глагодашѳ потребная, и егда подобно, молчанію прилежа- 
ше, все въ время творя". 

2 ) П. С. Р. Лѣт. \ I, 301. Въ другомъ мѣстѣ тотъ же лѣтописец-ъ 
(стр. 286) замѣчаетъ о дѣятельности Макарія въ Новгородѣ: „пресвящ. 
архіепископъ, по своему благоутробію, болши хотя украсити В. Новградъ 
при своемъ честнѣмъ святительствѣ, преже бо наченъ еже о церьвахъ 
Божіихъ тщаніе и великое прилежаніо и о обителѣхъ великое устроеніе, 
даже и до самыхъ вещей". 



223 



ныхъ извѣстій о подготовительныхъ работахъ, предшествовав- 
шихъ собору 1547 года; но есть указаніе на то, какъ подго- 
товлялся соборъ 1549 года; кромѣ того извѣстны списки свя- 
тыхъ, канонизованныхъ обоими соборами. Разбирая эти списки 
и извѣстія о подготовкѣ къ собору 1549 года, можно объяснить 
происхожденіе и характеръ разсматриваемыхъ соборныхъ дѣяній. 
По мысли царя, епархіальные архіереи послѣ собора 1547 г. 
произвели въ своихъ епархіяхъ обыскъ о великихъ новыхъ чу- 
дотворцахъ, собрали «житія, каноны и чудеса» ихъ, пользуясь 
указаніями мѣстныхъ жителей. Явившись въ Москву въ 1549 
г. съ собраннымъ церковно-историческимъ запасомъ, они со- 
борне «свидѣтельствовали» его- и ввели въ составъ церковна- 
го пѣнія и чтенія, установивъ праздновать по этимъ житіямъ и 
канонамъ новымъ чудотворцамъ. Было бы слишкомъ смѣло по- 
дозрѣвать въ этихъ епархіальныхъ обыскахъ и соборномъ 
свидѣтельствованіи признаки церковно-исторической критики, 
возбужденной оффиціальнымъ починомъ царя и высшей іерар- 
хіи: ни то ни другое не шло дальше собиранія и внѣшняго 
осмотра написаннаго, не внося потребности въ болѣе широкомъ 
изученіи, въ сводѣ или повѣркѣ агіобіографическихъ источни- 
ковъ. Но въ соборномъ свидѣтельствованіи нельзя не видѣть 
опыта церковной цензуры, впрочемъ чисто- литературной и при- 
томъ необходимой: вводя труды мѣстныхъ грамотеевъ въ цер- 
ковное богослуженіе, соборъ естественно долженъ былъ раз- 
смотрѣть, соотвѣтствуютъ ли они установленнымъ формамъ 
церковно-литературныхъ произведеній. Здѣсь открывается ли- 
тературный источникъ канонизаціи 1547 и 1549 годовъ: уста- 
новленіе празднованія извѣстному святому условливалось су- 
ществованіемъ житія и канона, которые можно было бы пѣть 
и читать въ церкви въ день его памяти. Участіе этого источ- 
ника замѣтно въ актѣ собора 1547 г. Предполагая, что един- 
ственнымъ основаніемъ канонизаціи служило повсемѣстно рас- 



224 



пространенное въ русскомъ обществѣ почитаніе святаго, трудно 
объяснить составъ списка святыхъ, канонизованныхъ этимъ 
«оборомъ. Изъ 12-ти святыхъ, которымъ установлено было все- 
церковное празднованіе, только двоимъ, Александру Невскому 
и митрополиту Іонѣ можно усвоять широкую извѣстность въ. 
русскомъ церковномъ обществѣ до соборнаго опредѣленія 4547 
года; остальные иріобрѣли ее вслѣдствіе этого опредѣленія и 
были прежде святыней мѣстности, гдѣ подвизались и покои- 
лись по смерти. Остается признать, что выборъ опредѣлился 
двумя условіями: житія, каноны или посмертныя чудеса 12 но- 
выхъ чудотворцевъ, внесенныхъ въ списокъ, были написаны 
до собора и притомъ настолько распространены въ письменно- 
сти, что легко могли сдѣлаться извѣстными члеыамъ собора. 
Случайность выбора, зависѣвшая отъ этого послѣдняго уело- 
вія, становится еще замѣтнѣе при сопоставленіи списка 1547 
г. съ количествомъ русскихъ житій, написанныхъ до собора, и 
съ ихъ сравнительнымъ распространеніемъ въ письменности 
первой половины XVI в. Почти всѣ имена, занесенный въ спи- 
сокъ 12-ти, принадлежать святымъ, житія которыхъ встрѣ- 
чаются въ рукописяхъ этого времени гораздо чаще сравнитель- 
но съ житіями другихъ, хотя также давно написанными. Ни къ 
общимъ, ни даже къ мѣстнымъ святымъ соборъ не причислилъ 
ни князя тверскаго Михаила Александровича, ни князей яро- 
славскихъ Василія и Константина, хотя житія ихъ были давно 
составлены, а послѣдніе были даже прославлены открытіемъ 
мощей въ 1501 году; согласно съ этимъ, судя по уцѣлѣвшимъ 
спискамъ, есть основаніе считать житія названныхъ святыхъ 
очень мало распространенными въ письменности до половины 
XVI в. и этимъ объяснять ихъ отсутствіе въ минеяхъ Мака- 
рія. Съ другой стороны можно замѣтить, что двѣ трети списка 
составлены по мысли самого митрополита, руководителя собора, 
подъ вліяніемъ его личнаго отношенія къ памяти нѣкоторыхъ 



225 



святыхъи его знакомства съ агіобіографической литературой х ). 
Эту случайность выбора, опредѣлившагося первымъ, что пред- 
ставилось вниманію собора изъ русскаго церковно-историче- 
скаго запаса, чувствовалъ самъ соборъ 1547 г., къ которому 
царь обратился съ просьбой собрать по епархіямъ свѣдѣнія объ 
остальныхъ новыхъ чудотворцахъ. Указанный условія дѣйство- 
вали и на соборѣ 1549 г. Не сохранилось оффиціальнаго спис- 
ка святыхъ, канонизованныхъ этимъ соборомъ; ихъ перечисля- 
ютъ по догадкамъ и не совсѣмъ точно 8 ). Но въ одной изъ ре- 
дакцій житія митрополита Іоны, составленныхъ при митрополи- 
та Макаріѣ, встрѣчаемъ разсказъ объ о.боихъ соборахъ и общій 
перечень чудотворцевъ, которымъ они установили церковное праз- 
днованіе 3 ). И здѣсь изъ 11 русскихъ святыхъ 6 принадлежатъ 
новгородской епархіи, а съ другой стороны не встрѣчаемъ мно- 



г ) А. А. Экеп. I, № 213. Почти половина списка 12-ти состоитъ 
изъ именъ святыхъ новгородской епархіи. Тѣмъ же можно объяснить за- 
несеніе въ списокъ ииенъ ПаФнутія Боровскаго, Александра Невскаго и 
митрополита Іоньг, личное усердіѳ Макарія къ двоимъ послѣднимъ святымъ 
выразилось въ его заботахъ о написаніи новыхъ житій или похвальныхъ 
словъ имъ. 

2 ) Преосв. Макарія— Ист. Р. Ц. VI, 218. 

3 ) Разсказъ и перечень см. въ приложеніяхъ. Отсюда видно, что въ 
1549 г. канонизованы: новгородскіе архіепископы Евѳимій и Іона, Сте- 
Фанъ пермскій, Іаковъ ростовскій, князья Всеволодъ псковской и Михаилъ 
тверской, Савва Сторожевскій, Евѳимій суздальскій, Авраамій смоленскій, 
Савва Вишерскій, Еворосинъ псковской, ЕФремъ Перекомскій, Григорій 
Пелшемскій и Максимъ, юродивый московсвій; кромѣ того — двое сербскихъ 
и трое литовскихъ святыхъ. Перечень не полонъ, можетъ быть по винѣ 
писца: изъ списка 15 47 года пропущены имена Михаила Клопскаго, Діо- 
нисія Глуіпицкаго и Павла Обнорскаго; въ списокъ 1549 года есть осно- 
ваніе занести еще имена архіѳпископа новгородскаго НиФОнта, царевича 
ордынскаго Петра, Ѳерапонта и Мартиніана бѣлозерскихъ. О послѣднихъ 
см. примѣчаніе на стр. 40 и ниже, стр. 273. Объ установлены празд- 
нованія Нифонту Макаріемъ см. въ концѣ житія въ Паи. стар, русск. 
лит. IV, 8-9. 

15 



226 



гихъ подвижниковъ, жившихъ до Макарія въ другихъ епархі- 
яхъ; но житія святыхъ, здѣсь перечисленныхъ, были написаны 
еще до собора или писались во время его по порученію церков- 
ныхъ властей. На связь каыонизаціи съ движеніемъ литерату- 
ры житій особенно указываютъ въ упомяну томъ перечнѣ имена 
Саввы Сторожевскаго, Евфросина, Евѳимія суздальскаго и Еф- 
рема: ихъ нѣтъ въ спискѣ 1547 года; но житія ихъ были на- . 
писаны вскорѣ, подъ вліяніемъ епархіальныхъ изслѣдованій о 
новыхъ чудотворцахъ, и соборъ 1549 года, пополняя пробѣлы 
прежняго, установилъ празднованіе и этимъ святымъ. Наконецъ 
тѣже условія бросаютъ нѣкоторый свѣтъ на одно изъ основаній, 
которыми руководился соборъ 1547 года, у становляя однимъ свя- 
тымъ всецерковное празднованіе, другимъ — мѣстное. Изъ 9-ти 
святыхъ, поименованныхъ въ спискѣ мѣстныхъ, только одному, 
епископу тверскому Арсенію былъ до собора написанъ канонъ съ 
житіемъ; но послѣднее не попало въ минеи митрополита Макарія, 
и это подтверждаете догадку, что оно съ канономъ осталось 
неизвѣстнымъ собору, или не было ему представлено; житія 
остальныхъ не были еще написаны, но собору, вѣроятно, сооб- 
щили, что мѣстное населеніе воздаетъ и этимъ святымъ цер- 
ковное чествованіе; по крайней мѣрѣ кромѣ епископа Арсенія 
это достовѣрно извѣстно о двоихъ другихъ, обозначенныхъ въ 
спискѣ мѣстныхъ, о Прокопіѣ и Іоаинѣ устюжскихъ. Это по- 
слѣднее обстоятельство открываете другой источникъ канони- 
заціи, церковно-административный. Есть основанія утверждать, 
что не только большая часть святыхъ, исчисленныхъ въ спискѣ 
всецерковныхъ, но и нѣкоторые изъ мѣстныхъ, если не всѣ, 
чтились на мѣстахъ церковнымъ обрядомъ до собора; для пер- 
выхъ соборъ расширилъ чествованіе, а для послѣднихъ только 
подтвердилъ факте, уже существовавшій и дѣйствовавшій до- 
толѣ независимо отъ него. Такимъ образомъ есть замѣтная 
разница въ канонизаціи, совершившейся въ половинѣ XVI вѣ- 



227 



ка, сравнительно съ прежней. Прежде мѣстное празднованіе 
святому установлялъ обыкновенно епархіальный епископъ съ 
ыѣстнымъ соборомъ; веецерковная канонизація была рѣдкпмъ 
явленіемъ; притомъ и то и другое являлось случайнымъиединич- 
нымъ актомъ, который вызывался развитіемъ' чествованія из- 
вѣстнаго святаго въ мѣстномъ или во всемъ православномъ 
населенін Руси, открытіемъ мощен, чудесами. Теперь канони- 
заціи приданъ характеръ собирательный, сдѣлана попытка вве- 
сти въ церковный календарь всѣхъ пзвѣстныхъ русскихъ чудо- 
творцевъ и притомъ сдѣлать ихъ достояніемъ всей русской 
церкви; въ этомъ отношеніп заслужив аетъ вниманія извѣстіе, 
что соборъ 1549 г. «предалъ Божіимъ церквамъ» для пѣнія и 
празднованія всѣ собранныя и свидѣтельствованныя житія и 
каноны новымъ чудотворцамъ, повпдимому не раздѣляя послѣд- 
нпхъ на общихъ и мѣстныхъ, какъ сдѣлалъ соборъ 1547 года; 
наконецъ церковное прпзнаніе святаго становится дѣломъ об- 
щаго центральнаго собора русской церкви, а не еиархіальной 
іерархіп 1 ). Это сосредоточеніе канонизующей власти вмѣстѣ 
съ руководящей ею церковно-исторической мыслью собрать и 
обобщить частныя явленія, разсѣянныя на пространствѣ вѣковъ 
и епархій, можно признать однимъ изъ наиболѣе замѣтныхъ 
проявленій централизаціп, которая развивалась въ русской 
церкви объ руку съ государственной. Есть указаніе на то, какъ 
отнеслись къ разсматрпваемымъ собор амъ современники и ка- 
кое значеніе придавали имъ многочисленные русскіе агіобіогра- 
фы, вызванные ими къ дѣятельностп. Одинъ изъ послѣднихъ, 
авторъ псковскихъ житій Василій, упомянувъ въ біографіи Сав- 



2 ) Въ XVI в., если не ошибаемся, не встрѣчаетса случаевъ установ- 
лена мѣстнаго празднованіа сватому мѣстнымъ епископомъ. Даже благо- 
словеніе праздновать преп. ПаФнутію Боровскому въ его обители, данное 
въ 1531 году, и такое же распораженіе о преп. іосифѢ Волоцкомъ въ 
1578 г. исходятъ отъ митропоіита „со всѣмъ священнымъ его соборомъ*. 

15* 



228 



вы Крыпецкаго о соборномъ установлены празднованія новымъ 
чудотворцамъ, замѣчаетъ, что съ того времени церкви Божіи въ 
Русской землѣ не. вдовствуютъ памятями святыхъ и Русская 
земля сіяетъ православіемъ, вѣрою и ученіемъ «якоже вторый 
великій Римъ и Царствующій градъ: тамо бо вѣра православ- 
ная испроказися Махметовою прелестно отъ безбожныхъТурокъ, 
здѣ же въ Рустей земли паче просія святыхъ отецъ нашихъ 
ученіемъ». Василій высказалъ не новую мысль: еще раньше 
выражалъ ее въ своихъ посланіяхъ псковской инокъ Филоѳей. 
Она развилась изъ событій половины XV вѣка: флорентійскій 
соборъ и наденіе Царьграда уронили въ глазахъ русскаго обще- 
ства православный авторитетъ Византіи. Мысль, что Русь — по- 
слѣдній Римъ, единственное хранилище чистаго православія, 
должна была внушать особенное вниманіе къ отечественной 
церковно -исторической святынѣ, и прославленіе русскихъ чу- 
дотворцевъ служило ей нагляднымъ выраженіемъ въ формѣ 
церковнаго обряда. Можетъ быть, указанный взглядъ служилъ 
однимъ изъ побуЖденій, вызвавшихъ соборы по дѣлу о новыхъ 
чудотворцахъ, и въ такомъ случаѣ въ немъ можно видѣть тре- 
тій источникъ канонизаціи, церковно-историческій. Совокупное 
дѣйствіе всѣхъ указанныхъ источниковъ канонизаціи должно • 
было утвердить и освятить господство церковно-реторическихъ 
формъ въ дальнѣйшей русской агіобіографіи. 

Ни въ чемъ такъ наглядно не выразилась мысль митропо- 
лита Макарія, вызвавшая разсмотрѣнные соборы, какъ въ его 
четьихъ-минеяхъ. По задачѣ, положенной въ основаніе этого 
сборника, собрать и переписать «всѣ святыя книги, которыя 
въ Русской землѣ обрѣтаются», минеи Макарія — самое отваж 1 
ное предпріятіе въ древнерусской письменности. Возможность 
такого предпріятія объясняется съ одной стороны богатствомъ 
. новгородской письменности и матеріальными средствами нов- 
городская владыки, не щадившаго «сребра и всякихъ поче- 



229 



стей» для разлпчныхъ писарей, съ другой — направленіемъ 
всей дѣятельностп Пафнутьевскаго пострпженника, не отли- 
чавшагося творческішъ даромъ, но любившаго собирать, при- 
водить въ порядокъ п украшать приготовленное прошедшимъ. 
Въ этомъ направлены источникъ мысли объ общей капониза- 
ціи русскихъ чудотворцевъ. Минеи представляютъ такую же 
попытку централизаціи въ области древнерусской письменно- 
сти, какой были соборы 1547 и 1549 годовъ въ области рус- 
скихъ церковно-историческихъ воспомішаній. Во вкладной за- 
писи, написанной Макаріемъ въ ноябрѣ 1552 года и прило- 
женной къ такъ-называемому успенскому списку миней, един- 
ственному полному экземпляру памятника, собиратель говорить: 
«а писалъ есми сіа святыя велпкіа книги въ Беликомъ Новѣ- 
городѣ, какъ есми тамо былъ архіеппскопомъ, а писалъ 
есмп и събиралъ и въ едино мѣсто ихъ совокуплялъ два- 
на десять лѣтъ». Изъ вкладной, приложенной къ новгород- 
скому софійскому списку миней, видно, что въ 1541 году этотъ 
спиеокъ въ составѣ 12 книгъ былъ оконченъ и подаренъ архі- 
епископомъ Софійскому собору; іюльская книга этого списка, 
какъ видно изъ приписки въ концѣ ея, начата и кончена въ 
1538 году. Отсюда слѣдуетъ, что работы надъ минеями Мака- 
рій предпринялъ въ 1529 — 1530 г. Но извѣстіе вкладной 
1552 г. о 12-тилѣтнемъ трудѣ надъ минеями въ Новгородѣ 
не совсѣмъ точно опредѣляетъ ходъ ихъ составленія. Это из- 
вѣстіе относится къ одному софійскому списку, которымъ не 
завершилось образованіе сборника. Успенскія минеи, переписка 
которыхъ кончена къ 1552 году, не простой спиеокъ съ софій- 
скихъ, а скорѣе другая, болѣе полная и обработанная ихъ ре- 
дакція: кромѣ измѣненій въ порядкѣ статей встрѣчаемъ значи- 
тельное количество произведеній, не попавшихъ въ софійскій 
спиеокъ и занесенныхъ въ успенскій; между ними есть памят- 
ники, которые впервые явились въ свѣтъ уже послѣ 1541 года, 



230 



когда кончены были софійскія минеи Такимъ образомъ ми- 
неи Макарія слагались долѣе 20 лѣтъ. Ни по цѣли ни по ис- 
полнения онѣ не могутъ назваться литературнымъ памятни- 
комъ, не представляютъ литературной обработки запаса, нако- 
пившаяся въ древнерусской письменности къ половинѣ XVI 
вѣка. Литературное участіе собирателя въ составлены памят- 
ника ограничилось поправками въ языкѣ статей или, какъ онъ 
самъ замѣчаетъ во вкладной 1552 годэ, «исправленіемъ ино- 
странскихъ и древнихъ пословицъ», переводомъ ихъ на рус- 
скую рѣчь. Даже редакторскій надзоръ его едвали простирался 
одинаково на весь составъ огромнаго сборника. Собирая и груп- 
пируя рукописный матеріалъ, Макарій не успѣвалъ ни распре- 
дѣлить точно по минейной программѣ всѣ статьи, ни подверг- 
нуть каждую изъ нихъ предварительному просмотру. На это 
указываешь и размѣщеніе статей въ сборникѣ и неисправность 
текста въ нѣкоторыхъ изъ нихъ и наконецъ признаніе самого 
собирателя, что иное онъ оставилъ не исправленнымъ и среди 
святыхъ книгъ гдѣ-нибудь могъ пропустить въ сборникъ «лож- 
ное и отреченное слово святыми отцы». Не смотря на это, ми- 
неи не лишены интереса и по отношенію къ литературной ис- 
торіи древнерусской агіобіографіи на Сѣверѣ. Къ послѣдней 
относится небольшое количество памятниковъ, около 40 въ 
числѣ 1300 всѣхъ житій, вошедшихъ въ составъ успенскаго 
списка миней. Но очень многія изъ этихъ русскихъ житій не 
сохранились въ спискахъ, которые были бы древнѣе макарьев- 
скихъ. Далѣе, въ составѣ этого неболыпаго отдѣла миней про- 

і) Таковы житія Александра Свирскаго, ІосиФа Волоцкаго, Павла Об- 
норекаго, Евкросина Псковскаго, Александра Невскаго, митрополита Іоны: 
первое написано въ 1545 г., второе не раньше 1545, третье не раньше 
1546, остальныя въ 1547. Другія статьи, которыми пополненъ успенскій 
списокъ, см. въ „Замѣткахъ" преосв. Макарія о софійсиихъ минеяхъ въ Лѣ- 
топ. русск. лит. и древности, изд. Н. С. Тихонравовымъ, кн. 1. отд. 3, 
стр. 71. 



231 



свѣчиваетъ литературный взглядъ Макарія на житіе. Собира- 
тель соединилъ въ евоемъ сборникѣ далеко не всѣ русскія жи- 
тія, написанныя до 1530 года. Нѣкоторыя изъ нихъ, вѣроятно, 
остались неизвѣстны Макарію; но отсутствіе другихъ въ его 
минеяхъ объясняется другой причиной. Собравъ всѣ*житія, на- 
писанныя до миней, но не попавшія въ нихъ, какія теперь из- 
вѣстны, легко замѣтить, что это — или краткія житія первона- 
чальной неразвитой конструкціи или жизнеописанія, отличаю- 
щіяся характеромъ простой біографіи историческаго лица и чуж- 
дыя агіобіографической реторики. У частіе литературнаго взгля- 
да Макарія въ составѣ разсматриваемаго отдѣла миней особен- 
но ясно обнаруживается на житіи Александра Невскаго: митро- 
политъ зналъ о существовали древней біографіи князя, напи- 
санной современникомъ, но не допустилъ ея на страницы сво- 
ихъ миней въ первоначальномъ видѣ, а поручилъ передѣлать 
ее по правиламъ господствовавшей реторики житій. При этомъ 
онъ самъ сознавалъ, что такое житіе не историческая повѣсть, 
и въ чисто-историческомъ сборникѣ, въ Степенной книгѣ по- 
мѣстилъ другую передѣлку житія, которая проще и полнѣе 
изображаетъ жизнь князя. Отсюда видно, въ какомъ смыслѣ 
должна была вліять на русскую агіобіографію любовь Макарія 
къ церковно-историческимъ литературнымъ памятникамъ и пре- 
даніямъ, выразившаяся въ его минеяхъ. 

Достаточно краткаго библіографическаго обзора русскихъ жи- 
тій, составленныхъ писателями Макарьевскаго времени и пре- 
жде всего тѣхъ, которыя написаны по непосредственному вну- 
шенію Макарія, чтобы видѣть, что движеніе, возбужденное въ 
русской агіобіографіи сверху канонизаціей и церковно-истори- 
ческими наклонностями главы іерархіи, только утверждало гос- 
подство установившихся литературныхъ формъ житія, не внося 
потребности въ болѣе широкомъ изученіи и въ менѣе услов- 
номъ пониманіи историческихъ фактовъ. 



232 



Первымъ по времени изъ житій, написанныхъ по распоря- 
женію Макарія, была новая редакція біографіи Михаила Клоп- 
скаго, составленная въ 1537 году Василіемъ Михайловичемъ 
Тучковымъ. Неизвѣстно, почему архіеп. Филаретъ назвалъ это- 
го писателя Михаиломъ, смѣшавъ его съ отцомъ, Михаиломъ 
Васильевичемъ Тучковымъ, дѣдомъ Андрея Курбскаго по ма- 
тери 1 ). Оба Тучковы, отецъ и сынъ были довольно извѣст- 
ные люди на Руси въ XVI в. и историческіе источники сохра- 
нили о нихъ достаточно свѣдѣній. Авторъ новой редакпіи 
житія Клопскаго юродиваго въ похвалѣ святому дважды назы- 
ваетъ себя недостойнымъ рабомъ Василіемъ; тоже имя нахо- 
димъ у современника, новгородскаго лѣтописца, который по- 
дробно разсказываетъ о ироисхожденіи новаго житія и назы- 
ваетъ автора сыномъ боярскимъ, тогда какъ Михаилъ Тучковъ 
ужевъ 1512 г. является окольничимъ, еще при великомъ князѣ 
Василіѣ былъ намѣстникомъ въ Новгородѣ, а въ .1537 г. при- 
надлежалъ къ числу старыхъ думныхъ бояръ ?). Столь же 
ошибочно другое извѣстіе архіеп. Филарета, будто біографъ Туч- 
ковъ сталъ потомъ инокомъ Иліею, написавшимъ канонъ Ми- 
хаилу Клопскому и житіе Георгія, мученика болгарскаго. По из- 
вѣстію, скрытому авторомъвъ канонѣ, послѣдній написанъ рукою 
пресвитера Иліи йо благословенію новгородскаго архіепископа 
Макарія, слѣдовательно не позже 1542 года 3 ). Житіе Теор- 
ия болгарскаго, по словамъ біографа, того же Иліи, составлено 

1 ) Обзоръ русск. дух. лит. I, стр. 208. Р. Свят. янв. стр. 57. 
*) П. С. Р. Лѣт. VI, 301. 

3 ) Минея служ. ХУІІ в. въ Тр. Серг. лаврѣ 522: здѣсь въ службѣ Ми- 
хаилу Клопскому второй канонъ въ начальныхъ словахъ и буквахъ своихъ 
стиховъ содержитъ извѣстіе: „въ царство благочестиваго христолюбиваго 
Іоанна всея Русіи самодержца, повелѣніемъ и благословеніемъ Макарія, 
святѣйшаго архіепископа богоспасаемыхъ градовъ Великаго Новаграда и 
Пскова благодарно сіе пѣніѳ принесеся всепреп. Михаилу Клопскому ру- 
дою презвитера^Иліи". Ср. сб. Рум. 397, л. 109. 



233 



въ 1539 году. Отсюда видно, что еслибы этотъ Илія былъ 
Василій Тучковъ, мы не встрѣтили бы оффиціальнаго извѣ- 
стія, что на царской свадьбѣ въ 1547 г. была только жена 
Василія Михайловича Тучкова, а самъ онъ болѣлъ, убился съ 
коня и его мѣсто дружки съ невѣстиной стороны занималъ Мо- 
розовъ х ). Разсказъ самого Тучкова въ послѣсловіи къ житію 
и извѣстіе современнаго лѣтописца согласно показываютъ, 
что побужденіе, вызвавшее новую редакцію, было чисто лите- 
ратурное: Макарій былъ недоволенъ «весьма простымъ» изло- 
женіемъ древней редакціи, и когда къ нему явился за благо- 
словеніемъ грамотей сынъ боярскій, пріѣхавшій въ Новгородь 
собирать ратниковъ въ походъ и «издѣтска навыкшій велми 
божествеинаго писанія», владыка упросилъ его «написать и 
распространить житіе и чудеса» Михаила, сообщивъ ему для 
этого древнюю редакцію. Согласно съ этимъ лѣтописецъ раз- 
сматриваетъ трудъ Тучкова исключительно со стороны литера- 
турной формы: «аще кто прочетъ самъ узритъ, како ветхая 
понови и колми чудно изложи». При этомъ онъ не можетъ 
удержаться, чтобы простодушно не выразить своего удивленія 
передъ тѣмъ рѣдкимъ въ исторіи нашей литературы явленіемъ, 
какъ «отъ многоцѣнныя царскія палаты сей храбрый воинъ 
прежеписанный Василей свѣтлое око, и всегда во царскіихъ до- 
мѣхъ живый и мягкая нося и подружіе законно имѣя, и селика 
разумія отъ Господа сподобися». Самъ біографъ указываетъ 
образчики элементовъ своего книжнаго образованія, ссылаясь 
и на житіе митрополита Алексія въ Степенной и на книгу о 
Тройскомъ плѣненіи, называя Омира и Овидія, Еркула и Ахил- 
ла. Въ этомъ книжномъ образованіи боярскаго сына объясне- 
ніе литературнаго мастерства и широкаго реторическаго размаха, 
обнаруженныхъ имъ въ похвалѣ святому и особенно въ пре- 



Карамз. VIII, прим. 164. 



234 



дисловіи, гдѣ онъ, начавъ съ Адама, изложилъ очеркъ хода 
искупленія человѣчества и начало христіанскаго просвѣщенія 
Россіи, прибавивъ кстати новгородскую легенду о жезлѣ апо- 
стола Андрея. Но этимъ и ограничилась дальнѣйшая обработка 
житія въ новой редакціи г ). Выше было указано, что источни- 
комъ, по которому Тучковъ описалъ жизнь Михаила, служила 
редакція пророчествъ, которую мы считаемъ первой по времени 
литературной обработкой житія. Тучковъ не только не расши- 
рилъ фактическаго содержанія этой редакціи новыми чертами, 
но не исчерпалъ и того, что давала она; напротивъ, сокращая 
разсказъ ея въ своемъ переложеніи, онъ впалъ въ неточности и 
ошибки, причина которыхъ или въ невнимательномъ чтеніи 
источника или въ особенныхъ соображеніяхъ редактора 2 ). 
Встрѣчаемъ у Тучкова одну новую черту, впрочемъ не имѣю- 
щую значенія историческаго факта. Уже по древнѣйшей редак- 
ции житія въ пророчествѣ Михаила о паденіи Новгорода замѣт- 
на примѣсь народной легенды. У Тучкова эта легенда является 
въ болѣе развитомъ видѣ: предсказанію, выслушанному посад- 
никомъ Немиромъ въ 1470 году, здѣсь предшествуетъ проро- 
чество о томъ же, высказанное Михаиломъ архіепископу Евѳимію 

') Древнѣйшіе списки ея въ Макар, ч. мин. янв. по усп. сп. стр. 941 
и въ волокол. сб. Моск. дух. ак. „№ 659, л. 344, Л- 632, л. 99: по 
этому послѣднему списку редакція Тучкова издана въ Пам. стар, русск. 
лит. ІУ, 36. 

2 ) Такъ у него архіеп. новгородскій Еѳвимій, рукоположенный въ 1434 
году, ѣдетъ потомъ въ Москву къ митроп. Фотію, умершему въ 1431. 
Евѳимій ѣздилъ въ Москву въ 1437 году къ митр. Исидору. П. С. Р. 
Лѣт. III, 112. Развивая общими реторическими мѣстами разсказъ пер- 
вой редакціи, Тучковъ по-своему измѣнялъ ея подробности, что легко 
замѣтить при сличеніи обѣихъ редакцій, особенно въ статьяхъ о приходѣ 
Михаила на Клопско, о разбойникахъ, объ архіеп. Еѳвиміѣ II. Фактиче- 
ски черты, прибавленный Тучковымъ, касаются постороннихъ обстоя- 
тельствъ и лучше извѣстны изъ другихъ источниковъ. См. Пам. стар, 
русск. лит. IV, 39 и 44. 



235 



еще въ 1440 году, по случаю рожденія у великаго князя сына 
Ивана, будущаго разорителя обычаевъ вольнаго Новгорода. 
Другой болѣе простой по изложенію варіантъ этой новой ле- 
генды сохранился въ одномъ лѣтописномъ сборникѣ, составлен- 
номъ въ концѣ XVI вѣка По простотѣ и живости разсказа 
онъ напоминаетъ первую редакцію житія Михаила и, можетъ 
быть, заимствованъ лѣтописью отсюда, хотя его нѣтъ въ не- 
многихъ сохранившихся спискахъ этой редакціи. Благодаря 
разсмотрѣннымъ особенностямъ труда Тучкова историкъ едва- 
ли можетъ воспользоваться въ немъ чѣмъ-нибудь фактиче- 
скимъ кромѣ 4 посмертныхъ чудесъ, которыя прибавлены 
здѣсь къ одному, извѣстному по первой редакціи. 

Выше было сказано о грѣшномъ пресвитерѣ Иліи, который 
по порученію Макарія написалъ канонъ Михаилу Клопскому. 
Изъ послѣсловія къ другому труду этого Иліи, къ житію Теор- 
ия, мученика болгарскаго, узнаемъ, что авторъ былъ іеромо- 
нахъ, служившій при домовой церкви новгородскаго владыки 2 ). 

! ) Тамъ же стр. 45. П. С. Р. Лѣт. VIII, 108. Невидимому, Тучковъ и 
здѣсь по-своему измѣнилъ подробности источника. Въ лѣтописи Михаилъ 
пророчествуетъ „въ монастыри на Веряжѣ, пришедшу къ нему архіепископу 
Еуѳимію", то есть въ Клопской обители; по разсказу Тучкова это было 
въ Важицкомъ монастырѣ архіеп. Екѳимія, куда ходилъ Михаилъ посѣ- 
тить владыку. Подъ вліяніемъ этой легенды Тучковъ прибавплъ новую 
несообразность къ нре^жнимъ въ преданіи о пророчествѣ Михаила Не- 
миру: блаженный, произнесшій пророчество Евѳимію въ день рожденія 
кн. Ивана, здѣсь говорить посаднику объ этомъ князѣ: „како, безумніи, 
сему противитися хощете, иже прсже роженіл речено о немъ^ яко 
сему обычая ваша премѣнити?" 

2 ) Списки житія въ Макар, ч. мин. по синод, сп. май, л. 1140, въ 
рукоп. Унд. Х\ I в. Л* 563, л. 640 и XVII в. Л 5 297, Рум. ХѴП в. Х- 364, 
л. 412. Нач. „Иже апостольстіи намѣстницы суть и пріемницы дару и 
силѣ". Въ послѣсловіи читаемъ: „Написано же бысть мученіе его и по- 
свизи въ Великомъ Новѣградѣ великія Россія, благословеніемъ и повелѣніемъ 
святѣйшаго архіеп. Макарія... лѣта 47-го, а писалъ смиренный мпихъ и 
презвитеръ Илія церкви прей. Евѳимія Великаго, иже внутрь дому архіепи- 



236 



■ 



Обстоятельства, вызвавшія это житіе, и его характеръ даютъ 
любопытное указаніе на то, изъ какихъ источниковъ иногда 
черпались и какъ обработывались на Руси южнославянскія цер- 
ковныя преданія. Илія написалъ житіе въ 1539 году. Незадолго 
до этого въ Новгородъ пришли съ Аѳона двое монаховъ, Ми- 
трофанъ и Прохоръ. Макарій принялъ ихъ радушно и сталъ 
спрашивать: какъ стоитъ христіанство и не велика ли нужда 
отъ поганыхъ? Гости много разсказывали ему о насиліяхъ 
скверныхъ Сарацынъ и повѣдали между прочимъ о мученіи св. 
Георгія. Владыка, добавляетъ Илі.ч въ предисловіи, восхитилъ 
изъ устъ ихъ повѣсть точно пищу сладкую и повелѣлъ мнѣ 
описать подвиги мученика. Сохранилось болгарское сказаніе о 
томъ же Георгіѣ, написанное Средецкимъ священникомъ, кото- 
торый былъ очевидцемъ событія и принималъ близкое участіе 
въ мученикѣ А ). Сличеніе обоихъ сказаній показываетъ, въ 
какомъ видѣ болгарское событіе дошло до русскаго читающаго 
общества. Средецкій священникъ написалъ подробную повѣсть, 
не чуждую книжныхъ пріемовъ житій. Въ основныхъ момен- 
т'ахъ разсказа и въ немногихъ подробностяхъ новгородская по- 
вѣсть напоминаетъ болгарскую; въ остальныхъ чертахъ обѣ 
онѣ такъ далеки другъ отъ друга, какъ будто говорятъ о раз- 



скопова В. Новаграда". Въ спнскѣ Макар, ч. миней и Рум. Л 2 364 это 
мѣсто нѣсколько измѣнено и, очевидно, по опискѣ сказано, что житіе 
написано въ ІІсковѣ; вѣроятно, это дало Востокову поводъ сказать во- 
преки разсказу ІІліи въ предисловіи, что первое извѣстіе о Георгіѣ при- 
везено въ Псковъ и оттуда распространилось по Россіи. Оп. Рум. муз. 
стр. 526 и 596. Краткая ред. житія въ сб. Рум. половины XVI в. 
Л 2 397, л. 375. 

1 ) Оно напечатано по списку сербской редакціи ХМІІ вѣка г. ГильФер- 
дингомъ въ Лѣт. занятій Археогр. Коми. вып. 2. Нач. ,, Слова потрѣбу 
дарова намъ сьздави насъ Богь, яко да разумееиь тайны Божіе". Объ 
отношеніяхъ автора къ мученику см. стр. 6, 13, 16 и 18. Другое изда- 
ніе этого житія въ сербскоиъ «Гласникѣ» 1867 г. кн. IV. 



237 



ныхъ мученикахъ. Можно было бы видѣть въ разсказѣ Иліи 
дополненіе болгарской повѣсти, заимствованное изъ другаго 
источника, если бы обиліе противорѣчій, въ какія новгородская 
біографія вступаетъ съ болгарской^ не заставляло подозревать 
и въ осталышхъ подробностяхъ первой искаженіе дѣйствитель- 
ныхъ событій Это объясняется характеромъ источника, изъ 
котораго черпалъ Илія. Мзъ его разсказа видно, что онъ напи- 
санъ единственно со словъ аѳонскихъ пришельцевъ и послѣд- 
ніе не сообщили автору письменныхъ матеріаловъ для біогра- 
фіи Георгія. Изъ словъ Средецкаго священника можно замѣ- 
тить, что онъ бывалъ на Аѳонѣ 2 ). Можетъ быть, аѳонскіе 
иноки читали его повѣсть; вѣроятнѣе, что они знали о муче- 
никѣ по слухамъ. Во всякомъ случаѣ, когда имъ пришлось 
разсказывать о немъ въ Новгородѣ болѣе 20 лѣтъ спустя по- 
слѣ событія, въ ихъ памяти удержались смутныя черты его, 
къ которымъ Илія прибавилъ отъ себя общія мѣста житій. Но 
вмѣстѣ съ неточными или неясными чертами жизни и страда- 
нія Георгія Илія записалъ со словъ пришельцевъ нѣсколько 
любоиытныхъ извѣстій о янычарахъ и объ отношеніяхъ Турокъ 
къ завоеваннымъ христіанамъ въ XVI вѣкѣ, извѣстій, кото- 
рыхъ нѣтъ въ болгарской повѣсти и которыя имѣютъ цѣну 
показаній очевидцевъ 3 ). 



*') Наприм. по разсказу Иліи Гѳоргій родился въ городѣ Средцѣ (Софіи), 
былъ сынъ здѣшнягѳ вельможи Іоанна и пострадалъ 25-ти лѣтъ отъ роду, 
26 мая 1514 года, при митрополитѣ Іереміи; по разсказу Средецкаго 
священника, бывшаго духовнымъ отцемъ Георіія, онъ родился въ горо- 
дѣ Кратовѣ, былъ сынъ Димитрія, по смерти отца переселился въ Софію, 
гдѣ занимался кузнечнымъ ремесломъ, и пострадалъ 18-ти лѣтъ отъ роду, 
11 Февраля 1515 года, при митроп. Панкратіѣ. 

г ) См. Лѣт. Археогр. Комм. выи. 2, приложѳнія, стр. 6: говоря о 
патріархѣ НифонтѢ, мощи котораго покоились на Аѳонѣ, авторъ замѣча- 
етъ: „сему азь грѣшній сподобихсе мощи его видети и облобизати и . 

3 ) Эти извѣстія см. въ началѣ повѣсти Иліи. 



238 



Вскорѣ послѣ собора 1547 года по порученію митрополита 
Макарія написаны житія кн. Александра Невскаго и митр. Іоны. 
Имена обоихъ значатся въ спискѣ святыхъ, канонизованныхъ 
названнымъ соборомъ. Въ предисловіи къ житію кн. Александ- 
ра біографъ прямо говор итъ, что данное ему порученіе было 
слѣдствіемъ соборнаго изысканія о чудесахъ князя Этими 
чудесами ограничивается все, что внесла редакція новаго въ 
фактическое содержаніе біографіи; самое жизнеописаиіе въ ней 
большею частью дословное повтореніе древней повѣстиобъ Алек- 
сандр; только иѣкоторыя черты послѣдней, не соотвѣтствующія 
пріемамъ позднѣйшей агіобіографіи, сглажены въ новой редакціи 
или разбавлены общими мѣстами житій. Согласно съ такимъ про- 
исхожденіемъ и характеромъ новой редакціи составитель далъ ей 
заглавіе «похвальнаго слова» , а не житія. По нѣкоторымъ вы- 
раженіямъ ея видно, что она составлена во Владимірѣ; нѣко- 
торыя чудеса авторъ записалъ со словъ очевидцевъ, монаховъ 
здѣшняго Рождественскаго монастыря, гдѣ покоились мощи свя- 
таго а ). Въ житіи нѣтъ ближайшихъ указаній на личность ав- 
тора. Но между службами новымъ чудотворцамъ, канонизован- 
нымъ въ 1547 г., находимъ канонъ кн. Александру, написан- 
ный Михаиломъ, инокомъ названнаго монастыря 3 ). Очень вѣро- 

! ) Эта редакціа въ Макар, ч. мин. ноябр. стр. 2233. Нач. „Пребла- 
гый чедовѣколюбивый Господь изрядно свою благостыню на съгрѣшающихъ 
показуетъ". Ниже читаемъ: „Правящу же престолъ русскія митрополія 
пресвященному Макарію и повелѣніемъ саиодръжца оному о семь подвиг- 
шуся вседушьпѣ съ всѣмъ священнымъ съборомъ и изыскавше извѣстно съ 
всяцѣмъ испытаніемъ о чудесѣхъ, бывающихъ отъ честныя его ракы, си- 
це же ему и мене убогаго понудившу списати сіе похваленіе". Житіѳ со- 
провождается 13 чудесами, бывшими „въ послѣдняя лѣта"; первое изъ нихъ — 
явленіе святаго во время Куликовскаго побоища, слѣдствіемъ чего было 
открытіе мощей князя: остальныя относятся къ XVI в., наприм. 7-е по- 
мѣчено 1541 г. Макар, ч. мин. ноябр. 2242. 

2 ) Тамъ же стр. 2242 и 2243. 

3) Сб. Рум. полов. XVI в. № 397, л. 67. Въ сб. Тр. Серг. л. XVI— XVII 
в. № 624, л. 148 и въ синод, сб. XVII в. Л- 447, л. 402 служб* 



239 



ятно, что этотъ инокъ Михаилъ былъ на соборѣ 1547 г. въ чи- 
слѣ представителей владимірскаго духовенства и получилъ отъ 
Макарія порученіе составить разсматриваемую редакцію житія. 
Этимъ объясняется ошибка архіеп. Филарета, который, смѣшавъ 
съ владимірскимъ инокомъ Михаиломъ боярина Михаила Тучко- 
ва, не бывшаго писателемъ, приписалъ ему вмѣстѣ съ службой 
св. князю и разбираемую редакціюжитія 1 ). Догадка о происхож- 
деніи этой редакціи изъ Рождественской обители во Владимірѣ 
подтверждается однимъ современнымъ источникомъ. Почти въ 
одно время съ этой редакціей, какъ увидимъ ниже, но незави- 
симо отъ нея составлена была другая въ Псковской области біо- 
графомъ мѣстныхъ свлтыхъ Василіемъ. Встрѣчаемъ наконецъ 
третью обработку того же житія, сдѣланную также при митро- 
полий Макаріѣ 2 ). Біографъ суздальскихъ святыхъ Григорій, 
писавшій около половины XVI в., въ похвальномъ словѣ рус- 
скимъ святымъ говоритъ о владимірскихъ инокахъ, описавшихъ 
добродѣтели Александра 3 ). Если въ формѣ этого извѣстіявидѣть 
опредѣленный намекъ на литературные факты, то мы въ пра- 
вѣ заключить, что эта третья редакція подобно первой разсмот- 
рѣнной написана въ половинѣ XVI в. инокомъ владимірской 
обители, гдѣ покоился князь. Въ нее вошла въ сокращеніи, ино- 
гда дословно выше описанная первая редакція съ прибавлені- 
емъ нѣкоторыхъ опущенныхъ тамъ чертъ древней біографіи. 
Но къ этому присоединены многочисленныя вставки изъ дру- 

предпослана приписка съ извѣстіемъ о смерти и погребеніи князя и здѣсь 
замѣчено объ авторѣ службы: „сотворено смиренныиъ инокомъ Михаиломъ 
тоя же обители, идѣже блаженнаго тѣло лежитъ". 
!) Обзоръ I, стр. 208. 

2 ) Степ. кн. I, 358. Сйнод/рукоп. ,№ 277, л. 541. 

3 ) Сб. Тр. С. Л. начала XVII в. ;№ 337, л. 584: „Яковъ же кн. 
Алексяндръ Невскій, отецъ преподобный, его же любомудріе владнмирстіи 
иноцй слышавше и видѣвше почудишася и написаша достойно добродѣте- 
ли его." 



240 



гихъ источниковъ: редакторъ старался повидимому соединить 
въ своемъ разсказѣ всѣ извѣстія объ Александрѣ, какія нашелъ 
въ лѣтописи, не забывъ повторить и Пахоміево сказаніе о смер- 
ти Батыя. За тоизъ чудесъ, приложенныхъ къ первой макарьев- 
ской редакціи, онъ взялъ только два. Такой составъ редакціи 
показываетъ, что она написана спеніально для Степенной книги. 
Къ прочимъ двумъ редакціямъ она относится, какъ историче- 
ческая повѣсть къ церковному панегирику; по крайней мѣрѣ 
такой характеръ хотѣлъ сообщить ей самъ составитель *). 

Таково же отношеніе между редакциями житія митрополита Іоны, 
составленными при Макаріѣ. Въ четьи-минеи занесена реториче- 
ская редакція, названная въ заглавіи похвальнымъ словомъ и 
написанная по порученію Макарія въ <І 547 году, въ одно время 
съ похвальнымъ словомъ кн. Александру и по одинаковому по- 
воду, т. е. вслѣдствіе канонизаціи этихъ святыхъ на соборѣ 
1547 года 2 ). Слово писано неизвѣстнымъ авторомъ на мѣстѣ, 
гдѣ покоился святой, «посредѣ сего царствующаго и Богомъ 
спасаемаго града Москвы » , и по литературному строю совершен- 
но одинаково съ словомъ владимірскаго инока объ Александрѣ, 
такъ же отличается витіеватостью, обиліемъ общихъ мѣстъ и 
скудостью фактическая содержанія. Другаго характера редак- 
ция житія, вошедшая въ Степенную книгу: -по составу и изло- 
женію она соотвѣтствуетъ помѣщенному тамъ же житію кн. 
Александра 3 ). Подобно ему, эта біографія' Іоны основана на 

1 ) Выписывая чудо 1541 года, онъ замѣчаетъ о похвальномъ словѣ 
Александру: «Сія же различная чудеса довольно писана быша въ торже- 
ственномъ словеси его, въ сей же повѣсти сокращено прочихз ради дѣя- 
нгш. Степ. кн. по синод, рук. Л? 277, л. 573. 

2 ) Макар, ч. мин. март, по усп. сп. стр. 1887. Нач. <Пріидѣте, воз- 
любленніи добріи послушници». Тоже въ синод, сб. Л 2 555, л. 648. 

3 ) Степ. кн. II, 69. Тоже въ рукоп. конца XVI в. Унд. Л* 322 и 
Тр. С. Л. .№ 692, л. 530, въ Ч. Мин. Тулупова ^ 675, л. 147 и Ми- 
лютина март. л. 1146. Нач. «Сей святый и великій во святителехъ Іона 



241 



похвальномъ словѣ, опускаетъ или сокращаетъ реторическія 
мѣста послѣдняго и цѣликомъ выписываетъ изъ него біографи- 
ческія извѣстія; но эти извѣстія она приводить въ связь съ 
другими событіями времени Іоны и для этого обильно дополна- 
етъ похвальное слово заимствованіями изъ длиннаго ряда дру- 
ихъ источниковъ 1 ). — Но и эта редакція показалась неудовле- 
творительной. Кто-то, прочитавъ ее, исправилъ «и распространить 
еяизложеніе,вставилъ изъ«лѣтописаній» и отдѣльныхъ сказаній 
новыя статьи о митрополитахъ Кипріанѣ и Фотіѣ, о флорентііь 
скомъ соборѣ, о княженіи Василія Васильевича и о другихъ со 
бытіяхъ и лицахъ, имѣвшихъ какое-нибудь отношеніе къ судь- 
бѣ Іоны, а для начала буквально выписалъ предисловіе изъ 
разсмотрѣннаго похвальнаго слова Іонѣ. Такъ составилась тре- 
тья редакція житія, самый полный сводъ извѣстій о жизни митро- 
полита 2 ). Самое любопытное добавленіе въ этой редакціи раз- 
сказъ о соборахъ 1547 и 1549 г., помѣщенный между преди- 
словіемъ и началомъ біографіи, съ перечнемъ святыхъ, кото- 
рымъ эти соборы установили церковное празднованіе. Здѣсь 
находимъ извѣстіе, что до собора 1547 г. никто не попытался 
собрать въ одну повѣсть извѣстія объ Іонѣ, разсѣянныявъ раз- 



бысть родоиъ отъ мѣстъ града Галича». Въ похвалѣ, заканчивающей чуде- 
са Іоны, читаемъ: „пресвященнаго господина нашего архіеп. Макарія, мит- 
рополита всея Руси, правящего престолъ твой, въ мирѣ житіе исправити 
поспѣши." 

г ) Жизнь Іоны въ Симоновомъ монастырѣ описана ио сказанію преп. Іоси- 
Фа о святыхъ русскихъ отцахъ, объ ІІсидорѣ по повѣсти Симеона Суздальца 
о Флорентійскомъ соборѣ и по чуду съ Спмеономъ въ Иахоміевомъ житіи 
преп. Сергія; разсказъ объ усобицѣ вел. кн. Василія съ Шемякой заим- 
ствованъ изъ лѣтописнаго источника, пророчество митроп. Іоны и нов- 
городская архіеп. Іоны — изъ житія послѣдняго. БіограФЪ пользовался 
также повѣстью Нахомія о обрѣтеніи мощей св. митроп. Петра и сказа- 
ніемъ о постройкѣ Успенсваго собора. 

2 ) Списокъ ел въ рукописи XVI - XVII вѣка, намъ принадлежащей. 

16 



242 



ныхъ историческихъ сказаніяхъ, и это впервые сдѣлано по рас- 
поряжению названнаго собора, установившая празднованіе па- 
мяти святаго. Повидимому и эта редакція составлена при Ма- 
каріѣ: такъ можно заключать потому, что она удержала въ по- 
хвалѣ выраженіе второй редакціи о митрополитѣ. 

Изъ разсмотрѣнныхъ житій можно извлечь нѣсколько чертъ 
какъ для исторіи. Степенной книги, такъ и для характеристики 
русской агіобіографіи времени Макарія. Похвальное слово кн. 
Александру, говоря въ предисловіи о святыхъ русскихъ отцахъ, 
« ихъ же прослави Богъ въ послѣдняя времена», прибавляетъ: 
«о нихъ же послѣдь скажемъ» *). Въ этихъ словахъ можно 
видѣть намекъ на житія и извѣстія о русскихъ святыхъ, помѣ- 
щенныя въ Степенной книгѣ. Если такая догадка основательна, 
то обработка этой книги начата или задумана послѣ собора 
1547 года. Источники біографій кн. Александра и митр. Іопы, 
помѣщенныхъ въ Степенной, показываютъ, что онѣ составле- 
ны послѣ этого года; притомъ біографія Іоны разсказываетъ о 
чудесахъ, совершившихся при мощахъ святителя, когда въ Мо- 
сквѣ находился принесенный съ Вятки чудотворный образъ 
Николы Великорѣцкаго. По лѣтописи и сказанію объ этой ико- 
нѣ, она принесена въ Москву въ 1555 г. и отнесена обратно 
въ 1556 году 2 ). Изъ этого видное что Макарьевская редакція 
Степенной составлялась послѣ четьихъ -миней, въ послѣдніе го- 
ды жизни митрополита. Особыя редакціи житій для Степенной 
служатъ еще доказательствомъ, что самъ Макарій и книжники 
его времени дѣлали различіе между житіемъ для четьихъ-миней 
и исторической біографіей, какая требовалась для историческа- 
го сборника: въ минеи заносилось житіе, облеченное въ ретори- 
ку похвал ьнаго слова; для Степенной нужно было жизнеописа- 

1 ) Макар, ч. мин. ноябр. стр. 2233. 

2 ) Нив. VII, 237 и 269. Сказаніе въ рукой. Нмпер. Публ. библ. изъ 
Погодвнск. отд. 935. 



243 



ніе менѣе витіеватое, но болѣе обильное біографическими по- 
дробностями. 

Приведенныхъ образчиковъ достаточно, чтобы видѣть ходъ 
развитія и характеръ Макарьевской литературы житій. Іерар- 
хическое положеніе Макарія, ставшаго митрополитомъ, давало 
ему еще больше средствъ для «изряднаго дѣла поискати свя- 
тыхъ житія», которое, по словамъ іеромонаха Иліи, день и ночь 
занимало его въ Новгородѣ. Мы видѣли, какъ тотчасъ послѣ 
собора 1547 г. онъ умѣлъ найти писателей и въ Москѣ и во 
Владимірѣ для житій мѣстныхъ святыхъ. Подобно этому прямое 
порученіе митрополита и соборное прославленіе святыхъ съ 
епархіальными обысками всюду пробуждали мѣстныя церков- 
ныя воспоминанія и вызвали длинный рядъ мѣстныхъ грамоте- 
евъ къ литературной обработкѣ этихъ воспоминаній. Въ чет- 
верть вѣка написано было о русскихъ святыхъ не меньше чѣмъ 
въ сто лѣтъ, слѣдовавшихъ за смертью Макарія. Чтобы точнѣе 
изобразить эту оживленную агіобіографическую дѣятельность, 
мы прослѣдимъ ее по мѣстностямъ. 

Въ Москвѣ кромѣ обработки житія митрополита Іоны передѣ- 
лывалось и дополнялось житіе митрополита Алексія.- Въ мине- 
яхъ Макарія помѣщена передѣлка древнаго краткаго житія съ 
новыми ошибками *-)« Изъ приписки къ составленной при Ма- 
каров четвертой редакціи повѣсти о обрѣтеніи мощей св. Алек- 
сія видно, что послѣ Пахоміевой редакціи житіе святителя 
вновь было пересмотрѣно и дополнено спустя 108 лѣтъ по 
смерти Алексія, слѣдовательно около 1486 года 2 ). Выше бы- 



2 ) Макар, ч. мин. по усп. сп. Февр. стр. 824. 

!) Милют. ч. мин. май, д. 1087. Степей, по рукоп. Рум. ,№ 414, д. 
412. Ср. выше стр 136, прим. 3. Сказавъ о Пахоміѣ, приписка продол- 
жаетъ: „По сихъ же минувшимъ лѣтомъ осмимъ ко сту пораспространена 
повѣсть сія истинно обрѣтаемыми сказаніи, яже преже не явлена быша 
здѣ за нѳполученіе настоящего тогда времени: написано же бысть послѣ- 

16* 



244 



ла указана третья редакція сказанія о обрѣтеніи мощей, допол- 
ненная новыми подробностями о церковномъ прославленіи Алек- 
сія и составленная до перенесенія мощей въ церковь его име- 
ни, построенную Геннадіемъ въ концѣ XV вѣка 1 ). Въ одномъ 
позднемъ лѣтописномъ сборникѣ встрѣчаемъ «повѣсть объ 
Алексѣѣ митрополитѣ», изложеніе которой подновлено, но въ 
которой сохранилось указаніе, что она составлена до упомяну- 
таго вторичнаго перенесенія 2 ). Къ составу ея приложимы вы- 
писанныя слова приписки: это компиляція, составленная по 
нѣсколькимъ источниками изъ которыхъ главными служили 
старыя редакціи житія, краткая и Пахоміевская; въ компиляціи 
чередуются почти дословный выписки изъ обѣихъ 3 ). Но оби- 
ліе источниковъ не только не помогло новому редактору испра- 
вить ошибки прежнихъ, напротивъ ввело его въ новыя: онъ 
приводить извѣстіе Епифанія, что въ началѣ кияженія Симеона 
братъ Сергіевъ засталъ еще Алексія въ Богоявленскомъ мона- 
стырѣ, и однакожь откуда-то выводить, что Алексій былъ на- 



ди по благословенію преосв. Макарія, митрополита всея Русіи, въ лѣта 
царя и вел. йн. Ивана Васильевича всея Русіи и при благовѣрномъ сы- 
нѣ его царевичѣ Иванѣ, о нихъ же, святителю Христовъ Алексѣе, не 
престай молитися ко Госиоду и о сохраненіи Богомъ дарованныя имъ 
державы". 

4 ) Стр. 133. При Макаріѣ къ ней прибавлены чудеса 1518—1519 
года, описанный въ лѣтописи (Ник. VI, 217 и 220. П. С. Лѣт. VIII, 
265 и 267). 

2 ) Ник. IV, 55; она же съ сокращеніями въ синод, сб. Л- 84, л. 
162. Мощи св. Алексія перенесены изъ Благовѣщенскаго придѣла въ 
храмѣ Чуда въ церковь его имени между 1483 г., когда основана эта 
церковь, и 1501, когда храмъ Чуда разобранъ: между тѣмъ повѣсть, ска- 
завъ, что мощи по обрѣтеніи положены въ Благовѣщенскомъ придѣлѣ, при- 
бавляетъ: ,,идѣже суть и до сего дни". 

3 ) Кромѣ того изъ лѣтописи взято извѣстіе о бояринѣ Акинѳѣ (Ник. 
IV, 55 и III, 102); изъ ЕпиФаніевскаго житія Сергія выписано извѣстіѳ 
объ отношеніяхъ Алексія къ Сергіеву брату Стефану. 



245 



мѣстішкомъ у Ѳеогноста 12 лѣтъ и 3 мѣсяца, слѣдовательно 
взятъ изъ Богоявленскаго монастыря во дворъ митрополита 
еще въ княженіе Калиты 1 ). Въ связи съ этой третьей редан- 
щей житія стоить четвертая, составленная по распоряжения 
Макарія для Степенной 2 ). Подобно другимъ редакціямъ такого 
происхожденія она стремится соединить въ себѣ всѣ извѣстія 
объ Алексіѣ, найденныя въ источникахъ. Взявъ за основаніе 
редакцію Пахомія, составитель вшісалъ въ нее извлечешя изъ 
древняго краткаго житія, изъ редакціи выше разсмотрѣнной, 
изъ біографіи Сергія и особенно изъ лѣтошіси; изъ послѣдней 
вмѣстѣ съ извѣстіями объ Алексіѣ онъ бралъ и извѣстія къ не- 
му неотносящіяся, но помѣщенныя въ источникѣ рядомъ съ пер- 
выми, выписывалъ даже цѣлыя сказанія. Съ помощію лѣтописи 
онъ могъ внести болѣе правильный хронологически! порядокъ 
въ расположеніе статей и пытался даже разъяснить нѣкото- 
рыя противорѣчія прежнихъ редакторовъ 3 ). 

Соборъ 1547 г. призналъ московскаго юродиваго Максима 
мѣстно-чтимымъ. Повѣсть о перенесеніи мощей его въ 1698 г. 

*) Точно также новый редакторъ насчитываетъ 4 года для епископ- 
ства Алексіа во Владимірѣ, хотя въ томъ же лѣтописномъ сводѣ, гдѣ 
помѣщена эта редакція, сказано, что Алексій поставленъ во епископа 
6 декабря 1352 года, за З^мѣсяца до смерти Ѳеогноста, послѣ которой 
онъ вскорѣ поѣхалъ въ Царьградъ ставиться въ митрополита (Ник. IV, 
65 и III, 201). 

2 ) См. въ печатной Степ, и въ рукоп. Рум. Л- 414, л. 386. Изъ по- 
слѣднихъ словъ приведенной выше приписки въ сказанію о обрѣтеніи и 
перенесеніи мощей, сопровождающему житіе по ?той редакціи, видно, что 
вослѣдняя составлена не раньше 1554 года, когда родился царевичъ 
Иванъ. 

3 ) Такъ по извѣстію древняго краткаго житія о 85 годахъ жизни Алек- 
сія онъ разсчиталъ, что святой родился при кн. Даніилѣ Александрови- 
чѣ, когда въ Переяславлѣ княжилъ Димитрій Александровичу слѣдова- 
тельно до 1294 года, и однакожь удержалъ извѣстіе, что Алексій былъ 
17 годами старше кн. Симеона Гордаго, слѣд. родился 1299 г. Изъ лѣто- 
писи буквально выписана повѣсть о кн. Андреѣ випрскомъ. Ср. Ник. IV, 13. 



246 



говоритъ о большой книгѣ житія и чудесъ его, находившейся 
въ церкви, гдѣ похороыенъ блаженный г ). Есть краткое житіе, 
повидимому болѣе ранняго происхождеыія чѣмъ повѣсть, кото- 
рое также говоритъ о пропажѣ нервоначальыаго писанія о Мак- 
симѣ и оканчивается извѣстіемъ о обрѣтеніи мощей блажен- 
наго при постройкѣ церкви надъ могилой его и о соборномъ 
распоряженіи написать канонъ ему 2 ). Въ рукописяхъ второй 
половины XVI в. находимъ этотъ канонъ, написанный какимъ- 
то Ѳеодоромъ. Въ рукописныхъ святцахъ обрѣтеніе мощей гіо- 
мѣчено 13 августа; но и соборъ 1547 года установилъ празд- 
новать Максиму въ этотъ день, а не 11 ноября, когда преста- 
вился Максимъ. Отсюда, повидимому, слѣдуетъ заключить, что 
обрѣтеніе произошло до собора, который на основаніи его кано- 
низовалъ блаженнаго и велѣлъ составить ему службу. Въ сбор- 
никѣ житій и службъ новымъ чудотворцамъ, писанномъ въ на- 
чалѣ второй половины XVI в., помѣщенъ краткій некрологъ 
Максима, по содержанію близкій къ указанному выше житію и 
составленный, можетъ быть , • по пространному, напитанному 
вмѣстѣ съ службой 3 ). 



г ) Руи. сб. XVII— XVIII в. .№ 364, л. 632: „О святомъ же жиги 
его и чудесѣхъ глрголютъ мнози, еже была не малая внига написанная, 
но не вѣмъ, ваво изъ цервви изгибе или вто у преждебывшихъ священ- 
нивовъ взялъ ради спиеанія". 

2 ) Тамъ же л. 326. Нач. „Тайну цареву добро есть таити". Въ вон- 
цѣ л. 328: „и по нѣволицехъ временехъ (по преставленіи Мавсима) со- 
здаша иервовь надъ гробомъ его во имя пр. Мавсима Исповѣднива вамен- 
ную и въ созиданіи цервви обрѣтены быша честный его и многоцѣлеб- 
яыа мощи цѣлы и нетлѣнны. . и повелѣніемъ самодержца и благослове- 
ніемъ всего освященнаго собора составите стихѣры и ванонъ молебне и 
праздновати учиниша и предаша всей россійстей цервви". 

3 ) Служба въ сб. Троицв. Серг. л. № 619, л. 282 и воловол. сб. Моск. 
дух. ак. Л? 381, л. 44: канонъ — , ; твореніе Ѳеодора". Неврологъ въ 
сб. Руи. .V 397, л. 358. 



247 



Въ 1558 году къ Пахоміевой редакціи житія преп. Сергія 
прибавЪенъ новый рядъ чудесъ 1 ). Раньше составлена и зане- 
сена въ минеи Макарія опущенная въ критико-библіографиче- 
скихъ обзорахъ вторая редакція житія преемника Сергіева Ни- 
кона 2 ). Инокъ Маркеллъ въ біографіи Саввы Сторожевекаго, 
написанной около 1550 года, разсказэвъ объ удаленіи Саввы 
изъ Троицкаго Сергіева монастыря въ Звенигорода замѣчаетъ, 
«паки возводятъ на игуменство преп. Никона, якоже и въ жи- 
тіи его сповѣдано бысть » . Извѣстіе объ этомъ есть только 
во второй редакціи житія и опущено въ первой, Пахоміевой. 
Отсюда видно, что новая редакція вызвана соборнымъ постанов- 
леніемъ праздновать всею церковію Никону, дотолѣ чтимому 
мѣстно. Житіе, написанное вмѣстѣ съ службой Пахоміемъ въ 
половинѣ XV в., могло показаться слишкомъ краткимъ и су- 
химъ на литературный взглядъ Макарьевскаго времени. Такая 
догадка подтверждается отношеніемъ новой редакціи къ ста- 
рой. Въ предисловіи авторъ обѣщается собрать и «извѣстнѣй- 
ше» изложить свѣдѣнія о святомъ. Но онъ прибавилъ только 
извѣстіе о временномъ удаленіи Никона отъ игуменства и по- 
правку къ разсказу Пахомія о живописцахъ Аыдреѣ и Дани- 
лѣ 3 ). За то новый редакторъ обильно распространилъ изло- 
женіе Пахомія общими мѣстами житій и собственнымъ ретори- 
ческимъ творчествомъ: такъ къ краткому извѣстію Пахомія, 
что Никона, просившагося въ Троицкій монастырь, Сергій по- 
слалъ къ ученику своему, Высоцкому игумену Аѳанасію, при- 

! ) П. Строева Оп. библ. Общ. Ист. и Др. Росс. стр. 144. 

2 ) Макар, ч. мин. ноябрь, стр. 2007. Рукоп. Тр. С. лавры ХУІ в. 
>Р 692, л. 177. Эта редакціа приложена къ печатному житію Сергія, 
изданному С. Азарьинымъ въ 1646 г. Староп. кн. Унд. Л? 126, л. 176. 
Нач. „Кто убо исповѣдати вѳзможетъ многая и великая Божія дарованіа". 

3 ) Послѣдней работой ихъ, но новой редакціи, было росписаніе не 
Троицкаго собора въ Сеггіевомъ монастырѣ, а Спасскаго въ Андрони- 
ковомъ. 



248 



бавленъ длинный діалогъ между Аѳанасіемъ и Никономъ, въ 
которомъ первый изображаешь трудности монастырской жизни, 
а второй — свою рѣшимость и способность перенести ихъ. 

Упомянутое житіе Саввы Сторожевскаго очень скудно біогра- 
фическимъ содержаніемъ и старается восполнить его длиннымъ 
рядомъ чудесъ 1 ). Самъ авторъ оговаривается въ предисловіи, 
что не нашелъ свѣдѣній о происхожденіи и воспитаніи святаго 
и вкратцѣ написалъ только объ иноческой его жизни. Здѣсь въ 
разсказѣ объ игуменствѣ Саввы въ Дубенской обители онъ 
пользовался житіемъ Сергія, извѣстіе объ пгуменствѣ въ Сер- 
гіевомъ монастырѣ заимствовалъ изъ второй редакціи житія 
Никона. Послѣднія чудеса относятся ко времени Аѳанасія, игу- 
меиствовавша го до 1550 года; житіе составлено около этого 
времени, не позже 4552 года, и потому успѣло попасть въ ми- 
неи Макарія. Самъ біографъ разсказываетъ о происхожденіи 
житія, что оно написано по поручеиію митрополита Макарія, 
вызванному ходатайствомъ Сторожевской братіи объ этомъ дѣ- 
лѣ 2 ). Невидимому, авторъ не принадлежалъ къ этой братіи. 
Въ одномъ мѣстѣ житія онъ называешь себя инокомъ Маркел- 
ломъ. Послѣ онъ жилъ и нисалъ въ Новгородѣ и мы вернемся 
къ нему въ разбор ѣ группы псковскихъ и Новгород скихъ житій. 

Въ письменности XVI в. встрѣчаются два канона, посвящен- 
ные двумъ псковскимъ святынямъ, одинъ обрѣтенію мощей св. 
князя Всеволода, другой знаменію Чирской чудотворной ико- 

*) Макар, ч. мин. дек. стр. 33, Милют. іюнь, л. 1287, волокол. сб. 
XVI в. въ Моск. дух. ак. ^Ѵ 2 381, л. 125. Нач. „Яко же убо царскія 
утвари златомъ украшени съ многоцѣнныиъ каменіемъ веселятъ очи зря- 
щихъ нань". Посмертныхъ чудесъ 26; первый изъ нихъ, судя по именамъ 
игуменовъ, относятся къ XV в., послѣднія 17 къ XVI. См. списокъ на- 
стоятелей въ Опис. Сторож, монастыря, С. Смирнова, и поправки архіеп. 
Филарета въ Р. Свят. дек. примѣч. 20 п 22. 

2 ) „Сему убо (Макарію) умолену бывшу отцы обители оноя и добре 
о семъ подвигшуся и мене убогаго понудившу списати". 



249 



ны 1 ). Авторъ обоихъ названъ пресвитеромъ Филоѳеемъ. Кро- 
мѣ старца Евфросинова, или Елеазарова монастыря, оставив- 
шая извѣстныя посланія къ псковскому дьяку Мунехину, съ 
этимъ именемъ является въ одномъ изъ чудесъ преп. Евфро- 
сина игуменъ его обители, жившій около того же времени 2 ). 
Нѣтъ достаточныхъ данныхъ для рѣшенія, одно ли это лице и 
если не одно, которому изъ нихъ принадлежать указзнныя про- 
изведенія. До насъ не дошло житія ни одного изъ основателей 
псковской Печерской обители; но свѣдѣнія о нихъ паходимъ въ 
сказаніи о началѣ этого монастыря, написапномъ однимъ изъ 
его игуменовъ. Ііовѣсть о Печерскомъ монастырь, составлен- 
ная въ иачалѣ XVII вѣка, разсказывая объ осадѣ Пскова Ба- 
торіемъ, замѣчаетъ, что еще за 44 лѣтъ до этого «игуменъ 
Корнилій въ книзѣ лѣтонаписаніи своемъ» повѣдалъ о видѣніи, 
предвозвѣщавшемъ осаду. Корнилій умеръ въ 1570 году, за 
11 лѣтъ до осады. По извѣстіямъ о Печерскомъ монастырѣ, 
занесеинымъ въ псковскую лѣтопись, можно предположить, что 
составитель послѣдней пользовался и лѣтописаніемъ Корни- 
лія 3 ). Трудно опредѣлить литературное отношеніе этой исчез- 
нувшей монастырской лѣтописи къ повѣсти объ основаніи Пе- 
черскаго монастыря, сохранившейся въ немногихъ спискахъ 4 ). 
Она составлена раньше лѣтописи, въ 1531 году, какъ прямо 
сказано въ концѣ ея. Авторъ не назвалъ себя въ ней по име- 



М Руи. .№ 397, л. 80 и 288. 

2 ) Житіе преп. ЕвФросина въ Паи. стар, русск. лит. IV, 109. Оп. 
Руи. Муз. стр. 597. Обзоръ, арх. Филарета, стр. 185. 

3 3 Си. П. С. Р. Лѣт. IV, 293, 295, 302, 303, 306, 310, 312, 316, 
318 въ принѣч. и далѣе. 

4 ) Волокол. сб. иоск. дух. ак. ,№ 659, д. 143-148: эти листы отно- 
сятся въ той части сборника, которая писана въ 1536 г. Милют. ч иин. 
іюль, л. 634. Нач. предисловия: „Вся убо яже въ лѣтѣ и яже подъ 
лѣтоиъ бываемая божія благодѣян'я о человѣцѣхъ нелѣпо есть таити". 



250 



ни, но легко догадаться, что это — игуменъ Корнилій 1 ). По- 
стриженникъ Печерскоп обители, пришедшій сюда, когда она 
только-что возникала изъ своего убожества, Корнилій засталъ 
еще живыхъ свидѣтелей ея основанія. Онъ слышалъ разсказы 
стараго Селиши изъ Пзборска, который въ молодости хо- 
дил?, съ отцемъ на охоту къ Печерской горѣ, когда она была 
еще покрыта дремучимъ лѣсомъ, бесѣдовалъ о монастырѣ 
съ Снѣтогорскимъ инокомъ Тернуфіемъ, пасынкомъ того земца 
Ивана Дементьева, который около 1470 г. началъ первый раз- 
чищать Печерскую пустыню, поставилъ деревню около горы и 
въ послѣдствіи уступилъ монастырю землю подъ монастырскія 
постройки. Такіе источники внушаютъ полное довѣріе къ ска- 
занию Корнилія, одному изъ любопытнѣйшихъ памятниковъ для 
исторіи монастырской колонизации, особенно для опредѣленія 
связи ея съ земской. 

Самымъ плодовитымъ біографомъ псковскихъ и новгород- 
скихъ святыхъ былъ пресвитеръ Василій, въ иночествѣ Вар- 
лаамъ. Онъ разсѣялъ въ своихъ сочиненіяхъ скудныя и неяс- 
ныя извѣстія о себѣ. Въ 1547 г. онъ написалъ житіе Евфро- 
сина по просьбѣ братіи основаннаго этимъ святымъ монастыря, 
какъ самъ разсказываетъ въ предисловіи. Въ 1550—1552 г. 
онъ описалъ жизнь и чудеса кн. Всеволода Мстиславича, по- 
гребеннаговъ Псковѣ: послѣднее (21-е) чудопомѣчено 1550 г. 



1 ) Въ ряду Печерскихъ игуменовъ Корнилій, поставленный яа эту 
должность въ 1529 году, сдѣдовалъ за Дороѳеемъ и Герасимомъ; въ пре- 
дисловіи сказанія авторъ пишетъ: „По благословенію отецъ и иже прежѳ 
мене бывшихъ здѣ игуменъ и священноинокъ Дороѳея и Герасима, иже 
быша въ та лѣта, въ няжѳ строился новый сей монастырь, и по слвѣ- 
ту и проразсужѳніемъ всѣхъ яжѳ о Христѣ братіи нашея, повѳлѣно бысть 
мнѣ худому и грѣшному написати сія". Описавъ 6 лѣтъ, слѣдовавшихъ 
за осващеніемъ монастырской церкви въ 1523 году, впродолженіе кото- 
рыхъ игуменствовали Дороѳей и Герасимъ, авторъ останавливается и 
ничего не говорить объ управленіи Корнилія, начавшемся въ 1529 году. 



2Я1 



и житіе успѣло попасть въ минеи Макарія. Сохранилась ре- 
дакция житія кн. Александра Невскаго, въ концѣ которой со- 
ставитель называетъ себя Василіемъ. При сходствѣ литератур- 
ныхъ пріемовъ есть и другія основанія видѣть въ этомъ Васи- 
ліѣ біографа псковскихъ святыхъ: въ разсказѣ о Ледовомъ боѣ 
вставлена чисто-мѣстная подробность, содѣйствіе кн. Всеволо- 
да Александру; въ сборни кѣ, написанномъ въ Псковѣ въ нача- 
лѣ второй половины XVI вѣка, находимъ краткое житіе Алек- 
сандра, которое составлено по редакціи Василія, очень мало 
распространенной въ древнерусской письменности *). По нѣко- 
торымъ выраженіямъ этой редакціи видно, что она явилась по- 
слѣ 1547 года. Въ предисловіи къ біографіи Саввы Крыпец- 
каго Василій говоритъ, что написалъ ее по просьбѣ Крыпецкой 
братіи въ 1555 году, вскорѣ по обрѣтеніи мощей 2 ). Къ жи- 
тію приложилъ онъ 19 чудесъ, изъ которыхъ первыя соверши- 
лись еще до обрѣтенія мощей, послѣднія послѣ, между 1555 и 
1564 г., слѣдовательно описаны біографомъ позднѣе житія. 
Разсказывая о обрѣтеніи и чудесахъ, ему предшествовавшихъ, 
онъ ссылается на слова иноковъ монастыря и не выставляетъ 
себя очевидцемъ; но изъ разсказа о 10-мъ чудѣ, которое Ва- 
силия сообщено было въ 1555 г., видно, что онъ жилъ тогда 
въ Крыпецкой обители. Въ описаніи чудесъ 1558 — 1564 го- 
довъ онъ называетъ себя уже священноинокомъ Варлаамомъ, 
замѣчая о преп. Саввѣ и кн. Всеволодѣ, что онъ сподобился «и 
житія святыхъ тѣхъ и чудодѣйствія ихъ и канонъ написати 
Саввинъ, еще ми въ то время бѣлыя ризы носящу и въ мірѣ 
живущу » . Повидимому, онъ постригся въ Крыпецкомъ мона- 
стырѣ вскорѣ послѣ написанія житія Саввы. Одновременно съ 

Рукоп. Руи. ^ 397, л. 348. 
2 ) Архіеп. Филаретъ пйшетъ (Р. Свят. авг. стр. 134), что видѣніѳ 
инова Исаіи, предшествовавшее обрѣтенію, было въ 1547 г. Въ житіи и 
видѣніе и обрѣтеніе отнесены къ 1554 году. Синод, рук. Л? 633, л. 41. 



252 



позднѣйшими чудесами этого святаго Варлаамъ писалъ житія 
новгородскихъ владыкъ Никиты и Нифонта и повѣсть о муче- 
никѣ юрьевскомъ Нсидорѣ. Въ каждомъ изъ этихъ произведе- 
ны онъ говоритъ, что писалъ ихъ по порученію митрополита 
Макарія; но остается пеизвѣстнымъ, гдѣ въ то время жилъ 
авторъ и почему на него пали эти поручеиія. Кромѣ канона 
Саввѣ въ рукописяхъ встрѣчаются списки каноновъЕвФросину и 
Георгію болгарскому съ именемъ автора пресвитера Василія 1 ), 
За біографію Евфросина Василій подвергся суровому приго- 
вору церковно-ист'орическихъ критиковъ. Порицаніе вызвано 
главною частью въ содержаніи житія, разсказомъ о спорѣ между 
Евфросиномъ и представителями псковскаго духовенства по во- 
просу объ аллилуіи. Болѣе или менѣе остроумно и рѣшителыю 
доказываютъ, что все, разсказываемое въ житіи о борьбѣ Ев- 
фросина за сугубую аллилуію и о видѣніяхъ перваго «списа- 
теля», создано Фаитазіей «жалкаго клирика, отдѣленнаго почти 
70 годами отъ Евфросина, чтобы авторитетомъ святаго пустын- 
ника и близкаго къ нему по времени біографа освятить соб- 
ственное мнѣніе 2 ). Такіе выводы облегчались тѣмъ, что трудъ 
перваго біограФа оставался неизвѣстнымъ. Уцѣлѣлъ списокъ 
повѣсти, носящей на себѣ признаки того источника, изъ кото- 
раго черпалъ Василій: ослабляя отвѣтственность этого біографа 
передъ критикой, она значительно измѣняетъ отношеніе по- 
слѣдней къ самымъ фактамъ, сообщаемымъ въ житіи. Василій 
замѣчаетъ въ своемъ трудѣ, что прежній біографъ, у котораго 
онъ выписалъ разсказъ о его сонныхъ видѣніяхъ, писалъ о 



*) Рукой. Рум. ^397, л. 219, 231 и 304. 

а ) Митроп. Евгеній въ Словарѣ писат. дух. чина I, 167 и 170. Руд- 
невъ въ Разсужд. о ересяхъ и расколахь, стр. 196 и слѣд. Преосв. 
Макарій въ Ист. русск. раек. стр. 32,37,66 и друг. Архіеп. Фи- 
ларетъ въ Ист. Р. Ц. III, 180 и въ Р. Свят, май, прим. 151. Эти воз- 
раженія были высказаны уже въ XVII в. Доп. къ Акт. Ист. V, стр. 500. 



253 



Евфросинѣ «нѣкако и смутно, ово здѣ, ово индѣ». Совершен- 
но такова по составу указанная повѣсть. Она носитъ заглавіе 
«житія и жизни преп. Евфросина > ; но это собственно повѣсть о 
спорѣ по поводу аллилуіи; другія извѣстіяо Еворосинѣ и его мо- 
настырь разсѣяны въ ней безъ порядка; авторъ излагаетъ ихъ 
въ віідѢ отступленій отъ основнаго разсказа, по мѣрѣ того какъ 
ихъ касался послѣдній 1 ). Здѣсь есть и разсказъ автора о ви- 
дѣніяхъ безъ Василіевыхъ поправокъ. Такой составъ повѣсти 
объясняется тѣмъ, что витіевато разсказываетъ самъ авторъ 
о ея происхожденіи. Сперва онъ принялся за правильное житіе, 
началъ по порядку разсказывать о рожденіи и жизни святаго 
до зрѣлыхъ лѣтъ. Но когда дошелъ онъ до разсказа о путеше- 
ствіи Евфросина въ Царьградъ для отыскаиія истины объ ал- 
лилуіи, біографомъ овладѣло ыедовѣріе къ своему разуму и спо- 
собности изложить. эту великую тайну. Смущенный чувствомъ 
безсилія, въ тревожномъ недоумѣніи напрасно брался онъ среди 
тишины глубокой ночи за «писало и хартио»; утомленный «мая- 
ніемъ печали», онъ закрылъ глаза и въ полуснѣ явились ему 
ЕвФросинъ съ Серапіоиомъ, ободряя его на дѣло. Но авторъ 
принялъ видѣніе за дѣйствіе нечистаго духа, хотя оно повтори- 
лось и на другую ночь; зная мало о Серапіопѣ, первомъ старцѣ, 
пришедшемъ къ Евфросину въ пустыню, онъ пошелъ и подроб- 
но распросилъ о немъ своего игумена ПамФила 2 ). Уже закра- 

*) Единственный списокъ повѣста перваго б ограФа въ рукоп. Унд. 
XVI в. „V 306, л .1—112. Первые 14 листовъ заняты предисловіемъ, 
съ изысканной витіеватостью трактующимъ о нѣкоторыхъ догматахъ вѣры 
и любопытнымъ какъ типическій образчакъ богословствованія древнерус- 
скихъ книжниковъ. Начало: «Ты еси царю единъ I. Хрпстосъ, животворя- 
щее Слово, преже вѣкъ безъ начала и вездѣ сый». 

2 ) ПамФилъ, третій вгуменъ ЕвФросинова монастыря, былъ оданъ изъ 
4-хъ братьевъ, которые въ разное время постриглись вмѣстѣ съ 
отцемъ своимъ у ЕвФросина; трое старшихъ были одинъ за другимъ пер- 
выми игуменами монастыря. Второй изъ нихъ Харлампій сталъ игуменомъ 
еще до смерти ЕвФросина въ 1481 году (А. Эксіі. I, 108). Первый 



254 



цывалась въ него мысль « не вершити житія преподобнаго » ; но 
на третью ночь явилась ему съ святыми старцами сама Богоро- 
дица, открыла тайну божественной аллилуіи и повелѣла поста- 
вить ее во главѣ писанія. Уныніе исчезло, умъ просвѣтлѣлъ и 
авторъ написалъ новую повѣсть, съ новой задачей и по другой 
программѣ, вставивъ въ нее части своего прежняго труда, ис- 
правленныя и доцолнеиныя при этомъ *)« Изъ этого разсказа 
видно, что первый біограФъ не былъ очевидцемъ ЕвФросина, 
пришелъ въ его монастырь уже по смерти основателя и напи- 
салъ свою повѣсть со словъ оставшихся сподвижниковъ святаго 
въ концѣ XV или въ началѣ XVI в., не позже 1510 г. ПослЬд- 
нее подтверждается словами, съ которыми онъ обращается къ 
Пскову: «слыши же убо, паче слыши и зѣло внемли, христолю- 
бивый граде Пскове, земля свободная»}. Повѣсть начинается 
прямо споромъ Езфросина съ Іовомъ и его сторонниками объ 
аллилуіи; житіе выросло само собой изъ разсказа объ этомъ 
спорѣ, въ который авторъ вносилъ при случаѣ другія извѣстія 
о ЕвФросинѣ и его монастырѣ. Всю эту повѣсть Василій пере- 
писалъ въ своемъ житіи почти дословно, позволяя себѣ легкія 
перемѣны въ слогѣ и изрѣдка сокращая чрезвычайно слово- 
обильное и растянутое изложеніе своего предшественника. Ли- 
тературное участіе Василія въ новой редакціи ограничилось 

біограФъ разсказываетъ, что свое видѣніе ЕвФросина онъ повѣрялъ обра- 
зомъ, который находился на его гробницѣ и быдъ снягъ по волѣ иг с 
ПамФИла съ портрета, написаннаго еще при жизни святаго. Василій, пе- 
редавая этотъ разсказъ, прибавляетъ, что архіеп. Геннадій, которому 
ПамФилъ повѣдалъ о жизни и чудесахъ святаго, повелѣлъ «житіе его из- 
ложите. Отъ иг. ПамФИла осталось посланіе, писанное въ 1505 г. (Доп. 
къ А. И. I, Этимъ опредѣляется нѣсколько время его игуменства. 

1 ) Въ концѣ разсказа объ инокѣ Кононѣ (Унд. ,№306, л. 67) пер- 
вый біограФъ прибавляетъ: „Сіе же чудо и преднаписахъ въ житьи свя- 
таго и поставихъ и въ ряду чудесъ; понеже б^ тамо паче нѣчто мало не 
всправихъ, не побрегохъ бо, дострочно испытуя сказателя, и сего ради здѣ- 
ся паю исполнихъ исправленія мѣрѣ и поставахъ въ ряду бываемое,,. 



255 



тѣмъ, что длинное предисловіе источника онъ замѣнилъ другимъ, 
поставилъ на своихъ мѣстахъ безиорядочно разсѣянные у пер- 
ваго біограФа разсказы о времени до спора и прибавилъ въ на- 
чалѣ житія извѣстія о дѣтствѣ святаго, его постриженіи и ос- 
нованіи монастыря на р. Толвѣ, а въ концѣ чудеса, совершив- 
шіяся послѣ перваго біографа, и похвальное слово святому 1 ). 
Такъ падаютъ обвиненія въ вымыслахъ, взводимыя на Василія 
критикой: перо его было послушной тростью книжника — скоро- 
писца. Вся отвѣтственность падаетъ на перваго біографа, а его 
отношеніе къ событіямъ должно ослабитъ излишнюю подозри- 
тельность критиковъ. Онъ не былъ ученикомъ Евфросина, но 
былъ настолько близокъ къ его времени и ученикамъ, чтобы не 
отважиться на чистыя выдумки. Несправедливо было со сто- 
роны критики требоватъ точности равнодушнаго повѣствова- 
нія отъ яолемическаго сочиненія; не. біографъ виноватъ, если 
напрягали ученое мтроуміе, чтобы доказать нелѣпость его сно- 
видѣній. Отдѣливъ легко-уловимыя полемическія неточности въ 
разсказѣ перваго списателя, найдемъ, что основные Факты въ 
его повѣсти, любопытные для характеристики духовныхъ ин- 
тересовъ русскаго общества XV вѣка, подтверждаются совре- 
менными извѣстіями другихъ источниковъ. Въ концѣ предисло- 
вія авторъ откровенно признается, что его повѣсть вызвана 
«великимъ расколомъ» въ церкви по вопросу объ аллилуіи и 

1 ) Древнѣйшій списокъ Васнліева житіа Евфросина въ Макар, ч. мин. 
(по синод, сп. май, л. 824). По другимъ сиискамъ напеч. въ Пам. стар, 
русск. лит. IV, 67. Извѣстія, которыхъ нѣтъ у перваго біограФа, наприм. 
о происхожденіи, постриженіи и поселеніи ЕвФросина на Толвѣ, полу- 
чилъ Василій отъ упоминаемаго имъ въ предисловіи инока Маркелла, 
жившаго въ обатели ЕвФросина съ конца XV в. Слѣдующій затѣмъ у 
Василіа разсказъ о Серапіонѣ помѣщенъ первымъ біографокъ въ концѣ 
повѣсти, вслѣдъ за первымъ видѣніемъ, когда онъ узналъ отъ ил Пам- 
Фила объ этомъ сподвижникѣ ЕвФросина- слѣдующій у Василіа дальше 
рядъ разсказовъ о Филаретѣ и его 4-хъ сыновьахъ вставленъ у 
перваго автора въ разсказъ о перепискѣ ЕвФросина съ архіеп. ЕвФиміемъ. 



256 



написана съ цѣлію оправдать двоеніе этой пѣсни 1 ). Мзъ во- 
проса, съ какимъ архіепископъ Геннадій, современникъ біограФа, 
обращался къ Димитрію Греку, видно, что разномысліе объ 
этомъ предметѣ существовало въ концѣ XV в. въ новгородской 
епархіи. Мзвѣстіе, что этотъ расколъ волновалъ псковское об- 
щество уже въ юные годы Евфросина, т. е. въ началѣ XV вѣка, 
и онъ напрасно искалъ разрѣшенія вопроса у «церковной чади», 
подтверждается оффиціальными и литературными памятниками 
того времени 2 ). Возможность того, что Евфросинъ нашелъ 
на Востокѣ, въ греческой церкви подтвержденіе своего обычая 
двоить аллилуію, указывается извѣстіемъ Димитрія Грека въ 

*) Унд. Л:'306, л. 10 и 11: „Нынѣ же убо ведикъ плсвелъ укореня- 
шеса и цвѣтетъ влъчець нечестіа посреди съборпыа апостольскыа церкви, 
и зѣло великъ прахъ впаде отъ невѣдѣніа о всорися въ церковнонь оцѣ 
и се паче великъ расколъ въ Божіи церкви., тяжкою бурею на два чина 
растръгшеся прею, раздѣлишася: двоащеи сватая аллилугіа ти зазирають 
со укоризною на троащихъ.... ІТредъ троащими двоащеи свѣтаться яво 
депь предъ нощію или яао солнце предъ мѣсяцемъ. И сего ради про- 
хожу ваыъ словоыъ.... житіе ведикаго нашего отца Еворосина, да услы- 
шавъ бесѣду и повѣсть слова на разумъ вземше, да сугубь вонмете обо- 
ихъ вину, троащихъ купно же и двоащихъ". 

2 ) Н. С. Тихонравовъ нашелъ въ библіотекѣ Троицкой Сергіевой лав- 
ры служебникъ XII в. съ сугубой аллилуіей. Толкованіе, изложенное въ 
извѣстномъ указѣ архіеп. Макарія о трегубой аллилуіи (Ист. Р. Раек., 
преосв. Макарія, стр. 30 и 31), выписано изъ статьи, помѣщенной въ 
спискѣ Златоуста XIV— XV в. (рукоп. Софійской библ. «№ 1264, л. 15 
об.): „Уставъ о пѣтьи меФймона. Повелѣпье же Божье глаголеть: пѣнью 
врѣмя. а молитвѣ часъ, а не ако то нѣціи бладословъци, не отъгокяеть 
свѣтъ завтреней ни тма вечервіп, не таково, все повелѣно въуставленьи 
время творити, не товмо и ангели суть служать Богу беенрестани. Иже 
мнози поють подроицю аллилугіа, а не втрегубна, на грѣхъ себѣ поють. 
Пѣти: аллилугіа, аллилугіа. аллилупа, слава Тобѣ, Боже. Аллилугіа речется; 
пойте Богу" и т. д. Великій кн. Василій Ивановичъ на смертномъодрѣ произ- 
носитъ сугубую аллилуію (П. С. Лѣт. VI, 271). См. также посланіе ми- 
троп. Фотіа въ Нсковъ 1419 г. (Ист. Р. Расв., преосв, Макаріа, стр. 
5). Разборъ извѣстія о времени хожденія Евфросина въ Царьградъ въ 
Паи. стар, русск. лит. IV, 118. 



257 

упомянутомъ посланіи къ Геннадію, и непонятно, почему и 
восточные іерархи, присутствовавшіе на московскомъ соборѣ 
1667 года, и позднѣйшіе церковные историки видѣли въ этомъ 
разсказѣЕвфросиыовабіографа клевету на греческую церковь 1 ). 
Если архіеп. Геннадій ыедоумѣвалъ объ аллилуіи и только на 
основаніи письма Димитрія Грека призналъ безразличнымъ и 
двоеніе и троеніе, то напрасно находятъ страннымъ и подвер- 
гают!» сомнѣнію отвѣтъ предшественника его Евѳимія, кото- 
рый отказался разрѣшить Евфросину спорный вопросъ, поло- 
живъ его на совѣсть цареградскаго паломника. Наконецъ фактъ, 
лежащій въ основаніи повѣсти, что такой формальный и не- 
важный вопросъ способенъ' былъ поднять бурю въ псковскомъ 
обществѣ и получить зыаченіе великой тайны въ глазахъ Ев- 
фросина и его противниковъ, не заключаетъ въ себѣ ничего 
яевѣроятнаго въ виду почти еовременнаго спора о хожденіи 
по солонь и краткаго, но выразительнаго извѣстія новгород- 
ской лѣтописи подъ 1476 годомъ: «той же зимы нѣкоторые 
философове начата пѣти Господи помилуй, а друзѣи Оспо- 
ди помилуй» 2 ). 

Въ предисловіи къ біографіи кн. Всеволода авторъ откровен- 
но признается: «а еже отъ младыхъ ногтей житіе его не свѣмъ 
и не обрѣтохъ нигдѣже». Это житіе довольно плохо состав- 
лено изъ немногихъ лѣтописныхъ извѣстій о дѣятельности 
князя въ Новгородѣ и Псковѣ; отъ себя прибавилъ авторъ ана- 
хронизму отнесъ дѣятельность князя ко временамъ Ливонскаго 
ордена, назвавъ его «оборонителемъ и забраломъ граду Пско- 
ву отъ поганыхъ Нѣмецъ». Лучше разсказано о обрѣтеніи 

*) Димитрій Грекъ пишетъ Геннадію (сб. волокол. въ моек. дух. ак. 
№ 491, л. 466): „Мнѣ ся помнить, что и у насъ о томъ споръ бывалъ 
межъ великихъ людей: иніи обоа единако судили... Ино какъ ни молвить 
человѣвъ тою мыслію, тавъ добро>. 

2 ) П. С. Р. Лѣт. IV, 130. 

47 



258 



и перенесеніи мощей въ 1192 году: здѣсь авторъ имѣлъподъ 
рукой «нѣкое малое писаніе» и пользовался изустными раз- 
сказами старца клирика Ивана, «добрѣ вѣдуща яже о святемъ 
повѣствованія отъ пеложныхъ мужей псковскихъ старѣйшихъ». 
По отношенію къ исторіи Пскова въ первой половинѣ XVI в. 
не лишены интереса чудеса, разсказанныя со словъ самихъ ис- 
цѣленныхъ или очевидцевъ. — Житіе кн. Александра-реториче- 
ская передѣлка древней повѣсти современника въ томъ видѣ, 
какъ она помѣщалась въ лѣтописныхъ сборникахъ ХУІ вѣка, 
т. е. съ добавками изъ лѣтописей; Василій даже не приложилъ 
къ своему труду позднѣйшихъ чудесъ, описанныхъ современ- 
нымъ ему владимірскимъ редакторомъ житія; за то онъ смѣлѣе 
этого послѣдняго измѣнялъ текстъ оригинала, внося въ него 
свое обычное многословіе. Главными пособіями при этомъ 
служили ему Антоніево житіе кн. Ѳеодора ярославскаго и Па- 
хоміево сказаніе о кн. Михаилѣ черниговскомъ. Изъ перваго 
онъ буквально выписалъ обычную лѣтописную характеристику 
благочестиваго князя, замѣнивъ ею живое изображеніе Алек- 
сандра, сдѣланное древнимъ біограФОмъ; оттуда же взятъ раз- 
сказъ о нашествіи Батыя. По сказанію Пахомія онъ составилъ 
витіеватое предисловіе къ своему труду и разсказалъ о 
смерти Батыя. Но характеризующій древнерусскаго біограФа 
недостатокъ чувства грани между историческимъ фактомъ и 
реторическимъ образомъ особенно рѣзко выступаетъ въ раз- 
сказѣ Басилія о поѣздкѣ Александра въ орду: все, что со- 
общаетъ о путешествіи черниговскаго князя къ хану Пахо- 
мій, подражатель его перенесъ на Александра, давъ только 
другой исходъ разсказу.— Житіе Саввы Крыпецкаго обильнѣе 
содержаніемъ и по характеру источниковъ внушаетъ болѣе до- 
вѣрія. Біографъ пользовался разсказами старцевъ монастыря, 
которыхъ называетъ самовидцами чудесъ святаго и между ко- 
торыми не могли еще погаснуть свѣжія воспоминанія объ ос- 



259 



нованіи монастыря и объ основателѣ, умершемъ въ концѣ XV 
вѣка; у Василія, повидимому, были въ рукахъ акты о пріобрѣ- 
теніи селъ монастыремъ и о введеніи въ кемъ общежитія при 
жизни Саввы. Можно однако замѣтить, что монастырское пре- 
даніе о происхожденіи основателя къ половинѣ XVI в. успѣло 
замутиться. Въ біографіи Саввы Василій словами Тучкова изъ 
житія Михаила Клопскаго преду преждаетъ, что ни отъ кого не 
могъ узнать объ этомъ, но въ похвальномъ словѣ замѣчаетъ, 
что одни выводятъ святаго изъ Сербской земли, а другіе съ 
Святой Горы. Въ проложномъ сокращеніи Василіева житія, со- 
ставленномъ вскорѣ, къ этимъ преданіямъ прибавлено третье, 
будто Савва родомъ изъ Литвы. — Молчаніе современной псков- 
ской и новгородской лѣтописи не позволяетъ* опредѣлить сте- 
пень точности Варлаамова разсказа объ Исидорѣ и товарищахъ 
его страдальческой кончины въ городѣ Юрьевѣ. Впрочемъ лег- 
ко замѣтить въ этомъ разсказѣ несообразности, внушающія 
подозрѣніе къ мысли, которую старается провести авторъ, буд- 
то судьба мучениковъ была слѣдствіемъ стремленія городскаго 
начальства обратить ихъ въ католицизмъ, а неуличнаго столк- 
новенія, вызваннаго православнымъ празднованіемъ 6 ян- 
варя. Въ опредѣленіи времени событія у автора есть проти- 
ворѣчіе: онъ говоритъ, что это было въ 1472 году, при новго- 
родскомъ архіепископѣ Іонѣ, который умеръ въ 1470 году. 
Витіеватое и многословное изложеніе повШи носитъ силь- 
ный полемическій оттѣнокъ; но нѣтъ указаній на источники ея 
фактическаго содержэнія 



V) Житіе кн. Всеволода въ Макар, ч. мин. Февр. и въ сб. Рум. XVI 
в. ,№ 397, л. 390. Первое чудо съ посадиикомъ Елисеемъ Каклинымъ 
помѣчено въ житіи 1484 г. Псковская лѣтопись упоминаетъ о посадникѣ 
Елисеѣ Оникѣевичѣ подъ 1475 г. (П. С. Р. Іѣт. IV, 250). Предисло- 
вія къ первому и 21-му чуду Василій буквально выписалъ у Тучкова 
нзъ яштіа Михаила Клопскаго. - Василіево житіе кн. Александра рѣдко 

17* 



260 



Въ житіи Нифонта Варлаамъ едва прикрываетъ многосло- 
віемъ недостатокъ своихъ свѣдѣній о святомъ. Происхожденіе 
изъ кіевской области и пострижеиіе въ Печерскомъ монастырѣ — 
вотъ всѣ черты біографіи до епископства Нифонта, въ кото- 
рыхъ можно видѣть дѣйствительные Факты. Другая половина 
житія, описывающая дѣятельность епископа въ Новгородѣ, от- 
ношенія къ митрополиту Клименту и обстоятельства кончины, 
немного богаче фактами. Біографъ не указываетъ ясно своихъ 
источниковъ, замѣчая, что объ имени родителей Нифонта «въ 
повѣстехъ нигдѣже писаніе не объяви». Одною изъ «повѣстей» 
служило почти дословно переписанное Варлаамомъ изъ Печер- 
скаго патерика сказаніе о Нифонт в. Извѣстно, что это ска- 
заніе принадлежишь къ числу прибавочныхъ статей пате- 
рика, входящихъ не во всѣ его списки. Можно прослѣдить его 
библіографическую исторію. Въ спискахъ первой Кассіановской 
редакціи патерика, составленной въ 1460 г., нѣтъ этого ска- 
занія; но въ концѣ патерика встрѣчаемъ рядъ лѣтописныхъ 
извѣстій о Печерскомъ монастырѣ, въ томъ числѣ и извѣстіе о 



встрѣчается въ рукописяхѵ, полный списокъ его въ ч. мин. Германа Ту- 
лупова, рукоп. Тр. Серг. Л. ,№ 671, л. 158. Нач. „Что реку идя что 
возглаголю о доблести и мужествѣ и подвизаніи въ молитвахъ?". Вѣ рукоп. 
Унд. Д?274 безъ предисловія. — Житіе Саввы въ синод, рук. XVI— XVII 
в. Л? 633, л. 15; здѣсь къ 19 чудесамъ, описанныиъ Василіемъ, прибав- 
лены разсказъ „священііоепископа Геннадія" о своеиъ исцѣленіи и два 
позднѣйшихъ чуда 1581 ИІ598 г. Предисловіе къ житію выписано изъ 
Тучковской біограФІи Михаила; начало: „По страсти Г. нашего I. Хри- 
ста". Краткое житіе въ рук. Рум. № 397, л 383: „Сей убо прей, отецъ 
нашъ Савва роженіе имѣя и въспитаніе и ангельскаго образа всііріатіе 
въ туждыхъ странахъ, не свѣмы, коея земли святый жительство имѣяше... 
Но слышахъ отъ нѣкихъ человѣкъ, въ повѣстехъ обносимо бѣяше о семь 
блаженнемъ Саввѣ: ори глаголютъ, яко отъ Сербьскія земли ему пришедшу 
или отъ Св. Горы, а инѣмъ глаголющимъ, яко Литовская страна породи 
.и въспита того". Повѣсть объ Исидорѣ въ сб. гр. А. С. Уварова .№ 9 ! 1, 
і. 320. 



261 



Нифонтѣ х ). Здѣсь читаемъ о постриженіи кн. Святоши въ 
1106 г., о вписаніи въ синодикъ имени преп. Ѳеодосія въ 1108, 
о смерти НиФонта въ ПечерскомъмонастырѣвъИБбсъ разска- 
зомъ о его предсмертномъвидѣніи,наконецъ о смерти нечерска- 
го архимандрита Поликарпа въ 1182 и оизбраніи попа Басилія 
на егомѣсто 2 ). Первый два извѣстія принадлежать еще началь- 
ному печерскому лѣтописцу и показываютъ, откуда взяты осталь- 
ныя: они записаны въ моиастырѣ и изъ его записокъ пере- 
несены какъ въ кіевской лѣтописный сводъ, такъ и въ Кассіа- 
новскую редакцію патерика. На такое происхожденіе извѣстія 
о Нифонтѣ указываете и его составъ: оно говоритъ сначала о 
пріѣздѣ Нифонта въ Кіевъ и о смерти его, потомъ передаетъ 
разсказъ Нифонта о его предсмертномъ видѣніи, далѣе краткую 
характеристику епископа и наконецъ одииъ эиизодъ изъ его 
жизни— оборьбѣ съ Климомъ. Во второй Кассіановской редакціи 
патерика, составленной въ 1462 году, эта лѣтописная записка 
о Нифонтѣ была обработана въ особое сказаніе, въ которомъ 
части ея приведены въ порядокъ и которое получило въ пате- 
рик мѣсто совершенно не по праву между сказаніемъ Несто- 
ра о первыхъ печерскихъ черноризцахъ и посланіемъ епископа 
Симона къ Поликарпу 3 ). Это сказаніе и заимствовалъ изъ па- 
терика Варлаамъ, вставивъ въ него извѣстіе о смерти и обрѣ- 
теніи мощей современника Нифонтова, кн. Всеволода Мстисла- 
вича, о построены Нифонтомъ Мирожскаго монастыря и посла- 



1 ) См. эту редакцію по новгородскому списку Мокія 1554 г. въ синод, 
рукоп. 216, л. 132 и по копіи въ Милют. ч. мин. (май, д. 430), 
снятой съ списка 1462 г., сдѣланнаго въ московскомъ Вознесенскомъ мо- 
настырѣ. 

2 ) См. эти извѣстіявъ П. С. Лѣт. 1, 120 и 121.11, 79 и 126. 

3 ) См. эту редакцію по списку XV в. въ рукоп. Рум. Л- 305, л. 129 
и по сп. XVI в. въ рукой, гр. Уварова (по катал. Царек.) 296, 
л. 147. . 



262 



ніе патріарха къ Нифонту. Извѣстіе о Всеволодѣ Варлаамъ 
взялъ изъ своей біографіи этого князя; источникъ остальныхъ 
прибавокъ угадать трудно, если имъ не было изустное преданіе 
Мирожскаго монастыря. Посланіе пэтріарха, можетъ быть, со- 
чинено самимъ біографомъ; но нѣтъ основанія отвергать извѣ- 
стіе о кіевскомъ происхожденіи Нифонта, тѣмъ болѣе что мнѣ- 
ніе, считающее его Грекомъ, есть догадка, не имѣющая доста- 
точной опоры 1 ). Не встрѣчаемъ въ житіи ни одной черты, по 
которой можно было бы заключить, что біографъ пользовался 
лѣтописью. 

Минеи Макарія сохранили житіе полоцкой княжны св. Евфро- 
синіи. По составу и литературному характеру оно напоминаетъ 
реторическія житія XV — XVI вѣка; но живость и обиліе біогра- 
фическихъ чертъ вмѣстѣ съ остатками стариннаго языка за- 
ставляетъ предполагать у біографа какой-нибудь болѣе древній 
источникъ 2 ). 

Біографическая письменность, возбужденная въ Новгородѣ 
архіепископомъ Макаріемъ, продолжалась и по отъѣздѣ его въ 
Москву какъ въ центрѣ, тЗкъ и въ пустынныхъ монастыряхъ 
новгородской епархіи. Въ 1545 году, 12 лѣтъ спустя по смер- 
ти Александра Свирскаго, игуменъ его монастыря Иродіонъ, 
по внушенію Макарія и архіепископа Ѳеодосія, описалъ жизнь 
своего учителя. Постриженникъ Александра, ставшій іеромона- 
хомъ еще при жизни его, біографъ зналъ объ основаніи мона- 
стыря и о прежней жизни святаго по разсказамъ самого Алек- 
сандра и его первыхъ сподвижниковъ. Такіе источники внуша- 



А ) Преосв. Макарія Ист. Р. Ц. III, 10. 

2 ) Мак. ч. мин. по синод, сп. май, л. 1014. Нач. „Благословенъ Гос- 
подь Богъ Израилевъ". Архіеп. Филаретъ (Обзоръ I, 58) относить яи- 
тіѳ къ 1200 году, указывая на пергаменный списокъ его XIV в. въ 
Львовскомъ монастырѣ: но бѳзъ сомнѣніа это — житіе ЕвФросиніи вос- 
точной, а не русской. 



263 



ютъ довѣріе къ его обширному и обильному любопытными по- 
дробностями труду. — Въ тѣсной связи съ этимъ житіемъ сто- 
ить біографія Ефрема Перекомскаго. Трудно представить себѣ 
болѣе внѣшнее или безсильное отношеніе біографа къ сво- 
ему дѣлу. Авторъ почти цѣликомъ переписалъ житіе Александра 
Свирскаго, поставивъ только другія имена лицъ и мѣстъ и кой- 
гдѣ легко измѣнивъ ходъ разсказа. Это, конечно, дѣлало неиз- 
бѣжнымъ искаженіе дѣйствительныхъ событій, чѣмъ объясняет- 
ся множество противорѣчій, которыя легко замѣтить при чтеніи 
житія 1 ). Такъ читаемъ, будто Ефремъ, умирая, предоставилъ 
выборъ игумена изъ назначенныхъ имъ кандидатовъ архіепи- 
скопу Пимену (1552 — 1570); отсюда можно только заклю- 
чить, что житіе написано не раньше 1552 г. Въ такомъ случаѣ 
авторомъ его едва ли могъ быть обозначаемый во всѣхъ спи- 
скахъ житія ученикъ Ефрема Романъ, котораго святой уже въ 
1486 г. избралъ однимъ изъ кандидатовъ на игуменство; при- 
томъ ученикъ не могъ такъ плохо знать жизнь своего учителя 
и наполнить его біографію такими ошибками. Житіе говоритъ 
о празднованіи памяти святаго, которое, какъ извѣстно изъ 
другаго источника, установлено было въ 1549 г. Есть извѣ- 
стіе, что перенесете мощей Ефрема произошло въ 1545 г., 22 
года спустя по смерти его, при иг. Романѣ. Въ самомъ житіи 
можно замѣтить, что его хронологическія показанія вообще 
раньше обозначаемыхъ ими событій; притомъ и по его разска- 
зу каменная церковь построена Ефремомъ въ княженіе Василія 
Ивановича. Изъ этого, повидимому, можно заключить, что жи- 
тіе написано какимъ -нибудь просто душнымъ монахомъ второй 
половины XVI вѣка, котораго поздніе списки назвали игуме- 

1 ) Нѣкоторыя изъ нихъ указаны архіеп. Филаретомъ (Р. Свят. сеет. 
158—160) и въ Ист. р. іерарх. V, 467—472; но составители обоихъ со- 
чиненій поправляютъ ошибки по-своему, исхода изъ предположения, что 
основа литія заслувиваетъ довѣрія. 



264 



номъ Романомъ, а Ефремъ преставился не въ 1486 году, а въ 
началѣ XVI вѣка, чѣмъ устраняются основныя несообразности 
въ разсказѣ житія г ). 

Неизвѣстно, гдѣ жилъ инокъ Маркеллъ около 1550 г., ко- 
гда писалъ житіе Саввы Сторожевскаго. Въ началѣ 1555 г. 
онъ присутствовалъ на московскомъ церковномъ соборѣ уже въ 
качествѣ игумена Хутынскаго. Новгородская лѣтопись, говоря 
о пріѣздѣ его въ Новгородъ въ 1555 съ архіепископомъ Пиме- 
номъ послѣ собора, дѣлаетъ неясную замѣтку, изъ которой 
можно заключить, что Маркеллъ жилъ прежде въ Пафнутье- 
вомъ боровскомъ монастырѣ. Но уже въ концѣ 1557 г. онъ 
оставилъ игуменство, поселился въ Антоніевомъ монастырѣ, 
«да сотворилъ житіе Никитѣ, епископу новгородскому, и ка- 
нунъ» и уѣхалъ въ Москву не задолго до открытія мощей Ни- 
киты, которое совершилось 30 апрѣля 1558 года 2 ). Ясно, 
что эти житіе и канонъ ничего не говорили объ открытіи мо- 
щей и были написаны на память преставленія святаго. Встрѣ- 
чается въ рукописяхъ канонъ такого содержанія, въ которомъ 
по начальнымъ буквамъ стиховъ 9-ой пѣсни можно прочитать имя 
Маркелла. Но между извѣстными редакціями житія Никиты кро- 
мѣ статьи Поликарпа въ посланіи къ архим. Акиндину нѣтъ ни 

2 ) Житіе Александра Свирскаго въ Мак. чет. мин. по усп. сп. стр. 2265, 
сб. Тр. Серг. д. XVI в. ^ 692, л. 214, въ синод, рукоп. ХѴІ-ХѴІІ в. 
^ 874, л. 22. Нач. „Молю же убо преподобство ваше". Житіе Ефрема въ 
сб. гр. А. С. Уварова XVIII в. ,№ 911, л. 7. Начало тоже. Подобно 
житію и служба Ефрему есть копія съ службы другому святому, Саввѣ 
Вишерскоиу. О перенесеніи 4 ' мощей въ Ист. росс. іер. V, 473. Въ свят- 
цахъ неопредѣленно сказано: „Ефремъ бѣ въ лѣта 6900". Время рожде- 
нія Ефрема обозначено 4-мя показаніями, изъ которыхъ 3 противорѣчатъ 
другъ другу: 20 сент. 6921 г. при царѣ Василіѣ Ивановичѣ, при митроп. 
Фотіѣ и архіеп. новгородскомъ Евѳиміѣ, строителѣ Вяжицкаго монастыря 
(1429-1458). 

2 ) Ник. VII, 232. Р. С. Р. Л. III, 157, прим. г/, 158. Маркеллъ 
прожилъ въ монастырѣ Антонія 6 мѣсяцѳвъ съ 28 окт. 1557 г. 



265 



одной, которая не знала бы о обрѣтеніи мощей святаго; есть 
только похвальное слово, которое въ нѣкоторыхъ рукописяхъ 
помѣщено рядомъ съ упомянутой службой и подобно ей напи- 
сано на память святаго 30 января. Это слово дѣлаетъ краткій 
очеркъ жизни Никиты по Иоликарпу, опуская разсказъ послѣд- 
няго объ искушепТи печерскаго затворника, и его, по всей вѣ- 
роятности, разумѣлъ новгородскій лѣтописецъ *). — Гораздо 
витіеватѣе и обширнѣе другая редакція житія Никиты, состав- 
ленная игуменомъ Іоасафомъ, занявшимъ потомъ каѳедру во- 
логодской епископіи. Она составлена, какъ пишетъ самъ біо- 
графъ, по распоряженію архіеиископа Пимена, который, видя 
чудеса отъ гроба новоявленнаго святаго, «не терпѣлъ безъ на- 
писанія быти». Іоасафъ подробно описалъ эти чудеса и пред- 
шествовавшее инь обрѣтеніе мощей, которымъ и былъ вы- 
званъ его трудъ. Разсказъ Поликарпа о Никитѣ переписанъ 
у Іоасафа почти дословно, а извѣстіе о рожденіи Никиты въ 
Кіевѣ и о постриженіи его въ Печерскомъ монастырѣ въ 
юности составлены по соображеніямъ редактора: Никита, по 
разсказу Поликарпа, былъ иыокъ кіевскаго монастыря, следо- 
вательно и родился во градѣ Еіевѣ; игуменъ Никонъ у Поли- 
карпа называетъ Никиту юнымъ, слѣдовательно послѣдній въ 
юномъ возрастѣ пришелъ въ монастырь, и изъ этого редак- 
торъ создаетъ бесѣду Никиты съ Никономъ, который передъ 
постриженіемъ испытывалъ юношу, будетъ ли онъ въ силахъ 



!•) Это слово поиѣщено въ январской четьи-минеѣ, писанной іеродіа- 
кономъ Герасииомъ новгородцемъ въ 1567 году (рукоп. Е. В. Бар- 
сова). Рядомъ съ службой оно въ сб. Тр. С, Л. Л* 692, л. 35. Нач. 
„Въ память вѣчную будетъ праведникъ". Авторъ замѣчаетъ: „Рожденіа 
же его мѣста и родителема именованіа обрѣсти не возмогохомъ, токмо 
свидѣтельство пріемше ото онѣхъ отецъ Печерскаго монастыря иже въ 
Кіевѣ, яко ту во обители ихъ блаженному оному ангельского образа спо- 
доблыпуся". 



266 



терпѣть труды иночества. Описаніе кончины епископа въ 1108 г. 
съ указаніемъ лѣтъ святительства составлено по новгород- 
ской лѣтописи *). 

Житіе Никиты вскорѣ еще разъ подверглось переработкѣ, 
принадлежащей по литературному характеру своему къ доволь- 
но обширному кругу житій-поученій, въ которыхъ біогра-, 
фія стоить на второмъ планѣ, служа автору лишь канвой для 
пестрой ткани назидательнаго витійства. Въ Макарьевское вре- 
мя, которое особенно любило такія редакціи, онѣ являются въ 
изобиліи и ретор'ическая агіобіографія достигаетъ въ нихъ верши- 
ны своего развитія. Въ новгородской письменности подъ влія- 
ніемъ мнѣній Ѳеодосія Косаго, направленныхъпротивъпочитанія 
святыхъ, произведенія такого характера получили полемиче- 
ски! оттѣнокъ. Движеніе, вызванное этими мнѣніями, совпало 
съоткрытіемъ мощей Новгород скихъ святителей Іоны въ 1553 
и Никиты въ 1558 г. Эти событія и стали предметомъ двухъ 
словъ, по своему направленію тѣсно примыкающихъ къ извѣст- 
ному сочиненно инока Зиновія. Труды автора «Истины по- 
казанія» доселѣ не всѣ приведены въ извѣстность. Было ос- 
новательно доказано, что похвальный слова Зосимѣ и Савватію 
Соловецкимъ писаны не имъ, а сербскимъ монахомъ Львомъ 
Филологомъ; но при этомъ высказано очень вѣроятное предпо- 
ложеніе, что Зиновій перевелъ эти слова на русскій книжный 
языкъ XVI в. и потому иногда считался ихъ авторомъ 2 ). Кро- 
мѣ того ему принадлежитъ одно изъ двухъ похвальныхъ словъ 

1) Ч. Мин. Г. Тулупова, рукоп. Тр. С. Л. № 673, л. 360. Нач. 
„Иже въ Троицѣ прославляемаго преблагаго единаго дивнаго во свнтыхъ 
его Бога". Эта редакція чаще встрѣчается безъ предисловія и съ лег- 
кой передѣлкой начала жизнеописанія: „Сей блаженный духоносный отецъ 
Никита рожденіе иыѣяше во градѣ Кіевѣ*'. См. наприм. солов. сб. 
|# 818, л. 498 и Л 2 222, л. 1. 

2 ) См. статью въ Приб. къ твор. св. отцевъ, ч. XVIII: „Свѣдѣнія 
о Филологѣ черноризцѣ", стр. 526. 



» 



267 



черниговскимъ мученикамъ, кн. Михаилу и боярину Ѳеодору. На- 
ходимъ еще въ рукописяхъ довольно обширное слово о обрѣ- 
теніи мощей святителя Іоны, и по выраженіямъ этого слова 
легко узнать въ авторѣ его инока Отней пустыни, гдѣ погре- 
бенъ Іона. Въ концѣ, защищая противъ еретиковъ поклоненіе 
мощамъ и иконамъ, рѣчь незамѣтно переходитъ въ бесѣду ав- 
тора съ Герасимомъ, однимъ изъ клирошанъ, передъ которыми 
Зиновій опровергаетъ Ѳеодосія Косаго въ книгѣ «Истины по- 
казан!^», и самая бесѣда имѣетъ почти дословное сходство съ 
€ООтвѣтствующими мѣстами этой книги 1 ). Изъ того же слова 
узнаемъ, что раньше его было написано авторомъ другое по 
поводу обрѣтенія мощей епископа Никиты; въ рукописяхъ 
встрѣчаемъ и это слово, еще болѣе обширное и витіеватое и такъ 
же проникнутое полемическимъ характеромъ 2 ). Не смотря на 

2 ) Рум. сб. XVI— XVII в. 154, л. 336: „О обрѣтеніи мощемъ 
преп. Іоны... и о казнехъ, бывающихъ на насъ отъ Бога. Воспріяхомъ 
и пакы о отцѣ нашемъ преп. Іонѣ, архіепископѣ В. Новаграда сего; не 
убо житіе его похвалити нынѣ настоитъ, но обрѣтенію мощей его сотво- 
ряется память днесь". Ср. Ист. показ., изд. въ Казани, стр. 499- 509 
и слово по указ. сп. л. 351 — 360. О митроп. Макаріѣ слово выражает- 
ся какъ объ умершемъ; вѣроятно, оно написано въ одно время съ кни- 
гой противъ Косаго, т. ѳ. въ 1566—1567 г. 

2 ) Въ словѣ объ Іонѣ читаемъ: ,,Вину убо явленія и обрѣтенія свя- 
щенныхъ мощей малыми глаголы сказахомъ; иріидемъ прочее повѣдати и 
сіе, како ѳбрѣтошася мощи сія. Никиты убо приснопамятнаго во свое 
ему время отдасть уже слово, въ неже по явленіи ирославленъ бывъ отъ 
Бога и дивная Божія благодать глаголана тогда; нынѣ же о. обрѣтеніи 
мощей архіеп. Іоны глаголемо". Слово о Никптѣ въ ч. мин. Герм. Ту- 
лупова, рукоп. Тр. С. лавры Я-' 673, л. 392- 449 подъ заглавіемъ: 
„О Божіей благодати, бывшей чудеси явленіемъ и прославленіемъ свя- 
шеннаго тѣлесе иже во святыхъ отца нашего Никиты епископа" и проч. 
Нач. „Великая Божія дѣла глаголати свѣтла языка требуютъ". Это сло- 
во писано послѣ ІоасаФОва житія: изъ него авторъ выбралъ нѣсколько 
чудесъ, сопровождая ихъ оговоркой: ,,болшая же чудотворенія его во 
иномъ списана быша' 1 . Но этому слову составилъ Варлаамъ, біограФЪ 
псковскихъ святыхъ, свою редакцію житія Никиты. Сб. гр. Уварова, по 
катал. Царек. Л 5 133, л. 52. 



268 



обиліе реторики, оба слова важны какъ историческій матеріалъ. 
Оба они даютъ нѣсколько чертъ для исторіи броженія, произ- 
веденнаго въ обществѣ ересями XVI вѣка. Кромѣ того первое 
изъ нихъ рисуетъ яркую картину голода и мора, предшество- 
вавшихъ обрѣтеиію мощей Іоны, и сильно бичуетъ земскихъ 
правителей за ихъ поведеніе во время этихъ народныхъ бѣд- 
ствій, замѣчая имъ, что такъ не поступаютъ и Турки. Второе 
слово гораздо подробнѣе Іоасафа разсказываетъ объ открытіи 
мощей Никиты и взятіи Ругодива у Ливонцевъ, случившемся 
въ одно время съ этимъ открытіемъ, и потомъ своеобразно из- 
лагаешь жизнь святаго. И Зиновій знаетъ о ней только по по- 
вѣсти въ кіевскомъ патерикѣ, авторомъ которой ошибочно на- 
зываетъ епископа Симона; но онъ не ограничивается реториче- 
скимъ ея развитіемъ и едва ли не впервые въ исторіи русской 
агіобіографіи анализируетъ и подвергаетъ критикѣ разсказъ 
источника. Въ словахъ Зиновія замѣтно сильное вліяніе серб- 
скаго Филолога, сказавшееся въ изысканной вычурности фра- 
зы, обиліи формъ и оборотовъ южнославанскаго книжнаго 
языка и даже въ литературныхъ пріемахъ. — Тоже полеми- 
ческое направленніе видно и въ похвальномъ словѣ архіеииско- 
пу Іоанну, представляющемъ новую редакцію его житія: повто- 
ривъ біографическія черты по старой редакціи XV вѣка, оно 
заставляет!, еще святителя на всероссійскомъ соборѣ доблест- 
но посѣкать еретическіе полки и обличать «хулящихъ не- 
раздѣлимаго въ двѣ постзсѣ, а четверицу чтущихъ» 1 ). 

Къ новгородскому кругу похвальныхъ словъ Макарьевскаго 
времени можно прибавить еще одно — на память блаженнаго 
Николы Кочанова, по преданію юродствовавшаго въ XIV вѣкѣ. 
Оно встрѣчается уже въ спискахъ XVI в. и писано на празд- 

Это слово, рѣдкое въ рукописяхъ, сопровождаем житіе Іоанна въ 
сб. солов. библ. Л 5 991. На время происхождения его указываетъ молит- 
ва за „царя государя нашего иже честію и славою вѣнчаннаго 11 и т. д. 



269 



никъ памяти Николы, а на обновленіе памяти его въ Новго- 
родѣ въ половинѣ XVI в. указываетъ извѣстіе лѣтописи о по- 
строены каменной церкви надъ гробомъ его въ 1554 году. 
Впрочемъ это слово, написанное въ Новгородѣ, имѣетъ мало 
значенія и литературнаго и фактическая: обѣщаясь описать 
жизнь Николы, оно сообщаетъ -очень скудныя и неопредѣлен- 
ныя черты, переплетая ихъ общими мѣстами 1 ). 

Еще во время Макаріева управленія новгородской епархіей 
Соловецкая братія посылала монаха Богдана на славянскій 
Югъ съ порученіемъ отыскать тамъ искусное перо для нова го 
изложенія житія своихъ основателей. Богданъ воротился съ 
двумя похвальными словами, написанными инокомъ Львомъ 
Филологомъ. Черты жизни Савватія и Зосимы изложены здѣсь, 
иногда въ дословныхъ выпискахъ по житію ихъ, составлен- 
ному Досиѳеемъ и Спиридономъ, на которое ссылается самъ 
Филологъ и которое, очевидно, было ему доставлено Богдаыомъ; 
но сербскій редакторъ записалъ при этомъ много новыхъ из- 
вѣстій о монастырѣ и его основателяхъ, которыя сообщилъ 
ему соловецкій инокъ. Въ литературномъ отношеніи торже- 
ствениыя редакціи Филолога служили такими же образцами для 
русской агіобіографіи въ ея дальнѣйшемъ реторическомъ раз- 
витіи, какими были творенія земляка его ІІахомія при образо- 
ваніи реторическаго стиля житій въ древнерусской литерату- 
рѣ 2 ). — И къ старому житію продолжали дѣлать пристройки. 
Посылка въ чужую землю за жизнеописаніемъ отечественныхъ 

1 ) Списки XVI в. въ сб. гр. Уварова, по катал. Царек. ЗЧ 2 385, л. 46, 
а въ сб. мнѣ принадлежащему Нач. ,,Приснѣ намъ, братіѳ, свѣтлое 
празднество и память успенія преблаженнаго". Ср. П. С. Лѣт. III, 157 
а Р. Свят. арх. Филарета, іюль, прим. 288. 

а ) Напеч. въ Правосл. Соб. 1859 г. ч. 2 и 3. Новыя черты с»*, 
«априм. во 2 ч. стр. 349—354, 357—360; въ 3 ч. стр. 112 и др. Объ 
этихъ словахъ см. указанное выше изслѣдованіе въ Приб. къ твор. св. 
лтц. ч. XVIII. 



270 



святыхъ всего лучше объясняетъ, почему съ такимъ же пору- 
ченіемъ обратились къ Максиму Греку. Спиридонъ оставилъ 
исправленный имъ трудъ Досиѳея безъ предисловія. Составляя 
это предисловіе по порученію какого-то, «честнаго отца», Мак- 
симъ замѣчаетъ, что началъ « еже ко древнему и новая прикла- 
дывати». Въ житіи Соловецкихъ чудотворцевъ въ 1548 г. 
при игуменѣ Филиппѣ къ прежнимъ чудесамъ прибавленъ былъ 
рядъ новыхъ. Вѣроятно, оба труда были составлены если не 
однимъ авторомъ, то по одному поводу 

Вмѣстѣ съразмноженіемъ пустынныхъ монастырей насвверо- 
восточной окраинѣ Руси въ первой половинѣ ХТІ в. усили- 
лась здѣсь и агіобіографическая производительность. Некото- 
рые древніе списки житія Димитрія Прилуцкаго представляютъ 
другую, вообще болѣе краткую редакцію въ сравнены съ тек- 
стомъ его въ Макарьевскихъ минеяхъ. Въ этой редакціи есть 
признаки, которые цииводятъ къ предположение, что это — 
первоначальный текстъ житія, написаннаго игуменомъ Макарі- 
емъ около половины XV в. и передѣланнаго въ послѣдствіи. 
Встрѣчаемъ въ ней выраженія, указывающія на перваго біо- 
графа иопущенныя въпозднѣйшей передѣлкѣ 2 ). Рядъ чудесъ 
въ ней прерывается разсказомъ о Димитріѣ Шемякѣ, а въ ре^ 
дакціи Макарьевскихъ миней продолжается пятью новыми чу- 
десами, и въ одномъ изъ нихъ разсказано о построеніи третьей 
соборной церкви въ монастырѣ. Это, по всей вѣроятности, 
церковь, построенная, какъ гласитъ сохранившаяся надпись, 



1) Соч. Максима Грека, III, 268. Волокол. сб. моек, епарх. библ. 
XVI в. ^ 609, л. 171. 

2 ) Эта редакція въ рук. Рум. полов. XVI в. ^ 96, л. 286 и въ 
сб. того же времени, мнѣ принадлежащем^ Чудо 5-е здѣсь начинается 
замѣчаніемъ, опущеннымъ въ спискѣ Макар, миней: „По сихъ же лѣтехъ 
и инаа ненаписана чудеса, ему же и мы самовидцы бывше и . Ср. Мав. 
ч. мин. Фввр. по усп. сп. стр. 224. 



271 



въ 1542 году 1 ). Эта позднѣйшая распространенная и допол- 
ненная редакція житія съ похвалой святому обыкновенно со- 
провождается въ рукописяхъ особымъ длиннымъ похвальнымъ 
словомъ, составляющимъ третью редакцію житія. Біографичес- 
кія извѣстія въ немъ выписаны изъ сочиненія игумена Мака- 
рія, а предисловіе изъ Пахоміева житія Сергія 2 ). Обѣ пере- 
дѣлки древней біографіи составлены повидимому въ концѣ пер- 
вой половины XVI в. и даютъ мало новаго. — Къ тому же вре- 
мени относится житіе князя-инока Игнатія, погребеннаго въ 
Прилуцкомъ монастырѣ. Біографъ, монахъ этого монастыря Лог- 
гинъ въ краткой повѣсти, чуждой реторическихъ украшеній, со- 
общилъ немногія свѣдѣнія о князѣ и чудесахъ его по смерти 
до половины XVI вѣка 3 ). 

На время появленіа житія Павла Обнорскаго бросаетъ свѣтъ 
составъ его въ разныхъ спискахъ. Въ древнѣйшихъ оно окан- 
чивается разсказомъ о преемникѣ Павла, игуменѣ Алексѣѣ 4 ). 
Въ другихъ къ житію прибавлено отдѣльное «сказаніе» о 19 
посмертныхъ чудесахъ святаго 5 ). Наконецъ въ третьей груп- 
пѣ списковъ къ этимъ чудесамъ присоединенъ рядъ новыхъ, 
начинающійся повѣстью о разореніи монастыря Казанскими 

•) Тамъ же, стр. 227. Опис. Прилуцк. мон., П. Савваитова, стр. 9. 

2 ) Руи. XVI в. №153, л. 182, сб. гр. Уварова 1547 г. по катол. 
Царек. № 131, л. 232, синод, сб. Л- 556, л. 886. Вѣроятно, эти редакціи 
разумѣлъ I ригорій, сказавъ въ своемъ похвальномъ словѣ русскииъ свя- 
тымъ: „кто не вѣсть Димитрія Прилучскаго, о немъ же убо многи повѣ- 
сти списаня быша". Сб. Тр. Серг. л. Л- 337, л. 582. 

3 ) Сп. XVII. в. въ синод, сб. №866, л. 38, Унд. №302, л. 80. Въ 
сб. службъ XVII в. въ библ. Тр. С. Л. Л- 628, л. 165 помѣщена служба 
Игнатію, въ которой по первымъ букваиъ тропарей можно прочитать имя 
втора: „Господи Боже, помилуй Илію и . 

4 ) Наприм. въ волокол. сб. № 659, л. 172: эта часть сборника писана 
въ 1536 г. 

5 ) Въ Макар, ч. мин. янв. по усп. сп. стр. 837, въ солов. сб. №819 
л. 230, въ сб. Тр. С. Л. №692, л. 293. 



272 

Татарами въ 1538 году; между этими чудесами помѣщенъ раз- 
сказъ о построеніи новаго храма въ 'монастырѣ въ 1546 г. 1 )- 
Въ рукописяхъ это житіе начинаете появляться не раньше 
2-ой четверти XVI вѣка. Изъ всего этого можно только заклю- 
чить, что оно составлено не задолго до 1538 г. и вскорѣ было 
дополнено новыми статьями. Отдѣленный столѣтіемъ отъ свя- 
таго, біографъ успѣлъ еще воспользоваться не только разска- 
зами мыоголѣтыихъ старцевъ, но и «списаніями яже отъ древ- 
нихъ, видѣвшихъ святаго». Около половины XVI в. была уже 
составлена краткая рддакція житія Павла. У ней были повиди- 
мому и другіе источники кромѣ пространной біографіи: о стран- 
ствованіяхъ Павла по монастырямъ и пустынямъ и о созданіи 
имъ обители на Обнорѣ она сообщаетъ любопытные извѣстія, 
которыхъ нѣтъ въ послѣдней 2 ). 

Сравнивая конецъ житія Ѳерапонта съ иачаломъ житія 
Мартиніана, легко замѣтить, что обѣ біографіи бѣлозерскихъ 
подвижниковъ написаны одной рукой и составляютъ одно цѣ- 
лое. Первая, разсказавъ о переходѣ Ѳеранонта изъ основан- 
наго имъ бѣлозерскаго монастыря въ Можайскъ, прерывается 
замѣчаніемъ, что онъ и здѣсь не переставалъ молиться о поки- 
нутой имъ обители; въ самомъ началѣ второй читаемъ, что Богъ 
услышалъ молитвы Ѳерапонта и послалъ обители на мѣсто его 
Мартиніана; въ житіи послѣдняго описана и кончина Ѳерапонта 
и обоимъ приносится общая похвала. Выраженія житія о Ѳера- 
понтовомъ бѣлозерскомъ монастырѣ не оставляютъ сомнѣнія, 
что біографъ здѣшній инокъ 3 ). Въ нѣкоторыхъ спискахъ житія 
Мартиніана извѣстіе о кончинѣ его сопровождается любопыт- 



1 ) Ч. Мин. Германа Тулунова въ библ. Тр. С. Л. ^673, л. 114. 

2 ) Сб. Рум. *Ѵ397, пѳремѣшанныѳ листы 355, 352 и 356. 

3 ) Въ указанномъ треФОлогіонѣ Тр. С. Л. Л- 628, л. 33 есть служба 
Мартиніану съ надписью въ заставвѣ: „Матвея инока твореніе се". Мо- 
жетъ быть, онъ авторъ и обоихъ житій. 



273 



нымъ разсказомъ о канонизаціи обоихъ бѣлозерскихъ подвиж- 
никовъ, дополняющимъ свѣдѣніяо московскомъ соборѣ 1549 г. 
Объясняя, почему нѣтъ именъ Ѳерапонта и Ыартпніана въ гра- 
мотѣ митрополита Макарія 1547 г. о новыхъ чудотворцахъ, 
авторъ разсказа говорить, что послѣ собора 1547 г. игуменъ 
Ѳерапонтова монастыря прпвезъ въ Москву житія обоихъ свя- 
тыхъ и отдалъ митрополиту, который на второмъ соборѣ ве- 
лѣлъ прочитать «книги тыя, жптія святыхъ и чудеса» и уста- 
новить праздновать память Ѳерапонта и Мартиніана х ). Раз- 
сказъ имѣетъ видь вставки и его нѣтъ въ древнѣйшихъ спис- 
кахъ жптія 2 ). Онъ даетъ право предположить, что оба житія 
были вызваны обысками о мѣстныхъ чудотворцахъ, "произве- 
денными по распоряженію собора 1547 г. Согласно съ этимъ 
біографъ не разъ намекаетъ, что пишетъ по распоряженію 
высшей власти, «а не самъ сія изволихъ». Описывая чудеса, 
слѣдовавшія за открытіемъ мощен Мартиніана въ 1514 году, 
онъ не выставляетъ себя очевпдцемъ, но ссылается на раз- 
сказы другихъ. Въ обоихъ жптіяхъ онъ пользовался Пахоміе- 
вой біографіей Кирилла, выппсалъ изъ нея буквально пзвѣстіе 
о Мартиніанѣ, чпталъ грамоты и уставъ Ѳерапонтова мона- 
стыря, въ разсказѣ о борьбѣ велпкаго князя Васплія съ Шемя- 
кой ссылается на * книгу лѣтоппсчія русскія земли» и кромѣ 
этихъ письменныхъ псточниковъ имѣлъ изустные разсказы 
древнпхъ старневъ, но нигдѣ не упомянулъ о существованіи 
старыхъ біографій Ѳерапонта и Мартпніана, до него написан- 
ныхъ. 



. і) Сб. Тр. С. Л. ХУІ в. ѵѴ696 и въ Милют. ч. иив. янв. л. 395 ' 
Нач. жнтія Ѳерапонта: „Понеже убо красная міра сего". Нач. ж. Мар- 
тиніана: ,,Богъ всемплосердый не навыче презирати угодникъ своихъ". 

2 ) Наприи. въ волокол. сб. моек. дух. акад. Л- 564, л. 223, ж. Ѳера- 
понта і. 204. 

18 



274 



Въ житіи Филиппа Ирапскаго, составленномъ въ концѣ X VII 
вѣка, есть извѣстіе, что святой разсказалъ свою жизнь Камен- 
скому старцу Герману, долго жившему съ нимъ на Ирапѣ, и 
Германъ, похоронивъ Филиппа, записалъ слышанное ъть него 
себѣ на память х ). Находимъ списокъ другой біографіи, къ 
которой редакція XVII в. относится какъ сокращенная пере- 
дѣлка и авторомъ которой названъ Германъ 2 ). По слогу и нѣ- 
которымъ мѣстамъ этой біографіи можно замѣтить подновленіе 



1 ) Оно въ спискахъ воваго письма Тр. Серг. Л. ^ 24, л. 134 и 
Унд. № 1234. Къ житію приложено 9 чудесъ 1661— 1673 гг. 

2 ) Единственный извѣстны" намъ сп. ея въ рукописи поморскаго 
письма, намъ принадлежащей. Въ заглавіи житія замѣчено: „списпно 
бысть блогоискуснымъ монахомъ Гѳрманомъ монастыря Св. Спаса, ѳжѳ 
есть на Кубенекомъ езерѣ а . Нач. „Бысть во дни благочестивыя державы 
вел. кн. Василія Іоанновича московсяаго и всея Россіи". Память о Фи- 
диппѣ Ирапсвомъ особенно была распространена въ Поморьи. Въ позднихъ 
рукописныхъ святцахъ онъ названъ пустынникомъ, „иже быетъ на морѣ- 
окіянѣ у Раицкаго острова", и причисленъ къ святымъ Архангельскаго 
края (Рукоп. моек. дух. акад. ,№209^. Этимъ объясняется легенда о немъ 
(въ сб. Тр. Серг. Л. ХИІ в. .^654, л. 58), напоминающая своимъ 
складомъ духовный стихъ: „Съѣжадаетъ преп. Филипей Рабскій исъ Со- 
ловецковоюстрова, и пошелъ подлѣ море, взыскающи себѣ мѣста, и при- 
шедъ къ Выгѣ рѣкѣ, и речеть Выгѣ рѣкѣ: сотворю плотъ на тебѣ, куды 
меня Духъ Господень по тебѣ понесеть, туто хощу Христа умолити. 
•И садящеся преп. Филипей на плотѣ, и емля ево тишина, и несеть, его 
за Выгъ рѣку, и сходя съ плота своего съ Выгы рѣки, и пошелъ въ 
гору, гдѣ ему ангелъ Господень исповѣдалъ и благовѣстилъ, къ Левани- 
дову кресту надъ Лужаномъ озеромъ: туто тебѣ исповѣдатися, Христа 
умолити И створилъ пришествіе къ кресту къ Леванидову, и нача ся Хри- 
сту молити подъ крестомъ Леванидовымъ по бл;'Говѣствоваиію ангела Гос- 
подня, и преклонь колѣни, в и нача ся молпти Христу, и пріидь на преп. 
Филиппа Ирабсково мракъ, и явися ему аигелъ Господень, и рѳче ему: 
востани, отче Филиппъ Ирабскій! сподобленъ тебѣ столпъ ангелы Господ- 
ни. И явпся ему Пречистая со ангелы Господни по благовѣствованію ан- 
гела Господня, и возбудився отъ сна своего и ужасенъ бысть отъ видѣ- 
нія Прѳч. Владычицы нашея Богородицы, и веде его въ столпъ Преч. 
Богородица, и поставленъ бысть крестъ Левакидовъ ангелы Господними 



275 



и вставки, сдѣланныя позднѣйшей рукой; но безыскусствен- 
ность разсказа, въ- которомъ Германъ выражается о себѣ въ 
первомъ лпцѣ, и обиліе мелкихъ подробностей заставляютъ ду- 
мать, что основа этой любопытной біографіи принадлежитъ 
перу Германа, пысавшаго вскорѣ по смерти Филиппа, въ концѣ 
первой половины XVI вѣка 1 ). 

Житіе кн. Іоасафа Камеискаго относятъ къ первой половинѣ 
XVI вѣка. Оно могло появиться не раньше 1547 года: прило- 
жениыя къ жизнеописание предисловіе и похвальное слово 
буквально выписаны изъ Василіевой біографга Евфросина 2 ). 
Поэтому трудно извлечь изъ этого житія что-нибудь опредѣ- 
ленное объ авторѣ. По его словамъ, прежде житія онъ напи- 
салъ канонъ святому, тропарь и кондакъ. Эта скудная фактами, 
хотя многословная біографія почти ничего не прибавляетъ 
новаго къ извѣстіямъ Паисія Ярославова о князѣ, и самъ біо- 
графъ даетъ понять, что не могъ найти другихъ источни- 
ковъ. Посмертныя чудеса внушаютъ подозрѣніе: по крайней 
мѣрѣ одно изъ нихъ, исцѣленіе кн. Романа, племянника кн. 



невидима бысть, и благовѣсти ангеломъ Господнимъ гласъ съ небеси не 
створи исхоженья изъ столпа сего послѣ видѣнія Преч. Богородицы". 

Передавъ разска5ъ Филиппа о себѣ, Герианъ замѣчаетъ: „Сія ми 
новѣда святый, азъ же отъ него слышахъ изъ устъ его и написахъ па- 
мяти ради, чтобы не забытно такова святаго и блаженнаго отца житіе". 
Разсказавъ о погребеніи Филиала, авторъ оканчиваетъ житіе замѣткой.* 
лнѣ же пака возвратившуся въ монастырь Св. Всемилостиваго Спаса 
еже есть на Кубенскомъ езерѣ, зовомъ Каменной". Хронологическія иока- 
занія житія не согласны между собою: оно говорить, что Филиішъ пре- 
ставился въ 1537 г. на 45-мъ году жизни, проживъ 15 лѣтъ на Ираііѣ, 
но прибытіе его на Ирапъ относить къ 1517 г. 

2 ) Обз. русск. дух. лит I, 212. Прав. Соб. 1861 г. I, 215. Списки 
XVII в. Унд. ^321 и Больш. въ Моск. Муз. К 1 37, л. 91; здѣсь же л. 
154 служба ІоасаФу. Въ похвалѣ авторъ житія не выпустилъ даже словъ, 
не имѣющихъ смысла по отношенію къ ІоасаФу: „Ты недовѣдомей тайнѣ 
Столпа философз, мнѣніемъ превозносящегося, посрамилъ еси". 

18* . 



276 

Іосифа Дорогобужскаго, выписано изъ житія кн. Ѳеодора 
ярославскаго. 

Составитель житія Авраамія Чухломскаго, называя себя ино- 
комъ Протасіемъ, говорить, что онъ прожилъ 3 года, «содержа 
жезло паствы», въ Успенскомъ монастырѣ около Галича, пер- 
вомъ изъ 4 монастырей, основанныхъ Аврааміемъ; въ дру'гомъ 
мѣстѣ онъ прибавляетъ, что былъ и въ Покровской обители око- 
ло Чухломы, гдѣ похоронеиъ Авраамій, и видѣлъ чудеса отъ 
гроба его. Сохранилась грамота Покровскаго Чухломскаго мона- 
стыря, подтвержденная царемъ въ 4551 г. при игуменѣ этой 
обители Протасіѣ Этимъ опредѣляется приблизительно время 
состав ленія житія. На изложеиіи послѣдняго замѣтно вліяніе 
житія Павла Обнорскаго: это оправдываетъ предположеніе, что 
біографъ Авраамія — тотъ игуменъ Павлова монастыря Прота- 
сій, при которомъ въ 1546 г. найденъ въ землѣ гробъ Обнор- 
скаго пустынника и который потомъ перешелъ въ Аврааміевъ 
монастырь; въ такомъ случаѣ онъ же еще до игуменства въ 
Павловомъ монастырѣ составилъ записки о Сергіѣ Ыуромскомъ, 
послу жившія потомъ Іонѣ матеріаломъ для біографіи Сергія и 
теперь повидимому исчезнувшія. "Въ житіи Авраамія Прота,- 
сій пишетъ, что видя чудеса отъ мощей свята го, онъ спросилъ 
старцевъ той обители, есть ли какія записки о жизни святаго, 
и иноки принесли ему «мало нѣчто написано о житіи преп. Авра- 
амія, ветхо и издранно, азъ же едва прочтохъ и извѣстно увѣ- 
рихся о житіи преподобнаго » . Эти записки, очевидно, и сберег- 
ли для Протасія въ продолженіе почти 200 лѣтъ любопытныя 
подробности его разсказа 2 ). 

*) Акт. Ист. I, стр. 185. 

2 ) Житіѳ Авраамія очень рѣдко въ рукописяхъ. Си. XVII в. въ сб. 
Тр. С. лавры Л- 625, л. 304. Нач. „Благодарю тя, владыко мой, Госпо- 
ди I. Христе, яко сподобилъ мя еси недостойнаго повѣдателя быти преп. 
твоего Авраамія". Здѣсь л. 230 д служба Аврааиію. Сокращеніе этой 



277 



Житіе устюг хгаго Шродиваго Прокопія, плохо написанное, 
составлено и?л> отдѣіъныхъ эпизодическнхъ разсказовъ, имѣ- 
ющихъ оче'дь мяло литературной связи и раздѣленныхъ хроно- 
логический противорѣчіями 1 ). Это рядъ легендъ, сложивших- 
ся изъ различныхъ мѣстныхъ воспоминаній независимо одна 
отъ Другой и не' подвергнутыхъ въ житіи искусной обработкѣ. 
Въ дослѣсловіи къ житію, написанномъ по предисловію Епифа- 
шгі і?ъ біографіи Сергія, читаемъ: « азъ окаянный написахъ о 
1 ■ д&тіи и чудесѣхъ его втайнѣ и предахъ сія Божіиыъ церквамъ, 
^ иное имѣхъ у себе и церковніи повѣстницы за много лѣтъ, 
свитцы писанные приготованы быша про такова свята мужа». 
Разсказъ объ огненной тучѣ въ житіи есть неловкая передѣлка 
повѣсти, отдѣльно встрѣчающейся въ сборникахъ XVI в. Раз- 
сказъ о страданіи Прокопія во время мороза, пословамъ біогра- 
фа, записанъ со словъ юродиваго отцемъ Стефана Пермскаго 
€имеономъ; но иаложеніе его въ житіи есть передѣлка эпизода 
изъ житія Андрея цареградскаго. Повидимому, преданія о Про- 
копіѣ и его чудеса начали записывать уже во второй половинѣ 
XV вѣка, когда въ Устюгѣ построили церковь во имя блажен- 
наго (1471 г.) и начали мѣстно праздновать его память: -въ 
одномъ изъ чудесъ, приложенныхъ къ житію, больному околь- 



біограФІи въ солов. сб. вазанск. дух. ак. начала XVIII в. Л 2 871, л. 
273; другая еще болѣе краткая ред. въ сб. Больш. XVII в. въ мосв. 
публ. муз. 3* 422. 

П Рум. XVI— ХПІ в. 361, л. 115, Унд ^ 362 и ^ 600, л.. 
247, оба XVII в. Нач. „Искони убо божественное пасаніе глаголетъ о 
блаженныхъ и юродивыхъ". За предисловіеиъ слѣдуютъ разсказы: о про- 
исхожденіп и поселеніи Прокопія въ монастырѣ у Варлаама Хутынскаго, 
объ избавленіи Устюга отъ огненной тучи, о страданіи Прокопія во вре- 
мя мороза, опророчествѣ Прокопіа, предсказавшего 3-лѣтней Маріи, что 
она будетъ матерью Стекана Пермскаго, и о кончинѣ юродиваго въ 1303 г. - 
По первому разсвазу Прокопій жилъ въ концѣ XII в., второй помѣченъ . 
1478 г. и оба несогласны съ послѣднимъ. 



278 . •, "., 

ничему великаго князя Ивана III послали изъ Устюга вмѣстѣ 
съ образомъ Прокопія стихиры и канонъ ему 1 ). Въ житіе 
внесена повѣсть о построены церкви Прокопія въ Борисоглѣб- 
ской сольвычегодской обители въ 1548 г. и о чудесахъ отъ его 
образа, тамъ находившагося. Упомянуяъ объ этихъ чудесахъ, 
авторъ житія друга го устюжскаго юродива гб Іоанна замѣчаетъ о 
Прокопіѣ: «его же чудеса и прогценіе въ писаніи его сказа, а о 
семъ же св. Иванѣ начнемъ паки писати». Повидимому, эта не* 
ясная замѣтка даетъ основаніе считать оба житія произведені- 
емъ одного автора: по крайней мѣрѣ оба отличаются одинаковы- 
ми пріемами и одинаковымъ неумѣньемъ писать. Житіе 'оанпа 
составлено по ^источникамъ болѣе надежнымъ. Біографъ гово- 
ритъ, что ішсалъ его, живя въ Борисоглѣбскомъ сольвычегод- 
скомъ монастырѣ у отца своего игумена Діонисія, по распоря- 
женію котораго построена была упомянутая церковь Прокопія 
и который -до вступленія въ иночество былъ евящепникомъ при 
устюжскомъ соборѣ, лично зналъ Іоанна и присуптьовялъ при 
его погребеніи. Этотъ Діонисій сообщилъ сыну свѣдѣиі/і о бла ' 
женномъ и благословилъ его написать его житіевъ 1554 году -). 

Личность упомянутаго выше біографа Іоасафа среди скудпыхъ 
извѣстій остается въ туманѣ. Житіе епископа Никиты онъ напи- 
салъ, повидимому, вскорѣ по обрѣтеніи мощей его въ 1558 г. 
Въ житіи Стефана Махрищскаго онъ замѣчаетъ, что уже пи- 
салъ о явленіи мощей и чудесахъ учеишшвъ этого святаго, 
Григорія и Кассіана Авнежскихъ, а сказаніе о иослѣднихъ мог- 
ло быть написано не раньше 1560 г. Житіе Никиты было пер- 
вымъ по времени изъ этихъ трехъ произведеній; но и житіе 



О Унд. № 362, л. 69. Этихъ чудѳсъ XV— XVI в. здѣсь 18; по хро- 
нологическвмъ увазаніяиъ въ нихъ видно, что послѣднія изъ нихъ совер- 
шились около половины Х\І в., когда, повидимому, составлено и житіе. 

2 ) Списки въ рукоп. Унд. XVII в. *# 320, Больш. въ моек. муз. 
^ 393, л. 62. Нач. „Жизнь богоугодну и житіе непорочно мужа сего". 



279 



Стефана по крайней мѣрѣ начато не позже 1563 г., ибо авторъ 
принялся за него по порученію митрополита Макарія. Утверж- 
дают^ что этотъ біографъ — тотъ Іоасафъ, который съ 1560 
г. сталъ пермскимъ епископомъ; но ни въ одномъ трудѣ онъ не 
дѣлаетъ намека на свой епископскій санъ; напротивъ, въ- ска- 
заніи объ Авнежскихъ чудотворцахъ, какъ и въ другихъ сочи- 
неніяхъ, называя себя смиреннымъ іеромонахомъ, игуменомъ 
Даніилова монастыря, онъ говоритъ о себѣ въ 1 мъ лицѣ, а о 
пермскомъ елископѣ Іоасафѣ,пріѣзжавшемъ въ 1560 г. въ Ав- 
нежскій монастырь, выражается въ 3-мъ и разсказываетъ, что 
два чуда въ сказаніи изложены наоснованііГдонесеііія этого епи- 
скопа. Наконецъ есть грамота 1566 г., подъ которой вмѣстѣсъ 
епископомъ Іоасафомъ подписался и «черпецъ Іасафъ, бывшій 
игуменъ Даниловскій» 1 ). Но трудно рѣшить, какимъ Даннло- 
вымъмонастыремъ правилъ авторъ, переяславсшшъили москов.- 
скимъ 2 ). Главнымъ источникомъ сказанія объ Авнежскихъ чу- 
дотворцахъ служили разсказы Махрищскаго игумена Варлаама, 
который по поручепію митрополита въ 1560 г. на мѣстѣ соби- 
ралъ свѣдѣнія о чудесахъ и по донесению котораго соборъ, уста- 
новивъ празднованіе Григорію и Еассіану, распорядился соста- 
вить сказаніе о нихъ. Авторъ замѣчаетъ въ предисловіи, что 
сказаніемъ своимъ хотѣлъ спмсти посмертныя чудеса Григорія и 
Еассіана отъ забвепія, постигшаго ихъ жизнь. Нѣкоторыя из- 
вѣстія о послѣдней онъ записалъ потомъ въ біографіи ихъ учи- 
теля Стефана. Но и въ повѣсти о чудесахъ, предшествовавшихъ 



*) Арх. Филар. Обзоръ I, стр. 211. Собр. гос. грам. и дог. I, стр. 556. 

2 ) Есть списокъ службы Іакову Желѣзноборскому съ замѣткой, въ ко- 
торой, можетъ быть, сохранилась біограФическая черта, относящаяся къ 
нашему ІоасаФу: „списано тОгожѳ монастыря смиреннымъ игуменомъ 
ІасаФОмъ". Сб. Тр. Серг. Л. Л 2 625, л. 90. Съ именемъ ІоасаФа встрѣ- 
чается и служба Авяежскимъ чудотворцамъ. Сб. той же лавры X 624, 
л. 483. 



280 



открытію мощей и возобновленію Авнежскаго монастыря, онъ 
сообщаетъ подробности, дѣлающія ее памятникомъ первосте- 
пенной важности для исторіи заселенія сѣверовосточной рус- 
ской окраины. Сообщаемыя Іоасафомъ извѣстія о происхожденіи 
біографіи Стефана не лишены интереса по отношенію къ ли- 
тературной исторіи житія. Спустя почти полтораста лѣтъ по 
смерти Стефана, сѣтуя о пренебреженіи, съ какимъ относились 
въ монастырѣ къ памяти основателя, игуменъ Варлаамъ оты- 
скалъ въ кладовой краткія записки прадѣда своего Серапіона, 
лично знавшаго Стефана, вспомнилъ разсказы, слышанные 
отъ него еіпе въ дѣтствѣ, и самъ задумалъ описать чудеса 
святаго, видѣнныя имъ или сообщенный другими. Съ писаніемъ 
своимъ онъ явился къ царю и митрополиту, которые и поручи- 
ли Іоасафу составить новую правильную біографію. Зная очень 
мало о жизни святаго, Іоасафъ поѣхалъ въ Махрищскій мона- 
стырь, чтобы разспросить тамъ игумена и братію. Тѣ показали 
ему Оерапіоновы свитки на хартіяхъ, которыя онъ и воспроиз- 
велъ въ своемъ обильномъ любопытными подробностями трудѣ. 
Легко замѣтить также, что Іоасафъ пользовался свѣдѣніями изъ 
житій Сергія радонежскаго и Кирилла бѣлозерскаго, современ- 
никовъ и друзей Стефана 

Въ описываемое время, по всей вѣроятпости, появились въ 
Ростовѣ позднѣйшія редакціи житій его первыхъ просвѣтителей 
Леонтія и Авраамія и новое житіе Исидора, ростовскаго юроди- 
ваго XV в. Церковь чтила его память уже въ началѣ XVI в. 
и житіе его занесено въ минеи Макарія. Не смотря однако на 

Списки сказанія въ чет. мин. Милют. іюнь, і. 678 и Тулупова въ 
Тр. Серг. л. № 677, л. 144. Нач. ,Доль благъ Богъ Израилевъ". Позднѣй- 
шій редакторъ вставилъ въ это сказаніе извѣстія о Григоріѣ и Кассіанѣ, 
дословно выписанный изъ ІоасаФОва житія СтвФана (сб. Тр. Сер л. XVII 
в. № 635, л. 39). Списки этого житія XVI в. въ сб. Тр. С. л. ДО 692, 
л. 707 и XVII в. въ линод. ДО 542, л. 428 съ собственноручными по- 
правками Симеона Полоцваго. Нач. „Понеже убо преблагій нашъ Владыка". 



281 



сравнительно-недалекое разстояніе біографа отъ времени жиз- 
ни блаженнаго, содержаніе этого житія очень смутно и почерп- 
нуто преимущественно изъ легендарныхъ источниковъ. Здѣсь 
повторилась связь ростовскихъ преданій съ новгородскими, уже 
замѣченная нами въ перенесены легенды о борьбѣ архіепископа 
Іоанна съ бѣсомъ на Авраамія ростовскаго. Чудо исчезновенія 
напитковъ на пиру у ростовскаго князя есть варіантъ легенды 
о болѣе раннемъ юродивомъ Николѣ Кочановѣ новгородскому 
а разсказъ о спасеніи ростовскаго купца Исидоромъ на морѣ ос- 
нованъ на легендарныхъ мотивахъ, плохо прикрытыхъ книжной 
редакціей и одинаковыхъ съ извѣстной новгородской, былиной, 
пріуроченной къ лицу новгородца XII в. Содка Сытинича 1 ). — 
Несравненно важнѣе иовѣсть о Борисоглѣбскомъ монастырѣ 
(въ 15 верстахъ отъ Ростова), съ избыткомъ восполняющая 
отсутствие жит | я основателей его Ѳеодора и Павла. Она написа- 
на въ самомъ монастырѣ въ началѣ второй половины XVI в., 
какъ видно по указаніямъ автора и по времени одного ея спи- 
ска. Разсказъ въ ней очень простъ и сухъ, безъ всякихъ ретѳ- 
рическихъ украшеній, но передаетъ событія съ такою полнотой 
и ясностью, какая рѣдко встрѣчается въ житіяхъ и которой не 
имѣетъ даже сказаніе Паисія Ярославова 2 ). 



2 ) Макар, ч. мйн. май, по синод, еп. л. 764. Унд. XVI в. Л' 2 574, л. 
648. О чудѣ на пиру у внязя авторъ житія замѣчаетъ: „еже едва от*ъ 
нѣкихъ увѣдѣвшу ми". Память Исидора отмѣчѳна въ мѣсяцесловѣ начала 
XVI в. Рум. ^ 446 (Опис. Рум. муз. Востокова стр. 713). 

2 ) Списокъ этой рѣдкой въ рукописяхъ повѣсти въ сб. Тр. Серг. лав- 
ры, пис. около половины XVI в., 782', л. 449 — 461. Источники ука- 
заны авторомъ въ первыхъ строкахъ: „Еже исперва отъ древнихъ старецъ 
слышахомъ и мало писанія обрѣтохъ: пріиде на сію пустыню преп. Ѳѳ- 
доръ и вселися въ ней изъ области В. Новаграда, рода же и отечества 
не обрѣтохъ, и коего монастыря постриженникъ; во многія лѣта бѳзъ пи- 
сала здѣ пребысть". Разсказавъ о 'построеніи иг. ѲеоФиломъ каменной 
церкви Благовѣщенія, освященной въ 1526 г., авторъ прибавляетъ: „О 



282 



Къ самымъ обширнымъ и дучшимъ біографіямъ Макарьев- 
скаго времени принадлежитъ житіе Даніила переяславскаго, 
преставившагося 7 апрѣля 1540 г. Оно написано 13 лѣтъ 
спустя по смерти Даніила неизвѣстнымъ по имени ученикомъ 
его, по двойному приказу царя и митрополита. Близость біогра- 
фа къ описываемому лицу отразилась на тонѣ и изложены жи- 
" тія: онъ разсказываетъ просто о старцѣ, котораго любилъ и 
уважалъ, не облекая дѣйствительныхъ явленій въ условныя 
формы жищй и не дѣлая обычнаго подбора біографическихъ 
чертъ ! ). Біографъ замѣчаетъ, что до него жизнь Даніила ни- 
кѣмь не была описана, хотя нѣкоторые и начинали; можетъ 
быть, онъ же сдѣлалъ и сокращеніе своего труда, помѣщенное 
въ Степенной 2 ). Въ житіи Даніила подробно разсказано и объ 
открытіи имъ въ 1539 г. мощей князя смоленскаго Андрея, 
погребеннаго при одной изъ приходскихъ церквей въ Переяслав- 
лѣ. Присланнымъ изъ Москвы слѣдователямъ о' мощахъ Даніилъ 
показывалъ въ «старыхъ книгахъ» службу Андрею, стихиры и 
ванонъ, по которымъ, говорилъ онъ, еще недавно праздновали 
ему въ церкви, при которой онъ покоился. Кто-то въ Перея- 
славлѣ выписалъ цѣликомъ этотъ разсказъ изъ житія Даніила 
и придѣлавъ къ нему небольшое вступленіе, пустилъ подъ име- 
немъ житія кн. Андрея 3 ). Немного позднѣе біографіи Даніила 

сеиъ же по преставленіи ѲеоФиловѣ ясно повѣда многимъ намъ ростѳ- 
ігецъ мастеръ церковный Григорей Борисовъ", который строилъ ту цер- 
ковь. Послѣ ѲеоФила повѣсть упоминаетъ еще о двухъ игуменахъ. 

1 ) Синод, рукоп. XVI в. ^ 926, Унд. XV II в. № 301. Нач. „Благословенъ 
Христосъ Богъ нашъ, всегда прославлнемый присными своими угодники". 
Далѣе: „умилихся, яко мнози требуютъ еже о св. старцѣ писанія видѣ- 
ти... недостойную руку прострохъ и во умѣ собрахъ, яже отъ устъ са- 
мого старца слышахъ, иная же отъ ученикъ его и отъ инѣхъ нѣкоихъ слы- 
ша хъ". 

2 ) Степ. .кн. ч. 2, стр. 218. Милют. ч. мин. апр. л. 299. 

3 ) Рук. Тр. Серг. л. № 696, л. 221, Рум. Л- 371, л. 228 съ служ- 
бой.. Догадки о кн. Аидреѣ у архіеп. Филарета въ Русск. Свят. окт. 27. 



283 



прибавленъ былъ къ житію другаго мѣстнаго святаго Никиты 
рядъ чудесъ XVI в. съ разсказомъ о преобразованіи и пере- 
стройкѣ монастыря Иваномъ Грознымъ. Эти чудеса описаны, 
кажется, игуменомъ Никитскаго монастыря Вассіаномъ и даютъ 
нѣсколько любопытныхъ чертъ для исторіи монастырской жизни 
въ ХУІ вѣкѣ *). 

Мѣстнымъ біографомъ суздальскихъ святыхъ, не уступав- 
шимъ въ усердіи псковскому Василію, но умѣвшимъ стать даже 
ниже его по достоинству своихъ произведеній, былъ инокъ 
Снасскаго Евѳиміева монастыря Григорій. Извѣстія о немъ еще 
темнѣе. Одни отпосятъ его литературную дѣятелыіость къ кон- 
цу XV или къ началу XVI в., другіе ко второй половинѣ XVI 
вѣка 2 ). Болѣе точное опредѣленіе можно извлечь только изъ 
мелкихъ и неясныхъ указаній, разсѣянныхъ Григоріемъ въ его 
твореніяхъ. Кажется, эти творенія еще не всѣ приведены въ извѣст- 
ность. Соборный ключарь Ананія Ѳедоровъ, собиравшій въ по- 



Вмрочемъ, уже въ XVI в. даже въ Переяславлѣ мало знали объ Андреѣ. 
Разсказ. вали, что онъ ;0 лѣтъ служил? понокаремъ при Никольской 
церкви и только по смерти его изъ найденнаго при немъ „писаньица" 
узнали, кто онъ Но Даніилъ уже не могъ найти этого писаньица и въ бе- 
сѣдѣ съ вел. князем* и митрополитомъ признавался: ,,глаголютъ же о 
семъ кн. Андреѣ въ повѣстехъ нѣціи сице, аще истинна суть, единъ Богъ 
вѣсть*. Синод. Л 5 926, л. 103. Въ сб. Тр. 0. л. .V 696 вслѣдъ за жи- 
тіемъ Андрея выписано нѣсколько чудесъ Даніила, въ которыхъ князь вы- 
ставл нъ уже перенславскимъ священникомъ, знаяомымъ Даніплу. 

1 ) См. выше стр. 49. По сп. въ Милют. ч. мин. май, л. 1325 раз- 
сказъ о чу*ѣ во время построенія соборнаго храма въ монастырѣ въ 
1561 — 1564 г. заканчивается анаграммой, накъ любили обозначать свои 
имена древнерусскіе писатели: ,.Аще хощеши увѣдати имя игумену тоя 
обители, втнроѳ первымъ начальствуй, двоесотное ертнымъ слагай (віс), 
л съ пятдесятныаъ, еромъ навершетася (Васьянъ)". 

2 ) Архіеп. Филаретъ въ Обзорѣ !, стр. 173, въ Р. Свят, іюнь, прим. 
54, сент. прия. 220. Строевъ въ Опис. рукоп. Царек, стр. 46. Митроп. 
Евгеній въ Словарѣ дух. пис. Г, 104 относилъ Григорія даже къ ХТІІ в., 
а ключарь А. Ь'едоровъ къ XIV — XV. 



ловинѣ XVIII жаі^ріалы для исторіи Суздаля, приписываетъ 
Григорію жгдтія Евшмія, Евфросиніи и суздальскаго епископа 
Іоанна съ "канонами этимъ святымъ, также канонъ епископу 
Ѳеодору, Но въ древне-русскихъ рукописяхъ встрѣчаемъ имя 
тотоже автор еще на похвальномъ словѣ новымъ русскимъ 
Чудотворцамъ со службой имъ и на житіи Козмы Яхромскаго; 
по многижъ признакамъ ему принадлежитъ и канонъ этому свя- 
тому г ), І|ь житію Евѳимія біографъ прибавилъ 14 посмерт- 
ныхъ чдесъ его, въ которыхъ описалъ и открытіе мощей свя- 
таго въ 1507 году; нѣкоторыя изъ этихъ чудесъ совершились 
послѣ игумена Кирилла, а онъ еще правилъ монастыремъ въ 
15 Щ году 2 ). Притомъ первыя чудеса Григорій описываетъ по 
разсказамъ другихъ, но въ описаніи дальнѣйшихъ, начиная съ 
10-го, выставляетъ себя «самовидцемъ»; отсюда можно заклю- 
чать, что онъ вступилъ въ монастырь Евѳимія послѣ освященіа 
каменной церкви въ 1511 г., описаннаго имъ въ первомъ от- 
дѣлѣ чудесъ. Наконецъ сокращеиіе этого житія встрѣчаемъ въ 
спискѣ 1543 года 3 ). Изложенныя указанія подтверждаются 

х ) Историч. собраніе о градѣ Суждалѣ въ 22 кн. Врем. Общ. Ист. и Др. 
росс. стр. 119 и 130. Въ сб. Тр. Сѳрг. .лавры нач. ХУІІ в. *Ѵ 337 по- 
мѣщены сочиненія, обоаначенныя именемъ „смирвннаго Григорія, чернца 
въ обители св. Евѳимія града Суждаля": л. 483 служба ЕзФросиніи, л. 
309 житіе Евѳимія (ср. ч. мин. Тулупова «ІЧ 2 695, л. 1), л. 538 служба 
Евѳииію, л. 557 служба новымъ русскимъ чудотворцамъ, л. 571 слово 
похвальное новымъ чудотворцамъ (ср. Больш. въ моек. нубл. муз. ЛМ 2 422, 
статья 46-я), л. 593 служба еп. Іоанну. Житіе ЕвФросиніи въ рукоп. 
Унд, нач. XVII в. Ч№ 308, Тр. Серг. л. № 664, л. 399, синод. Л 2 869. 
Ж. Іоанна въ рук. Унд. XVII в. ,№ 318, въ сб. Рум. і№ 164 съ пере- 
мѣнами. Ж. Козмы въ рукой. Иип. публ. библ. отд„ Погод. Л 2 729, л. 
54; служба въ сб. Рум. Л? 371, л. 464. 

2 ) См. грамоту этого года въ рукоп. Рум. Л 2 52, л. 38. 

3 ) Волокол. сб. въ моек. дух. акад. # 490, л. 249. Тоже въ рук. 
Унд. XVI в. № 310.. Архіеп. Филаретъ (Р. Свят. апр. прим. 1) ссы- 
лается на ключаря Федорова, говоря, что Григоріево житіе Евѳимія пе- 
редѣлано и дополнен© чудесами до волѣ митроп. Макарія Махрищскимъ 



285 



словомъ «на память всѣхъ святыхъ русскихъ новыхъ чудо- 
творцевъ». Самое заглавіе, доводимому, даетъ понять, что слово 
вызвано соборомъ 1547 года; но при отсутствіи ранняго списка 
его трудно извлечь подтвержденіе этой догадки изъ именъ упо- 
минаемыхъ въ немъ святыхъ: въ позднѣйшихъ спискахъ писцы 
по произволу дополняли перечень Грпгорія именами святыхъ, 
позднѣе признанныхъ церковію, или своихъ мѣстныхъ. Впро- 
чемъ и при этихъ прибавкахъ можно замѣтить въ словѣ черту, 
показывающую, что оно составлено вскорѣ послѣ собора 1547 
года: изъ святыхъ, прославленныхъ соборомъ 1549 года, въ 
перечнѣ Григорія встрѣчаемъ или только мѣстнаго чудотворца 
Евѳимія или вмѣстѣ съ нимъ иемногихъ другихъ, случайно за- 
несенныхъ писцомъ. Въ этомъ словѣ есть намекъ на то, что 
оно написано послѣ житія Евѳимія х ). Указанными соображени- 
ями нѣсколько уясняется исторія житія Евфросииіи. Оно со- 
провождается двумя отдѣльными статьями, чудомъ 1558 г. 
и повѣстью объ установлены мѣстнаго празднованія Евфроси- 
ніи съ нѣсколькими чудесами. Пзъ этой повѣсти, написанной 
суздальскимъ епископомъ Варлаамомъ, узнаемъ, что житіе дол- 
го оставалось неизвѣстнымъ въ Суздалѣ и въ 1577 — 1580 г. 
случайно найдено Варлаамомъ въ Махрищскомъ монастырѣ, куда 
унесъ его изъ Евѳиміева монастыря монахъ Савватій «для пре- 
писанія чудесъ». Варлаамъ замѣчаетъ при этомъ, что житіе на- 
писана «нѣкоимъ инокомъ Григоріемъ» 2 ). На основаніи толь- 

пгуменомъ Варлаамомъ, который дополнядъ и житіе ЕвФроспніи. Ни у 
Ѳедорова, ни въ житіи Евѳимія нѣтъ такого извѣстія, а житіе ЕвФроси- 
ніи дополнядъ суздальскій епископъ Варлаамъ. 

!) Въ предисловіи по сп. Тр. С. л. Л- 337, л. 573: „преже малыхъ 
дней вамъ бесѣдовахъ о св. ЕуФиміи, обѣщахомся и о сихъ побесѣдовати 11 . 
Буквальный смыслъ этихъ словъ указываетъ лишь на отношеніѳ праздник 
ва новыхъ чудотворцевъ (17 іюля) къ дню памяти Евѳимія (1 апрѣля); 
но такъ нельзя было выразиться, не написавъ прежде о Евѳиміѣ. 

2 ) Сб. Тр. Серг. л. Л- 664, л. 444. Варлаамъ называетъ Савватія 
бывшимъ игуменомъ, не указывая, въ вакомъ монасхырѣ.' По грамотамъ 



286 



ко этихъ словъ архіепископъ Филаретъ думаетъ, что оно напи- 
сано не позже 1510 года; но отсюда слѣдуетъ лишь то, что 
Варлаамъ, ставъ епископомъ въ 1571 г., уже не засталъ въ 
Суздалѣ Григорія. Изъ разсказа Варлаама видно, что авторомъ, 
который описалъ чудо 1558 г. какъ очевидецъ, былъ не онъ, 
а можетъ быть упоминаемый имъ игуменъ Савватій, если не 
самъ Григорій. Такимъ образомъ литературную дѣятельность 
послѣднято можно отнести ко второй четверти XVI вѣка. Гри- 
горій былъ запоздалымъ біографомъ: кромѣ Козмы Яхромскаго, 
жившаго въ концѣ XV в., остальные описанныя имъ ли- 
ца Отдалены отъ него на 100, на 200, даже на 300 лѣтъ. Это 
отразилось сильно на характерѣ его твореній. Изъ нихъ толь- 
ко житіе Евѳимія имѣетъ цѣну по своему содержанію; ос- 
тальныя болѣе похожи на витіеватыя похвальный слова, въ 
которыхъ сквозь реторику, занятую у Григорія Цамблака, Епи- 
фанія и другихъ образцовъ, проглядываетъ лишь скудное и 
смутное преданіе г ). Въ этомъ отношеніи особенно любопытно 
довольно объемистое житіе Козмы: здѣсь среди словообиль- 
ныхъ и напыщенныхъ назиданій и размышленій, путающихъ 
ходъ разсказа, съ трудомъ можно уловить двѣ-три ясныя біо- 
графическія черты. 

" Слѣдствія запоздалости еще сильнѣе обнаружились на му- 
ромской агіобіографіи. Въ рукописяхъ были распространены съ 
XVI в. двѣ службы муромскимъ святымъ: одна изъ нихъ на па- 
мять кн. Константина и дѣтей его Михаила и Ѳеодора приписы- 

извѣстенъ Савватій, игуненъ Евѳиміева монастыря около 1565. Сб. Рум. 
Л 15 58 и 59. 

л ) Предисловіе въ житію Евѳимія есть подражаніѳ предисловію Пахо- 
мія въ житію Сергія, а предисловие къ житію еп. Іоанна почти цѣликсмъ 
выписано изъ предисловія ЕлиФанія къ житію тогоже святаго; слово на 
память русскихъ чудотворцевъ есть близкое ^одражаніе написанному Три- 
горіеиъ Цамблакомъ похвальному слову св. отцамъ, въ постѣ просіяв - 
шииъ. 



287 



вается «господину Михаилу мпиху», въ другой на память Пет- 
ра и Февроніи первый канонъ написанъ «Дохоміемь мнихомъ», 
второй тѣмъ же Михаиломъ. Эти службы составлены были око- 
ло 1547 года, когда соборъ установить мѣстное праздяованіе 
муромекимъ чудотворцамъ; можетъ быть, авторамъ ихъ принад- 
лежишь и литературная обработка сказаній о тѣхъ же святыхъ, 
хотя въ рукописяхъ нѣтъ прямаго указанія на это г ). Легенда 
о Петрѣ, подъ которымъ повидимому разумѣется умершій въ 
1*228 г. въ иночествѣ муромскій князь Давидъ Юрьевичъ, не 
можетъ быть названа житіемъ ни по литературной формѣ, нн 
по источникамъ, изъ которыхъ почерпнуто ея содержаніе;%ь 
исторіи древне- русской агіобіографіи она имѣетъ значеніе толь- 
ко какъ паматникъ, ярко освѣщающій неразборчивость, съ ка- 
кою древне-русскіе книжники вводили въ кругъ церковно-исто- 
рическихъ преданій образы народнаго поэтическаго творчества. 
Повѣсть о кн. Константинѣ и его сыновьяхъ сохранилась въ 
нѣсколькихъ редакціяхъ. Въ полиомъ своемъ составѣ она содер- 
житъ сказанія о древнѣйшемъ состояніи города Мурома, о вод- 
вореніи въ нещъ христіанства Константиномъ, о возстановленіи 
города кн. Юріемъ, далѣе поэтическую легенду о епископѣ Ва- 
силіѣ и разсказъ о обрѣтеніи мощей муромскихъ просвѣтителей 
въ 1553 году 2 ). Эта повѣсть имѣетъ чисто-историческую ос- 



!) Сб. Тр. Серг. л. XVI в. № 619, л. 146 и 222, и синод. XVI в. 
,№ 630, л. 196 и 210. По разсказу житія кн. Константина, служба ему 
была написана за- много лѣтъ до обрѣтенія мощей въ 1553 г. Архіеп. 
Филаретъ говорить, что повѣсть о Петрѣ и Феврон : и написана монахомъ 
Еразмомъ- но ни въ спискахъ, указанныхъ имъ при этомъ, ни въ дру- 
гихъ нами видѣнныхъ мы не нашли такого извѣстія (Обзоръ 1, стр. 211). 

2 ) Таковъ составь ея по списку въ синод, не переплетенномъ сб. 
XVI — XVII в. І№ VI, л. 39 — 114. Нач. „Павелъ, св. апостолъ, 
церковный учитель, свѣтило всего міра". Съ пропусками и сокращеніями 
она въ спискѣ, изданномъ въ Паи. стар, русск. лит. I, 229. Таже ре- 
дакция безъ сказанія о Муром^ѣ и легенды о еп. Василіѣ облечена въ Фор- 



288 



нову; но едвали можно воспользоваться ея подробностями. Ре- 
дакціи ея песогласны въ показаніяхъ о времени событія, изъ 
которыхъ ни одно впрочемъ не заслуживаетъ вѣры: полная от- 
носитъ прибытіе Константина въ Муромъ къ 6731 (1223) го- 
ду, замѣчая однакожь, что это было не много нослѣ св. Влади- 
міра; краткая неопредѣленно обозначаете событіе цифрой 6700. 
Притомъ въ мѣстномъ преданіи, на которомъ основана повѣсть, 
авторъ не нашелъ уже живыхъ дѣйствительныхъ чертъ собы- 
тія и долженъ былъ замѣнять ихъ пріемами реторическаго изоб- 
рѣтенія и чертами, взятыми изъ разсказа лѣтописи о крещеніи 
ЕЖа. Наконецъ въ повѣсти есть эпизодъ, относящейся къ го- 
раздо позднѣйшему времени и позволяющей видѣть, какъ ав- 
торъ распоряжался фактами: разсказывая о возстановленіи го- 
рода Мурома кн. Юріемъ Ярославичемъ, онъ говорить, что и 
этотъ князь пришелъ изъ Шева и «устроилъ» въ Муромѣ епи- 
скопа Василія *). Поэтому было бы напрасно пытаться прими- 
рить всѣ черты повѣсти, не предполагая въ нихъ ошибокъ, съ 
сохранившимися извѣстіями лѣтописи о древнемъ Муромѣ 2 ). 
Помогая лишь установить въ самомъ общемъ видѣ основный 
фактъ, неизвѣстный изъ другихъ источниковъ, повѣсть сооб- 
щаетъ нѣсколько извѣстій объ остаткахъ языческихъ обрядовъ 
на Руси и намековъ на ея отношеніе къ восточнымъ инород- 
цамъ въ XVI в. 



му похвальнаго слова въ сб. Тр.-Серг. л. Х\ II в. ^Ч 2 800, л 70. Краткая 
редакція, въ которой опущены ретѳрическія отступленія, но распространѳнъ 
по лѣтописи разсказъ о св. кн. Глѣбѣ, въ Милют. ч. мин. май, л. 1169. 

По лѣтописи Муромъ обновленъ въ 1351; въ 1355 Юрій былъ низ- 
вержѳнъ, а еп. Василій поставленъ уже въ 1356. Ник. III, 193 и 205 

2 ) Такъ желая видѣть въ кн. Константинѣ дѣйствительное историче- 
ское лицо, предполагаютъ, что подъ этимъ христіанскимъ именемъ скры- 
вается Ярославъ Святославичъ • (I 1129); но изъ сказанія Даніила Па- 
ломника извѣстно, что христіанское имя эт,ого князя было ПанкратіЙ. 



289 

Къ описываемому времени относятся два одиночный житія, 
изъ которыхъ одно составлено въ Колязинскомъ монастырѣ, а 
о другомъ даже трудно сказать, гдѣ оно написано: это житіе 
новгородскаго архіепископа Серапіона. Авторъ житія Макарія 
Колязинскаго говоритъ, что оно составлено въ 64-й годъ по 
смерти преподобнаго-, слѣдовательно въ 1546 — 47 г. передъ 
самымъ соборомъ о новыхъ чудотворцахъ или тотчасъ послѣ 
него. Можно повѣрить его извѣстію, что разсказы о Макаріѣ, 
идущіе отъ его первыхъ сподвижниковъ, дошли до біографа 
отъ людей, изъ которыхъ « иніи и самого святаго своима очима 
видѣша». Изъ сказанія преп. Іосифа о русскихъ пустынникахъ 
выписано извѣстіе объ ученикахъ Макарія. Біографъ замѣча- 
етъ, что до него никто не писалъ житія Макарія; но вѣроятно 
онъ пользовался краткой запиской о немъ, составленной по 
разсказамъ монахини родственницы святаго и любопытной какъ 
по своему простому изложенію, такъ и по біографическимъ чер- 
тамъ, не воспроизведеннымъ въ пространномъ житіи х ). Точ- 
но также не вошло въ послѣднее много любопытныхъ чертъ, 
записанныхъ Досиѳеемъ Топорковымъ въ волоколамскомъ па- 
терикѣ. Этотъ третій очеркъ жизни Макарія составленъ по раз- 
сказамъ Іосифа Санина; Досиѳей писалъ свои воспоминанія, по- 
видимому не раньше 1547 года, ибо говоря о чудесахъ по обрѣ- 



Волокол. сб. въ моск. дух. ак. 515, л. 423 и слѣд. „Лѣта 7032, 
марта во 2 день, пыталъ кн. Юрьи Ивановичъ Стрѣтенскіе старицы Еф- 
росиніи Васильевской, жена Кожина, о житіи преп. Макаріа чудотворца, 
отъ каковыхъ родителей родися, и каково бысть житіе его. И старица 
ЕвФросиніа сказываеть: помнила маму его, которая его кормила, а звали 
ее Еуѳимьею, а жила 106 лѣтъ. Начало житія Макарьева сице бысть" 
и т. д. Житіе Макарія въ Макар, ч. мин. март. стр. 789, синод, сб. 
Х- 555, л. 608, воЛокол. сб. моск. д. ак. Л 2 632, л. 136, сб. Тр. Серг. 
л. № 692, л. 463. Первый изъ этихъ списковъ отличается ( отъ другихъ 
нѣкоторыми варіантами и пропусками: нѣтъ статьи о первыхъ ученикахъ 
Макарія Маркеллѣ и Сергіѣ; чудесъ по обрѣтеніи 16, въ другихъ 90. 

19 



290 



теніи мощей Макарія, онъ замѣчаетъ: «якоже о нихъ въ писа- 
ніи свидѣтельствуетъ» ). Это писаніе есть сухой и длинный 
перечень чунееъ приложенный авторомъ житія къ разсказу объ 
открытіи мощей въ 1521 году. Краткость этого разсказа, кото- 
рая, какъ и неполнота^ самого жизнеописанія, объясняется, мо- 
жетъ быть, спѣшностью работы, вызванной соборомъ, заста- 
вила повидимому вновь и подробнѣе описать обрѣтеніе мощей 
вскорѣ послѣ соборной канонизаціи Макарія 2 ). Наконецъ и 
перечень чудесъ подвергся передѣлкѣ: новый редакторъ распро- 
странилъ ихъ прежнее сухое изложеніе, придѣлалъ къ нимъ 
витіеватое предисловіе, и въ такомъ видѣ они встрѣчаются въ 
нѣкоторыхъ спискахъ житія. Но напрасно считаютъ этого позд- 
нѣйшаго редактора чудесъ какого-то Макарія, какъ видно изъ 
приложенной къ статьѣ анаграммы, авторомъ разсмотрѣннаго 
житія: прибавлешюе имъ къ прежнимъ одно новое чудо отно- 
сится уже къ 1584 году и въ послѣсловіи ясно указано, что 
онъ описалъ только чудеса по «прежнимъ тетрадямъ» 3 ). — Въ 
житіи Серапіона легко замѣтить цѣль біографа оправдать архи- 
епископа отъ обвиненій, взводимыхъ на него сторонниками Іо- 
сифа. Эта тенденція только усиливаетъ интересъ біографіи. 



Синод, сб. XVI в. ;№ 927, д. 25—27: о неиъ ниже. 

2 ) Изъ повторенная въ этомъ описаніи перечня чудесъ видно, что оно 
составлено между 1539 Лдомъ, которымъ помечено одно изъ послѣдних* 
чудесъ, и 1548, къ которому относится списокъ его въ волокол. сб. моек, 
епарх. библ. і№ 618, л. 118. Нач. „Присно убо чедовѣколюбіе Божіе про- 
повѣдати должни есмы". Этотъ сборникъ пнеанъ въ 1548 г. „замышлені- 
емъ" Е. И. Воронцовой, какъ сказано въ припискѣ. 

3) Сб. Тр. Серг. л. ЗѴР 692, д. 488, ,№ 802, д. 17. Нач. „Се ны- 
нѣ время благопріятно". Въ заключительной статьь „о списателѣ 
чудесемъ по преставленіи пр. Макарія", сказавъ, что онъ описалъ чудеса 
по просьбѣ колязинскихъ иноковъ Серапіона и Филарета, авторъ продол- 
жаетъ: „и вгшихъ прежнихъ тетратей никакоже не повредихъ, не почер- 
нилъ нигдѣже, ни имени не прѳмѣнилъ въ чудесѣхъ, но паче распростра- 
нилъ и рѣчи премѣнилъ удобь пріятенъ видь". 



291 



Іосифъ и его приверженцы много* писали въ свою защиту; го- 
раздо менѣе извѣстно, какъ представляла дѣло и оправдыва- 
лась противная сторона. Можно поэтому пожалѣть, что біографъ 
Серапіона самъ ослабилъ интересъ своего труда излишней по- 
дражательностію. Все предисловіе и начало житія онъ дословно 
выписалъ изъ слова Льва Ф порога на память Зосимы соловец- 
каго; еще неожидапнѣе, что участіе Серапіона въ спорѣ о мона- 
стырскихъ селахъ изложено словами анонимнаго житія Іосифа 
и подражаніе этому сочиненно замѣтно даже въ разсказѣ о рас- 
прѣ Серапіона съ Іосифомъ. На время составленія житія указы- 
ваетъ прибавочная статья въ одномъ епискѣ о переложеніи мо- 
щей Серапіона- здѣсь разсказано, что вслѣдствіе провала въ мо- 
ги лѣ и двухъ чудесныхъ явленій святаго мощи его въ 1559 г. 
были вынуты изъ земли и положены въ новомъ гробѣ 

Іосифовъ волоколамскій монастырь оставилъ много извѣстій 
о себѣ за XVI в. въ припискахъ, разсѣянныхъ по много- 
числеинымъ рукописямъ его библіотеки. На сильное участіе 
монастыря въ умственномъ и литературномъ движеніи на Ру- 
си XVI в. еще яснѣе чѣмъ эта библіотека указываетъ длин- 
ный рядъ литературныхъ произведеній, написанныхъ въ стѣ- 



>} Сп. XVI в. Унд. 367. Нач. „Лѣпо же ми въ настоящемъ пле- 
теніи глаголъ". Ср. Прав. Собес. 1859, ч. II, 353 и 510, также ж. Іосиоа, 
соч. неизвѣстнымъ и изд. г. Невоструевымъ, стр. 39. Догадка арх. Фи- 
ларета, что житіе Серапіона написано ученикомъ его Іаковомъ, не 
поддерживается ни выраженіями житія объ Іаковѣ ни временемъ со- 
чинены, которыми пользовался біогракъ (Р. Свят. март. стр. 94). 
Открытіе и переложеніе мощей въ указанномъ сп. по ошибкѣ обозна- 
чено 7007 годомъ: по указанію на игумена ІоасаФа и келаря Адріана, при 
которыхъ это совершилось, видно, что слѣдуетъ читать 7067. Оп. Тр. 
Сёрг. Лазры, изд 1865 г. стр. 85. Лѣтоп. намѣстниковъ, келарей и проч. 
въ Лѣт. зан. Археогр. Ком. IV, 79. Святцы относятъ кончину Серапіона 
къ 7067 г., смѣшивая его, очевидно, съ годомъ переложенія-, въ службѣ 
читаемъ: „многими лѣты покровенны быша честный мощи твоя". Милнт 
ч. мин. март. л. 420. 

49* 



292 



нахъ этого монастыря или людьми, изъ него вышедшими. 
Судя по количеству и качеству этихъ произведеній, можно ска- 
зать, что ни одинъ русскій монастырь не обнаружилъ литера- 
турная возбужденія, равнаго тому, какое находимъ въ обите- 
ли Іосифа. Послѣ трудовъ самого Іосифа большую часть этихъ 
произведеній составляютъ житі^ Выше мы видѣли, что братъ 
Іосифа и инокъ его монастыря въ самомъ началѣ XVI в. опи- 
салъ жизнь Пафнутія, дѣда той партіи въ русскомъ монашествѣ 
XVI в., которую звали «осифлянами» и которая, какъ бы ни 
судилъ о ней историкъ, была крупной общественной силой, сто- 
ящей его вниманія. Прочія житія посвящены жизнеописание по- 
движниковъ, жившихъ въ волоколамской колоніи Пафнутьева 
монастыря, и главнымъ образомъ основателя ея, отца «осиф- 
лянъ». Жизнь его описана въ трехъ біографіяхъ, составлен- 
ныхъ совершенно независимо одна отъ другой. Одинъ изъ біо- 
.графовъ, Савва Черный, епископъ крутицкій, писавшій въ 1546 
году по благословенію митрополита Макарія, говоритъ прямо, 
что въ теченіе 30 лѣтъ по смерти Іосифа никто ни изъ род- 
ственниковъ, ни изъучениковъ ненаписалъ о немъ. Отсюда вид- 
но, что очеркъ жизни Іосифа, составленный племянникомъ его 
Досиѳеемъ въ видѣ надгробнаго слова, написанъ въ одно время 
съ сочиненіемъ Саввы или позднѣе. Третье житіе, принадлежа- 
щее неизвѣстному автору, сохранилось въ рукописи, писанной 
повидимому задолго до 1566 года, но составлено не раньше 
1540-хъ годовъ ;), Сочиненія Саввы и этого неизвѣстнаго 
біографа принадлежатъ по содержанію своему къ числу луч- 



1 ) Всѣ три житія изданы г. Невоструевымъ. Указываемое имъ сходство 
Саввы съ Доеиѳѳемъ въ одномъ мѣстѣ такъ далеко, что едвали можно ви- 
дѣть въ немъ заимствованіе (Саввино ж. стр. 9, прим. 31). Неизвѣстный 
біограФъ выражается объ инокѣ Діонисіѣ Звенигородскомъ какъ объ- умер- 
шемъ; въ одномъ сб. сохранилась приписка съ извѣстіемъ, что этотъ инокъ 
умеръ въ 1539 г. (волокол. сб. моек. д. ак. ^ 577, л. 298). 



293 

шихъ житій въ древнерусской литературѣ и притомъ хорошо 
дополняютъ, даже иногда поправляютъ одно другое. Оба біо- 
графа хорошо знали жизнь Іосифа: первый былъ его пострижен- 
никомъ и ученикомъ; второй сообщаетъ такія подробности, ко- 
торыя могли быть почерпнуты только изъ очень близкаго къ 
Іосифу источника. Но при этояъ одинъ большею частью распро- 
страняется именно о томъ, о чемъ умалчиваетъ или говоритъ 
кратко другой; иногда даже въ разсказъ* объ одномъ и томъ же 
событіи одинъ выставляетъ на первый планъ черты, опущенныя 
или мимоходомъ замѣченныя другимъ. Очень трудно разъяснить 
личность любопытнаго неизвѣстнаго біографа. Единственный 
списокъ его труда, отысканный въ библіотекѣ Іосифова мона- 
стыря, попалъ въ нее (въ 1566 г.) со стороны, вмѣстѣ съ дру- 
гими рукописями изъ библіотеки кн. Д. И. Оболенскаго-Нѣ- 
маго; на этомъ спискѣ есть замѣтки, сдѣланныя рукою против- 
ника Іосифовскихъ мнѣній, иногда довольно рѣзкаго; авторъ 
нигдѣ не дѣлаетъ и намека, что онъ былъ ученикомъ Іосифа, 
даже зналъ его лично, называетъ его просто черноризцемъ и 
даетъ понять, что писалъ не въ его монастырѣ А ). Останавли- 
ваем на себѣ также мягкость автора въ отношеніи къ против- 
никамъ Іосифа, отсутствіе рѣзкихъ выраженій онихъ, которыхъ 
не чуждъ Савва. Наконецъ чтеніе этого житія затрудняется изыс- 
канной вычурностію изложенія, которою оно замѣтно отличает- 
ся отъ другихъ житій ХУІ в. и какую находимъ только у одно- 
го писателя того времени, у Зиновія Отенскаго. Не этотъ ли 
ученикъ Максима Грека, въ вопросѣ ѳ монастырскихъ селахъ 
разошедшійся съ учителемъ и приставшій къ осифлянамъ, на- 
писалъ и разсматриваемое житіе? — Разсказъ Досиѳея, вообще 
краткій и не вездѣ точный, любопытенъ нѣкоторыми чертами, 
наприм. о дѣтствѣ и родителяхъ Іосифа, объясняющимися род- 



) Житіе іосифэ, сост. нѳнзвѣстнымъ, стр. 4 и 56. 



294 



ственной близостью автора къ послѣднему. Указанная замѣтка 
Саввы, что до него- никто не писалъ объ Іосифѣ, поддерживает- 
ся намекомъ Досиѳея, что онъ писалъ свое слово «по мнозѣ 
времени» послѣ смерти Іосифа х ). Уцѣлѣлъ другой еще болѣе 
любопытный трудъ Досиѳея. Въ сѣверной агіобшграфіи не за- 
мѣтно наклонности составлять пятерики, подобные кіевопечер-