(navigation image)
Home American Libraries | Canadian Libraries | Universal Library | Community Texts | Project Gutenberg | Children's Library | Biodiversity Heritage Library | Additional Collections
Search: Advanced Search
Anonymous User (login or join us)
Upload
See other formats

Full text of "Rodimyi krai [serial]"


итшй 




Я,(ь 



и) 



ОГЛАВЛЕНИЕ 

М. Н. Залесский — « Казачество в борьбе с большевизмом ». 

Б. Богаевский — « Первые георгиевские кавалеры 1-ой Мировой вой- 
ны ». 

М. Бугураев — « Американцы — первыми на луне ». 

А. Н. Кружин — «К оценке группового полета советских космичес- 
ких кораблей ». 

Б. Богаевский — «Степан Разин». 

Н. Н. Воробьев — « Скрижали славы казачьей » (окончание). 

П. А. Фадеев — « Гражданская война на Уральском отдельном фрон- 
те » (продолжение). 

Доброволец Иванов — «С русской песней по белу свету».... (продол- 
жение). 

С. Грозданов — «Репинские запорожцы». 

С. И. Донское — «К сведению донских казаков ». 

Из казачьей жизни за рубежом. 

А. Гайвота — « Общественному деятелю ». 

Обращение к донским казакам. 

И. Сагацкий — « Столетие Новочеркасского-Атаманского Училища ». 

Юшкин Котлубанский — « Пред порогом ». 

Полк. Елисеев — « Памяти шефа джигитов ее. С. В. Панасенко ». 

Ф. Быков — «Памяти подес. Н. Н. Каледина». 

Ушедшие. 

От редакционной коллегии « Род. Края ». 



РОДИМЫЙ КРАЙ 



Орган общеказачьей мысли. 
Издатель: Донское Войсковое Объединение. 

А8йос1а11оп (1е8 Со?а(|ие(^ ви Поп 
Агг Лп М1п!яге <1е Г1п(. ^.(). 70 1955 



РАУ5 МАТА1 ^АNVIЕК - ГЕУКХЕК 1970 

№86 Январь - Февраль 1970 г. 5.00 фр. 

Рага11: 1;ои8 1ез 2 то13. В1гес1;еиг: Водаеьвку. 



Редакционная Коллегия : С. Ш. Балданов, Б. 
А. Богаевский, В. М. Кузнецов, К. С. Мащен- 
ко, А. П. Падалкин, Н. Н. Туроверов, П. А. 
Фадеев. 

Адрес редакции: 

В. ВОСАЕУЗКУ 

230, Ау. йе 1а В1у1з1оп-Ьес1егс 

95 — Моп1тогепсу 
Ггапсе 



КАЗАЧЕСТВО В БОРЬБЕ С БОЛЬШЕВИЗМОМ 



За все годы своего существования, совет- 
ская власть неустанно стремилась вытравить 
из души русских людей веру в Бога и прев- 
ратить их в бездушных винтиков чудовищ- 
ного государственного аппарата. Эта постоян- 
ная тенденция власти встречала такой же 
постоянный отпор населения, сумевшего выр- 
вать у нее значительные уступки. Пятидеся- 
тилетие советской власти — пятидесятилетие 
борьбы народа с нею — борьбы, зачастую вы- 
ливавшейся в вооруженное сопротивление. И 
следует отметить, что ЗАСТРЕЛЬЩИКОВ 
такого сопротивления и его наиболее стойких 
БОЙЦОВ ВЫДЕЛЯЛО КАЗАЧЕСТВО. 

Изложить в кратком докладе все много- 
образие борьбы казаков за пол века — невоз- 
можно. Поэтому я ограничу свое сообщение 
тремя, общими для всего Казачества, разде- 
лами: ]. — Причины казачьей непримири- 
мости, 2. — цели казачьей борьбы и 3. — осно- 
вы казачьей тактики. 

1. ПРИЧИНЫ КАЗАЧЬЕЙ НЕПРИМИРИ- 
МОСТИ. 

Несмотря на все различия местных усло- 
вий жизни и разделенность большими 
пространствами, все 12 Казачьих Войск были 
духовно едины. Для предреволюционного ка- 
зачества были характерны: единство миро- 
воззрения, сло?кившегося на основе правос- 
лавия; общность вековых традиций Казачье- 
го уклада и быта; тож:дество славного боевого 
прошлого и надежд на будущее и, наконец, 
общий для всего Казачества целостный ком- 
плекс пст1хологических особенностей, обычно 
именуемый КАЗАЧЬИМ ДУХОМ. Укажем 
на наиболее вагкные черты: 

а). СВОБОДОЛЮБИЕ И ГОТОВНОСТЬ К 
ЗАЩИТЕ СВОЕЙ СВОБОДЫ. 

Никогда не бывшее ничьим рабом, КАЗА- 



ЧЕСТВО на рубежах, а часто и за рубежами 
России, веками отстаивало против многочис- 
сленных врагов свое право на свободное су- 
ществование. 

б). ПРИРОДНЫЙ ДЕМОКРАТИЗМ. 

В равной мере подвергавшиеся опасности 
непрекращающихся войн, казаки переноси- 
ли, рожденную в боях, спайку в мирную 
жизнь, признавая за каждым казаком, вне 
зависимости от его социального положеия, 
равное право на решение общих дел, т. к. 
казачество решало все свои дела на Кругах 
или Радах. 

в). ТЯГА К ЗАКОННОСТИ И САМОДИС- 
ЦИПЛИНЕ. 

Без наличия дисциплины воевать успешно 
нельзя. Привычка к ограничению своей сво- 
боды, во имя успеха общего дела, переноси- 
лась казаками в общественный уклад, огра- 
ничивающий границы свободы каждого из 
казаков нормами законности. 

СВОБОДА КАЗАЧЕСТВА НЕ БЫЛА 
СВОЕВОЛИЕМ. 

г). КАЗАЧЬЯ СМЕТКА. 

И на войне и в станичном быту. Казачеству 
не раз приходилось встречаться со слож- 
ными задачами, от быстрого и правильного 
решения которых зависело само его сущес- 
твование Способность трезво оценить сло- 
жившееся положение и принять верное ре- 
шение — казачья сметка — была развита 
десятками поколений казаков-воинов. 

д). ВЫСЩИЕ ЦЕННОСТИ КАЗАЧЕСТВА. 

Современная философия утверждает, что 
полная свобода личности, или содружества 
личностей — общества, возможна только при 
условии ее служения высшим — надличным 
— ценностям. Для коллективной личности — 
Казачества такими ВЫСШИМИ ЦЕННОС- 



— 1 — 



ТЯМИ были: отстаивание веры Православ- 
ной и защита ДОМА ПРЕСВЯТЫЯ БОГОРО- 
ДИЦЫ — Земли Святорусской. 

Итак, Казачество к началу революции бы- 
ло свободолюбиво и обладало навыками к 
защите своей свободы; строило свой уклад на 
самоуправлении, при соблюдении норм закон- 
ности; считало себя защитником Веры Хрис- 
товой, равно как и государственной целос- 
тности, и сочетало личную доблесть со стро- 
гой продуманностью своих действий. 

Все эти особенности казачьей психологии 
были резкой противоположностью с целями 
богоборческой интернациональной диктату- 
ры, принять которую, или примириться с ней, 
казаки по всему своему душевному складу 
не могли. 

Наличие в казачестве, многочисленной к 
1917 году, интеллигенции, неразрывно свя- 
занной с Казачеством и обладавшей, наряду 
со всеми чертами Казачьего духа, широтой и 
государственным складом мышления, позво- 
лило, уже в самом начале казачьей борьбы, 
четко наметить ее конечные цели. 

2. ЦЕЛИ КАЗАЧЬЕЙ БОРЬБЫ 

В наши дни некоторые, не по разуму чес- 
толюбивые, политические дельцы стараются 
доказать, что целью борьбы Казачества с бо- 
льшевиками было стремление к созданию 
независимого, никогда не существовавшего, 
государства — КАЗАКИИ. 

Ложность подобного утверждения лучше 
всего доказывает исторический документ — 
КАЗАЧЬЯ ДЕКЛАРАЦИЯ, составленная 
представителями всех 12 Казачьих Войск 
и прочитанная Атаманом А. М. Калединым 
на Государственном Совещании в г. Москве 
25 августа 1917 года. 

§ 10 Декларации гласит: « Россия должна 
быть единой. Всяким сепаратным стремле- 
ниям должен быть поставлен предел в самом 
зародыше ». 

С общим направлением Декларации перек- 
ликается, данное спустя два года, одним из 
величайших вождей Казачества — Войско- 
вым Атаманом Оренбургского Каз. Войска — 
ген. А. И. Дутовым, определение целей каза- 
чьей борьбы, в поэтической форме: « ...Сбрось 
великий народ, ярмо чужеземное — и солью- 
тся звуки казачьих вечевых колоколов с 
твоим перезвоном кремлевским, и Русь Ве- 
ликая. Русь Православная будет цельной и 
нераздельной... » (Статья « Набат » — 1919 г.). 

Показателен и факт возникновения на ка- 
зачьих территориях общероссийских анти- 



коммунистических формований, а также тес- 
ное сотрудничество Казачества с Белыми 
Армиями, чьим лозунгом было: « Единая и 
неделимая Россия ». 

Приведенные факты определяют цель ка- 
зачьей борьбы — ЕЕ СТРАТЕГИЮ — как 
стремление сохранить государственное един- 
ство России и установить в ней свободно выб- 
ранный правопорядок. 

3. ТАКТИКА КАЗАЧЕСТВА 

Если цель казачьей борьбы — ее стратегия 
— оставалась неизменной, то ее тактика — 
методы и действия для достижения конечной 
це.ли — менялась, в зависимости от соотно- 
шения сил, с которыми казаки боролись, а 
такясе от требований существовавшего в то 
или иное время положения. 

Все многообразие казачьей тактики в его 
борьбе с большевизмом можно свести к че- 
тырем основным этапам: А), организационно- 
подготовительному; Б), пассивно-обороните- 
льному; В), боевым действиям большого сти- 
ля и Г), партизанским действиям. Напомню 
характерные особенности каждого из этих 
этапов. 

А). ОРГАНИЗАЦИОННО-ПОДГОТОВИТЕ- 
ЛЬНЫЙ ПЕРИОД. 

Во время этого периода было проведено 
внутреннее переустройство Казачьих Войск; 
установлено организационное единство Ка- 
зачества; предприняты меры по моральному 
укреплению казаков-фронтовиков, а также 
по организации здоровых сил России. 

Казачьи Края были в меньшей мере, чем 
другие области России, захлестнуты револю- 
ционным хаосом. В них, привычное для ка- 
заков, выборное начало было расширено на 
управление всем Краем и выбранные Вой- 
сковые Атаманы, используя свойственное 
казакам стремление к твердому правопоряд- 
ку, быстро восстановили нормальную жизнь. 

Не замедлила сказаться и казачья тяга к 
организованности: 4 апреля 1917 г., в Петро- 
граде, с разрешения Временного Правительс- 
тва, состоялся Съезд делегатов всех Каза- 
чьих Войск, создавший Союз Казачьих 
Войск, с постоянным управительным орга- 
ном — СОВЕТОМ С. К. В., председателем ко- 
торого был избран полковник А. И. Дутов 
(Оренбуржец). Духовное единство Казачес- 
тва получило свое организованное оформле- 
ние, позволившее Казачеству выступать, по 
всем наиболее важным вопросам, единым 
фронтом. 

Одной из первых мер Совета С. К. В. была 



рассылка казакам-фронтовикам разъясне- 
ния существующего положения и предписа- 
ние : всеми мерами предоваращать развал 
армии. 

Следует отметить, что Совет С. К. В. не 
ограничивал свою деятельность исключи- 
тельно казачьими проблемами, а стремился к 
обузданию революционной разрухи в обще- 
государственных масштабах. 

Так, когда 16 июля 1917 г. в Петрограде на- 
чалось вооруженное восстание большевиков 
и войска петроградского гарнизона объявили 
себя « нейтральными », Совет С. К. В. дал 
предписание казачьим частям в Петрограде 

— подавить восстание. 

Приказ Совета С. К. В. казаки выполнили. 
Захват власти большевиками был отсрочен. 

Хорошо понимая нависшую над Россией 
угрозу анархии, съехавшиеся в Москве пред- 
ставители всех 12 Казачьих Войск предпри- 
неяли на Московском Государственном Сове- 
щании попытку сплотить здоровые силы на- 
ции для установления в армии твердой дис- 
циплины и законности в тылу. 

Выступавшего с этими требованиями Вер- 
ховного Главнокомандующего — ген. Л. Г. 
Корнилова (Казака Сибирского Каз. Войска) 

— поддержали Атаман Всевеликого Войска 
Донского ген. А М Каледин, огласивший 
« Казачью Декларапию », и Председатель 
Совета Ч К. В. полк. А. И. Дутов. 

Не вина Казачества, чго правительство А. 
«!•. Керенского .-ге смогло, ил1'. не пожелало, 
отказаться от « завоеваний революции » и ее 
« уг.яубления >^ и, вместо оздоровительных 
мер, на которых насгаивали казаки, все пош- 
ло другим путем. 

После неудачной попытки ген. Корнилова 
устранить от власти ведущих страну к гибе- 
ли людей, правительство А. Ф. Керенского 
объявило ген. Корнилова « изменником рево- 
люции », подлежащим военно-революцион- 
ному суду. Подобное же обвинение было 
предъявлено и ген. Каледину. А когда Дон 
отказался выдать своего Атамана, то Дон- 
ское Казачество было объявлено мятежным 
и был отдан приказ о мобилизации двух 
военных округов для борьбы с « мятежника- 
ми » (сентябрь 1917 г.). Через месяц после 
приказа о мобилизации правительство А. Ф. 
Керенского было свергнуто большевиками. 

Казачьи Края новой — советской — власти 
не признали: Дон, Кубань и Оренбург уже 
в ноябре 1917 г. объявили свои Края « впредь 
до установления законной власти в России, 
независимыми». Было ли это проявлением 
сепаратизма? 



Конечно, нет. Объявление « независимос- 
ти » было тактическим маневром, позволяю- 
щим, на законном основании, не допускать 
деятельности большевиков на казачьих тер- 
риториях и делающих казачью борьбу с ни- 
ми не «мятежом», а сопротивлением кучке 
захватчиков власти. Справедливость подоб- 
ного объяснения « независимости » — ее вре- 
менный характер — доказывает факт пре- 
доставления убежища в Казачьих Краях 
всем непризнавшим советскую власть, а 
также формирование неказачих военных 
частей для борьбы с коммунизмом. Так, на 
Дону, при негласной поддержке Донского 
Правительства, генералы Алексеев и Корни- 
лов начали формирование Добровольческой 
Армии, получавшей вооруж;ение и боеприпа- 
сы от Дона. 

8 силу того, что казачьи полки (общим 
числом до 310 тыс. шашек) продолжали оста- 
ваться на фронте, вплоть до его окончатель- 
ного развала, для поддержания порядка и 
защиты казачьих территорий, было предпри- 
нято формирование отрядов добровольцев — 
партизан. На Дону — ее. Чернецова, Семиле- 
това, Лазарева, на Кубани — в ст. Галаева, 
полк. Улагая, есаула Шкуро; на Дальнем 
Востоке — ее. Семенова и др. 

Советская власть « на борьбу с Донской 
контр-революцией » направила большие (до 
40 тыс. штыков) соединения Красной Гвар- 
дии. 

9 февраля ген. Корнилов, в силу тяжелых 
потерь, понесенных Добровольческой Арми- 
ей в боях на подступах к Ростову на Дону, 
известил Атамана Каледина о своем реше- 
нии идти на соединение с Кубанцами. 

Возращавшиеся с фронта казачьи полки 
сохраняли свой командный состав и оружие, 
но, прибыв на казачьи территории, расходи- 
лись по своим станицам, отказываясь от про- 
долгкения затянувшейся войны. Вооружен- 
ных сил для защиты Дона не было. Пример- 
но та же картина наблюдалась и в других 
Казачьих Войсках. 

Атаман Каледин, до конца верный долгу 
Войскового Атамана, И февраля 1918 года 
застрелился. Его трагическая кончина закон- 
чила первый этап. 

Б). ПАССИВНО-ОБОРОНИТЕЛЬНЫЙ этап 
был краток. Для него характерны: установ- 
ление советской власти в Казачьих Краях 
при « нейтралитете » казаков-фронтовиков; 
уход из войсковых территорий наиболее 
активной части Казачества и установление 
живой связи ушеди1их с основной массой ка- 
зачьего населения. 



— 3 — 



13 февраля 1918 г. Атаман А. И. Дутов с 
небольшим отрядом оставил Оренбург; на 
Дону 25 февраля Походный Атаман — П. X. 
Попов начал Степной Поход; 27 февраля Ку- 
банский Каз. отряд покинул Екатеринодар. 
Этими уходами сберегалось боевое ядро Ка- 
зачества, вокруг которого смогли бы спло- 
титься в будущем казачьи силы. 

Подобное объединение и призошло. 

В). ПЕРИОД ДЕЙСТВИЙ БОЛЬШОГО 
СТИЛЯ. Он начался во всех Казачьих Краях 
с поголовных восстаний, испытавших на себе 
все тяготы советской власти, казаков. В ря- 
ды восставших включались кадры уходив- 
ших в отступление, благодаря чему восста- 
нию была оказана моральная поддержка, а 
кроме того, отрядам восставших был придан 
характер военных частей и соединений. 

В освобогкденных от красного гнета Каза- 
чьих Краях немедленно проводилась всеоб- 
ш;ая мобилизация и вновь созданные казачьи 
полки и дивизии переносили военные дей- 
ствия за рубежи своих Краев. Молодая Дон- 
ская Армия, созданная ген. Красновым, 
избранным Кругом Спасения Дона Войско- 
вым Атаманом; кубанские дивизии генера- 
лов Бабиева, Улагая, Шкуро; Терские Каз. 
полки Кавказской Армии; Южная Армия 
Атамана Дутова; Уральцы и Сибиряки, зани- 
мавшие ответственные участки фронта 
Армий адмирала Колчака — создавали 
иск.лючительно высокий процент казаков в 
рядах Белого Движ;ения. Соответственно 
очень высоким был и процент казачьих кро- 
вавых потерь. 

Вооруженная борьба крупными военными 
соединениями потерпела неудачу. Казаки 
были вынуждены к уходу за рубежи России. 

Обескровленное потерями гражданской 
войны и уходом в эмиграцию своей наиболее 
боеспособной части. Казачество не примири- 
лось с большевизмом и перешло к 

Г). ПАРТИЗАНСКИМ ДЕЙСТВИЯМ, при- 
обретавшим в разное время и в разных мес- 
тах разичные формы, но одинаково поддер- 
живаемым оставшимся населением Казачьих 
Краев. Оставшиеся в Новороссийске (весной 
1920 г.), казаки частично ушли в горы, где 
создали многочисленные партизанские от- 
ряды, долгое время успешно сопротивляв- 
шиеся РККА. Захваченные большевиками в 
Новороссийске, казаки были включены в 
Первую Конную Армию Буденного и отправ- 
лены на Польский Фронт. Здесь многие из 
них перешли к полякам, чтобы быть отправ- 
ленными в Крым, где находилась основная 
масса Донской и Кубанской Армий. После 



заключения польско-советского мира, пере- 
шедшие к полякам казаки были интерниро- 
ваны в польских лагерях, откуда многие из 
них уходили в Соевые с гряды Братства Рус- 
ской Правды, действовавшей в западных об- 
ластях РСФСР. 

На Дальнем Востоке ушедшие в Китай ка- 
заки пополняли ряды Бело-Повстанческого 
Движения, продолж;авшегося, с разной си- 
лой, в Приамурье вплоть до 1927 года. 

Введение соввластью НЭП-а (Новой Эко- 
номической Политики) ослабило напряжение 
казачьего сопротивления. За годы НЭП-а со- 
ветская власть придприняла меры для « уми- 
ротворения » Казачества: окрепшая « власть 
на местах » ликвидировала активную часть 
казачьего населения и всячески поощряла 
создание комсомола и пионерских отрядов в 
казачьих станицах. Центральная власть оза- 
ботилась уничтожением воспоминаний о 
прошлом: декретом от июля 1923 года было 
уничтожено звание «казака»; Казачьи Края 
были административно переорганизованы. 
Так Дон и Кубань стали Северо-Кавказским 
Краем; территория Оренбургского Каз. Вой- 
ска — Чкаловским; Приамурье — Дальне- 
Восточным; Уссури — Приморским и т. д. 

Все эти меры не предотвратили волну вос- 
станий Казачества в годы « сплошной кол- 
лективизации (1930-1933 гг.). Стихийно вспы- 
хивающие, разрозненные восстания этого 
времени жестоко подавлялись ЧОН-ом (Ча- 
стям Особого Назначения), уничтожавшим 
участников восстаний, а их семьи выселяв- 
шим на крайний север СССР. 

Опустошение казачьих областей на юге СС 
СР было довершено искусственно созданным 
голодом 1933 г., после которого в казачьих 
станицах осталось очень мало (от 2 до 5 "/о) 
природных казаков и казачек. На места по- 
гибших соввласть переселила жителей дру- 
гих областей СССР. Расправившись с непо- 
корным казачеством, советская власть нашла 
возможным, предвидя во':мсж;ность войны с 
нацисткой Германией, возродить казачьи ча- 
сти и соединения. Людской состав таких но- 
вых формирований был пополнен новоселами 
в казачьих станицах, получившими имя 
« колхозного Казачества ». 

Придавленное колхозным ярмом. Казаче- 
ство не угасило пламени Казачьего Духа, яр- 
ко вспыхнувшего во время Второй Мировой 
Войны. 

22 июня 1941 г. немецкие войска перешли 
новые границы СССР. 

Легко ломая сопротивление обезглавленной 
Сталиным РККА (« Заговор красных коман- 



диров »), немцы быстро продвигались вглубь 
страны. К лету 1942 г. соввласть на Дону, Ку- 
бани и Тереке перестала существовать. О ней 
напоминали лишь оставшиеся совпартизаны, 
грабившие население и провоцировавшие 
немцев на карательные экспедиции. В хуто- 
рах и станицах стали самотеком возникать 
отряды казачьей самообороны. Немцы позво- 
ляли создание таких отрядов, но не разреша- 
ли их объединения в более крупные военные 
соединения. Только в середине лета 1942 г. 
войск, ст. Сергею Васильевичу Павлову уда- 
лось получить от немецкого коменданта г. 
Новочеркасска разрешение на формирование 
трех сотен казачьей охраны. 

Немного позднее в Ростове на Дону возник 
Казачий Штаб для регистрации и организа- 
ции казаков. Немцы заинтересовались воз- 
можностью создания казачьих антисоветских 
формирований. Немецкое верховное командо- 
вание (Обер Команда дес Вермахт — ОКВ) 
послало говорившего по русски немецкого 
офицера для ознакомления с возмо^кностями 
создания казачьих частей на Дону, Кубани 
и Тереке. После его доклада, ОКВ. разреши- 
ло дальнейшие казачьи формирования. 

Осенью 1942 г. в Новочеркасске состоялся 
Казачий Сход, единогласно избравший По- 
ходным Атаманом Казачьих Войск в. ст. С. В. 
Павлова и постановивший создать в Новочер- 
касске Донской Войсковой Штаб. 

Однако создаваемые вооруженные казачьи 
отряды продолжали оставаться небольшими 
(численностью до одной сотни) и несли толь- 
ко местную службу. Положение изменилось 
после пораясения немцев у Сталинграда. На- 
чался отход немецких войск на запад. Вместе 
с немцами уходило и подавляюшее большин- 
ство казачьего населения. В Новочеркасске 
скопилось много мелких отрядов казачьей 
самообороны, из которых Походным Атама- 
ном — Павловым — был создан 1-ый Дон- 
ской Казачий Полк. 

В феврале 1943 г. Новочеркасск был остав- 
лен немцами. Массы казачьего населения 
двинулись на Украину. Охрану беженцев не- 
сли вооруженные части Атамана Павлова. 
После трудного, с боями, пути, Казачий Штаб 
и Походный Атаман обосновались в Киров- 
граде (преж;ний Елисаветград), где была про- 
ведена регистрация казачьих беженцев и их 
включение в организацию Казачьего Стана. 
После своего сформирования, Казачий Стан 
был размещен сперва в окрестностях г. Каме- 
нец-Подольска, а в мае 1944 г. переведен в г. 
Новогрудок (Белоруссия). В Новогрудке из 
боеспособных казаков было создано пять пол- 
ков, размещенных по селам вблизи Новогруд- 



ка и успешно боровшихся с красными парти- 
занами. Во время одного из таких боев (17 
июня 1944 г.) Походный Атаман Павлов был 
убит. Главное Управление Казачьих Войск 
нагначило сначала временным, а потом пос- 
тоянным заместителем в. ст. Т. И. Домано- 
вэ. 20 июля 44 г. Каз. Стан получил предпи- 
сание ОКВ спешно отступать на запад. После 
долгого и грудного пути. Казачий Стан осел 
в Северной Италии, где в г. Толлмепо обос- 
новался Штаб Доманова, а в ближайших к 
нему селах — казачьи полки, несшие охрану 
путей сообщения от итальянских партизан. 
Весной 45 г., когда поражение Германии ста- 
ло очевидным, Казачий Стан походным по- 
рядком перешел через Альпы в Австрию — 
в окрестности г. Лиенца. Занимавшие эту 
часть Австрии, англичане обезоружили ка- 
заков, но сохранил их организацию. 

29 мая 45 г. офицеры Казачьего Стана были 
приглашены англичанами в г. Юденбург для 
« совещания » и выданы большевикам. 

1-го июня состоялась массовая выдача ка- 
заков с их семьями. 

Другим крупным казачьим соединением, за 
время Второй Мирой Войны, была 1-ая Ка- 
зачья Дивизия, позднее развернутая в 15-ый 
Кавалерийский Каз. Корпус, под командой 
генерала Хельмута фон Панвиц. 

В отличие от Казачьего Стана, включавше- 
го в свой состав, наряду с боеспособными ка- 
заками, также и членов их семейств, 1-ая Ди- 
визия была исключительно строевой частью, 
входившей в состав немецкой армии. Ее стар- 
ший командный состав был, за исключением 
5-го Донского Полка, немецким. 

Дивизию составляли два Донских, два Ку- 
банских, один Терский и один Сибирский 
конные полки. Помимо них, дивизии были 
приданы дивизионы : артиллерийский, разве- 
довательный, саперный, службы связи, авто- 
гужевой, санитарный и ветеринарный. Кроме 
этих частей, в дивизии были 5-ый Запасный 
Казачий Полк и « учебный полк » молодых 
казаков. 

Формирование дивизии было начато в 1943 
г. в г. Млава (Польша), а ее боевая деятель- 
ность протекала в Югославии, куда дивизия 
была переброшена осенью 43 г. и где позднее 
произошло развертывание дивизии в 15-ый 
Кавалерийский Корпус, с общим числом бой- 
цов в 40 тысяч. 

В Югославии первой боевой задачей диви- 
зии было очищение от титовских партизан 
Срема (одной из наиболее плодородных ча- 
стей Югославии). После выполнения этой за- 
дачи, дивизия была направлена в Боснию и 



- 5 



Словению, где разгромила крупные соедине- 
ния титовцев. 

За время пребывания дивизии-корпуса в 
Югославии (с 1943 по 1945 гг.), в ее состав 
включилось и много казаков-эмигрантов. По- 
сещали корпус и вогкди зарубежного Каза- 
чества : ген. П. Н. Краснов, Войсковые Ата- 
маны — Донской — ген. Татаркин, Кубан- 
ский — ген. Науменко, Астраханский — ген. 
Ляхов, проводившие собеседования с казака- 
ми. Более частым гостем Корпуса был ген. А. 
Г. Шкуро, бывший Инспектором всех запас- 
ных частей Корпуса. 

К началу 1945 г. 15-ый Кав. Казачий Корпус 
вошел в боевое соприкосновение с частями 
продвигавшейся на запад Советской Армии. 
Казачья доблесть еще раз проявилась в раз- 
громе 133-ей сов. гвардейской дивизии и в бле- 
стящем рейде частей Корпуса в тыл совет- 
ских войск. Но эти победы не смогли сущест- 
венно изменить общего положения : Германия 
была обречена. 

8 мая Германия капитулировала. Части Ка- 
зачьего Корпуса перешли с боями австро- 
югославскую границу и 15 мая были обезору- 
ж;ены англичанами. После сдачи оружия, ка- 
заки были размещены в лагерях вблизи го- 
родов Пегац и Шпиталь (Австрия). 29 мая все 
офицеры Корпуса были приглашены англи- 
чанами на « совещание » в г. Юденбург, от- 
куда переданы советским войскам. А через 
два дня последовала выдача и всех бойцов 
Корпуса. 

Для более полного представления об объе- 
ме казачьей борьбы против большевизма, ну- 
жно отметить, что кроме Казачьего Стана и 
15-го Кав. Казачьего Корпуса, были и более 
мелкие казачьи части. Так, в Шепетовке (на 
старой совето-польской границе) с 1942-43 гг. 
производилось формирование казачьих плас- 
тунских батальонов. Существовал и успешно 
действовал в районе Великих Лук 17-ый Ка- 
зачий Танковый Дивизион, позднее разверну- 
тый в Казачью Танковую Бригаду. При мно- 
гих немецких соединениях были « вспомога- 
тельные части » (« Хи-Ви » — Хильфс-Вер- 
махт »), среди которых было немало казаков. 

Возникает вопрос : « Во имя чего Казаче- 
ство в годы 2-ой Мировой Войны подняло 



оружие против советской власти? » 

Декларация Альфреда Розенберга — госу- 
дарственнсго немецкого министра по делам 
« Востока », опубчикованная 10 ноября 43 г., 
определяла цели казачьей борьбы, как « вос- 
становление независимых казачьих респу- 
блик, полноправных членов Новой Европы, 
под главенством Германии ». 

Но это были « немецкие цели ». Рядовое же 
Казачество упорно стремилось к слиянию с 
Российской Освободительной Армией, не от- 
деляя себя От остального населения России. 
Подобная тяга, с одинаковой силой, проявля- 
лась как в Казачьем Стане, так и в Корпусе, 
незадолго до капитуляции Германии, объя- 
вившем о своем включении в РОА. 

Подобные настроения казаков позволяют 
определить цели их борьбы, как стремление, 
вместе со всем население России, добиться ее 
освобождения от большевизма, чтобы в Род- 
ных Краях создать условия для нормальной 
ясизни. 

Как и в годы Гражданской Войны, Казаче- 
ство поднялось на борьбу, следуя велениям 
Казачьего Духа. 

Тяжесть советских репрессий по окончании 
2-ой войны не смогла окончательно сломить 
казачью моральную силу, вспышки которой 
сказались в восстании 1953 г. в концлагерях 
Воркуты, куда были сосланы репрессирова- 
ные казаки, и в восстании 1963 г. в г. Ново- 
черкасске. 

Условия жизни в СССР, исключают воз- 
моясность свободного проявления казачьих 
традиций — основ Казачьего Духа, но даже 
они не могут искорен11ть тягу к ним, переда- 
ваемую от отца к сыну. 

Сохранение вековых традиций Казачества 
его свободной — зарубежной — частью при- 
обретает значение «ОЧАГОВ КАЗАЧЬЕГО 
ДУХА », придавленного, но не угашенного 
сов. властью. 

Верую : от сбереженных в Зарубеясьи и до- 
несенных до Родных Краев, огоньков Каза- 
чьего Духа вновь разгорится пламя казачьих 
маяков в воскресшей Руси. 

И будет, как в встарь: « СИЛЬНА РОС- 
СИЯ СВОИМИ КАЗАКАМИ! » 

М. Н. Залесский 



ПЕРВЫЕ ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ 1-ой МИРОВОЙ ВОЙНЫ 



9 декабря (26 ноября по ст. стилю) 1969 г. 
исполнилось 200 лет со времени учреждения 
императрицей Екатериной 2-ой ордена Св. Ве- 
ликомученика и Победоносца Георгия. 

Этому юбилею в русской зарубежной печа- 
ти, особенно в военной, посвящены многочи- 
сленные очерки. 

Нам, казакам, интересно вспомнить, что в 
1-ую Мировую войну первыми, получивши- 
ми '_наки отличия Св. Георгия, были донские 
кагаки. Первый солдатский Георгиев, крест 
получил приказный 3-го Дон. каз. полка Ко- 
зьма Фирсович Крючков, станицы Усть-Хо- 
перской, за его храбрость и геройство в столк- 
новении с немецким разъездом, когда он по- 
лучил 11 ранений. Первым офицером, полу- 
чившим орден Св. Георгия, был хорунжий 
1-го Дон. каз. полка Сергей Васильевич Бол- 
дырев, станицы Богоявленской, за глубокую 
разведку в немецком тылу, давшую ценные 
сведения. 

Дальнейшая судьба этих первых георгиев- 
ских кавалеров росийской императорской ар- 
мии 1-ой Мировой войны была различна. 

К. Ф. Крючков с германской войны вернул- 
ся на Дон взводным урядником с 2-мя георги- 
евскими крестами и 2-мя медалями. В августе 
1919 г. хорунжий Назаровского полка Крюч- 
ков был смертельно ранен в живот в Сара- 
товской губернии в стычке с красными и че- 
рез час после ранения скончался. (В № 56 
« Род. Края » был помешен большой очерк о 
нем). 

Хорунжий С. В. Болдырев, пробыв некото- 
рое время в 1916 г. в Новочеркасском Каз. 
Училище, после излечения от тяжелой кон- 
тузии, вернулся на фронт. В составе 1-го Дон. 
каз. полка, где он был командиром сотни, в 
1917 г. находился в Петрограде и участвовал 
в подавлении июльского восстания большеви- 
ков. Вернувшись на Дон, поступил в парти- 
занский отряд. После — Степной Поход, 
служба в Донской Армии, эмиграция. В 1941 
г. полковник Болдырев поступил в Русский 
Охранный Корпус в Югославии. В конце 1944 
г. он был командирован в Главное Каз. Упра- 
вление в Берлин, а оттуда был направлен ген. 
Красновым офицером связи в одно из отделе- 
ний германского Генерального Штаба. В кон- 
це войны С. В. попадает в плен к французам, 
а затем в лагерь Ди-Пи в Шлясенгейме (Гер- 
мания), где был избран атаманом местной ка- 
зачьей станицы. В 1950 г. с семьей перебрал- 
ся в США, где в 1957 г., после запоздалой опе- 
рации, скончался. 

С. В. Болдырев всегда был большим каза- 



чьим патриотом и любителем каз. истории. 
Много писал в каз. периодической печати, им 
же было выпущено около десятка « Каз. исто- 
рических календарей», небольшая тетрад- 
ка « Каз. поговорки и пословицы » и почти 
перед самой его кончиной монография « Кон- 
дратий Булавин ». 



« Октябрьская революция отменила все 
старые русские ордена, в их числе и орден св. 
Георгия — пишет в своей пространной ста- 
тье « Орден св. Георгия » ген. Андоленко 
(« Военная Быль » № 100) — но память о нем 
и большое к нему уважение в народных мас- 
сах вытравить она не смогла. 

Белые армии, считавшие себя преемница- 
ми старой русской армии, очень скоро верну- 
лись к св. Георгию. Солдатскими георгиевски- 
ми крестами и медалями награждались за 
отличие рядовые бойцы всех белых армий 
вплоть до 1922 г. 

В армиях ген. Деникина и Врангеля офице- 
ры георгиевских наград не получали, но в ар- 
мии ген. Колчака были случаи награждения 
Георгиевским оружием. 

Наряду со старыми наградами, появились и 
новые, носившиеся на георгиевской ленте. 
Так крест Партизанского отряда полк. Черне- 
цова, установленный в 1918 г. приказом Дон- 
ского Атамана, носился на георгиевской ро- 
зетке. На георгиевской ленте носились и зна- 
ки 1-го Кубанского (Ледяного) похода и крест 
за Степной Поход. Кубанская Рада создала 
крест « За спасение Кубани » и медаль « За 
освобождение Кубани ». Оба знака носились 
на соединенной ленте — георгиевской и на- 
циональной кубанской (зелено-малиновой). 

Установленный адм. Колчаком в 1920 г. ор- 
ден за « Великий Сибирский поход » всем 
участникам боев такж;е давался на георгиев- 
ской ленте. На той же ленте был и крест « За 
храбрость » Атамана Семенова, по форме 
сильно напоминавший орден св. Георгия. 

Конечно, во время гражданской войны и в 
последовавшие за ней долгие годы, всякое 
напоминание о прошлом России было для 
красных одиозно. Георгиевские цвета совер- 
шенно исчезли из советского обихода, но не 
изгладились в памяти народа. 

Во время войны 1941-45 гг., когда Сталин 
признал необходимым возвращение к некото- 
рым национальным символам, в СССР нео- 
жиданно воскресла лента ордена св. Георгия. 
Мы видим ее, правда, на красном фоне, при 



— 7 



медали « За взятие Берлина » и, без всяких 
прибавлений, на медали < За победу над Гер- 
манией ». 8 ноября 1943 г. был основан «Ор- 
ден Славы », статут которого почти идентичен 
статуту Георгиевского креста. Крест замени- 
ла, конечно, пятиконечная звезда и орден 
имеет только три степени : 3-яя степень — се- 
ребряная звезда, 2-я — серебряная звезда с 
золотым медальоном в центре, 1-ая — золо- 
тая звезда. Лента к ордену — георгиевская. 
Попутно было разрешено старым георги- 



евским кавалерам 1-ой Мировой войны но- 
сить заслуженные ими георгиевские кресты и 
медали. 

Затем мы увидали на фуразкках моряков 
сов. Черноморского флота георгиевские лен- 
ты... Видно, глубоко засела в русских душах 
привычка видеть в оранжево-черной ленте 
символ храбрости и славы — заканчивает 
свой очерк ген. Андоленко. 



Париж. 



В. Богаевский 



АМЕРИКАНЦЫ — ПЕРВЫМИ НА ЛУНЕ 



Это величайшее событие в мире открывает 
новую эру для всего человечества и его нель- 
зя обойти молчанием. Возможно, что многие 
читатели « Род. Края » не имели возможно- 
сти следить за полетом космического кора- 
бля « Апполо-11 » и им будет интересно уз- 
нать подробности этого величайшего дости- 
жения. Сведения об этом выписаны мною из 
американских газет ВаНу Кешз, Зипйау Nе^VЗ, 
Зипйау Кеш-Уогк Кешз и русских « Новое 
Русское Слово », « Россия » и журнала « Часо- 
вой ». Пополнены они тем, что я увидал на 
телевизионном экране. Вероятно, ко времени 
выхода этого № состоятся и другие полеты на 
луну, но полет « Апполо-11 » особенно инте- 
ресен, потому что он был первым, позволив- 
шим людям высадиться на луне. 

« Завоевание воздушного пространства и 
полеты человека в космос — самый большой 
риск для жизни астронавтов. Если мы умрем 
— наш народ должен примириться с этим. Но 
мы надеемся, что это не остановит от полетов 
других и не заставит отложить вьгаолнение 
программы — высадки человека на луне » — 
сказал на конференции американских журна- 
листов незадолго до своей смерти командир 
воздушного корабля « Апполо 1-го » — полк. 
Гриссом, погибший вместе с другими астро- 
навтами кап. Войтом и Роджером во время 
пожара при запуске корабля 27 янв. 1967 г. 

С 1950 г. вопросу о высадке человека на лу- 
не особенное внимание стали уделать СССР 
и США. Но в то время, как Сов. Союз свою 
работу проводил (и проводит) секретно, СА- 
СШ все свои изыскания ведут совершенно от- 
крыто, предварительно сообшая в печати о 



предстоящих полетах своих воздушных ко- 
раблей. 

Не все государства могут производить по- 
леты в космос — это требует громадных де- 
нежных расходов. К июлю 1969 г. США уже 
израходовали 38 миллиардов долларов. Из 
них — 26 только на полеты на луну (Попутно 
шли и изыскания по линии военной защиты). 
Один полет космического корабля стоит 350 
миллионов : ракета « Сатурн 5 » для запуска 
корабля — 185 милл., космическая станция — 
55 милл., лунная станция — 40 милл., расхо- 
ды по запуску «Апполо 11» — 70 милл. 

Во всей работе подготовки и запуска при- 
нимают участие 20 тысяч различных компа- 
ний с общим количеством рабочих в 300 ты- 
сяч человек. 

Началом первых изысканий и серьезных 
работ по изучению космического простран- 
ства и возможности полета человека на луну 
и др. планеты можно и надо считать 1891 г., 
когда русский ученый К. Э. Циолковский пи- 
сал, что для космических кораблей горючим 
будет гкидкость — смесь водорода и кислоро- 
да. В своей книге « Вне земли » он очень по- 
дробно писал о луне, об ее составе, о камнях, 
которые могут быть на ней найдены, указы- 
вал, что ее поверхность покрыта толстым 
слоем космической пыли. 

В США доктор физико-математических на- 
ук Р. Годдару в 1909 г. писал, что человече- 
ский ум пройдет все стадии подготовки поле- 
та в космос и подтвердил, что горючим будет 
та же жидкая смесь водорода с кислородом. 
В 1926 г. он произвел первые опыты примене- 
ния этого жидкого горючего. Ракета высотой 



8 - 



в 10 футов*), вес ее не указан, поднялась на 
41 фут, пролетела 184 фута, со средней ско- 
ростью 60 миль в час. Весь полет продолжал- 
ся две с половиной секунды. Это было нача- 
лом исторического шага на пути высадки пер- 
вого человека на луне. 

В Германии работы в этом направлении на- 
чались в 20-ых годах. К 1937 г. профессор 
Вернер фон Браун (теперь в США), Оберт и 
др. изобрели ракеты Фау-1 и Фау-2, которы- 
ми во время 2-ой Мировой войны немцы бом- 
бардировали Лондон. 

4-го окт. 1957 г. Сов. Союз запустил свой 
первый « Спутник », полезный вес которого 
был 184 фунта, вся же ракета весила около 
5 тысяч фунтов. Для всего мира это было 
полной неожиданостью. 

США обратили на это особенное внимание 
и с февраля 1959 г. начинается регулярный 
запуск безпилотных ракет. В СССР при пер- 
вых опытах использывали собак (первая — 
« Лайка »), которые чаще погибали, не воз- 
вращаясь. Американцы отправляли обезъян, 
и они возвращались на землю. Наука уя^е 
и1агнула вперед. А мистер « Сам » — боль- 
шая обезьяна — летал, вернулся обратно, 
управляя рычагами корабля, чему был обу- 
чен. 

С 1960 г. в США под управлением Нацио- 
нальной Пространственной Администрации 
по изучению космоса и полетов (НАСА) была 
выработана широкая программа для соору- 
жения космических кг,раблей. К работам по 
ее осуществлению были привлечены научно- 
исследовательные центры, лаборатории, уни- 
верситеты, также как и частная промышлен- 
ность, работавшие иногда независимо друг от 
друга. 

В конце июля 1960 г. НАСА объявило о на- 
чале полетов кораблей « Сюрвейер » и « Ранд- 
жер». Позже появились « Лунар Орбитер », 
« Меркурий », « Джимини ». « Ранджеры » 
7-ой, 8-ой и 9-ый прислали первые снимки 
луны с близкого расстояния. Пять « Лун. Ор- 
битеров » летали кругом луны на расстоянии 
30-ти миль и тоже послали сотни снимков с 
ее поверхности. Пять « Сюрвейеров » мягко 
опустились на луну и тоже присылали сним- 
ки. Все эти снимки способствовали впослед- 
ствии выборке места посадки. 

В 1961 г. СССР запустил « Восток » 1-ый с 
космонавтом Ю. Гагариным. Этот полет с че- 



*) От редакции : для сведения читателей в Евро- 
пе, сообщаем перевод мер, принятых в США, в ме- 
ры десятичной системы ; 1 инч = 2, 54 см., 1 фут 
= 30,48 см., 1 ярд = 91, 44 см., 1 миля — 1609 метр.. 
1 амер. фунт — 453 грамов. 



ловеком произвел большую сенсацию во всем 
мире и особенно в Америке. Многие конгрес- 
мены стали говорить о большой отсталости 
США от Сов. Союза. И 25 июля 1961 г. прези- 
дент Кеннеди предложил Конгрессу ассиг- 
новать большую сумму денег на программу 
запуска человека на луну. « Я верю — ска- 
зал он — что наша нация преодолеет все пре- 
пятствия и к концу этой декады (т. е. до 1970 
г. М. Б.) американцы высадятся на луне и 
благополучно вернутся обратно на землю ». 
Хотя на Конгрессе и раздавались голоса, что 
все это « лунная фантазия », но все предло- 
жения были приняты полностью и без пре- 
ний. С этого времени между СССР и США 
« началась гонка »: кто первым спустится на 
луну. 

В США было совершено 6 полетов « Мер- 
курия » на небольшом (относительно) рассто- 
янии от земли с одним человеком, 10 полетов 
« Д^кемини » — с двумя. Продолжительное 
пребывание в космосе дали данные о состоя- 
нии человеческого организма во время поле- 
та и о возможностях выполнять различные 
маневры : встречи кораблей, точной посадки, 
выхода человека наружу — в космос итд. 
Наконец, в январе 1967 г. начались полеты 
« Апполо » с тремя космонавтами. Каждый 
полет получал задание все труднее и труд- 
нее : « Апполо — 4 » пробыл на земной орби- 
те 241 час, « Апполо — 7 » пробыл в космосе 
260 часов (почти 11 дней), сделав вокруг зем- 
ли 163 оборота. Этот полет (окт. 1968 г.) дал 
настолько важные результаты, что в амери- 
канских научных кругах серьезно думали об 
отправке обитаемого космического корабля в 
конце этого года вокруг луны. » Апполо — 9 » 
имел уже специальную кабинку для посадки 
на луну. Астронавтами была выполнена весь- 
ма сложная программа : отделение лунной ка- 
бинки и вновь соединение с ней после ее от- 
даления на 175 километров, испытали лун- 
ный скафандр (специальная одежда для пре- 
бывания на луне) в космосе, наружи корабля. 
Астронавты « Апполо — 10 » — полк. Стеф- 
форд, кап. Д. Ион и Ю. Сернен блестяще про- 
извели все опыты для высадки на луну двух 
астронавтов с последующего « Апполо — 11 ». 

« Апполо — 10 » был запущем 19 мая 1969 
г. 20-го мая он вышел на лунную орбиту, на- 
ходясь от луны в 3900 милях и в 236100 ми- 
лях от земли. 21-го мая он находился от луны 
на расстоянии 69 миль. За два с половиной 
дня нахождения на лунной орбите « Апполо 
— 10 » совершил 31 обращений вокруг нее. 
22-го мая Стеффорд и Сернен пересели в 
лунную кабину « Снупи » и отделились от 
«Апполо — 10». Ими был совершен очень 



— 9 



рискованный опыт : 8-ичасовой полет с при- 
ближением к луне на 9 миль. Целью полета 
были обследование лунной поверхности при 
помощи специального аппарата « Сюрвер » и 
выбора места для посадки « Апполо — 11». 
24-го мая « Снупи » в 6 ч. 20 м. утра вышел, 
при помощи сильной ракеты, из своей орби- 
ты и присоединился к « Апполо — 10 ». Оба 
австронавта перешли в него, оставив « Сну- 
пи » в космическом пространстве. 26-го мая, 
точно по расписанию, в 12 ч. 52 м. дня, « Ап- 
пло — 10» закончил свой 8-и дневный полети 
спустился в Тихом океане в 5-ти милях от 
назначенного места. Вертолет подобрал астро- 
навтов и доставил их на авиаоматку « Прин- 
стон ». Президент США Никсон по телефону 
поздравил австронавтов с « необыкновенным 
достижением » и сообщил, что он получил по- 
здравительные телеграммы от Англии, Фран- 
ции, Зап. Германии, Италии, Индии. Сов. уче- 
ный В. Пирин писал, поздравляя « полет 
« Аполло — 10 »: это большое событие в 
истории космонавтики », подчеркивая « уди- 
вительную точность » полета этого космиче- 
ского корабля. Одинадцать дней астронавты 
были под надзором специального медицин- 
ского контроля с целью определить влияние 
радиации на человеческий организм при дол- 
гом пребывании в космическом пространстве 
вблизи луны. Астронавты сообщили, что на 
поверхности луны есть много громадных ва- 
лунов, высотой в 20-ти и 50-тиэтая^ный дом, 
но для высадки там людей нет никаких пре- 
пятствий. 

И уже 12 июня в американских газетах по- 
явилось сообщение о запуске на луну « Аппо- 
ло — 11 » 16 июля в 9 ч. 32 м. утра (В СССР о 
своих запусках никогда и нигде не сообпяа- 
ется). 

Перед полетом « Апполо — 11 » в галлерее 
небоскреба « Время и жизнь » в Нью Иорке 
открылась, исключительная по богатству обо- 
рудования, выставка на тему « Апполо, чело- 
век и луна ». В ее организации приняли уча- 
стие 17 крупнейших фирм, работавших для 
выполнения этих полетов. На улице стояла 
модель лунной кабинки в натуральную вели- 
чину, у входа был манекен космонавта в гро- 
моздком специальном лунном одеянии, со 
множеством всяких аппаратов. Внутри зда- 
ния была та же лунная кабинка со всеми ее 
слоясными деталями. Там ?ке была 35-ти фу- 
товая модель ракеты « Сатурн — 5 », факти- 
ческие размеры которой 365 футов длины, 
при 10 фут. толщины. Одна сторона ее была 
из прозрачной пластики, благодаря чему мо- 
жно было ознакомиться со всеми тремя ра- 
кетными стадиями (ступенями), с космичес- 



кой станцией. Там »се были и фигурки кос- 
монавтов соответствующего маси1таба. От- 
дельно показывались аппараты, которые бу- 
бут оставлены на луне для передачи на зем- 
лю происходящих там изменений. Была и мо- 
дель космического аппарата, при помощи ко- 
торого была получена предварительная ин- 
формация о лунной поверхности и выбрано 
место для посадки космического корабля. 
Специальные лекторы давали объяснения по 
космонавтике присутствующим по интересу- 
ющим их вопросам. Снаругки здания был ус- 
тановлен большой экран для телевизионной 
передачи полета « Апполо — 1 1 » и высадки 
австронавтов на луне. Вход на выставку был 
безплатный. 

12 июля в американских газетах опять по- 
явилось подтверждение о предстоящем поле- 
те « Апполо — И » 16-го июля, со всеми под- 
робностями времени запуска и именами аст- 
ронавтов. А журнал « Зипйау Nе^V-Уо^к 
Nе\V5 » сообщил биографические сведения о 
трех астронавтах. 

Нил Армстронг, летчик, род. 5 авг. 1930 г. 
в г. Ваноконет, Охайо. Женат, имеет двух сы- 
новей. Во время Корейской войны слугкил в 
морской авиации, совершил 78 боевых поле- 
тов. Имеет высшее образование — специаль- 
нось аэронавтика. Его сосед и учитель Джон 
Крейт дает ему такую характеристику : « Нил 
был замечательный мальчик, верный своему 
слову, решительный и спокойный. Всегда ус- 
пешно конча.п дело, ?а которое брался. В Уни- 
верситете особенно преуспевал по физике и 
химии. Не интересовался социальными во- 
просами, был очень стоек в своих убеждени- 
ях и весьма религиозен. Однажды летом, но- 
чью — рассказывает Крейт — луна светила 
особенно ярко. Нил долго очень-очень внима- 
тельно смотрел на нее и сказал : « Я надеюсь, 
что когда нибудь буду летать и... я буду там. 
Я буду на луне! » 

Городской метеоролог, вспоминал свою пер- 
вую встречу с Армстронгом, когда он со своей 
матерью пришел посмотреть обсерваторию 
Зинта : « Нил всем интересовался. Провел 
много времени у различных приборов, спра- 
шивая, для чего они предназначены, как ими 
пользоваться, где их можно купить и сколько 
они стоют. Задавал мне много вопросов о зве- 
здах, планетах и вообще о воздушном прост- 
ранстве. Но больше всего его интересовала 
луна. Она как бы притягивала его. Все его 
вопросы были очень серьезны, обоснованы 
и... не по его летам : я очень удивился, когда 
узнал, что ему не было и десяти лет ». 

Мать Армстронга говорила, что он всегда 
был очень верующим и она надеялась, что он 



-10- 



будет священником. И в то же время : « Еще 
будучи маленьким, Нил очень интересовался 
устройством аэропланов и воздушными поле- 
тами. Когда он был в школе, то много свобод- 
ного времени проводил на аэродроме нашего 
города, теперь носящего имя Нила Армстрон- 
га ». 

Армстронг — участник трех полетов « Дже- 
мини — 5 ,9 и 11 ». Во время полета « Дже- 
мини — 8 » он осуществил первое сцепление 
двух ракет в пространстве. 

Второй астронавт, полковник Воздуи1ных 
Сил Эдвин Олдрин, родился в 1930 г. в г. 
Монклер, Нью Джерси. Женат, имеет двух 
девочек и мальчика. Окончил 3-им Вест-Пон- 
скую Академию (Юнкерское училище). Име- 
ет высшее образование со званием доктора 
аэронавтики. Имя его матери, умершей в 1930 
г., было Мун (по русски — Луна), До 10 лет 
его воспитывала тетка, рассказывающая, что 
он начал ходить 10-ти месяцев и было трудно 
за ним усмотреть. « Он вечно рвался на ули- 
цу, часто бывал там совершенно один. Одна- 
жды, когда ему не было и трех лет, он ушел 
из дома, долго я его искала и нашла его очень 
далеко. Он убегал по дороге все дальше и 
дальше, весело смеясь и был очень счастлив. 
По рассказам отца он очень увлекался спор- 
том всех видов и был очень популярен в сре- 
де своих сверстников. Когда в 1943 г. отец 
Олдрина, теперь полковник в отставке, ушел 
на войну, то сказал своему 13-тилетнему сы- 
ну, что он теперь остается главой семьи и 
должен обо всем заботиться сам. « Помню — 
рассказывал отец — сын стоял передо мною 
— прямо, спокойно, выслушал все внима- 
тельно и... молча ». А когда я вернулся с вой- 
ны в свой дом, то во всем был полный поря- 
док, и я был очень горд своим сыном »... 

Олдрин — участник Корейской войны, 
имел 66 боевых полетов и 3200 специальных 
летных часов на джетах. Был в полетах 
« Джемини — 10 » во время которых выходил 
в Космос и в ноябре 1966 г. в полете « Дже- 
мини — 12 ». 

Третий космонавт, полковник Военно-Воз- 
душных Сил Майкл Коллинс, родился в 1930 
г. в Италии, в Риме, где его отец, теперь ге- 
нерал в отставке, был военным представите- 
лем при американском после. Женат, имеет 
двух дочерей и одного сына. Окончил Вест- 
Понскую Академию. Большой спортсмен. 
« Майкл любил бывать в обществе друзей — 
юношей и барышень — рассказывала его 
мать — и в их среде всегда во всем был « пер- 
вым » и инициатором всех начинаний. Все 
его любили и с.пуша.пись. Рано ста.т1 прояв- 
лять свою независимость, но всегда подчи- 



нялся распоряжениям своих родителей, кото- 
рых очень любил ». Участник полетов « Дже- 
мини — 7 » и Джемини — 10 ». 

Все космонавты — глубоко верующие лю- 
ди. 

13 июля опять была опубликована полная 
программа запуска « Апполо — 11» утром 

16 июля, с сообщением, что весь полет и пре- 
бывание космонавтов на луне будут показа- 
ны на всех те.певизионных станциях США. 

14 июля директор крупнейшей британской 
астрономической станции сэр Б. Ловелл со- 
общил, что в этот день в СССР была запуще- 
на на луну безпилотная « Луна — 15 ». А Сов. 
Союз молчал, и были неизвестны ни цели ее 
запуска, ни ее орбита. По данным сэра Ло- 
велл, 17 июля « Луна — 15 » была на орбите 
не выше 62 миль от луны. А 18 июля « Аппо- 
ло — 11 » будет находиться на орбите с верх- 
ней точкой 76 миль и нигкней — 62 мили. Ес- 
тественно, что такое соседство представляло 
опасность для «Апполо — 11 ». Но... к вечеру 

17 июля орбита « Луны — 15 » была измене- 
на. После сов. ученые меняли ее орбиту еще 
два раза. 

19 июля председатель Академии Наук СС 
СР Келдыш сообщил американскому астро- 
навту Борману, что « Луна — 15 » не является 
помехой полету « Апполо — 11 ». (Борман, ко- 
мандир « Апполо — 8 », бывал в Москве и там 
познакомился с Келдышем). 

20 июля « Луна — 15 » пролетала над аме- 
риканцами, когда они были на луне в районе 
« Моря спокойствия ». Со скоростью 300 миль 
в час « Луна — 15 » ударилась в луну в ра- 
йоне « Моря кризиса » в 500 милях от амери- 
канцев и разбилась. Есть предположения, 
что это произошло из-за того, что она по ка- 
кой то причине подверглась лунному притя- 
жению. 

За неделю до запуска « Апполо — 11 » лю- 
ди со всей Америки и многочисленные тури- 
сты стали приезжать в Кейп Кеннеди. Все 
гостиницы и частные дома бы.пи ими перепол- 
нены, много из них располагалось под откры- 
тым небом на берегу океана. По данным по- 
лиции, собралось более 750 тысяч человек. 
Для «знатных лиц» — приглашенных — вид- 
ных иностранцев, дипломатических предста- 
вителей, официальных лиц правительства, 
были построены трибуны. Присутствова.пи 
бывший президент Джонсон и 69 дипломатов. 
Президент Никсон был в это время в поездке 
заграницей. 

Полет « Апполо — 11» был расчитан на 8 
дней, 3 часа, 12 минут. В « Нов. Русском Сло- 
ве » А. Цветиков писал : « для управ.пения 
космическими кораблями есть два вида не- 



П 



бесного кораблевождения : отдаленный кон- 
троль (управление с земли) и инерциональ- 
ная навигация. Контрольная станция на зем- 
ле с помощью радара или радио автоматиче- 
ски получает сигналы, если есть отклонения 
корабля от данного ему направления, и стан- 
ция, тоже автоматически, передает кораблю 
необходимые поправки. Но этот контроль не- 
осуществим, когда ракета находится на гори- 
зонте или за небесными телами, наприм. за 
луной, т. к. лучи радара могут идти лишь 
прямо и без препятствий на своем пути. 

Инерциональная, т. е. зависящая от инер- 
ции корабля, навигация осуществляет авто- 
номный контроль внутри самого корабля, и 
является независимой от станции пункта от- 
правления. При этом способе корабль имеет 
управление и контроль постоянно и безпре- 
рывно под наблюдением самих астронавтов. 



Посредством специальных приборов (компю- 
теров) автоматически идет исправление от- 
клонений и своевременная подача горючего 
во время движения, что позволяет безпре- 
рывно иметь большую скорость движения ко- 
рабля, достигающей 25.000 миль в час». 

Полетом « Апполо — 11 » руководила Глав- 
ная Космическая Контрольная станция, для 
удобства переговоров с астронавтами во вре- 
мя их полета имевшая позывной « Хьюстон ». 
Соответственно, Коллинс, остававшийся на 
« Колумбии » после отделения лунной кабин- 
ки — «Реджер», а Армстронг и Олдрин, ко- 
торые должны были высадиться на луну из 
лунной кабинки — « Игль » (« Орел »). 



США 



М. Бугураев 



(Окончание следует) 



К ОЦЕНКЕ ГРУППОВОГО ПОЛЕТА СОВЕТСКИХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 



Обильная и в то же время до чрезвычайно- 
сти оскопленная информация ТАССа о со- 
вершавшемся с 11 по 18 октября групповом 
полете космических кораблей « Союз — 6 », 
« Союз — 7 » и « Союз — 8 » не дает возмож- 
ности определить главную цель этого дорого- 
стоющего полета. И т олько помещенная в 
« Красной звезде » 19 октября небольшая за- 
метка « Высший пилотаж на орбите » пролила 
известный свет на этот вопрос. В ней сообща- 
лось, что в беседе с корреспондентом газеты 
заместитель руководителя главной оператив- 
ной группы Центра управления полетом (он 
же разработчик систем управления движени- 
ем космических кораблей) сказал : « В ре- 
зультате полета мы получили богатейший 
опыт прежде всего по маневрированию кора- 
блей». Итак, главной целью полета, выходит, 
было выявление всех возмогкностей маневри- 
рования. Как же оно проходило? 

По данным ТАССа, сначала экипаж каждо- 
го из выведенных на орбиту « Союзов » осва- 
ивал системы ручного управления, ориента- 
ции и стабилизации корабля, автономные 
средства навигации. С выходом на орбиту 
флагманского корабля < Союз — 8 » началась 
отработка техники управления одновремен- 
ным полетом трех кораблей. Затем начались 
взаимные маневры, во время которых « Со- 
юз — 7 » и « Союз — В » осуществили сбли- 



жение. При этом их экипажи производили 
взаимное наблюдение, путэм фотографирова- 
ния и киносъемки определяли видимость объ- 
ектов на различных расстояниях, исследова- 
ли возможность обмена информацией с по- 
мощью световых индексов и визуальных оп- 
тических средств. Затем экипаж « Союз — 8 » 
наблюдал за маневрированием двух других 
кораблей и изучал зрительную работоспособ- 
ность оператора. 15 октября все три корабля 
осуществляли уже гиирокое маневрирование. 
При этом « Союз — 7 » и « Союз — 8 » сбли- 
?кались до расстояния 500 метров, что дало 
возмогкность их экипажам визуально наблю- 
дать друг друга и осуществлять связь с помо- 
щью световых индексов. Маневры « Союз — 
7 » и « Союз — В » наблюдал и регистрировал 
экипаж « Союз — 6 ». Наконец, в тот же день 
« Союз — 6 » и « Союз — 8 » поочередно сбли- 
жались с « Союз — 7 » до расстояния несколь- 
ких сот метров. Все осуществленные во время 
группового полета эволюции кораблей по 
сблия^ению выполнялись с использованием 
ручного управления по данным бортовых ав- 
тономных навигационных средств. Космонав- 
ты пользовались приборами, которые позво- 
ляли оценивать положение корабля без за- 
проса Земли, сами могли определить и траек- 
торию полета. В результате, организаторы и 
руководители полета « Союзов » пришли к за- 



12 



ключению, что возможности этого типа кос- 
мических кораблей при управлении ими эки- 
пажами неограниченны (« Красная звезда », 
19 октября 1969). 

Надо полагать, что это соответствует дей- 
ствительности. А если это так, то следует 
признать, что Советский Союз сделал еще 
один важный шаг вперед на пути к созданию 
практических возмонсностей для монтагка в 
космосе платформ и станций. Но, видимо, не 
только в этом. Если проанализировать все 
описанные выше манипуляции « Союзов », то 
можно обнаружить, что они не столько напо- 
минали маневры космических « монтажни- 
ков », сколько действия самолетов-истребите- 
лей в воздушном бою, одиночном и группо- 
вом. « Союзы » вслепую, то есть по одним 
данным бортовых навигационных систем, об- 
наруживали соседа, сближались с ним до рас- 
стояния визуальной видимости, наконец, ста- 
рались попасть в него световым лучом. Коро- 
че, многое говорит за то, что « Союзы », поми- 
мо выявления возможностей для монтажа в 



космосе, одновременно, а может быть и глав- 
ным образом, выявляли возможности для ве- 
дения космических боев. В свете такой спе- 
куляции специфическую окраску приобре- 
тает и тот факт, что « Союзы » взаимодейст- 
вовали с наземными командо-измерительны- 
ми пунктами, расположенными в различных 
районах Советского Союза и на судах, заняв- 
ших позиции в ряде пунктов Мирового оке- 
ана. В условиях войны такие командно-изме- 
рительные пункты могут служить своего ро- 
да станциями наведения на противника. Ко- 
нечно, спекуляция такого рода близка к фан- 
тастике. Но нельзя забывать, что космонав- 
тика уже во многом определила классичес- 
кую фантастику. А сов. государство, будучи 
государством милитаристским и одновремен- 
но исповедующим диалектику, непременно 
будет в той или иной мере приспособливать 
космонавтику к использованию ее в военных 
целях. 

А. Н. Кружин 
(«Часовой» №522) 



СТЕПАН РАЗИН 



300 лет тому назад бурные события проис- 
ходили на Руси — разгоралось двигкение Ра- 
зина. И если для одних это был « вор » *) 
Стенька Разин, разбойник и бандит, то для 
других — Степан Тимофеевич, справедливый 
защитник угнетенных и обиженных. Офици- 
альная русская истори долгое время придер- 
живалась первой версии (да это было и по- 
нятно, ведь разиновщина угрожала гибелью 
государственному строю Московского царст- 
ва), но теперь историческая наука отказалась 
от такого упрощенного толкования. Многое, 
что раньше ле^кало под спудом и не подлежа- 
ло опубликованию по разным сообрагкениям, 
теперь стало доступным, много новых данных 
теперь стали известными. 

Народная же память сохранила о Разине 
другие воспоминания, о нем сложились песни, 
которые поются и теперь, образ его вдохнов- 
лял и писателей и поэтов. 

Разин донской казак и разиновщина заро- 
дилась на Дону. Поэтому казакам должно 



*) в те времена « вор » означало не грабитель, а 
нарушитель государственных законов. 



быть интересно вспомнить об этих С0быТ11ЯХ, 
имевших такие важные последствия для все- 
го Войска Донского. 

В разиновском движении ясно намечаются 
два периода. 

Первый — от его зарождения (1667 г.) до 
возвращения Разина из Персии (1670 г.). Он 
имеет характер казачьего « похода за зипу- 
нами », но его продолжительность, большой 
размах, то что он был совершен на Каспий- 
ском море, а не на Азовском или Черном, 
столкновения с московскими войсками при- 
нуждает его выделить из обычных казачьих 
морских экспедиций. 

Второй период — от прихода Разина на 
Волгу в 1670 г. и до окончательного подавле- 
ния разиновщины (только 15 февр. 1672 г. по- 
сле взятия Царицына и Астрахани москов- 
скими войсками вышел царский указ об окон- 
чательном подавлении разиновского восста- 
ния) — имеет уже общероссийский характер. 
Это борьба нисших слоев населения москов- 
ского царства против социального гнета, в ко- 
торой Разину и той части донского казачест- 
ва, что за ним последовала, принадлежала ру- 



- 13 — 



ководящая роль. В это время разиновщина 
приняла формы стихийного народного дви- 
жения, направленного против притеснений и 
самовластия бояр, произвола власти на ме- 
стах и против религиозных гонений. 

Разиновщина зародилась на территории 
Донского Войска потому, что там больп1е все- 
го скопилось недовольных людей, бежавших 
по разным причинам из Московского государ- 
ства и с Украины и из которых образовались 
кадры голутвенного казачества, широко под- 
державшие Разина. Причин же, вызвавших 
это явление, было много. 

Нисшие классы, окончательно закропощен- 
ные Соборным Уложением 1649 г. за помещи- 
ками, торговые и посадские люди, обременен- 
ные большими повиностями, страдавшие от 
произвола воевод и их приказных людей (чи- 
новников) — устремились на Дон. 

Увеличение налогов для получения средств 
для ведения войн с Польшей и Швецией разо- 
рило многих жителей Московского царства. 
Потерявшие имущество или немогущие упла- 
тить подати, спасаясь от наказания, подчас 
очень тяж;елого и несправедливого, также 
уходили за московские рубежи туда, где не 
было налогов, то есть на Дон. 

Раскол 1653-67 гг. вызвал жесточайшие ре- 
лигиозные гонения. Проф. Сватиков (« Рос- 
сия и Дон ») пишет : « Церковь, и так связан- 
ная со светской властью, призвала на помощь 
государство и последнее обрушилось гкесто- 
чайшими преследованиями на старообрядцев. 
Религиозные эмигранты хлынули на Дон в 
сторону исконного политического убе?кища ». 

Все эти люди испытывали глубокую нена- 
висть к москов. общественными и государст- 
венным порядкам, к боярам, помещикам, во- 
еводам. 

Но не только московские люди уходили на 
Дон. Много народа шло и с Днепра. Особен- 
но увеличился исход населения с украинских 
земель после Андрусовского перемирия, раз- 
делившего Украину на две части. Гетьманы 
западной и восточной Украин вели непре- 
станную борьбу и разоряли край с помощью 
польских и турецко-татарских войск. Насе- 
ление искало спасения или путем переселе- 
ния в пределы Москов. царства или эмигра- 
цией на Дон. Но на територии левобережной 
Украины, присоединенной к Москве, пересе- 
ленцам пришлось столкнуться с новыми для 
них московскими порядками. Недовольные 
ими привыкшие к свободному положению ук- 
раинского казачества на Днепре, также ухо- 
дили на Дон. 

Донское Войско охотно принимало всех бег- 
лецов. Убыль от непрестанных войн с татара- 



ми и турками была большая, и новоприбыв- 
шие пополняли ряды казаков. 

Но уве.пичение населения Дона имело два 
важных последствия : расслоение казачества 
на « домовитое » и « голутвенное » и осложне- 
ние экономического положения. 

Старым, зажиточным, домовитым казакам, 
имевшим на Дону все политические права, 
получавшим свою долю в царском ж:алова- 
нии , обосновавшимся главным образом в ни- 
зовьях Дона, где находился и Черкасск, центр 
казачества, принадлежала руководящая роль 
в Войске. В их ?ке руках были и рыбные лов- 
ли в низовьях реки, торговые предприятия, 
они распоряж;ались и военными походами 
донцов. 

Новое, голутвенное, казачество, часто фор- 
мально не принятое в казаки, пользовалось 
правом убежища, участвовало в походах с 
целью получить свою долю добычи и быть 
зачисленными в полноправные граждане 
Донской республики, но не имело права уча- 
стия в политической жизни Войска. Все эти 
« новоприходцы », « оземейные казаки », « за- 
жилые бурлаки » , « работные люди » сели- 
лись преимущественно по верховьям Дона, 
по Хопру и Медведице, там, где Дикое Поле 
ближ;е всего подходило к границам Москов. 
государства. Будучи лишенными источников 
существования, они часто оказывались в за- 
висимости от зажиточного, домовитого, каза- 
чества, нанимаясь к нему в мирное время ра- 
ботниками. 

Если домовитое казачество было довольно 
своим положением и установившимися отно- 
шениями с Москвой, при условии, что послед- 
няя не будет посягать на независимость Дон- 
ского Войска, то голытьба была настроена са- 
мым непримиримым образом в отношении мо- 
сковских общественных порядков. Между 
этими крайними элементами, из которых од- 
ни полностью подчинялись Москве, другие 
относились к ней отрицательно, существова- 
ли промежуточные группы различных оттен- 
ков. 

Увеличение населения « казачьего прису- 
да » было причиной того, что назревал тяже- 
лый экономический кризис — Дон не мог 
прокормить всех прише.льцев. Скотоводство 
и рыболовство (по выражению казачьих от- 
писок — существование « с травы и воды ») не 
могли прокормить всех пришедших. Земледе- 
лие было запрещено Войском, ибо в нем ка- 
заки видели на примере Московской Руси 
средство к порабощению человека, да и к то- 
му же оно опасалось, что казак, ставший зем- 
ледельцем, утратит свою боеспособность. По 
мнению некоторых историков (Буданов — 



14 



« Дон и Россия »), это усиленно подергкива- 
лось московским правительством, ибо, если 
бы Донское Войско имело бы свой хлеб, то оно 
менее зависело бы в экономическом от- 
ношении от Москвы и более энергично смогло 
бы защищать свою независимость. 

Для добычи средств к существованию еще 
оставалась «охота за зипунами». Но к это- 
му времени наиболее прибыльные морские 
походы не могли у»се совершаться так часто 
и в тех масштабах, как это бывало раньше. 
Перенесение главного направления турецкой 
завоевательной политики с запада на север и 
на северо-восток против русских земель, ук- 
репление турками после Азовской эпопеи 40- 
ых годов своих северных владений — не поз- 
воляли казакам так свободно нападать на бе- 
рега Крыма и Турции, как это было в 1-ой по- 
ловине 17-го столетия. Постройка Турцией 
крепостей в устье Дона, настойчивые требова- 
ния московских властей не совершать мор- 
ских набегов на турецкие владения и под- 
держка домовитым казачеством этих требо- 
ваний московской П0Л11ТИКИ — были причи- 
ной уменьшения интенсивности казачьих 
морских походов. 

Помимо тяжелого экономического положе- 
ния была еще и другая причина, ослож;няв- 
шая общую обстановку. Домовитое казачест- 
во, опасаясь за свое материальное благополу- 
чие и за свою политическую независимость, 
начало косо смотреть на все усиливающийся 
приток новых поселенцев. А большая часть 
этого недовольного элемента, устремившего- 
ся на Дон — испытывала разочарование. Вме- 
сто быстрого обогащения пришлось вести по- 
луголодное существование. 

Таким образом, увеличение голутвенного 
казачества, не имевшого никаких средств к 
существованию, невозможность добыть их 
большими и продуктивными морскими похо- 
дами, и как следствие, тяжелое экономиче- 
ское положение всего Дона и явились г.тав- 
ной причиной зарождения разиновского дви- 
гкения. Количество голытьбы увеличивалось 
с каясдым годом и уже давно появились пер- 
вые предвестники событий, потрясших всю 
русскую землю. Впоследствии, станица, пос- 
ланная Разиным из Астрахани в 1669 г. к 
московскому царю, поясняла : « На Дону им 
учалась скудность большая, на Черное море 
проходить им не мочно, учинены от турских 
людей крепости, и они, отобравшись охочие 
люди пошли на Волгу, а с Волги на море ». 



Подробных биографических сведений о 



Степане Разине не сохранилось. Родился он в 
30-ых годах 17-го столетия в Черкасске; отец 
его, Тимофей Разя, был видным казаком Вой- 
ска Донского. Крестным Степана был буду- 
щий войсковой Атаман Корнила Яковлевич 
Ходнев. Когда Степан подрос, он вместе с от- 
цом и старшим братом Иваном принимал уча- 
стие в войнах и походах того времени. Позже 
он женился, жена и дети до возвращения его 
из Персии гкили в Черкасске. 

В 1652 г. Степан, во исполнение обета, дан- 
ного его отцом в благодарность за излечение 
ран, полученных на войне, ходил в Соловец- 
кую Обитель. В 1658 г. он, есаулом казачьей 
станицы героя Азовского Сидения Осипа Пе- 
трова, побывал в Мгскве. В 1660 г., по по- 
ручению Войска, вдвоем с атаманом Буданом, 
Степан Разин заключает выгодный мирный 
договор с кочевавшими в приволжских сте- 
пях калмыками о совместной борьбе с тата- 
рами. Есть указания, что осенью того же года, 
возвратившись от калмыков, Степан вторич- 
но отправляется в Соловки на богомолье. Чем 
объясняется такое религиозное рвение — не- 
известно, но существуют предположения, что 
им руководили и сообраясения как бы полити- 
ческого характера. По другим гипотезам, по- 
сещение Соловецкого монастыря объясняется 
тем, что предки Разина были новгородского 
происхождения, а в Новгороде, в период его 
независимости, Соловки пользовались особен- 
ной популярностью. 

Вместе со старшим братом, Степан участву- 
ет в русско-польских войнах 1654-1656 и 1658 
1667 гг. Иван Разин командовал там одним 
из казачьих отрядов, но кончил он трагично : 
был повешен кн. Долгоруким за самовольный 
уход с казаками из московской армии. Обыч- 
но, казаки принимали участие в военных дей- 
ствиях лишь во время летней кампании, зи- 
мой же возвращались на Дон. Долгорукий хо- 
тел их задержать и на зиму. Донцы, сч11тая, 
что служба их добровольная и что они уясе 
выполнили свои обязательства, просили их 
отпустить, но им было отказано. Ушедший 
отряд был догнан и окружен московскими 
войсками, а его предводитель, Иван Разин, 
повешен. Существует предположение, что 
выступление Степана против Московского 
царства объясняется местью за погиби1его 
брата. 

В примечаниях к « Историческим сведени- 
ям Войска Донского о станице Верхне-Кур- 
моярской » Е. Котельникова, изданных в 1848 
г. X. П. Попов пишет : « Есть предание, запи- 
санное в монографии Костомарова, что Разин 
был в Азове в турецком плену ». 

Историк Костомаров так его описывает : 



15 — 



« Стенька Разин был человек чрезвычайно 
крепкого сложения, предприимчивой натуры, 
гигантской воли, порывистой деятельности, 
своенравный, столь лее непостоянный в своих 
движениях, сколько упорный в предпринятом 
раз намерении, то мрачный и суровый, то раз- 
гульный до бешенства, то преданный пьян- 
ству и кутежу, то готовый с нечеловеческим 
терпением переносить всякие лишения. 

« В его речах было что то обаятельное, ди- 
кое мужество отражалось в грубых чертах 
лица его, правильного и слегка рябоватого, в 
его взгляде было что то повелительное, толпа 
чувствовала в нем присутствие какой то 
сверхестественной силы, против которой не- 
возможно было устоять, и называла его кол- 
дуном, батюшкой, и считала его чародеем, ве- 
рила в его ум, его славу, его счастье. В его 
душе была действительно какая то страшная 
мистическая сила. Этот легендарный пред- 
водитель голутвенного казачества, дерзко 
восставший против бояр и помещиков, меч- 
тавший оказачить всю Русь и установить все- 
общее равенство, зашитник и покровитель 
обездоленных и униженных, привел в ужас и 
ожидание не только Московское государство, 
но и всю Европу ». 

Часто Разин обвиняется з исключительной 
и ненужной гкестокости. Но фактически это 
было лишь проявление нравов того времени. 
Казаки Разина в этом отношении не лучше и 
не хуже царских воевод, польских панов, ук- 
раинцев Хмельницкого. 

П. Н. Краснов (« Картины былого Тихого 
Дона » — СПБ. 1909 г.), А. Листопадов, в ис- 
торических примечаниях (« Песни донских 
казаков » — Москва 1949 г.) пишут, что Петр 
Великий, находясь на Дону в 1695-96 гг. по- 
ж;елал видеть кого нибудь из еще оставшихся 
в 5КИВЫХ участников разинских походов. По- 
сле подробного рассказа о Разине его сорат- 
ника старика казака Морковкина, Петр, ще- 
дро его наградив, заметил : « жаль, что не су- 
мели тогда из Степана Разина сделать вели- 
кую государственную пользу, и жалко, что он 
не в мое время ». 

Началом разинского двигкения был 1667 г., 
когда он, перейдя с Дона на Волгу с 600 ка- 
заками, захватывает там большой караван 
торговых судов купца Шорина. Вместе с ни- 
ми были захвачены и суда, принадлежавшие 
лично царю и патриарху. Нападения на тор- 
говые баржи на Волге в то время было делом 
обычным, но царских и патриарших судов 
нападавшие обыкновенно не трогали, ибо это 
считалось большим грехом, да на них всегда 
и находились, для их охраны, стрельцы с 
пушками. Сереьезного сопротивления оказа- 



но не было — большинство конвоя перешло 
на сторону Разина. 

В мае, спустившись по Волге мимо Черно- 
го Яра и минуя Астрахань по протоку Буза- 
ну, отделяющемуся от Волги в 15 вестах вы- 
ше Астрахани, 35 стругов разинцев выходят 
в Каспийское море и направляются к Гурье- 
ву в устьях Яика. Гурьев был захвачен хи- 
тростью : « ...приходили те воровские казаки, 
Стенька Разин, а с ним человек с сорок, к 
городовым воротам, и просили в церковь по- 
молиться, и голова Иван Яцин, тех воровских 
казаков атамана Стеньки Разина... в город 
пустил, а те воровские казаки ворота отперли 
и воровским казакам всем велели идти в го- 
род, а стрельцы с воровскими казаками не би- 
лись и по ним из пушек и руясьев не стреля- 
ли... » (А. Попов — « Матерьялы для истории 
возмущения Стеньки Разина » — Москва. 
1857). Посланные позже из Астрахани стрель- 
цы были разбиты. И тут много из них пере- 
шло на сторону Разина. 

В сентябре казаки « пошли » на море и, вы- 
садившись на одном из протоков Волги — 
Еманчуге, погромили кочевавших там татар. 
Зиму они провели на Яике. 

Весной следующего года « 23 марта 1668 г. 
воровские казаки, Стенька Разин с товарищи, 
выбрався из Яицкого городка и взяв с собой 
струги и пушечшные запасы... » поплыли к 
западным берегам Каспийского моря. Нападе- 
ние на Терки не удалось, оно было отбито, но 
персидские владения, весь берег от Дербента 
до Баку, были ими разорены, также как Ше- 
маха, главный город Ширванского Ханства, 
Шабрань и тд. В июле разницы достигли юж- 
ных берегов Каспия и подплыли к городу 
Рящь (или Решь в провинции Гиляни, на бе- 
регу Гилянского залива). Здесь Разина дог- 
нал Сережка Кривой, приведший с Дона еще 
700 казаков и пришедший тем же маршру- 
том, что и Разин. Посланный из Астрахани 
отряд стрельцов для поимки Кривого, в про- 
токе Бузане попал в засаду и в большинстве 
присоединился к казакам. 

Под Рящью Разин начал переговоры с пер- 
сидским шахом : « ...а атаман Стенька Разин с 
товарищи говорили шаховым служилым лю- 
дям, что они хотят быть у шаха в вечном хо- 
лопстве (т. е. подданстве)... и послали они., о 
том с шаховыми служилыми людьми в Испо- 
гань, к шаху трех человек казаков, чтобы 11м 
шах велел дать место на реке Ленкуре, где 
им яеить... » Повидимому, это было военной 
хитростью выиграть время и получить доста- 
точные сведения о персидских военных си- 
лах. Переговоры ни к чему не привели и кон- 
чились кровавым столкновением. А шах, хотя 



— 16 



и ответил отказом, но опасаясь казачьего на- 
падения, « в Рящь-город Еулан-Хану писал и 
велел воровским казакам корм давать до ука- 
зу » (А. Попов. « Материялы для истории воз- 
мущения...). После Разин уходит к противо- 
положным берегам Каспия и разоряет там го- 
род Фарабат. Зиму казаки провели на песча- 
ной косе в тяяселых условиях в нездоровой 
местности, страдая от отсутствия питьевой 
воды и хлеба. 

С весны 1669 г. струги Разина плавают по 
всему Каспийскому морю. Снова захватыва- 
ются Астрабад, Шабрань, разграблены Фара- 
бат, окрестности Баку, также как и восточ- 
ные берега — Туркменский край. Здесь в од- 
ной из стычек погиб С. Кривой. С туркмен- 
ского берега казаки приплыли к Свиному 
острову, где оставались около 10 недель. 

В июле к лагерю Разина приплыло персид- 
ское войско из 4000 бойцов, на 70 стругах. Го- 
рячий бой окончился полным разгромом пер- 
сов, лишь небольшая их часть спаслась на 
трех стругах. В руки казаков попала богатей- 
шая добыча и 33 пупгки. Но победа досталась 
недешево : погибло в бою около 500 казаков, 
что составляю 25 "/о сил Разина, да кроме то- 
го много было больных и раненых, и казаки 
решили возвращаться на Дон. 

Десять дней плыли они до устьев Волги, и 
в начале августа, разграбив по дороге два 
персидских торговых корабля и учуг астра- 
ханского митрополита, казачья флотилия 
остановилась около острова Четырех Бугров. 

Навстречу казакам из Астрахани было от- 
правлено 4000 стрельцов на 36 стругах. Обе 
стороны предполагали действовать согласно 
сбстсятельствам. У княгя Львова, командо- 
Еаншего стрельцами, была с собой цар. грамо- 
та с прощением Разину, казаки ■же предпола- 
гали или придти к мирному соглашению и 
вернуться через Волгу на Дон, или, в случае 
неудачи, отойти с боем и тогда пройти по Ку- 
ме. 

Астраханские власти не решились на от- 
крытую борьбу с Разиным, которому сочув- 
ствовало все местное население. После пере- 
говоров казаки приплыли к Астрахани. Оре- 
ол разинской славы, его фактическое господ- 
ство в течении двух лет на всех берегах Кас- 
пия, заставили представителей московских 
властей говорить с казачьим атаманом иным 
языком, чем с прощенным разбойником. Это 
был не только предводитель казачьего пои- 
ска, но и победитель персидского шаха. В Ас- 
трахани Разин по договору должен был сдать 
всю артиллерию, морские струги, захвачен- 
ный персидский полон, и лишь после этого 
казаки смогли бы плыть на Дон. 



Население Астрахани устроило Разину тор- 
жественную встречу. В течении десяти дней, 
казаки и их атаман в богатых одеждах, при 
драгоценном оружии, посещали город, несмо- 
тря на запрет воеводы. Разницы, ушедшие в 
поход оборванцами, сорили серебром и золо- 
том, продавали забезценок захваченную в 
Персии богатую добычу. Сам Разин щедро 
раздавал деньги бедному народу. Пребывание 
в Астрахани сильно увеличило его популяр- 
ность, его обаяние, как удалого предводите- 
ля, ласкового и щедрого к простонародью, не 
боящегося и не считавшегося с властью во- 
еводы. Астраханские власти, видя популяр- 
ность казаков, поторопились от них скорее 
избавиться, и Разин, сдав лишь половину сво- 
их пушек и часть морских стругов, в начале 
сентябре отплыл из Астрахани к Царицыну. 

Еще до отплытия Разин отправил в Москву 
станицу с предложением захватить Азов или 
подчинить Крым или Персию. Это была по- 
пытка сохранить и улучшить отношения с 
московским правительством и предложение 
использовать силы голутвенного казачества 
в государственном масштабе. В Москве, Бояр- 
ская Дума предлогкение отклонила — Мо- 
сква, ослаб.ленная борьбой с Польшей и Шве- 
цией, опасалась ввязаться в новую войну. 

Придя на донскую землю, Разин обосновал- 
ся на острове Дона, где построил укреплен- 
ный городок Кагальник. Силы его увеличива- 
лись : его популярность, быстрое обогащение 
разинцев были причинами того, что к нему 
стекался народ с Хопра, Волги, Украины, Мо- 
сковской Руси. С Волги он пришел с 1500 ка- 
заками, а весной 1670 г. у него было более 
4000 человек. На вопрос посланного войско- 
вым Атаманом Корнелием Яковлевым есау- 
ла, что Разин делает в Кагальнике с таким 
войском, нарушая этим войсковые законы и 
обычаи — Разин ответил, что он послал гон- 
цов к царю и если они вернутся с ми.лостивсй 
грамотой, « то пойду воевать за царя на Крым 
или Азов или где повеление Великого Госуда- 
ря будет, а если не будет милостивой грамо- 
ты, уйду к запорожцам и буду воевать с ними 
против польского короля ». 

Действительно, турки ждали и готовились 
к его походу на Черное море. В бумагах По- 
сольского Приказа того времени имеется сле- 
дующее донесение : « В прошлом 1670 г. по- 
слан от царя Алексея Михайловича к турец- 
кому слутану гречанин М. Иванов и в нынеш- 
нем (1671 г.) марта в третий день он сказал : 
писал к нему, визирю, из Азова Сулейман-па- 
ша, что вор Стенька Разин приготовил 10 
стругов и хочет идти на Черное море к ту- 
рецким берегам, и ченилось на Черном море 



17 



от вора, в июле и августе великое опасение и 
сполохи, и многие турецкие города при мо- 
ре, приказал визирь укрепить и всякими за- 
пасами пополнить ». 

« А в августе, — писал визирю тот »се азов- 
ский паша, — что вор Стенька Разин на Чер- 
ное море не пошел, а пошел войной против 
Московского государства. А в турской земле 
в то время от донских казаков были великие 
страхи и опасаются турки, чтобы казаки Азо- 
ва не взяли, потому что крепко Черное море 
Азовом, а если Азов достанется в руки каза- 
кам, на Черное море им (туркам) выйти нель- 
зя ». 

Действительно, возникает вопрос, почему 
Разин не взял или даже не попытался взять 
Азов? Ответ нужно искать в тогдашнем со- 
стоянии Донского Войска. Если в 1637 г. ему 
было под силу захватить Азов, держать его 
в течении 5 лет, а главное, выдержать осаду, 
то теперь, после Азовского Сидения и после- 
дуюших нападений татар и турок, на это не 
хватило бы силы. Собравшаяся в Кагальнике 
голытьба не обладала достаточными боевыми 
качествами. Известную роль сыграло и все 
усиливавшееся влияние Москвы, бывшей 
против активных действий против азовских 
турок. 

Посланная в Москву Атаманом К. Яковле- 
вым станица Аверкиева сообшила в декабре 
1669 г. о создавшемся положении на Дону. В 
ответ МОСК. правительство послало в Чер- 
касск чиновника Евдокимова с царской гра- 
мотой, но царское жалование было задерж;а- 
но. А в наказе моек, послу говорилось : « про- 
ведати всякими мерами, где Разин и с ним ли 
атаманы и казаки с Михаилом Самарениным 
с товарищи в совете ли или не в совете и 
ссылка между ними есть ли? ». 

В грамоте же Донскому Войску писалось : 
« Когда такие воровские ссоры на Дону пре- 
станут и казаки в послушании будут, то по 
нашему указу из Воронежа все запасы вам 
без задержки будут отпуш,ены ». 



То есть присылка жалования и запасов ста- 
вилась в зависимость от полного подчинения 
Разина. А пока что станица Аверкиева 19 ка- 
заков были сосланы в Холмогоры. 

На другой день после того, как в Черкасске 
на Кругу была прочитана царская грамота и 
казаки снова собрались для составления и 
вручения ответной войсковой отписки, на 
Круге неожиданно появился Разин со своими 
соратниками. Вызванный Евдокимов, на во- 
прос Разина, зачем он приехал на Дон, отве- 
чал, что привез царскую грамоту. Но Разин 
был хорошо осведомлен о настоящей цели 
приезда моек, чиновника : « Не с грамотой 
ты приехал, а лазутчиком». Евдокимов был 
утоплен казаками. На уговоры Атамана Яко- 
влева Разин отвечал : « Ты владей своим Вой- 
ском, а я своим ». Круг был явно настроен в 
пользя Разина, свиту Евдокимова 7 недель 
держали в тюрьме, откуда она была тайно 
выпущена Яковлевым. Несколько дней Ра- 
зин оставался полным хозяином в Черкасске, 
а затем неожидано ушел в Кагальник, как не- 
ожиданно оттуда и появился. 

Об этом событии Яковлев позже сообщал в 
Москву : « Разин подходил под Черкасск, 
чтобы в Войске учинить смуту великую, а 
нам за малолюдством не токмо над ним, во- 
ром, и над его единомышленниками промыс- 
лу учинить, но и себя уберечь некем... » Да- 
лее Атаман просил о присылке вооруженной 
помощи. 

На ?калобы войсковых властей, что задергк- 
ка жалования и запрещение торговым людям 
ехать с товарами на Дон (экономическая бло- 
када) тяжело отражается на положении Вой- 
ска. Моск. власти требовали « над ворами по- 
мыслы учинить и переимав тех воров при- 
слать к Великому Государю в Москву, а иным 
заводчикам и зачинщикам воровству учинить 
бы указ по своему войсковому усмотрению». 

Б. Богаевский 

(Продолясение следует) 



СКРИЖАЛИ СЛАВЫ КАЗАЧЬЕЙ 

(Продолжение № 84) 



1813 октября 16'28 Письмо Донского атама- 
на генерала-от-кавалерии графа Матвея Ива- 
новича Платова князю П. М. Волконскому о 
действиях казаков и армейских партизанских 



отрядов в районе города Фульды. 

Милостивый Государь мой князь Петр Ми- 
хайлович! Сегодни проследовал я с войсками 



18 



моими г. Фульду, оставя оный направо, и 
имею теперь ночлег при сел. Пельгерзаль. 

Неприятель, с которым я вчера имел сра- 
жение при Рамздорфе, где был и сам Наполе- 
он со всею своей армиею, кроме авангарда, с 
которым у г. Фульды имели дело генерал- 
майоры Чернышев и Иловайский 12-й вче- 
рашнего же числа, ретировался сегодни в ви- 
ду моем, имея фланговыми своими со мной 
перестрелку, при которой, кроме убитых, взя- 
то в плен до сту чолевек, и прибыл только се- 
годни же в г. Фульду, где и остановился по 
обоим сторонам города на ночлег. 

Пс ежедневной и поспешной его ретираде, 
в продолжение которой имею днем с ним пе- 
рестрелку, а всякую ночь тревожу его, чтобы 
не давать ему покоя и доводить до изнурения, 
полагаю я, что он завтре же пойдет от Фуль- 
ды, и я, коль скоро тронется, последую впе- 
ред и буду, когда случай позволит, действо- 
вать на головы его колонн. Мост, бывший на 
р. Фульде, хотя и изломан, но не помешает 
неприятелю и не остановит его, потому что 
речка малая и имеет броды. 

Отряды генерал-майоров Иловайского 12- 
го и Кайсарова, от меня командированные, 
находятся впереди Фульды, по большой доро- 
ге и соединились с отрядом генерал-адъютан- 
та Черньпиева, последовали для истребления 
впереди идущего неприятеля. Я теперь пред- 
писал из них Иловайскому идти и действо- 
вать соединенно с Чернышевым, а авангарду 
войск моих, под командой ген. Кайсарова со- 
стоящему, приказал присоединиться ко мне 
для усиления моей части на случай действия 
там, где и сам Наполеон находится. 

Генерал-адъютант граф Орлов-Денисов и 
полковник граф Менсдорф находились от 
меня и от большой дороги левее и забирают 
неприятеля вперед; полагаю, что завтре и они 
соединятся с Чернышевым; следовательно и 
будет уясе их отрядов сих с ген. м. Иловай- 
ским для действий достаточно. 

Сегодни с левой стороны следования моего 
явился ко мне прусской партизан майор фон- 
Балтернуштерн со 190 чел. пехоты и 120 ка- 
валерии разных полков, который и будет сле- 
довать со мною для пораясения неприятеля. 

Следуемые Его Императорскому Величест- 
ву от генерала Чернышева к Вашему Сия- 
тельству от генерала Иловайского 12-го ра- 
порты и таковые же ко мне от него же, Ило- 
вайского, при сем с хорунжим А.лександри- 
ным доставляю. Сей же час отправил я впе- 
ред к Чернышеву и Иловайскому, с тем, что- 
бы они, что у них происходить будет, уведом- 
ляли меня, а я также о происходящем у ме- 



ня буду давать знать им; словом, чтобы у нас 
была беспрерывная связь всегда. 

1813 октябяя 17/29 Рапорт командира ар- 
мейского партизанского отряда генерал-майо- 
ра А. И. Чернышева Императору Александру 
о действиях отряда в районах городов Фуль- 
да и Ханау. 

За Хохштатом у Ханау 3 ч. попол. 

Государь! 

Основная задача, стоявшая передо мной, 
когда я совместно с двумя полками генера- 
ла Иловайского 12-го устремился на большую 
Майнцскую дорогу, — опередить француз- 
скую армию и задер^кать ее марш, решена са- 
мым успешным и блестящим образом. 

Заняв Фульду нашим общим авангардом 
под командованием полк. Бенкендорфа, мы 
приказали ему энергично атаковать дивизию 
молодой гвардии и остатки корпуса маршала 
Мармона, выдвинувшегося вперед. Мы же с 
остальной частью наших сил завязали сраже- 
ние с авангардом неприятеля, чтобы затруд- 
нить движение его и тем самым замедлить его 
отступление. 

Как только стемнело, мы вновь выдвину- 
лись вперед, разрушая вдоль пути мосты и 
склады и загромождая дороги завалами. Мы 
действовали таким образом вплоть до Ханау. 

Сегодни, проведя ночь в Готтенберге около 
Гельнхаузена и разрушив мост между Хех- 
стом и Гельнхаузеном, мы поручили по.пк. 
Бенкендорфу возмогкно энергичнее нападать 
на передовые колонны, направляющиеся в 
Ханау, оказывая ему поддергкку всеми наши- 
ми войсками. Это дало нам около 1.000 плен- 
ных. Приближаясь к Ханау, французы обна- 
ружили, что этот город был у?ке занят с ут- 
ра баварским авангардом. Внезапно повернув 
назад, они атаковали нас с яростию и отчая- 
нием в надежде проложить дорогу и соеди- 
ниться со своей армией. Но мои храбрые ка- 
заки, несмотря на потери, защищались блес- 
тяще. 

Одновременно с этим, отряд полк. Бенкен- 
дорфа, находившийся на моем левом фланге, 
не узнав баварцев, был готов атаковать их, 
но затем вошел с ними в прямую связь и на- 
пал на непряителя с тылу. Две его роты при- 
соединились ко мне, и тогда противник атако- 
ванный со всех сторон, после весьма упорно- 
го сопротивления принужден был сдаться в 
числе, превышающем 3500 человек, среди ко- 
торых два генерала, несколько полковников и 
большое число офицеров. Не зная что делать 
с ними, я передал их баварцам. Те же, кото- 
рых захватил я по дороге, были отправлены 
мной на мой .левый фланг. Как только дело 



— 19 — 



было зачонкено, моя забота состояла в том, 
чтобы ехать в Ханау и переговорить с ген. 
Вреде, который прибыл туда через два часа 
после сражения. Когда я доложил генералу 
Вреде об отступлении французов и о состо- 
янии их армии, он выразил нам свою призна- 
тельность за то, что мы задержали марш не- 
приятеля и дали ему во?мояснссть определить 
последнего. Вся его армия долнсна будет сое- 
диниться полностью лишь в течение сегод- 
няшнего дня. 

Мои аванпосты уясе сигнализируют о при- 
бытии неприятельских авангардов. Я думаю, 
что решающее срагкение, однако, произойдет 
лишь завтра и что сегодни дело ограничится 
небольи1им боем. Я разместился со всей своей 
кавалерией на левом фланге генерала Вреде 
и еще вчера послал 150 кавалеристов под ко- 
мандою капитана Шиллинга — прекрасного 
офицера — в район между Ветцларом и Ко- 
бленцем. Столько же людей из моего отряда 
с сегодняшней ночи находится меясду Майн- 
цем и Франкфуртом. Последний занят при- 
бывшими из Франции войсками, численно- 
стью в шесть тысяч человек. Спешу довести 
до сведения Вашего Императорского Вели- 
чества это важное сведение : А. Чернышев. 

1913 октября 23/ноября 4 Рапорт генерал- 
май'Эра В. Д. Иловайского Барклаю-де-Толлм 
о партизанских действиях и сражении при 
Ханау. 

№518 г. Франкфурт 

Удостоясь я лично быть командированным 
от Его Императорского Величества с отрядом 
для следования впереди армии неприятель- 
ской и делания ему в движении всевозможно- 
го препятствия. 

Во исполнение каковой воли Его Импера- 
торского Величества следовал я с отрядом 
моим от г. Лейпцига до г. Ганау, бил неприя- 
теля спереди и с флангов, по большой дороге 
истреблял пред ним мосты магазейны, зава- 
ливал лесом дорогу и делал ему всевозмож- 
ное препятствие; разбил совершенно при сел. 
Каштет гвардейские полки Легард доннор и 
уланской принца Мюрата, близ г. Эйзенах 
при дер. Малюнген кавалерийскую дивизию 
ген. Фернье, между Ваха и Гинфельдом на 
большой дороге истребил колонну пехоты и 
взял две орудии, у которых по невозможно- 
сти увезти перерубил колесы, а самих бросил 
при дер. Малмерс, чем, удерживая неприя- 
теля, дал успеть баварским войскам занять г. 
Ганау. 

Пред Ганау во обще с отрядами генерала- 
адъютанта Чернышева и подполковника Хра- 
повицкого разбил остатки корпуса маршала 



Мармонда и гвардейскую дивизию генерала 
де Мутье и взял в плен более четырех тысяч 
чел. разных чинов. В генеральном сражении 
войск баварских с французами сражался с 
восьмитысячным корпусом гвардейской кава- 
лерии, чем облегчил (именно так в самом тек- 
сте Н. В.) атаку французскую на баварские 
войски, а после истребил совершенно у сего ж 
города ариергард неприятельской и взял в 
плен более 1 тысячи чел. разных чинов. 

В сих делах и в других взято в плен до 
9.000 разных чинов, двух курьеров, множе- 
ство ящиков с зарядами и большое количе- 
ство обозов. Отличная храбрость, усердие и 
ревность служащих в моем отряде господ 
штаб — и обер-офицеров и нин^ных чинов к 
службе, с коими они исполняли долг свой, 
ставит меня в обязанности свидетельствовать 
перед Вашим Сиятельством и всепокорнейше 
просить о награгкдении их, как истинно за- 
служ;ивающих Монаршего воззрения. Ген.- 
майор Иловайский 12-й. 

1913 октября 26/ноября 7 Донесение Блю- 
хера Императору Александру об успешных 
действиях корпуса казаков под командовани- 
ем генерала-от-инфантерии Ф. В. Остен-Са- 
кева на захвате судов по реке Рейн. 

Вашему Императорскому Величеству все- 
подданнейше доношу маршевое расписание 
Силезской армии. 

Я отдал распоряжение ген. Остен-Сакену о 
посылке на Рейн казаков его корпуса для 
овладения там всеми наличными судами. Это 
было выполнено с таким успехом, что 30 су- 
дов приведены вместе в приток Рейна р. Лан 
и несколько дней назад был занят Таль-Эрен- 
брейтштейн. 

Ген. лейт. Васильчиков только что сооб- 
щил, что три тысячи чел. неприятельской ка- 
валерии прибыли в Кобленц и что там огки- 
дается сам маршал Макдональд. Вообще же 
настроение населения по ту сторону Рейна 
должно быть в нашу пользу. Они ничего так 
не ожидают, как только нашего перехода 
Рейна и своего освобождения. Блюхер. 

1813 октября 31/ноября 12 Рапорт графа В. 
В. Орлова-Денисова Барклаю-де-Толли 'О сра- 
жении у Ханау и о выходе к Рейну. 

№ 8 г. Дармштат 

Честь имею донесть Вашему Сиятельству о 
движениях моего отряда, предприяв опере- 
дить голову французских колонн и основать 
сообщение с баварцами, следовал я из Бри- 
нену на местечко Орбе и Мергольц; в продол- 
жение флангового моего марша чрез почти 
непроходимые места тревожил я ежечастно 
неприятеля и наблюдал его движении, что 



— 20 



мне подавало случай давать частые и полез- 
ные известии господину баварскому генералу 
гр. Вреде. 

17/29 прибыл я под мест. Мергольц близ 
Гельнгаузена, где встретил передовой отряд 
баварских войск. К вечеру показались фран- 
цузские войски, впереди 12.000 кавалерии, 
4-й корпус и старая гвардия расположились 
от Ротенбергена, где ночевал сам Наполеон 
до Лянгензебольд. Сии войски были в совер- 
шенном устройстве, я довольствовался на- 
блюдением. 18/30 канонада началась под Ха- 
нау, неприятель пошел вперед, и сильные но- 
вые колонны потянулись из Гельнхаузена, я 
решился сделать диверсию. 

Флигель-адъютанту полковнику Орлову 
приказано было переправиться чрез узкой 
мост на Кинцинге и ударить на шоссе, а прин- 
цу Бирону поддерживать его с четырьмя эс- 
кадронами немецкой кавалерии и двумя ору- 
диями. 

Полк. Орлов исполнил сие поручение с ве- 
ликим успехом, пробил неприятельскую ко- 
лонну, взял пушку с двумя ящиками и вор- 
вался в самую деревню Ротенберген, в кото- 
рой несколько часов пред сим Наполеон на- 
ходился. Неприятель, однако, после первого 
страху обратил на полковника Орлова силь- 
ные пехотные и кавалерийские колонны, на- 
деясь, конечно, отрезать его от узкого моста 
чрез р. Кинцинг. Тогда батарея, поставленная 
скрытно принцом Бироном, столь удачно 
встретила его, что полк. Орлов без всякой по- 
тери возвратился на левой берег Кинцинг; 
причем он, однако ж, был принуж;ден оста- 
вить взятую пушку, завязшую в болото. 

Неприятель после сего происшествия поста- 
вил сильные колонны у Гельнгаузена и Ро- 
тенберген для наблюдения Кинцинг, казаки 
открыли мегкду тем брод у так называемой 
господской мельницы. Замечая, что канонада 
у Ханау ежечастно усиливалась, я решился 
сделать вторичное нападение на неприятеля, 
которой после первой начал продолжать свой 
марш. И для того приказал цесарскому рот- 
мистру Микуличу с одним эскадроном цесар- 
ской, одним эскадроном прусской кавалерии 
и со ста казаками под командой порутчика 
Томсана переправиться вброд и атаковать не- 
приятеля. Полк. Орлову ве.лено было в то са- 
мое время сделать фальшивую атаку на г. 
Гельнгаузен, а цесарскому подполковнику 
барону Гассеру с двумя эскадронами и пол- 
ком Донским Чернозубова 5-го броситься на 
Ротенберген, что ими и исполнено было с уди- 
вительною быстротою и храбростью, храброй 
же ротмистр Микулич, пользуясь сим случа- 
ем, прорвал неприятельские колонны и обра- 



тил их в бегство, причем взял в плен до 400 
человек разных чинов и 20 офицеров; всего 
приятнее было мне видеть, что неприятель 
совершенно приостановил свой марш к Ха- 
нау и только на другой день в 3 часа утра от- 
важился продолжать поход. 

19/31 хотел я опять прервать марш неприя- 
телю, но нашел весь берег р. Кинцинг заня- 
тым французской пехотою. В то самое время 
получил я письмо от графа Вреде, которым 
он меня уведомил, что превосходные неприя- 
тельские силы принудили его отступить на 
левой берег Кинцинг. Таким образом стоял я 
в прежней своей позиции до 4-го часа попо- 
лудни. Покушение полка Чернозубова 5-го 
на с. Ротенберген, поддержанного храброю 
австрийскою ротою летучего отряда майора 
графа Хадека, было остановлено молодою 
французскою гвардиею, которая под началь- 
ством маршала Мортье занимала еще оное се- 
ление. 

В 4-м часу был я извещен передовыми сво- 
ими постами, что конец неприятельского ари- 
ергарда скоро должен проходить чрез Гельн- 
гаузен. Я решился его отрезать, цесарские 
егери очистили переправу чрез Кинцинг. Под 
прикрытием моей артиллерии, переправясь 
вброд, напал я на неприятеля и разбил его, 
причем взял в плен 1500 человек; увидя не- 
приятеля в соверпленном беспорядке приве- 
денного быстрою атакою казачьей бригады 
под командой полковника Орлова и прусского 
полка майора гр. Генкеля, немедленно коман- 
дировал я цесарского ротмистра Грассера со 
своим эскадроном и полком Чернозубова 5-го 
напасть на спасающегося неприятеля по боль- 
шой дороге. Ротмистр Грассер, равно как и 
подчиненные его, атаковали невероятною 
храбростию, опрокинув оного, поражали бо- 
лее 5 верст до замка Лангензебольд, причем 
взяли в плен 1100 человек. 

20/1, соединясь с ротмистром Трассером на 
рассвете у замка Лангензебольд, повернул я 
от большой Франкфуртской дороги вправо к 
берегу, настиг неприятельскую колонну, от- 
ступавшую по сему направлению, разбил 
оную, причем взял 1 пушку и до 20 зарядных 
ящиков и 280 чел. в плен, у Бергена окружил 
я вместе с ген. -майором Кайсаровым два не- 
приятельские баталиона числом до тысячи 
триста человек, которые сдались посланному 
парламентером адъютанту принца Бирона. 

В Бернен получи.п я повеление от графа 
Платова идти сзади его авангарда, что и вы- 
полнил. По соединении с Чернышевым в дер. 
Эшборн уверился я, что действительно одною 
кавалерией на правом берегу Майна нечего 
было делать; перешел я с согласия графа 



21 



Платова чрез Майн и остановил свой отряд 
между Рейном и Дармштатом до дальнейшего 
повеления князя Шварценберга, от которого 
не имею еще разрешен11я — переправиться 
мне чрез Рейн и что делать. Ген. -адъютант 
град Орлов-Денисов. 

1813 декабря 25/1814 января 6 Выдержка из 
рапорта командира 8 пехотного корпуса ген. 
г. Сэн-При ген. Ланжерону. 

В час пополуночи началась переправа чрез 
Рейн по повелению фельдмарпгала Блюхера. 
Неприятельская батарея едва успела сделать 
четыре выстрела, как была занята почти 
вдруг стрелками егерских полков. Генерал- 
майор Керн, переправясь, такгке со своей 
стороны приблигкился к Мазельскому мосту, 
неприятель, увидев сии движения, тотчас 
бросился к горам. Генерал-майор Карпенков 
успел еще настичь ариергард, расстроил его и 
взял многих в плен, но темнота ночи и ту- 
ман не позволили далее преследовать. Коб- 
ленц был совершенно занят нашими войска- 
ми в пять с половиной утра. Генерал-майор 
Бистром с полками его, 4-мя орудиями пол- 
ковника Тишинича и казачьим полком Иса- 
ева был отряжен преследовать. При взятии 
Кобленца взято нами 12 пушек, много пороху 
и снарядов, сделано до 500 пленных, кроме 
1200 больных, оставленных в городе. В каза- 
чьем Кутейникова 8-го полку убит 1 обер- 
офицер. 



В именном указателе, в приложении к до- 
кументации, отыскал я несколько фамилий 
казачьих героев, которых и прилагаю в за- 
ключение этого компилятивного очерка. 

Хорунжий Александрии, подполковник 
Войска Донского Барников в отряде Иловай- 
ского 12-го; Богаевский (имя и чин не упомя- 
нуты); Болдырев, сотник Донского Платова 
5-го полка, а с декабря 1813 — войсковой 
старшина, отличился под Замостьем; Боров- 
ков, поручик Донского Жирова полка; Быха- 
лов Андрей Иванович умер в 1822 г., полков- 
ник Войска Донского, ком-р каз. бригады; 
Власов 3-й — Максим Григорьевич, 1767-1848, 
подполковник, командир Донского каз. полка 
в отряде Чернышева, потом генерал от-кава- 
лерии; Гребцов (Гревцов) майор, ком-р Дон. 
Каз. полка; Греков 8-й Петр Матвеевич (1762- 
1817), ком-р Дон. Каз. полка; Греков 3-й Сте- 
пан Евдокимович (ум. в 1832), генерал-майор 
Войска Донского; Греков 18-й, Тимофей Дми- 



триевич (1770-1831), полковник, командир 
Атаманского полка, произведем за Лейпциг 
в генерал-майоры; Греков 21-й подполковник, 
ком-р Дон. каз. полка; Давыдов (Давидов) 3-й, 
войсковой старшина Войска Донского; Дени- 
сов 7-й Василий Тимофеевич (1781-1848), ге- 
нерал-майор Войска Донского; Денисов Иван 
Денисьевич (1781-1848), войск, старшина, пос- 
ле смерти ком-ра полка Иловайского 11-го 
командовал этим полком, отличился при Цир- 
ке, Берлине, Босфорфе, Лейпциге, произве- 
ден в подполковники; Ефремов, Иван Ефре- 
мович (1774-1843), полковник, казачьей бри- 
гады командир в отряде Чернышева, отли- 
чился при Лейпциге, где командовал лейб- 
казаками; Иловайский 3-й Алексей Василье- 
вич (1767-1842), генерал-майор, позднее — ге- 
нерал-от-кавалерии и Войсковой Атаман Вой- 
ска Донского; Иловайский 12-й Василий Дми- 
триевич (1785-1860), генерал-майор, отличил- 
ся у Нордгаузена, Наумбурга, Люцена, Бау- 
цена. Кульма и Лейпцига; Иловайский 4-й 
Иван Дмитриевич (1767-1826), генерал-майор 
Войска Донского, отличился под Люценом. 
Бауценом и Лейпцигом; Комиссаров войск, 
старшина, с ноября 1813 подполковник, ко- 
мандир Донского каз. полка в отряде Теттен- 
борна, отличился при набеге на Берлин; Ко- 
стин 4-й, подполковник, ком-р Донского каз. 
полка; Краснокутский, подполковник, дежур- 
ным штаб-офицер в корпусе М. И. Платова; 
Лазарев 3-й, подполковник Войска Донского, 
старший адъютант Платова; Луковкин Гаври- 
ла Амвросиевич (1772-1849), полк. Войска 
Донского, с июня 1813 г. генерал-майор, ко- 
мандовал каз. полками в корпусе Остен-Са 
кена, отлич. при Лейпциге; есаул Мельников, 
Во11ска Донского; Мельников 4-й, в 1813 вой- 
сковой старшина, командир Дон. каз. полка; 
Орлов-Денисов Василий Васильевич (1775- 
1843), граф, герой Отечественной войны 1812; 
в1813 г. генерал-майор, ком-р Лейб-гвардии 
казачьего полка, начальник личного конвоя 
Императора Александра, командовал парти- 
занскими каз. отрядами, за отличие при 
Лейпциге — в генерал-ле1'1тенанты: Пантеле- 
ев Степан Иванович, подполковник Войска 
Донского; Пономарев сотник Донского каз. 
полка Платова 5-го, отличился под креп. За- 
мостье; Попов Квартирмейстер Донского каз. 
Платова 5-го полка, отлич. под Замостьем; 
Процыков войск, старшина Атаманского пол- 
ка; Пшенишной есаул, адъютант генерал-ма- 
йора Иловайского 12-го; Ребриков 3-й, вой- 
сков, старшина, ком-р Донского каз. полка; 
Селиванов подполковник, ком-р каз. полка; 
Скворцов хорунжий каз. полка Иловайского 
12-го: Су.пин Николай Семенович (ум. в 1832) 



22 



подполковник, командир Дон. каз. полка; Та- 
расов хорунжий Дон. каз. полка, отличился 
под креп. Замостье; Храповицкий подполков- 
ник, командир Дон. каз. полка; Чернозубов 
5-й полковник, ком-р Дон. каз. полка. 



СЛАВА ГЕРОЯМ, ПРОСЛАВИВШИМ 
ДОН И КАЗАЧЕСТВО! 

Пебл Бич, Калифорния Н. Воробьев 



ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА УРАЛЬСКОМ ОТДЕЛЬНОМ ФРОНТЕ 

(Продолжение № 85) 



Вопрос снабж:ения водой во время этого по- 
хода был очень важным. В закаспийских сте- 
пях, помимо колодцев, разбросанных в безпо- 
рядке и сооруж;енных кочевниками, была ли- 
ния колодцев от Бухарской и Персидской 
границ, сооруженных еще во времена движе- 
ния азиатских орд Атиллы, Чингис-Хана и 
др. на завоевание Европы. Орды эти шли рав- 
ниной через « Каспийские ворота » меж:ду 
Уральскими горами и Каспийским морем и 
для их питания и была сооружена эта линия 
колодцев. Иногда мы попадали на них. Было 
видно, что их сооружением руководила 
какая то могучая власть, с наличием больших 
материальных средств, большого количества 
рабочих рук и некоторым уровнем техники. 
Некоторые из этих колодцев были глубиной 
до 60 метров, срубы их, как правило, были 
вылоясены из тесаного камня огромного веса 
и большой величины. Камень этот был, пови- 
димому, привозим издалека, так как побли- 
зости никаких каменистых пород или гор нет. 
Все колодцы, попадавшиеся по пути, как пра- 
вило, имели воду сильно соленую, что вызы- 
вало у людей поносы, истощая организм и без 
того бедно питаемый. Были и смертные слу- 
чаи от истощения. Расстояния между колод- 
цами были различными, но не менее одного 
перехода. Но были случаи, когда между ними 
бывало до 200 верст. В таких случаях до пе- 
рехода делалась дневка, поили верблюдов, 
для людей брали воду про запас и потом дви- 
гались днем и ночью с маленькими отдыхами 
пока не доходили до колодца. Хорошо ,если 
случайно для такого перехода был проводник. 
Чаще без дорог, с плохой картой, без наличия 
каких бы то ни было ориентировочных пред- 
метов на местности, только по компасу, нуж:- 
но было выйти к помеченному на карте 100 
лет тому назад колодцу. А с середины апре- 
ля, в степи, днем была сильная гкара и за два 



месяца похода выпал всего только один раз 
дождь. 

По пути до Персидской границы отряд 
встретил два « чуда природы ». Это были две 
впадины или большие ямы с пресной хоро- 
шей водой. Одна из них (« Бульмундзир) име- 
ла поверхность до 60 кв. метров и была боль- 
шой глубины, вторая (Капланы) была меньше 
— до 40 кв. метров. Об их происхождении 
трудно судить, можно было лишь делать до- 
гадки, что они образовались от скопления во- 
ды при таянии снегов и от дождей, но так как 
выпадающих за год в степи осадков было 
очень мало, скорее они образовались из род- 
ников. 

На одном из ночлегов возле моря, постами 
был замечен пароход, который, выйдя на вы- 
соту расположения отряда, остановился. По 
тревоге отряд снялся и отклонился глубже 
за холмы, в степь. Но после этого пароход до 
Красноводска шел вдоль берега, наблюдая за 
нашим движением. Один раз даже выпустил 
по отряду несколько снарядов, не причинив- 
ших никакого вреда. Другой раз, застигнув 
разъезд полк. Сладкова на одном из малень- 
ких промыслов, обстрелял его из пулемета и 
высадил дессант для его преследования, но 
матросы от берега не отрывались. Так как 
дальнейший путь отряда лежал в некотором 
удалении от берега, то все скоро забыли об 
этой встрече. 

При движении со многими двухколками и в 
особенности при больших переходах были по- 
тери и в верблюдах. По этой причине, а так- 
же для пополнения запасов мяса, было реше- 
но сделать еще одну реквизицию. Это мера 
была вызвана еще и тем соображением, что 
отряд приближался к заливу Бургаз, после 
которого начиналась нейтральная незаселен- 
ная полоса земель между владениями кирги- 
зов и туркмен. Для большего успеха дела, 



в .Атаман решил отправиться на эту экспе- 
дицию сам, лично. Было назначено 45 каза- 
ков. Поехали и полк. Карнаухов со своим 
помощником ее. Митрясовым и я с пор. Сидо- 
ренко и вся группа 4-го взвода, которая со- 
провождала меня в таких случаях. Одна из 
сестер милосердия, что находилась в группе 
ген. Моторного, тоже изъвила желание по- 
ехать и испытать новые впечатления. 

С наступлением темноты, с запасом суха- 
рей и воды, мы двинулись в путь в направле- 
нии на озеро Батырь (в переводе — бога- 
тырь). С пор. Сидоренко и 4-ым взводом мы 
замыкали движение, чтобы не было отстаю- 
щих. Это было необходимо, так как измучен- 
ные предыдущими большими переходами лю- 
ди, при слабом питании, двигались как тени 
и к полуночи стали засьшать. Вдруг, два вер- 
блюда с заснувшими на них казаками пово- 
рачивают и идут в сторону. Заснув, спавшие 
часто падали с верблюдов. Вот и я слышу в 
темноте, что-то мягкое упало на землю. Обер- 
нувшись, говорю : « Отвязался вьюк или ме- 
шок какой-то — подобрать! » Оказалось, что 
это сестра милосердия, бывшая поблизости от 
меня, заснув, упала с верблюда. Этот случай 
развеселил окружающих на некоторое время. 
Подобрали сестру, без серьезных ушибов, но 
дрожащую от испуга, посадили на верблюда 
и тронулись дальше. Через некоторое время 
был объявлен привал с распоряжением поло- 
жить верблюдов. Эта рекогносцировка была 
богата приключениями. 

Сидоренко, положив верблюда, подошел ко 
мне и мы втроем, сестра была с нами, выкури- 
ли по папиросе и он ушел в самый хвост ко- 
лонны, к своему верблюду. Примерно через 
полчаса было приказано двигаться дальше. 
Все тронулись, и я, уверенный в бдительно- 
сти Сидоренко, не остался, что-бы проверить 
« хвост », отдав команду двигаться, но при 
ней — « смотреть за всеми, чтобы никто не 
остался... » То было около 2-ух часов ночи. 
Через час-два остановка на ночлег, так как 
было потеряно направление и ну»сно было 
ждать рассвета для определения своего ме- 
стонахождения. Во время этой остановки пор. 
Сидоренко не пришел в группу 4-го взвода. 
Сначала я не обратил на это внимания, про- 
ходит еще четверть часа — поручика все нет. 
Я пошел к Атаману, думая встретить его там. 
Никто ничего не знает. На мою просьбу раз- 
решить мне вернуться на место предыдуще- 
го привала. Атаман и полк. Карнаухов мне 
отсоветовали, советуя обождать рассвета, ибо 
ночью можно сбиться с пути (двигались мы 
без дорог), да и верблюды не выдержат новых 
усилий. Обезпокоенный случившимся, я вер- 



нулся в свою группу, накормил сестру суха- 
рями, выпили воды и легли спать. Несмотря 
на большую усталость, спал я плохо. Слы- 
шал, как и Фофонов ворочался и часто взды- 
хал. 

Спать долго не пришлось — быстро на- 
ступил рассвет. Атаман, поднявшись на со- 
седний холмик, увидал большое количество 
киргизских караванов. Не теряя времени, мы 
разделились на две партии : Атаман, полк. 
Карнаухов и ее. Митрясов с половиной лю- 
дей должны были выйти с правой стороны 
караванов, я же, с другой половиной казаков, 
с левой стороны, чтобы их окружить с двух 
сторон. Я хотел направить караваны в сто- 
рону Атамана. Киргизы, заметив нас, стали 
метаться во все стороны — маленькая груп- 
па казаков с прап. Горшковым была напра- 
влена грубже, в обход. Киргизы начали по 
ним стрелять, но группа, усиленная 4-5 каза- 
ками, их разогнала и все караваны поверну- 
ли на Атамана. Уже в конце этой операции, 
сестра и Фофонов, которые всегда находи- 
лись при мне, на соседнем холме заметили 
всадника на верблюде с винтовкой за плеча- 
ми, который, оглядевшись, быстро повернул 
в нашу сторону. То к общей радости был пор. 
Сидоренко, Возвратившись от меня после ку- 
рения к своему верблюду, он прилег около 
него, желая выкурить еще одну папиросу, но 
не докурив заснул. При подъеме всего разъ- 
езда верблюд его не встал и Сидоренко не 
проснулся. С верблюдами это может случить- 
ся, объясняется это усталостью и возрастом. 
« Проснувшись еще в темноте — рассказывал 
Сидоренко — я понял случившееся, и волосы 
на моей голове зашевелились... » Но он был 
человеком с большим характером. Успокоил 
себя. Верблюд лежит головой к движению 
отряда. Зажег под шинелью недокуренную 
папиросу и стал ждать рассвета. Лишь толь- 
ко посветлело — двинулся вперед. По пути 
видел двух киргизов на конях, на находив- 
шихся вправо холмах, но, взятые на прицел, 
они быстро скрылись. Потом послышалась 
стрельба, что дало ему направление на мою 
группу. По пути он « посетил » две брошен- 
ные кибитки , подобрал там кое что из пропи- 
тания и чайник, которого не хватало в нашей 
артели. Эта реквизиция, в общем, кончилась 
благополучно, без потерь, но и не дала добы- 
чи, как этого хотелось и как могло быть. С 
поворотом мною караванов на группу Атама- 
на, пришли к нему киргизы, ставшие Атама- 
на просить и плакать. Чтобы смягчить для 
них потери, Атаман, указав нужное количе- 
ство верблюдов и баранов, предложил им са- 
мим сделать распределение их. В это время 



-24 



моя группа гнала стадо верб, без киргиз, ибо 
стрелявшие по мне разбежались. Отвлекшись 
этим, ни Атаман, ни находившиеся с ним, не 
заметили как киргизы, вместо того, чтобы 
распределять поставку, скрылись между хол- 
мов и исчезли. Пришлось удовлетвариться 
тем, что пригнала моя группа. Между вер- 
блюдами было много непригодных для нас, 
совсем не было баранов и пришлось ограни- 
читься лишь 60-тью верблюдами. Киргизов 
с баранами можно было еще догнать, но бы- 
ло приказано остановиться на привал возле 
колодцев и 2-ух кибиток, оставленных кир- 
гизами. Вода в колодцах была хорошая, а ря- 
дом и пастбище для наших утомленных и го- 
лодных верблюдов. В кибитках было найдено 
несколько баранов, пошедших на довольствие 
разъезда. Вечером реквизированные верблю- 
ды были поделены по взводам и на ночь, с 
постами вокруг, были связаны и уложены во- 
зле кибиток, в. Атаман, полк. Карнаухов и 
ее. Митрясов ночевали в кибитке. На уж;ин 
мы с Сидоренко были приглашены Атама- 
ном и после доброго бишбармака, который 
ел бы и сам Чингиз-Хан, и кумыса, на ночь 
возвратились дежурить по разъезду. По мо- 
ему предложению, и сестра также была при- 
глашена на это «торжество», чем была не- 
обыкновенно польщена и довольна. 

Ночь, казалось, прошла спокойно, но ут- 
ром заметили, что в 4-ом взводе не хватает 
двух самых лучших из реквизированных 
верблюдов. На одном из них прап. Горшков 
с вечера приторочил узелок со своим « иму- 
ществом ». Только теперь, именно теперь, при 
писании этих строк, мне пришла мысль, что 
это не киргизы украли у нас верблюдов, а ка- 
заки одного взвода, который всегда завидо- 
вали 4-ому, и от них же (« Редутская сотня, 
самая близкая Атаману) был донос, что « в 
4-ом взводе едят вволю хлеб и пьют чай с 
сахаром ». Проверить и доказать тогда, если 
бы и вздумалось, не было никакой возмож- 
ности, но тогда я был уверен, что это киргизы 
ночью выкрали у меня двух верблюдов. Поэ- 
тому я просил Атамана разрешить мне с 
10-ю казаками моего взвода отправиться в 
преследование караванов и отобрать, что мне 
удастся. Атаман разрешил, но ждать моего 
возвращения не хотел, и собирался выйти на 
присоединие ко всему отряду этим же утром. 
Сын хозяина кибитки, молодой парень, согла- 
сился быть у меня проводником. Еще перед 
тем, как Атаман выступил на соединение с 
отрядом, мы отправились в обратную сторо- 
ну. Двое из нас, пор. Сидоренко и вольноопр. 
Чампалов, были на реквизированных конях. 
Я был на « свегкем » реквизированном моло- 



дом верблюде. Не прошли мы и 3-ех верст, 
как наш проводник стал уговаривать нас вер- 
нуться : нас мало, а киргизов, там, куда мы 
едем, очень много: « как конского помета у 
колодца ». Но мы продолжаем двигаться. Че- 
рез некоторое время видим : на холмах мая- 
чат конные. Парень со слезами умоляет меня 
вернуться, не губить себя и его, так как и его 
киргизы убьют за измену. Лавой поднимаем- 
ся на возвышенность и видим лаву, не менее 
чем в сотню киргизов, двигающихся на нас. 
Мы остановились в прикрытии холма, пыта- 
емся их обстрелять, но половина винтовок (в 
затворах) не действует. А из киргизской лавы 
выскакивает всапник и впереди ее гарцует, 
горячит коня и размахивает обнаженным 



Чего он хочет? 



— спрашиваю 



клычем. 

проводника. Он объясняет, что это вероятно 
известный ловкач-джигит Упа и что он вы- 
зывает нас на единоборство : обычай, что со- 
-хранялся до того времени. Стрелять в него 
не положено. Немедленно посылаю конно- 
го Чампалова догнать Атамана и доложить 
ему о виденном и просить о присылке мне 
подкрепления. А разъезд, дав несколько зал- 
пов по киргизской лаве, поверх головы джи- 
гита, на рысях направился к кибитке — ме- 
сту нашего ночлега. Киргизы, левее нас по 
увалу, понеслись в том »се направлении. Под- 
скакав к кибитке, наш проводник немедлен- 
но скрылся, а отец его торопит нас с отъез- 
дом, ибо киргизы раньше нас могут занять 
подъем на увал, на который нам нужно под- 
ниматься. Выпили еще по чашке арьяна и 
двинулись дальше. Чампалова не видно, ус- 
покаиваемся с Сидоренко, что он уже приска- 
кал. Поехали к подъему : видим, что подни- 
маться можно только по одному. Пропустили 
всех, потом начали подниматься с Сидоренко. 
Я последний. Едва мы втянулись на подъем, 
слева послышалась частая ругкейная стрель- 
ба и « победные » крики. Спешим... Вдруг чув- 
ствую, что падаю с верблюдом на землю : вер- 
блюд, оказывается, был убит. Вскочив на но- 
ги, бегу по тропе вперед, зовя Сидоренко на 
помощь. Киргизы, ободренные успехом, уси- 
лили свою стрельбу. Сидоренко, услыи1ав мои 
крики, повернул назад коня и вдвоем на его 
коне мы догнали нашу группу, крича : « На 
подъеме бросить верблюдов и всем в цепь... » 
Мы считали киргизов хорошими стрелками 
и трудно объяснить, что кроме убитого мое- 
го верблюда не было больше никаких потерь. 
Нашим преимуществом было то, что кирги- 
зы нас боялись и поэтому, прискакав на по- 
дъем раньше нас, заняли неудобную для них 
позицию слева, а не преградили нам путь. За- 
бравшись на гору, мы все спешились и нача- 



- 25 — 



ли обстреливать киргизов. Вдали виднелись 
удаляющийся караван Атамана и маленькая 
группа конных, скакавших в нашу сторону. 
Киргизы, заметив конных и боясь нашего 
обстрела, спустились под увал, вне обстрела, 
но после нашего присоединения к Атаману, 
низиной они заскакали движующемуся кара- 
вану во фланг и, прикрытые складкой мест- 
ности, открыли по нему огонь, которым были 
ранены два верблюда и задета пулей в руку 
сестра милосердия. Мы были вынуждены вы- 
делить более сильную группу с полк. Кар- 
науховым, которая, аттаковав, рассеяла кир- 
гизов по степи и они оставили нас в покое. 

По началу местность была теперь более или 
менее пересеченная. Не те унылые однобраз- 
ные равнины, где ничего не видно на десят- 
ки верст, кроме... миражей. Порой они быва- 
ли очень замачивыми, как в жизни : вы види- 
те вдруг оазис с белыми кибиками или доми- 
ком, деревца, маленькое озеро или ручеек, 
кони или верблюды пасутся около... Но это 
только мираяс! 

После того, как киргизы прекратили свои 
нападения, я заметил вправо от нашего дви- 
ж;ения 2-3 кибитки. Думая все время о воз- 
мещении пропавших двух верблюдов, с раз- 
решения Атамана, но под его ворчание « не- 
битому не спится », я со своей группой напра- 
вился к ним. Какое счастье! Киргизы, заме- 
тившие движушийся на них разъезд, по- 
бросали кибитки и попрятались за холмами, 
оставив все на месте, в том числе и 3-ех хо- 
роших верблюдов. В кибитках мы хорошо 
« похозяйничали » : напились « Чубату » (ки- 
слое верблюжье молоко), а приготовленные 
бурдюки с молоком и водой, чашки, ложки 
забрали с собой. Фофонов нашел закопчен- 
ный вяленый кусок конской шеи (жевлак, 
что находится непосредственно под гривой 
коня), который считался большим деликате- 
сом у киргиза. Почиталин « захватил » оде- 
яльце из верблюясьей шерсти, как « базар- 
лык » (подарок с базара) для Анны Николаев- 
ны и другое для раненой сестры, как « награ- 
ду за храбрость »... Жизнь не останавлива- 
лась, юмор применял свои права, было и же- 
лание быть приятным «слабому полу»... До 
присоединения к отряду был заключен общий 
уговор « молчать о прочем » и лтиъ угостить 
молоком раненую сестру. 

Движение с утра без отдыха продолжалось. 
Наступил вечер, верблюды стали показывать 
признаки своей усталости. Несмотря на ог- 
ромную силу и колоссальную выносливость, 
верблюды имели и свои слабости. Одной из 
них была, как бы необходимость, отдых и сон 
на вечерней заре, после которых, даже если 



они не совсем сыты и были без воды, они спо- 
собны сделать еще большие усилия. Поэтому 
было решено остановиться, покормить вер- 
блюдов и «дать им зарю». Верблюды легли, 
вытянув шею по земле. 

Во время привала Атаман и вся « знать » 
были угощены продуктами последней добы- 
чи : по чашке « чубату » и по кусочку киргиз- 
кой конской колбасы. Фофонов был героем 
этого « празднования » и не забыт в благодар- 
ностях самим Атаманом. В полночь мы вы- 
ступили с надеждой до полудня следующего 
дня достичь намеченных колодцев, послед- 
них до соединения с главным отрядом. Ночь 
была тихая, звездная. С людской силой и вы- 
носливостью не считались. Двигкение ночью 
имеет свои прелести. Все были спокойны и 
уверены, что благодаря опыту и упорству 
Атамана колодцы будут найдены, а потому 
да?ке все « начальники » выдвинулись вперед 
к Атаману. По.лк. Карнаухов, знаток наших 
песен, « затянул » — «В степи широкой под 
Иканом... », как следствие на замечание Ата- 
мана, что « Иканский бой » происходил срав- 
нительно недалеко (около 200 верст) от линии 
движения отряда. Это было в 1864 году и в 
свое время о необычайной яркости геройства 
уральских казаков говорила вся Россия. На 
месте боя продолжавшегося три дня и окон- 
чившегося в день Св. Николая, 6-го декабря, 
в голой степи был сооруж;ен памятник с над- 
писью « Иканским героям », который сохра- 
нялся до последнего времени. 

Аул Икан находится в 20-30 верстах на 
юго-Босток от г. Чекмета, из которого еса- 
ул Серов с сотней уральцев был выслан на 
преследование небольшой группы туркмен- 
кокандцев, но натолкнулся на 12-титысячный 
отряд с пехотой и артиллерией под командой 
Алимкула, правителя Кокандского ханства. 
Завязался бой. Выход сотни из Чекмента в 
одной из песен описан так : 

« Взяли мы одну пущенку, 
Пристягнули лошаденку — 
На рысях пошли... » 

Песен об этом событии существует несколь- 
ко, все они красочны, все написаны « с нату- 
ры » 

« В степи широкой под Иканом, 
Нас окру:жил коканец злой, 
И трое суток с басурманом 
У нас кипел кровавый бой... » 

В другой песне поется : 

« Без сна и без пищи. 
Три дня отступали. 



— 26 — 



Отступали от диких кокандцев 

Со стрельбою в упор!... 

Напрасно сдаться они предлогали... 

На предложение Алимкула сдаться : 

« ...Не обия^у вас, 
Веру вы мою примите 
И скорей ко мне идите — 
Не то горе вам... » 

Есаул Серов, по словам песни « храбрый 
наш Ерой », ответил : 

« Всю дороженьку пройдем 

Всю то кровью обольем 

К нему же — не пойдем... » 

Аналогичный ответ был дан большевикам 
на их намерение насильственно ввести совет- 
скую власть в Уральском Войске. 

Кони у казаков были все побиты, из их 
трупов сделали « завалы «... « Пущенка », так 
в песне был назван « единорог » (род бомбо- 
мета), была разбита враж;еским ядром. — «И 
ядра рвали нас в куски... » 

« Одежду верхнюю всю побросали, 
Так жарко нам было под градом 

свинца. 
Убитых товарищей ружья ломали, 
Сражаясь упорно с врагом до 
конца...» 

В итоге, сотня была окружена со всех сто- 
рон. Конные кокандцы подвозили все новых 
сарбазов (пехотинцев), которые под прикры- 
тием щитов « поднакатсм » атаковывали ка- 
зачьи завалы. Приуныли казаки » — поется в 
песне. Но собравшись с духом, помолившись 
и перекрестившись, решили прорваться. 

« На миг неприятель пришел в 

изумленье. 
Геройскою дерзостью быв поражен...» 

И было чему! Алимкул только при выходе 
казаков из-за завалов увидал их подлинное 
число, считая до того сотню Серова за отряд 
в тысячу человек. Еще во время полного ок- 
ружения два казака Борисов и Чернов, с про- 
водником киргизом, ночью пробрались через 
располоясение кокандцев, между их постов и 
разъездов, в Чекмент. В гарнизоне города бы- 
ла всего одна рота пехоты, которая и была 
отправлена на выручку сотни Серова. 

« И вот в степной дали блеснули 
Родные русские штыки, 
И все отраднее вздохнули, 
Перекрестились казаки... » 
Из сотни в 150 человек половина — 75 — 
были убиты, из оставшихся в живых 36 ка- 
заков были ранены, многие по несколько раз. 
Ее. Серов вышел из боя невредимым. Млад- 



ший офицер сотни сот. Абрамов был ранен 
три раза. Его казаки, как и других раненых, 
несли с собой. Четвертой пулей он был убит 
и оставлен на месте. После, при сборе тел 
убитых, большинство их было найдено обез- 
главлеными. Сот. Абрамов, кроме того, был 
изрублен накуски и только по остаткам одеж- 
ды смогли его отличить от других искалечен- 
ных посмертно. О расправе с убитыми каза- 
ками в одной песне поется : 

« И сняви1и голову героя, 
Коканец кожу с них сдирал, 
И басурманское проклятье 
Вслед нам с пулей посылал... » 

Среди таких племен, может быть предки 
которых — кокандцы — сдирали кожу с 
« убитых героев », нашему отряду нужно бы- 
ло пройти до выхода на Персидскую грани- 
цу- 

Возвращение с реквизиции прошло благо- 
получно и разъезд с Атаманом присоединился 
к отряду. В колодцах, у которых остановил- 
ся отряд в ожидании Атамана ,вода была на- 
столько соленая, что люди страдали ж;ивота- 
ми. От поноса и истощения умер кап. Михай- 
лов. После этой экспедиции отряд двигался 
еще быстрее и к началу мая приблигкался к 
заливу Бургаз. За время этого двигкения нам 
повезло : на отряд наткнулся большой кара- 
ван киргизов, сбитых с толку отделением ра- 
зъезда Атамана на реквизицию. У них было 
куплено до 30 верблюдов и несколько десят- 
ков баранов, которые этим же вечером были 
зарезаны и мясо засолено. 

За день до выхода к заливу Бургаз в отря- 
де произошло большое событие ; от него от- 
делились две группы — ген. Моторный с 24 
последователями, преимущественно офицера- 
ми Ген. Штаба, и полк. Сладков с 10 казака- 
ми и несколькими каз. офицерами. Это про- 
изошло вблизи от берега моря, где было не- 
сколько оставленных маленьких рыбных про- 
мыслов в районе промысла Киндерли и где 
отряд должен был окончательно решить 
« Куда идти? » — в Персию или Бухару. И в 
том и другом случае нужно было круто по- 
вернуть на север для обхода зал. Бургаз. В 
группе ген. Моторного были все офицеры Ген. 
Штаба, сестра милосердия, раненая при по- 
следней реквизиции, два поручика 4-го взво- 
да Есипов и Сердюк, а из казаков только один 
вахм. Агафонов. Ген. Моторный известил об 
этом Атамана письмом. Из этого видно, нас- 
колько отношения между ними были ненор- 
мальными, что и было одной из главных при- 
чин отделения. Второй причиной была неуве- 
ренность в благополучном исходе похода, а 



— 27 



потому они решили лучше сдаться больше- 
викам, чем погибнуть от голода и жары или 
пули туркменов. Мне, как командиру 4-го 
взв., было известно, что пересечение турк- 
менского района их сильно страшило. 

Полк. Сладков решил, что морем, неболь- 
шой группой, на лодке вдоль берега легче 
добраться до первого персидского порта, обой- 
дя Красноводск ночью. С ген. Моторным ос- 
тался и командир 3-го взв. ее. Жигалин. 

Ген. Толстов в своей книге объясняет это 
отделение тем, что в отряде находился « злой 
гений », который портил отношения его с ген. 
Моторным, полк. Сладковым и др. Это совер- 
шенно неверно, так как ссоры эти были на- 
чаты еще в Ф. Александровске и фамилия 
« злого гения » почему то не указана. Я ж;е 
объясняю это особенностью характера Ата- 
мана — иметь вокруг себя хотя бы вообража- 
емых врагов. 

После оставления на месте отделившихся, 
отряд выступил дальше и только после двух 
дней усиленного марша вышел на Бургаз, но 
не на северный его берег, а на западный. К 
началу мая в степях начались страшные жа- 
ры, переходы стали более утомительными, 
потребность в воде более частой. Питание ос- 
кудело до того, что временно было решено 
выдавать только по пол фунта муки в день на 
человека, часто заменяя ее ппгеницей или 
просом, которые на примитивных приспосо- 
блениях из двух камней нужно было разма- 
лывать в муку. По пути собирали « для улуч- 
шения стола » дикую траву, зерна которой 
можно сравнить с гречихой, варили ее и тоже 
ели. Мяса не было уже несколько дней до вы- 
хода к заливу, а потому было решено забить 
усталую кобылу. Переход того дня был на- 
столько утомительным, что я заснул до окон- 
чания приготовления мяса и на предложение 
Фофонова « закусить » — отказался и толь- 
ко утром проглотил сухой твердый кусок, 
похожий на мясо. Выкупаться в море, что мне 
очень хотелось, удалось на половину : под- 
ступы к воде затруднены камнями и нужно 
идти с пол версты, чтобы достичь глубины до 
колена. После некоторого времени лежания в 
воде, человек встает из нее как бы посыпан- 
ный солью. Вода в зал. Бургаз настолько со- 
леная, что и рыба в нем не живет. 

Судьба отделившихся от отряда групп та- 
кова : группа полк. Сладкова вышла на берег 
моря к маленькому рыбному промыслу, там 
найдя лодку, отремонтировав ее и плывя 
вдоль берега, ночью обойдя незамеченными 
Красноводск, благополучно вышла к одному 
из маленьких портов персидского берега. Там 
все они были арестованы и посажены в тюрь- 



му до выяснения причин и целей их путеше- 
ствия. По выяснении этих вопросов, группа 
была отправлена в Тегеран, откуда хлопота- 
ми Английской Мисии отправлена в Месопо- 
тамию, где и соединилась с прибывшим туда 
всем отрядом. 

У ген. Моторного с его группой было опре- 
деленное намерение сдаться тому кораблю 
красных, который постоянно двигался вдоль 
берега на высоте отряда. Выйдя к берегу, 
группа расположилась там на ночлег. Утром 
еше до восхода солнца (рассказ участника) к 
этому точно месту подошли несколько кате- 
ров с матросами и всех забрали. Дальше груп- 
па была высажена в Красноводске и отпра- 
влена в г. Ташкент по железной дороге, где 
оставалась около недели, а потом была отпра- 
влена в Москву. Еще в Ташкенте в помеще- 
ние, где находилась группа .ночью была бро- 
шена ручная граната, которой был легко ра- 
нен кап. Тодуа. По прибытии в Москву ген. 
Моторного ,на вокзале его ожидала дама в бе- 
лом платье и с автомобилем. После этого, рас- 
сказывавший мне все это ген. Моторного не 
видел. Вся группа была отправлена в тюрьму 
все офицеры Ген. Штаба повеселели. После 
был суд. К « высшей мере наказания » был 
присужден один лишь вахм. Агафонов, Илец- 
кой станицы, а остальным было предложено 
или понести кару или записаться доброволь- 
цами на польский фронт. Все выбрали по- 
следнее. Так мне рассказывал пор. Сердюк, 
который был в группе ген. Моторного, а до 
этого был у меня в 4-ом взв., и которого я 
встретил в первый же день моего приезда из 
Индии в г. Братиславу, в Чехии. Как все, он 
был в Красной Армии на польском фронте, 
где и перебегкал к полякам, а затем через 
Подкарпатскую Русь пробрался в Чехо-Сло- 
вакию. 

Ген. В. И. Моторный (не казак) находился 
в Уральске с начала гражданской войны, ку- 
да он прибыл с фронта вместе с Уральской 
льготной дивизией, кажется в роли времен- 
ного начальника ее штаба или присоеднив- 
шись к штабу по пути движения дивизии — 
это мне точно неизвестно. Первый раз я 
встретил его в январе 1919 г., вскоре после 
сдачи Уральска, в роли начальника штаба 
1-ой Конной дивизии в посел. Владимиров- 
ском. После выборов Войсковым Атаманом 
ген. Толстова, он был им приглашен на долж- 
ность начальника штаба Армии, каковым и 
оставался до конца существования фронта с 
малыми перерывом из-за болезни тифом. У 
него был брат, также офицер Ген. Штаба, ко- 
торый, оставшись после революции у крас- 
ных, занимал у них большой пост и во время 



28 - 



прибытия всей группы в Москву был там. От- 
сюда надо думать, что « дама в белом пла- 
тье » была женой брата генерала, которым 
было точно известны день и час прибытия 
последнего в Москву. 

Во время существования фронта, по своей 
должности начальника штаба Армии, ген. Мо- 
торный имел все возможности связаться с 
братом. Губительный план Тетруева (атака 
ст. Сахарной), где он был лишь исполнителем, 
не мог принадлежать никому другому, как 
ген. Моторному, как начальнику штаба Ар- 
мии. Посылка дивизии полк. Горшкова на 
Волгу для связи с кубанскими частями, кото- 
рых там не было, так же, как и исчезновение 



из штаба красного летчика со списками бое- 
вого состава нашей Армии на своем аеропла- 
не были также работой штаба Армии. Одна- 
ко, все это не мешало все удачные наши опе- 
рации, без « плана », вплоть до Лбищенского 
рейда, приписывать хорошей разработке 
планов в штабе Армии. Я не делаю из этого 
никаких выводов, но к сказанному дополню, 
что генерал Моторный по своей внешности и 
характеру был человеком приятным, обш;и- 
тельным и пользовался любовью всей нашей 
Армии. 

Париж П. А. Фадеев 

(Продолгкение следует) 



С РУССКОЙ ПЕСНЕЙ ПО БЕЛУ СВЕТУ 



(Все права сохранены за автором) 



(Продолжение № 85) 



В сентябре перебрались мы в Нью-Йорк. В 
начале октября хор начал свое концертное 
турнэ. Вопреки традиции, ни в Монтреале, ни 
в Квебеке, ни в Отаве, концертов не было. 
Пели в Торонте и в трех городах поблизости 
от него. Большое количество концертов хор 
дал на западном побережьи, куда проехал не 
через Канаду, а северными городами С.А.Ш., 
что позволяло всю дорогу пользоваться авто- 
бусом. Более продолгкительное турнэ, не 
столь насыщенное концертами, не требовало 
прежней гонки в передвижении. Успех кон- 
цертов хора был большой и проходили они 
при полных сборах. В марте, с окончанием се- 
зона, снова поднялся вопрос : что делать до 
октября? Остановились на Бельмаре, устрои- 
лись там, кто на прошлогодних, а кто на но- 
вых квартирах, наша компания предшество- 
вавшего года распалась; несколько ее чле- 
нов переженились, в том числе и я. 

В конце лета хор закончил подготовку но- 
вой программы, главным большим номером 
которой были отрывки из оперы М. Глинки, 
« Жизнь за Царя », аранжированные для хо- 
ра все тем ж;е проф. К. Н. Шведовым. 

Пел главную арию мощный бас молодой до- 
нец И. А. Березов. Пел он без всякой манер- 
ности, более приближая ее этим к типу про- 
стого крестьянина — Ивана Сусанина — и 



пел так, что критик « Старый Театрал » смело 
заявил : « Такого пения я не слыхал и в сто- 
личных театрах ». 

После арии Сусанина, где хор лишь акком- 
панировал солисту, следовала « Мазурка », а 
за нею « Славься, славься «... Начиналось оно 
хором еле слышно и постепенно переходило 
в громогласное « Греми, Москва... » и заканчи- 
валось троекратным : « Ура! Ура! Ура! » Этот 
номер очень долго держался в репертуаре 
хора. В нем солировали и многие тенора и 
многие басы : тенора Андреев, Крыжанов- 
ский, Наенев, Константинов; басы Березов, 
Бажанов, Морозов. 

22-го июня произошло давно ожидавшееся 
событие : немецкие войска вторглись в преде- 
лы Советской России. Сначала это был дей- 
ствительно «блицкриг». Немцы так быстро 
двигались на Восток, что Гитлер объявил 
свой « Новый порядок... на тысячу лет впе- 
ред». С. Ш .А. немедленно начали помогать 
всем необходимым Совет. России, сделавшись 
арсеналом и житницей всей антигитлеровской 
Европы. 

К началу сезона хору удалось заключить 
контракт с новой концертной дирекцией, го- 
раздо более выгодный. Недельный гонорар 
был значительно повышен, а во вторых, хор 
получил право на известный процент с чи- 



— 2:-* — 



стой прибыли дирекции, что составляло не- 
малый добавочный заработок... Так как и наш 
концертный рынок ограничивался С. Ш. А. и 
Канадой, дирекция не могла дать хору ра- 
боты больше чем на 22 недели, денежный 
« голод » постепенно изживался и, если сезон 
40-го года сказался катастрофичным, то 41- 
ый год почти вдвое увеличил заработок, а по- 
следующий 42-ой окончательно улучшил ма- 
териальное положение хора. Все порядком 
сжались, но никто не покинул хор. Весь се- 
зон 41-42-го года хор пел по С. Ш. А. и Ка- 
наде в полных до отказа залах. 

7-го декабря, около двух часов дня, шофер 
нашего автобуса, слушавший радио, вдруг со- 
общил потрясяющую новость : японский воз- 
душный флст атаковал стоянку военнных ко- 
раблей тихоокеанской эскадры в Перл-Хар- 
бор, на Гаваях, и потопил весь наличный со- 
став военных кораблей. С этого момента вой- 
на приняла характер мировой. 

На следующий день, в Балтиморе, хор на- 
чал свой концерт гимном С. Ш.А. Эта тради- 
ция продолжалась до самого окончания вой- 
ны. 

Вся тяжелая индустрия С. Ш. принялась 
работать исключительно на оборону. Вскоре 
прекратился выпуск легковых автомобилей 
и был введен контроль в потреблении горю- 
чего, выдаваемого по карточкам, вошло в си- 
лу запрещение пользоваться частными авто- 
бусами и хору, и до окончания войны при- 
шлось передвигаться только поездами. Все 
граждане мужского пола до 40-а лет были 
объявлены военнообязанными. Им воспре- 
щался выезд из страны, даже в Канаду. Все 
эти меры создали мало благоприятную обста- 
новку для работы хора, а потому весной 42-го 
года, довольно благополучно закончив кон- 
цертное турнэ, несколько хористов поступи- 
ли на небольшую, работавшую на оборону, 
фабрику. Недели через две туда же поступил 
и я. На фабрике работало много русских, рус- 
скими были и ее владельцы. Мне, как нович- 
ку, дали совсем легкую работу, на отрезке в 
два дюйма металлического прута, в пол дюй- 
ма диаметром, надо было на токарном станке 
просверливать в определенных местах две 
дырочки. В начале внимание приковывалось 
к работе ее новизной, желанием устранить 
возможный брак, а через неделю, когда « ис- 
кусство » было вполне освоено, работа стано- 
вилась нудной, подобно той, которую ровно 
20 лет назад пришлось испытать в Болгарии 
на текстильной фабрике в Габрово. 

Ощущение человека, превращаемого в по- 
добие какого-то робота-невыносимо. В Болга- 
рии, как только потеплело, я сбежал с фа- 



брики « на воздух », предпочтя ей тяжелый 
физический труд. Но что же было делать 
здесь? Прошло пять недель и вдруг хору бы- 
ло объявлено, что вскоре мы начнем высту- 
пать в программе « Радио-Сити », самого 
большого кинематографа в мире, более чем 
6000 мест. 

При поступлении на фабрику я заявил, что 
буду работать до конца лета, а лето еще не 
начиналось. С неприятным чувством пошел я 
к заведующему работами, человеку раздра- 
жительному, объявить о своем уходе. Не про- 
шло и часа, как он принес мне полный рас- 
чет, а на мой вопрос, когда я могу оставить 
работу, язвительно ответил : « — да хоть сей- 
час ». Несмотря на его тон, у меня все-же хва- 
тило такта сказать ему спасибо. Помылся, 
переоделся и исчез. 

В огромном Радио-Сити сеансы начинались 
чуть-ли не с 10-ти часов утра. Всех сеансов 
было по четыре в день. В промеясутках меж:- 
ду фильмами давалась большая и часто пре- 
красная программа самого разнообразного 
характера. В ней выступали и свой большой 
оркестр, под управлением дирижера Рапэ. и 
свой балет, и свой постоянный хор, знамени- 
тые «ракете», танцовщицы чечетки, стэпа. 
Эти, в неизменном количестве 32-х, выступа- 
ли на огромной сцене, каждый раз в новых 
нарядах, проделывая в такт всевозможные 
построения и перестроения. Часто построив- 
шись в одну прямую линию, они описывали 
полный круг, причем центр его оставался на 
месте, а фланги двигались, чем дальше от 
центра, тем быстрее. Поразительно было то, 
что идеально-прямая линия шеренги не нару- 
шалась. Далеко не все строевые воинские ча- 
сти, при захождении флангами, сумели-бы 
сохранить такое равнение. 

Их собственный небольшой хор пел по ан- 
глийски и пел хорошо. Хорош был и балет, но 
ему недоставало примаба.лерины, которую 
обыкновенно брали из других балетов на га- 
строли. Вообще гастролеры никогда не бра- 
лись на определенное время, а только на один 
фильм, на два и т. д. И наш хор подписал 
контракт на два фильма, шедших на экране 
один за другим. Но никто не знал точно, 
ско.лько времени они продержатся. Случалось 
что попадались фильмы, которые после пер- 
вых дней начинали давать слабые сборы и 
тогда во всей администрации начиналась бе- 
шеная гонка. Сама по себе замена одного 
фильма другим дело не сложное, но к каждо- 
му новому фильму полагалось и новая про- 
грамма, подготовка которой в короткое вре- 
мя была невозможна. Всякий гастролер, как 
и наш хор, имел свой давно приготовленный 



30- 



репертуар, а все постоянные артисты, как ба- 
лет « рокетки » и хор « Радио-Сити » вынуж- 
дены были создавать новые номера своих вы- 
ступлений во время работы. Часто репетиции 
постоянных артистов происходили и по но- 
чам. Для гкенского персонала имелся отдель- 
ный большой дортуар, со всеми удобствами. 
Доступ в женскую половину всему мужскому 
персоналу был строжайше воспрещен, ни о 
каком флирте не могло быть и речи, всюду 
царила деловая атмосфера. Дисциплина, как 
на сцене, так и во всех многочисленных по- 
мещениях для артистов и залах репетиций, 
была чрезвычайно строгая. 

Подробно остановившись на описании вну- 
треней жизни артистов, я хотел указать на ту 
сторону человеческого труда, какая вклады- 
вается в подготовку этих артистических вы- 
ступлений и объяснить, почему программа на 
сцене Радио-Сити бывает всегда хорошая, 
или даже прекрасная, как например Рожде- 
ственская и Пасхальная. 

Продолжительность нашего контракта за- 
висела от успеха фильма и сопутствующей 
ему программы. Хор участвовал лишь в об- 
щих репетициях, когда вырабатывалась спа- 
яность одного номера с другим и всей про- 
грамме придавалась естественность и цель- 
ность. Участвовали мы и в генеральной репе- 
тиции, производившейся рано утром в день 
первого представления. Первым номером по- 
стоянно бывало выступление оркестра, играв- 
шего небольшое музыкальное произведение, 
после оркестра выступал хор, заранее вы- 
строенный внизу, на подъемной авансцене. 
Когда перед кончившим играть на сцене ор- 
кестром опускался занавес, « выплывал » на- 
верх хор. Давалось освещение. Перед публи- 
кой, в своей темной форме на фоне светлого 
занавеса, неподвижно стоял весь хор, с ре- 
гентом на своем месте. Тон давался орке- 
стром. Низкие басы медленно начинали за- 
пев : — Блажен муж, аллилуйя — . Звонкий 
тенор-кононарх продолжал: — Иже не иде 
на совет нечестивых — . Хор тихо, тихо пов- 
повторял слова кононарха и добавлял « алли- 
луя, аллилуя ». Все, и стих и аллилуя, варьи- 
ровалось в такой естественно-молитвенной 
музыке. Кононарх также звонко читал вто- 
рой стих. Хор повторял второй стих уже сме- 
лее, громче, с тем же : « Аллилуя! Аллилуя! » 

Слушатели, наполнявшие огромный зал, 
православные, инославные или иных веро- 
исповеданий, равно как и индеферентно от- 
носящиеся к религии, все, с затаеным дыха- 
нием, в абсолютной тишине зала, внимали 
бессмертному творению Руси Православной. 

В самостоятельном отдельном номере хор 



выступал в своей скромной концертной фор- 
ме и часто нам советовали, то-ли переменить 
форму на более красочную, то-ли разнообра- 
зить ее, появлялась на сцену в трех отделе- 
ниях каждый раз в другом одеянии. Вышед- 
ший из военной среды, хор не тер- 
пел бутаф'ории, и строго придерживался 
своего первоначального взгляда. « Судите 
нас по пению, по искусству, но никак не 
по одежке, не по дешевке ». В иных номерах, 
где приходилось выступать в ансамбле с дру- 
гими артистами, хор одевался соответственно 
поставленной сцене. Так, в сцене провода сол- 
дат на фронт все мы были одеты в солдат- 
скую форму, с песнями грузились в изобра- 
женный на сцене поезд и с песней отъезжали. 
О своем успехе в этих выступлениях нам са- 
мим было трудно судить, но то обстоятель- 
ство, что администрация, ревниво и строго 
следившая за качеством своих программ, 
предложила возобновить контракт на два 
фильма и на следующее лето, указывает на 
данную нам оценку. 

Среди администрации Радио-Сити имелись 
и чисто русские, и выходцы из России, и же- 
нившиеся на русских. Кто-то вспомнил кар- 
тину Репина « запорожцы пишут турецкому 
султану письмо ». Идея перенести ее на сце- 
ну понравилась всем. На этом и остановились. 

Но что петь? С. А. Жаров обратился к 
проф. Шведову с просьбой написать музыку 
для предложенной постановки. Сюжет увлек 
профессора настолько, что он отправился в 
библиотеку, где детально ознакомился с пись- 
мом турецкого султана запорожским казакам 
и ответом на это письмо, и засел за работу. 
Вскоре им было написано большое музыкаль- 
ное произведение, в котором излагалось со- 
держание обеих писем, и давалась общая кар- 
тина жизни тогдашниго Запорожья. 

Начинается эта вешь с веселого гула — без 
заботного веселья. Тенора медленно поют : 

« Гей, гей, гей, танцуй, спивай, гуляй, Запо- 
рожьска сичь... » 

Басы и баритоны вначале тоже поют то 
« гей », то « гуляй «... 

Когда же тенора поют следующий куплет 
« Ой за гаем, гаем... », другие партии лишь 
аккомпанируют, как бы в разнобой, но на 
самом деле все вместе взятое представляет 
одно музыкальное целое, где все дополняет 
друг друга, создавая симфонию жизни Запо- 

Р05КЬЯ. 

На фоне общего безшабашного веселья во 
время исполнения песни « Чи на мое билэ 
лычко, чи на чорни брови... » раздается при- 
зыв : 

« Гей, сюды, сюды козаки... Ходим до кошу. 



31 - 



— щось там вчинилось... » 

« Пришла грамота от турецкого слутана... 
Послухайте ще вин пышэ... » Раздаются во- 
просы : 

« Що? Що? От кого? Нуще-ж, що-ж вин 
пышэ? » 

Громко всем хором поется : « Читай... » 

Грамоту султана « читал » (пел по нотам) 
баритон А. К. Левченко. « Читал » он четко, 
выразительно, оттеняя присущую письму 
хвастливую надменность. Весь хор аккомпа- 
нировал, вставляя временами острые реплики 
и все более накалялся, переходя к всеобш;е- 
му гневному возмущению, при чтении самых 
наглых мест письма, искусно подчеркивае- 
мых солистом. 

«Я — Султан, сын Магомета, брат солнцу 
и мисяцу, нащадок (наследник) и ставлэнык 
Бога, володарь царств Македоньского, Вави- 
лоньского, Ерусалымського, Велыкого и Ма- 
лого Егьшту, царь над царями, Дэржавец над 
Дэржавцами, Надзвычайный Льщарь, якого 
ныхто нэ переможэ, Невсыпущий охороны- 
тэль гробу Исуса Христа, Оборонэц самого 
Бога, надия и утиха мусульманив, страх и 
вэлык заступник хрыстиан — наказую вам, 
запорожськи козакы, пидклониыныс пид 
мою руку по добрий воли бэз ниякого змага- 
ния и мэнэ вашымы нападами нэ обурюваты. 

— Султан Турэцкый Махмуд чэтвэртый » . 

К концу письма возмущение казаков дости- 
гает своего апогея : 

« Так пысати нам, козакам запорожсь- 
ким?... » 

И едва солист произносит последние слова 
грамоты, как весь кош запорожцев в страш- 
ном гневе требует надлеж;ащего ответа. 

« Ах, нехрысть чертив... Ах, бисова собака... 
Так як вин смее нам наказуваты, окоянный?... 
А ну, давайте видповидь дэржать... Давайте 
видповидь дэржать, та таку шоб аж нис у йо- 
го закополывыся... » 

Кошевой приказывает : « Пысарь, сидай и 
пыши, — о мы будэм казати... » 

Небольшая пауза и полилось запорожское 
творчество : 

« Ты — шайтан турэцкый проклятого чорта 
брат и товарыщ и самого Люцыхвэра сэкрэ- 
тар... Якый ты в чорта льщарь, колы ты го- 
лым тилом йижака нэ вбьеш... Чорт выкидаэ, 
а твое вийско пожираэ. Нэвартый ты сынив 
хрыстиянських пид собою маты. Твого войска 
мы нэ боимося — землэю и водою будэмо бы- 
тись 3 тобою. 

Вавилоновскый ты кухарь, Македонскый 
колэсник, Ерусалымский броварник, Алек- 
сандрыйский козолуп, Велыкого и Малого 
Египту свинарь, Армяньска свыня, Татарксь- 



кий сагайдак, Камеянэцький кат, Подолянсь- 
кый злодиака, самого Гаспида нащадок, всье- 
го свиту и пидсвиту блазэнь, а нашего Бога 
дурэнь... Свыняча морда, кобылячий хвист, 
ридницька собака, нэхрэщеный лоб, хай-бы 
взяв тэбэ чорт... От так тоби козаки видказа- 
лы, плюгавще. 

А числа не знаэм, бо каляндаря нэ маэм, 
мисяц на нэби, год у книжцы, а дэнь у нас 
такыя, як и у вас. Поцилуй же в пятку нас. 

Кошевый атаман Иван Сирко за всем Ко- 
шэм Запорожським ». 

Конечно, все непечатные выражения этого 
письма были свягчены проф. Шведовым. 

Насколько помню, первую фразу ответа 
пел солист И. А. Березов, он же ставил и под- 
пись Кошевого. 

Постепенное наростание возмущения и гне- 
ва запорожцев проф. Шведов выразил с пре- 
дельной ясностью и они являются музыкаль- 
но поразите.пьными. В начале ответа запо- 
рожцам особенно понрави.пось выражение « и 
самого Люцихвера сэкрэтарь » и группа каза- 
ков долго со смехом повторят « Охо-хо сэкрэ- 
тарь, охо-хо сэкрэтарь... », другая группа пов- 
торяет : « Ты, ты чорта брат » Слышны и одо- 
брания : « Добрэ... », но в местах общего не- 
годования все голоса сливаются вместе, буд- 
т остремясь к тому, чтобы они долетели до 
султана. 

Кончило козачество «видповидь дэржать...» 
и снова возвращается к своей повседневной 
жизни. Начинается снова общее веселье, ве- 
село и радостно все поют: « Добрэ... Дюже 
добрэ... Хай ви н читаы, та нас вспоминаэ... » 
Начинаются пляски. Под общий аккомпани- 
мент « гоп, гоп, гоп... » вторые тенора запева- 
ют : 

« Набрэхалы вражьи люди, — о я змиж не 
пойду, учиняла грэчаныки у вышневому са- 
ду... » Присоединятся и первые тенора. Так- 
же запевается и поется и второй куплет. А 
потом веселье приближается к концу. Басы 
и баритоны вспоминают часть письма, и 
вдруг, под пение теноров « гречаныки... », по- 
крывая звуком весь хор вырывается : « Який 
ты в чорта льщарь... Охо-хо-, хо- хо, коли 
ты голым тилом йиж;ака не вбьеш... Хо, хо, 
хо... Перед заключительной фразой все поют 
бравурное, за.лихватское « гоп, гоп, гоп, гоп... » 
Последнее « гоп » заканчивается громко, на 
верхних нотах. И еще громче посылается пре- 
дложение султану : « Поцилуй же в пятку 
нас... » 

Все это было написано проф. Шведовым 
для постановки на сцене в «Радио-Сити». 
Хор должен был быть одетым по картине 
Репина, декорации соответствовать месту и 



-32— 



времени, также как освещение, и гармониро- 
вать с общей картиной. Проф. Шведов создал 
исключительное по колоритности и сценично- 
сти музыкальное произведение, зажегшее С. 
А. Жарова и весь хор, с увлечением отдав- 
шихся усвоению этой трудной музыкальной 
вещи, стремясь поднести ее слушателям в 
безукоризненном виде. Нелегко давалось это 
хору, тем более, что нужно было пригото- 
вить и всю новую программу на сезон 1942-43 
гг. Музыкальный шедевр проф. Шведова был 
напет нами на грамофонную пластинку, ко- 
торая была признана одной из двух лучших 
пластинок года. Я не знаю, в каком количе- 
стве экземпляров она была выпущена, но че- 
рез год ее достать уже было невозможно. До 
Европы они не дошли — помешала война. Да 
и вообще это поразительное музыкальное 
произведение осталось неизвестным старому 
свету, так как хор его пел лишь один сезон 
42-43 г. Возможно, и даже вероятно, пластин- 
ки в большом количестве попали в Сов. Со- 
юз, так как в то время много молодых сов. 
инженеров приезжали в США для приемки 
оружия или для специализации в его произ- 
водстве ,и мы знали, что, возвращаясь в СС- 
СР, они везли с собой много пластинок и в ча- 
стности напетых нашим хором. Еще до нача- 
ла войны нам не раз приходилось пересекать 
океан вместе с людьми « оттуда », ехавшими 
в США. Все это были люди разного возраста и 
разного положения. Бывали и энкаведисты, 
сопроваждавшие какую нибудь важную 
« особу », но чаше всего молодые инжинеры. 
С одной такой группой молодежи нам приш- 
лось плыть в США и возвращаться в Европу. 
По дороге в США они нас распрашивали о 
том, о сем, но главным образом, какие пла- 
тинки хора можно и следует приобрести. Сре- 
ди этой группы были и очень хорошие ребя- 
та. На обратном пути они уже хвастались тем, 
что накупили. Но по прибытии в Европейский 
порт сделали вид, что совсем незнакомы с 



нами, но предупредив нас, что их будут 
встречать представители власти. 

Концертный сезон проходил с неизме- 
ным успехом, при переполненных залах. 
Всюду, конечно, пелось и новое произведение 
проф. Шведова. Однако, нужно сказать, что 
написанное для большой сцены, в красоч- 
ной рамке знаменитой картины, оно много 
теряло в простом концертном исполнении и 
мало понималось иностранцами. Да и многим 
россиянам, вне сценической постановки оно 
было не совсем понятно, что и побудило ме- 
ня задержаться на нем и хоть минимально 
объяснить его большую ценность. Велико бы- 
ло желание и регента и хора, певшего этот 
« Обмен дипломатическими нотами » и напе- 
тую пластинку, донести этот шедевр музы- 
кального твочества до правовой националь- 
ной России, где, безусловно, найдутся возмо- 
ясности поставить его во всем его блеске. 

В конце марта закончилось наше турнэ. На 
концерте в Нью-Иорме, в « Карнеги-холл » 
присутствовала вся администрация « Радио- 
Сити », имевшая отношение к составлению 
программы и для постановки на сцене. Есте- 
ственно, мы с большим интересом ожидали ее 
заключение по поводу нашей новой програм- 
мы и особенно всех интересовал вопрос, как 
будет принят « Обмен дипломатическими но- 
тами »? Произведение проф. Шведова всем 
очень понравилось, но, увы... В 1943 г., в раз- 
гар Мировой войны, Турция соблюдала стро- 
гий нейтралитет, что вполне совпадало с ин- 
тересами США, и « раздражать » Турцию не 
« полагалось » и... администрация « Радио-Си- 
ти » отказалась включить « Обмен диплом, 
нотами » в свою программу. Так печально за- 
кончилась судьба Шведовского шедевра, ко- 
торому автор, регент и все хористы уделили 
так много труда, внимания и любви. 

Доброволец Иванов 
(Продолжение следует) 



РЕПИНСКИЕ ЗАПОРОЖЦЫ 



В 1879 году в имении известного мецената 
Саввы Мамонтова, в кругу писателей, поэтов 
и художников, один из гостей, приехавший с 
Украины, прочитал вслух полностью и без 
выпусков известное письмо запорожцев ту- 
рецкому султану. Присутствовавшему И. Е. 



Репину оно понравилось и у него возникла 
мысль написать картину на эту тему. Он тут 
же карандашем набросал эскиз и подарил его 
хозяину дома. 

Репин начал собирать материал из жизни 
запорожцев, но собирание шло туго ; запо- 



— 33 



рожцы не любили канцелярщину, докумен- 
тов осталось мало. 

Репин съездил на Украину, записывал пес- 
ни, предания и все, что слыхал о запорожцах, 
зарисовывал старинную утварь, посуду и про- 
чее. Возвратясь в Москву, он познакомился с 
одним студентом, собиравшим материалы для 
своей будущей диссертации. Этот студент 
показал художнику большую серебряную 
кружку, вместимостью в 1 литр, найденную 
им в одной церкви. Кружка эта принадлежа- 
ла когда то легендарному кошевому Сечи 
Сирко, который добыл ее у крымского хана. 
Казаки говорили, что хан подарил ее кошево- 
му « со слезами на глазах », в знак благодар- 
ности за то, что при одном набеге запорожцев 
на его владения самого его оставили в живых. 
Послов хана, имевших при себе письмо к рус- 
скому царю, с просьбой упять запорожцев, 
кошевой повесил. 

В одном из курганов нашли скелет казака, 
а рядом с ним большой графин из толстого 
стекла, плотно закупоренный деревянной 
пробкой, залитой воском. Этот графин с « го- 
рилкой » запасливый казак велел положить 
ему в могилу « на всякий случай », изображен 
на репинской картине; он стоит перед писа- 
рем, пишущим письмо. 

Нашелся и старинный глиняный горшок, не 
только служивший для обычного обихода, но 
и употреблявшийся при стрижке. Горшок на- 
девали на голову и подстригали выглядывав- 
шие наружу волосы. Так и говорилось : « ос- 
триясен под горшок » (или « под макитру »). 
Так острижен и писарь на знаменитом репин- 
ском полотне ,и казак, стоящий позади него. 
Другая общеизвестная прическа запорожцев : 
вся голова обрита, оставлена лишь одна длин- 
ная прядь — « ссэлэдэць ». 

На картине виден сидящий за столом здо- 
ровенный казак, обнаженный до пояса. Перед 
тем, как принялись за письмо, шла игра в 
карты. Они под рукой упомянутого казака, 
который сдавал. А сдающий долгкен снимать 
рубашку, чтобы какая нибудь карта « случай- 
но » не залетела в рукав или за пазуху. 



Полный текст письма запорожцев султа- 
ну изобилует остроумными, но совершенно 
не годящимися для широкой публикации, 
крепкими выражениями. Пышные титулы 
пародийно снигкены. 

« Вывылонськый ты кухар... » « Македон- 
ськый колэснык... » « Александрийськый ко- 
золуп... » — вот самые мягкие из эпитетов, во- 
ими запорожская вольница награждает высо- 
кого адресата. 



Запорожская Сечь сложилась в середине 16 
столетия в низовьях Днепра на о-ве Хортица, 
но несколько раз меняла свои места, смотря 
по обстоятельствам. Во второй половине 17 
— начале 18 века центром Запорожской Се- 
чи была Чертсм.пьщьская Сечь на правом бе- 
регу Днепра. В 1709 г. Петр Первый велел 
Сечь ликвидировать. Часть казаков ушла в 
днепровские низовья, во владения крымского 
хана, но в 1734 г. казаки эти вернулись и ос- 
новали Новую Сечь. Просуществовала она до 
1775 г. Самое слово Сечь возникло от соору- 
жавшихся запорожцами укреплений, назы- 
вавшихся « засеками » или « сечью ». 

В боевое казачье « льщарство » принимали 
без особого разбора. Являлись туда беглецы 
из числа подвластных боярам или польским 
панам крестьян и разные другие люди. При- 
шельцам задавался только вопрос : « В Бога 
веруешь? » Осведомлялись также, имеет ли 
новичок смекалку? В первые дни новопри- 
бывшего кормили из общего котла и чарку 
горилки давали. Несколько присмотревшись 
к нему, подвергали испытанию его сообрази- 
тельность и решительность. 

Вот сказали раз новичку : 

— Хлопче, мы завтра рано утром пойдем 
рыбу ловить, а ты нам кашу свари, да смотри, 
чтоб не пригорела! Вот тебе крупа, вот соль, а 
вода на речке! Ушли казаки, а хлопец начи- 
нает кашу варить. Видел он у себя дома, как 
его мать для троих детей кашу варила, а тут 
попробуй-ка сварить сразу на тридцать че- 
ловек! Сколько нуясно крупы в котел поло- 
жить, сколько соли засыпать и сколько воды 
налить, да еще чтобы каша не пригорела! Тут 
без смекалки не обойтись. 

Однако, молодой казак изловчился — к по- 
лудню каша готова, нужно звать казаков. 

— Эй, хлопцы! — зовет он с крутого бере- 
га. — Идите кашу есть.! 

Казаки давно уже рыбы наловили, иску- 
пались, расположились на берегу, в карты иг- 
рают, а на зов не идут. 

Проходит минут десять, опять хлопец зо- 
вет казаков : 

— Каша подгорит, идите же! 

Те опять ни малейшего внимания. 

Новичек, подождав еще, снова зовет, и сно- 
ва то же самое. Наконец, рассердился и кри- 
чит : 

— Ну, так и чорт с вами, я и сам кашу 
съем! 

Тогда казаки бросают карты и бегом к ка- 
ше : хлопец бойкий, — будет из него казак. 

О том, как ценили запорожцы крепкий ха- 
рактер и богатырскую ухватку, свидетельст- 
вует одна из легенд о знаменитом кошевом 



34 — 



Сирко, Будто бы, когда он родился, его до- 
машние искупали, да и положили на постель, 
а сами ушли по своим делам. Младенец по- 
леясал, полежал, потом слез с постели и по- 
полз по хате. Набрел на только что приготов- 
ленный пирог с рыбой и капустой, который 
был покрыт полотенцем, чтобы « отошел » 
Дитя отведало немножко пирога, а там разо- 
хотилось и... скушало весь пирог! 



Репин писал своих « Запорожцев » двенад- 
цать лет, много переделывал, подыскивая ти- 
пичных людей в качестве натуры. Он долго 
не хотел продавать картину. « Жалко мне с 
ними расставаться, уж больно были веселые 
ребята! » — говорил Илья Ефимович. 

(Н. Р.С.) 
Сергей Грозданов 



К СВЕДЕНИЮ ДОНСКИХ КАЗАКОВ 



31 авг. 1969 г., в г. Джексон (США) по ини- 
циативе Союза Донских Казаков в США со- 
стоялось совещание представителей донских 
каз. организаций, общественных и политиче- 
ских деятелей, на котором обсуждался вопрос 
о выборах Донского Атамана. 

Совещание поручило правлению Союза 
Донских Казаков в США созвать Малый 
Круг Донских Казаков из полномочных пред- 
ставителей всех казачьих организаций, каза- 
чьей общественности не только в Соединен- 
ных Штатах Америки, но и во всех странах 
пребывания казачьей эмиграции. 

Этот Круг произведет выборы Главной из- 
бирательной и Контрольной комиссий с уча- 
стием в них представителей от всех течений 
политической и общественной мысли среди 
Донских Казаков, что обеспечит участие в 
выборах всех Донских Казаков и всеобщие 
выборы единого Донского Атамана. 

Просьба ко всех казачьим организациям и 
отдельным Донским Казакам по всем вопро- 
сам выборов Донского Атамана обращаться 
по адресу правления Союза Донских Каза- 
ков в США, указаному ниже. 
5. I. Вопзкош. С. Е. СЬа1гтап — 117 ауепие С. 
Ар1; Р 4. Меш-Уогк. N. У. 10009 ИЗА. 

Считаем необходимым обратить внимание 
всех Донских Казаков на то, что и покойный 
генерал И. А. Поляков настойчиво рекомен- 
довал созыв Малого Круга Донских Казаков, 
чтобы на нем принять все меры для того, что- 
бы изжить позорящее всех казаков многоата- 
манство и появление узкогрупповых « атама- 
нов», не имеющих никакого права присваи- 
вать себе высокое звание Донского Атамана. 

К декабрю месяцу председателем Союза 
Донских казаков инж. С. И. Донсковым был 
выработан проэкт « Пологкения к руковод- 



ству Малого Донского Круга », текст которо- 
го прилагается ни?ке : 

ЧАСТЬ ОБЩАЯ 

Предлагаемый прозкт ПОЛОЖЕНИЯ на 
утверж:дение депутатам МАЛОГО ДОН- 
СКОГО КРУГА, созываемого в Соединенных 
Штатах Америки, на 24-25 января 1970 года, 
в Казачьем Доме Комитета Помощи Ди-Пи, 
во Фривуд Эйкрс, Штат Нью-Джерзи, наме- 
чает основные принципы руководства, кото- 
рые приложимы к общественно бытовым ус- 
ловиям Донских Казаков в эмиграции и вы- 
званы жизненной необходимостью создания 
Высшего Органа — в лице МАЛОГО ДОН- 
СКОГО КРУГА. 

Созыв Малого Донского Круга являет со- 
бой показательный пример высокого созна- 
ния Донских Казаков, прилагающих все уси- 
лия, в тяжелых эмигрантских условиях, со- 
хранить единую казачью Донскую семью. 

МАЛЫЙ ДОНСКОЙ КРУГ кладет в осно- 
ву своей общественно-политической деятель- 
ности непримиримую борьбу с коммунизмом, 
борьбу за сохранение и ОБЪЕДИНЕНИЕ 
всех существующих Донских организаций, 
разбросанных по всему свободному миру, не- 
зависимо от их политических течений, убеж- 
дени йи мировозрений о будущем КАЗАЧЕ- 
СТВА. 

МАЛЫЙ ДОНСКОЙ КРУГ созывается в 
согласии с существующими реально Донски- 
ми организациями, находящимися, как в Со- 
единенных Штатах Америки, так и в Евро- 
пейских Государствах : Франции, Германии, 
Австрии, Бельгии, Англии, Канады, и Южно- 
Американских Госдарствах. 

Малый Донской Круг составляется из депу- 



35 — 



татов, уполномоченных Станицами, хутора- 
ми объединениями, союзами и группами. 

Присутствие на Круге депутатов от органи- 
заций, находящихся в заокеанских странах, 
ставит в затруднительное положение непо- 
средственного их участия на Круге, которое, 
в таком случае, долясно быть обусловлено в 
письменной форме, передачей своих депутат- 
ских полномочий их представителям, прожи- 
вающим в Соединенных Штатах Америки, 
которые и замещают депутатов от их орга- 
низаций на Круге. 

СОБРАНИЕ представителей от организа- 
ций и общественных деятелей в США., от 
8-го ноября 1969 года, единогласно постано- 
вили, что на созыв Малого Круга делегиру- 
ются депутаты от организаций — по одному 
депутату на десять членов данной организа- 
ции, а равно от группы до 10 человек, деле- 
гируется один депутат, которые и составляют 
МАЛЫЙ ДОНСКОЙ КРУГ. 

Кроме того, не исключается возможность 
непосредственного широкого участия на Кру- 
ге казаков-одиночек, не состоящих, по тем 
или иным причинам, в организация. 

На Малом Круге имеют право принимать 
участие казаки и казачки, достигшие совер- 
шеннолетия. 

ЧАСТЬ ОСОБЕННАЯ 

Глава 1-ая 

§ 1. МАЛЫЙ ДОНСКОЙ КРУГ есть вопло- 
щение исторических традиций Донских Каза- 
ков, выраженных в ОСНОВНЫХ ЗАКОНАХ 
В. В. Донского и утвержденных БОЛЬШИМ 
ВОЙСКОВЫМ КРУГОМ на Дону, 15-го сен- 
тября 1918 года, пс существу своему, являет- 
ся хранителем их и продолжателем беском- 
промиссной борьбы с коммунизмом, начатой 
на Дону в 1917 году, за освобождение КАЗА- 
ЧЬИХ КРАЕВ от большевизма. 

§ 2. МАЛЫЙ КРУГ есть высший орган Дон- 
ских Казаков в эмиграции и в своих обще- 
ственно-политических и бытовых мероприя- 
тиях, не зависящий ни от каких политичес- 
ких и партийных течений, а равно и от орга- 
низаций, независимо от того, к какому поли- 
тическому уклону и.пи мировозрению они 
принадлежат. 

§ 3. МАЛЫЙ КРУГ состоит из членов из- 
бираемых на три года на основании выше- 
изложенного ПОЛОЖЕНИЯ о выборах в Об- 
щей Части. 

§ 4. МАЛЫЙ КРУГ созывается один раз в 
три года; время и место созыва Круга опре- 
деляется Президиумом Круга в согласии с 
членами Круга. 



§ 5. Продолжительность сессии определяет- 
ся самим КРУГОМ. 

§ 6. В чрезвычайных случаях МАЛЫЙ 
КРУГ созывается по усмотрению Президиума 
Круга. 

Глава 2-ая 

Ведение дел, подлежащих 

МАЛОМУ ДОНСКОМУ КРУГУ 

§ 7. МАЛОМУ КРУГУ принадлежит закон- 
ное право установления порядка выборов 
Донского Атамана в эмиграции. 

§8. МАЛЫМ КРУГОМ избирается Прези- 
диум Круга, который состоит из Председате- 
ля Круга, двух его заместителей, двух секре- 
тарей, казначея и трех кандидатов, избира- 
емых Кругом из числа его членов. 

§ 9. Порядок ведения и рассмотрения дел 
на Круге и положение об его организации 
рассматривается и определяется членами 
КРУГА. 

§ 10. Для открытия Круга требуется при- 
сутствие не менее двух третей всего числа 
членов КРУГА. 

§11. МАЛЫМ КРУГОМ решаются обще- 
ственно-бытовые вопросы и потребности, воз- 
никающие в среде Донских Казаков, а рав- 
но подлегкат рассмотрению дела, вытекаю- 
щие из быта Общеказачьего характера. 

§ 12. МАЛЫЙ КРУГ является ответствен- 
ным органом за свои решения и постановле- 
ния переп Донскими Казаками. 

Глава 3-ья 
О ДОНСКОМ АТАМАНЕ 

§ 13. Донской Атаман избирается из Дон- 
ских Казаков на три года. 

§ 14. Донской Атаман есть глава Донских 
Казаков в эмиграции. 

§ 15. В случае прекращения полномочий 
Атамана до истечения трех лет, власть его, 
впредь до избрания нового Атамана, перехо- 
дит к Председателю МАЛОГО КРУГА, кото- 
рый в самое ближайшее время созывает Круг 
для организации производства новых выбо- 
ров. 

§ 16. Донскому Атаману принадлежит пра- 
во инициативы вносить на рассмотрение и ут- 
верждение МАЛОГО КРУГА необходимые 
мероприятия, вытекающие из быта Донских 
Казаков в эмиграции. 

§ 17. Донскому Атаману принадлежит пра- 
во издавать распоряжения, указания и руко- 
водства организациям, подлежащие исполне- 
нию ими. 



36 



§ 18. Донской Атаман имеет право входить 
в сношения с правительственными учрея^де- 
ниями и вести переговоры от лица Донских 
Казаков, результаты которых, после перего- 
воров, долясны быть представлены на рас- 
смотрение и утверждение МАЛОГО КРУГА. 

§ 19. За свои распоряжения, указания и 
руководства Донской Атаман несет полную 
ответственность перед МАЛЫМ ДОНСКИМ 
КРУГОМ. 

Глава 4-ая 
О ЧЛЕНАХ МАЛОГО КРУГА 

§ 20. Члены Малого Круга пользуются пол- 
ной свободой суждений, мнений и голосова- 
ний по делам, подлежащим ведению Круга. 

§ 21. Члены Малого Круга, находящиеся в 



своих организациях, имеют право намечать 
заранее и обсуждать на местах необходимые 
мероприятия, подлежащие рассмотрению их 
на Круге, которые, в таком виде, способству- 
ют ускорению их разрешения и утверждения 
на предстоящей сессии Малого Круга. 



ПРИМЕЧАНИЕ : 

Предлагаемый текст пректа ПОЛОЖЕНИЯ 
может быть дополнен, изменен или утвер- 
жден депутатами созываемого МАЛОГО 
ДОНСКОГО КРУГА. 

Председатель Союза Донских Казаков в 



США — С. И. Донсюов 
Секретарь — А. С. Кибирев 



ОБЩЕСТВЕННОМУ ДЕЯТЕЛЮ 



Если вздумаешь быть председателем, 
Казначеем, иль секретарем, 
По листам подписным собирателем, 
Иль общественным ведать добром. 
Приготовься ?араней к распятию, 
Претерпеть, пострадать будь готов. 
Приготовься услышать проклятия 
И не жди благодарности слов. 
На общественной ниве старания 
И порыв и задор всех трудов 
Принесут тебе сверх ожидания 
Урожай ядовитых плодов. 

Про тебя пустят слухи нелестные, 
Малодушным объявят борцом, 



И служения повесть чудесная 
Завершится печальным концом. 
Заподозрят тебя в преступлениях, 
Обвинят во всех смертных грехах 
И на общих собраниях в прениях 
И в газетных статьях и в стихах... 
И своей добродетелью гордые 
Прикуют пред позорным столбом 
Обвинители с ханжеской мордою, 
С медной глоткой и с медным же лбом. 
И в минуту отчаянья черного 
Ты проклянешь, зубами скрипя. 
Тот момент, что нелегкая дернула 
На общественный подвиг тебя. 

А. Гайвота 



ИЗ КАЗАЧЬЕЙ ЖИЗНИ ЗА РУБЕЖОМ 



• Пожертвования в пользу оот. В. И. Сы- 
чева. — Правление Каз. Союза во Франции 
сообщает, что в дополнение к ранее опубли- 
кованным спискам, до 1 янв. 1970 г. еще по- 
ступило : Н. В. Самойлов — 10 фр.. Секция 
Союза Казаков-Комбатантов в Монтаржи — 
10 фр., г-жа А. Ф. Фетисова — 4 фр., Н. И. Г. 



— 50 фр., И. И. Сагацкий — 10 фр., П. Я. Вол- 
ков — 20 фр., Е. Т. Гетман — 29 фр. 

В. И. Сычов просит передать всем помог- 
шим ему свою большую искреннюю благо- 
дарность. — Председатель Каз. Союза — В. 
Кузнецов. 

Книжная полка. — Полк. Елисеевым вы- 



37 



пущены заключительные брошюры « Орен- 
бургское Каз. Военное Училище» №9, 10 и 
двойная брошюра №11-12. Выписывать у из- 
дателя : 

Е1у5зеу. 66 - Рог1; Ша5Ып§1;оп ауе. Ар!. 25. 
Ке\у-Уогк N. V. 10032. П5А. 

Изданы две книги казаков поэтов : « Лучь », 
книга 3-ья П. Юшкина-Котлубанского и 
« Стихи » М. Иловайского. 

Поступила в продажу 2-ая часть книги А. 
А. Гордеева « История казаков », охватыва- 
ющая период от Иоанна Грозного до царство- 
вания Петра Первого. 

Союз Свободней Прессы, объединующий 
ясурналистов из стран, порабощенных комму- 
низмом издал в Мюнхене на немецком язы- 
ке большой сборник — 272 стр. под названи- 
ем « Уб1кег К1а§епап » (« Народы обвиняют ») 
в котором помещены статьи журналистов 
разных стран о деятельности коммунизма. В 
сборнике помещена обширная статья донско- 



го казака П. С. Полякова « Казаки и 50 лет 
после революции », в которой автор излага- 
ет историю борьби казаков с большевизмом, 
кончая последней войной. 

• 9 ноября 1969 г. в помещении Русского 
Музыкального Общества в Париже состоял- 
ся утренник донского поэта Н. Евсеева с 

большой артистической программой и про- 
шедший с большим успехом. 

• Донской казачий хор С. А. Жарова, как 

каждый год, начал свои выступления в Гер- 
мании в ноябре 1969 г. 

• 27 декабря 1969 г. в залах мерии 3-го 
арондисмана состоялся традиционный бал 
Калмыцкого Союза. 

• В газете « Русская Жизнь », от 12 дек. 
1969 г., выходящей в США помещено крат- 
кое сообщение Дон. Войск. Совета, обьявля- 
ющее о выборе « Донским Атаманом на пе- 
риод 1970-1974 » проф. И. В. Федорова. 



ОБРАЩЕНИЕ К ДОНСКИМ КАЗАКАМ 



Редацкией « Род. Края » получены сведе- 
ния, что могила генерала А. К. Гусельщико- 
ва, умершего в 1935 г. и похороненного в г. 
Виши (Франция), нуждается в капитальном 
ремонте. На это нужно 900-1000 фр. 

Донское Войсковое Объединение, Казачий 
Союз во Франции и редакция « Род. Края » 
обращаются ко всем донцам во всех странах 
свободного мира помочь им в этом деле. Мо- 
гила генерала Гусельщикова, 1-го командира 
славного Гундровского Георгиевского полка, 
впоследствии командовавшего крупными ка- 
зачьими соединениями в борьбе с красными, 
не может быть оставлена без внимания и без 
забот со стороны донских казаков. И мы глу- 
боко верим, что наш призыв не останется без 
отклика. 



Просьба направлять пожертвования по од- 
ному из указанных нигке адресов ; 

1. В редакцию « Род. Края » 

В. Во§аеузку 230, Ау. с1е 1а В1у1з1оп-Ьес1егс 
95 — МОNТМОКЕNСУ (Ггапсе) 

2. На имя председателя Дон. Войск. Объе- 
динения : 

N. Ьотак1п 82, гие йе 1а Гоп^ахпе 
75 — Раг15 (16е). Кгапсе 

3. На имя председателя Каз. Союза : 
V. Кои2;пе1;2оН. 37, гие ОаШёп!. 

92 — МАЬАКОРГ (Ггапсе). 

4. На почтовый текущий счет Каз. Союза : 
11п1оп с1ез Соза^иез № 21209-10 Рапз. 
Председатель Дон. В. Объединения 

Н. Ломакин. 

Редактор « Род. Края » Б. Богаевский. 

Председатель Каз. Союза В. Кузнецов. 



33 



СТОЛЕТИЕ НОВОЧЕРКАССКОГО — АТАМАНСКОГО УЧИЛИЩА 



« Славься Дон и в наши годы... » 

28 ноября 1969 г. бывшие питомцы Ново- 
черкасского и Атаманского Военных Училиш, 
дружно, весело и задушевно отпраздновали в 
музее Лейб-Гвардии Казачьего Его Величе- 
ства полка свой училищный Праздник (8 но- 
ября ст. ст.) и исполнившийся в этом году 
столетний юбилей основания Новочеркасско- 
го-Атаманского Училища. 

Празднование этих знаменательных дней 
прош.по под почетным председательством ге- 
нерал-майора С. Д. Поздышева, старейше- 
го из присутствовавших на торжестве быв- 
ших юнкеров Новочеркасского Училища. 

Молебен служил о. Александр Ребиндер с 
небольшим, но прекрасным хором Аньерской 
церкви. Перед началом богослужения о. 
Александер обратился к собравшимся с крат- 
ким теплым словом : он поздравил юбиляров 
с двойным праздником, отметил постоянную 
сплоченность их Объединения и пожелал 
Атаманцам сохранить тот же бодрый дух 
товарищества и дружбы и на будущие дол- 
гие времена. 

После молебна генерал Позднышев открыл 
официальную часть парадного собрания сло- 
вом приветствия по случаю Праздника и пре- 
дложил пропеть, как это было принято на 
Дону, Войсковой гимн : 

« Всколыхнулся, взволновался 
Православный Тихий Дон... » 

Когда стихли последние аккорды его моти- 
ва, председатель собрания приступил к сво- 
ему докладу. Он сначала напомнил обстанов- 
ку — местонахождение Училища в Новочер- 
касске, в сердце казачьей столицы, и затем в 
сжатой форме проследил всю хронику важ- 
нейших событий и перемен в Училищной 
жизни до последних лет существования Шко- 
лы. Мимоходом, ген. Позднышев впомнил с 
грустью и сожалением о временной военной 
отсталости России, особенно накануне Япон- 
ской войны, сказавшейся потом на дальней- 
ших судьбах нашего Государства. Докладчик 
также довольно подробно обрисовал органи- 
зацию Новочеркасского Каз. Юнкерского 
Училища в годы своего пребывания в нем, 
подчеркнув значение присяги, приносимой 
юнкерами. Закончил свое сообщение ген. Поз- 
днышев пожеланием присутствующим беречь 
и нести до последних дней жизни все то, 
что осталось у них прекрасного и чистого в 
душе от прошлых дорогих воспоминаний и 
переживаний. 



Слова председателя были покрыты общим 
громогласным « УРА ». 

Затем хорунжий Евстратов прочитал, по 
старым запискам группы офицеров, описание 
Праздника 7 и 8 ноября 1919 г. в Новочеркас- 
ске, когда Новочеркасское Военное Учили- 
ще было переименовано в Атаманское и по- 
лучило из рук Донского Атамана генерал- 
лейтенанта А. П. Богаевского свое новое зна- 
мя. 

Немного позже, к собранию обратился со 
словом председатель Союза Донских парти- 
зан-степняков, есаул А. П. Падалкин. Он уто- 
чнил условия, в которых формировались на 
Дону, на войсковые средства, будущие его 
офицеры. Благодаря системе периодической 
отправки офицеров на льготу, они всегда ос- 
тавались в соприкосновении с массой родного 
казачества. Они огкивляли ее своим присут- 
ствием и вносили в нее здоровый государст- 
венный дух. Из скромной служилой среды 
Донского офицерства вышло немало талант- 
ливых, выдающихся людей, которыми Дон 
смело мож:ет гордиться. 

Подчеркнув боевые заслуги Новочеркас- 
ского-Атаманского Военного Училища в гра- 
жданскую войну, в особенности в Степном 
Походе (отряд юнкеров полк. Слюсарева), 
есаул Падалкин, от липа Союза Дон. Парти- 
зан-Степняков передал Объединению Учи- 
лища Грамоту о присуждении ему знака 
Степного Похода. Теплое слово сказал пред- 
седатель Казачьего Союза В. М. Кузнецов. С 
этими главными докладами закончилась офи- 
циальная часть юбилейного собрания. 

Пропев молитву, присутствующие сели за 
стол и начался завтрак. Как и всюду в каза- 
чьей среде, сразу же зазвучала хоровая пес- 
ня, за ней другая и тд. : « Много лет Войску 
Донскому », « Славим Платова героя », « Ой 
да ты подуй, подуй, ветер низовой » и пр. На 
фоне общего оживления, разговоров, здра- 
виц читаются поздравления с праздником от 
разных лиц и организаций. Так быстро про- 
ходят часы, появляется шампанское, но, увы, 
наступает пора и разъезжаться по домам. 

С чувством признательности генералу Поз- 
днышеву за его умелое руководство в прове- 
дении торгкества и благодарности хор. Ев- 
стратову и его супруге Марии Александровне 
за их хлопоты по устройству Праздника, быв- 
шие юнкера и их семьи расходились радост- 
ные, веселые и как будто еще более сроднив- 
шиеся за этот день. 

И. Сагацкий 



- 39 — 



ПРЕД ПОРОГОМ., 



Безвозвратно в вечность улетела 
Младости короткая весна. 
Пред порогом старости удела 
Прошлое осветит кроткая луна; 

Встретит прах мой бездыханный грустно, 
Предаваемый могилушке сырой. 



Порастет она травою густо 
Яркой вешней радостной порой. 

Над могилой крест и начертанье 
Скажут кратко ветру обо мне, 
Что казак и в тягостном изгнаньи 
О родимой думал стороне. 

Порфирий Юшкин-Кот.чобанский 



УШЕДШИЕ 



^ Памяти шефа джигитов есаула С. В. Па- 
насенко. — Недавно промелькнула заметка 
в « НРСлове », что в Германии умер есаул Ку- 
банского Войска Савва Васильевич Панасен- 
ко, один из основополож;ников джигитовки 
заграницей. Их было пять офицеров кубан- 
цев в малых чинах — Панасенко, Рябчун, 
Проценко, Сопи.пьняк, Галай и донской ка- 
зак-калмык Саран Дамбович Ремелев. Джи- 
гитовать они начали в Болгарии. В начале 
1925 г. приехали в Париж, имея только седла 
и черкески. Денег нет, связей никаких. 

Панасенко с 1907 г. рядовым казаком слу- 
жил в 1-ом Уманском полку в Карее, когда 
генерал Шкуро был там молодым хорунжим, 
и он обратился к нему с просьбой помочь 
«организовать джигитовку». Они нашли 
миллионера-банкира, некого Саказана, си- 
рийца родом, с широкой душой и « заинтере- 
совали его в большом коммерческом деле по 
джигитовке ». Им был выдан денежный аванс 
и полетели телеграммы от Шкуро во все го- 
рода Франции, где были казаки всех Войск, с 
призывом — « Наездникам прибыть в Па- 
риж ». Всем были посланы деньги на доро- 
ру. Получил их и я для своей группы в Ви- 
ши, с которой приехал в Париж. 

Началось формирование группы джигитов, 
духового оркестра, хора песенников. Купле- 
ны лошади, заказаны седла, всем пошиты по 
два комплекта белых, синих, красных черке- 
сок, под цвет российского национального 
флага. У всех — белые папахи. Репетиции — 
на стадионе Буффало, под Парижем, в Мон- 
руже. Стадион — на 20 тысяч мест. Джиги- 
тами руководил Панасенко со своими пятью, 
названной « шестерка ». Они главные, на при- 
виллегированном положении в строю, и на 



баснословном месячном жалованьи, почти 
« министерском », как тогда говорили. Все ар- 
тисты получают все от дирекции — обмунди- 
рование, довольствие, комнаты в гостиницах. 
Месячное жалованье по качеству работы, по- 
чти двойное против того, что они зарабатыва- 
ли на заводах. Открылась жизнь веселая и, 
даже, разгу.пьная. В оркестре и в духовом хо- 
ре почти все офицеры Добровольческих ча- 
стей, но в джигитах — только казаки. Вот и 
первое выступление в первых числах мая 
1925 года. 

Духовой окрестр в 60 человек будоражит 
души зрителей бравурными русскими воен- 
ными маршами. Сотрясая землю щеголева- 
тою военною маршировкою и наполняя во- 
инствеными песнями широкое воздушное 
пространство над стадионом — за ними идет 
величественный хор песенников в сто че.по- 
век. Своею хищною кавказскою скользящею 
походкою, лаская глаз врожденной внешней 
красотою и эллегантностью черкесок — два 
десятка танцоров лезгинки кавказских гор- 
цев, затянутых ремнями в талии, подтяну- 
тых, суровых видом. Но главное : в белых 
косматых папахах, словно демоны на гарцу- 
ющих конях, молча шли « они », на которых 
был построен « главный гвоздь » всего каза- 
чьего представления — джигиты. Их 
шесть десятков шли следом в общем, гипно- 
тизирующем — своею импозантною — кав- 
казскою красотою казачьем параде... А впе- 
реди всего этого казачьего ансамбля, верхом 
на лошади, сам генерал Шкуро, обвеяный бо- 
евыми легендами. 

Таков был « первый вызов » от казаков из- 
балованной парижской публике перед нача- 
лом выступления и потом — каждый день и 



— 40 — 



по два раза по праздникам. Само-же предста- 
вление было буквально сказкой « из тысячи 
и одной ночи », что пережил каждый казак 
в своей станице иль в полку своем. Там тогда 
все сливалось нераздельно, и ширь души, и 
мошь великая, и лихость безудержная, и ди- 
кий гик над несущимся во весь опор конем, 
и песня славная казачья, щемящая, зовущая, 
бушующая и наконец — феерический каза- 
чий танец, не знающий удержа в своем роз- 
махе и кавказская лезгинка в своей дикой 
красоте... Встряхнули казаки тогда Париж! 
От Атамана Платова 1814 года на Елисейских 
П0.ПЯХ и до этих майских дней 1925 года, не 
видывал он столь образно представлявшихся 
ему казаков, доподлинных во всей их силе, 
если оно, казачество, находится под дисци- 
плиной... 

Через месяц вся труппа стала выступать в 
самом Париже, на Марсовом Поле. Мало бы- 
ло Парижа широкой душе Саказана. Прель- 
щала валюта Англии. Мне передано 40 ка- 
заков и 25 лошадей совершить турне по 
Франции, а вся группа была переброшена в 
Англию. Расчет оказался неверный. Громозд- 
кая организация не выдержала расходов и 
Саказан вернул ее в Париж и распустил. Моя 
группа работала до осени под контролем его 
администрации и так-же прекратила работу. 

Но слава о казачьем выступлении докати- 
лась и до богатой Америки. Прибыли в Па- 
риж представители артистических агенств и 
в 1926 году туда выехали две самостоятель- 
ные группы джигитов, хора и танцоров око- 
ло 150-ти казаков. Образовались и мелкие 
группы, которые в течении многих лет разъ- 
езжали по всей Европе. Выступали неболь- 
шие группы джигитов и в европейских цир- 
ках, где очень интересно было работать без- 
перебойно на жалованье. Сам Панасенко имел 
свою группу, работая по городам « на пря- 
мой » и потом в цирках. Две небольшие груп- 
пы джигитов, работая в цирке, побывали на 
всем юго-востоке Азии, начиная с Индии, 
Бурма, Малайский полуостров, острова Ява 
и Суматра, королевства Сиам и Камбодж:. По- 
сетили весь Индокитай, работали в Хонг-Кон- 
ге, в Шанхае, на Филиппинских островах и 
в далекой Австралии. Многие восточные 
страны повидали доселе неведомых им каза- 
ков на коне, о которых знало только по кни- 
гам только грамотное население. Всего не 
опишешь. 

И первый толчек всему этому дал отлич- 
ный наездник и джигит, добрый по натуре, 
веселый и с казачьим Черноморским юмором, 
есаул Савва Васильевич Панасенко, казак 
станицы Уманской Кубанского Войска. Это 



он, вместе со Шкуро, вызвал казаков на джи- 
гитовку, на показ казачьего наездничества 
заграницей. В этом заключается красочная 
ценность работы джигитов на коне и факти- 
ческое выявление казачьего молодечества пе- 
ред всем миром, как природной конницы. С. 
В. Панасенко прожил шумно, бурно, порою с 
неприятностями, как многие артисты, но и 
весело. Своею интересною душею, он оста- 
нется незабываем в сердцах джигитов, в чем 
нисколько не сомневаюсь. Пусть успокоится 
его мятежная душа в покоях праведных. 
Ему от роду было, думаю, лет 85. 

Полковник Ф. Елисеев 

1" 3 декабря 1969 г,, в возрасте 76 лет в г. 
Клевеланде, в США, умер подъесаул Ни- 
качдр Николаевич Каледин, ст. Усть-Хопер- 
ской В. В. Д. Проводить Н. Н. в последний 
путь пришли в большом количестве казаки 
из Клевеланда, Трентона и Проведенса. 

Жизненный путь Н. Н. не был устлан ро- 
зами. Быстро прошла в учении ранняя моло- 
дость, потом мобилизация, служба в родном 
нам 3-ем Ермака Тимофеевича полку и ко- 
мандировка в Чугуевское Военное Училище. 
Накануне производства - арест всех юнкеров 
отрядом красных матросов и отправка в Мо- 
скву. Но не по пути казаку Москва. Темной 
ночью вьтрыгну.п Н. Н. из вагона бегущего 
поезда в сугроб снега, в чистом поле и был 
таков. В догонку из поезда раздалось не- 
сколько выстрелов и он исчез в темноте. С 
разными приключениями к праздникам Р. X. 
добрался Н. Н. до родной станицы, а с весны 
1918 г. снова на коне : станица восстала на 
борьбу за Казачий Присуд. Потом Новочер- 
касское Военное Училище, через пару меся- 
цев производство в хорунясие и назначение 
в постоянную Донскую армию. Ранение и на- 
значение по выздоровлении в 13-й полк — 
полк Усть-Медведицкого округа. Тяжелая 
боевая страда, отступление, Крым, Таврия (в 
Назаровском полку), Турция, Лемнос, Гре- 
ция, Болгария — все это этапы жизни Н. И., 
полные тяжелого труда и лишений. Госте- 
приимная Чехо-Словакия, казалось, навсегда 
приютила казака-эмигранта. Обзавелся се- 
мьей, работал шофером такси. Но и Прага 
не оказалась постоянным местом жительства. 
При приближении сов. войск в 1945 г. Н. Н. 
с семьей уходит в очередную эмиграцию сна- 
чала в Германию, потом в США. 

Н. Н. был казак душой и телом и всегда 
стоял на страже всего казачьего. До конца 
своей жизни был преданным и жертвенным 
членом КНОД. Во время 2-ой Мировой вой- 
ны был ответственным редактором газеты 
« Казачий Вестник », выходившей в Праге. 



— 41 — 



После покойного остались две замужние 
дочери и девять внуков. 

Да будет легка тебе, дорогой брат, земля 
свободной Америки. Ф. Быков 

+ 20 ноября 1969 г. в г. Марселе умер вах- 
мистр М. А. Щепкин, 86 лет, ст. Казанской 
В. В. Д. 

+ 16 сент. 1969 г. во Франции умер под. Д. 
Е. Гляненко, 81 года. ст. Ново-Щербиновской 
Куб. В. 

1- 19 сент. 1969 г. в Фривуд-Экср (США) 
скончался хор. Е. М. Кулиш, 82 лет, ст. Ро- 
говской Куб. В. 

^ 4 окт. 1969 г. в старческом доме Союза 
Инвалидов в Монтморенси (Франция) скон- 
чался полковник Куб. Каз. Войска Н. Н. Ану- 
фриев. 

■^ 23 сент. 1969 г. в Аргентине скончался 
есаул Е. С. Прокопов, казак Терек. Войска. 

"!■ 5 окт. 1969 г. в Мюнхене (Германия) по- 
сле тяжкой болезни скончался доктор Е. И. 
Гаврилов, 64 лет, ст. Зотовской В. В. Д. 

+ 8 сент. 1969 г. в Филадельфии (США) 
умер П. М. Андриаш, 72 лет, ст. Старокорсун- 
ской Куб. В. 



+ 17 сент. в доме для престарелых в Ганьи 
(Франция) умер Ф. И. Есаулец, 70 лет, сг. 
Безскорбной К. К. В. 

+ 19 сент. 1969 г. в Фривуд Экрайрсе (США) 
умер хор. Е .М. Кулиш, 82 лет, ст. Роговской 
К. К. В. 

1" 10 окт. 1969 г. в Патерсоне (США) умер 
сот. М. Т. Буглак, 66 .лет, ст. Роговской К. 
К. В. 

■}■ В начале октября 1969 г. в Италии скон- 
чался священник Бокачь, казак К. К. В. 

+ В декабре 1969 г. во Франци искончался 
хор. Атаманского Училиш;а А. А. Губкин ст. 
Орловской В. В. Д. 

1" 15 декабря в Париже скончался есаул Б. 
П. Попов, В. В. Д. о чем с прискорбием сооб- 
щают Объединения Партизан-Степняков, Л. 
Гв. Казачьего полка и Георгиевских кавале- 
ров. 

■}■ 21 дек. 1969 г. в доме для престарелых в 
Кормей ан Паризис (Фрация) скончался 
председатель Объединения Л. Гв. Казачьего 
Е. В. полка генерал-майор В. И. Фарафонов. 
Похороны состоялись 28 декабря на русском 
кладбище в С. Женевьев. 



ОТ РЕДАКЦИОННОЙ КОЛЛЕГИИ 
« РОДИМОГО КРАЯ » 



Непринятые рукописи обратно не возвра- 
щаются и в переписку о них редакция не 
вступает. Редакция оставляет за собой пра- 
во статьи сокращать, не меняя смысла напи- 
санногро. За статьи, подписанные полным 
именем автора, редакция не отвечает и они 
не всегда выражают взгляды редакции. 

Корреспонденцию на имя Редакционной 
Коллегии направлять по адресу : 
Мг. Во§аеузку — 230 ау. йе 1а В1у1з1оп Ьес1егс 
95 — Моп1;тогепсу (Егапсе) 

Через редакцию « Род. Края » можно выпи- 
сать : 

Н. М. Мельников — « А. М. Каледин — ге- 
рой Луцкого прорыва и Донской Атаман » — 
26 фр. или 5,50 дол. 

« Воспоминания ген. А. П. Богаевского » 
(Ледяной поход) — 15 фр. или 3 долл. 

Н. М. Мельников — « Ермак Тимофеевич, 
кн. Сибирский, его сподвижники и продол- 
жатели » — 10 фр. или 2 долл. 

« Митрофан Петрович Богаевский » — 



сборник статей о Донском Баяне — 18 фр. 
или 4 долл. 

Н. М. Мельников — « Как извращается ис- 
тория » — 2 фр. 

П. М. Аврамов — « Кобылий сказ » — 3 фр. 

П. М. Аврамов — « Никифор Кащеев » — 3 
фр. 

Н. Н. Туроверов — « Стихи », книга 5-ая — 
15 фр. 

Н. Н. Воробьев — « Кондратий Булавин » — 
15 фр. 

Н. Н. Воробьев — « Стихи о разном » — 
10 фр. 

Адмиралов — « Казачья трагедия » 1940- 
1945 гг.) — 12 фр. или 2,50 долл. 

В. А. Беляевский — « Голгофа » (Очерки из 
воспоминаний 1882-1964) — 12 фр. или 2,50 
долл. 

Казачьи песни (изд. « Каз. старина ») — 5 
фр. 

Специальный двойной № 80-81, посвящен- 
ный Степному Походу, Пох. Атаману ген. П. 



42 — 



X. Попову и началу казачьих восстаний на 
Дону в 1918 г. Его стиомость — 10 фр. или 2 
дол. 50 цент. 

Из редакции можно так»се выписать листы 
фотографии и схем, напечатанных в этом 
№ 80-81 по цене 5 фр. за лист для Франции 
или 1 долл. для заграницы. Пересылка фото- 
графий и схем за счет покупателя. 

• Редакция обращается с настоятельной 
просьбой ко всем своим читателям и подпис- 
чикам не задерживаться с внесением подпис- 
ной платы. Издание « Род. Края » основано 
исключительно на самоокупаемости, при пол- 
ной безвозмездной работе всех наших сотруд- 
ников. То есть журнал издается на деньги, за 
него получаемые и на пожертвования отдель- 
ных лиц в Фонд его Издательства, иначе го- 
воря на деньги читателей, от которых зави- 
сит дальнейшее суш;ествование « Родимого 
Края ». 

В редакцию « Род. Края » с 1 ноября 1969 
г. по 1 января 1970 г. поступило : 

В Фонд Издательства : П. С. Поляков — 15 
фр., В. Л. — 1 долл., В. А. Балахнин — 108,50 
фр., Кравцов — 61 фр., Сетраков и Яшкин — 



20 фр., Н. П. Казинцев (для улучшения № 
« Род. Края », посвященного Атаманскому 
Училищу) — 50 фр., Додонов — 14 фр., Д. В. 
Васильев — 12 фр., С. И. Донсков — 5 долл., 
г-жа А. Ф. Фетисова — 20 фр,. Г. А. Ули- 
тин — 10 долл., П. А. Алексеев — 12 долл., 
Б. А. Богаевский 49,40 фр. 

Для передачи Дамскому Комитету Каз. Со- 
юза : П. А. Максимов — 10 фр., г-жа Синке- 
вич — 4 долл., Д. В. Васильев — 12 фр., М. 
Я. Борисов — 10 герм, марок, Г. А. Улитин — 
5 долл., П. А. Алексеев — 10 долл. 

Для передачи Союзу Инвалидов : П. А. 
Алексеев — 10 долл. 

Для передачи Союзу Казаков Комбатантов : 
М. Я. Есрисов — 10 герм. мар. 

Всех жертвователей просим принять нашу 
искреннюю и глубокую благодарность. 

Опечатки и пропуски — в № 85 было про- 
пушено сообщение Каз. Союза, что от вдовы 
ее. Пятницина поступило 30 фр. для оплаты 
обеда неимущему казаку в день Покрова 
Пресвятой Богородицы. 

В № 83 был неправильно указан текущий 
почтовый счет Казачьего Союза. Вместо ССР 
21201-10 должно быть 21209-10. 



^ОООООООООООООООООООООООООООООООООООООООООООООООООООООООООФООООГ! 



Вышла из печати книга Н. М. Мельникова 

« А. М. КАЛЕДИН — 

ГЕРОЙ ЛУЦКОГО ПРОРЫВА И ДОНСКОЙ АТАМАН » 

В книге 375 страниц, много редких фотографий. 



Выписывать из редакции « Родимого Края ». Стоимость во Фран- о 

§ ции 26 фр., заграницей — 5,50 долл. о 

о *' 

О Тираж ограничен. § 

о о 



43 



о о 

в о 

в Вышла из печати, под редакцией Н. М. § 

е Мельникова, в издательстве «Родимого § 

в Края», монография в 

о о 

§ МИТРОФАН ПЕТРОВИЧ БОГАЕВСКИЙ § 

о о 

о 
в в книге 276 стр. и редкие фотографии. ® 

в Выписывать из редакции «Род. Края». Сто- в 

1 имость во Франции — 18. фр., заграни- в 
§ цей — 4 долл. В книге, кроме яркой об- § 
в рисовки личности и деятельности Донско- § 
в го Златоуста, перед глазами читателя по- « 
в путно проходит героическая эпоха Кале- в 
§ /щнского периода истории Дона. § 
® Осталось еще ограниченное количество | 
в экземпляров. ® 
о с 

'^\/ЛЛ^Л/\/ЛЛлЛЛ/ЛЛ/ЛЛ>ЛЛ^ЛЛ^ЛЛ/ЛЛ/ЛЛХ\Л»ЛЛгЛЛ*ЛЛ/ЛЛ/ЛЛ/Л/ 

РУССКИЙ КНИЖНЫЙ МАГАЗИН 
В ПАРИЖЕ 

— Все новинки книгкного рынка — 

МАСАЗIN Ви ЫУКЕ 

10, гие йез Сагтез Рапз 5 

Тё1. ОАтоп 25-28. 

п^Л/VЛ/^иЛ/VЛ/^*Л/VЛ/^*ЛАЛЛ/ЛЛ*Л/VЛЛ/ЛЛ<ЛЛ'ЛУV■Л/VЛЛ^Л/VЛ/VЛ 



■ трпшепе РЛМ.Г. - 3, гие <1и 5оЬо» - Рап5 (6') 



ОГЛАВЛЕНИЕ 

Христос Воскресе. 

А. Солженицин — « Пасхальный Крестный ход. 

Б. Патковский — « Я не казак... » 

А. Падалькин — « Палач — гуманист ». 

М. Бугураев — « Американцы — первыми на луне ». (Окончание) 

Н. Евсеев — « Степан Разин ». 

Б. Богаевский — « Степан Разин ». 

Забелло — « Казнь Степана Разина ». 

П. Фадеев — « Грагкданская война на Уральском отдельном фронте » 

(продолжение). 
Нохчинкант — « Имам Гоцинский ». 

Доброволец Иванов — «С русской песней по белу свету » (продолзкение). 
От Союза Донских Казаков в США — «К сведению донских казаков и 

общественности ». 
Из казачьей жизни за рубежом. 

Н. А. Ломанкин — « Памяти Януария Петровича Богаевского ». 
В. М. Кузнецов — « Горькая утрата ». 
Ушедшие. 
От редакционной коллегии « Род. Края ». 



РОДИМЫЙ КРАЙ 



Орган общеказачьей мысли. 
Издатель: Донское Войсковое Объединение. 

А890С1аиоп (1е8 Соеаяиеа йи Воп 
Агг аи Мш15»ге Ле, Г1п1. ].0. 70 1955 



РАУ5 МАТА1 Март- Апрель 1970 

№87 Магз-АугИ 1970 5 1г. 

Рага11; 1ои5 1е5 2 то1з. В1гес1;еиг: Водаеьзку. 



Редакционная Коллегия : С. Ш. Балданов, Б. 

А. Богаевский, В. М. Кузнецов, К. С. Мащен- 

ко, А. П. Падалкин, Н. Н. Туроверов, П. А. 

Фадеев. 

Адрес редакции: 

В. ВООАЕУЗКУ 

230, Ау. йе 1а В1у1зюп-Ьес1егс 

95 — • Моп1тогепсу 
Ггапсе 



ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! 
БРАТЬЯ КАЗАКИ! 

♦ По случаю Светлого Христова Воскресе- 
ния, Праздника из праздников, правление 
Казачьего Союза шлет вам пасхальное поз- 
дравление. 

Да преисполнятся в этот День сердца ва- 
ши радостью и верой в то, что наступит вре- 
мя, когда Божья правда озарит родную зем- 
лю и рассеет мрак, окутывающий ее теперь. 



Председатель Казачьего Союза : 

В. Кузнецов 
Секретарь : В. Ломакин 

♦ Редакция « Родимого Края » шлет каза- 
кам и казачкам всех Каз. Войск и всем сво- 
им читателям свои наилучшие пожелания 
сил, здоровья и моральной бодрости к свет- 
лому Празднику Воскресения Христова. 

Христос Воскресе! 

Редакция « Род. Края » 



ПАСХАЛЬНЫЙ КРЕСТНЫЙ ХОД 



Учат нас знатоки, что маслом не надо пи- 
сать все, как оно точно есть. Что на то цвет- 
ная фотография. Что надо линиями искрив- 
ленными и сочетаниями треугольников и ква- 
дратов передавать мысль вещи, вместо са- 
мой вещи. А я недоразумеваю, какая цветная 
фотография отберет нам со смыслом нужные 
лица и вместит в один кадр пасхальный кре- 
стный ход патриаршей переделкинской цер- 
кви через полвека после революции. Один 
только этот пасхальный сегодняшний ход 
разъяснил бы многое нам, изобрази его са- 
мыми старыми ухватками, даже без треуголь- 
ников. 

За полчаса до благовеста выглядит прио- 
градье патриаршей церкви Преображения 
Господня как топталовка при танцплощадке 
далекого лихого рабочего поселка. Девки в 
цветных платочках и спортивных брюках (ну, 
и в юбках, есть), голосистые, ходят по трое, 
по пятеро, то толкутся в церкви, но густо там 
в притворе, с вечера раннего старухи места 



занимали, девки с ними перетявкнутся и на- 
ружу; то кружат по церковному двору, вы- 
крикивая развязно, кличутся издали и раз- 
глядывают зеленые , розовые и белые огонь- 
ки, зажженые у внешних настенных окон и у 
могил архиереев и протопресвитеров. А пар- 
ни — здоровые и плюгавые — все с победи- 
тельным выражением (кого они победили за 
свои пятнадцать-двадцать лет? — разве что 
шайбами в ворота), все почти в кепках (кто с 
головой непокрытой, так не тут снял), каж- 
дый четвертый выпивши, каждый десятый 
пьян, каж;дый второй курит, да и противно 
как курит, прилепивши папиросу к ниясней 
губе. И еще до ладана, вместо ладана, сизые 
клубы табачного дыма возносятся в электри- 
ческом свете от церковного двора к пасхаль- 
ному небу в бурых неподвиясных тучах. 

Плюют на асфальт, в забаву толкают друг 
друга, громко свистят, есть и матюкаются, не- 
сколько с транзисторными приемниками на- 
яривают танцевалку, кто своих марух обни- 



— 1 



мает на самом проходе, и друг от друга этих 
девок тянут и петушисто просматривают, и 
жди как бы не выхватили но»си : сперва друг 
на друга ножи, а там и на православных. По- 
тому что на православных смотрит вся эта 
молодость не как младшие на старших, не 
как гости на хозяев, а как хозяева на мух. 
Все же до ножей не доходит — три-четыре 
милиционера для прилика прохаживаются 
там и здесь. И мат — не воплями через двор, 
а просто в голос, в сердечном русском разго- 
воре. Потому и милиция нарушений не видит, 
дружелюбно улыбается подростающей смене. 
Не будет же милиция папиросы вырывать из 
зубов, не будет же она шапки с голов охла- 
бучивать : ведь это на улице, и право не ве- 
рить в Бога ограждено конституцией. 

Растесненные к ограде кладбища и к цер- 
ковным стенам веруюш;ие не то, чтоб там воз- 
ражать, а озираются, как бы еще не пырнули, 
как бы с рук не потребовали часы, по кото- 
рым сверяются последние минуты до воскре- 
сения Христа. Здесь, вне храма, их, правос- 
лавных, и меньше гораздо, чем зубоскаля- 
щей, ворошащейся вольницы. Они напуганы 
и утеснены хуже, чем при татарах. Татары, 
наверно, не наседали так на Светлую заутре- 
ню. 

Уголовный рубеж не перейден, а разбой 
бескровный, а обида душевная в этих губах, 
изогнутых по-блатному, в разговорах наглых, 
в хохоте, ухаживаниях, выщупывании, куре- 
ний, плевоте в двух шагах от Страстей Хри- 
стовых. В этом победительно-презрительном 
виде, с которым сопляки пришли смотреть, 
как деды повторяют обряды пращуров. 

Между верующими мелькают одно-два мяг- 
ких еврейских лица. Может крещенные, мо- 
жет сторонние. Осторожно посматривая, ждут 
крестного хода тоже. Евреев мы все ругаем, 
евреи нам бесперечь мешают, а оглянуться б 
добро : каких мы русских тем временем вы- 
растили? Оглянешься — остолбенеешь. 

А ведь кажется не штурмовики 30-х годов, 
не те, что пасхи освященные вырывали из 
рук и улюлюкали под чертей, — нет! 
Это как бы любознательные: хоккейный 
сезон по телевидению кончился, футбольный 
не начинался, тоска, — вот и лезут к свечно- 
му окошечку, растолкав христиан, как меш- 
ки с соломой, и, ругая «церковный бизнес», 
покупают зачем-то свечки. 

Одно только странно : все приезгкие — а 
все знают друг друга, и по имени. Как это у 
них так дружно получилось? Да не с одного 
ль они завода? Да может в эти часы как в 
дружину записываются? 

Ударяет колокол над головой крупными 



ударами — но подмененный : жестяные ка- 
кие-то удары вместо полнозвучных, глубо- 
ких. Колокол звонит, объявляя крестный ход. 
И тут-то! — не верующие, нет, опять эта 
ревущая молодость. Теперь вдвое и втрое на- 
валила во двор, они спешат, сами не зная, че- 
го ищут, какую сторону захватывают, отку- 
да будет ход. Зажигают красные пасхальные 
свечки, а от свечек-то — от свечек они прику- 
ривают, вот что! Толпятся, как бы ожидая на- 
чала фокстрота; еще не хватает здесь пивного 
ларька, чтоб эти чубатые вытянувшиеся ре- 
бята — порода наша не мельчает! — сдували 
бы белую пену на могилы. 

А с паперти уже сошла голова хода и вот 
заворачивает сюда под мелкий благовест. 
Впереди идут два деловых человека и про- 
сят товарищей молодых сколько-нибудь рас- 
ступиться. Через три шага идет шественный 
пожилой мужчина вроде церковного ктитора 
и несет на шесте тяжеловатый, граненый ос- 
текленный фонарь со свечой. Он опасливо 
смотрит вверх на фонарь, чтоб нести его ров- 
но, и в стороны так же опасливо. И вот отсю- 
да начинается картина, которую так хотелось 
бы написать, если бы я мог: ктитор не того ль 
боится, что строители нового общества сей- 
час сомнут их, бросятся бить?... Жуть переда- 
ется зрителю. 

Девки в брюках со свечами и парни с папи- 
росами в зубах, в кепках и расстегнутых пла- 
щах (лица неразвитые, вздорные, самоуверен- 
ные на рубль, когда не понимают и на пятах; 
и простогубые есть, доверчивые : много этих 
лиц должно быть на картине) плотно обста- 
ли и смотрят зрелище, какого за деньги не 
увидишь. За фонарем движутся двое хоруг- 
вей, но не раздельно, а тоясе, как от испуга, 
стеснясь. 

А за ними пять рядов по двое идут десять 
пожилых женщин с толстыми горящими све- 
чами. И все они должны быть на картине! 
Женщины пожилые, с твердыми отрешенны- 
ми лицами, готовые на смерть, если спустят 
на них тигров. А две из десяти дев^'шки, того 
самого возраста девушки, что столпились с 
парнями, однолетки — но как очищены их 
лица, ско.пько светлости в них! Десять 
гкенщин поют и идут сплоченным стро- 
ем. Они так торжественны, будто вок- 
руг крестятся, молятся, каются, падают 
в поклоны. Эти женщины не дышат па- 
пиросным дымом, их уши завешены от руга- 
тельств, их подошвы не чувствуют, что цер- 
ковный двор обратился в танцплощадку. 

Так начинается подлинный крестный ход! 
Что-то пробрало и зверят по обе стороны, 
притихли немного. 



За женщинами следуют в светлых ризах 
священники и дьяконы, их человек восемь. 
Но как непросторно они идут, как сбились, 
мешая друг другу, почти кадилом не размах- 
нуться, ораря не поднять. А ведь здесь, не от- 
говорили б его, мог бы идти и служить па- 
триарх всея Руси!... 

Сжато и поспешно они проходят, а дальше 

— а дальше хода нет. Никого больше нет! 
Никаких богомольцев в крестном ходе нет, 
потому что назад в храм им бы уже не за- 
биться. 

Молящихся нет, но тут-то и поперла, тут- 
то и поперла наша бражка! Как в проломлен- 
ные ворота склада, спеша захватить добычу, 
спеша разорвать пайки, обтирать о каменные 
вереи, закружиться в вихре потока, — тес- 
нятся, толкаются, пробиваются парни и дев- 
ки — зачем? Сами не знают. Поглядеть, как 
будут попы чудаковать? Или просто толкать- 
ся — это и есть их задание? 

Крестный ход без молящихся! Крестный 
ход без крестящихся! Крестный ход в шап- 
ках, с папиросами, с транзисторами на груди 

— первые ряды публики, как они втискива- 
ются в ограду, должны еще обязательно по- 
пасть в картину! И тогда она будет заверше- 
на! Старуха крестится в стороне и говорит 
другой « В этом году хорошо, никакого фу- 
лиганства. Милиции сколько »... Ах, вот оно! 
Так это еще лучший год?... 

Что ж: будет из этих рожденных и выра- 
щенных главных наших миллионов? К чему 
просвещенные усилия и обнадежненные пре- 
двидения раздумчивых голов? Чего доброго 
ждем мы от нашего будущего? 



Воистину ; обернутся когда-нибудь и рас- 
топчут нас всех! 

И тех, кто натравил их сюда, — тоже рас- 
топчут! 

А. Солженицын 



Я не казак, но сжился с казаками, 
И в их рядах провел я две войны. 
Пройдя тяжелый путь, усеянный крестами. 
Спасая честь родной оплеванной страны. 
Я с ними был когда-то под Варшавой, 
Запомнились они и в сальских мне степях, 
Я казаком был вьшесен из боя под Влодавой, 
Встречал я их в изгнаньи с киркой в 

рудниках. 
Зачем враги казачества клевешут на него 
И говорят о нем, за рюмкой, небылицы. 
Не зная о казачестве, как видно, ничего. 
Свой доживая век спокойно заграницей? 
Но час придет, проснется Русь святая. 
Взойдет над ней столь жданная заря 
И от седой Москвы до дальнего Китая, 
Раздастся громкий клич Законного Царя. 
И, внемля голосу Хозяина России. 
Со всех краев потянутся к Престолу 

казаки, 
Которых здесь враги так часто поносили 
И от которых все так были далеки. 
Оставьте казаков и зря не поносите 
И не смотрите на казачество сегодня свысока. 
А лучше на себя хоть изредка взгляните 
И постарайтесь быть не хуясе казака. 

Б. Патковский 

(« Наше вести ») 



ПАЛАЧ — ГУМАНИСТ 



13 марта 1969 г. Комиссия Прав Человека 
Организации Объединенных Наций приняла 
резолюцию, в которой предлагается чество- 
вать В. Ленина по случаю исполняющегося 
20 апр. 1970 г. 100-летия его рождения. Этим 
решением Ленину присваивается звание вы- 
дающегося гуманиста. 

А международная конференция преподава- 
телей русского языка и литературы, состояв- 
шаяся в Москве, на которой присутствовало 
более 500 делегатов из 35 стран, согласно со- 
общению ^' Литературной газеты » в № 36, об- 
суждала вопрос, « как достойнее отметить во 



всем мире столетие со дня рождения выдаю- 
щегося мыслителя, государственного и обще- 
ственного деятеля, крупного ученого, внесше- 
го неоценимый вклад в развитие мировой на- 
уки, культуры и образования... » и призывала 
« руссистов » всего мира, то есть преподава- 
телей русского ягыка и литературы, в Ле- 
нинском юбилейном году возмо^кно шире оз- 
накомить своих учеников — студентов и дру- 
гих учащихся — с основными вехами жизни 
и деятельности В. Ленина, с его вкладами в 
разные науки, культуры и тд. 

Нам, русской эмиграции и в особенности 



казакам, хорошо известно, что вся деятель- 
ность Ленина была направлена к « разруше- 
нию старого мира ». Что же касается куль- 
туры и образования, то он их отбросил на 
многие столетия назад. Эти решения Комис- 
сии и конференции « руссистов » вызывают 
законное негодование, ибо именно Ленин был 
фактически теоретическим и практическим 
основоположником небывалой еще в истории 
человечества классовой дискриминации. 

Именно Ленин, глава партии большевиков 
и как председатель Совета Народных комис- 
саров, был инициатором массового террора. 
Он им руководил и « научно » его « регулиро- 
вал » в зависимости от « требований момен- 
та », то есть когда его нужно было « усилить » 
и когда « ослабить ». 

Его аморальность, политическая и общест- 
венная развращенность проявлялись во всей 
его деятельности как до революции, так и по- 
сле нее и особенно во дни граж:данской вой- 
ны. И он должен быть объявлен не великим 
гуманистом, а непревзойденным палачем, 
преступником с невероятно развитыми анти- 
моральными и антирелигиозными принципа- 
ми и главным виновником мирового несча- 
стья, именуемого коммунизмом. 

Для Ленина и его последователей не было 
никаких нравственных препятствий, чтобы 
сделаться изменниками родины. Известно, 
что на свою разрушительную работу в Рос- 
сии он получил от германского Ген. Штаба 50 
миллионов золотых марок. Ленин этого не 
отрицал и цинично оправдывал это тем, что 
эти суммы ему были нужны и расходовались 
не только на « углубление » русской револю- 
ции, но и на дело « Мировой революции ». 
Германский генерал Людендорф в своих ме- 
муарах и Троцкий в своей книге « Моя 
жизнь » это подтверждали. Первый писал : 
« Наше правительство, посылая Ленина в 
Москву, взяло на себя тяжелую ответствен- 
ность. Эта поездка оправдала себя с военной 
точки зрения — нужно было опрокинуть 
Россию », а второй — « Ленин использовал 
расчеты Людендорфа в своих собственных 
планах ». 

Ленин был убежденным циником, отрицав- 
шим всякую мораль. Добром для него бы.по 
только то, что служило его идеям. Проблема 
человеческой личности никогда для него не 
имела никакого значения : человек для него 
лишь продукт производственных отношений. 
Не признавал самостоятельного значения че- 
ловеческого духа, не признавал гуманности, 
которую считал буржуазной глупостью. Всю 
свою жизнь он учил своих последователей от- 
рицанию Бога, то есть отрицанию религии. 



символа добра, всякой морали, говоря, что в 
интересах мировой революции все дозволено, 
что « цель оправдывает средства ». Пропове- 
довал он классовую борьбу — то есть борьбу 
с более преуспевающими и более одаренны- 
ми, вызывая ненависть и узаконивая зло. Вся 
его деятельность была насыщена ложью. Его 
атеизм составлял основу его системы земной 
жизни человечества. И не раз после « Вели- 
кого Октября » он с упоением повторял слова 
К. Маркса « от Бога наконец отделались и 
стало возможно мыслить о счастьи людей ». 
Но его он представлял по своему, исходя из 
презрения к человеческой личности. Он ве- 
рил только в творческую силу зла и ...разру- 
шения. Добро, по его мыслям, рождалось из 
зла. 

Путем граж;данской войны и неслыханного 
террора он стремился устроить ж;изнь челове- 
чества на земле по своему усмотрению, ли- 
шив его свободы совести, свободы выбора 
устраивать свою жизнь по своему разумению. 
Для человеческого счастья он проповедовал 
насилие, ненависть, антагонизм, вражду... Он 
признавал лишь тех людей, которые мысли- 
ли по его директивам, (инакомыслящих он не 
мог терпеть), но и среди них он не имел дру- 
зей. 

Еще находясь в эмиграции, он считал, что 
широта взглядов некоторых членов партии 
« вредна для дела » и намеревался их исклю- 
чить, как мешавших ему в создании слепо по- 
винующихся ему кадров. Эту « чистку » поме- 
шала ему провести смерть, но ее провел его 
верный ученик и последователь Сталин. 

« Диктатуру пролетариата » он видел в дик- 
татуре партии, или вернее в диктатуре ее воз- 
главления, то есть в своей собственной, что 
после его смерти и привело к « культу лич- 
ности » Сталина. По своей натуре он был дик- 
татором, не терпящим возражения, и столь 
самоуверенным, что часто доходил до недо- 
стойных поступков хамского характера по от- 
ношению своих товарищей. 

Мне невольно вспоминается случай, когда 
в 1918 г. по поручению Атамана Краснова 
пришлось говорить с Лениным на заседании 
Выси1его Военного Совета Республики о пре- 
дложении ген. Краснова прекратить граждан- 
скую войну и заключить мир между Совнар- 
комом и донскими казаками. Тогда ВВС был 
склонен вступить в переговоры, не возражал 
и Ленин. Как председатель Совнаркома, он 
поручил Троцкому, как Военному, разговари- 
вать со мной по этому вопросу. Однако уже 
на дрз'гой день, за спиной Троцкого, как пред- 
седатель Совета Обороны Республики, он от- 
дал распоряжение ВВС вместо переговоров с 



Атаманом Красновым послать делегацию на 
Донской фронт для переговоров непосред- 
ственно с дон. казаками на фронте. То есть- 
этим он аннулировал склонность ВВС вести 
переговоры с Атаманом и гражданская война 
на Дону длилась еще два года, унеся десятки 
тысяч гкизней. 

Чтобы создать кадры слепо выполняющих 
все его распоряжения, с 1903 г. Ленин готовил 
« профессиональных революционеров » для 
захвата власти — вопреки принципам демо- 
кратии — лично для него. 

И он никогда не был ни демократом, ни гу- 
манистом, но имел много черт цезаризма и де- 
монизма, вытекающих из его метафизической 
воли и ненависти ко всему окружающему. 

Как и С. Нечаев, он всегда утверждал, что 
революционеру все позволено, ничего не за- 
прещено. Убить даже партийного товарища, 
ищущего собственных путей, обвинив его в 
мнимом шпионаже, провокации, предатель- 
стве и тд, им допускалось. Как и Нечаев, он 
утверждал, что народ собственными силами 
никогда не совершит революцию и что дорога 
к свободе может быть проложена только пу- 
тем насилия над народной волей. По их уче- 
нию, рево.яюционер « безпощадный враг все- 
го цивилизованного мира » и живет он « с еди- 
ной целью его разрушения », « ненавидит и 
презирает обшественную мораль: все, что ре- 
волюция поошряет-нравственно, все, что ей 
препятствует — безнравственно ». 

На протяжении всей своей жизни Ленин 
исступленно боролся против религии, зло 
критикуя идеи Бога, церкви, духовенства и 
верующих. Этим пропитано большинство его 
литературных работ. 

Как председатель Совнаркома, он лично 
руководил начальными мероприятиями по 
разгрому церковных организаций и был по- 
стоянным советником по этим вопросам, лич- 
но редактируя некоторые декреты, прида- 
вал им антиморальную и антигуманитар- 
ную заостренность. Если к нему поступали 
письма с просьбами о справедливости, чутко- 
сти и тд., он Их посылал соотвествуему нар- 
кому для решения но с указаниед1: « ни с чем 
не считаясь в интересах партии, но не проси- 
лей ». Когда возникал какой либо вопрос о ре- 
лигии, он говорил : « Всякая мысль о Боге — 
чудовищная подлость! Все, что напоминает о 
Боге, Д0.ЛЖН0 быть уничтожено! » 

Декрет об «изъятии церковных ценностей», 
то есть об ограблении храмов Божьих был 
подписан Лениным. Внешним мотивом « изъ- 
ятия » была « помощь голодаюшим Повол- 
ясья », а фактически это было изыскание 
средств для ведения большевистской пропа- 



ганды в разных странах. Тогда же он писал 
А. Балабановой, представлявшей Сов. Россию 
в Стокгольме и знавшей о голоде и стесняв- 
шейся широко тратить деньги, могущие пой- 
ти на помощь голодающим : « Трать деньги 
миллионами, даже десятками миллионов... » 
Это было безчеловечно по отношению к го- 
лодающим и безнравственно, но понятия Ле- 
нина о нравственности были своебразны, че- 
го он не скрыва.л, говоря : « нравственность, 
взятую из внечеловеческого, внеклассового 
понятия, мы отрицаем... », коммунистическую 
же нравственность он определяет, как « са- 
мой благородной и справедливой » и « она под- 
чинена вполне интересам классовой борьбы 
...и в ее основе лежит борьба за укрепление 
коммунизма ». И он всю свою жизнь придер- 
ж;ивался этого понятия и побу?кдал к этому 
своих последователей, требуя не только прак- 
тической борьбы, разрушения, крови и тд., но 
и использования его тактики : хитро прони- 
кать в « каждую щель » и даже скрытно ра- 
ботать на стороне врага. В его сочинениях, 
том 31, он писал : « надо соединить строжай- 
шую преданность идеям коммунизма с уме- 
нием временно пойти на все необходимые 
компромиссы, лавирования, соглашательства, 
зигзаги, отступления, на всяческие уловки, 
хитрости, нелегальные приемы, умалчивания, 
сокрытия правды... », а про тех, кто не мог 
этого де.пать : « Если ты не сумеешь приспосо- 
биться, не расположен идти ползком, на брю- 
хе, в грязи — тогда ты не революционер, а 
болтун ». 

Еще за много лет до русской революции 
он писал : « Нужно быть готовым ко всевоз- 
можным трюкам, хитростям, нелегальным 
методам, заговорам, устаиванию истины итд » 
(Сочинения Ленина, том 2). Уже тогда он счи- 
тал, что для достижения цели не нужно сте- 
стняться в средствах. Он сотрудничал со слу- 
ж;ащим Охранки Малиновским, заключал 
сделки с иностранными учергкдениями и ли- 
цами, желавшими ослабления России. Разго- 
воры о праве, справедливости, добре, свободе 
и тд. называл « тошнотой радикальных ны- 
тиков ». 

Люди левых убеждений, хоть сколько ни- 
будь морально чистоплотные, шокированные 
такой Ленинской аморальностью и осуждав- 
шие его преступные, антигуманистические 
принципы, отходили от него, но судьба их бы- 
ла решена : их ставили « к стенке ». 

Это Ленин привлек в первые дни граждан- 
ской войны в помощь коммунистической пар- 
тии уголовных преступников, говоря : « в хо- 
рошем хозяйстве всякая дрянь пригодится ». 
Все грабежи и убийства творились по его 



5 - 



инструкциям, разработанным по его указа- 
ниям его ближайшими помощниками Троц- 
ким, Дзержинским и др. 

6 янв. 1918 г. он в своей речи перед агита- 
торами говорил им об необходимости совер- 
шения грабежей и учил оправдывать их от- 
ветами : « Да, мы грабим, но грабим награб- 
ленное ». Сколько от этих уроков пострада- 
ло людей, один Бог знает. 

Он объявил « Мир хижинам — война двор- 
цам », но обитателей хижин послал на фрон- 
ты гражданской войны умирать, а обитателей 
дворцов в лагери залож;ников тогке умирать. 
Советы солдатских и рабочих депутатов ему 
были нужны, как органы для борьбы с Вре- 
менным правительством. Вне этих задач « со- 
веты были пустой игрушкой. Никогда ни 
« пролетариат », ни « рабочие массы » не при- 
нимались им в серьез. « Рабочий класс, совер- 
шая октябрьскую революцию », был Лени- 
ным обманут, так как в ее результате созда- 
лось невиданное в мире порабощение челове- 
ческой личности. 

Из его сочинений видно, что крестьян он 
считал людьми второго сорта, презирал их и 
всегда рекомендовал разрушение патриар- 
хального уклада крестьянской семьи, и, вве- 
дя в большевистскую пропаганду в деревне 
могучий стимул самых низких, самых недо- 
стойных поступков, так же как и зависть, 
увенчал все это « комбедами ». 

С самого начала власти, он вел борьбу с ос- 
новой русской жизни — семьей, и вместе с 
доктором Семашко проповедовал полную сво- 
боду отношений между мужчиной и женщи- 
ной, превращение брака во временную связь. 
А потомство по его идеям является собствен- 
ностью государства и им воспитывается, что- 
бы создать « нового человека », послушного 
партии. По его идее были созданы « загс-ы », 
где временные браки регистрировались без 
всяких формальностей и также легко произ- 
водились и разводы. Для организации комму- 
нистических колоний — « новой семьи » — 
он мечтал приспособить монастыри и храмы, 
то есть превратить их в публичные дома. Это- 
го ему не удалось, но многие церкви по его 
распоряжению были приспособлены для « хо- 
зяйственных нужд » (склады разного рода, 
синема, клубы и даже коровники и конюш- 
ни). 

Для проведения своих идей в жизнь он 
всегда расчитывал на наименее культурные 
массы. Личная аморальность человека для не- 
го никогда не имела значения, если ее можно 
было использовать в нугкном ему направле- 
нии. 

Гуманистами всегда считались люди про- 



поведывавшие христианскую мораль, чест- 
ность, правдивость. Основой гуманизма было 
обращение к природному богатству дарований 
и способностей человека. Отсюда тенденция 
гуманизма к освобождению от всякой внеш- 
ней опеки и стеснений, задергкивающих вы- 
явление в человеке возможностей к всесто- 
роннему его развитию. 

У Ленина было наоборот : его идеей было 
полное закрепощение человека, его превра- 
щение в раба возглавления партии, которое и 
должно было заниматься его духовным и мо- 
ральным развитием и по своему усмотрению 
использовать дарования и способности чело- 
века. Основной же идеей его было полное ему 
подчинение всей совокупности проявлений 
человеческого духа, как в политическом, так 
и в моральном направлении. Даже поэтиче- 
ские переживания должны переживаться по 
заказу возглавителей партии. Его Альфой и 
Омегой были абсолютная тоталитарная власть 
руководства партии над всей физической и 
духовной жизнью человека. 

У него были свои идеи, но не ими, а своей 
демагогией он старался привлечь к себе и 
внутри партии этого не скрывал. Демагоги- 
ческие лозунги Ленина были самого вульгар- 
ного анахронизма вроде « грабь награблен- 
ное ». Но всего того, что он обещал, он никог- 
да и не намеревался выполнять. 

В средние века палач всегда был презрен- 
ным человеком, его избегали, не принимали в 
обществе. А теперь в « просвещенный » век 
Комиссия Прав человека при Организации 
Объединенных наций готовится объявить па- 
лача великим гуманистом! 

В чем же проявлялся гуманизм Ленина? — 

Его современники свидетельствуют, что с 
детства он ненавидел весь окруж:ающий мир. 
В своей семье он считался только с матерью. 
Проявлял жестокость не только по отноше- 
нию своих товарищей, но и ко всем домашним 
гкивотным, кроме кошек. С первых дней соз- 
нательной жизни он стал проявлять дикта- 
торские наклонности и в нем сосредоточились 
все отрицательные качества человека-зверя. 
Положительным качеством у него была толь- 
ко его трудоспособность, направленная к раз- 
рушению старого мира и построению нового. 
Не даром в своем время Черчиль сказал о 
нем : « Ленин хотел блага всему миру, но до- 
стичь его он решил путем его разрушения». 

Будучи юношей, Ленин как то услышал 
слова Писарева : « Уничтожайте все! Убивай- 
те каждого! Бейте и уничтожайте! Все что ра- 
зрушается — хлам, который не имеет права 
дальше существовать ». Эти слова его приве- 
ли в восторг и он добавил : « Мы все разне- 



— 6 — 



сем в пух и прах. Исковеркаем и душу чело- 
века... ». Это он и проповедовал всю свою 
жизнь. 

Оказавшись в 1900 г. в эмиграции, он не 
столько занимался идеалогией партии, сколь- 
ко работал над теорией и тактикой революци- 
онной борьбы, проповедуя абсолютную полез- 
ность аморальности в осуществлении этой 
тактики : вооруженное восстание, насильст- 
венный захват власти, установление диктату- 
ры меньшинства, « опирающегося непосред- 
ственно на насилие ». 

Во всех его трудах и в громадном большин- 
стве декретов Совнаркома, им подписанных, 
только и говорится, что захватив власть на 
местах, ее организовывать « по своему усмо- 
трению». Известна его крылатая фраза: «И 
кухарка может править государством». Это 
доказывает, что никакой серьезной програм- 
мы устроения « нового » государства у него не 
было. Все делалось наспех и на время. Но что 
создавалось со знанием дела — это аппарат 
террора. 

Вероятно, это было потому, что Ленин не 
только воспринял сам, но и рекомендовал и 
своим последователям руководствоваться про- 
кламацией 1862 г., составленной Заичневским, 
в которой говорилось ; « Мы будем последо- 
вательнее великих террористов 1792 г. Мы не 
испугаемся, если увидим, что для ниспровер- 
жения современного порядка придется про- 
лить втрое больше крови, чем пролито яко- 
бинцами... Мы издадим один крик — К топо- 
ру! Помни, что кто будет не с нами — тот 
против нас, кто против — тот наш враг, а вра- 
гов следует истреблять всеми силами». Эти 
идеи Ленин старался проводить в жизнь уже 
в 1905-1906 гг., а с начала революции 1917 г. 
и всю граж;данскую войну, да и после нее, на 
них была построена вся деятельность Лени- 
на, только вместо крика « К топору! » было 
« К стенке... » 

Когда Ленин в 90-ых годах попал в Жене- 
ву, уже тогда у него проявилось то свойство 
характера, которое в 1917 г. помогло ему за- 
хватить власть. Это его необыкновенное упор- 
ство в достижении намеченной цели, которую 
он старался достичь любыми средствами. 
Уже тогда он провозглашал необходимость 
безпощадной борьбы с инакомыслящими лю- 
быми способами, и его движущей силой, по 
его словам, была именно его ненависть к ним. 
На конгрессе в Лондоне он говорил, что тот 
революционер, кто умеет ненавидеть и что 
эгоизм единственный настоящий стимул вся- 
ческого человеческого дела. 

В труде « Что делать? » свои идеи он фор- 
мулировал так : « лучше 10 профессиональ- 



ных революционеров, чем 100 революционно 
настроенных дураков !, что « рабочие неспо- 
собны рассуждать, их нужно вести », « там, 
где рождаются самостоятельные идеи, послу- 
шание невозмоясно », и поэтому нужна « ж:е- 
•лезная дисцип.пина », « надо сперва все разру- 
шить и строить новое общество и новый строй 
на пустоте ». 

В начале Русско-Японской войны Ленин, 
подготовляя вооруженное восстание в Мо- 
скве, говорил, что « Русская революция долж- 
на быть более жестокой и кровавой, чем 
французская », и что « бояться террора рав- 
носильно подлости, глупости и преступле- 
нию » .А когда после войны по России прошли 
погромы, он высказывал сожаление, что кре- 
стьяне сожгли лишь часть усадеб, а не все. 
Когда же ему указали, что в некоторых 
усадьбах погибли « к сожалению » историче- 
ские ценности, Ленин воскликнул : « Какое 
глупое сожа.пение! К черту все эти истори- 
ческие ценности! » 

Когда в июне 1917 г. ценнейшие книги из 
библиотеки дачи Дурново попали на базар на 
обертку селедок, о чем Ленину с сожалением 
рассказали его сотрудники, он с улыбкой от- 
ветил : « Пусть уничто?кают эту рухлядь! Мы 
создадим свои коммунистические библиотеки, 
полезные нам! ». Не восставал он и после « ок- 
тября », когда уничтожались памятники ду- 
ховной русской культуры — монастыри, цер- 
кви и пр., ценнейшие библиотеки и архивы 
разрывались на « цыгарки », а зимой шли на 
обертку ног или подстилки. Помню такой 
случай в имении князя Шаховского в Мцен- 
ском уезде, когда красноармейцы, промочив 
ноги, сматывали их страницами из древних 
книг. Ротный политрук Лобанов, внимание 
которого я обратил на такой вандализм, мне 
ответил ; « А тебе что-жалко? Ленин учит — 
уничтожайте все! » 

Еще Цицерон писал : « Величайшим бед- 
ствием является гражданская война ». А Ле- 
нин, с объявлением войны 1914 г. в августе 
начал пропаганду о превращении войны 
внешней в войну гражданскую. 27 сент. в ста- 
тье « Война и российская социал-демократия » 
он писал : « превращение современной импе- 
риалистической войны в войну гражданскую 
есть единственно правильное решение », 1 но- 
ября в газете « Социал-демократ » № 33 : « от- 
каз от военной службы, стачка против войны 
и тд. есть простая глупость, убогая и трусли- 
вая мечта о безоружной войне... ». О том же 
он пишет и в последующие годы (« Ленин » 
тома 26, 31). 

С первых дней приезда в Россию в апреле 
1917 г. он сразу же призывает рабочих к гра- 



._ 7 - 



жданской войне. На манифестации 18 июня в 
Петрограде, когда полки проходили с плака- 
тами « Долой войну », некоторые колонны ра- 
бочих несли плакаты « Да здравствует граж- 
данская война ». Во время июльского восста- 
ния по улицам Петрограда и др. городов по 
инструкциям Ленина разъезжали грузовики 
с пулеметами с такими же плакатами — об 
этом напомнил большевикам во время Мо- 
сковского процесса социал-революционер Гоц. 

В своих письмах « Издалека » Ленин писал, 
что к врагам будущего строя, установленно- 
го партией большевиков, которые подлежат 
уничтожению, принадлежат все собственни- 
ки, торговцы всех категорий, чиновники всех 
рангов, зажиточные крестьяне и все населе- 
ние не пролетарского происхождения, и что 
борьба должна быть безпощадной до полного 
уничтожения думающих иначе. 

В окт. 1915 г. в статье « Право наций на са- 
моопределение » он писал : « мы требуем сво- 
боды, то есть независимости, то есть отделе- 
ние наций ». Эту мысль в целях пропаганды 
он развивал и после его приезда в Россию, 
почти что до « октября ». Но незадолго до не- 
го, программа партии большевиков была из- 
менена и партия « признает самоопределение 
народов вплоть до отделения, только при ус- 
ловии, что данная область вводит у себя со- 
ветскую власть, и ни при каких других усло- 
виях ». Однако 2 ноября 1917 г. была опубли- 
кована « Декларация прав народов », отредак- 
тированная Лениным, где от имени « Респу- 
блики Российской » и за его подписью, как 
председателя Совнаркома, и наркома нацио- 
нальностей Сталина говорилось : « освобожде- 
ние народов должно быть проведено реши- 
тельно и безповоротно : что Съезд Советов 
« провозгласил право народов России на сво- 
бодное самоопределение », и что Совет Народ- 
ных Комиссаров, исполняя волю Съезда, объ- 
являет в § 2-ом : « Право народов России на 
свободное самоопределение, вплоть до отделе- 
ния и образования самостоятельного государ- 
ства ». Но это был просто обман всех народов 
России, так как после того, как Атаман Кале- 
дин и его правительство объявили о самостоя- 
тельности Дона, 7-го января Ленин писал в 
главный Комитет партии : « партия, работа- 
ющая на великорусском языке, обязана при- 
знать право на отделение... но мы со своей 
стороны вовсе отделения не хотим и не до- 
пустим ». И немедленно по его распоряжению 
против Дона были посланы значительные си- 
лы для его завоевания. 

30 июня 1917 г. Ленин провозгласил ло- 
зунг : « никаких назначений сверху для мест- 
ного населения властей », а после « октября » 



он признавал только их. 

В первой половине 1917 г. в брошюре « К 
лозунгам » Ленин писал, что необходима » 
безпощадная расправа » с буржуазией, под 
именем которой он подрузумевал всех инако- 
мыслящих и командные верхи армии прежде 
всего. 

Когда умеренные коммунисты на требова- 
ния Ленина немедленно захватить власть от- 
вечали, что нужно ждать съезда Советов, 
чтобы заручиться « волеизъявлением » наро- 
рода, он на это писал, что это « полный идио- 
тизм», что власть нужно захватить, не счи- 
таясь со Съездом и поставить его перед со- 
вершившимся фактом. 

Рядовой массе он обвинял Временное Пра- 
вительство в том, что оно Не созвало Учреди- 
тельно Собрание, а на заседании Центрально- 
го Комитета партии 10 окт. говорил, что нуж- 
но захватить власть немедленно, что ждать 
« Учердительное Собрание, которое явно бу- 
дет не с нами, бессмысленно и глупо », и что 
считаться с ним нет нужды. 

Когда Учред. Собрание по приказу Ленина 
было разогнано, в его речи, напечатанной в 
« Правде » 22 янв. 1918 г., цинично говори- 
лось; « Мы разогнали Учред. Собрание, пото- 
му что передача ему власти есть соглаша- 
тельство с буржуазией». 

Готовя граж:данскую войну, он говорил : 
« ни одна великая революция в истории не 
обходилась без гражданской войны » и воз- 
ражая тем, кто был с этим не согласен, писал : 
« смеют говорить, что это будет гражданская 
война, будто это уже такие ужасные перс- 
пективы... Нет, господа, не обманите рабочих! 
Это не гражданская война будет, а безнадеж- 
нейший бунт кучки корниловцев ». 

Призывая других к гражданской войне, сам 
Ленин был труслив, как заяц. Всегда опасал- 
ся за свою жизнь и тщательно скрывался да- 
же тогда, когда требовалось его непосред- 
ственное присутствие в его партийном штабе. 
Скрываясь, он не решался на частые свида- 
ния с членами своего центрального комитета, 
а предпочитал воздействовать перепиской. 

Во время « демократического совещания » 
в сентябре 1917 г. он из своего скрытого убе- 
жища резко высказался против демократиче- 
ского принципа мнения большинства. 

1 ноября 1917 г., настаивая на переговорах 
с Викжелем, Ленин на заседании Ц. К. пар- 
тии говорил, что они « должны быть как ди- 
пломатическое прикрытие военных действий 
с казаками Краснова », что ими « нужно вы- 
играть время для разложения казаков и под- 
воза наших войск ». Того же 1 ноября, на за- 
седании ВЦИК, он лгал, говоря, что « к Мо- 



8 



скве подступают с Дона калединцы » и что 
ВЦИК должен мобилизовать силы для отпо- 
ра им ». Никаких войск с Дона не посыла- 
лось, но ему нужно было заставить ВЦИК по- 
слать подкрепление Москве и восстановить 
его против Дона. 

По настоянию Ленина партия К. Д. была 
объявлена вне закона и с его благословения 
в госпитале были зверски убиты Шингарев и 
Кокошкин и был разгромлен Совет Союза 
Казачьих Войск, президиум которого был 
арестован и заключен в подвалах Смольно- 
го, «чтоб не бежали, как Краснов», как го- 
ворил Ленин, считавший, что после Гатчины 
его нужно было расстрелять, а не применять 
« слишком легкие меры — домашний арест ». 

Ленин был первым и главным организато- 
ром террора, придав ему законную силу. Бу- 
дучи председателем Совнаркома, он писал 
Курскому комиссару юстиции : « В дополне- 
ние к нашей беседе посылаю вам наброски 
допо.лнительного параграфа уголовного ко- 
декса. Основная мысль, надеюсь ,ясна : от- 
крыто выставить принципиальное и полити- 
чески правдивое положение, мотивирующее 
суть и оправдание террора и его необходи- 
мость. Суд должен не устранять террор, обе- 
щать это было бы самообманом и обманом, но 
объяснить его и узаконивать его применение, 
ясно без фальши и без прикрас » (« Ленин » 
том 13, 1-ое издание). 

Начав свою правительственную деятель- 
ность, как председатель Совнаркома, Ленин 
в демагогических целях 27 окт. предлоясил 
Всероссийскому Съезду Советов отменить 
смертную казнь, восстановленную Времен- 
ным правительством в августе. Съезд ее от- 
менил, что было опубликовано 28 окт., но тут 
же не без ведома Ленина по всей Руси пошли 
бессудные казни и избиения офицеров, юнке- 
ров и других людей, не признававших захва- 
та власти большевиками. Ленин не протесто- 
вал, а их одобрял, а 8 янв. 1918 г. в декрете 
Совета Народ. Коммиссаров за подписью Ле- 
нина об образовании батальонов для рытья 
окопов из бVпжуазного класса и интеллиген- 
ции, мугкчин и женщин от 16 до 69 лет, под 
надзором красногвардейцев, говорилось, что 
« сопротивляющихся — расстреливать на ме- 
сте » так >ке, как и контр-революционных 
агитаторов. Другими словами, официально 
восстанавливалась смертная казнь, но без су- 
да, а «на месте » по капризу любого красно- 
гвардейца. 

Примерно в это же время, появляется ряд 
объявлений ВЧК, утвержденних председате- 
лем Совнаркома Лениным, перечисляющих 
проступки, за которые граждане Советской 



республики подлежат расстрелу на месте без 
суда и спедствия. А главковерх и комиссар по 
военным де.пам респуб.лики прапорщик Кры- 
ленко, отдавая приказ об отправке на Дон 
4-ой кавалерийской дивизии « против Кале- 
дина », подписанный им и Лениным, приказы- 
вает « расправляться с врагами народа в за- 
нимаемых местностях по своему усмотре- 
нию ». Естественно, что такое распоряжение 
имело следствием широкий произвол и боль- 
шое количество самосудов, узаконенных Ле- 
ниным. Действия этой дивизии и ее бессудные 
казни в январе и феврале 1918 г. хорошо из- 
вестны старшему поколению донских каза- 
ков. 

В дополнение к закону о терроре, в целях 
его практического проведения в жизнь, по 
личной инициативе Ленина была учреждена. 
ЧеКа 20 дек. 1917 г. Проект ее организации 
по поручению Ленина был составлен Дзер- 
жинским, а Лениным был проверен, им были 
внесены поправки. Следовательно, Ленин как 
председатель Совнаркома, подписавший де- 
крет об образовании ЧЕКА, работавшей по 
его указаниям, несет всю ответственность за 
ее деятельность. При жизни Ленина было 
уничтожено до 5-и миллионов лучших гра- 
ждан России, о которой Ленин говорил : « на 
Россию нам наплевать ». Кровь жертв Ч. К. 
лежит на Ленине. 

Еще весной 1917 г. Ленин говорил : «рево- 
люцию осуществить весьма просто — стоит 
лишь уничтожить несколько сот буржуев и 
ведушей интеллигенции ». 30 дек. 1917 г. по 
настоянию Ленина Совнарком предоставил 
Антонову-Овсеенко, командующему сов-ар- 
мией на Украине, псаво применять репрессии 
« к капиталистам и саботажникам » и отправ- 
лять их на принудительные работы на рудни- 
ки. А кто входил в эти категории — предо- 
ставлялось решать Антонову-Овсеенко. 

С учреждением ЧК Ленин требовал, чтобы 
всякий коммунист был чекистом, а потому в 
дни военного коммунизма по его требованию 
принимались в партию только люди « способ- 
ные хладнокровно и собственноручно убивать 
и насиловать ». 

По распоряжению Ленина командующий 
большевистским фронтом против казаков ген. 
Краснова под Гатчиной в ноябре 1917 г., Му- 
равьев отда.п приказ « расправляться на месте 
самосудом » с офицерами оказывающими про- 
тиводействие. Приказ этот не был приведен в 
исполнение только благодаря вмешательству 
матроса Дыбенко, который позднее, после 
расстрела капитана Щастного, выпустил об- 
ращение от имени моряков, в котором писал, 
что матросы Балтийского флота неповинны в 



— 9 — 



расстреле капитана. С наступлением немцев 
на Украину и Дон, Ленин подписал распоря- 
жение Совнаркома, в котором « Социалисти- 
ческое отечество » было объявлено « в опасно- 
сти », и партия, призывая к его защите, объ- 
явила, что « неприятельские агенты , спеку- 
лянты, громилы, хулиганы, контр-революцио- 
неры, агитаторы и прочие враги сов, власти 
расстреливаются на месте преступления ». 
Этим сторонникам террора было предоставле- 
но широкое поле деятельности, и благодаря 
этому на Украине были расстреляны тысячи 
людей и не принадлежащих ни к одной из 
категорий, указанных выше. В силу этого 
распоряжения и с одобрения Ленина в мае 
1918 г. Военно-Революционным трибуналом 
кап. Щастному был вынесен смертный приго- 
вор с формулировкой : « Щастный совершил 
геройский подвиг (спасая от немцев Балтий- 
ский флот — А. П.), тем самым создал себе 
популярность, намереваясь впоследствии ис- 
пользовать ее против сов. власти ». 22 мая 
Щастный был расстрелян, хотя Ленин и имел 
полную возмо?кность отменить этот приговор. 
Сколько за это время погибло людей — одно- 
му Богу известно. 

В эти же дни Ленин требовал от Антонова- 
Овсеенко и Донских Исполкома и Совнаркома 
разоружения и интерования его армии в 
пределах Дона, а в письмах комиссару Юго- 
Востока России Орженикидзе требовал их 
реорганизаций для борьбы с каз. восстаниями 
против сов. власти. То есть, для борьбы с те- 
ми, которым согласно поставлению Съезда 
Советов и предлож;ению самого Лени- 
на было предоставлено право са- 
моопределения « вплоть до отделения и обра- 
зования самостоятельного государства ». Но 
от Ордженикидзе он требовал особой жесто- 
кости при подавлении каз. восстаний. 

В 1918 г. Радек по указанию Ленина в сво- 
ей статье « Красный террор » писал : « пять 
заложников расстрелянных на основании все- 
народного публичного приговора местного со- 
вета, расстре.пянных в присутствии тысяч 
рабочих, является более сильным актом мас- 
сового террора, нежели расстрел пятисот че- 
ловек по решению закрытого суда в подвалах 
ЧЕКА », то есть проповедовал открытые каз- 
ни — видимо для развращения народных 
масс. 

В марте 1918 г. народный комиссар вну- 
тренних дел Петровский по распорягкению 
Ленина отдал приказ, в котором говорилось : 
« С таким положением должно быть реши- 
тельно покончено. Расхлябанности и мин- 
да.пьничанию долгкен быть положен конец... 
Из бурж:уазии и офицерства должно быть 



взято значительное количество заложников. 
При малейших попытках сопротивления или 
местного движения в белогвардейской среде 
долж;ен применяться безоговорочно массовый 
расстрел. Ни малейшей нерешительности в 
применении массового террора не должно 
быть ». 

Примерно тогда же, в печатном органе ВЧК 
« Красный террор » чекист Лацис по указа- 
ниям Ленина писал : « Отбросим все длинные, 
безплодные и праздные речи о красном тер- 
роре... Пора, пока не поздно, не на словах, а на 
деле провести безпощадный строго организо- 
ванный массовый террор... Чрезвычайные ко- 
миссии, по терминологии центрального коми- 
тета компартии — председателем его был Ле- 
нин — органы не суда, а безпощадной распра- 
вы ». В другом № тот же Лацис писал: « Мы 
не ведем войны против отдельных лиц... Мы 
истребляем буржуазию, как класс. Не ищи- 
те на следствии матерьяла и доказательств 
того, что обвиняемый действовал делом или 
словом против сов. власти. Первый вопрос, 
который вы должны ему предложить — к ка- 
кому классу он принадлежит, какого он про- 
исхож;дения, воспитания, образования или 
профессии. Ответы на эти вопросы и должны 
определять судьбу обвиняемого. В этом смысл 
и сущность красного террора ». 

Руководя Киевской ЧК, Лацис написал сво- 
им чекистам с ведома Ленина инструкцию : 
« Не нужно заводить судебных дел против 
арестованных, нужно смотреть на руки и в 
кастрюлю. Нет на руках мозолей, а в кастрю- 
ле есть мясо — это буржуй, враг сов. власти 
— к стенке... » 

Летом 1918 г. народный комиссар Троцкий 
и председатель Совнаркома Ленин отдали 
приказ по красной армии, в котором предпи- 
сывался расстрел без суда уговаривающих к 
отступлению, дезертиров, не выполнивших 
боевой приказ, самовольно покинувших бое- 
вой пост, бросивших винтовку или продавших 
часть военного обмундирования. В силу этого, 
по занятии территории Дона сов. войсками в 
феврале 1918 г. там творился чудовищный 
произвол, унесший в могилу не поддающееся 
учету количество мужчин, женщин и подро- 
стков. 

Один из казаков, сочувствовавший тогда 
большевизму, ездивший с делегацией к Лени- 
ну после занятия Ростова и Новочеркасска 
красными в феврале 1918 г., рассказывал мне, 
что делегация, поблагодарив Ленина за « ос- 
вобождение » Дона, доложила ему, что уж 
больно нечеловеческую расправу творит на 
Дону Красная гвардия и что нужно ее 
«унять», расказав, как красные в Таганроге 



- 10 - 



бросали пленных донских партизан в топки 
доменных печей, а в Новочеркасске выбрасы- 
вали раненых на мостовую из окон 3-го эта- 
жа. Ленин улыбнулся и цинично объяснил, 
что это делалось потому, что для доменных 
печей по вине партизан не было угля и поэто- 
му партизаны, заслуживающие смерти, и слу- 
жили топливом, и что красную гвардию нуж- 
но не осуждать, а благодарить. Раненых же 
выбрасывали из окон вероятно потому, что не 
было носилок, чтобы сносить их по лестницам 
на расстрел, которому они, как враги наро- 
да, подлежали. 

В феврале 1918 г. корреспондент « Рево- 
люционно!! России » В № 9 писал, что в Рос- 
стове и Новочеркасске на Дону « грабят от- 
крыто и безпощадно... убивают и рубят на 
улицах и в домах и не только офицеров », что 
в Ростове был подожя^ен военный госпиталь с 
тяжело ранеными, сгорело 40 человек, не 
имевших сил двигаться. Оказалось, что это 
были тяясело раненые с германского фронта 
и не принимавшие участия в гражданской 
войне. 

Все это было потому, что с разрешения Ле- 
нина Ростов и Новочеркасск отдавались крас- 
ной гвардии на расправу и на разграбление, 
также как и в 1919 г. Конной армии Буденно- 
го. 

В Новочеркасске в 1918 г. в зашиту ране- 
ных и горожан выступали казаки « револю- 
ционного отряда » Голубова, а в Ростове — 
крайне-левые группировки, вошедшие в коа- 
лицию с большевиками и имевшие своих 
представителей в составе Совнаркома РСФ- 
СР, в частности комиссара юстиции Штейн- 
берга. Но и его выступление не спасало ране- 
ных, а на его протесты против бессудных каз- 
ней Ленин ответил : « Это борьба за власть и 
власть на местах, и что ему поэтому не гоже 
вмешиваться ». 

Как в 1918 г., так и в 1919 г. прежде всего 
от ЧК досталось казачьему населению. В 
1918 г. ЧК возглавлялась на Дону Петерсом, 
назначенном на Дон по личной протекции 
Ленина, т. к. он был одним из наиболее кро- 
вожадных чекистов. Как в Ростове, так и в 
Новочеркасске он часто лично присутствовал 
на казнях, которые производились « Пачка- 
ми ». За ним всегда бегал его сын 8-9 лет, ча- 
сто пристававший к отцу : « Папа, дай я 
стрельну по красным лампасам ». Потом, бу- 
дучи в Москве, Петере рассказал об этом Ле- 
нину, который не только похвалил мальчи- 
ка, но и, поцеловав его, дал ему золотую мо- 
нету. Так « великий гуманист » развращал 
даже детей. Об этом мне с гордостью расска- 
зывал сам Петере, в присутствии главы выс- 



шего военного Контроля Республики Плонца, 
когда они производили у меня обыск в гости- 
нице Реноме, на Тверской улице, в Москве, в 
июне 1918 года. 

В 1919 г. по занятии Дона туда были наз- 
начены испытанные чекисты по рекоменда- 
ции самого Ленина во главе с Ландером, рас- 
стреливавшим начиная от детей 15 лет до 80- 
тилетних стариков. Не щадили и женщин. 
Казни производились иногда из пулеметов, и 
иногда жертвы рубились топорами. 

По личной инструкции Ленина, Ландер, 
прибыв на Дон, от имени Совнаркома выпу- 
стил обращение, в котором говорилось : 1) — 
Станицы, которые укрывают белых и зеле- 
ных, будут уничтожены, все взрослое насе- 
ление будет расстреляно, а имущество кон- 
фисковано, 2) — Все лица, оказавшие содей- 
ствие белым, будут расстреляны, 3) — У всех 
белых казаков остались родственники, все 
они взяты на учет. В случае неявки на реги- 
страцию казаков, служивших у белых, все их 
взрослые родственники будут растреляны, 4) 
— В случае массового выступления станиц и 
городов будет применен массовый террор. За 
каждого убитого сов. деятеля поплатятся сот- 
ни жителей станиц и городов. Станицы и ху- 
тора, которые примут участие в выступлени- 
ях, будут ссожены. 

Во время рейда на Дон из Крыма отряда 
полк. Ф. Д. Назарова летом 1920 г., по распо- 
ряжению Совнаркома РСФСР за подписью 
Ленина, во время массового террора было рас- 
стреляно до 3000 человек и тысячи высланы в 
лагеря смерти, начиная от 14-ти до 80-тилет- 
него возраста, мужчин и много женщин. 

Во время изъятия церковных ценностей на 
Дону, за сопротивление этому, без суда было 
расстреляно свыше 20 "/о священнослужите- 
лей и масса мирян. 

Позже, чтобы уничтож:ить возможных про- 
тивников сов. строя на Дону, распоряжением 
Ленина, официально, по докладу ВЧК, там 
искусственно создавались всякого рода « про- 
цессы ». Одним из наиболее крупных был так 
называемый « процесс донских генштабис- 
тов », в результате которого погибли сотни ни 
в чем не повинных людей. 

Трудно в журнальной статье рассказать о 
всем, что творилось в казачьих краях по пря- 
мому расспоряжению Ленина или с его одо- 
брения. И все творившееся там никак не мо- 
жет свидетельствовать о « гуманизме » Лени- 
на. 

1 февр. 1921 г. в Совете Народных комис- 
саров Ленин с похвальными коментариями 
прочел доклад комиссара внутренних дел 
Дзержинского о деятельности ВЧК, в котором 



— 11 — 



писалось : « ВЧК было ничто иное, как разум- 
ное направление безпощадной карающей ру- 
ки революционного пролетариата, руководи- 
мого Лениным ». Как было уже сказано, эта 
« карающая рука » в Ленинский период ли- 
пгила жизни, часто в нечеловеческих мучени- 
ях, около 5 миллионов человек. 

На разных юбилейных праздниках ВЧК 
Ленин всегда присутствовал и, хорошо зная 
« работу » чекистов, всегда их благодарил за 
нее. А что это была за « работа », русские 
люди хорошо знают. До последних дней сво- 
ей жизни Ленин числился «почетным » старо- 
стой ВЧК. В изданных в СССР книгах, посвя- 
щенных работе ЧК, о Ленине говорится, как 
о вдохновителе и учите.пе сотрудников ВЧК. 

В дни « военного коммунизма » Ленин орга- 
низовал борьбу не только против контррево- 
люции, которая ему мерещилась на каждом 
шагу, но и против своих наиболее сильных 
однопартийцев. И это он положил начало ши- 
роко применявшемуся уничтожению действи- 
тельных и подозреваемых противников тота- 
литарной партийной диктатуры. 

Это Ленин я^е являлся инициатором созда- 
ния концентрационных лагерей с применени- 
ем изнурительного принудительного труда. 

В дни гражданской войны Ленин вмеши- 
вался как в ведение операций Красной ар- 
мии, так и в деятельность политических ко- 
миссаров на местах, и особенно в дела истре- 
бления непокорных, и особенно в казачьих 
краях. В 1956 г. переписка по этому поводу, 
в которой ярко отразился его « гуманизм », 
была издана особой книгой под названием 
« Военная переписка В. И. Ленина за 1917- 
1920 гг. » Из нее видно, что он считал, что сов. 
власть должна быть установлена в казачьих 
краях « ценой каких угодно средств, не оста- 
навливаясь ни перед какими жертвами ». Осе- 
нью 1918 г. он считал, что на « южном фрон- 
те » « красный террор сейчас обязательнее, 
чем когда бы то ни было », «и особенно сре- 
ди местного казачьего населения ». 

В 1919 г. он обращал особенное внимание 
на так называемое « Вёшенское » восстание 
казаков. Его личными распоряжениями посы- 
лались не только все новые и новые войска, 
но и особые отряды чекистов, в соседние, еще 
не восставшие, станицы. 23 апр. он пишет в 
Ревоенсовет республики, что в район Вешен- 
ской необходимо послать « самых энергичных 
людей » и что о посылке их нужно догово- 
риться с Дзержинским, то есть главой ВЧК. 

Для ликвидации этого восстания лично им 
на Дон был послан цареубийца Белобородов с 
рекомендацией применения « жесточайшего 



террора ». Тогда же он писал командующему 
9-ой сов. армией Сокольникову : « Вы ошиба- 
етесь, не применяя строгостей и террора... Ес- 
ли у вас нет сил для свирепой и безпощадной 
расправы, то телеграфируйте — пришлем ». 
При этом указывал « твердо держ:ать курс в 
основных вопросах, но временно делать по- 
блаж;ки, применяя к восставшим систему об- 
мана — « обещания амнитии ». 6 мая, видя, 
что подавление восстания не прогрессирует, 
он снова спрашивает Сокольникова «не по- 
слать ли еще добавочные силы чекистов? » 

Предусматривая в апреле 1919 г. массовое 
переселение на Дон рабочих и крестьян из 
центральных губерний, которые, по его мы- 
сли, должны были противодействовать каз. 
восстаниям, он рекомендовал «не церемонить- 
ся» и селить переселенцев « в каз. домах и на 
каз. иждивении ». Руководителем переселен- 
цев им был назначен тот же Белобородов, ко- 
торый переименовал станицы в волости, а ко- 
миссарами в них назначал военно-пленных 
австро-венгров. Но когда Ленин увидал, что 
это еще больше восстанавливает казаков про- 
тив большевиков, то объявил действия Бело- 
бородова « перегибом » и советовал « времен- 
но » с казаками обращаться « помягче ». 

8 июля 1919 г. Ленин предлагал уполномо- 
ченому Совета Обороны при Штабе Южного 
фронта Склянскому « усилить взятие залоя?- 
ников из зажиточных семей и семей офице- 
ров», договорившись по этому вопросу с гла- 
вой ЧК Дзержинским. А Белобородову писал, 
что нуж;но « не сбить казаков, а уничтожить 
на месте ». 

Кода корпус ген. Мамонтова пошел в рейд 
по красным тылам, Ленин внимательно сле- 
дил за его действиями и требовал его скорей- 
шей ликвидации. Для этого по его распоряже- 
нию посылались войска, как тыловые, так и 
снимаемые с других фронтов. Посылались 
они с Украины Антоновым-Овсеенко, но ви- 
димо они считались не особенно благонадеж- 
ными и внушали опасения, что они не захо- 
тят драться с мамонтовцами. Тогда Ленин те- 
леграфировал Сокольникову: « Расстрели- 
вать тотчас за не выход из вагонов », « увели- 
чить драконовские меры » итд. и требовал 
« непременно истребить поголовно всех ма- 
монтовцев и им сочувствующих ». А когда из 
Саранска двинулся на юг корпус Миронова, 
Ленин через Склянского рекомендовал ко- 
мандарму Сокольникову « уничтожить без 
остатка мятежников Миронова». 

Вообще из « Переписки » видно, что крово- 
жадность Ленина в дни гражданской войны 
была безпредельна. Защитники ленинского 
« гуманизма » могут говорить, что террор тво- 



12 



рил не Ленин, а стихия », а Ленин по усло- 
виям времени не мог его остановить. Но это 
будет неверно. « Переписка », как и другие 
данные, говорят о том, что душой террора был 
именно Ленин, требовавший его применения 
и от других. 

В 1921 г. в дни Кронштадкого восстания ма- 
тросов Балтийского флота, при помоиди кото- 
рых Ленин в « октябре » захватил власть, 
он не интересовался причинами этого восста- 
ния, а приказал подавить его любыми спосо- 
бами. Когда была послана к нему делегация 
из Кронштадта из « верных » ему матросов 
(30 человек), по его приказанию эти предста- 
вители « красы и гордости революции » были 
арестованы. Против Кронштадта по его же 
требованию были посланы курсанты, чеки- 
сты, латыши, инородцы и китайские части 
под командой Тухачевского с личным прика- 
зом Ленина « подавить восстание самыми без- 
лошадными мерами ». Оно было подавлено с 
невероятной жестокостью, улицы Кронштад- 
та были завалены трупами. Когда же бывший 
в дни « великого Октября » вождь матросов 
Дыбенко с сожалением докладывал об этом 
Ленину, то получил в ответ: « Очень хоро- 
шо! Если бы для подавления нугкно было в 
два раза больше трупов, то и это не должно 
было бы нас смущать, так как они оказались 
изменниками революции ». 

Решение о создании Красной Армии было 
принято Лениным в 1918 г. По проекту Выс- 
шего Военного Совета ее образование должно 
было идти путем мобилизации муж;ского на- 
селения определенных возрастов. Ленин на- 
стоял на исключении из числа подлежаш;их 
мобилизации « социально-чуждого элемента », 
«бурясуев», которые должны были состав- 
лять рабочие батальоны, а такж;е, чтобы за- 
кон о мобилизации предусматривал возмож- 
ные репрессии в отношении семьи мобилизо- 
ванного, в случае его неявки или дезертир- 
ства 

Такие же репрессии были предусмотрены, 
когда Высший Военный Совет принял реше- 
ние о призыве в Красную Армию бывших 
офицеров императорской армии, в случае не- 
явки офицеров или перехода их на сторону 
« белых ». 

В качестне^ репрессий предусматривалось 
заключение всей семьи, не исключая и ма- 
лых детей, в концентрационные лагеря, для 
их использования на принудительных рабо- 
тах. 

Во всем не только культурном мире, но и у 
дикарей принято, что малолетние дети не от- 
вечают за поступки родителей. Ленин же 
ввел порядок, по которому дети « классо- 



вых врагов », в число которых включались 
не только все фактически не приявщие сов. 
строя, но и все без исключения дети всех 
служивших в старой полиции и вообще на 
государственной службе, лишались права по- 
ступления в средние и высшие учебные за- 
ведения. А теперь съезд «руссистов», веро- 
ятно, будет это считать великим вкладом Ле- 
нина в дело культуры и образования! 

В дни наибольшего террора после граж- 
данской войны с 1921 по 1923 гг. Ленин из- 
гнал из России сотни крупнейших русских 
мыслителей, ученых, писателей, деятелей ис- 
кусства итд. Иные могут сказать, что это бы- 
ло со стороны Ленина проявление гуманно- 
сти к его политическим противникам. Но это 
неверно. Этим актом он хотел достичь двух 
целей, чтобы они не мешали ему провод11ть 
в жизнь разработанные им планы и методы 
физического и духовного порабощения мил- 
лионов людей и уничтожения неугодных 
ему классов, менее заметных, чем высы.пае- 
мые, но более многочисленных, и чтобы вы- 
сылкой нескольких сот человек с мировыми 
именами обмануть западно-европейскую об- 
щественность и русскую эмиграцию о настоя- 
щем положении в России. Но одновременно 
с высылкой нескольких сот людей он доби- 
вался от запада помощи в репатриации де- 
сятков тысяч русских эмигрантов и призна- 
ния Совета Народных Комиссаров, как за- 
конной Российской власти. В конце концов 
это ему удалось. 

Известно, что эмигранты, вернувшиеся в 
РСФСР, несмотря на амнистию, гарантиро- 
ванную не доброй памяти Лигой Наций и 
лично доктором Нансеном, содействовавшим 
возвращению « на родину », многие тысячи, в 
частности казаков, в громадном большинстве 
погибли. Одни из них были расстреляны в 
портах высадки, другие в местах своего жи- 
тельства, третьи были сосланы в конц. лаге- 
ря. В станицах же задержались лишь оди- 
ночки. 

А страны признавшие сов. власть и впу- 
стившие к себе ее представителей, допусти- 
ли в свою среду коммунистическую заразу, 
которая дает себя чувствовать и по сие вре- 
мя. 

Ленин был несомненно своеобразно « гени- 
ален». Он был одержим манией преобразо- 
вания мира на его лад и по его методам. От- 
части это ему удалось и он, с некоторым ос- 
нованием, может быть назван « великим пре- 
образователем », но отнюдь не « великим гу- 
манистом », так как гуманизма у него не бы- 
ло ни на йоту. « Гений » Ленина — злой « ге- 
ний », был пригоден только для великих раз- 



13 



рушений и порабощения, но не для созида- 
тельных или творческих работ. Если бы он 
гкил дольше, мы не молсем знать, чтобы он 
« создал », но при жизни он только разрушал. 
В силу проведения им и его последовате- 
лями его идей, идей « великого преобразо- 
вания » мира, Россия понесла величайшие 
жертвы, которые нельзя оправдать даже ее 
нынешним большим политическим весом в 
мире, ни техническим превосходством поч- 
ти над всеми странами мира, ни ее военным 
потенциалом. Все это достижения русского 
народа, его гения, а не партии и не режима, 
созданных Лениным. Того материального по- 
ложения, в котором находится сейчас СССР, 
Россия достигла бы за прошедшие 50 лет и 
без ленинского « октября », без жертв, и сох- 
ранив свободу духа, и свои духовные и исто- 
рические ценности. И не даром в Сов. России, 
даже среди партийцев, ширится критика ле- 
нинского наследия. Там нынешнее поколе- 
ние считает, что оно « устарело, утратило 
свою былую актуальность, превратилось в 
историческую реликвию ». Лучшая часть но- 



вого поколения в СССР пытается начинать 
свое духовное воспитание, исходя из истоков 
не ленинских идей, а культуры прадедов и 
решительно отрицает ленинскую « нрав- 
ственность » и его «гуманизм». Эта часть 
у?ке развенчала « культ личности » Сталина, 
верного последователя и соратника Ленина, 
и накакие ухищрения поклонников Ленина, 
даже при помощи организаций Объединен- 
ных Наций и ее генерального секретаря г-на 
У-Тана, не могут снять с него клейма палача 
и преступника. 

Принимая во внимание все выше сказан- 
ное, не лучше ли Комиссии Прав Человека 
и г-ну У-Тану отказатся от напрасных тру- 
дов доказывать, что Ленин был великим « гу- 
манистом », а не великим преступником и па- 
лачем народов Российской империи? С таким 
именем он жил, умер и войдет в историю. 

А русской эмиграции, разбросанной по все- 
му миру, следует объединенными силами за- 
явить протест в Организацию Объединенных 
Наций. 

Л. Падалкин 



АМЕРИКАНЦЫ — ПЕРВЫМИ НА ЛУНЕ 



(Продолж:ение № 86) 



Я наблюдал на экране телевизии всю кар- 
тину запуска «Апполо-11». Сначала были 
показаны астронавты, одетыми в специаль- 
ные костюмы и державшие свои головные 
уборы в руках. На левом плече у каждого — 
небольшой американский флаг. Все трое вы- 
глядели довольными и радостными. Минут 
за сорок до начала полета их привезли на ав- 
томобиле и они заняли на «Апполо-11 » свои 
места. По телефону президент Никсон сооб- 
щил им : « Вас сопровождают лучшие поже- 
лания успеха в этом самом смелом из всех 
начинаний, так же-как и мои надежды и мо- 
литвы, как и всех американцев ». 

На берегу океана стояла, весьма сложной 
конструкции, специальная вышка для запу- 
ска космических кораблей. Тут же — « Са- 
турн-5 » высотой 365 футов — это высота 6- 
тиэтажного здания. Внизу, посередине и в 
верхней части его, видны небольшие языки 
пламени. 

На экране показывался отсчет (в минутах 
и секундах) срока приближения запуска. Ос- 



талось... 2 секунды, 1 секунда, О секунд... 
« Зажигайте! » — раздалась команда с кон- 
трольной станции. Сразу во многих местах 
« Сатурна-5 » показались большие языки 
пламени. Через девять секунд раскрылись 
лапы, поддерживающие космический ко- 
рабль. В этот >ке момент « Сатурн-5 », полу- 
чив толчек в семь с половиной миллионов 
фунтов, тронулся с места и стал поднимать- 
ся перпендикулярно вверх, быстро набирая 
скорость и высоту. Через 160 секунд полета, 
когда «Апполо-11» был еще виден, неожи- 
данно в небе появились дым и огонь. Это был 
момент, когда в действие вступило заж;ига- 
ние ракеты 2-ой ступени (1-ая отделилась). 
« Сатурн-5 » скоро скрылся из глаз. Через 9 
минут 12 сек. в действие вступило зажига- 
ние 3-ей ступени (2-ая отделилась) и при 
скорости 17 тысяч миль в час «Апполо-11» 
вышел на земную орбиту. Армстронг пере- 
дал на землю : « Мы не имели никаких не- 
приятностей при работе трех ступеней. Все 
прошло прекрасно! ». 



— 14 — 



с контрольной станции все время внима- 
тельно следили за полетом «Апполо-11». 
Доктор Берри безпрерывно следил за само- 
чувствием и физическим состоянием космо- 
навтов, с помощью электронных аппаратов 
регистрировавших пульс, частоту дыхания, 
температуру тела и давление крови. Во вре- 
мя полета (и завтрака) физическое состояние 
астронавтов было отличным и они были 
очень спокойны. 

Президент Никсон обратился к американ- 
скому народу с просьбой помолиться за ас- 
тронавтов, чтобы их полет и возвращение на 
землю были бы вполне успешны, а день 21 
июля он объявил национальным праздником 
(Фабрики и заводы не работают, банки и 
школы — закрыты, все правительственные 
учерждсния, частные дома украшаются фла- 
гами итд.). В Москве же о запуске « Апполо- 
11 » знало только « начальство-правящая 
верхушка ». 

«Апполо-11» облетел землю два раза и 
когда во втором круге он был над Австра- 
лией, контрольная станция ему передала : 
« Приближается время 2-го зажигания 3-ей 
ступени». В 12 ч. 16 м. оно произошло. Раке- 
та работала 5 с половиной минут и « Аппо- 
ло-11 » получил скорость движения в 24600 
миль в час и... вышел с земной орбиты. По- 
пытка человека высадиться на луне перешла 
в следующую стадию. 

Командование над кораблем принял Ко- 
линс. Как только «Апполо-11» вышел из 
земной орбиты, нажатием кнопки Армстронг 
отделил 3-ью ступень. Отлетели и все спе- 
циальные приспособления, удерясивавшие 
лунную кабинку « Орел » внутри « Сатурна- 
5 ». Она стала совершенно свободной, так же 
как и космическая станция « Колумбия ». 
Коллинс повернул « Колумбию » на 180" и 
стал нос к носу с « Орлом », затем, вместе 
с ним, сделал 2-ой (обратный) поворот в сто- 
рону луны. В этом положении « Орел » нес- 
ся впереди « Колумбии » . 

Ракета « Сатурн » отправила « Апполо » 
так точно, что не потребовалось никаких до- 
полнительных маневров, на которые контр, 
станция давала два часа. « Все прошло отлич- 
но и мы теперь готовы выполнить нашу за- 
дачу — высадить человека на луне » — ска- 
зал доктор Крафт, распоряжавшийся поле- 
тами. Все тревоги первого дня остались по- 
зади и в 8 ч. 25 м. вечера астронавты смогли 
спокойно начать свой ночной отдых. Чтобы 
достичь луны нужно было — при скорости 
5400 миль в час — 73 часа. Курс космическо- 
го корабля быт точен и не требовал никаких 
исправлений. 



На 4-ый день полета (19 го) московская га- 
зета « Правда » пожелала мужественному 
экипажу « Апполо-11 » счастливого путеше- 
ствия и полного успеха.' Из короткого полу- 
часового сообщения жители СССР узнали о 
полете «Апполо-11», а на следующий день 
сов. власти разрешили им и смотреть полет 
по телевизии. 

Сообщая астронавтам новости дня на зем- 
ле, контр, станция « Хьюстан » сообщила, 
что одна из газет Сов. Союза назвала Арм- 
стронга « царем воздушного корабля », чем 
очень его рассмешила, а Слдрин, после этого 
говоря об Армстронге, не называл его иначе, 
как « мой царь ». 

Когда лунная кабинка находилась в 45000 
милях от луны, Армстронг и Олдрин пере- 
шли в нее. В 11 ч. 12 м. ночи « Апполо-11 » 
вошел в сферу притяжения луны. В 1 ч. 22 
м. ночи « корабли » были в 202 милях от лу- 
ны. Уменьшив скорость движения, Коллинс 
постепенно вошел на нугкную орбиту. 

В 1 ч. 47 м. начался очень сложный ма- 
невр, в результате которого в 2 ч. 12 м. 
« Орел » отделился от « Колумбии », в кото- 
рой остался один Коллинс. А через 2 с поло 
виной минуты « Орел » был уже в орбите 
луны. 

В полном одиночестве Коллинс был в « Ко- 
лумбии » 33 с ^1-1 ч., сделав вокруг луны 17 
оборотов. При каждом витке, в течении 47 
минут, когда Коллинс находился позади лу- 
ны, он не имел связи ни с землей, ни с « Ор- 
лом », и это было особенно тяжело — говорил 
он позже. 

Чтобы « Орел » смог подняться с луны, он 
долгкен был сесть на ее поверхность под точ- 
но определенным углом. Если при его отле- 
те с луны произойдут какие нибудь затруд- 
нения, спасти астронавтов будет невозмож- 
но, а запасу кислорода у них хватит только 
на 43 часа. 

Из-за отсутствия воздуха на луне, тень 
там очень резкая и трудно проникаемая для 
зрения. Температура подвержена резким ко- 
лебаниям : на месте, которое недавно вышло 
из темноты и стало освещенным — около 
50" Фаренгейта (10" тепла по термометру 
Цельсия, принятому в Европе). Но тут же, 
около, в тени — минус 150" Ф. (или минус 
100" по Д.), а на стороне, где стоит ночь — 
270" Ф. (минус 160" Ц.). А на постоянно ос- 
вещенной части луны — плюс 240" Ф. или 
130" Ц. 

Весь полет передавался по телевизии по 
всему миру. Передача шла безпрерывно, про- 
должалась она и ночью, неоднократно пов- 
торяясь. Когда я начал ее смотреть, автома- 



15 



тическии счетчик показывал, что до посадки 
на луну оставалось 80 м. 43 секунды. Отсчет 
времени шел в секундах. Отделение « Орла » 
от « Колумбии » я не наблюдал. На экране я 
видел вдали очертание части луны и перед 
ней безпрерывно мигавшую яркую точку. 
Некоторое время эта « точка » была непод- 
вижна. Это было когда « Орел » опускался 
на луну. Постепенно, и очень медленно, он 
начал передвигаться влево. После, из газет, 
стало известно, что за 150 футов до посадки 
спец. аппарат показал, что место для нее не- 
подходяш;ее, и посадка « Орла » произошла 
на 4-е мили влево. Было видно, как « Орел » 
медленно и постепенно поворачивался к лу- 
не, стали видны его четыре ноги. Полностью 
повернувшись к луне, он опустился на ее по- 
верхности в районе « Моря спокойствия ». 
Это было в 4 ч. 17 минут дня по Нью-Йорк- 
скому времени. Позя^е писалось в газетах, 
что от выхлопных газов поднялась такая 
большая пыль, что ничего не было видно, но 
это не помешало посадке. 

Армстронг немедленно сообщил на землю : 
« Орель » — на луне прилунился. 

С земли ответили : « Мы вас хорошо видим 
на луне (лучь света от луны доходит до зем- 
ли за 1 с "з секунды). Мы все гордимся вами 
и вапшм подвигом». 

Тут вмешался в разговор Коллинс на « Ко- 
лумбии » : « Не забывайте еще одного, здесь, 
наверху ». 

Как только « Орел » стал на луну, он был 
показан на экране в увеличенном размере. 
Все было хорошо и отчетливо видно. « Орел » 
имел специальную отделяющуюся площадку 
— люльку. У ней было 4-е высоких ноги, при 
очень сложной комбинации оттяжек-упоров, 
чем достигалось равномерное распределение 
всей тяжести « Орла » при посадке на луну 
и избегалась опасность поломки какой ни- 
будь « ноги », что могло повлечь за собой 
крушение корабля и гибель космонавтов. На 
каждой ноге, выше ее основания, была за- 
креплена большая крупная стальная прочная 
тарелка, диаметром в 37 инчей. При посадке 
« Орла » концы ног лунной кабинки уходи- 
ли довольно далеко в грунт. Часть ее тяже- 
сти ложилась на эти тарелки, но благодаря 
им она не могла почему либо сдвинуться с 
места. 

Астронавты, не выходя из « Орла », прове- 
рили исп;>авность всех приборов, после отды- 
хали, ели, спали, снова ели, спали и гото- 
вились к выходу на поверхность луны. Из 
« Орла » они сделали несколько снимков. Для 
выхода каждый из них имел еще 200 фунтов 
добавочного веса : скафандр, специальную 



обузь и разные аппараты, надетые на них. 
В < Нов. Рус. Слове » А. Цветиков писал : 
« Под небольшой ракетой, стоящей на 4-ех 
ногах, пыли нет... Вокруг все блестит, ярко, 
тени резки и черны. Есть кратеры, но они 
совсем мелкие в этой местности. Невероятно 
нсаркий, но вместе с тем неощутимо жаркий 
для астронавтов в их космических костюмах 

— день ». 

В назначенное время — 10 ч. 51 м. вечера 
Армстронг открыл люк « Орла ». Вышел на- 
ружу на небольшую его площадку. Поставил 
телевизионный передаточный аппарат, кото- 
рый и стал передавать все на землю. Уста- 
новил лестницу с перилами и 9-ю ступенями, 
закрепив ее верхний край на площадке, а 
ни:жний упирался в тарелку. Стал спускать- 
ся по лестнице. На 3-ей ступени переставил 
телеаппарат, чтобы он смог передавать его 
спуск на луну. « Все ли правильно я делаю? » 

— спросил он у Оллдрина. « Все правильно и 
точно... » — ответил тот. Ступив левой ногой 
на тарелку, Армстронг правую ногу немного 
задержал, сказав : « Для человека — это ма- 
ленький шаг, а для человечества — гранди- 
озный прыжок... » и стал на луну правой но- 
гой. Это было 10 ч. 56 м. 20 с. вечера 20 ию- 
ля 1969 года. 

Имея непрерывную связь с землей, он со- 
общал, что луна покрыта толстым слоем пы- 
ли- как бы от древесного угля или графита, 
под которой была твердая поверхность. Его 
ботинки уходили в пыль на 5 с Ь'з инчей. Сту- 
пал Он очень осторо?кно, шел мед.ленно. Обо- 
шел кругом « Орла >', осмотрел, нет ли ка- 
ких либо повреждений. Взял специальный 
приготовленный заранее скребох с ковши- 
ком, на длинной рукоятке, и стал собирать 
пыль и камни с луны. Специальная одежда 
астронавта ограничивала его движения, по- 
этому нужно было иметь длинные рукоятки. 
Затем вынул из кармана мешочек из пласт, 
массы, все собранное положил туда. Хоро- 
шенько закрыл его и положил в карман. До 
спуска Оллдрина он собрал около двух фун- 
тов лунной « земли ». Это делалось для того, 
чтобы иметь хоть что нибудь для изучения 
на земле, если по какой нибудь причине ас- 
тронавты не смогли бы долго оставаться на 
луне. Камни, привезенные оттуда, по боль- 
шей части пористые, что свидетельствует об 
их вулканическом происхож:дении. 

В 11 ч. 15 минут спустился на луну и Олл- 
дрин. « Какая изумительная заброшенность! 

— сказал он, и добавил — «я проверил и за- 
крепил люк, чтобы он случайно не закрыл- 
ся... » — « Хорошая мысль!... » ответил Арм- 



16 — 



стронг и они переставили телеаппарат на лу- 
ну. 

В 400 000 километров от земли Оллдрин 
сказал по радио: « Хочу воспользоваться этим 
случаем, чтобы попросить всех, кто нас слу- 
шает и где бы они ни находились, на мгно- 
вение состредсточиться, задуматься над со- 
бытиями последних часов и воздать благода- 
рение за них, кая^дый по своему ». 

Оллдрин тоже обошел лунную кабинку и 
внимательно ее осмотрел. Далеко от нее ас- 
тронавты не отходили. На поверхности луны 
они установили американский флаг разме- 
ром 3x5 футов, некоторое время стояли пе- 
ред ним « смирно », отдавая честь. 

Итак, американцы — первыми высадились 
на луне. Ученые США потратили массу сво- 
ей энергии и знаний. Вся страна израсходо- 
вала огромную сумму денег для установле- 
ния связи в космическом пространстве с дру- 
гой планетой — луной. Но Армстронг и Олл- 
дрин явились на луну не как американские 
претенденты на ее территорию, а как пред- 
ставители земного шара. Они имели с собой 
флажки 136 государств, включая и СССР, и 
оставили на луне послания от глав 73-ех 
стран и металлическую дощечку-пластинку с 
изображением земных полушарий, на кото- 
ром было указано место вылета « Сатурна-5 » 
из Кап Кеннеди и с надписью: « Здесь люди с 
планеты Земля впервые ступили на луну в 
июле 1969 года после Р. X. Мы прибыли в 
интересах мира для всего человечества ». За- 
тем следовали подписи астронавтов и прези- 
дента США Никсона. Эта пластинка была 
прикреплена к люльке « Орла », которая дол- 
ж;на была быть оставлена на луне. 

Затем астронавты установили специаль- 
ный прибор, называемый « Солнечный ве- 
тер », для улавливания и изучения « солнеч- 
ной пыли », оторвавшейся от солнца, и опре- 
деления в ней наличия частиц редких газов 
— иначе говоря, это позволит перейти к изу- 
чению солнца. Химический же анализ лун- 
ной « земли » показал большое их количест- 
во. Как было сказано ранее, для собирания 
камней астронавты имели специальную « ру- 
ку » с открывающимися и захватывающими 
пальцами-клещами, что позволяло им подни- 
мать предметы, не нагибаясь. Нагибаться же 
в специальных костюмах их было очень тру- 
дно и небезопасно. 

Контр, станция с земли сообщила Коллин- 
су на « Колумбию » — « Орел » уже около 45 
минут на луне. Армстронг и Оллдрин по ней 
ходят». — Коллинс ответил: «Отлично... Я 
очень рад и нисколько не сомневался в 
этом... ». 



В 12 ч. ночи президент США разговаривал 
по радио с космонавтами : « Наш разговор бу- 
дет вероятно одним из самых исторических 
телефонных разговоров. Все мы очень гор- 
димся вами. Для всей Америки это самый ра- 
достный и счастливейший день и не только 
для нас, но и для всех людей мира. Я уверен, 
что они также восхищены вашими достиже- 
ниями и подвигом, который вы совершили. 
Благодаря им небеса превращаются в часть 
мира человечества. А то обстоятельство, что 
вы говорите с нами с « Моря спокойствия », 
заставляет нас удвоить усилия для достиже- 
ния спокойствия и мира на всей земле... » 

Армстронг был очень тронут неожидан- 
ным вниманием президента и немного задер- 
жался с ответом : « Благодарю Вас, господин 
президент. Для нас большая честь, что мы, 
будучи здесь, являемся представителями не 
только США, но и людей всех наций всего 
мира, интересующихся настоящим и смотря- 
щих на будущее с надеж;дой на спокойную, 
лучшую ясизнь во всем мире. Для нас боль- 
шое счастье участвовать в этом деле... » 

« Еще раз благодарю вас — закончил пре- 
зидент — Я, как и все люди, заглядываем в 
будущее и надеемся на благополучный ис- 
ход, и на встречу с вами на « Хорнете » (ави- 
оносец, который должен был подобрать спу- 
стившихся космонавтов) в четверг». 

« Мы тоже надеемся — отвечал на этот раз 
Оллдрин — что все будет хорошо... » 

Астронавты продолгкали вьшолнять свою 
работу, беспрерывно разговаривая между со- 
бой и с контр, станцией, которая сообщила 
слушателям на земле, что при разговоре с 
ними не наблюдалось какое нибудь измене- 
ние в их состоянии : « казалось, что разгова- 
ривали с пилотами на летящем самолете». 
Собранные ими камни и « земля » луны 
(больше 65 фунтов) были положены в два 
специальных герметически закрывающихся 
ящика и подняты во внутрь « Орла ». После 
изучения их амер. учеными, часть из них бу- 
дет отправлена 12-ти странам, которые в свое 
время заполнили спец. опросные листы и 
прислали их НАСА. 

Астронавты, улетая с луны, оставили там, 
кроме американского флага, аппарат для оп- 
ределения действия солнечных лучей и ра- 
диации, рефлектор определения точного рас- 
стояния луна-земля, люльку с ногами от 
« Орла », телевизионную камеру для переда- 
чи на землю, диаптор для определения цвета 
камней, одну из переносных машин для под- 
нятия грузов, приборы для собирания кам- 
ней и лунной « земли », сейсмологический ап- 
парат для определения колебания п »чвы, 



- 1 7 — 



два робота-компутора, которые дадут уче- 
ным сведения для определения « живет ли 
еще луна, как земля ». Оставили и свои бо- 
тинки. Оставленные приборы стоили больше 
600 тысяч долл., а телев. аппарат — 250 тыс., 
ручной инструмент — 45 т., Люлька с нога- 
ми — 41 миллион долл., пара ботинок — 100 
тысяч долл. Кроме специальных приборов, 
оставлялось все лишнее, чтобы облегчить вес 
« Орла ». Было вьшолнено и поручение вдов 
погибших сов. космонавтов Ю. Гагарина и В. 
Комарова : на луне были оставлены их фото- 
графии и медали, полученные ими. Все это 
было передано Борману, когда он был в Мос- 
кве. Были также оставлены и портреты трех 
погибших американских космонавтов и лен- 
точки от их орденов. 

« Орел » пробыл на луне 21 ч. 37 мин., из 
них астронавты пробыли на поверхности лу- 
ны 2 ч. 16 мин. 

В 12 ч. 53 м. 21 июля Армстронг получил 
приказание готовиться к отлету. В 1 ч. 12 м. 
им был окончательно закрыт люк « Орла » и 
в 1 ч. 54 м. астронавты двинулись в обратный 
путь. Все происходило по распоряжению с 
конт. станции с земли : « Вы готовы? » — 
« Да, все готово » — ответил Армстронг, — 
« Мы вас видим очень хорошо... Трогай- 
тесь... ». Армстронг отсчитывает секунды до 
запуска : « ...четыре, три, две, одна... » и за- 
пускает машину.. « Работает прекрасно, тро- 
аемся плавно, двигаемся хорошо!... » 

« Орел » поднялся вверх, повернул налево 
и пошел на соединение к « Колумбии ». Через 
530 секунд он вышел на лунную орбиту 10- 
54 мили. Таким образом первая часть задачи 
была блестяще выполнена : « Орел » поднял- 
ся с луны. Предстояла следующая задача, 
быть может еще более трудная — соединение 
с « Колумбией ». 

Оллдрин запросил контр, станцию :« Идем 
ли точно на Колумбию »? Ответ — « Вы дви- 
гаетесь точно... Все отлично... » 

Армстронг включил малую машину, умень- 
шая скорость движения « Орла » и сообщает 
скорость его движения в футах (в секунду : 
« 700.. 350... останавливаю мотор... 90... 50... 
Мои кординаты (орбиты) 47,2 — 9,5 ». 

Контр, станция передает на « Колумбию » 
Коллинсу : «Орел» — в 47,2 — 9,5». Кол- 
лине отвечает : « мои приборы показывают : 
9,5 — 46,6... » — и немного позже добавляет 
— « Орел » сзади меня... в орбите... левее... » 
« Колумбия » с Коллинсом была на 26 миль 
выше и на 335 футов впереди « Орла ». Арм- 
стронг проделал необходимые маневры для 
соединения и через несколько минут « Орел » 



и « Колумбия » соединились. Было 5 ч. 35 м. 
утра. 

Перед тем, как перейти к Коллинсу на 
« Колумбию », оба астронавта произвели 
тщательную чистку своей одежды и полную 
дезинфекцию ее, и вообще внутри «Орла». 
На это им было дано контрольной станцией 
два часа. Она сняли все специальные прис- 
пособления, которые одевали для пребыва- 
ния на луне, все это было сложено в мешок 
и выброшено за борт корабля в космос. Сно- 
ва чистят все и специальными насосами 
фильтруют помещение « Орла ». Затем Кол- 
лине открывает свой люк на « Колумбии » и 
через открытый люк у « Орла » продувает 
все наружу из « Колумбии ». Получив от 
Коллинса специальные мешки, куда астро- 
навты положиил все взятое с луны, и захва- 
тив прибор для определения скорости дви- 
жения корабля, Армстронг и Оллдрин пере- 
шли в « Колумбию ». 

« Я очень рад, что вы снова со мной и на- 
рушили мое полное одиночество, так тяго- 
тившее меня... » сказал им Коллинс. 

В 7 ч. 42 м. вечера Коллинс отделил « Ко- 
лумбию » от «Орла», который на землю не 
вернется и останется в космосе. 

22 июля « Колумбия » при скорости в 5700 
миль в час вышла из лунной орбиты и взя- 
ла направление на землю. 

24 июля в 12 ч. 51 м. она опустилась в Ти- 
хом океане в определенном для этого месте. 
Водолазы подплыли к капсюле, открыли 
люк, передали астронавтам специальную 
одежду, включительно с перчатками. Верто- 
лет доставил их на авионосец « Хорнет », где 
находился и президент Никсон, наблюдав- 
ший всю картину спуска. На авионосце ас- 
тронавтов сразу провели в специальную, 
приготовленную для них, вагон-комнату, где 
они пробудут три дня, а затем их перевезут 
с специальный изолированный медицинский 
городок, где они будут отбывать время ка- 
рантина, для определения, не привезли ли 
они, сами того не зная, чего либо опасного 
для людей на земле и для изучения, как по- 
действовало все путеи1ествие на их организм. 

На « Хорнете » при прибытии астронавтов 
не было, как обычно, ни почетного караула с 
оркестром, не говорил им и « почетное, 
встречное слово» его командир. Часа через 
полтора к вагону подошел президент Ник- 
сон. В окне его отдернулась занавеска, по 
микрофону президент сказал астронавтам, 
видимым в окне : « Я счастливейший человек 
в мире не потому, что я президент, а потому, 
что имею великую честь говорить от имени 
всего человечества, восторж;енно приветству- 



•18 



ющего ваше возвращение на землю. Это бы- 
ла величайшая неделя в его истории со дня 
сотворения мира. И это благодаря вашим ус- 
пехам весь мир почувствовал себя единым, 
как никогда этого не было раньше.. » В Белом 
Доме за несколько часов получено уже око- 
ло ста поздравлений от коронованных особ, 
глав правительств, президентов. Через час 
после спуска были получены по телеграфу 
поздравления Брежнева, Косыгина и марша- 
ла Тито... » 

К микрофону подошел военный священ- 
ник авионосца, прочел благодарственную мо- 
литву, все ее выслушали, склонив головы. 
После президент разговаривал немного с 
каждым из астронавтов. 

Исполнилось стремление человека и его 
желание многих столетий попасть на луну. 
Много трудов человечество положило для 
выполнения этой задачи. Много было и ри- 
ска... Опасность полета в космос... Рискован- 
ность посадки лунной кабинки... Возможная 
потеря жизни астронавтами при их выходе 



на неизвестную им планету — луну... Опас- 
ности обратного полета... Все это не остано- 
вило храбрых, мужественных и отважных 
американцев Армстронга, Олдрина, Коллин- 
са от вьтолнения ими весьма, весьма опасной 
задачи. И их имена вошли навечно в исто- 
рию жизни человечества. Указанные трудно- 
сти не останавливают и не остановят и дру- 
гих астронавтов и космонавтов... 

Я не уполномочен и не могу писать от всех 
донских казаков, но мои сослуживцы — ка- 
заки, живущие в Нью-Йорке, и в штате Н. 
Джерси, в г. Патерсон, Пасейк, Лейквуде, 
Фривуд-Эйкрс, поздравляют храбрых отваж- 
ных космоплавателей Америки с их величай- 
шими достиж:ениями в мире. Оно может по- 
служить началом объединения всех людей 
земного шара и уничтогкения войн. Благода- 
ря этому будет избегнута и 3-ья Мировая 
война, война атомная, могущая привести к 
полному уничтожению всего человечества и 
всего живого на земле. 



США 



М. Бугураев 



СТЕПАН РАЗИН 



Сотни лет жива в народе память 
О Степане — славном казаке. 
Разин, Разин, ты — свободы знамя 
В крепкой окровавленной руке. 



Закачались в петлях воеводы, 
Заплатив за розги головой. 
Показалось зарево свободы 
Над холопскою в слезах Москвой. 



С юных лет ты слышал, как стонала 
Сермяжная под палкой Русь. 
Видел сам, как жизнями играла 
Разная в высоких шапках гнусь. 



Ты платил за зло казачьей мерой 
И непомнящим внушил навек. 
Что холоп униженный и серый 
Был и есть такой же человек. 



На Дону тогда была свобода. 
Не было кнутов и палачей. 
Казаков — свободного народа — 
Не стеснял закон, приказ ничей. 



Разин, Разин — храбрый неизменно. 
Ты не трусил в лапах палачей, 
Ты любим любовию нетленной, 
Вечно жив на родине моей. 



Но душа твоя тянулась к брату, 
К битому и с вырванной ноздрей. 
Пламенел ты, горечью объятый, 
И рванул Тишайшего покой. 



Родина тебя дарила песней 

Про любовь, отвагу и разбой. 

Мир земной тебе был слишком тесен, 

В небесах нашел ли ты покой? 



Н. Евсеев 



— 19 — 



СТЕПАН РАЗИН 



(Продолжение № 86) 



В апреле 1670 г. Разин из Кагальника 
снова переходит на Волгу. План похода был 
вначале тот же, что и в предыдущие годы — 
захват Царицына и Астрахани, но общая 
цель была иная: не выход в Каспийское мо- 
ре, а овладение московскими приволжскими 
городами и установление там нового устрой- 
ства и новой власти по образцу казачьей. 

Если до этого времени Разин имел кон- 
фликты с МОСК. властями и вооруженные 
столкновения с царскими войсками, то все 
же главной целью его походов была « охота 
за зипунами » для добычи средств к сущес- 
твованию. Теперь ясе он выступает в роли 
предводителя стихийно поднимавшегося на- 
рода. Основной силой его теперь были крес- 
тьянское население, посадский люд, пере- 
шедшие на его сторону стрельцы, инородцы. 

Царицын сдался почти без боя — гарни- 
зон его передался Разину. В нем он провел 
около месяца, установил там казачье управ- 
ление, назначив своим городским атаманом 
своего есаула Ивана Черноярца. 

Московское правительство перешло к 
более активным действиям и против восстав- 
ших были направлены царские войска. План 
действия был взять под Царицыном Разина в 
« клеш,и » — с верховьев Волги спускалось 
5000 стрельцов, а из Астрахани поднимался 
кн. Львов с 3000 ратников на 40 стругах. 

Разин реагировал быстро и решительно. 
Первый отряд, попав в засаду, был завлечен 
под огонь пушек Царицына и частью был пе- 
ребит, частью перешел на сторону восстав- 
ших. Оставив в Царицьше небольшой гарни- 
зон, Разин вышел навстречу кн. Львову. 
Встреча произошла под Черным Яром, где 
все стре.пьцы передались Разину. 

В конце июля восставшие подошли к 
Астрахани. Казалось, что взять ее — пред- 
приятие безнадежное. Астрахань была силь- 
ней крепостью, с сильной артил- 
лерией, с 12-титысячным гарнизоном 
но благодаря измене стрельцов она бы- 
ла легко захвачена. Оставив атаманами в го- 
роде Василия Уса и Федора Шолудяка, Ра- 
зин снова двинулся вверх по Волге. Силы его 
значительно возросли. Под Царицьшом у не- 
го было 5000 человек, после взятия Астраха- 
ни более 10 тысяч, из них около 2000 конни- 
цы и 8000 пехоты, передвигавшейся на 200 
стругах. Самара, Саратов были захвачены 
без труда. Когда Разин подошел к Симбир- 



ску его войско достигало 20-ти тысяч бойцов. 

Район восстания не ограничивался лишь 
территорией, где действовал сам Разин. Во 
все стороны рассылались агитаторы, « пре- 
лестные письма » (прокламации), мелкие от- 
ряды. Все пространство между Окой и Вол- 
гой было в Огне восстания. Отряды восстав- 
ших осаждали Нижний Новгород, но были 
отбиты. На север от Симбирска поднялись 
все инородцы. Пензенская, Тамбовская гу- 
бернии были полны повстанцами. Пенза. 
Темников были ими захвачены, Тамбов был 
в осаде. Были волнения и недалеко от самой 
Москвы в Коломенском уезде. Поднялась и 
Слободская Украина, где действовал млад- 
ший брат Степана — Фрол. К восставшим 
примкнули слободские казаки, а в Острогож- 
ске и сам их полковник. В сентябре и октяб- 
ре ими были захвачены ряд городов: Чугуев, 
Острогожск, Короткоярск. Историк И. Н. 
Костомаров пишет: «Ив других местах рус- 
ской земли народ был готов откликнуться на 
призыв Разина. Ожидали только дальней- 
ших успехов предводителя, обещавшего всем 
русским людям казацкую волю. » Проф. Сва- 
тиков пишет: « Московское государство было 
на краю гибели... » 

Моск. правительство убедилось, что ра- 
зиновщина не простой разбой, хотя и в боль- 
ших масштабах, но что то гораздо более се- 
рьезное, представляющее большую опас- 
ность для всего Московского государства. В 
октябре-ноябре 1670 г. восстание достигло 
своего апогея: количество восставших пре- 
вышает 200 тысяч человек. 

В начале зимы 1670 г. собранные царские 
войска перешли к активным действиям. 
Главные силы кн. Юрия Долгорукова и кн. 
Барятинского были двинуты против самого 
Разина. Первая встреча с московской ратью 
в нача.ле сентября закончилась победой Ра- 
зина. Царские войска отошли к Тетюшам, 
Симбирский посад сдался, но в крепости 
Симбирска засел с сильным гарнизоном кн. 
Мк.лославский. 

В начале октября на берегу р. Свияги 
произошла встреча шедшего от Казани на 
выручку Милославского кн. Барятинского и 
Разина. Бой продолжался целый день. Побе- 
дили полки иноземного строя, обученные 
всем правилам военного искусства и обильно 
снабясенные артиллерией. Сам Разин был ра- 
нен в голову и ногу. 



20 — 



Преследуемый царскими войсками, он не 
смог задержаться ни в Самаре, ни в Сарато- 
ве. Не удалось отбиться и на Волго-Донской 
переволоке. Передохнув в Царицыне не- 
сколько дней, Разин с небольшой горстью 
донцов уходит на Дон, рассчитывая там пе- 
резимовать и снова набраться сил. 

Восстание в моек, зем.тях было подавле- 
но с большой я^естокостью. Разрозненные 
отряды повстанцев терпели поражение один 
за другим ог хорошо обученных и хорошо 
вооруженных царских войск. Креме казнен- 
ных по суду, было перебито несколько деся- 
тков тысяч человек. Их « секли (рубили), ве- 
шали, а иных чертвертовали, сажали на 
кол... » 

Зиму 1670-71 гг. Разин провел в Кага.пь- 
нике, залечивая свои раны, подготовлясь к 
новому походу, но на этот раз он не смог соб- 
рать достаточно сил, голутвенное казачество 
было обессилено предыдущими походами, 
а домовитое не то.тько его не поддержа,по, но 
и активно выступило против него. В середи- 
не апреля домовитые казаки с Атаманом К. 
Яковлевым захватили в плен Степана и Фро- 
ла Разиных. Условия их пленения точно не 
известны. По одним свидениям, отряд каза- 
ков, вышедший 14 апреля из Черкасска, взял 
Кагальник, по другим — Разины были захва- 
чены Яковлевым обманом. До конца апреля 
обоих братьев держали в Черкасске, Фрола в 
тюрьме, Степана на цепи в церковном прит- 
воре Черкасского Собора, дабы близостью 
церкви обезвредить приписываемое ему на- 
родом чародейство и не дать ему возможности 
спастись при помощи колдовства. Сообщни- 
ков Разина Круг приговорил к смерти, а бра- 
тьев Разиных повезли в Москву. По дороге, 
на укоры брата, Степан отвечал: « Никакой 
беды нет, нас примут с честью, самые боль- 
шие господа выйдут навстречу посмотреть 
на нас » . 

И действительно, самый въезд в Москву 
был обставлен очень декоративно: переоде- 
того в лохмотья Степана посадили в специ- 
альную телегу с виселицей, привязав за шею 
к перекладине, за те.легой шел прикованный 
к ней цепью Фрол. В Москве Разиных перед 
казнью долго и жестоко пытали, добиваясь 
от них имен сообщников. Степан переносил 
все мучения с невероятным мужеством: он 
или молчал или глумился над своими мучи- 
те.пями, когда его били кнутом, подвешивали 
за ребро, выворачивали руки на дыбе, жгли 
углями и раскаленным железом. Кричавше- 
го от боли Фрола он утешал: « Разве это бо- 
льно? Словно баба иголкой уколола ». 



6 июня братьев вывели на Красную пло- 
щадь для казни. Молча Степан выслушал 
чтение приговора, низко поклонившись на 
все четыре стороны собравшемуся народу, 
сказал « прости » и перекрестился. Он был 
приговорен к четвертованию. Его положили 
между двух бревен, сначала отрубили пра- 
вую руку по локоть, левую ногу по колено. 
Разин не издал и стона. Фро.п, видя мучения 
брата, которые ожида.пи и его самого, не вы- 
держал и закричал, что знает « слово и дело 
государево ». Такое заявление требовало но- 
вого расследования, нового допроса. « Молчи, 
собака » сказал на это ему Степан. Это были 
его последние слова. Палач, вместе того, что- 
бы продолжать четвертование, сразу отру- 
би.л ему голову. Казнь Фрола бы.ла отсроче- 
на. 

После смерти Разина успокоение на Руси 
наступило не сразу. В Астрахани на место 
умершего Василия Уса (по некоторым сведе- 
ниям он был отравлен) бы.л выбран атаманом 
Федор Шолудяк. Сюда же пришел и Алексей 
Каторжный с остатками разбитых войск Ра- 
зина. Шолудяк еще два раза пытался под- 
няться по Во.пге к Симбирску, брал Царицын, 
но каждый раз был принуж:ден отступить. 
Вскоре к Астрахани подошел кн. Милослав- 
ский с царскими войсками. В конце ноября 
1670 г., получив полную амнистию, Шолудяк 
сдал ему город. Но .петом 1671 г. приехал для 
« сыску и расправы » кн. Одоевский. Нача- 
.пись репрессии: Шолудяк, А.лексей Катор- 
ткнъш, Грузиков и другие предводители бы- 
лп казнены, а большая часть разинцев была 
отправлена в ссылку. 

Вначале р.азиновское движение не имело 
определенной политической или социальной 
программы, целью его в то время бы.яа добы- 
ча средств к существованию. Но было естес- 
твенно, что голутвенное казачество, объеди- 
нившееся около Разина, было настроено весь- 
ма неприязненно к общественному строю 
тогдашней Руси, к высшим классам и счита- 
,по своим идеалом установление казачьего ус- 
тройства на всей территории Московского 
царства. 

Выдвинутые позж:е лозунги — освобож- 
дение крестьян, уничтожение бояр и помещи- 
ков и приказных людей, как главных при- 
теснителей народа, установление всеобщего 
равенства соответствовало чаяниям нисших 
слоев населения Московской Руси. Подтвер- 
ждением этого является факт, что пораже- 
ние самого Разина под Симбирском не меша- 
ло восстанию охватывать все большую и бо- 
льшую территорию. 



— 21 - 



Разин не был отъявленным анархистом, 
стремившимся к уничтожению какой бы то 
ни было власти. Поднявшись против « лихих 
бояр и воевод » и вводя казачье управление 
в захваченных городах (жители делились на 
тысячи, сотни, десятки и управлялись мес- 
тным кругом, выбиравшим атамана, есаулов, 
сотников, десятских), он не выступал против 
самого царя, хотя и имел на всякий случай в 
запасе готового претендента на московский 
престол — мнимого царевича Алексея Алек- 
сеевича, незадолго до этого умершего. В то 
время престиж коронованных особ стоял 
очень высоко. 

Если сам Разин не отличался религиоз- 
ностью, то все ж;е он не мог оставить без вни- 
мания церковь, игравшую такую бо.пьшую 
роль в жизни русского народа. Распустив 
слух, что при его войске находится опальный 
патриарх Никон, он привлек на свою сторону 
низшее духовенство, страдавшее от бояр, на- 
род и старообрядцев, пострадавших за веру. 

Но на Дону, где церковь не была тесно 
связана с властью и не имела столь большого 
значения, Разин восстанавливает граждан- 
ский брак (« вокруг ракитового куста », — 
обычай, возможно попавший на Дон из древ- 
него Новгорода) и, несмотря на свою щед- 
рость, отказывается давать пожертвования 
на постройку храмов, показывая этим свою 
независимость от церковных властей. 

Разрешил Разин и заниматься на Дону 
земледелием. По мнению некоторых исследо- 
вателей, запрещение обрабатывать землю 
было прежде всего в интересах Московского 
государства, ибо ставило Донское Войско в 
экономическую от него зависимость. 

Сумел он привлечь на свою сторону и 
многочисленных ршородцев, приравнивая их 
в правах к прочим русским людям. 

Успеху Разина в Поволжье, помимо со- 
циальной программы, способствовали и сле- 
дующие обстоятельства: 

1. Ухудшение полож;еия крестьян. Их 
тяготы в царствование Алексея Михайлови- 
ча увеличились в несколько раз. 

2. Сосредоточивание на Волге недоволь- 
ного элемента. Во второй половине 17-го сто- 
летия по всей Руси неоднократно возникали 
волнения: в 1648 г. в Москве, Устюге, Козло- 
ве, Сольвычегсдске, в 1649 г. снова в Москве, 
в 1650 г. в Новгороде и Пскове, в 1662 г. из-за 
введения медных денег — в Москве и по всей 
стране. После подавления волнения, их учас- 
тники спасаются на Волгу от преследования 
властей. Здесь же было и много ссыльных — 



лишь после волнений 1662 г. сюда было со- 
слано 15000 человек. 

3. Отсутствие верных царскому прави- 
тельству войск и сочувствие Разину местных 
гарнизонов: ссылка провинившихся стрель- 
цов в пограничные города была обычным яв- 
лением, а здесь служба их была гораздо тя- 
ж;елее, чем в центральной Руси. 

4. Край еще не был окончательно зами- 
рен, местные инородцы (мордва, черемисы, 
чуваши, башкиры) лишь недавно были поко- 
рены и ими особенно тяисело чувствовались 
московские подати. 

Поэтому города и крепости сдавались Ра- 
зину без борьбы, восстания начинались 
до прихода Разина. Сила его была не в коли- 
честве или качестве его войск, а в поддергкке 
населения. 

Слабостью Разина и причинами его по- 
ражения были плохая организация, слабая 
боеспособность и недостаточное вооруясение 
его войск, состоявших во второй период ра- 
зинского движения главным образом из кре- 
стьян и инородцев. Отряды донских, волжс- 
ких, запорожских казаков, бывшие к тому 
же небольшой численности, совершенно рас- 
творились в этой громадной массе. 

Стихийно вспыхивающие восстания, за 
исключением тех районов, где действовал 
сам Разин или его ближайшие есаулы, были 
типичными крестьянскими волнениями. Ру- 
ководствуясь местными интересами, они от- 
личались распыленностью и неумением объе- 
динить свои силы. Разгромив помещиков и 
властей в своей местности, восставшие этим 
и ограничились вместо того, чтобы объеди- 
ниться с главными силами Разина. 

При столкновении с пришедшими из 
центральной Руси и Москвы царскими вой- 
сками — полками иноземного строя и стрель- 
цами из московского района, полож;ение ко- 
торых было несравненно лучше и служба 
легче, чем в приво.пжских гарнизонах — 
отряды восставших неизбеж:но терпели по- 
ражение. 

В Московском государстве разинщина, 
буквально утопленная в море крови, не изме- 
нила ни политического, ни социального поло- 
гкения. 

Для донских казаков последствия ее бы- 
ли гораздо серьезнее. В 1671 г. Дон впервые 
присягнул Москве, и с этого времени казаки 
становятся формально московскими поддан- 
ными, хотя до Петра 1-го Войско Донское и 
сохраняло еще большую автономию. 

Донское казачество отнеслось к Разину 
по разному. Если голытьба с самого начала 



22 



оказывала ему существенную поддержку, то 
в отношении домовитых казаков и старшины 
мсжно проследить некоторую эволюцию. Ко 
времени разиншины домовитое казачество 
оказалось более или менее связанным с Мос- 
квою, сохранение хороших отношений с кото- 
рой было источником материальных благ 
(подарки, хлебное и денежное жалованье, 
торговля с московскими купцами). Естес- 
твенно, что эта связь усиливала на Дону мос- 
ковское влияние. 

Назревавший экономический кризис, в 
связи с численным увеличением голутвенно- 
го казачества, грозил не только экономичес- 
кому благосостоянию зажиточного споя, вра- 
ждебное отношение голытьбы к Москве мог- 
ло иметь и нежелате.льные политические по- 
следствия. Ее активные выступления могли 
повлечь не только прекращение материаль- 
ных выгод от сношения с Москвой, но и вме- 
шательство ее во внутренние дела Дона и 
представляли угрозу независимости Донско- 
го Войска. 

Независимое поведение Разина, руково- 
дителя голытьбы, в отношении войсковых 
властей в Черкасске, конечно, долгкны были 
восстановить против него часть низового ка- 
зачества. 

Но с другой стороны, Разин как бы оказал- 
ся защитником независимости Дона от все 
усиливавшегося московского влияния. Да и 
позясе его лозунги зашиты простого народа 
против своеволия « лихих бояр и воевод », 
введение казачьего устройства на захвачен- 
ных им территориях, проведение в жизнь 
казачьих принципов равенства и свободы 
личности, освобождение крестьян и разре- 
шение земельного вопроса путем передачи 
им земли — вызывали сочувствие у казаков, 
в среде которых было немало людей, постра- 
давших в прошлом от крепостного права, от 
произвела московской администрации и.пи 
бывших потомками лип, бежавших на Дон по 
тем же причинам. 

В итоге: часть домовитых казаков во гла- 
ве о Войсковым Атаманом Корнилой Яковле- 
вым, поддерживающая московску10 полити- 
ку с самого начала и до кг^нца разинского 
движения, были настроены --ротив Разина 

Другая часть, видевшая в Разине защит- 
ника казачьих идеалов и независимости До- 
на, пошла за ним, несмотря на свою пркна.д- 
лежность к старшине. Из дел Московского 
Посольского Приказа (министерства) выяс- 
няется, что ближайшие помощд1Ики Разина 
— Федор Шолудяк и Алексей Катор?кный 
были сьшовьями Войсковых Атаманов. От- 



цом Алексея был известный Иван Димитри- 
евич Каторжный (Вахрамеев), участник взя- 
тия и защиты Азова. Отцом Федора был не 
менее знаменитый Войсковой Атаман Наум 
Васильевич Шолудяк. Будущие Войсковые 
Атаманы Фрол Минаев и Самарин (или Са- 
маренин) были участниками разинского по- 
хода в Персию. Из Астрахани они были пос- 
ланы с какой-то миссией на Дон и в самом 
походе Разина на север непосредственного 
участия не принимали. Василий Ус, по неко- 
торым сведениям, был походным атаманом 
отряда донцов, отправленного с Дона в 1666 г. 
в московскую армию для участи в войне с 
Швецией, которая не состоялась. Сыновья 
Атаманов, бывших во время азовской эпопеи 
главными руководителями Донского Войска 
и бывшие в то время молодежью, оказались 
главными псмошниками Разина. Этим поко- 
лением особенно остро чувствовалось посте- 
пенное ограничивание донской независимос- 
ти, проводившейся на Дону приверженцами 
Москвы, главным представителем которых 
был Атаман К. Яковлев. 

Вначале разинского движения, большин- 
ство домовитых казаков относилось сочув- 
ственно к Разину. Известно, что некоторые 
из них помогали голытьбе « снарядиться » в 
поход в Персию, правда, выговорив себе за 
это некоторую часть добычи. Уход с Дона 
наиболее безпокойной части казачества отве- 
чал их интересам — по их предположениям 
на Дону стало бы спокойнее, да и возможно 
улучшилось бы и экономическое положение. 
При возврашении Разина на Дон после пер- 
сидского похода, в конфликте с представите- 
лем московской власти Евдокимовым боль- 
шинство казаков было на стороне Разина, 
выступавшего как зашитник независимости 
Дона. 

Когда же разинщина приняла характер 
обше-российского явления, а социальная 
программа ее ста.та угрожать зажиточному 
слою домовитого казачества, то оно, после 
поражения Разина на Волге не только его не 
поддер:живало, но и активно выступило про- 
тив него. 

Донское Войско в целом участия в дви- 
жении Разина не принимало, хотя разинщи- 
на и зародилась на его территории, и послед- 
ствия ее имели большое значение в его исто- 
рии. Лишь небольшая часть донских казаков 
приняла в нем участие. В первый поход Ра- 
зина в Персию ушло 600 казаков, около того 
же количества привел с собой позже С. Кри- 
вой. В период успехов на Каспии войско его 
не превышало 2000 донпсв, а последующее 



— 23 — 



увеличение его происходило за счет привол- 
жского населения. 

13 августа 1671 г., уже после казни Рази- 
на, на Дон пришла московская помощь, о ко- 
торой просило еще в феврале домовитое ка- 
зачество — приверженцы Москвы, руково- 
димые К. Яковлевым. Стольник Косогов, 
прибывший с 1000 ратников, привез жалова- 
нье и царскую грамоту, в которой говорилось 
об обещании Атамана Яковлева (который, 
привезя Разина в Москву, сам присягнул там 
московскому царю) привести все Войско Дон- 
ское к присяге Алексею Михайловичу. 

Долго казаки на это не соглашались, не- 
сколько дней на Круге происходили бурные 
споры, но в конце концов 26 августа они « ве- 
ру учинили, Святое Еванге.пие целовали ». 
Имена присягнувших были записаны в осо- 
бую книгу, присланную из Посольского При- 
каза. Копия ее была оставлена в Черкасске 
для записывания вновь принятых в казаки. 

Сватиков (« Россия и Дон ») и П. Н. Крас- 
нов (« Исторические очерки Дона », изд, 1944) 
считают, что эта присяга имела особый ха- 
рактер и отличалась от общей обычной при- 
сяги на верность, которую давали все москов- 
ские поданные при вступлении нового царя 
на престол. Такую присягу Донское Войско 
принесло наравне с другим населением Мос- 
ковского государства в 1676 г. при воцарении 
Феодора Алексеевича. 

По присяге 1671 г. казаки обязались бо- 
роться против « заговоров и возмушений » 
против московского царя, если таковые бу- 
дут на Дону — « главных заговорщиков при- 
сылать в Москву, а их последователей по 
войсковому праву казнить смертью», то есть 
Донское Войско лишалось права политичес- 
кого убежища, причем выдаче в Москву под- 



лежали не только люди бежавшие на Дон, но 
и сами казаки, если они принадлежали к 
« заводчикам ». 

Вторым важ;ным пунктом присяги было 
ограничение прав сношения Донского Войска 
с иностранными государствами — « поляка- 
ми, немцами или татарами ». Но про Азав ни- 
чего сказано не было. 

Третья статья ее указывала, что казаки 
не должны были посягать « на здравие Госу- 
даря » и кроме московского царя никакому 
другому царю, королю или принцу не прися- 
гать и со всякими заговорами, русскими или 
иноземными, « не щадя своей ж;изни — бить- 
ся ». 

Таким образом, присягой 1671 г. москов- 
ское правительство стремилось себя обезпе- 
чить от возникновения на территории Дона 
дви»сений, подобных разинскому, от появле- 
ния самозванцев, от попыток замены цар- 
ствующ,ей династии другой, русской или 
иностранной, от выступления Донского Вой- 
ска против Московского государства в целом. 

Вначале, с внешней стороны, она не внес- 
ла никаких изменений во внутреннюю ж:изнь 
Войска — казаки попрежнему собирались на 
Круг, выбирали Атамана, решали свои внут- 
ренние дела, сношения с Москвой попрежне- 
му велись через Посольский Приказ (минис- 
терство иностранных дел). Оно продолясало 
пользоваться большой автономией до Пет- 
ровской эпохи, гораздо более широкой, чем 
та, которую имела Украина с 16-54 г. 

Но тем не менее с юридической точки 
зрения донские казаки утратили свою неза- 
висимость и стали московскими подданными. 
Этой датой заканчивается период независи- 
мого существования Донского Войска. 

Б. Богаевский 



КАЗНЬ СТЕПАНА РАЗИНА 



Точно море в час прибоя 
Площадь красная гудит 
Что за товор? Что там против 
Места Лобного стоит? 



Ярко с неба светит солнце 
На кремлевские зубцы, 
И вокруг высокой плахи 
В два ряда стоят стрельцы... 



Плаха черная далеко 
От себя бросает тень... 
Нет ни облачка на небе... 
Блещут главы... Ясен день. 



Вот толпа заколыхалась, — 
Проложил дорогу кнут: 
Той дороженькой на площадь 
Донца Разина ведут... 



24 — 



с головы казачьей сбриты 
Кудри черные, как смоль, 
Но лица не изменили 
Казни страх и пытки боль... 

Также мрачно и сурово 
Как и прежде смотрит он, — 
Перед ним былое время 
Восстает, как яркий сон... 

Дона Тихого приволья, 
Волги-Матушки простор, 
Где с судов больших и малых 
Брал он с во.пьницей побор... 

Как он с силою Казачьей 
Рыскал вихорем степным, 
И кичливое боярство 
Трепетало перед ним... 

Душит злоба удалого 

Жгет огнем и давит грудь, — 

Но тяяселые колодки 

С ног не в силах он смахнуть... 

С болью тяжкою оставил 
В это утро он тюрьму: 
Жаль не жизни, а свободы. 
Жалко волюшки ему.... 

Не прийдется ему кликнуть 
Клич казачьей голытьбе, 
И призвать ее на помощь 
С Дона-Тихого к себе... 

Не удастся с этой силой 
Силу ратную стряхнуть, — ■ 
Всевод, бояр московских 
В три погибели согнуть... 

Как под городом Симбирском 
Думу думает Степан.... 
Рать Казачья вся побита 
Не погиб лишь Атаман... 

Знать уж долюшка такая, 
Что не пал казак в бою, 



И сберег для черной плахи 
Буйку голову свою... 

Знать уж долюшка такая. 
Что на Дон казак бежал 
На Родной своей сторонке 
В поимание попал... 

Не больна мне та обида, 
Та истома не горька. 
Что московские бояре 
Заковали казака.... 

Что на помосте высоком 
Поплачусь я го.повой 
За разгульные потехи 
С разудалой голытьбой... 

Нет, мне та больна обида. 
Мне горька истома та. 
Что изменною неправдой — • 
Голова моя взята... 

Вот, сейчас, на смертной плахе 
Срубят голову мою 
И Казачьей алой кровью 
Черный помост я полью... 

Ой, Ты, Дон ли мой родимый, 
Волга-матушка река 
Помяните добрым словом 
Атамана казака... 

Вот и помост пред Степаном... 
Разин бровью не повел, 
И наверх он, по ступеням. 
Бодрой поступью взошел... 

Пок.понился он народу. 
Помолился на собор... 
И палач в рубахе красной, 
Высоко взмахнул топор... 

« Ты прости, народ крещенный, 
Ты прости, прощай Москва... » 
И... скатилась с плеч казачьих 
Удалая голова... 

г. Ставрополь на Кавказе 
(1877 год) 



Забелло 



25 



ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА УРАЛЬСКОМ ОТДЕЛЬНОМ ФРОНТЕ 

(Продолжение № 86) 



Со стоянки на заливе Бургаз отряд вновь 
должен был двигаться на север и только пос- 
ле двух дней пути повернуть на восток, к 
Персии. За эти два дня вновь « выпала манна 
небесная » в виде кочующего каравана кир- 
гизов, где было приобретено с десяток бара- 
нов. Через 2-3 перехода после поворота на 
восток отряд должен был пересечь нейтраль- 
ную зону — полосу земли в 2-3 перехода, не 
обитаемую ни киргизами, ни туркменами — 
и лишь после нее войти в соприкосновение с 
последними. Растительность в этой зоне бы- 
ла более богатой и разнообразной, чем в ра- 
йонах, пройденных до того. В низких местах 
попадался даже дикий лук и род морковки. 
Еще до вступления в нее, блуждая между 
песчаными холмами, мы неожиданно нат- 
кнулись на двух киргизов с 4-5 верблюдами. 
Эта встреча была очень кстати, так как на 
карте в этом районе было много белых мест 
и трудно было ориентироваться для отыска- 
ния долясенствующих где то быть поблизос- 
ти колодцев. Солнце пекло нестерпимо и бы- 
ло решено сделать привал, чтобы толком уз- 
нать у киргизов о точном направлении и рас- 
стоянии до колодцев. Но киргизы уверяли, 
что они их не знают и отказывались быть 
проводниками. На допросе присутствовали, 
кроме Атамана, все командиры взводов и все 
видели, что киргизы лгут. Знающим их коче- 
вой быт было трудно поверить, чтобы каж;- 
дый из них не знал бы окружающей местнос- 
ти до 500 верст, а то и больше. Что делать? 
Обещание наград не помогает. Я предлагаю 
Атаману « постраш,ать » их, с надеждой, что 
это им развяжет языки. Атаман соглашается, 
но с оговоркой: « Только, П. Д., ты уже не 
очень... » Веду их в 4-ый взвод, вызываю 
Карташева, Ставкина, Почиталина с нагай- 
ками. Вахм. Карташев на киргизком языке 
убеждает их сказать правду. Доказывает им, 
что никто не верит их словам о незнании мес- 
тонахождения колодцев, обещает награду. 
Ничто не помагает... Одного звали Сарман, 
другого — Кургалей. Карташев им говорит: 
« Если вы не скажете, где колодцы, то нача- 
льник приказал мне запороть вас до смер- 
ти... » Опять молчат. По знаку Почита.пин и 
Ставкин с помощью других казаков стягива- 
вают с них « чебачи », валят на землю и Кур- 
,яею начинают « раскрашивать » спину и ни- 
же... После « пяти » он кричит: « Знаю, знаю, 
укажу... » Сарман от страху вырвался и убе- 



жал под защиту к в. ст. Климову. Его снова 
приволокли в 4-ый взвод, и он уже тоже сог- 
лашается найти колодцы, но с оговоркой 
« если Бег помсгкет... » Отряд двинулся в 
путь. За это время я несколько раз вызывал- 
ся Атаманом с хвоста колонны, так как на 
частые вопросы проводникам: « Скоро ли бу- 
дут колодцы? » — они, или один из них, всег- 
да отвечали: « Если Бог даст... » Но при моем 
появлении неизменно отвечали утвердитель- 
но. Вот появились признаки близости колод- 
цев: частые тропы, большое количество по- 
мета, зеленые кусты, но было приказано ос- 
тановиться на ночлег, покормить верблюдов 
до наступления темноты, дав им необходи- 
мую им « зорю ». До колодцев, как выясни- 
лось утром, оставалось не больше пяти верст. 
На этом ночлеге случилось событие, кото- 
рое на некоторое время изменило мое « поло- 
жение » в отряде. В этот день дежурным был 
4-ый взвод. Его обязанности было наблю- 
дать за табуном, выставлять посты для охра- 
ны ночью и, несмотря на меньшее количес- 
тво людей по сравнению с другими взводами, 
охранять проводников. Они были поручены 
есаулу Шапошникову, как деж:урному по 
взводу. Одного из них, Кургалея, он взял с 
собой на сбор топлива-кизяка и, увлекшись 
сбором, не заметил как тот сбежал. Сармана, 
покормив, на ночь связали, так как на бди- 
тельность усталых полуголодных людей ох- 
раны было трудно расчитывать. Казалось, 
что этот незначительный инцидент не мог 
вызвать каких либо осложнений, но это было 
не так. Утром, вместо обычного вьючения 
верблюдов, было приказано сотне построить- 
ся. Атаман, перед фронтом, как он пишет в 
своей книге, « разнес » всю сотню, расформи- 
ровал 4-ый взвод за малочисленностью, а 
командира взвода за безпорядки отдал под 
команду младшему по чину с обязанностью, 
что он подчеркнул, нести все наряды наравне 
с рядовыми казаками, как все свободные от 
должностей офицеры. После оставления от- 
ряда ее. Жигалиным 3-им взводом командо- 
вал хор. Карамышев, обойдя в. ст. Мезинова, 
ее. Карташева и др. только потому, что он 
был Гурьевской станицы. Этим замечанием я 
отнюдь не ума.пяю прекрасных качеств хор. 
Карамышева, как строевого офицера. Такое 
крутое изменение в оценке моей службы, не 
принимая во внимание прошлого, как коман- 
дование группой, прикрывавшей отход всей 



26 — 



СХЕМАТИЧЕСКАЯ 

КАРТА 
ОТХОДА в ПЕРСИЮ. 




ВЕСНТ 



О 



КЕМIАN 
эенАКнАооо 



Р Е Р 3 Е 
0ТЕНЕР.А1Ч 



Армии от Калмыкова до оставления преде- 
лов Войска, командование полком в Ф. Алек- 
сандровске, взводом в последнем походе и тд., 
казалось мне как-то непонятным. Теперь это 
мне кажется смешным и ненужным, но тогда 
я « не на шутку обиделся ». Недослушав до 
конца « разноса » Атамана, я ему что то гру- 
бо ответил и ушел из строя. Отношения на- 
ши и « дисциплина » того времени в походе 
не вызвали никаких реплик со стороны ген. 
Тслстова и инцидент был этим окончен. 

С большими трудностями и лишениями 
наш отряд продолжал идти вперед, прибли- 
жаясь к владениям туркменов. Во время пос- 
леднего привала киргизы были очевидно не- 
далеко от колодцев и сбежавший Курчалей 
мог к ним присоединиться той же ночью. 
Желая отомстить за свои побои и за поте- 
рянных верблюдов, он с группой в 5-6 своих 
товарргщей, ночью располож;ившись на впе- 
реди лежаш,ем холме, на рассвете начал об- 
стре.тивать спящий отряд. По тревоге полк. 
Карнаухов с 5-6 конными казаками бросился 
на них. Киргизы, не огкидая такого оборота, 
бросились бежать, преследуемые казаками с 
обнаженными шашками. Все они успели ис- 
чезнуть среди холмов, кроме одного, при:жа- 
того к крутому оврагу. Видя, что ему не ми- 
новать казачьей шашки, он, бросив коня, 
ставит винтовку на рожки и первой же пу- 
лей ранит одного казака, затем второго, тре- 
тьего... А затем, свернувшись в клубок, ска- 
тывается в овраг и исчезает. Двое из казаков 
были ранены легко, но у молодого Лифанова 
были прострелены че.пюсть, к.пючица и пуля 
вышла на спине. В отряде не было никаких 
медикаментов, дагке бинтов. В ране на спине 
завелись черви. Долго несчастный мучился и 
умер уже в Персии, после по.путора месяцев 
страданий. 

Через два-три перехода, в течении целого 
дня под палящим солнцем без воды, пересек- 
ши старое русло Аму-Дарьи, уже ночью от- 
ряд подошел к отвесному обрыву. Пытались 
на веревках спустить человека, но дна не 
достигли. Ни вправо, ни влево никаких спус- 
ков найдено не было, а потому было решено 
заночевать около обрыва. Это оказался ко- 
нец плоскогорья Магишлак, подобный по- 
дъему и спуску с плоскогорья Усть-Урт, ко- 
торый с таким трудом мы одолевали в зим- 
нем походе до Ф. Александровска. Под обры- 
вом виднелось несколько туркменских киби- 
ток, за ними песчаные холмы, вдали линия 
гор, около которой проходи.па железная до- 
рога Красноводск-Ташкент. Днем нам уда- 
лось благополучно спуститься вниз и распо- 



ложиться у колодцев, недалеко от кибиток. 
Много дней как у нас уже не было мяса. В 
первый раз было решено забить одного вер- 
блюда. В. ст. Климов тотчас ?ке направился к 
кибиткам « заводить друж;ественные отно- 
шения с населением ». Первые туркмены не 
были удивлены появлением нашего отряда, 
отнеслись безразлично и согласились дать 
проводников до следующих колодцев в об- 
мен за ставших по этому пути верблюдов. 

Я эти переходы ехал «пассажиром», вся- 
чески стараять избегать встреч с Атаманом. 
Хор. Карамышев ни разу не назначал меня в 
наряды, несмотря на заявленную мною го- 
товность к этому. С пор. Сидоренко и Фофо- 
новым мы ехали в хвосте колонны. Почита- 
лин и Ставкин никак не хоте.пи оставить ме- 
ня, Анна Николаевна всегда следовала с на- 
ми. 

Первый переход после спуска с плоского- 
рья отряду пришлось двигаться по пескам, 
среди таких же холмов при страшной жаре. 
По настоянию проводников, для достиж;ения 
следующих колодцев требовалось идти уси- 
ленным маршем. Усталые, измученные пре- 
дыдуш,ими переходами, часть верблюдов не 
поспева.па за головой каравана. Уменьшили 
скорость, но все же несколько верблюдов, не 
будучи в силах идти дальше, « легли ». Ата- 
ман, заподозрив проводников туркменов, что 
они намеренно требуют такого быстрого хода 
и нарочно выбрали дорогу по зыбучему пес- 
ку, приказал пристреливать ставших вер- 
блюдов. Такая жестокая неблагодарность к 
5КИВ0ТНЫМ, служившим нам до конца своих 
сил для нашего спасения, вызвала у всех, не 
считая проводников, неприятное чуство, и 
возмущение, и жалость к выбившимся из 
сил животным. Находясь постоянно в хвосте 
каравана, после первого же случая я вме- 
шался в зто, уговаривая казаков выстре.пить 
вверх и оставить верблюда живым. Через не- 
которое время полк. Карнаухов, прибыв в 
хвост ко.понны, от своего имени приказал 
верблюдов больше не убивать. И тем « изби- 
ение » закончи.пось. 

К вечеру отряд дошел до колодцев, кото- 
рые были предпоследними перед ЖД линией 
Красноводск-Ташкент, пересечение которой 
бы.ло для нас одним из больших препятствий, 
распо.поженные в большом количестве вок- 
руг, туркмены относились к нам невраждеб- 
но, охотно вступали в торг и обмен продук- 
тов на вещи и деньги. При наличии реальных 
ценностей можно было бы иметь продоволь- 
ствие и даже верблюдов в изоби.лии. Сибир- 
ские деньги там показывать было нельзя, так 



28 



как у туркменов на этих колодцах уже побы- 
вали агитаторы, именовавшие себя комисса- 
рами, а нас « товарищами ». Уставшие пос- 
ледние кони были пущены в торг, так же, 
как и кое-какое ненужное тряпье, оказавше- 
еся случайно — все менялось на хлеб и моло- 
ко. 

На долю в. ст. Климова выпала трудная за- 
дача, лавируя между большевистскими аги- 
таторами и их сторонниками и туркменами, 
не симпатизирующими коммунистам, выяс- 
нить возможности пересечения ЖД., выхо- 
дов в горы, перехода персидской границы, 
возможности иметь проводников и тд. Для 
того, чтобы получить все эти справки и дать 
хороший отдых верблюдам (с людской силой 
и выносливостью не считались), на этих ко- 
лодцах была сделана дневка. Климову уда- 
лось собрать некоторые сведения относи- 
тельно охраны ЖД линии и получить про- 
водников до последней остановки перед ЖД. 
Далее имелись весьма смутные понятия о 
даль, пути, но многие турмкмены предупреж- 
да.ли быть осторож:ными, так как племена, 
находившиеся в степи по ту сторону ЖД, не 
признают русской власти и ко всему отно- 
сятся враждебно. 

При движении к последним колодцам пе- 
ред ЖД, почти у самых колодцев, послышал- 
ся в стороне шум аэроплана. Теперь ясно, что 
он был послан на розыски нас. К счастью, 
местность была холмистая, со множ;еством 
кустов ракит, и рассыпанный в безпорядке 
наш караван был с аэроплана не замечен. 

Последние колодцы были расположены в 
начале ровной местности и с холмов были 
видны линия ЖД, ЖД станция и горы. Вновь 
дневка, вновь поиски проводников, торговля 
с ними (ненужные кони, винтовки и патроны 
служили для их соблазна) и сбор сведений о 
дальнейших условиях движения. Переход 
ЖД линии мог быть совершен только ночью, 
что осло?княло задачу, так как горы были 
проходимы в этом районе только в одном 
месте по ущелью возле станции Узунсу, по 
которому ген. Скобелев шел на восток при 
завоевании Закаспийского края. Ущелье это 
называлось « Скобелевские ворота ». 

9 мая (ст. ст.) с наступлением темноты мы 
выступили От колодцев. Люди все были спе- 
шены, большая часть их шла впереди с Ата- 
маном, проводниками и в. ст. Климовым. Ме- 
ньшая часть с полк. Карнауховым шла с 
правой стороны каравана в сторону ЖД 
станции Узунсу, в 2-3 верстах от которой 
предполагалось пересечь ЖД. Караван шел 
тремя сближенными колоннами « по одно- 



му ». К полночи подошли к ЖД. Рельсы ее 
были уложены на шпалах без всякой насы- 
пи, ничем не огражденные со стороны наше- 
го движения. По другой стороне была выры- 
та канава до 1 м. глубины, но от времени и 
проходов скота получились легко проходи- 
мые спуски. Две колонны попали на такие 
спуски и легко перешли через полотно и ка- 
наву, а третья попала на крутой спуск-обрыв, 
и верблюды не хотели спускаться. Произош- 
ло некоторое замешательство, приближался 
рассвет. Часть верблюдов силой, толкая их в 
канаву, удалось переправить на этом месте, 
остальных по более отлогому спуску, где 
проходили соседние колонны. Верблюды — 
« крикливый народ », но зараж:енные нашей 
нервностью молча переносили все операции 
над ними. Лишь один, самый огромный, дол- 
го упирался от прыжка в канаву и заорал 
как пароходная труба на все окрестности. Ле- 
вее, в 200 шагах, оказался туркменский аул. 
Там собаки подняли лай, но ни один из турк- 
менов не вышел наружу, приняв нас, очевид- 
но, за маневрирующих « хозяев края ». Уже 
совсем рассвело, когда хвост каравана втя- 
нулся в ущелье, с отвесными скалами по сто- 
ронам, где отряд мог двигаться лишь в колон- 
не « по два ». Со всеми мерами предосторо^к- 
ности мы спешили уйти подальше от ЖД. То- 
лько при выходе из ущелья, к полудню, оста- 
новились на короткий привал, отойдя от ЖД 
верст на 40. Верблюды, несмотря на жаркий 
день и ночь марша, шли « ходко ». Люди, нес- 
мотря на голод и жажду, повеселели, ибо пе- 
реход через ЖД мог кончиться гораздо более 
трагично. Она охранялась лишь двигающими- 
ся по ней время от времени вооругкенными 
ЖД платформами, и отряду посчастливилось 
пройти между двух таких патрулей. 

Ночью на ночлеге с близкого расстояния 
послышалась стрельба. Была поднята трево- 
га, но обстрел быстро прекратился. Охране- 
ние в эту сторону было усилено, но спали 
тревожно. На утро на одном из холмов наш- 
ли несколько гильз и следы конского пребы- 
вания. Позже, уже в Тегеране, к нам в отряд 
зашел как то один русский офицер, расска- 
зывавший, что он находился в составе двух 
красных эскадронов из Чикишляра и был 
послан для преследования нашего отряда, и 
что это он с разъездом стрелял вверх, чтобы 
предупредить нас об опасности. Эти два эс- 
кадрона будто бы, по его словам, двигались 
за нами в одном переходе от нас, намеренно 
не вступая с нами в соприкосновение. В ту 
эпоху в Тегеране было много русских офице- 
ров, беясавших от красных в Персию. 



29 — 



После этого ночлега два-три дня отряд 
двигался среди многочисленных холмов, с 
подъемами и спусками, с безчисленными ко- 
согорами, с падением верблюдов с них и об- 
ходами их, когда Их крутизна не позволяла 
их пересечь, чем удлинялись и без того длин- 
ные переходы между колодцами этого райо- 
на. 

Наконец, мы вышли на равнину и остано- 
вились у колодцев возле туркменского аула. 
И здесь туркмены относились к нам неплохо, 
охотно меняли и продавали хлеб (чебуреки), 
которые, как и все, казались нам такими 
вкусными. Только отсутствие средств меша- 
ло отряду запастись всем необходимым для 
дальнейшего пути. Аул этот был богат, что 
было заметно по одегкде туркменов, изоби- 
лию скота и сытому виду его. Туркменские 
кони несравненно красивее киргисских и бо- 
лее рослы. Один из туркменов на таком кра- 
сивом и ростом коне приезжал к нам на сто- 
янку и предлагал его продать или выменять 
на оружие. Псчиталин и Ставкин решили во 
что бы то ни стало его купить. Испробывали 
коня на все аллюры. Ставкин дает туркмену 
ненужный ему австрийский карабин, сукон- 
ные шаровары, Почиталин — гимнастерку и 
5-6 рублей серебром. Туркмену этого мало. 
Мы с пор. Сидоренко добавляем 200 рублей 
« романовскими » и сделка состоя.пась. Но 
этот маленький случай сделал много шуму в 
отряде. По « устной газете » каким-то « доб- 
рожелателем » был пущен слух, что Фадеев 
покупает коней (называлась и цифра их) и 
хочет отделиться от отряда. Слух этот еще 
не успел дойти до меня, как неожиданно я 
получаю приглашение от Елизаветы Минов- 
ны (супруги Атамана) « немедленно зайти » к 
ней. Атаман был в это время в отсутствии, 
ведя переговоры с туркменами. Атаманьша 
на основании слуха, просит и требует от меня 
сказать ей откровенно, « правда ли это? » 
Мне нетрудно было доказать нелепость этих 
слухов, сказав, что лично я в первый раз это 
слышу и не думаю отделяться от отряда. 

Следующим утром, найдя проводника, от- 
ряд наш двинулся к р. Сумбар, достигнув ее 
к полудню. Берега ее и вправо и влево были 
заняты большим количеством кибиток. В. Ст. 
Климов, как всегда, отправился туда для 
« установления дружеских взаимоотноше- 
ний » и попыток достать какое нибудь про- 
довольствие. Вернувшись, он доложил, что 
туркмены просят платить золотом или ору- 
жием, а на « дружеские чувства » расчиты- 
вать трудно и туркмены даже не скрывают 
своей враждебности, но все же обещают « по- 



думать » и в ожидании ответа предлагают 
отряду расположиться на другом берегу ре- 
ки. В отряде никаких запасов еды уже не 
было. Когда мы пересекали аул, все туркме- 
ны высьшали наружу, хмуро и зло наблюдая 
за движением каравана. Наученные ими под- 
ростки нахально бросались на верблюдов, 
пытались вырвать винтовки у казаков или 
стянуть что-либо со вьюка, всячески вызы- 
вая казаков на драку, на скандал. Но все 
прошло благополучно, как и переправа вброд 
через р. Сумбар, во время которой дали вер- 
блюдам в волю напиться с остановкой в воде 
для этого, если не считать уж;е описанного 
случая неожиданного купанья нашей милой 
Анны Николаевны. 

На другом берегу отряд расположился на 
привал в виде неполного карз с цепями с 
трех сторон. На холмике, справа, был постав- 
лен пост с пулеметом. День был ж;аркий, бы- 
ло спокойно и многие казаки успели выкупа- 
ться в реке. Остальные были заняты сбором 
топлива для приготовления « кушанья » из 
остатков джугары и пшеницы. Климов вел 
нескончаемые разговоры с туркменами. Наш 
взвод был расположен на левом крыле карэ. 
Еще до начала нашего обеда мы заметили, 
что большое стадо баранов тихо движется в 
нашем направлении. Подошли они совсем 
близко к нам со своими соблазнительными 
курдюками, а потом отара повернула обратно 
и стала удаляться. Никто этому не придал 
особенного значения. Трава была высокая. 
Когда бараны скрылись, перевалив за холм, 
вдруг по отряду началась частая ружейная 
стрельба. Сказывается, туркмены под прик- 
рытием баранов подползли к нам и залегли в 
высокой траве, а когда бараны были вне 
опасности, открыли огонь. Левый взвод, как 
был на месте, залег и открыл в свою очередь 
огонь по траве. Часть казаков бросилась со- 
бирать верблюдов и вьючить их под огнем, 
остальные заняли полож;ение для обороны в 
сторону аула, вправо и влево. Справа появи- 
лась конная группа туркменов, с криками и 
стрельбой бросившаяся в атаку на располо- 
жение отряда. Нам пришлось отбиваться во 
все три стороны. Ее. Карташев с холма своим 
пулеметом быстро разогнал конных, « посе- 
ял » по аулу и туркмены замолкли. 

Отряд наш, закончив приготовления к по- 
ходу, с караваном окруженным цепями каза- 
ков, без проводников двинулся по широкой, 
идущей на восток, тропе. Начинало вечереть. 

В этом бою на глазах своего отца был убит 
подросток казак Болдырев и .тегко ранено 
несколько верблюдов. Шли мы тремя колон- 



— 30- 



нами « по одному », с некоторым расстоянием 
между колоннами, и благодаря наступившей 
прохладе двигались быстро. Мне было при- 
казано вести караван. Атаман с полк. Карна- 
уховым были в передовой цепи. При наступ- 
лении темноты мы все сдвинулись ближе. 
До полной темноты движение шло без помех. 
К полночи я получил приказание: « Остано- 
вить караван. Впереди овраг. Проходить 
можно только по одному. Вам переходить 
первому со средней колонной. На другой сто- 
роне оврага ждать выхода других колонн. 
Вперед! » Ночь была темная. Для двигкения 
нуж:но было спешиться, дабы не потерять 
направления извиваюш,ейся тропы. Едва ко- 
лонна достигла середины оврага, как туркме- 
ны справа и слева открыли огонь. А так как 
цепи, прикрывавшие караван со стороны и 
тыла, были еш;е наверху, то в овраге, на дне, 
никого из охраны не было. Получилось заме- 
шательство. Заслышав стрельбу, полк. Кар- 
наухов с частью переднего звена, в. ст. Кли- 
мов г левой стороны меж;ду спускающим гея 
верблюдами проскочили на дно оврага и а1а- 
ковали туркменов в обе стороны. Колонны 
каравана спешно поднимались наверх, все 
это происходило темной ночью в совершенно 
незнакомой местности. Туркмены временно 
прекратили стрельбу. Но еще не весь кара- 
ван вышел из оврага, как слева группа кон- 
ных туркменов со зверскими криками и 
стрельбой бросилась в атаку, отдельные 
всадники заскакивали внутрь сбившихся со 
своих путей колонн. Справа, из-под обрыва 
группа пеших туркменов чуть ли не с 20 са- 
женей тсж;е открыла огонь. В караване же 
были только женщины, дети и « коноводы », 
по одному человеку на четыре верблюда. К 
счастью. Атаман с остатками передового зве- 
на, находясь поблизости от каравана, бро- 
сился внутрь между колонн и стал выбивать 
оттуда заскакавших туда туркменов, а Кли- 
мов со своими, выскочив из оврага, атаковал 
вправо. Конные ускакали, пешие были сбро- 
шены в овраг и как будто все успокоилось. 
Отряд наш, построившись в боевой порядок, 
тронулся вперед. За время перехода через 
овраг в караване был ранен один казак и две 
женш,ины, и как ни странно, ни один вер- 
блюд не был задет. В цепях потерь не было. 

Целую ночь мы шли в боевом порядке по 
степи, без дороги, без прово/щиков, отстре- 
ливаясь от атакующих со всех сторон тур- 
кменов. Люди, и до того ослабленные пита- 
нием и страдавшие от яса»сды, выбивались из 
сил. Перед рассветом, воспользовавшись не- 
которым затишьем, был сделан привал с це- 



лью небольшого отдыха и чтобы снабдить 
цепи водой из каравана. После короткого от- 
дыха снова двинулись дальше... Начинало 
светать. Вскоре головная цепь заметила пе- 
ред собой группу конных. Всадники кружат- 
ся на месте, что то кричат, махают шапками, 
всячески показывая свои миролюбивые на- 
мерения. Их подозвали, они приблизились. 
Оказалось пять стариков туркменов, по их 
словам выехавших вперед навстречу отряду, 
чтобы выявить свои « друж;еские чувста » к 
нам и заявить, что они ничего не имеют об- 
щего с « теми разбойниками », что нападали 
на нас. Но когда их спешили с потных коней, 
разоруясили, то все единогласно решили, 
что они лгут, так как из ружей их « пахло 
порохом ». Но делать бы.по нечего, тем более, 
что «старики » обещали снабдить отряд и 
продовольствием и проводниками, и мы сде- 
лали вид, что им поверили. В это время из 
задней цепи передали, что там не хватает 
урядника Юркова, который вероятнее 
всего остался спящим в траве на последнем 
привале, незамеченным вставшей цепью. 
Для его розысков и возвращения ничего не 
было предпринято, несмотря на наличие пя- 
ти стариков, которых можно было взять за- 
ложниками и запугать их расстрелом, если 
Юрков не будет возвращен. Такое безразли- 
чие можно объяснить лишь чрезвычайным 
переутомлением. 

К этому времени полностью рассвело. Со- 
провож;даемый « друзьями », отряд тронулся 
дальше. Впереди виднелись высокие холмы, 
скрывавшие горы на персидской границе, 
вправо, после изгиба р. Атрека, виднелось 
большое количество кибиток. Недоходя до 
них с полверсты, отряд росполож;ился на 
привал. Двое из проводников-заложников (те 
же «старики ») с задачей доставить, как обе- 
щано, продовольствие — не возвращаются, 
а между тем около кибиток видно большое 
оживление, под холмами группы конных и 
пеших туркменов непрерывно двигавшихся 
к центру скопления кибиток. Вторые два 
старца, по их настоянию, тоже были выпу- 
ш.ены с тем, чтобы ускорить доставку. Один 
из них вскоре вернулся с хилым барашком и 
несколькими лепешками хлеба и тотчас ж;е 
уехал к кибиткам, чтобы « помочь доставить 
баранов и много хлеба ». Но все это был об- 
ман — никто не возвращался. Желание пос- 
леднего старика тоже поехать к кибиткам, 
« чтобы ускорить доставку », было нами от- 
вергнуто. Стало ясно, что туркмены оттяги- 
вают время и готовятся напасть на нас. Все 
это время Атаман изучал карту, на которой 



31 - 



было много белых мест, туркмен же никаких 
справок не давал, а советовал одно — идти 
берегом Атрека. К кибиткам же все подходи- 
ли все новые и новые подкрепления. Часто 
стали слышаться одиночные выстрелы. На 
нашем совете было решено не идти, как сове- 
гова.п оставшийся старик, а лишь сделать 
вид, и, идучи в направлении кибиток, от пер- 
вых же из них круто повернуть влево (на 
восток), взяв направление на самый высокий 
холм-гору, где по карте неясно были намече- 
ны колодцы. Туркмен с этого времени счи- 
тался заложником и под угрозой долж;ен был 
вывести нас к ним. От них до первого посе- 
ления на персидской границе оставалось не 
больше двух нормальных переходов. Все это 
происходило 16 мая 1920 г. Около 10 ч. утра 
отряд наш выступил. Мне, как свободному 
от командования и со стертыми до крови но- 
гами, было поручено ведение каравана(« опа- 
ла » была снята) с тем, чтобы по пути заста- 
вить старика « говорить правду ». Колонны 
вытянулись. Впереди Атаман, полк. Карнау- 
хов, ее. Митрясов, я и проводник. Начинало 
сильно пригревать, день обещал быть жар- 
ким... Почти уже у первых кибиток, наш про- 
водник, взмахнув нагайкой, с места карье- 
ром бросился вперед. Все были так утомле- 
ны бессоной ночью, что « клевали носом » и 
заметили это. когда старик уже поднял коня 
на карьер. Карнаухов и Митрясов успели 
выстрелить по нему, но он повернул за пер- 
вую кибитку и, лавируя между ними, скрыл- 
ся. Казаки головы средней колонны спешно 
заняли первые три кибитки. Они были уже 
оставлены. Климов, соскочив с верблюда, с 
несколькими казаками их обошел, и нашел 
в них только древнего старика, которого и 
приволокли в КО.ЛОННУ взамен сбежавшего. 
Было решено продолжать движение в том 
же направ.пении, подготовив за это время пе- 
рестроение колонн для поворота в.лево. Дой- 
дя до одной широкой тропы, отряд уже тре- 
мя колоннами «по одному», в порядке, ок- 
руженными со всех сторон цепями казаков, 
круто повернул налево. Каждый « коновод » 
вел трех верблюдов, привязанных за хвосты 
един к другому и мог, сидя на верблюде, 
« сверху » стрелять. Колонны ш.ли друг от 
друга на некотором расстоянии, так же, как 
и цепи От колонн. При каждой колонне было 
оставлено по два человека для помощи «ко- 
новодам » и для связи с центром. Пулемет 
был при средней колонне, там же были семья 
Атамана и все женщины и раненые. Старик 
проводник был посажен на верблюда и ехал 
со мной в голове средней колонны. Туркме- 



ны, сбитые с толку изменением направления 
отряда, пока что ничего не предпринимали. 
Местность От р. Атреки на восток, прибли- 
зительно на 5 верст была ровной, а потом пе- 
реходила в холмы местами довольно высо- 
кие. Поэтому движение по прямой линии бы- 
ло невозможным, но к счастью тропа, изви- 
ваясь между холмами, соблюдала общее нап- 
равление. Наступила страшная жара. Ата- 
ману, идущему с передовой цепью, был пос- 
лан конь. Едва головы колонн дошли до хол- 
мов, как справа большая группа — до 200 че- 
ловек конных туркменов — из-за бугра с 
криками и стрельбой бросилась в атаку на 
отряд. Ее. Карташев с пулеметом быстро вы- 
несся в этом направлении и вместе с огнем 
цепей отбил туркмен, которые, собрав своих 
убитых и раненых, вновь скрылись за хол- 
мами. 

Проводник наш неустанно шепчет молит- 
вы, то опуская глаза вниз, то поднимая их к 
небу. Движение каравана продолжается. Еще 
до последней атаки туркменов проводнику 
было втолковано, что за малейшую 
« фальшь » он будет зарезан. Для убедитель- 
ности ему был показан нож, которым будет 
произведена эта операция. Злость на туркме- 
нов в такие моменты не имела границ. 

После первой атаки нападения туркмен не 
прекратились: в продолжении целого дня, 
обскакивая наш отряд с разных сторон, они 
возобновляли свои атаки, залегая на высо- 
тах, и обстреливали цепи, всячески стараясь 
сбить отряд с пути и преградить его двиясе- 
ние к ко.лодцам. Но караван тремя нитками 
продолжал двигаться на восток. Жара стоя- 
ла нестерпимая, люди в цепях изнывали от 
зкажды. У нас не было фляжек, чтобы один- 
два казака могли забрать немного воды в 
цепь. Оттуда прибегали люди, уносили туда 
свои компанейские бочата с нагревше11ся 
теплой водой, которую скоро вьшивали. К 
вечеру ни у кого воды уже больше не было. 
Был ранен конь под Атаманом, но движение 
продолжалось с остановками для посадки и 
привьючивания раненых. Под вечер бы.л тя- 
ж:ело ранен в живот пор. Сидоренко, но сам 
дошел до каравана и поначалу мог еще дер- 
жаться на верблюде. Ранен был в кисть руки 
в. ст. Климов, но после «перевязки » оторван- 
ным рукавом рубашки он остался в цепи. 

К 5-6 часам вечера, из-за рельефа мес- 
тности получилось так, что все три ко.лонны 
и все цепи карэ, теснимые со всех сторон тур- 
кменами, сбились в одной котловине, под об- 
стрелом туркменов, занявших все высоты 
вокруг нее. Смелея, они по ск,лонам котлови- 



32— 



ны приближались все ближе и ближе. Глав- 
ные Их силы накапливались впереди вправо 
и влево от идущего к колодцам крутого овра- 
га-ущелья. Проводник уверял, что колодцы 
близко и путь к ним идет именно по этому 
ущелью. При попытке выдвинуться из кот- 
ловины, находившейся вначале вне обстрела, 
было ранено два казака. 

Туркмены, как и киргизы, стреляют из 
винтовок с треножек, а спешившись, коней 
или треножат или привязывают к приколам. 

Причин такого настойчивого желания тур- 
кменов уничтожить наш отряд было неско- 
лько. Одной из главных — вековая расово- 
религиозная ненависть ко всему не мусуль- 
манскому и в частности к русским, как за- 
воевателям. Среди них ходили слухи, что у 
нас много золота. Оружие и верблюды тоже 
были заманчивой приманкой. 

Собранный в котловине военный совет ре- 
шил атаковать туркменов в сторону колод- 
цев, оставив временно караван в котловине с 
прикрытием. Атаман простился с семьей, ос- 
тавив жене флакончик с ядом, с тем, чтобы 
она отравила детей и свою мать и отравилась 
бы сама в случае, если туркмены захватят 
караван. Все женщины сгрупировались вок- 
руг Атаманьши, спокойно ожидая дальней- 
ших событий. Климов с Митрясовым дол- 
жны были атаковать туркменов вправо, Ата- 
ман с полк. Карнауховым влево. Обмотав 
свои раненые ноги тряпьем, я пошел с груп- 
пой Атамана, оставив караван на попечении 
выбившегося из сил в цепи в. ст. Мезинова. 
Обе наши группы, одновременно и стреми- 
тельно, насколько позволяли силы, атакова- 
ли туркменов, для которых это было полной 
неожиданностью и от которой они побежали 
за гребни ловить своих коней, часть кото- 
рых, напуганная стрельбой, сорва.лась с при- 
колов или распрыгалась в треногах по степи. 
Поднявшись на гребни, казаки открыли по 
ним огонь. Половив своих коней, туркмены 
скрылись за холмами, оставив трех убитых и 
двух легко раненых, которые были захваче- 
ны нами в плен. Вправо от нас слышна стре- 
льба и крики. Это Климов разгонял туркме- 
нов. Атаман еще находился на левом фланге, 
обстреливая бегуших туркменов, как мы с 
Карнауховым спустились в ущелье и тут на 
нас наскакал конный туркмен, спасавшийся 
От преследования группой Климова. Он ока- 
зался, муллой. Полк. Карнаухов немедленно 
стянул с него новые « чибиси » (кожаные га- 
лоши) и дал мне, босому. 

Наступил вечер. Вскоре спустились Ата- 
ман и Климов и, перевязав захваченных 



пленных, мы двинулись к колодцам. Кара- 
вану было также приказано как можно ско- 
рее двигаться в том же направлении. Пока 
все это происходило, пока все казаки спусти- 
лись в котловину, наступила ночь. Перевя- 
занные пленные были пущены вперед с при- 
казанием громко кричать, чтобы никто в нас 
не стрелял, так как в противном случае, они, 
пленные, будут немедленно пристрелены 
нами. К полуночи колодцы были нами заня- 
ты. Расположены они были в расширенном 
тупике уще.пья, окруженного высокими от- 
весными скалами. Около было до десятка 
брошенных туркменами кибиток с большим 
количеством всякого продовольствия. Вода в 
колодцах была выше всяких похвал; у каж- 
дого из них были большие колоды для водо- 
поя скота, по.пные воды. Быстро вслед за це- 
пями пришел и караван: люди, верблюды 
вперемежку бросились к колодцам... Утомле- 
ние и жажда были настолько большими, что 
люди с большим трудом передвигались и не 
могли говорить при присохшем к гортани 
языке. Быстро была утолена жажда прек- 
расной прох.ладной водой, а затем и кислым 
молоком, которое бы.по в кибитках в изоби- 
лии. Много было там и риса, муки, пшена, 
было и вяленое мясо, вокруг кибиток казаки 
собирали спящих кур. Победа была полная и 
с трофеями!... Но не дешевой ценой она нам 
досталась... 

На ночь, все пленные, которых было 8 че- 
ловек, были связаны по рукам и ногам, кро- 
ме одного, выпущеного с заданием предупре- 
дить туркменов, чтобы они не возобновляли 
своих атак, иначе все пленные будут нами 
уничтожены. 

Несмотря на две бессонных ночи с боями и 
таких же двух дней, все как то держались, 
были выставлены посты на двух выходах из 
тупика и ночь прошла спокойно. А утром тут 
же похоронили своих 4-ех убитых вместе с 
молодым казаком, убитым еще на р. Сумба- 
ре. Молитву при похоронах прочел « дедуш- 
ка Болдырев », отец убитого казаченка. Не 
было на этих похоронах ни стройного пения, 
ни звона колокольного, но впечатление от 
них осталось неизгладимое. Многие из нас 
отворачивали голову, чтобы скрыть неволь- 
но появившиеся слезы, глядя на старика 
Болдырева, часто прерывавшего свою заупо- 
койную мо.питву от волнения... Среди убитых 
был и прапорщик Горшков, мой постоянный 
спутник при реквизициях. 

Раненых у нас было до 12 человек; к счас- 
тью, кроме пор. Сидоренко, ранения бы.ти 
легкие. Утром ехать верхом на верблюде он 



33 — 



уже не мог. Привьючить раненого на верблю- 
де — задача трудная. Несмотря на большое 
количество кошм, употребляемых для этого, 
раненый, раскачиваясь на ходу, неизменно 
сваливался насторону. Не имея никакого де- 
рева, мы не могли сделать и так наз. конских 
носилок. 

Из-за похорон и устройства раненых отряд 
смог выступить только около 9-ти часов ут- 
ра. По холмам всюду маячали конные тур- 
кмены. Наши пленные связанными шли впе- 
реди колонн и кричали, чтобы туркмены не 
стреляли. По пути был сделан привал, чтобы 
покормить изголодавшихся за двое суток 
верблюдов. После него вышли на равнину с 
богатой растительностью. Впереди вскоре 
стали видны какие то строения с башней, 
вокруг кибитки, за ними — высокие горы 
Персии. Через некоторое время замечаем, 
что со стороны строений скачет навстречу 
отряду группа конных. Отряд наш остано- 
вился: что будет дальше? — Впереди груп- 
пы — красивый, еще не старый, туркмен, бо- 
гатырского сложения на красивом большом 
гнедом жеребце. Как всегда на востоке, после 
« дружественных приветствий » Мамед (так 
он себя назвал) объявил Атаману, что он — 
другого племени — « Ямуды » — п ничего об- 
ш,его не имеет с теми, что нападали на отряд 
— племени « Ак-Амбай » — и даже находит- 
ся с ними в состоянии войны. А поэтому мы 
являемся их «друзьями». У нас — выхода 
нет и отряд пошел вперед. Дойдя до селения, 
расположились биваком около него. По од- 
ной карте это местечко называлось « Кумет », 
по другой — « Вайрам », в 25-ти верстах от 
бли^кайшего селения в Персии — деревни 
Ромиян. По пути Мамед обешает все: и про- 
довольствие, и проводников, и свое содейст- 
вие для перехода границы. А в действитель- 
ности, все Это оказалось ложью и желанием 
выиграть время. К вечеру в Кумет начали 
прибывать на конях и на ослах вооруженные 
туркмены. Несмотря на свою явную ложь, 
Мамед по приходе в Кумет стал просить от- 
пустить пленных. Остаток дня прошел в без- 
конечных разговорах о « дружбе », провод- 
никах и возможности связаться с мифичес- 
ким генералом туркменом, которого они наз- 
вали Николай Николаевич. При этих перего- 
ворах участвовал и военный совет туркме- 
нов. Из всей этой неразберихи все же выяс- 
нилось, что до персидской деревни Ремьян 
осталось 25 верст, но чтобы дойти до нее нуж- 
но пересечь р. Гурчень, через которую нет 



мостов и которая из-за ж;аркои погоды и из- 
за таяния снегов в горах, и из-за выпавшего 
на днях сильного дождя, сильно вздулась, и 
поэтому, по словам туркменов, нужно переж- 
дать несколько дней, чтобы она спала. Река 
эта от аула Кумет-Байрам приблизительно в 
двух верстах на восток. Наш разъезд выяс- 
нил, что действительно река поднялась, но 
о возмогкностях переправы в данный момент 
не мог высказаться определенно. При всех 
этих разговорах, ложь туркменов и их тай- 
ное намерение затянуть переговоры, стали 
нам ясными, что было подтверджено следую- 
щим. Перс, лудильщик, не адаевец, как пи- 
шет в своей книге ген. Толстов, занимав- 
шийся своим ремеслом в этом ауле, пришел 
к нам на бивак и встретил тут Почиталина, 
которьп"!, не поняв, что персу нуж;но, привел 
его ко мне. Естественно, что Атаман, заня- 
тый общим руководством, мог упустить эту 
мелочь, как и многие другие, что в никакой 
мере не уменьшает исторической ценности 
его воспоминаний. Перс этот, высказав свою 
ненависть к туркменам, сообщил, что они 
этой ночью собираются напасть на спящий 
отряд, вырезать его, забрать золото (?), ору- 
жие и всех верблюдов. Недослушав всех под- 
робностей, веду перса к Атаману. Был соз- 
ван военный совет, пришли все командиры 
взводов. Климов, как лучше всех разбирав- 
шийся в туркменском языке, проверил, так 
ли я все понял. Перс подтвердил сказанное, 
с дополнением, что все это он узнал от тур- 
кмена — члена их военного совета. Перс был 
отпуш.ен со старым медным чайником, дан- 
ным ему для « починки » , чем он мог « замас- 
кировать » свою цель посещения отряда. 
Действительно, туркмены имели свой пост 
на окраине аула и, нич^'ть не скрываясь, наб- 
.тюдали за всем, что происходило в отряде. 
На собрании начальников у Атамана было 
решено: при возвращении верблюдов с пас- 
тбища, быстро их завьючить, приготовив 
вьюки незаметно и заблаговременно. По за- 
ранее сделанному расчету, все, кроме « ко- 
новодов », женщин и раненых, будучи гото- 
выми к бою, выбегают вперед и отряд займет 
центр кумета. Караван должен следовать за 
наступающей колонной. Ночь отряд прове- 
дет в центре кумета, и, вероятно, туркмены 
не решатся его атаковать среди своих семей. 
А дальше будет видно.... 

(Продолжение следует) 

П. Фадеев 



— 34 — 



ИМАН гоцинский 



После Февральской революции Северный 
Кавказ, номинально входя в состав России и 
формально подчиняясь власти Комиссара 
Временного правительства, фактически жил 
своей собственной жизнью безвременья... 

Хаос и безвластие. Бессмысленные убий- 
ства, повседневные грабежи и бесзакония 
стал11 обычными явлениями среди многочис- 
ленных разнородных племен и народностей 
края. 

Кавказ походил на кипящий огромный ко- 
тел, где варились разнообразные политичес- 
кие страсти и идеи... 

В это смутное время среди туземного на- 
селения нашлись отдельные благоразумные 
люди, которые, предвидя разрушительную 
силу большевиков, стремились объединить 
разрозненные народности Кавказа в одно 
целое для борьбы с опасностью, надвигав- 
шейся на Кавказ из « царства » Ленина — 
Троцкого. 

Среди многочисленных претендентов на 
пост объединителя народов Сев. Кавказа, и 
в частности Чечни и Дагестана, наиболее ко- 
лоритным был шейх-алим Нажмуддин Го- 
цинский. На недолгое время ему удалось ско- 
лотить из разнородных народностей и пле- 
мен первое, после Шамиля, государственное 
объеденение и почти год с лишним он являл- 
ся вершителем судеб вольных горцев Чечни 
и Дагестана в тревожные 1917-18 гг. 

Нажмуддин родился в 1857 году в ауле 
Гоцо в семье богатого аварского узденя. В 
детстве учился в арабской духовной школе и 
потом в горской 2-ухкласной школе в г. Те- 
мир-Хан-Шуре (т. н. горские школы были 
открыты царским правительством по иници- 
ативе известного ученого-лингвиста барона 
ген. лейт. П. К. Услара для детей знатных 
туземцев. Такие школы находились в Гроз- 
ном, Назрани, Нальчике и т. д.) 

Закончив высшее мусульманское духовное 
образование, он получил титул « алима » 
(ученого). Совершив паломничество в Мекку 
на могилу пророка Магомета, Нажмуддин 
получил сан «хаджи», что давало ему право 
носить вокруг огромной сне»сно-белой шап- 
ки зеленую чалму. 

Необычно для своих сородичей высокий 
рост (2 м.), саженные плечи, неимоверная 
физическая сила, подвижность, которой мог 
позавидовать любой акробат (если учесть, 
что Нажмуддин весил почти 10 пудов). Ис- 
синя черные, маленькие, острые, быстро бе- 
гаюш^1е глаза с фосфорическим гипнотизи- 



рующим блеском. Большой крючковатый 
нос, как клюв у орла. Пышные, цвета меди, 
метлами торчащие усища и громкий труб- 
ный голос — таким выглядел шейх На?кмуд- 
дин, что не могло не вызвать у окружающих 
его горцев большого уважения к нему. — 
Маленькая, еле заметная, хромота левой но- 
ги — памятный «сувенир», полученый от 
японских самураев во время рукопашной 
схватки на безыменной сопке в далекой 
Манджурии, где он был добровольцем-всад- 
ником Дагестанского полка, не мешало Наж- 
муддину по молодецки садиться на своего се- 
рой масти кабардинского скакуна... 

Если добавить ко всем этим качествам то, 
что Нажмуддин обладал бесчисленными ота- 
рами овец, многочисленными табунами 
крупного рогатого скота, рабочих лошадей, 
ишаков и несколькими тысячами гектаров 
пастбишных земель в горах и на плоскости, 
то легко можно понять причины его успеха 
на политическом поприш.е. 

В начале мая 1917 года шейх Нажмуддин 
разослал через своих гонцов и лазутчиков по 
всем горским общинам Кавказа извещения 
— прок.памации, в которых приглашал вы- 
борных с мест делегатов на « учредительный 
съезд», созывавшийся на 17 мая, для обсуж- 
дения « текущего момента » и будущей судь- 
бы народностей С. Кавказа. В прокламациях, 
между прочим, писалось, что перед началом 
съезда сам святой шейх соизволит совер- 
шить благодарственный намаз (молитву) на 
разостланной бурке посреди озера Эйзен- 
Ам, возле которого должен был состояться 
съезд.... 

Озеро Эйзен-Ам, располож;енное в глубо- 
кой впадине среди гор, на стыке границ Да- 
гестана и Чечни, издавна служило местом 
сборов и встречи чеченских и дагестанских 
племен. За обилие в нем многкества форели 
русские называли его «форельное». Вокруг 
озера поднимаются горы с альпийскими лу- 
гами, напоминающими в весеннюю пору соч- 
ной травой с разноцветными цветами пес- 
трые ковры. Неподалеку от озера разброса- 
ны небольшие чеченские поселения — хуто- 
ра-аульчики, пригнездившиеся по верши- 
нам скал. 

Желающих попасть на съезд « делегатов » 
было не мало... Еще бы!.. Сам всем известный 
шейх-алим обещал совершить намаз, расте- 
лив свою бурку на светлых водах священно- 
го озера!... 

Конечно, немногие « делегаты » понимали 



— 35 



сущность событий, совершившихся в Рос- 
сийской Империи и что от них хочет досточ- 
тимый шейх-алим... 

История Кавказа не знала столь много- 
людного собрания. На съезд съехалось более 
10.000 горцев. В канун съезда все дороги и 
тропы, ведущие к Эйзен-Ам, были запруже- 
ны вереницами арб, фаэтонов, конных и пе- 
ших спускаюшихся с гор Чечни и Дагестана. 
Все прибывающие толпы располагались под 
открытым небом на большом майдане- пло- 
щади перед озером. 

На расстоянии одной версты от озера, на 
склоне горы, виднелся маленький хуторок- 
аульчик Хой. В просторной сакле богатого 
овцевода хоевца уясе несколько дней гостил 
шейх Нажмуддин вместе со своей большой 
свитой из приближенных му-пл-алимов и 
меньших по рангу « святых-шейхов ». 

Приезд и пребывание претендента в иманы 
шейха Нажмуддина в Хоевском ауле было 
обставлено с небывалой доселе в истории 
этих мест помпезностью. При проезде вдоль 
берега озера была выстроена как бы в строю 
масса конных воинов — разнородно воору- 
женных и разношерстно одетых людей из 
чеченских и дагестанских последователей 
шейха Нажмуддина. Вокруг усадьбы, где на- 
ходились шейх и его « свита », несла охран- 
ную службу стража — личная « гвардия » 
Нажмуддина, состоявшая из добровольцев, 
молодых чеченцев и тавлин, которые своей 
статностью и высотой роста могли вызвать 
зависть у любого солдата-гиганта из какого- 
нибудь столичного гвардейского полка... 



В обширной чисто прибранной комнате, 
стены которой были увешены оружием и 
седлами, утопая своим грузным телом в мяг- 
ких подушках, лежавших на дорогих коврах, 
полулежал шейх Нажмуддин, и в ожидании 
ужина, б.пагоговейно перебирая янтарные 
четки. 

Хозяин сакли, чеченец Тойсумхан, муж- 
чина лет сорока, проворно кружился на дво- 
ре, отдавая приказания и покрикивая на за- 
зевавшихся слуг и женщин... Он был горд, что 
на него выпала честь принять необычного 
гостя и его свиту. В садике, за саклей, на ки- 
зячном костре кипели большие медные кот- 
лы с говядиной. В меньших котлах варилась 
сочная молодая баранина — любимая еда 
шейха Нажмуддина. Почетный гость люби.л 
сытно и хорошо покушать... 

После вечернего намаза Нажмуддин велел 
с тужке-тавлину позвать свою « свиту » на 



вечернюю трапезу. Когда благоговейно один 
за другим вошли в саклю полдесятка седобо- 
родых старцев — «святых», Нажмуддин 
поочередно обнял каждого из них и пригла- 
сил сесть. После короткой доа (молитвы) все 
принялись ужинать. Кушали за низенькими 
столиками трехножками, сидя на пуховых 
подушках или по.пу.пежа. 

Тойсумхан постарался угодить своему вы- 
сокому гостю... В меню ужина входили .люби- 
мые блюда шейха: молодая вареная барани- 
на, кукурузные лепешки-халтумы, соус из 
бычьих мозгов, заправленный толотым чес- 
ноком, тертым овечьим сыром, красным жгу- 
чим перцем и обильно залитый свежими 
сливками... Затем следовали шашлыки из 
филейной части молодого барашка и куски 
трехлетней давности сушки курдюка... жа- 
реная форель, пересьшанная сушеным хож- 
йогубуц (чебрец)... На дессерт были поданы 
халва домашняя, черемшевый салат, пече- 
ные ансалтинские яблоки, залитые чеберло- 
веским тягучим медом, лепешечки из муки 
сушеных диких груш, замешанных в кислом 
молоке, смешанные с ароматными кусочка- 
ми айвы и урюка. Все это запивалось креп- 
ким калмьщким чаем. Как прохладительный 
напиток, после сытного обеда шейх предпо- 
читал особого приготовления бузу-ниху, от- 
личительными качествами которой счита- 
лись утоление жажды и моментальная от- 
рыжка, которая вырывалась с обоих концов 
тела у того, кто ее выпивал... 

Впоследствии злые языки рассказывали 
об этом памятном обеде накануне съезда... 
После трапезы, как будто, шейх Нажмуддин, 
желая высказать свое восхищение хорошим 
обедом перед Тойсумханом, так громко рыг- 
нул, что чеченский шейх Абдул-Вахаб, при- 
сутствовавший за трапезой, соперник Наж- 
муддина на должность имана, с хитростью 
спросил будушего имана: « Не выстрелил .ли 
случайно пистолет достопочтимого шейха- 
алима?... » 

Настало утро. Было свежо. Медленно, 
сверкая яркими .лучами, поднималось из-за 
Андийских высот золотое солнце. На зерка- 
ле Эйзен-Ама не было ни малейигей ряби, 
словно вода его застыла серо-голубым стек- 
лом. На майдане кое-где еще догорали ноч- 
ные костры, разведенные накануне съехав- 
шими « делегатами » предстоявшего съезда. 

Тихую рань свежего утра нарушали звуки 
топоров и визг пил, — это тавлинские п.лот- 
ники заканчивали сооружение « трибуны », с 
которой претендент в иманы должен был 



— 36 — 



держать речь перед собравшимся народом... 

— Оллоху акбар... О-олоо-ху... акбар-р-р! 
протяжно разнеслось над собравшейся мас- 
сой людей. С плоской крыши сакли, где но- 
чевал Нажмуддин, муэдзин творит салават 
(молитву). 

— Оллоху-у-у... аакбар... бааар-р-р! благо- 
ейно ответило море голосов толпы. Все зас- 
тыли на месте. Но вдруг, с последними сло- 
вами салавата, вся людская масса, побросав 
все на месте и лошадей, и арбы, и вещи, 
пришла в движ:ение и как грозный прибой 
бушующего океана с криком и гамом рину- 
лась к берегам озера. Всем хотелось занять 
места поближе к Эйзен-Аму, чтобы лучше ви- 
деть свершение чуда, — как иман-шейх Наж;- 
мудин станет на растеленной посреди свя- 
щенного озера бурке молиться Милосердно- 
му Аллаху!... 

Тавлинские воины шейха с недоумением 
смотрели на бегущих. Как стадо быков в лет- 
нюю пору, преследуемое зноем и укусами 
мошкары, люди бежали к берегам озера... — 
Ведь до полуденного намаза еще далеко... и 
для омывания еще времени достаточно. Вои- 
ны рассуждали между собою... 

Среди чеченцев умеренная и безобидная 
шутка вызывает радость и веселье. У этого, 
по виду суворого, п.пемени, всегда находи- 
.лись шутники-остряки, которые не уступали 
по своим безвинным шуткам и проказам вос- 
точному легендарному шутнику Молла На- 
сер-Эддину... 

В огромной толпе народа, как саранча зап- 
рудившей берег озера и с нетерпением ожи- 
давшей появления шейха Нажмуддина, раз- 
давались их отдельные возгласы, смысл ко- 
торых явно говори.п о неверии в предстоя- 
щее чудо... Кто то отвечал на вопрос кого то: 

— Как же... Пошире открывай свои « гля- 
ди ла «... Полезет он тебе в воду!... 

— Может, бурка у шейха клееная? Не про- 
мокает... 

— Какая ясе бурка выдержит такого каба- 
на? В нем, сказывают, десять с гаком пудов 
весу... 

— Да это же хара (бочка) с жиром. Жир то 
ведь не тонет... 

Некоторые поклонники Наж;мудцина с 
огорчением и досадой говорили неугомонным 
шутникам: 

— Аллах всемогущ! Не грешите погаными 
языками. Закройте свои вонючие « клозе- 
ты »... 

Время ш.то. Со.лнце жарко пекло в май- 
ский день. 

Шейх Нажмуддин не показывался. Люди 



совершали омовение у вод озера, готовясь к 
полуденному намазу. 

Томимые долгим ожиданием, они расте- 
рянно смотрели на вершину противополож- 
ной от них скалы, на которой стоял аульчик 
Хой. Сни спрашивали других: 

— Что же не видать шейха? Может, не дай 
Аллах, приболел он? 

Кто нибудь из остряков отвечал: 

— Может быть... Шутка ли сказать, сож- 
рать целого барана и запить бочкой бузы... 
Даже у нярта (сказочный гигант из чеч. ми- 
фо.погии) не выдержит живот... 

Другой шутник добавлял: 

— Кто его знает, может, уважаемый шейх 
не торопится с чудом... Дожидается наступ- 
ления зимы... Зимой то и мы смогкем... 

Нарочно повторяя слово « зима » и подчер- 
кивая его в своей шутке, остряк намекал 
слушателям на то, что зимой то, на льду за- 
мерзшего озера, не только святой шейх, а 
любой дурак совершит намаз, ничуть не под- 
вергая себя опасности утонуть. 

Толпа собравшегося народа гудела, как 
растревож:енные пчспы. 

Неожиданно на берегу озера появился ги- 
гантского роста человек и, приставив боль- 
шуш,ие мохнатые ладони рук к большому, 
как у жабы, рту, закричал: 

— Эй, добрые люди! Никакого намаза се- 
годня на озере не будет... Его святейшество 
шейх молится у себя в ставке... По указанию 
ангелов и Пророка, которые явились ему во 
сне в прошедшую ночь, шейх-иман отк.пады- 
ваег совершение намаза на своей бурке по- 
среди озера на будущее!... 

Народ заволновался, раздавались громкие 
нервные голоса возмущения: 

— Чего же этот бурдюк-хара с г....м моро- 
чил нам головы? Мы ехали сюда пять дней 
не для того, чтобы в альчики играть... Мы хо- 
тим увидеть обещанное чудо!... 

Голоса недовольных тонули в угрожаю- 
ш,их криках поклонников шейха, которые, 
не жалея горл и проклятий, укоряли мало- 
дущных-мунафиков за их неверение в силы 
шейха и в его святость... 

Но вот прошло немного времени и со сто- 
роны аула Хой стала спускаться по узкой 
тропинке торжественная процессия. Сперва 
глухо, и по мере приблиясения, все отчетли- 
вее, слышалось пение арабских псалмов и от- 
дельные дикие крики экстаза приближаю- 
щейся кучки людей. 

Впереди, тесно окруж:енный мул.лами и 
разными « святыми » — алимами, величес- 
твенно шествовал сам шейх Нажмуддин, вы- 



— 37 



деляясь своей мощной фигурой среди своей 
« свиты ». 

Великан-тавлинец, почти на голову выше 
ростом самого Нагкмуддина, нес над головой 
шейха шелковый, зеленого цвета, иманский 
значек на длинном древке. Значек, как гово- 
рили, когда то принадлежал знаменитому 
иману Шамилю. Два дряхлых седобородых 
старца, поддерживаемые по бокам рослыми, 
по сложению напоминающими цирковых 
борцов, тавлинами, несли трясущимися ру- 
ками « регалии » будущего имана — кривой 
ятаган в золотых ножнах и серебряный ла- 
рец, в котором лежал рукописный старин- 
ный Коран. Старцы еле-еле успевали за бод- 
ро и быстро идущим Нажмуддином. 

Заметив приближающуюся процессию, на- 
род пришел в движение. Давя и толкая друг 
друга, все ринулись занимать места ближ:е к 
трибуне. 

Дагестанские сотенные шейхской « армии » 
строили своих всадников рядами параллельно 
по обеим сторонам трибуны. Получался 
длинный узкий корридор, по которому приб- 
лижалась к трибуне процессия с шейхом 
Нажмуддином. 

Тлох-тло-оххх! Хетли бугу-у-у-х... разнес- 
лась, словно винтовочные выстрелы, коман- 
да « смирно » сотенных командиров. 

Перед трибуной с благоговейно-торжес- 
твенными выражеиями физиономий стояли 
разноплеменные « святые » различных сект 
и ветвей, шейхи-алимы от всех уголков Кав- 
каза, исповедывающие мусульманство. 

Как только Нажмуддин и знаменосец с 
развевающимся иманским значком, на кото- 
ром затей.пивой вязью было вышито: « Тот, 
кто оглядывается на последствия, никогда не 
станет храбрым », по леснице, приставленой 
к трибуне, стали подниматься наверх, здоро- 
вый детина, дагестанский « сотник », стояв- 
ший неподалеку от трибуны, подал знак — 
махнул плетью и десять зурначей, изо всех 
сил надув щеки, словно за калсдой щекой у 
них было по доброму чеченскому халтуму 
(род кукурузной вареной лепешки), заиграли 
оглушительно — визгливым тоном встреч- 
ный « марш » под гром двадцати больших ба- 
рабанов. 

Какой это был марш? Это был старый рус- 
ский «Егерский марш». Но в каком виде!... 
Вряд ли бедный покойник — автор его узнал 
бы что-либо свое в той « вермише.пьной ка- 
ше » пискливых звуков и тонов, выдавлива- 
емых здоровенными « мехами » зурчачей-тав- 
тин из жерл зурен. Марш был старательным 
— плагиатором капельмейстром « оркестра » 



приспособлен ко вкусам чечено-дагестанских 
слушателей... 

Как только вслед за Нажмуддином « сви- 
та » его поднялась на трибуну, затихла и му- 
зыка. 

Постепенно затихли шум и говоры толпы. 

Наступила торжественная тишина. Только 
над окружающими озеро Чермойламскими 
скалистыми горами в плавном танце кружи- 
лись могучие цари пернатых — орлы, изда- 
вая зловеще-гортанные крики... 

Нажмуддин зорким взглядом окинул мол- 
чаливую толпу и громким голосом ее привет- 
ствовал: 

— Ассаламу алейкум, братья горцы! 

— Ваалейкум сала-аам, славный муж из 
Роцо! громовым гулом ответила толпа. 

Явно удовлетворенный ответным привет- 
ствием, Нажмуддин повернулся лицом к югу 
и, воздев ладони рук на уровень глаз, начал 
тихо читать молитву — « доа ». Лес рук пос- 
ледовало его примеру. 

Закончив молитву, Налсмуддин грузно сел 
на поданный ему проворным прислужником 
стулище, по своим размерам напоминавшее 
обеденный стол. От свиты отделился болез- 
ненного вида старец со слезящими глазами и, 
подойдя к перилам трибуны, еле слышным 
пискливым голосом обратился к собравше- 
муся возле трибуны народу. Так как старик 
говорил на аварском языке, которого боль- 
шинство чеченцев не понимало, его речь при- 
ходилось « кричать » четырем молодым гор- 
ластым чеченцам, чтобы слушатели могли 
разобраться в смысле того, о чем пищит ста- 
рец своим слабым голосом... 

Содерж:ание речи старца было таково: дос- 
топочтенному алиму и шейху Нажмуддину 
из Гоцо явился прошедшей ночью во сне пос- 
ланец Магомета, который от имени Пророка 
заперетил шейху совершать намаз на озере 
Эйзен-Ам, ибо время не подоспело для тако- 
го чуда и всему виной, добавил старец, явля- 
ются неискупленные грехи собравшихся 
грешников... Люди были шокированы. 

Наступила тревогкная тишина... 

Старец засеменил к сидевшему на стуле 
Нажмуддину и что-то шепнул ему. 

Нажмуддин быстро встал со стула и, по- 
дойдя к краю трибуны, поднял правую руку. 

Тысячи глаз обратились к нему. Передние 
слушатели расположились на траве, а сзади 
растилалась необозримая конная масса. 

— По милосердному дозво.лению Всемо- 
гущего Аллаха и его Пророка Магомета я 
прибыл к вам, братья-мусульмане! — громо- 
вым голосом бросил Нажмуддин толпе. 



— 33 — 



— Братья чеченцы и ингуши! — продол- 
ж;ал он, хотя половина присутсвовавших на 
сборище была из различных народов и пле- 
мен Кавказа... 

— Передаю вам салам от ваших братьев 
дагестанцев! — провозгласил шейх по араб- 
ски. 

Толмач-переводчик, стройный мужчина, 
одетый в белую черкеску с черными газыря- 
ми, приставил руки ко рту и громко прокри- 
чал приветственные слова по-чечено-ингуш- 
ски во все стороны. 

— До Аллаха дошли молитвы правовер- 
ных. Он сокрушил власть рыжебородого Па- 
дишаха. Народ получил свободу... Толмач 
надрывался, еле успевая переводить речь 
шейха... 

— Мусульмане-братья! Храбрые чеченцы! 
— цветисто, не жалея лести, продолжал 
Нажмуддин свою речь. — Старые люди гово- 
рят, что родоначальник чеченцев, Нохчо- 
Турпал, родился с зажатыми кулаками... В 
правом кулаке было железо, а в левом - ку- 
сок сыра. И поэтому чеченцы — храбрые 
воины и гостеприимные хозяева. 

— Чеченцы! Старые люди говорят еще, что 
в ночь рождения Нохчо-Турпала выли вол- 
чицы, визжали лисы, лопались скалы и па- 
дали лавины. И поэтому чеченцы — львы 
при наступлении и волки при отступлении. 

— Братья! Львам подобные чеченцы! На 
вас у меня вся надежда... 

Льстивая речь шейха Нажмуддина возы- 
мела свое действие. Все слушали, затаив ды- 
хание. 

Толмач-чеченец переводил. 

Далее в своей речи шейх-иман напомнил 
собранию о священных заветах имана Ша- 
миля, о шариате, который должен, по его 
мнению, устранить все беды и несчастья сре- 
ди мусульманов-горцев, и просил об укрепле- 
нии веры и беспощадной борьбе против му- 
нафиков (отступников от веры)... — Все это 
ВОЗМ05КНО, продол?кал шейх, если все му- 
сульмане Кавказа будут свято блюсти чисто- 
ту религии своих славных предков — ислам 
и придерживаться неуклонно правил адата и 
шариата, что является залогом создания но- 
вого иманата, во главе с достойным вогкдем... 

Под конец своей речи Наж;муддин возвел 
глаза к небу, постоял с минуту без малейше- 
го движения, и вдруг, как бы очнувшись от 
сна, прокричал: 

— С согласия и одобрения главы всех шей- 
хов и алимов Чечни и Дагестана, — чтимого 
всеми мусульманами шейха-шейхов Узун- 



Хаджи Акушинского, в святости которого не 
может ни у кого быть никакого сомнения, и 
который своим многолетним сидением в цар- 
ских тюрьмах доказал свою любовь и пре- 
данность горцам, и по всевышней воле Ми- 
лостливого Аллаха и Его Пророка, я, Наж- 
муддин, решил принять на себя тяжелый 
труд укрепления веры ислама в вольных 
горах седого Кавказа и возглавить объедине- 
ние народов его! — По повелению пророка 
Магомета и святых ангелов, я возлагаю на 
себя звание имана мусульман и считаю себя 
преемником великого имана Шамиля! Име- 
ющие уши да услышат: я принимаю на себя 
звание отца шашки! (« отцом шашки » чечен- 
цы называли вождя). 

— Вурра! Вурра! Пусть сто лет проживет 
великий шейх-иман! — в экстазе кричала 
толпа. 

Внезапно, где-то за трибуной, раздалась 
короткая команда по-аварски: троекратный 
залп из тысячи разнокалиберных ружей ог- 
лушил толпу и раскатистым эхом отозва.лся 
по всей долине. 

Снова наступила тишина. « Бисмиллахи 
рахмни рахим » произнес шейх, и торопливо 
приняв из трясущихся рук седого старца 
кривой ятаган с золотой рукояткой, продев 
мясистое ручище через ремень, повесил 
его с боку. Второй старец благоговейно про- 
тянул Наж;муддину ларец с Кораном. 

Опять раздался залп из ружей. 

Гул одобрения и крики « вурра » смеша- 
лись с громом залпа. 

Толмач поднял руку и истошно закричал в 
толпу: 

— Слушайте, братья-мусульмане! — сей- 
час имам мусульман даст клятву верности на 
Коране, — клятву верности народам гор и 
заветам Шамиля!... 

Снова раздались крики « вурра » и отдель- 
ные выстрелы. 

Нажмуддин голосом, которого не требова- 
лось « прокричать », начал читать по арабски 
слова заранее составленной « клятвы ». Чте- 
ние продолжалось недолго, минут пять. 

Затем оркестр « круголицых » зурначей и 
длинноруких барабанщиков заиграл тор- 
жественный марш. 

Беспорядочная стрельба, крики « вурра » и 
звуки марша все смешалось в одно, и эхом 
гула разносилось по склонам Чермойламских 
и Гезгинламских гор, освещенных ярко све- 
тящим майским солнцем. 

Швеция Нохчинкант 

(Продолжение следует) 



39 



с РУССКОЙ ПЕСНЕЙ ПО БЕЛУ СВЕТУ 



(Все права сохранены за автором) 
(Продолж:ение № 86) 



Мероприятия, введенные во втянутой в 
в войну стране, о которых я уже упоминал 
(воспрещение покидать С. Ш. А., изъятие из 
обращения автобусов), конечно, не могли не 
коснуться и Дон. Каз. Хора. Некоторые мо- 
лодые хористы оказались призванными. Но 
это было еще пол-беды, с которой удалось 
справиться, а вот передвиж;ение по ЖД было 
сушим горем, т. к. во всей стране началась 
усиленная и спешная подготовка военных 
кадров для создаваемой огромной армии. 
Обучение солдат в С. Ш. А. резко отличает- 
ся ото всех других армий. Война с Японией 
велась в джунглях островов или на побере- 
жьи; война с Германией и Италией требова- 
ла подготовки для действий в гористой и зас- 
неж:еной местности. Поэтому обучение шло и 
в ж;арких южных штатах, и в холодных гор- 
ных штатах севера, и солдат все время пе- 
ребрасывали с юга на север или с запада на 
восток — и обратно. Все поезда были забиты 
военными. Им, по праву, представлялись все 
удобства при переездах. Ими были заняты 
все спальные вагоны, и нам приходилось 
примащиваться в проходе на собственных 
чемоданах. Иногда, уезжая сразу после кон- 
церта, нам приходилось довольствоваться 
даже не корридорами вагонов, а холодными, 
хотя и закрытыми, площадками. Нева?кно 
обстояло дело и с отелями, часто бывшими 
забитыми до отказа теми »се военными. 
Военные лагеря были разбросаны по всей 
стране и в отпускные праздничные или пред- 
праздничные дни их обитатели разбредались 
по всем ближайшим городам, т. ч. получить 
комнату бывало особенно трудно. Если в та- 
кие дни отель и соглашался на прием 30-ти 
человек, то это вовсе не значило, что размес- 
тят по номерам. Хорошо еще, если регенту 
предоставят отдельный номер, а остальным 
предложат одну большую комнату, густо 
заставленую железными кроватями. Запом- 
нился такой ночлег в Нью-Орлеансе, боль- 
шом портовом городе в самой дэльте Мисси- 
сипе. Здесь заказ хора не принял ни один 
отель — все были переполнены. Счастье еш.е, 
что при концертной зале имелся другой бо- 
льшой зал с низкими потолками и сплошь 
уставленный железными кроватями. Здесь 
мы и приютились. Но, Боже, кого тут только 
не было! Приходи.пи и уходили люди всех 



«племен, наречий, состояний»; были конеч- 
но, и военные. 

Закончился сезон 42-43-го года. В ожида- 
нии возобновления работы в « Радио-Сити-», 
хористы отдыхали кто где хотел. Семейные, 
имея постоянные квартиры в Нью-Йорке, 
там и оставались. Остался в Нью-Йорке и я, 
главным образом из-за жены, получившей 
постоянную службу. На Страстной Неделе, 
как и полагается, все хористы говели, посе- 
щая все богослужения, исповедывались и 
причащались Св. Тайн. Происходившие в 
храме Христа Спасителя службы, особенно 
вечерние, когда моляпу^хся бывало мало, 
как-то удивительно гармонировали тому пе- 
чально-молитвенному настроению, которое 
овладевает душами в Страстную Неделю. 
Служили всего два человека: о. Василий Кур- 
дюмов — в алтаре и ген. Савицкий — вверху, 
на хорах. Протодьяконский бас и, уже стар- 
ческий, но еще не треснувший — тенор. Как 
проникновенно звучали их голоса в погру- 
женном в полумрак храме! 

Сохранялись нами и пасхальныя традиции. 
В воскресенье, к 12-ти дня, у всех накрыва- 
лись праздничные столы. Жены оставались 
дома — принимать гостей, а му^кья, обла- 
чившись в смокинги, отправлялись с визита- 
рли к коллегам. Заходили и к холостякам, по- 
селившимся своей группой в одном доме. 
Возврашались домой в состоянии, испокон 
веков, присущем визитерам. 

Подходило время для нашего выступления 
в « Радио-Сити », но никто еще не знал точ- 
ной даты, т. к. предыдущая программа про- 
должала делать хорошие сборы. Отставлен- 
ный дирекцией « Обмен дип.поматическими 
нотами » поставил вопрос о том, что мы бу- 
дем петь вместо него? Дирекция « Радио-Си- 
ти » уже знала репертуар хора, но д11ректор 
настоял на включении в программу большого 
« траурного » номера, дол>кенствовавшего 
сопровождать первый фильм. Этим траур- 
ным номером хор избрал панихидное песно- 
пение, аранж:ированное все тем же проф. 
Шведовым, которое мы пели еще в 33-34-ом 
годах. Солистом в нем всегда выступал М. И. 
Бажанов. 

Директор не ошибся: это, очень сильное по 
музыке, песнопение, как нельзя лучше под- 
ходило к переживаемому страной времени и 



40 



пользовалось заслуженным успехом у слу- 
шателей. 

Блестяще была поставлена и сцена вальса 
из оперы « Евгений Онегин », в костюмах эпо- 
хи начала 19-го века. На огромной вращаю- 
щейся сцене, в вихре вальса, кружились де- 
сятки нарядных пар, создавая исключитель- 
ную по своей фееричности картину. Костю- 
мированные как и все, мы — хористы — что- 
то пели, но не много, ибо все шло под музыку 
оркестра. Запомнилась и сцена, сопровож- 
давшая второй фильм, где все мы были оде- 
ты и загримированы под сти.пь наших дале- 
ких предков: в кольчугах, с шеломами на го- 
ловах, с лицами обрам,11енными бородами 
восседали мы на небольшом парусном стру- 
ге. Весь пол сцены устлан довольно плотны- 
ми тюлевыми сетями, под которыми, одетые в 
трико, проползали девуи1ки, все время шеве- 
ля их. Зрители говорили, что в зале создава- 
лась полная иллюзия воды с медленно плы- 
вущим по ней стругом. Но что мы пели — не 
помню. Что-то протяжное и неторопливое. 

Крайне оригинально вышла и заключи- 
тельная сцена второй программы. Откуда-то 
были добыты модели открытых автомобилей 
конца прошлого и начала нынешнего столе- 
тия. Снабженные электрическими моторами, 
медленно двигались они по сцене. Прави.ли 
ими хористы. На заднем сидении водружа- 
лись две, нарядно одетые, девушки. Под зву- 
ки оркестра автомобили выезжали на сцену 
и остановливались. Объявив годы рогкдения 
каукрото из пяти выкатившихся автомоби- 
,яей, диктор сообщил: « А теперь вы увидите 
автомобили последнего выпуска! » и с трех 
сторон, одетые в солдатскую форму, выка- 
тывались мы на трех «дгкипах», по четыре 
человека в каждом. Вслед за нами появился 
большой танк (конечно, бутафорский), бит- 
ком набитый « солдатами » — хористами 
постоянного хора « Радио-Сити ^> . Сразу-ясе 
начались американские военные песни, ко- 
торые хорошо знали и мы. Под гром несмол- 
каемых апплодисментов опустился занавес. 

12 летних недель продолж:ались выступле- 
ния Дон. Каз. Хора на сцене « Радио-Сити ». 
Покидая ее, корзинами шоколада и фруктов 
отблагодарили мы девушек за совместную 
работу. Лето было еще в разгаре и хор снова 
направился в Бельмар, где рассчитывал най- 
ти все необходимое для отдыха и репетиций. 
Еще в 4 1-ом году, в Бельмаре хором был на- 
нят учитель, ежедневно занимавшийся с на- 
ми подготовкой к экзаменам на американское 
гражданство. Экзамен этот состоялся в Нью- 
Йорке и кончился б.пагополучно. Не допус- 



тили к экзамену только тех двух хористов, 
которые больше всех пострадали в автомо- 
бильной катастрофе в 38-ом году и больше 
года отсутствовали в С. Ш. А. Им пришлось 
держать экзамен .лишь в 44-ом году. Приоб- 
ретенное нами американское граясданство 
впоследствии да.яо возможность хору бес- 
препятственно колесить по всему миру. 

В том же Бе.льмаре, осенью (не то 43-го, не 
то 44-го года) пришлось нашему хору позна- 
комиться с тем, что такое ураган. Произошло 
это уже к вечеру, когда по оканчании спевки 
в здании школы хористы стали покидать 
зал. С неба начинали падать крупные капли 
дождя и поднялся ветер. Сперва я хотел пе- 
реждать непогоду, но случившийся рядом со 
мной хорист предупредил меня о сообщении 
радио о надвигающемся урагане. Пришлось 
снять ботинки, закатать вверх брюки и оп- 
рометью помчаться в свою квартиру. Прибе- 
жал я домой, прогалопировав 4-5 кварталов, 
мокрый до нитки. Жил я в комнате во втором 
этаже один. Снаругки уже творилось нечто 
невообразимое: в сплошной шум ливня и вой 
ветра врывалось хлопанье сорванных с 
крючков ставень и наружной двери, прижи- 
мавшейся к дому довольно сильной пружи- 
ной. Необъяснимым, на первый взг.пяд, было 
то, что ураган мчался с юга, а неимоверной 
силы ветер напирал с севера. С юга дом, где я 
жил, был защ^1щен до некоторой степени 
другими постройками, а в северной стороны 
его находилось нечто вроде озера — широ- 
кий залив, носивший название « Шарк ри- 
вер » (Акулья река) и именно отсюда ураган 
давил с такой силой, что дом пошатывался. В 
моей комнате на столе стоял графин наполо- 
вину наполненный водой и когда я случайно 
взг.лянул на него, мне стало как-то не по се- 
бе: поверхность воды то повышалась, то по- 
нижалась в одну или другую сторону. Теперь 
я понял, что ураган этот превратился в смерч 
огромнейшего диаметра. Дом шатало и оста- 
ваться одному в этаже было весьма неприят- 
но, а потому я спустился вниз к хозяевам. 
Хозяева мои, сравнительно еще молодые лю- 
ди, сидели за столом вместе со своими двумя 
детьми — подростками. Муж;, как оказалось, 
был учителем в той школе, где мы несколько 
лет подряд производили наши спевки. Изви- 
нившись за беспокойство, я не скрыл от них, 
что спустился вниз, дабы избежать полного 
одиночества в подобной обстановке. Ливень 
и вой урагана продо.лж:ались с преж:ней си- 
,лой, и наружная дверь так громыхала, что я 
решился попытаться закрепить ее. Моя по- 
пытка закончилась неудачей, т. к. сперва я 



— 41 — 



не мог открыть дверь — так напирал на нее 
ветер — а затем она распахнулась сама, чуть 
не сбросив меня на пол балкона. Да и при- 
крепить ее было нечем, и я вернулся в ком- 
нату с некоторым конфузом. Только к Х^-ти 
часам ночи ураган стал стихать. Утром по- 
1лел я поглазеть на произведенные разруше- 
ния. На улицах валялись, вывернутые с кор- 
нями, деревья, а там, где раньше воды совсем 
не было, стояли целые озера. Но все это бы- 
ли пустяки, по сравнению с тем, что твори- 
-яось на берегу океана. Ма.ченькое искуствен- 
ное озерцо разлилось в огромное озеро от 
нахлестанной в него океаном воды, а за ним 
виднелись холмы из нагроможденного впе- 
ремежку дерева и исковерканного толстого 
железа. Обогнув озеро, я вышел на самый 
берег океана и... не узнал мест, где еще вчера 
прогу.пивался по прекрасному — броадвоку 
(странду). Исчез широкий странд; исчезли и 
прибрежные павильоны для курортных гос- 
тей — все смыла вода и отбросила назад на 
шоссе, хотя и странд и павильоны были пос- 
троены на высоких толстых и прочных сва- 
ях, скрепленных рельсовым железом, и воз- 
вышались фута на 3 над шоссе, проходив- 
шим много выше уровня океана в часы при- 
лива. На широком, имевшем 10 километров в 
длину, странде стояли прочно прикреплен- 
ные, тяжелые скамьи и на всем его протя- 
жении зацементированные чугунные фонар- 
ные столбы. Все это лежало теперь в иско- 
верканном виде, грудами наваленное на шос- 
се. А один из павильонов оказался перебро- 
шенным с самого берега и через странд, и че- 
рез шоссе, к лежащим за ним домам. Все, что 
люди делали годами — стихия разрушила в 
несколько коротких часов! 

Однако нам недолго пришлось « любовать- 
ся » этой печальной картиной — через три 
дня хор перебрался в Нью-Йорк. Наши выс- 
тупления в « Радио-Сити » больше не возоб- 
новлялись, но и то, что хор два года подряд 
пел там, дало ему возможность прочно и 
окончательно стать на ноги после катастро- 
фического сезона 39-40-го года. Концертные 
турнэ по С. Ш. А. и Канаде были уже насто- 
лько налажены, что все сводилось лишь к 
подписанию осенью контракта на предсто- 
ящий сезон. В концертной работе хора оста- 
вались прежние трудности, связанные с во- 
енным временем, но с ними уже привыкли 
справляться. С уходом нескольких молодых 
хористов, забранных на военную службу, 
приходилось брать других, местных, певцов, 
для которых сохранявшиеся и естественно 
установившиеся полу-воиские традиции хо- 



ра были чуж^ды. Во внутренюю жизнь это 
внсси.по некоторые неизбежные осложнения 
и более или менее меняло взаимоотношения. 
Концерты все-же проходили блестяще и на- 
ше турнэ закончилось с обычным успехом. 
Уезжать на отдых в Бельмар, при наличии у 
большинства хористов постоянных квартир 
в Нью-Йорке, особенно опять не торопились. 
Мы с женой также остались в Нью-Йорке, 
где, кроме своей постоянной служ:бы, жена 
занялась антикоммунистической работой: пи- 
сала статьи и делала доклады. По мере сил и 
возможности, помогал ей и я, просиж;ивая 
иногда целыми днями в библиотеке, делая 
выборки из советской прессы для ее статей и 
докладов. Обширно документированные, эти 
статьи не потеряли и до сих пор своей силы 
и актуальности. 

На отдых в Бельмар отправились мы уже 
в самый разгар лета. Подготовка новой про- 
граммы как-то спуталась в моей памяти, т. к. 
чем дальше — тем больш;е путаница наблю- 
далась II в самых программах: все чаще во- 
зобновлялись номера уже исполнявшиеся 
десяток, а то и больше, лет назад. Из церков- 
ных песнопений не покидал программ « Бла- 
жен муж », Киевского распева. Часто воз- 
вращались « Коль славен » и « Верую » Гре- 
чанинова и Кастальского, повторялась и « Ле- 
генда » Чайковского: « Был у Христа-Мла- 
денца сад». Я хорошо помню, что в России 
считалось, что эта вешь написана для уче- 
нических и детских хоров и ни один большой 
хор не брался за ее исполнение, но как блес- 
тяще звучала она у Дон. Каз. Хора! Сколько 
трагизма и драматичности сумел влож:ить 
Жаров в Это цельное и мастерски закончен- 
ное песнопение! Возобновлялись и « Справка 
о Дон. Каз. Хоре», и « Славянский марш » 
Чайковского, и 4-5 казачьих песен. 

При посещении хором пос.певоенной Евро- 
пы, как наша дирекция, так и публика, по- 
требовали исполнения старых предпочитав- 
шихся номеров: « Не шей ты мне, матушка », 
«Эй, ухнем», «Однозвучно», «Вечерний 
звон», «Стенька Разин» и пр. Эти номера 
пользовались особым успехом у аудитории 
Германии и Австрии, и пренебрегать этими 
требованиями хор, конечно, не мог. 

Позволю себе сделать маленькое отступле- 
ние в память добрейшего Канадского Влады- 
ки ИОАСАФА, с которым нам пришлось 
встречаться в Канаде. Жил он в Эдмонтоне, 
в небо.пьшом домике при церкви, где иногда, 
с помошью прихожан, устраивал хору скром- 
ные приемы и никогда не упускал случая 
встретиться с нами. Однаясды хор не остано- 



42 — 



вился в местном отеле и Владыка пришел 
повидаться с нами в поезде. Одет он был бо- 
лее чем скромно. Жаров попросил его при- 
нять деньги на новую рясу. Владыка деньги 
принял и передал их бедным. В следующий 
приезд мы встретили его все в той-же потре- 
панной рясе и регент, снова для той же цели, 
вручил деньги, но уже не самому В.ладыке, а 
кому-то из прихожан. И только так удалось 
облачить его в новую рясу. Владыка Иоасаф 
принадлежал к той редкой породе людей, у 
которых доброта будто исходит от всего их 
существа. В последний раз мы видели его тя- 
жело больным, где-то далеко на юге — то ли 
в Бразилии, то ли в Аргентине, и уже в сане 
архиепископа. 

С обычным успехом и при полных сборах 
подходил к концу сезон 44-45 года. Никакой 
работы на лето не предвидилось и хор подго- 
товлялся к летнему отдыху. Война близи- 
лась к концу: союзники теснили немцев со 
всех сторон; американская армия отбирала у 
японцев, один за другим, занятые ими остро- 
ва. Неогкиданно наша дирекция предложила 
хору « прокатиться » в Европу для развлече- 
ния армейских частей С Ш. А. Конечно, хор 
принял это предложение, хотя для этого не- 
обходимо было « переформироваться » в бо- 
лее соответствующую такой цели артистичес- 
кую группу. Хору были приданы три хоро- 
ших гармониста и, лучшие в то время, двое 
танцоров присоединены к двум нашим. Не- 
которые хористы, по разным причинам, 
ехать с хором отказались и найти им за- 
местителей было нелегко. Германия агони- 
зировала, но война все еще продолжалась. 
Всем нам были сделаны прививки против са- 
мых разнообразных болезней: чумы, стол- 
бняка, тифа, оспы и пр. На каком-то армей- 
ском складе выдали нам будничное обмунди- 
рование, а офицерскую форму (главным об- 
разом для сцены) заказали в большом мага- 
зине на 5-ой авеню. Оформили и полагаю- 
щиеся документы и для того, чтобы дать вре- 
менное военное звание, всех « произвели » в 
капитаны. Из Нью-Йорка, уже в готовом но- 
вом составе, ездили мы давать концерт в ка- 
кую-то армейскую часть на Стейтэн Аиланд 
и пели в одном армейском госпитале. Тем 
временем закончилась и война с Германией. 

По.пучив, наконец, все необходимые доку- 
менты, погрузились мы на пароход и поплыли 
в Европу. Пароход наш был просто военным 
транспортом стандартного типа в 10-11000 
тонн. Одновременно с нами ехали и две дру- 
гие артистические группы — одна легкой ко- 
медии, а другая, побольше, варьетэ. Путе- 



игествие, вообще, было скучным. Кое-где по- 
падались плавучие мины и не раз их расстре- 
ливали из пулеметов. В Англии, в Саутгемто- 
не, нас высадили и поместили во временных, 
довольно холодных, деревянных бараках. 
На следующий день снова погрузили на па- 
роход (уже другой) и повезли к берегам 
Франции, в Гавр. В Гавре все пристани были 
разрушены и нам пришлось перегружаться 
на плоскодонные баркасы, которые прича- 
ливали прямо к пологому берегу. Носовая 
широкая часть их откидывалась вперед, т. ч. 
мы почти по-суху сходили на берег. К месту 
нашей высадки подъехали грузовички, от- 
несшие нас в казармы, где мы и заночевали. 
Утром, уже поездом, выехали в Париж. По- 
езд шел медленно и во время пути пришлось 
пользоваться военным рационом, выданным 
нам на дорогу. Аккуратные пакеты содерж^а- 
ли полный обед: мясной сандвич, сладкая бу- 
лочка, кофе в порошке, сахар и плитка шо- 
колада. В Париж мы добрались часа в два 
по-полудни и, в ожидании грузовиков, заш- 
ли в привокзальное бистро, надеясь выпить 
чашку кофе и съесть вкусный хрустящий 
круасан. Увы, вместо кофе подали нам ка- 
кую-то бурду, вместо сахара — сахарин; не 
ста.ло и круасанов. Таково было наше первое 
знакомство с послевоенным Париж^ем. По- 
дошли присланные за нами грузовики и от- 
везли нас в Шату (пригород Парижа). В Ша- 
ту размещались все труппы, как едущие раз- 
влекать многочисленные гарнизоны С. Ш. А., 
так и уже закончившие свою работу и ожи- 
давшие возвращения в Америку. Между Ша- 
ту и Парижем беспрерывно курсировали 
привезшие нас грузовики. Достаточно хоро- 
шо зная Париж, я сел в один из них и поехал 
искать своих знакомых и родственников же- 
ны. Разыскать их не представляло труда. 
Невеселую картину жизни развернули они 
передо мной: топить квартиру было нечем, 
нечем было и питаться — несколько лет бед- 
ствовали. Рассказали и о тяж;елом положе- 
нии новой эмиграции. В Париж:е уж;е было 
известно о зверской расправе в Лиенце с ка- 
заками и о выдаче всего казачьего стана бо- 
льшевикам. Сведения эти бы.пи получены от 
одного донца, с ?кеной и грудным ребенком 
каким-то чудом избежавшего общей участи. 
Бежали они через местами заснеженные го- 
ры. Ободранных, изнуренных голодом, их 
где-то подобрала одна из американских час- 
тей и доставила в Париж, где они прожива.пи 
раньше. Этот жлвой свидетель рассказал во 
всех подробностях о насильственной выдаче, 
сначала всего офицерского состава, вк.пючая 



— 43 



и ген. П. Н. Краснова, а затем и всех казаков. 
Когда я сообщил обо всем этом хору, то спер- 
ва никто не хотел этому верить, и особенно 
те, кто в августе-сентябре 39-го года имели 
на эту тему неоднократные беседы с весьма 
престарелым ген. Красновым, когда он, зная 
всю обстановку, определенно заявлял, что в 
грядущих событиях не примет никакого 
участия. Естественно, что это его заявление 
ставило под сомнение весь рассказ о выдаче. 
Однако вскоре все подтвердилось и возбуди- 
ло другой вопрос: кто имел и оказал влияние 
на престарелого ген. Краснова, заставившее 
его изменить свое первоначальное решение. 
Ответа на этот вопрос нет. Да и вряд ли он 
будет, если даже подобное лицо существова- 
ло, или существует и по сей день. Вдове уму- 
ченного ген. Краснова, по возвращении в 
С. Ш. А., хор сразу стал отправлять про- 
дуктовые посылки, а на следующее лето ад- 
министратор хора, ездивший по хоровым де- 
лам в Европу, лично навестил вдову генера- 
ла. 

В Париже хор оставался дня три и в ка- 
ком-то большом зале дал концерт для воен- 
но-служащих С. Ш. А. В тот-же день было 
объявлено, что хор летит военным аэропла- 
ном во Франкфурт на Майне. На больших 
« джипах » привезли нас на аэродром в Орли. 
Летать никому из нас еще не приходилось, а 
потому мы испытывали некоторое опасение. 
На наше счастье, перед нашим отлетом аэро- 
планы один За другим подкатывали, забира- 
ли военных пассаж:иров, ползли на подъем- 
ную дорож:ку и улетали. Перед нашими гла- 
зами прошло не меньше десятка таких отле- 
тов, после чего мы уже уверенно садились в 
свой аэроплан — траспортный ОИ 47, с жес- 
ткими скамьями по бокам. Лететь пришлось 
недолго — часа полтора. Перелетели Рейн, 
пролетели над Майцем и скоро пошли на 
снижение. Только в одном месте, в то время, 
когда мы пролетали над лесистой возвышен- 
ностью, наш само.лет трясло, как телегу по 
кочкам. С аэропорта, опять на больших тран- 
спортных «джипах», въехали мы во Фран- 
кфурт с юга-западной стороны. Сперва каза- 
лось, что больших разрушений не было. 
Сравнительно мало пострадала и вокзальная 
площадь и сам вокзал. Но дальше, в центре 
города, все было разрушено и все боковые 
у.лицы обращены в груды развалин. И « Фра- 
нкфуртэр Гоф- » — лучший стель города — и 
стоявший напротив на площади памятник 
Гете — тоже были снесены. Расчищена была 
""олько главная улица, по которой мы про- 
дли в восточную часть города и неожидан- 



но оказались перед целехеньким пятиэтаж;- 
ным зданием, обнесенным на большом рас- 
стоянии колючей проволокой. У ворот — ча- 
совые: Главный Штаб американской армии. 
Здесь разместилось высшее командование во 
главе с ген. Айзенхауэром. Недалеко от 
Штаба, в небольшой улице расположился и 
весь хор. С нашей стороны все дома были це- 
лы. Все они были двухэтажными и заключа- 
ли в себе по две квартиры со всеми удобства- 
ми. На противоположной стороне — одни 
развалины. На торчапгих трубах висели ван- 
ны и все аксессуары уборных и кухонь, впе- 
ремежку с железными каркасами бетонных 
лестниц. По всей видимости, на этой улице 
жила элита гитлеровских вельмож. Видны 
были остатки и богатой обстановки, и доро- 
гих картин. Прислуга в занятых нами домах 
почти вся говорила по русски: все это были 
славяне, насильственно вывезенные гитле- 
ровцами на работы. Истопником у нас был 
очень славный юноша-белорусе — колхозник 
Ванюшка. Навсегда засели в памяти его 
простые и вещие рассуждения: « Если амери- 
канцы теперь не уничтожат в России комму- 
низм, то впоследствии они с ним больше не 
справятся ». К этой теме он возвращался 
неоднократно. Пробыли мы во Франкфурте 
больше трех недель и часто пели в городе, но 
главным образом по многочисленным гарни- 
зонам. Первое наше выступление состоялось 
в театре « Шуман » на вокзальной площади. 
От этого театра остался фасад и большое фо- 
йэ, в котором была устроена и сцена и зри- 
тельный зал. Пели мы и для Штаба Армии, и 
для ген. Айзенхауэра в здани11 Штаба, в по- 
местительном зале, служившим обычно офи- 
церской столовой, в которой питались и мы. 
На этом концерте присутсвовала масса офи- 
церов, но ген. Айзенхауэр во время концерта 
куда-то ушел и вернулся, когда концерт уж:е 
был закончен. По его просьбе пропеть для 
него некоторые номера программы, мы под- 
нялись этажом выше и когда запели, мне по- 
казалось, что сзади, в непосредственной бли- 
зости, кто-то стоит. По окончании номера я 
оглянулся и увидел советского офицера с 
обер-офицерскими погонами. Оказался он со- 
ветским переводчиком, что однако не поме- 
шало ему расхвалить хор на все лады. После 
того, как хор спел несколько номеров и от- 
плясали танцоры, ген. Айзенхауэр высказал 
свое восхищение и поблагодарил регента, 
как и всех остальных. 

(Продолжение следует) 

Дсбрсволец Иванов 



44 



к СВЕДЕНИЮ ДОНСКИХ КАЗАКОВ И ОБЩЕСТВЕННОСТИ 



По просьбе председателя Союза Донских 
Казаков в США С. И. Донскова, ниже поме- 
щаются два сообщения, напечатанные в га- 
зете « Новое Русское Слово » от 25 (12) 1969 и 
17 (1) 1970 г. 

В связи с объявлением т. и. « Донского 
Войскового Совета — ДВС » в газетах « Но- 
вое Русское Слово » (14 декабря 1969 г.) и 
« Россия » (12 декабря 1969 г.) о « выборе » им 
Н. В. Федорова « Донским Атаманом », мы 
считаем необходимым заявить, что такие 
« выборы » ни в какой мере не соответствуют 
законным выборам Донского Атамана, а сле- 
довательно не могут быть признаны Дон- 
скими Казаками. 

Эти «выборы», если их так можно наз- 
вать, отражают антидемократические взгля- 
ды исключительно совершенно незначитель- 
ней группы приверженцев Н. В. Федорова, 
игнорирующей громадное большинство Дон- 
ских Казаков, которые не принимали ника- 
кого участия в « упрощенных выборах » 
«Донского Войскового Совета». Сам «ДВС» 
никем не избирался и совсем не может вы- 
ражать воли Донских Казаков зарубежом. 
Он состоит исключительно из нескольких 
личных друзей самого Н. В. Федорова, наз- 
наченных им единолично, без указания фа- 
милий лиц, входящих в «ДВС», а потому 
для Донцов является анонимным и лишен- 
ным всякого авторитета, что отметил и по- 
койный ген. И. А. Поляков в своем « Обраще- 
нии » к Донцам. 

Причем « две » в своем объявлении обра- 
щается только к принимавшим участие в его 
« упрошенных выборах » лицам и тем самым 
признает своего « избранника » лишь группо- 
вым атаманом. 

Категорически исключая всякие несостоя- 
тельные претензии Н. В. Федорова имено- 
вать себя Донским Атаманом и выступать в 
качестве такового, мы предоставляем окон- 
чательное решение созываемому в 1970 го- 
ду Малому Донскому Кругу, как единствен- 
ному выразителю воли Донских Казаков За- 
рубежом. 

Союз Донских Казаков в США 
Донское Войсковое Объединение во Франции 
Объединение Донских Калмыков во Франции 
Донская Центр, им. Атамана Краснова ст-ца 

в Нью Йорке 
Донская им. Атамана Платова ст-ца в Пат- 

терсоне, США 
Донская им. Чернецова ст-ца в Фармингдэйл, 

США 



Донская станица в Лос Анджелес, США 
Донская станица в Брюсселе, Бельгия 
Донская им. Атамана Павлова ст-ца в Брита- 
нии 
Донская им. Атамана Павлова ст-ца в Арген- 
тине 
Донская станица в Мелбурне, Австралия , 
Донской хутор в Лиенце, Австрия 
Донской хутор в Сан Франциско, США 
Донской хутор в Вене, Австрия 
Донской хутор в Чикаго, США 
Донской хутор в Шпитал, Австрия 
Донской хутор в Буффало, США 
Донской хутор в Гамбурге, Германия 
Объединение Партизан-Степняков Зарубе- 
жом 
Объединение Донских Казаков в г. Иера, 

Франция 
Объединение Лейб-Гвардии Атаманского 

полка во Франции 
Объединение Донских Казаков в Абондане, 

Франция 
Объединение Донских Калмыков в Фривуд 

Эйкрс, США 
Объединение Лейб-Гвардии Атаманского 
полка в США 

Донские Казаки, входящие в общеказачьи 
организации: 

Казачий Союз во Франции 
Казачий Союз в Германии 
Казачий Округ в Англии 
Казачий Воинский Союз в Германии 
Отдел Казачьего Союза на Востоке Франции 
Казачий Центральный Комитет в Германии 
Казачья Центральная станица в Мюнхене, 

Германия 
Казачья Федерация в Канаде 
Казачий хутор в Монтреале, Канада 
Объединение Донских Артиллеристов 
Объединение Атаманского Военного 

Училища 
Казачья станица в Ганновере, Германия 
Казачья станица в Лондоне, Англия 
Казачья станица в Монтаржи, Франция 
Обще-казачья станица в Нью Йорке, США 
Верховное Казачье Представительство 



Союз Донских Казаков в США, идя нав- 
стречу просьбам казачьих организаций и 
Донских Казаков за пределами США о 
предоставлении им времени для выборов ими 
делегатов на Малый Донской Круг и желая 
дать возможность участия на Круге и тем 



— 45 — 



организациям, которые желают принять 
участие на Круге после опубликования в га- 
зете « Новое Русское Слово » от 25 дек. 1969 г. 
заявления 40 казачьих организаций, перено- 
сит созыв Малого Донского Круга на 11-12 
апреля 1970 г. в зале Комитета помощи Ка- 
закам в США, во Фривуд Эйкрс, шт. Нью 
Джерзи, Исг 4-я улица. 

Нижеследующие организации присоеди- 
няются к заявлению 40 казачьих организа- 
ций, которые категорически исключают вся- 
кие несостоятельные претензии Н. В. Федо- 
рова именовать себя Донским Атаманом и 
выступать в качестве такового: 
Казачий Национальный Центр во Франции 
Объединение Казаков Комбатантов во 

Франции 
Донской казачий хутор в г. Орлеане, 

Франция 



Донской казачий хутор в г. Дранси, Франция 
Донской казачий хутор в г. Труа, Франция 
Казачья станица в г. Бирмингэйм, Англия 
Донской казачий хутор в г. Волфергэмптон, 

Англия 
Сбщеказачья станица в г. Ганновер, 

Германия 
Донской казачий хутор в г. Нюрнберг, 

Германия 
Донской казачий хутор в г. Аугсбург, 

Германия 
Казачья станица в г. Клагенфурт, Австрия 
Донской казачий хутор в г. Эдмонтон, 

Канада 
Донские казаки Общеказачьей Национально- 
Американской станицы Фармингдэйл, 

Нью Джерзи 
Донцы Общ. -Казачьей станицы в Афинах, 

Греция 



ИЗ КАЗАЧЬЕЙ ЖИЗНИ ЗА РУБЕЖОМ 



• Из письма профессора донского казака, 
преподающего русскую литературу в одном 
из американских университетов. « Препода- 
вать в американских школах становится все 
более сложным, требующим всех сил, делом. 
А тем более знакомить, вводить, в уже ограб- 
ленных опустошающей системой воспитания 
молодых людей в загадочный мир русской 
души, русской культуры, той культуры, ко- 
торая жила и цвела своим исканием Божьей 
правды, своими страданиями и состраданием, 
своей мечтой о Пушкинских «воле и покое ». 
Все это так чуждо современности, в которой 
растворилась, утонула душа человека. 

Эти дни я читал о Гоголе, о его непостилси- 
мой широте и глубине. И когда я говорил о 
казачестве, как уникальном в мировой исто- 
рии искании не столько индивидуально-лич- 
ной свободы, а единственно возможной и 
захватывающей народной свободы, той воль- 
ности духа, которая питала казачество, то 
заметил движение « огонька » в глазах аме- 
риканской молоденси. 

Есть в этой « вольности » что-то от вечного 
и без этого не может жить даже современ- 
ный человек. Много таких мифов гкивут с 
нами и в нас: среди них и миф казачьего пре- 
тания, казачьего пути освобождения души». 

♦ О « Юных пропагандистах казачьего 



имени в школах США » пишет А. Скрылов: 
« Известно, как создавалась и продолжает 
создаваться страна США. По преимуществу 
это были вначале переселенцы из Европы, а 
затем и с других стран и континентов. А пос- 
ле 2-ой Мировой войны, среди эмигрантов 
сказалось и не мало казаков. Представителя- 
ми их сейчас являются уже три поколения. 

Благодаря телевизионным аппаратам, а 
они имеются почти в каждом доме, дети име- 
ли возможность увидать в некоторых про- 
граммах сдеж;ды, танцы некоторых народов, 
услышать их песни. Это конечно, вызвало 
же.пание в молодых умах узнать, чьи же по- 
томки С11ДЯТ с ними на школьных скамьях? 
Узнали об этом учителя и некоторые из них 
решили испо.пьзовать это детское .пюбопыт- 
ство с образовательной целью. В некоторые 
дни дети стали приходить в школу в нацио- 
нальных костюмах того народа, откуда были 
их родите.ли. Учителя задавали вопросы, де- 
ти отвечали, что знают о своих народах. Все 
это, конечно, кратко, по детски. Подсказчика- 
ми, конечно, тут были родители. 

Оказались здесь и дети казаков, и не захо- 
тели они отставать от других. Вот и А. И. 
Скрылову, кубанскому казаку, у которого 
два сына, из которых один имеет двух доче- 
рей, а другой сьша и дочь. Один живет в Сан 



46 — 



Франсиско, другой в Сан Рафаель в Калифо- 
рнии. Не легко было достать черкеску, да 
еще маленького размера, да помог друг-со- 
ратник В. Черешнев, внук которого давно 
вырос Из приготовишки в гимназиста. И вот в 
«День благодарения Бога за плоды», праз- 
днуемому в ноябре, дед по « секрету » увел 7 
летнего внука Андрюшку в другую комнату, 
облачил его там в черкеску, и вывел, неожи- 
данно для гостей в виде казаченка. Ахнули 
зрители, а три сестренки пришли в неопису- 
емый восторг, но сразу стали приставать к 
деду, чтобы он их облачил в черкески, и 
обязательно с поясом, башлыком, кинжалом, 
папахой. Восторгу их не было предела, когда 
они все это получили. А в дальнейшем, внуч- 
ка 9-ти лет, получив от деда в подарок 
« Сборник казачьих песен » Гульдиева, на- 
училась их играть на пианино. М.ладшие ?ке 
научились лихо танцевать « казачка » с при- 
сядкой заправских танцоров, приводя в вос- 
торг своих родителей и их друзей старых ка- 
заков. 

Первое же посещение школы в нарядной 
черкеске имело большой успех. В руках у 
ней был и № журнала « Родимый Край », на 
обложке которого казаки трех казачьих 
войск. Своим слушателям она объяснила, что 
и как называется, что и для чего слу?кит ка- 
заку. Помог конечно в этом отношении дед. 

Так о казаках узнало школьное начальство 
и соученики. Так из малых дел могут созда- 
ваться большие дела ». 

А. И. Скрылов (станицы Северской Куб. 
каз. Войска) пишет о своих внуках и внуч- 
как. Но следует добавить и о проме:жуточном 
поколении — его сыновьях. Валер. Скрылов 
инженер строитель, магистр техники под- 
земных грунтов, специализировавшийся на 
очистке вод от отбросов нефти и других заг- 
рязнений, служит у « Стандарт Оиль Компа- 
ни » в Калифорнии. Его брат Николай, тоже 
инж:енер экономики, служит в « Тихоокеан- 
ской Те.лефоной и Телеграфной Компании ». 
Оба занимают большие посты. 

Не мало казаков и у нас во Франции сво- 
ими трудами заслужили почетное место во 
французских науке и промышленности и 
часто их представляют на международных 
научных конгрессах, съездах и выставках. 

Инженер Г. Н. Лепорский, станицы Митя- 
кинской В. В. Д., один из технических дирек- 
торов всемирно известного общества « Фи- 
липс », фабрикующего всевозможные радио- 
апараты, телевизоры, магнетофоны и тд. в 
течении прошлого года был командирован от 
своего предприятия на Мировой конгресс 



магнетоскопии в Вену, затем на конгресс маг- 
нетофонной промышленности в Голландии 
и на мировую выставку промышленности в 
Гановере. В сентябре Г. Н. в Париже сделал 
большой доклад о магнетофонной промыш- 
ленности, который передавался по телеви- 
зии. 

Н. И. Греков, Старочеркасской станицы В. 
В. Д., инженер-геолог Французского Неф- 
тяного Института во Франции, в октябре 
1969 г. по приглашению бразильских универ- 
ситетов Ресифе и Порто Алегре прочел в 
Бразилии ряд лекций по сравнительной па- 
леонтологии и геологии Африки и ю»сной 
Америки. Помимо чтения лекций Н. И. Гре- 
ков провел ряд научных работ в местных ла- 
бораториях, и практических исследований 
местной почвы. 

Инженер Б. А. Богаевский, Каменской ста- 
ницы В. В. Д., один из директоров общества 
химической промышленности « Уясин-Куль- 
ман », в прошлом году был одним из предста- 
вителей французской промышленности на 
международном конгрессе косметической и 
парфюмерной промышленности в Барселоне, 
на технико-научной конференции кожевен- 
ной промышленности в Фриберге (Германия), 
на съезде европейских специалистов мы.пова- 
ренной промышленности в Дюсельдорфе 
(Германия) и на мировом съезде писчебу- 
мажной промышленности в Рапало (Италия). 
На этих съездах им было сделано ряд докла- 
дов. 

• Г. Барашкин, донской казак-ка.пмык, де- 
лится своими переживаниями. 

« Кто из калмыков не слышал и не знает 
душу щемящий мотив нашей старинной пес- 
ни « Алта дернь чархани » — песни сына сте- 
пей, оторванного от матери и тоскующего 
по ней. 

Кто из нас не узнает ее слова, полные неж:- 
ной любви к матери, выростившей без сна, 
при холоде встававшей ночью, чтобы укрыть, 
приголубить, успокоить... Каждый ее куплет 
заканчивается словами: « В какое время 
можно забыть свою мать ». 

И тепер, в изгнании, часто приходится 
слышать эту песню, ибо эти ее слова как бы 
предназначены для нас, эмигрантов, вот уже 
более 50 лет носящих безисходную тоску по 
нашей матери, безконечному пространству 
сальских степей. И так бывает приятно вспо- 
мнить наше далекое прошлое, наше детство, 
купание лошадей, возможность, а это было 
самое главное, скакать во все стороны, без 
всяких ограничений. Ведь наше потомство в 
европейских странах, в странах Америки не 



— 47 — 



имеет этой возмогкности... 

Песня, которую я вспоминаю, относится к 
глубокой старине. Дочь, выданная замуж, не 
должна была видеть своих родителей до пер- 
вых родов. Тоскуя по матери, по ее .ласке, она 
и слоясила эту песню: 

Алта дернь гархинь, 
Алтин декянь дельгране 
Асрулн ескясен 
Адже авань... 

• Книжная по.лка. — Вышла книга П. Е. 
Назаренко « В гостях у Сталина », описыва- 
ющая пребывание в советских конц. лагерях 
казаков выданных в Лиенце. Ее цена — 3 
долл. Выписывать у автора: 

М. Р. Nа2аI•епко 

4, Нагк1з Сго\\'е Вауз1Л'а1;ег 

У1С. АИ8ТКАЫА 

В. Кореневым издана книга « На родной 
земле», описываюшая быт казаков Амурско- 
го Войска. Отзывы будут в следующем номе- 
ре « Род. Края ». 

• И. Я. Крюков сообщает допольнитель- 
ные сведения к истории Атаманского Учили- 
ща: 

« В охране командующего Донской армией 
была и 1-ая сстня (конная). В № 72 « Родимо- 
го Края » я уже писал, что мы « сели » в по- 
езд на ст. Сосыка. С моим другом Федором 
Быковым (теперь инженер в Чикаго) мы дос- 
таточно « сушили » шашки парными часовы- 
ми у вагона ген. Сидсрина при 20-ти градус- 
ном морозе. Жив и Жора Попов (в Сансе). 
Оба они могут все это подтвердить. 

Карасев погиб не в разъезде, а сопровож- 
дая ген. Сидсрина на фронт. Ген. Сидорин 
иногда летал на фронт на аэроплане, но на 
этот раз поехал с конвоем из юнкеров под 
командой есаула Борисова в конном строю. 

Относительно донских станиц И. Я. пишет: 

« Станица Чернышевская находится в 67 
верстах на север от ст. Обливской. Располо- 
жена она на правом берегу р. Чира. Это была 
большая и хорошая станица. Славилась она 
ярмаркой скота. 

О числе дон. станиц. Я привел 141. Б. Н. 
Уланов в своем письме от 17 (I) 1969 г. писал, 
что в 1917 г. было 137 станиц. От этого числа 
были представители на В. Круге. Возможно, 
что дело в том, что Верхне-Донской округ 
был выделен в самостоятельный в 1918 г. при 
Атамане Краснове. Тогда же были и другие 
переименования хуторов в станицы». 

• О станице Чернышевской пишет и И. 
М. Синяпкин: « Была такая станица 2-го Дон- 



ского округа и я сам — казак Чернышевской 
станицы. В ней жили родители моей матери 
(свящ. Степанников) и вдова, мать моего отца 
и его братья (мои дяди). Станицы Обливской 
не было, был хутор Обливский и при нем 
ЖД станция Сбливская, которую также на- 
зывали Сбливы. 

• День Казачьей Скорби. — 22 февраля в 
Александро-Невском соборе в Париже Ка- 
зачьим Союзом, Союзом Казаков-Комбатан- 
тов. Донским Войсковым, Кубанским и Тер- 
ским Объединениями бы.ла отслужена тор- 
жественная панихида. 

• О жизни кубанских казаков в Австра- 
лии сообщает атаман Канбера-Квинвиянской 
Кубанской станицы П. П. Иваницас: « 11-го 
января в помещении станичного правления 
состоялся очередный годовой станичный 
сбор. В прав.пение были выбраны: атаман — 
П. П. Иваницас, его помошник — П. А. Кур- 
тко, казначей — Т. В. Зеленский, запасной 
член правления — Ф. И. Бондаренко. В ре- 
визионную комиссию: Г. М. Щербина, А. А. 
Остапенко, П. К. Копилов, А. И. Василенко. 

С мая по Рождество 1969 г. состоялось 
шесть встреч между атаманами и правлени- 
ями кубанских станиц в Австра.лии (Кубан- 
ской в штате Виктория и Канбера-Квинвиян- 
ской), на которых обсуждалось много прин- 
пипиальных вопросов и были намечены пер- 
спективы на будущее. Установлены дружес- 
кие отношения с двумя донскими станицами 
(в Кабрамата и в Мельборне), и не так да.лек 
час, когда атаманы станиц наметят общий 
план действий. Станицы дружно поддержи- 
вают церковную жизнь в Австралии, а в 
трудную минуту становятся ее опорой. 

Похва.пьные начинания, которые можно 
поставить в пример многим « великим мира 
сего ». Д. А. Дувакин, атаман Донской стани- 
цы имени ген. Краснова в Сиднее (Кабрама- 
та), предоставил в распоряжение станичного 
правления сначала свой барак, а потом и выс- 
троил большое помещение, в котором поме- 
щена каз. библиотека, документы прошлого, 
знамена и тд. Словом — уголок — музей. 
Здесь встречаются казаки и прихонсане, час- 
то бывает и архиепископ Савва. 

Его примеру последовал П. А. Курко, Ку- 
банской станицы и представитель Кубанско- 
го Войскового Атамана, предостави.л в распо- 
ряжение станич. прав.ления жи.лое помеще- 
ние: большой за.л и комнату для приезжаю- 
ш,их. В них устраиваются собрания, встречи, 
вечера. П. А. Курко пользуется величайшим 
уважением в нашем многонациональном го- 
роде и получи.л ряд высоких церковных наг- 



— 48 — 



рад за безкорысгное служение церкви пра- 
вославной. На эту тему можно писать много, 
но хватит и того, что мы уже написали ». 

• Правление Казачьего Союза во Франции 
соо[:щает, что им получено для благотвори- 
тельных целей от Я. М. Борисова (Германия) 
— 14,90 фр., От Д. А. Цымлова (Италия) — 
9,20 фр., от Ф. Ф. Гончарова (Франция) — 10 
фр., от С. А. Жарова — 100 герм, марок, и 
искренно благодарит жертвователей за ока- 
зание материальной поддержки. 



Для передачи сот. Сычеву поступило от ее. 
С. Артемова — 30 фр., от неизвестного — 5 
фр., и от редактора « Нового Русского Слова » 
М. Е. Вейнбаума, через Н. Е. Королькова — 
10 Д0Л.Т1. От его имени председатель Каз. 
Союза В. М. Кузнецов выражает глубокую 
благодарность жертвователям. 

• 1-го и 3-го марта, в Париже, в перепол- 
ненных залах Плеель состоялись два кон- 
церта хора Донских казаков С. А. Жарова, 
прошедших, как всегда, с большим успехом. 



ПАМЯТИ ЯНУАРИЯ ПЕТРОВИЧА БОГАЕВСКОГО 



НА СМЕРТЬ ЯНВАРЯ ПЕТРОВИЧА 

Мы все идем к Великому Концу; 
Чем дальиге мы шагаем. 
Тем час наш ближе. 
И тот блажен. 

Кто жизнь свою красиво прожил. 
Нигде не изменял себе ни в чем. 
Так друг ушел и завещал 
Оставив нас, наш путь кончать всем 

так же. 
(Ганьи) В. Н. Б. 



20 февраля 1970 г. скончался есаул Януа- 
рий Петрович Богаевский, 86 лет, станицы 
Каменской В. В. Д., брат последнего Донско- 
го Войскового Атамана ген. А. П. Богаевскогс 
и « донского златоуста », помошника Атамана 
Каледина Митрофана Петровича. Их былс 
четыре брата: старший, Африкан, поше.л по 
военной слугкбе и достиг высокого поста 
Донского Атамана, следуюший — Петр (умер 
в Новочеркасске в 1916 г.) был доктором 
Митрофан — перед революцией был дирек- 
тором гимназии в Каменской станице, самый 
же младший — Януарий остался с отцом в. 
старш. П. Г. Богаевским и занимался хозяй- 
ством в небольшом отцовском имении. 

Началась 1-ая Мировая война — Я. П. в 
составе одного из донских полков, 2-ой оче- 
реди, на германском фронте. Затем, неболь- 
шое время был ординарцем при Штабе По- 
ходного Атамана всех каз. Войск ве.л. князя 
Бориса Владимировича, но не по душе ем\ 
была служба в штабе, и он снова ушел на 
фронт. Потом революция, гражданская во1!- 
на — обычный путь донского офицера, эмиг- 
рация со всерли ее лишениями и мытарства- 
ми. Обычные этапы — Турция, Болгария, 




Братья Мшрсфан ПетроЕич (сидит) и 

Януарий Петрович Богаеьский (стоит) 

в 1915 году 



49 



Франция, где чернорабочим, где сельским 
рабочим. Никаким трудом не гнушался по- 
койный — и никогда и нигде, как на Дону, 
так и за границей, не старался воспользо- 
ваться высоким положением своих братьев. 

Еще до 2-ой Мировой войны Я. П. обосно- 
вался в пригороде Парижа, Дранси. В то вре- 
мя там было еще много казаков, был там 
Донской хутор имени Атамана А. П. Богаев- 
ского, покойный был его атаманом. Там же, 
выйдя на пенсию, прожил он и последние го- 
ды своей жизни. 

Все, кто знали этого доброго отзывчивого 
человека, всегда будут его вспоминать с са- 
мым хорошим чуством. У него не было вра- 
гов, ко всем он подходил с желанием сделать 
добро. Г'лубоко верующий че,ловек, он ни- 
когда никого не осуждал. Природная наблю- 
дате.пьность и богатый жизненный опыт да.пи 
ему глубокое знание человеческой души. И 
в преклонных годах во всех жизненых во- 
просах он всегда руководствова.лся своей 
старческой мудростью, не имея недостатков 
свойственных этому возрасту. 

Я. П. был не без талантов. Очень хорошо 
рисовал, не получив никакого художествен- 
ного образования, и последние годы своей 
жизни много писал. Многие из его рассказов, 
высоко художественных, как в описаниях 
природы, так и переживаниях человеческой 
души, были помещены в « Род. Крае ». 

Похоронен Я. П. на русском кладбище в 
С. Женевьев, в одном склепе со своим братом 
Донским Атаманом. Отдать последний долг 
собрались много неказаков и казаков всех 
социальных пологкений и всех политических 
оттенков, начиная от казаков старообрядцев 
и калмыков, и кончая членами Казачьего 
Союза, Донского Объединения, Союза парти- 



зан-степняков, Калмыцкого Союза, Атаман- 
ского Училища итд. 

Да будет пухом земля гостеприимной 
Франции донскому офицеру, верному сыну 
Тихого Дона и России. 

Председатель Донского Войскового 
Объединения есаул Н. Ломакин 

ГОРЬКАЯ УТРАТА. '— Парижская каза- 
чья семья в трауре: 20-го февраля скончался, 
в возрасте 86 лет, Януарий Петрович Бога- 
евский, младший брат последнего Атамана 
Всевеликого Войска Донского. 

Смерть постигла его без предупреждения: 
Януарий Петрович не болел, ни на что не жа- 
ловался и никто не ожидал скорого печаль- 
ного исхода. Несмотря на свой возраст, он 
всегда принимал участие во всех казачьих 
торжествах. Еще недавно, четыре месяца то- 
му назад, в день празднования Покрова Пре- 
святой Богородицы, во время трапезы он си- 
дел на почетном месте, приветствуемый 
участниками обеда. 

Приятно бы.по встречаться с Я. П., он из- 
лучал спокойствие и доброту, еще приятнее 
было беседовать с ним. Слушая его, казалось, 
что находишься близко к журчащему степ- 
ному родничку, из которого вытекает прох- 
ладная вода, утоляющая жаж;ду в знойный 
летний день. В беседе обогащал свою речь 
казачьими прибаутками. 

Не увидим мы больше Януария Петровича, 
спит он вечным сном в одной могиле со своим 
старшим братом Африканом. 

Правление Казачьего Союза просит Бори- 
са Африкановича и Нину Ивановну Богаев- 
ских принять его искренее соболезнование в 
постигшем их горе. 

Председатель Казачьего Союза 
В. Кузнецов 



УШЕДШИЕ 



+ 27 ноября 1969 г. в Фармингдале (США) 
умер Н. И. Харченко ст. Екатериновской 
К. К. В. 

^ 13 декабря 1969 г. в Лиенце (Австрия) 
сконча.лся Ж. В. Руковичкин, ст. Бело-Ка- 
литвенской В. В. Д., 78 лет, о чем с прискор- 
бием сообщает правление Объединения 
Участников Лиенцевской Трагедии. 

+ 4 дек. 1969 г. в Джексоне (США) в церкви, 



во время церковной службы скоропостижно 
скончался С. Е. Лебедев, Уральского Каз. 
Войска. 

+ 2 дек. 1969 г. в Нью Иорке сконча.лся член 
Сбще-Каз. Станицы М. Я. Лапа, ст. Пашков- 
ской К. К. В. 

1" 25 дек. 1969 г. умер И. И. Дальниченко, ст. 
Прохладной Терского К. В. 

+ 11 дек. 1969 г. в Лейквуде скоропостижно 



— 50 — 



скончался есаул С. А. Павлов, ст. Новочер- 
касской В. В. Д. 

■^ 4 дек. 1969 г. в Нью Иорке скончался еса- 
ул М. Я. Зазерский В. В. Д. 

■)■ 16 июля 1969 г. в старческом доме шата 
Майн (США) после двух с половиной лет тя- 
желой болезни скончался хор. А. И. Панчен- 
ко ст. Поповической К. К. В. 

■!■ 10 ноября 1969 г. в г. Милвоки трагически 
погиб сот. А. М. Лисовин, 69 лет, ст. Тома- 
шевской К. К. В. — Покойный вышел из до- 
ма, чтобы прогулять свою собаку и был убит 
выстрелом из револьвера из быстро мчавше- 
гося автомобиля. Арестованный убийца негр 
показал, что он стрелял в собаку и « слу- 
чайно » попал в ее хозяина. Он предан суду 
по обвинению в убийстве. 

^ 27 ноября 1969 г. в Бостоне, в автомобиль- 
ной катастрофе убита супруга есаула В. В. 
Чумаченко, Ольга Николаевна К. К. В. 

■!■ 3 янв. в доме для престарелых в Саане 
(Швецария) скончался К. И. Ерошевич, 82 
лет, Терского Каз. Войска. В Швецарию по- 
койный попал из Китая. 

■(■ 7 января в Чехословакии скончался из- 
вестный казачий поэт доктор Н. А. Келин, ст. 
Клетской В. В. Д. Покойным были изданы 
две книги его стихов. Многие из них были 
опубликованы в « Род. Крае » под подписью 
Кузнецова. 

1" 15 дек. 1969 г. в Париж;е скончался есаул 
Б. П. Попов, ст. Иловлинской В. В. Д. Он был 
сыном скромной, но занситочной семьи. Сред- 
нее образование получил в ст. Усть-Медве- 
дицкой, потом учился в Александровском 
картографическом училище. Как казак, 
« действительную » военную службу отбы- 
вая вольноопределяющимся в 16-ом Дон. Каз. 
полку. С началом войны 1914 г. доброволь- 
цем ушел в действующую армию, где в одном 
из донских полков за боевые отличия был 
награясден Георгиевским крестом 4-ой ст. 
Как вольноопределяюшийся из полка был 
командирован в Новочеркасское Военное 
Училище, откуда вышел в один из дон. пе- 
ших батальонов на Кавказском фронте. Пос- 
ле некоторого пребывания там, как специа- 
лист картограф был прикомандован к штабу 
дивизии. Часто ему приходилось в боевой об- 
становке или с разведчиками в тылу против- 
ника производить глазомерные сьемки пред- 
стоящих операций и потом готовить для час- 
тей дивизии географические карты. За эти 
свои работы в боевой обстановке он получил 
ряд офицерских боевых наград. 

После революции Б. П., вернувшись на Дон, 
поступает рядовым партизаном в Семилетов- 



ский отряд. При фюрмировании штаба Север- 
ного партизанского фронта, его командую- 
щий ген. Ф. Ф. Абрамов берет Б. П. в штаб 
фронта начальником связи. С оставлением 
Новочеркасска Б. П. уходит в Степной По- 
ход. По окончании его, он получает пригла- 
шение в Топографическое отделение штаба 
Дон. Армии, но его тянет на фронт, и он по- 
ступает в группу войск ген. Фицхелаурова, 
как начальник связи штаба группы, и там 
проделывает всю граж;данскую войну. В 
крымский период борьбы Б. П. начальник 
связи штаба 3-ей Дон. каз. дивизии. Почти не 
слезая со своей мотоциклетки, носится он 
по степям северной Таврии, не только нала- 
ж;ивая связь со своими частями, но и подчас 
включаясь в линии связи красных, доставая 
ценные сведения, за что не раз получал бла- 
годарность От начальника дивизии ген. Гу- 
сельщикова. За время Великой и гражданс- 
кой войны он был несколько раз ранен, но 
при легких ранениях никогда не покидал 
своей части. 

После оставления Крыма Б. П. — в дон- 
ских лагерях Чилингира и Лемноса. Затем из 
Болгарии Б. П. переезжает во Францию, где 
работает в Париже на заводе и одновременно 
ночами изучает французский язык и специа- 
лизируется по гравированию географичес- 
ких карт. Изучив это дело, получает от Па- 
рижского Картографического Института 
диплом гравировщика с оставлением на 
слугкбе при Институте, где он прослужил 
свыше 30-ти лет. Достигнув высокого поло- 
ж;ения, некоторое время назад вышел на пен- 
сию. 

Еще на Дону, в дни гражданской войны Б. 
П. женился, имел сына и дочь. Сын его, по 
специальности ингкенер, сейчас француз- 
ский консул в Италии. 

Всю свою жизнь Б. П. был большим тру- 
женником, и приняв французское поддан- 
ство, и занимая высокое положение на служ- 
бе, никогда не забывал, что он донской казак, 
принимая участие в общественной каз. жиз- 
ни и всегда был щедрым жертвователем на 
благотварительные цели. Не мало казачьих 
книг с географ, картами и, в частности, 
труд ген. Оприца « Лейб-казаки » были изда- 
ны с картами, благодаря Б. П., который их 
гравировал безвозмездно. Не отказывал он в 
своей помощи и казакам поэтам и писателям. 

Он состоял активным членом Объедине- 
ния Партизан-Степняков, Объединения Л. 
Гв. Казачьего полка, Союза Георгиевских ка- 
валеров и Союза Казаков-Комбатантов. 

Партизаны-Степняки, скорбя о потери еще 



— 51 — 



одного соратника, низко склоняются перед 
его могилой. Сн чесно и нелицемерно про- 
жил свою жизнь верным сыном Матери Рос- 
сии и родного ему Тихого Дона. Да будет лег- 
ка ему земля гостеприимной Франции. 

А. Падалкин 

Председатель Об. Партизан-Степняков 

+ 29 янв. в кафедральном Соборе Алексан- 
дра Невского в Париже, Терское Объедине- 
ние служ:ило панихиды по скончавшимся 
терцам: полковнике Ю. Ф. Белогорцеве, В. И. 
Клочкове и П. Г. Халеевой. 

■(■ В прошлом году в Нью Иорке скончался 
полковник С. П. Поляков, казак В. В. Д. 

^ 20 января в Клевеланде (США) скончал- 
ся И. Ф. Мазанкин, хут. Подгорного, Гун- 
дровской станицы В. В. Д. 

I Кончина «общеказачьей бабушки» 15-го 
января в Париже на 99-ом году жизни скон- 
чалась казачка Наурской станицы. Терского 
Войска Полина Георгиевна Халеева, дочь 
полковника Цыганкова. 

Выйдя в отставку, отец ее вернулся в род- 
ную станицу, где занялся виноградарством. 
Вина у Цыганковых было много и радушная 
семья отставного полковника с радостью 
принимала гостей, угошая их собственным 
чихирем. 

Казачки Наурской станицы славились 
красотой. Полина Георгиевна была не из 
последних красавиц своей станицы. На 18-ом 
году жизни сна встретила молодого, строй- 
ного офицера, отважного дгкигита, Ивана 
Хрисанфовича Халеева, казака станицы 
Грозненской, и с ним соединила свою судьбу. 

Супруги Халеевы имели много детей: их 
было одиннадцать, из которых в живых 
осталось восемь. Небольшого офицерского 
ж;алсБания не хватало для воспитания мно- 
гочисленных детей, и И. X. вынужден был 
изошряться в изыскании средств: во время 
постройки Восточно-Китайской Ж. Д. он 
добровольно уехал на строительные ра- 
боты для охраны Их от нападений хунхузов. 
Там платилось двойное жалованье. Побывал 
И. X. в Сибири, служил до 1-ой Мировой вой- 
ны на персидской границе. Не могла следо- 
вать за муж;ем П. Г. со своими детьми, она ос- 
тавалась в Грозненской станице. Вся тяжесть 
забот их воспитания лежала на ней. 

Много читаем мы о подвигах мужчин, но 
мало пишется о скромном, длительном и са- 
моотверженном служении женщин-матерей. 
Мать — основа семьи, ячейки, создающей 
общество. Она в муках рожает детей, выкар- 
мливает, воспитывает их и, наконец, во вре- 



мя вороны отдает в жертву сыновей своих. 
Это правдиво по отношению к казачкам. 
Много вынесли они горя во время войны 1914 
-1917 гг., но еще больше выстрадали в крово- 
пролитную меж:дуусобную бойню. Сколько 
казачек сгорбилось преждевременно от непо- 
мерной тяжести перенесенного горя, сколько 
материнских глаз высохло до слепоты от 
пролитых слез. 

В 1914 году муж П. Г. уехал на фронт ко- 
мандиром сотни Кизляро-Гребенского полка, 
с фронта вернулся он в чине полковника. 

Заграницу П. Г. выехала с мужем и двумя 
дочерьми. В Болгарии розыскал их сын Па- 
вел, бывший на Лемносе: о нем родители не 
имели сведний, как и о других детях. 

Дочери, выехавшие заграницу, вышли 
замуж за донских казаков, старшая за по- 
дъесаула А. А. Пятницына, а самая младшая 
за горного инженера В. М. Кузнецова, тепе- 
решнего председателя Казачьего Союза. 

В 1937 году скончался муж П. Г., а во время 
2-сй Мировой войны был убит ее сын Павел 
при бомбардировке Парижа англичанами. 
Тяжка была для нее потеря мужа, но еще бо- 
льше страдала она от смерти сына, оставив- 
шего сиротку — дочь. 

После смерти П. Г. жила вначале со стар- 
шей дочерью, а с 1962 года в семье младшей 
Л. И. Кузнецовой. До самой смерти она сох- 
санила страсть к чтению и ясность рассудка. 
Сна была приятной собеседницей многочи- 
сленных друзей Кузнецовых. Особенно лю- 
била Полина Георгиевна говорить с казаками 
и вспоминать о былой жизни на родном Те- 
реке. Многие казаки называли ее « общека- 
зачьей бабушкой ». 

Живя на попечении зятя, она большую 
часть своей пенсии отдавала на благотвори- 
тельность, жертвуя больше всего казакам. 
Незадолго до смерти, будучи уже больной, 
она вручила значительную сумму Казачьему 
Союзу, которую казначей Союза отказался 
принять, сказав, что деньги эти нужны ей 
для оплаты расходов по лечению. 

Ушла от нас « обшеказачья бабушка » на- 
всегда, оставив по себе добрую память в ду- 
ше всех, кто знал ее. 

М. Л. 

+ В декабре 1969 г. в Везине-Шалет (Фран- 
ция) скончался Е. И. Луковсков, Терского 
Казачьего Войска. 

+ 14 января в Тулузе (Франция) умер А. 
Чернушкин, ст. Островской В. В. Д. — сооб- 
щил А. Власов. 

+ 16 июня 1969 г. в г. Рочестер (США) ско- 
ропостижно скончался войсковой старшина 



— 52 



Войска Донского И. И. Фомин, кадровый 
офицер донской артиллерии. 

1" 1 февр., в госпитале Вожирар, в Париже, 
на 80-ом году гкизни скончался Гавриил Ива- 
нович Фетисов, ст. Усть-Белокалитвинской 
В. В. Д. Ушел от нас еще один верный сын 
Тихого Дона, до конца дней своих сохранив- 
ший свое казачье самосознание. Работая так- 
систом в Париже, весь свой заработок он тра- 
тил на собирание книг о казаках. На его 
средства была издана часть трудов донского 
историка И. П. Буданова «Дон и Москва». 
Часто видели Г. И. на своих собраниях каза- 
ки разных политических направлений и все 
относились к покойному с большим уваэке- 
нием. 

Похоронили его, его гке одностаничники на 
русском кладбище в С. Женевьев — сообгцил 
белокалитвенец.. 

+ 28 декабря 1969 г. в Спринг Валли (США) 
тихо скончался Василий Максимович Пет- 
русь ст. Новочеркасской В. В. Д. 
• В далеком прошлом партизан отряда полк. 
Чернецова, потом семилетовец, заболев на 
Кубани сыпным тифом, он не смог выехать 



своевременно за границу. 

Под сов. властью ему пришлось переехать 
в Ростов, где он, скрывая свое прошлое, стал 
дирижером хоров и оркестров. Но во дни 2-й 
Мировой войны, при занятии Дона немцами 

— В. М. — начальник Ростовского Казачьего 
Штаба, организовывает каз. отряды и ведет 
активную борьбу против сов. власти. Дальше 

— тернистый путь исхода населения каз. об. 
Дона, Кубани и Терека на запад. После окон- 
чания войны В. М. из Германии переехал в 
США. И там не прекращал свое активное 
участие в каз. жизни. О борьбе казаков с 
сов. властью во время последней войны им 
была вьшущена книга « Казачья трагедия » , 
описывающая казачий исход. 

Последние годы своей жизни, В. М., из за 
состояния своего здоровья отошел от каза- 
чьей общественной жизни, но всегда, не 
смотря на свои скромные материальные воз- 
можности, широко отзывался на все казачьи 
ну?кды, на оказание помош?! казакам, попав- 
шим в беду, на издание книг по каз. истории, 
на поддерж^ку разных каз. организаций. — 

Да будет ему легкая чуясая земля! 



ОТ РЕДАКЦИОННОЙ КОЛЛЕГИИ 
« РОДИМОГО КРАЯ » 



Непринятые рукописи обратно не возвра- 
щаются и в переписку о них редакция не 
вступает. Редакц,ия оставляет за собой право 
статьи сокращать, не меняя смысла написан- 
ного. За статьи, подписанные полным именем 
автора, редакция не отвечает и они не всегда 
выраж:ают взгляды редакции. 

Корреспонденцию на имя Редакционной 
Коллегии направлять по адресу: 

Через редакцию « Родимого Края » можно 
выписать: 

Мг. Во§аеV8ку — 230 ау. йв 1а Б1у1зюп Ьес1егс 
95 — Моп1тогепсу (Ггапсе) 

Н. М. Мельников — « А. М. Каледин — ге- 
рой Луцкого прорыва и Донской Атаман » — 
26 фр. или 5,50 дол. 

« Воспоминания ген. А. П. Богаевского » 
(Ледяной поход) — 15 фр. или 3 дол. 

Н. М. Мельников — « Ермак Тимофеевич, 
кн. Сибирский, его сподвилсники и продол- 
лсатели » — 10 фр. или 2. дол. 

« Митрофан Петрович Богаевский » — 



сворник статей о Донском Баяне — 18 фр. 
или 4 дол. 

Н. М. Мельников — « Как извращается ис- 
тория » — 2 фр. 

П. М. Аврамов — « Кобылий сказ » — 3 фр. 

П. М. Аврамов — « Никифор Кащеев » — 
Зфр. 

Н. Н. Туроверов — « Стихи », книга 5-ая — 
15 фр. 

Н. Н. Воробьев — « Кондратий Булавин » 
— 15 фр. 

Н. Н. Воробьев — « Стихи о разном » — 10 
фр. 

Адмиралов — « Казачья трагедия » 1940- 
1945 гг.) — 12 фр. или 2,50 дол. 

В. А. Беляевский — « Голгофа » (Очерки 
из воспоминаний 1882-1964) — 12 фр. или 
2,50 дол. 

Казачьи песни (изд. « Каз. старина ») — 5 
фр. 

Специальный двойной № 80-81, посвящен- 
ный Степному Походу, Пох. Атаману ген. П. 



X. Попову и началу казачьих восстаний на 
Дону в 1918 г. Его стоимость — 10 фр. или 2 
дол. 50 цент. 

Из редакции могкно выписать листы фо- 
тографии и схем, напечатанных в этом № 80- 
81 по цене 5 фр. за лист для Франции или 1 
дол. для заграницы. Пересылка фотографий 
и схем за счет покупателя. 

• Редакция обращается с настоятельной 
просьбой ко всем своим читателям и подпис- 
чикам не задерживаться с внесением поддис- 
ной платы. Издание « Род. Края » основано 
исключительно на самоокупаемости, при 
полной безвозмездной работе всех наших со- 
трудников. То есть журнал издается на день- 
ги, за него получаемые и на пожертвования 
отдельных лиц в Фонд его Издательства, 
иначе говоря на деньги читателей, от кото- 
рых зависит дальнейшее существование 
« Родимого Края ». 

В редакцию « Род. Края » с 1 янв. по 1 мар- 
та поступило: 

В Фонд Издательства: г-жа Марченко — 
20 фр., д-р Ряхин — 30 долл., Г. Русаков — 5 
фр., Н. Н., и Н. Н. Туроверовы — 50 фр., Н. А. 
Ломакин — 60 фр., Парамонов — 20 фр., П. 
П. Боков — 10 швец, фр., А. П. Мьяч — 5 
долл.,, Д. Свинаров — 10 долл., В. А. Иванов 
— 50 фр., г-жа Трухачева — 1 кан. долл., Н. 
Н. Воробьев — 3 долл., С. Ш. Балданов — 
10 фр. 



На приведение в порядок могилы ген. Гу- 
сельщикова : В. М. Кузнецов — 10 фр., Ф- Ф. 
Гончаров — 10 фр., А. Л. Уваров — 5 фр., 
г-жа А. В. Сергеева — 10 фр., Н. Ф. Пузанов 

— 20 фр., К. Жибров — 10 фр., А. П. Падал- 
кин — 10 фр., Б. А. Богаевский — 20 фр., Н. 
А. Ломакин — 10 фр., Н. П. Казинцев — 10 
фр., г-жа Е. Н. Лепорская — 50 фр., В. А. 
Иванов — 10 фр., хор. С. А. Жарова — 10 
долл., Н. Н. Воробьев — 2 долл. 

Для передачи Дамскому Комитету Каз. Со- 
юза : И. В. Ковалев — 5 фр., г-жа Абрамова 

— 5 фр., В. А. Иванов — 10 фр., хор. С. А. 
Жарова — 5 долл., П. И. Еронин — 10 фр. 

Всех «жертвователей просим принять ис- 
креннюю и глубокую благодарность. 

Опечатки. В №84, стр. 38, левый столбец, 
25 строка сверху нуж;но читать « Андрея и 
Степаниды ». В №85, стр. 42, внизу правого 
столбца пропущена строка « За ним следова- 
ла красавица Рыжуха, а сбоку, не поспевая 
ж;еребьячим шагом итд. ».. 

Розыск. — Георгий Иванович Стрекозов 
розыскивает своего брата Николая станицы 
Каладжинской, Лабинского отдела Куб. 
Войска. В последний раз его видели на авст- 
рийской границе, в Тироле, в середине мая 
1945 г. Лиц, знающих об его судьбе просят 

сообш;ить по адресу : 

81гек0201Г. 45 АгШиг 51г. ип1еу. 5А. 5061. АизггаИа 



1трг1тег1е Р.1.и.Р. - 3. гие 6и 5аЬ<Л - Раг|5 (6') 




8» 



ОГЛАВЛЕНИЕ 

Современник — « Казачья Голгофа ». 

М. Н. Залесский — « Морально-духовные силы казачества ». 

Е. Ковалев — «К 50-тилетию двух рейдов ». 

А. Методиев — « Красный командующий Губарев ». 

П. А. Фадеев — « Гражданская война на Уральском отдельном фрон- 
те » (продолжение). 

И. Сагацкий — « Наследие ». 

Н. М. Мельников — « Краткая история расселения казачества и его 
деятельность за рубеясом ». 

Нохчинхант — Имам Гоцинский (окончание). 

М. А. Петров — « Изотик ». 

С. Лонгвинов — « Мадам Барбара ». 

Иванов — «С русской песней по белу свету... (продолжение). 

Эльмут — « Книжная полка ». 

Письма в редакцию и сведения из Каз. Жизни. 

Н. И. Зимин — « Кончина ген. Г. П. Татонова». 

Ушедшие. 

От редакционной коллегии «Род. Края». 



РОДИМЫЙ НРАЙ 



Орган общеказачьей мысли. 
Издатель: Донское Войсковое Объединение. 

А85ос1а11оп (1ей Со!^а(]ие8 ви Поа 
Агг <1и Мш181ге ае Пш. ;.(). 70 1955 

рАУ5 МАТАи МА1 — ^^IN 1970 

№ 88 Май — Июнь 1970 года. 5 1г. 

РагаИ 1:ои5 1е5 2 то13. В1гес1;еиг: Водаеузку. 



Редакционная Коллегия : С. Ш. Балданов, Б. 

А. Богаевский, В. М. Кузнецов, К. С. Мащен- 

ко, А. П. Падалкин, Н. Н. Туроверов, П. А. 

Фадеев. 

Адрес редакции: 

В. ВООАЕУЗКУ 

230, Ау. йе 1а В1у1з1оп-Ьес1егс 

95 — Моп1;тогепсу 
Ггапсе 



КАЗАЧЬЯ ГОЛГОФА 

(Выдача казаков в Лиенце) 



Где бушует холодная Драва 
От растаявших горных снегов. 
Каждый камень о жертве кровавой 
Будет помнить во веки веков. 
Где мохнатые высятся горы. 
Задевая небесную гладь, 
Ветер повесть греха и позора 
Неустанет, кружась, повторять. 

Но сердца есть снегов холоднее 
И безчувственнее сумрачных скал; 
Сколько черных природных злодеев 
Дьявол в слуги себе отыскал! 

Что расскажут бессильные строфы? 
Умолкают уста не дыша... 
Перед ужасом новой Голгофы 
До сих пор пепенеет душа! 

С?манули закон и заш,ита 
И растрогать мольбы не могли... 
Кровь людей, неповинно убитых. 
Вопиет, вопиет от земли! 



Бьется Драва в безудержном плаче 
О крутые свои берега: 
Сколько было здесь жизней казачьих 
Гнусно предано в руки врага. 

Безоруж;ной борьбой истомленных 
Увозили на .пютую смерть, 
И безумные крики и стоны 
Потрясали лазурную твердь... 

А чудовища — танки цепями 
Волочили и рвали тела... 
Кто, какими опипгет словами 
Торжество вероломства и зла? 

Казаки и казачки и дети — 

Цвет последней казачьей земли — 

В самом страшном из бурных столетий 

В западне навсегда полегли... 

Там, где с гор низвергается Драва 
С неумолчною песней своей, 
Каж;дый камень о жертве кровавой 
Будет помнить, стыдясь за людей! 

Современник 



- 1 — 



МОРАЛЬНО-ДУХОВНЫЕ СИЛЫ КАЗАЧЕСТВА 



В былые годы, как святыню, берегли каза- 
ки свои Войсковые Регалии: обветшалые 
бсевые знамена, :калованные предкам цар- 
ские грамоты, оружие и перначи ушедших в 
иной мир Войсковых Атаманов. 

Дышала в парче знамен, в славянской вя- 
зи древних грамот, в золоте и самоцветах 
атаманских перначей немеркнущая Слава 
Казачья... В ней черпало Казачество духов- 
ные силы для подвигов и тягот боевой стра- 
ды. 

В черные годы Второго Лихолетья оно по- 
несло тягчайшие потери: в жестоких боях, 
от бессудных расстрелов, эпидемий, от соз- 
данного кровавой властью голода — погибли 
сотни м сотни тысяч казачьих жизней; вдо- 
вы и сироты погибших изведали лишения и 
муки ссылок, концлагерей и небыва.пой ни- 
щеты: был « под корень » уничтожен веко- 
вой казачий уклад жизни; утрачена Родина 
и Родные Края. Но уйдя на чужбину, казаки 
унесли с собой, как Регалии Духа Казачьего, 
благодарную память о тех, кто свои жизни 
посвятил борьбе за право Казачества на 
лсизнь. 

Длинен... Трагически длинен перечень 
славных имен: Каледин, Назаров, Богаев- 
ский Митрофан, Богаевский Африкан, Чер- 
нецов, Краснов, Мамонтов, Бабиев, Улагай, 
Шкуро, Караулов, Мистулов, Корнилов, Ду- 
тов, Толстов, Волков, Анненков, Глебов, Се- 
менов, Калмыков и много, много других... 

И за каждым именем — большая челове- 
ческая жизнь, полная доблести, жертвеннос- 
ти и духовного горения. 

Разные люди, разные поля действий... Но 
во всех них — общее: неугасаемый свет Сла- 
вы Казачьей, одинаково ярко горевший на 
Тихом Дону и на Амуре, на Кубани и в Се- 
миречьи, на Тереке и в Забайкальи. 

Были ли герои Казачества только счасли- 
вой случайностью — благоприятным стече 
нием обстоятельств? 

Конечно, нет! Духовное горение, без кото- 
рого немыслимо совершение подвига, нуж- 
дается в волевом окружении людей, способ- 
ных на подвиг. 

Так, из горящего костра вырываются вспы- 
шки пламени, далеко озаряющего ночную 
степь. Их питает и дает им яркость огонь 
костра. 

И еще: орлы могут быть вождями только 
орлиных стай! 

Казачество, выделившее из своей среды 
целую плеяду героев, было их достойно. Ибо 
в миллионах казачьих сердец и душ были 



залож:ены те же силы, что так ярко сказа- 
лись в гкизнях и деяниях его Атаманов и ге- 
роев. 

Мне хочется напомнить о трех случаях 
проявления таких его сил. 

1. ВОССТАНИЕ ВЕРХНЕ-ДОНСКОГО 
ОКРУГА 

Февраль 1919 года. После упорных, затя- 
жных боев, части Донской Армии, под дав- 
лением превосходных сил большевиков, ото- 
шли на Донец, на чьих берегах была создана 
линия обороны. 

Казаки Усть-Медведицкого, Хоперского и 
Верхне-Донского Округов, не желая бросать 
свои семьи на произвол красных, не отступи- 
ли с Донской Армией, а разошлись по своим 
станицам и хуторам. 

Однако очень скоро жизнь под советской 
властью стала невьшосимой для казаков. По 
станицам и хуторам были размещены крас- 
ныечасти. Их снабжение было возложено на 
местных казаков. Казачьи, оскудевшие за 
время продолжительной войны, хозяйства 
были обложены непосильной « продразвер- 
сткой » (сдачей продуктов питания), размер 
которой устанавливали власти на местах. 
Материальные тяготы усиливались полной 
неуверенностью в завтрашнем дне, т. к. бо- 
льшевики арестовывали всех своих возмож:- 
ных противников (в первую очередь, наибо- 
лее уважаемых на Дону стариков) и их рас- 
стреливали. 

Гнет красной власти одинаково сильно 
ошушдлся во всех новозанятых ею округах 
и вызывал у казаков одинаковое желание; 
рассчитаться со своими угнетателями. Воля 
к восстанию была всеобщей. Осуществить 
его было можно только своими собственны- 
ми силами: помощи извне не было. До Донца 
было далеко и связь с Донской Армией была 
утрачена. 

Это не остановило казаков, выделивших из 
своей среди наиболее способных и опытных 
в военном деле. Импровизированный « штаб » 
детально разработал план восстания и безу- 
коризненно провел подготовку к нему. 

Вот как описывает начало восстания один 
из его участников — казак ст. Казанской — 
Е. Ф. Кочетов: 

« Связь со всеми станицами была установ- 
лена великолепная: все передачи и распоря- 
жения передавались и получались своевре- 
менно. В ночь начала восстания (22 февраля 
1919 г.), на одном из хуторов ст. Казанской, 



где был расквартирован красный кав. полк, 
кагаки, по заранее выработаному плану, ра- 
зоружили красноармейцев и арестовали их. 
А потом ринулись на другие хутора и в ст. 
Казанскую, где порвали телефонную связь, 
захватили почту, тюрьму, станичный совет и 
другие учреждения. Арестованные красны- 
ми старики-смертники были освобождены. 
Одновременно с Казанской, была очишена от 
красных ст. Мигулинская. 

Захват повстанцами окружной — Вешен- 
ской — станицы, где был большей красньп! 
гарнизон и много сев. учреждений, был про- 
веден по иному плану. Казаки с хуторов ст. 
Вешенской, человек около 300, собрались в 
заранее назначенном месте и, под командой 
вахмистра Атагланского полка Антипова, 
вахмистра Ильи Усакова и подхорунжего 
Ломакина, двинулись в конном строю к ст. 
Вешенско!!. Вблизи станицы они останови- 
лись в песчаных бурунах — выждать рас- 
свет. Чуть засерело, отряд, соблюдая тишину, 
двинулся к станице. Подошли к крайним до- 
мам и, по команде — « Марш-марш! », с кри- 
ками « ура » понеслись по намеченным д.ля 
каждой сотни ул1щам. Неожидавилие напа- 
дения красные выскакивали из домов полу- 
раздетые и старались скрыться. Попытки 
оказать сопротивление были быстро подав- 
лены казаками. Окружной Совет и Военный 
Трибуна.л попытались уйти, но были пере- 
хвачены и уничтоясены вьшущенными из 
тюрьмы стариками. 

Сразу же после захвата Вешенской, пов- 
станцами был издан краткий приказ: « Мо- 
билизация всех казаков от 17 до 50 лет. Всем 
мобилизованным немедленно >ке явиться в 
ст. Вешенскую ». Конные гонцы с приказом 
понеслись по всем станицам и хуторам окру- 
га. Везде, куда они приезжали, старые и ма- 
лые седлали коней, доставали припрятанное 
оруж:ие и спешили на сборное место. Те, у 
кого нехватало оружия или седел, получали 
все им нужное из складов отобранного крас- 
ными оружия и снабжения в ст. Вешенской. 

На другой день, плошадь ст. Вешенской 
густо наполнилась народом. Шел сплошной 
говор: казаки вырабатывали организацион- 
ные формы стихийно-вспыхнувшего восста- 
ния. Был организован Окруясной Совет. Из- 
бран Верховный Главнокомандующий Пов- 
станческой Армией — сотник Павел Наза- 
рьевич Кудинов и его начальник штаба — 
есаул Сафонов. Была выработана система 
формирования частей: казаки с одного хуто- 
ра составляли сотню, а если хутор был ма- 
лым, то сотня формировалась с 2 или 3 сосед- 
них хуторов. Было намечено основное на- 



правление действий частей повстанческой 
армии: казаки с правой остороны Дона зани- 
мают фронт на правом, а с левой стороны на 
.левом берегу Дона. 

По окончании формирования сотен, они 
были отпушены на свои хутора, а потом дви- 
нулись занимать фронт. Обш,ее число пов- 
станцев, позднее сведенных в полки и диви- 
зии, достигало 30 тысяч шашек. 

Снабжение повстанцев боеприпасами про- 
изводилось исключительно за счет военной 
добычи. А питание налажено своими сред- 
ствами; семья каждого казака готовила хар- 
чи на неделю и, уложив их в сумку, относила 
хуторскому атаману, а он, по очереди, назна- 
чал подводы, отвозившие еду в сотни. 

Красные сразу же бросили на подавление 
восстания крупные военные соединения. 
Повстанцы, в силу острого недостатка патро- 
нов и почти полного отсутствия артиллерии, 
избегали открытых боев. Используя наличие 
больших конных соединений и предельное 
знание местности, они вели маневренную 
войну, замещая недостаток техники воин- 
ской доблестью. 

Желая, во что бы то ни стало, подавить 
восстание, красное командование сняло с 
фронта Донской Армии и перебросило на по- 
встанцев крупные силы. Ослабление красно- 
го фронта было использовано Донской Ар- 
мией, перешедшей в наступление и, после 
месяцев неравней борьбы повстанцев, соеди- 
нивплейся с ними. 

Цель восстания — освобождение от крас- 
ных — была достигнута. 

2. КОНЕЦ БЕЛО— ЗЕЛЕНЫХ 

Г'раясданская война и « военный комму- 
низм » — попытка немедленного создания в 
России коммунизма — вызвали всеобщее об- 
нищание и создали ряд очагов сопротивле- 
ния советской власти. Украина, Дон, Туркес- 
тан, Тамбовшина, Западная Сибирь, Сев. 
Кавказ — стали местами « малой » — парти- 
занской войны. Всенародный натиск грозил 
опрокинуть советскую власть. Она капиту- 
лировала: был введен НЭП (Новая Экономи- 
ческая Политика), бывший возвратом к нор- 
мальной жизни. Избавившись от террора 
« военного коммунизма », страна стала быс- 
тро залечивать свои раны. Напряжение^ пар- 
тизанской войны быстро пошло на убыль, 
тем более, что Лениным была объявлена ам- 
нистия всем, добровольно сложившим ору- 
жие. 

В разных местах страны ликвидация на- 
родного сопротивления протекала по разно- 



му. в частности, на Северном Кавказе, где 
среди повстанцев была большая прослойка 
бывших белых казаков, народное сопротив- 
ление носило особо боевой характер и поль- 
зовалось полной поддеряской казачьего насе- 
ления. 

Вот как описывает в книге — « Когда боги 
молчат » — журналист-писатель Мих. Соло- 
вьев — положение на Кубани в 1921 г.: 

« Казачьи вольные места и в по-революци- 
онном волнении заметный вклад внесли — 
казаки для этого людьми подходяшими бы- 
ли, извечно с оружием дружили. В Москве 
непокорство казачьих мест вызывало особую 
тревогу. Было решено сломить его, да ведь 
известно — решать легко, исполнить трудно. 
Казак быстро за шашку берется, да медлен- 
но ее в ножны вкладывает. Появились зеле- 
ные отряды, совершали они набеги, не дава- 
ли новой власти корень в казачую землю 
пустить. Скоро целая казачья область к пол- 
ному безвластию обратилась ». 

Соввласть послала для ликвидации « бело- 
зеленых » (как называли большевики кубан- 
ских повстанцев) сильно вооруженные ка- 
рательные отряды, выделенные из Первой 
Конной Армии Буденного. Справиться с ка- 
заками им не удалось. 

«Печальными, обидными были результаты 
похода (описывает дальше М. Соловьев). Не 
уничтожили ни одной группы зеленых, не 
создали ни одного совета, который бы удер- 
жался, после ухода отряда, больше трех 
дней. А в самом отряде десятки красноар- 
мейцев потеряно убитыми и ранеными, зеле- 
ными уведено больше ста лошадей, нагло 
украдено три пулемета. Тогда была предпри- 
нята попытка мирной ликвидации зеленых: 
в один из наиболее активных повстанческих 
отрядов была послана копия ленинского дек- 
рета об амнистии и письмо от начальника ка- 
рательного отряда, гарантирующего полное 
прощение в случае сдачи оружия. Казаки 
заколебались: тянуло вернуться к мирному 
привычному укладу жизни, но плохо верили 
в возможность прошения. Начались споры... 

« Я так думаю », запустил руку в бороду 
старый Хлопов( отец атамана отряда). « Са- 
мое заглавное во всем этом деле есть, чи 
можно тому советскому декрету верить. Оно, 
конешно, плетью обуха не перешибешь. Нам 
с нашими малыми силами стоять супротив 
Красной Армии затруднительно, однако же 
держаться в горах — можно... » Старик пов- 
станец внимательно слушал, потом ворвался 
своим могучим голосом: «Да, чего ты, Мат- 
вей, туды-сюды мотаешь, як конячий хвист? 
Кажи напрямки ты за то щоб сдаваться, или 



щоб биться с тою властью, яка нам на шию 
сила, та ще плетью нас погоняе? За що ты 
сам-то, Матвей, вот що каж;и! » « Вот и я-л^ 
кажу » продолжал Хлопов. « Власть, что и 
говорить, не дай Бог таку даже турку-нехри- 
стью. Однако, ж: моясе она и образумится. 
Продразверстку отменили. Грабежей новых 
не слышно... Конешно, власть погана, да мы 
одни ту власть не перекричим.... А и подда- 
ваться ей — нельзя... » 

Предложение атамана отряда — каждому 
рец1ать за себя — прекратило спор. 

Большинство решило сдаваться. Из всего 
отряда только 4 человека осталось со старым 
Ипатом — непримиримым врагом коммунис- 
тов. 

Повстанцы договорились с комиссаром ка- 
рательного отряда об условиях, времени и 
месте сдачи. 

В назначенный день, в выбранной для сда- 
чи станице были проведены приготовления к 
приему зеленых: была сооружена трибуна, 
расставлены в удобных для обстрела местах 
пулеметы, выстроены в конном строю крас- 
ноармейцы. На плошади, кроме красноарме- 
йцев, было много казаков, среди них немало 
зеленых, пришедших лично убедиться, что 
сдавшиеся не будут расстрелены... 

Вскоре, « справа по два » вошел конный 
отряд повстанцев, спешился и сложил ору- 
жие у трибуны. Командир и комиссар отряда 
крас1юармейцев объяснили сдавшимся сущ- 
ность НЭП-а. Им ответил атаман повстанцев, 
подчеркнувший свою уверенность в возмож- 
ность мирной жизни. Были объявлены усло- 
вия сдачи. Они были мягкие: повстанцы от- 
пускались по домам. Им разрешалось сохра- 
нить своих коней и родовые казачьи шашки. 
Сдаче подлежало огнестрельное оружие, 
шашки и седла военного образца. Условия 
сдачи были смягчены, чтобы побудить дру- 
гих зеленых последовать примеру отряда 
Хлопова. Смягчены насто.лько, что сдача 
стала заключением почетного мира. Но... не 
все казаки приняли его. 

« На площадь въехал одинокий всадник, 
на худой рыжей лошади (рассказывает Со- 
ловьев). Он ехал шагом, чуть наклонившись 
в сторону... Дед Ипат... На боку шашка, за 
плечами длинная винтовка дулом вниз. Мол- 
ча ехал древний дед. К гриве коня хмурым 
взглядом тянулся, редкую бороденку в грудь 
упирал, меховая шапка на самые брови над- 
винута. Мерным шагом шел старый рыжий 
конь и было в этом всаднике и его коне что- 
то мрачное, пугающее, словно встали они из 
могилы и едут так уже давно — неторопли- 
во, безостановочно, вечно едут... 



Ипат подъехал к трибуне, где в толпе 
красноармейцев и зеленых был его сын — 
Александр. К нему-то и ехал старый отец. 
Доехал... Остановил коня, хмуро посмотрел 
на сына и спросил, очень тихо спросил: 
« А.пександр, зачем ты тут? » Сын молчал. 
Скупая, старческая слеза набежала на 
бледно-голубые глаза деда Ипата. Голос его 
стал почти нежным, когда он повторил: 
« Сашка, зачем ты тут? » « Отец», торопливо 
сказал сын. « Ты знаешь зачем я здесь. Не 
хочу воевать! » Старик отвел г.паза, пожевал 
губами, а потом свинцово-мертво посмотрел 
на сына: « Нет, того не будет, чтобы мой сын 
сдавался. Не хочу умирать с позором! » 
« Отец, ты уж стар, не понимаешь... » « За- 
мо.пчи, недомерок! проклекотал дед Ипат. 
« Не быть тому! Не быть моему сыну на ко- 
.пенях перед антихристовой властью! Хай 
Бог простит мне мой грех! » 

Все произошло мгновенно. Выпрямился 
старик в сед.пе. Мо.пнией блестнула в его ру- 
ке выдернутая из ноясен шашка и упала 
молния на голову сьша... » 

Носитель вековых традиций Казачества 
— дед Ипат — не принял даже мягких усло- 
вий сдачи. Он осудил сдавшихся. И выпол- 
нил смертный приговор сьшу, осужденному 
суровым Духом Казачьим. Дед Ипат точно 
предвидел всю тяжесть и ужас грядуш;их 
испытаний Казачества и не мог примириться 
с ними, 

3. ИСХОД с АМУРА 

Мирные годы НЭП-а были полностью ис- 
пользованы сов. властью для укрепления 
своего положения в стране. Во много раз воз- 
росла компартия. Был создан, послушный 
власти, мощный аппарат ОГПУ (Обш.е Госу- 
дарственного По.литического Управления) 
подкрепленный ЧОН-ом (Частями Особого 
Назначения). ВКП(б) (Всесоюзная Комму- 
нистическая Партия (большевиков)) была в 
состоянии сделать « два шага вперед », в де- 
.пе построения коммунистического общества. 
И она их сделала: началась « сплошная кол- 
.пективизапия » — уничтозкение единолично- 
го хозяйства деревни. Крестьянство загоня- 
лось в колхозы и « рублем » — непосильны- 
ми налогами, и « дубьем » — ссылками и рас- 
стрелами крестьян, сопротивлявшихся кол- 
лективизации. Страна опять, как в черной 
памяти времени « военного коммунизма », 
была « вздернута на дыбы ». 

Но соотношение сил было иным, чем в го- 
ды «военного коммунизма»: хорошо органи- 
зованная власть, обладавшая большими кад- 



рами послушных исполните.пеи ее приказов, 
легко справлялась с стихийно вспыхиваю- 
ш,ими бунтами отчаяния и ломала пассивное 
сопротивление крестьянства. Искуственно 
созданный в 1933 г. на юге СССР го.под был 
смерте.пьным ударом по крестьянам и каза- 
кам-единоличникам: система « сельско-хо- 
зяйственных артелей по совместной обра- 
ботке земли » — колхозов — стала основой 
сельскогохозяйства в СССР. Только на Даль- 
нем Востоке планы власти потерпели части- 
чно неудачу. 

М. Соловьев ее описывает так: 

« Дальне-Восточньп"^ Край. Начало трид- 
цатых годов. В крайисполкоме подводят ито- 
ги коллективизации секретарь крайисполко- 
ма — Вавилов и особо-уполномоченный ОГ- 
ПУ — Доринас. 

« Как бы то ни было, но приказ Москвы мы 
выполнили », говорил мягким баритоном До- 
ринас. Мы живем в жестокое время и каждый 
шаг требует жертв. Но вот что странно — про- 
должал Доринас — Мы ожидали жестокого 
сопротивления в амурской и зейской полосе, 
где живет старое казачество. Но как раз там 
коллективизация прошла спокойнее, чем е 
других частях Края. Были и там бунтарские 
вспышки, но их было меньше, чем ожида- 
лось ». «Я думаю, » сказал Вавилов, « что 
потомственные казаки понимают преиму- 
шества колхозного строя ». Доринас улыб- 
нулся: « В газетах пишут, что энтузиазм 
приводит людей в колхозы. Но мы с вами 
знаем, что они не понимают и долго еще не 
поймут преимущества колхозного строя. Для 
того и сушествует партия и ОГПУ, чтобы 
восполнять недостаток энтузиазма ». 

У матерого чекиста Доринаса годы рабо- 
ты в ЧЕКА и ОГПУ выработали особое « чу- 
тье » к распознаванию возможных врагов со- 
ветской власти. Он удивля.пся, что амурское 
казачество смиренно приняло коллективиза- 
цию, а того не понимал, что в таежном наро- 
де прирож^денная неторопливость живет, об- 
стсяте.льный подход ко всему в жизни. Кол- 
лективизация под самый дых, под сердце, 
устоявшийся вековой уклад ударила. Не 
приняли ее люди и с удивлением смотрели, 
как власть крушит хозяйство, ломает людей, 
словно человек — тростинка: куда ветер ду- 
нет, туда она и клониться должна. 

Издавна, в тех глухих местах, природа об- 
щность в .людях выработала, до разумной 
границы ее довела. 

Когда началась коллективизация, казаки 
не столько напугались, сколько удивились и 
сказали: « В городе власть сдурела. Не может 
того быть, чтобы не останови.лась! » Но потом 



— 5 - 



увидели: не остановится. Тогда о другом, о 
потайенном думать начали и, пока думали, 
Доринас удивлялся: и чего это старозаветное 
казачество так смиренно колхозы приняло? 
Не знал он, что дремуче — упрямое казачес- 
тво семь раз отмеривает и один раз режет, 
но уж навечно режет! 

Рождественный день был тем сроком, на 
который все было намечено, нацелено, при- 
мерено. Вернулись в села лесорубы и, когда 
ночь пала, какое-то непонятное двигкение 
повсюду началось и все в одну сторону: к 
границе. Тамошним людям граница никогда 
непроходимой не бы.па. Издавна, через нее 
глножество невидимых мостов переброшено 
и с китайцами, на той стороне, редкий каза- 
чина знакомства не водил. Люди из сел боль- 
шими обозами — с детьми, скотом и всем до- 
машним скарбом — в тайгу двинулись, под 
присмотром своих же односе.пьчан, ружьями 
охотничьими вооруженных и, вдруг — сов- 
сем по-прежнему, по казачьи, себя выявив- 
ших. 06ш;ей це.лью была — граница. 

А на границе, что по реке тянется, уже на- 
меченное, предугаданное шло. Зорко она ох- 
ранялась, но опасность шла не оттуда, от- 
куда ее ждали, а с тыла; со своей земли. К 
берегу реки выходили вооруж;енные люди. 
В малом числе уходили в темноту, бесшум- 
ными приведениями появлялись на границе. 
Нападали молниеносно, действовали безоши- 
бочно. 

В селах, где находи.пись пограничные ко- 
мендатуры, возникли тревога и смятение. 
Коменданты посылали людей на выстрелы, 
но тут же возврашали их: неизвестно что 
вокруг происходит. Взлетали над селами ра- 
кеты зеленые, красные, белые. По улицам 
метались жители и, среди них, все больше 
.пюдей с охотничьими ружьями. Эти люди 
ворвались в комендатуры. Убиты команди- 
ры, перебиты их помощники, а оставшиеся в 
живых связаны и заперты в холодных скла- 
дах, или привязаны к деревьям... Граница — 
открыта » 

В начале моего сообщения я говорил о за- 
ложенных в Казачестве морально-духов- 
ных силах. Три рассказанных мною эпизода 
казачьей борьбы, при всем их различии, 
имеют общие черты, позволяющце уточнить, 
в чем именно состояли эти силы, поднимав- 
шие Казаков на неравную борьбу. Это бы.пи: 

1. ВОЛЯ К СОПРОТИВ.ЛЕНИЮ. Когда у 
других людей, под гнетом обстоятельств, 
бессильно опускались руки, Казаки тоже 
опускали руки... на эфесы шашек! И не мог- 
ло быть иначе: казаки никогда не были ни- 



чьими рабами. Издревле свободные люди, 
они привыкли отстаивать свою волю и на 
гнет произвола отвечать оружием. 

2. ПРОДУМАННОСТЬ ДЕЙСТВИЙ. Су- 
ществует крылатое выражение Наполеона 
Бонапарта: «Для хорошего полководца нуж- 
ны: холодная голова и горячее сердце! » За- 
долго до Наполеона, столетия боевой жизни 
выработали у Казаков навык к тщательной 
разработке плана своих действий, а когда, 
выработанный с «холодной головой», план 
был принят, то его выполнение проводилось 
с максимальной воинской доблестью и отва- 
гой — «с горячим сердцем ». Тактика каза- 
чьих действий строилась на строгом учете 
сил противника и видоизменялась от дей- 
ствий большими военными соединениями до 
успешной партизанской войны, или, когда 
соотношения сил было неблагоприятным, 
как для одного, так и для другого, к массо- 
вому уходу за рубеж. 

3. ОРГАНИЗОВАННАЯ ВСЕНАРОДНОСТЬ 
ДЕЙСТВИЙ. Духовное единство Казачества 
сказывалось во всеобщем проведении наме- 
ченного плана. В его выполнение включа- 
лись и казаки и казачки, несшие на себе всю 
тяжесть хозяйственных забот. Если в горы 
не уходило все население кубанских стан1щ 
и хуторов, то остававшиеся дома вносили 
свой вклад, снабжая бойцов питанием и све- 
дениями о движ:ениях врага, т. е. несли обя- 
занности интендантства и органов разведки. 

А еще ярче сказалась всенародность дей- 
ствий в отсутствии предателей: провести, в 
строгой тайне от врага, сложную подготовку 
массового восстания, или общего ухода за ру- 
беж, было нелегко. Достаточно бы было од- 
ного малодушного, чтобы весь план был сор- 
ван. Этого не случилось. 

Источником моральной силы Казачества 
был, созданный особенностями векового ук- 
лада казачьей жизни, Дух Казачий. Погиба- 
ли, как дед Ипат, его носители, но на их мес- 
то становились другие, в чьих душах не уга- 
сал огонь Казачьего Духа. 

Он сказался в годы Второй мировой вой- 
ны, когда: 

« ....И вдруг, — кубанского каракуля папа- 
ха, осанка бравая и взгляд орлиный глаз и, 
точно крови полоса, растертая сразмаха, ши- 
рокий — «в три перста » — лампас... А там, 
за алыми погонами мундира, горят огнем Ку- 
банцев башлыки.... Среди войной всклоко- 
ченного мира идут восскресшего Казачества 
полки... » 

В казачестве собраны лучшие стороны 



душ десятков поколений Россиян. 

Оно — неотделимо от России и, как Рос 
сия, — непобедимо. 

И прав поэт, отметивший: « ...В Казачестве Сан Франциско, США 



— душа российского народа и будет жить 
Оно, дсколе жив народ! » 



М. Н. Залесский 



К 50-ЛЕТИЮ ДВУХ РЕЙДОВ 

(1919-1969) 



В 1919 г. донской конницей были успешно 
совершены два крупных кавалерийских рей- 
да. Первый, продолжавшийся полтора меся- 
ца и получивший широкую известность, был 
исполнен 4-м Дон. кон. корпусом ген. Мамон- 
това с 28-го июля по 8-е сентября. Второй 
рейд, продолжавшийся месяц и мало извес- 
тный широкой публике, был проведен кон- 
ницей 2-го Дон. Отд. Корпуса ген. Коновало- 
ва, под его личной командой, в октябре. 

Мамонтовский рейд был подробно описан 
мною к его 40-летию в журнале « Род. Край » 
(№ 24, 25, 26, 27 и 28), а к 50-летию в ежегод- 
ной однодневной газете « Русский Инвалид » 
за 1969 г. Поэтому я не буду на нем долго ос- 
танавливаться и .пишь отмечу следующее. 
Ген. Мамонтов не был природным донским 
кагаком, но к моменту выступления в рейд 
прослужил в казачьих частях 20 лет и, имея 
характер гордый и независимый, был каза- 
ком по духу, знал казаков и они его любили. 
В комплект Донских каз. полков он был за- 
числен в 1899 г. и вся его последующая слу- 
жба прошла в донских частях, за исключе- 
нием периода Русско-Японской войны, когда 
по собственному ж:еланию он перевелся в 1-й 
Читинский полк Забайкальского каз. Вой- 
ска, в котором и провел всю войну в отряде 
ген. Мищенко. 

Уроженец одной из северных губерний 
(Псковской, Новгородской или Петербур- 
гской) ген. Мамонтов родился 16-го окт. 1869 
г., но в раннем возрасте осиротел и его вос- 
питал дядя-сенатор Валерий Николаевич 
Мамонтов, жена которого была родной сес- 
трой графа В. Н. Коковцева, б. председателя 
Совета Министров Российской Империи. Эту 
деталь сообшила мне вдова ген. Мамонтова 
Екатерина Васильевна. Поэтому сложивше- 
еся в эмиграции убеждение, будто фамилия 
Мамонтова писалась чрез « А » после второго 
« М » (Мамантов), надо признать ошибочным. 
Ген. Ф. С. Марков, служивший с ним в 1-м 



Дсн. каз. полку, категорически заявил, что в 
полку всегда писали через « О ». Справка из 
архива конно-гренадер « с сохранением ор- 
ф.эграфии » это подтверждает. После того, 
как ген. Мамонтов занял г. Тамбов, а затем г. 
Козлов, где помещался Штаб Южн. Сов. 
Фронта, вьшужденный бежать в г. Орел, 
прекрасно развивавшийся рейд был прекра- 
ш,ен по распоряжению Штаба Главнокоман- 
дующего Всор. Силами Юга России. По это- 
му поводу б. Начальник Дон. Авиации ген. 
Баранов В. Г. рассказывает следующее (жур- 
нал « Станица » № 6, апрель 1933 г.). 

« Долгое время не было никаких сведений 
о коннице ген. Мамонтова и в один из дней 
Штаб Дон. Армии получил приказание от 
Штаба Воор. Сил Юга России связаться с 
конницей ген. Мамонтова и вернуть ее обрат- 
но. Приказание было дано, но выполнение 
его представляло необычайные трудности. 
Радиотелеграфа, единственного средства 
связаться, не было у ген. Мамонтова. Что де- 
лать? Вся надежда была на авиацию и дон- 
ским летчикам была дана задача: связаться 
с ген. Мамонтовым и передать ему письмен- 
ное приказание. 

Да, это была задача почти невыполнимая... 
Куда лететь? Где найти ген. Мамонтова?... 
Лететь надо было куда-то далеко, о возвра- 
щении, в случае ненахожденя, не могло быть 
и речи... Выполнить эту труднейшую и рис- 
кованнейшую задачу было поручено воен- 
ным летчикам Донской Авиации поручикам 
Баранову и Битте. Четыре раза спускались 
летчики! то в районе Воронежа, то Липецка, 
то в других местах, опрашивая одиночных 
людей, иногда угрожая револьверами... 

При четвертом спуске, когда бензин был 
уже на исходе, крестьянин указал летчикам 
направление, где « вчерась еще здорово па- 
лили и, сказывают, что там белые казаки... » 
Летчики полетели по этому направлению и 
действительно, спустя некоторое время, уви- 



- 7 



Схема рейда 
конницы Ген. Коновалова 



5/0 /« 14 а к о 










дели конные массы.... Бен?ина осталось то- 
лько на несколько минут... Это оказалась 
конница ген. Мамонтова... Приказание было 
вручено... » 

Ген. Мамонтов сделал бо.пьшое дело, что 
признано и белым и красным командовани- 
ем. Он создал благоприятную обстановку 
для нанесения решительного удара, которой 
не сумели или не смогли воспользоваться. 
Если бы не было приказа о возвращении, 
ген. Мамонтов может быть продолжал бы 
движение на Москву и одна угроза захвата 
им столицы могла вызвать события решаю- 
щего значения и первостепенной важности. 

Второй рейд был вызван следующими об- 
стоятельствами. После появ.пения конницы 
Буденного на стыке 8-й и 9-й Сов. Армии в 
районе Калача и занятия им 14-го сент. ста- 
ницы Казанской (все даты по ст. стилю), 9-я 
Сов. Армия, из ударной группы Шорина, 
вышла наконец на линию Дона от Павловска 
до У. Медведицкой, где должна была закре- 
питься с помощью Буденного. 

Главком настойчиво добивался направле- 
ния Буденного на ю.-в. от Богучара для со- 
действия наступлению 9-й Армии и обвинял 
Ком-щего Южн. Сов. Фронтом в желании 
привлечь корпус Буденного к содействию 
8-й Армии. Последний оправдывался, что 
имел только заботу о стыке 8-й и 9-й Армии 
и обеспечении правого фланга группы Шо- 
рина, а, разговаривая с Главком по прямому 
проводу, сказал следующее: « Я так забочусь 
о Шорине, что распорядился, чтобы все ка- 
нал, части, которые Буденный найдет в ра- 
йоне 8-й Армии, он все бы временно подчи- 
нил себе, лишь бы вскорее покончить с этим 
КОННЫМ КОШМАРОМ и дать возможность 
Э-й Армии закрепиться на Дону. » (Егоров 
« Разгром Деникина »). 

О каком КОННОМ КОШМАРЕ шла речь? 
Кто создал этот конный кошмар? 

Мантовская конница находилась в то вре- 
мя на левом фланге 3-го Донского Корпуса в 
районе Лисок и никакого отношения к нас- 
туплению 9-й Сов. Армии от Борисоглебска и 
Поворино не име.ла. Продвижению 9-й Ар- 
мии, несшей огромные потери, препятствова- 
ли части 2-го Дон. Отд. Корпуса, особенно его 
конница, которая и явилась для красных 
подлинным кошмаром. В боях на р. Хопре с 
24-го августа по 9-е сентября частями 2-го 
Дон. К-са было захвачено 15.000 пленных 
(Добрынин « Вооруж. борьба Дона с больше- 
виками ». Дон. Летопись № 1), т. е. больше 
половины боевого состава 9-й Армии. Потери 
командного и по.литического состава этой 
Армии были настолько велики, что все, мо- 



билизованные Лениным, коммунисты Ива- 
ново-Всзнесенского района в числе 500 чело- 
век были отправлены компактной группой 
на попо.пнение 9-й Армии, где они влились во 
все звенья, а некоторые были выдвинуты на 
командные должности. (Истерия Гражд. вой- 
ны, т. IV). Однако закрепиться на Дону не 
уда.пось 9-й Армии и на этот раз. 

Узнав о движении конницы ген. Мамонто- 
ва от Лисок на Таловую, Буденный оставил 
ст. Казанскую и 18-го сент. двинулся на се- 
вер. В то же время ген. Деникин, желая вы- 
ровнять фронт, потребовал очищения Дон- 
ской территории от красных и продвижения 
Донской Армии, отошедшей на правый берег 
Дона, вперед. Командующий Дон. Армией 
ген. Сидорин, как признает в своей книге 
« Разгром Деникина » б. Ком-щий Южн. Сов. 
Фронтом Егоров, успешно выполнил эту за- 
дачу в оперативном отношении. Он сосредо- 
точил свои силы в трех группах и решил от- 
бросить противника ударом в трех направле- 
ниях: Таловая-Новохоперск-Арчеда. Чтобы 
облегчить продви?кение Донских Корпусов 
решено было бросить в рейд на Новохопер- 
сксм направлении нашу конницу. 

В это время почти вся конница, оставав- 
шаяся в Дон. Армии после ухода в рейд 4-го 
Дон. кон. к-са ген. Мамонтова, была сосредо- 
точена в районе г. Богучара для противодей- 
ствия Буденному, занявшему ст. Казанскую, 
если бы он предпринял операции на правом 
берегу Дона. 

Буденный, как сам он пишет в своих вос- 
поминаниях (« Пройденный путь »), действи- 
тельно имел намерение нанести удар на пра- 
вом берегу Дона вдоль фронта 9-й Сов. Ар- 
мии, а затем двинуться в рейд на Миллерово, 
где помещался Штаб Дон. Армии, видимо в 
отместку за изгнание из Козлова ген. Мамон- 
товым Штаба Южн. Сов. Фронта. Вот поче- 
му против 12-ти полков Буденного Ком-щий 
Дон. Армией сосредоточил в районе Богуча- 
ра 4-ю, 5-ю, 6-ю, 7-ю и 14-ю конные бригады 
плюс Сводный полк 1-й Дон. дивизии — 
всего 16 полков конницы. 

После оставления Буденным ст-цы Казан- 
ской, Донская Армия перешла в наступление 
и 7-я кон. бригада ген. Старикова заняла в 
полной исправности мост через р. Дон у д- 
Голиевки (к сев. -в. от Богучара), по которому 
вся конница перешла на левый берег и ста.ла 
расширять захваченный плацдарм. 

7-я кон. бригада и Св. полк вернулись в 
состав 3-го Дон. к-са, а 14-я кон. бригада ос- 
та.лась при 2-м Дон. корпусе. 



:Н * 
* 



— 9 — 



Для производства рейда из 2-го Дон. Кор- 
са была выделена « Конная группа » под 
личной командой Командира этого корпуса 
Ген. Штаба ген. М. КОНОВАЛОВА (Петр 
Ильич) в составе: 4-й Дон. кон. бригады ген. 
Авчинникова (19-й, 20-й и 24-й полки, 14-я, 
18-я и 47-я кон. 6-реи). 5-й бригады ген. Са- 
льникова (21-й, и 23-й полки, 21-й и 
23-я кон. батареи) и 6-й бригады ген. 
Позднышева (25-й, 26-й и 27-й полки, 
22-я и 24-я б-реи). Всего 9 полков численнос- 
тью 6090 шашек при 28 орудиях. При нали- 
чии во 2-м корпусе еще и 14-й кон. бригады 
ген. Голубинцева в составе 28-го, 29-го и 
30— го полков (сам ген. Голубинцев отсутство- 
вал, будучи ранен), которая в первый период 
действий на правом берегу Хопра работала 
во взаимодействии с конной группой, чис- 
ленность нашей коннипы доходила до 8 ты- 
сяч шашек. Короче говоря, конница 2-го кор- 
пуса имела лишь на 3 полка меньше, чем 
Мамонтовский корпус и не уступала ему в то 
время по численности. Перед выступлением 
в рейд на довольствие людей и лошадехЧ бы- 
ло выдано по одному миллиону рублей на 
каждый полк и по 500 тысяч на каждую ба- 
тарею. 

Рейд начался 29-го сентября из района г. 
Богучара (д. Голиевка), где нами был захва- 
чен плацдарм при следующих обстоятель- 
ствах. 

В то время объезжал фронт Донской Ата- 
ман ген. Богаевскгат, который должен был 
посетить и кон. группу перед ее выступле- 
нием в рейд. Наши части с утра были собра- 
ны в перелеске недалеко от Дона. Ожидали, 
что, по представлению командиров бригад, 
будут производства наиболее отличившихся 
в следующие чины за успешные бои на р. 
Хопре. Уж:е слышен был вдали шум мотора 
атаманского автомобиля, когда по частям 
было передано словесное праказание быть 
готовым к бою и батареям сняться с перед- 
ков, т. к. наша разведка сообщила о движе- 
нии конницы противника от Переволочной. 

В условиях боевой тревоги Командир кор- 
пуса не счел возможным объезд частей Дон- 
ским Атаманом и последний ограничился 
тем, что, вызвав командиров бригад и коман- 
дира 20-го Вешенского полка, произвел ко- 
мандиров бригад в ген. майоры, а войск, стар- 
шину Алентьева в полковники. Прочие оста- 
лись не при чем. По возвращении команди- 
ров бригад и командира корпуса конная 
группа немедленно двинулась в рейд и около 
Переволочной столкнулась с противником, 
оказавшимся конницей Блинова. 

Два орудия красных с открытой позиции 



стали обстреливать нашу колонну. Огонь 
двух орудий с большой дистанщш не нано- 
сил особого вреда и не мог остановить наше 
продвижение, но одна очередь накрыла кон- 
вой Командира корпуса и там оказались ра- 
неные. Тогда ген. Коновалов приказа.л: кро- 
ме батарей шедшей в авангарде 5-й брига- 
ды, открыть огонь и артиллерии 4-й брига- 
ды. Наши батареи мгновенно « заклевали » 
орудия красных, которые были затем захва- 
чены 5-й кон. бригадой. Заняв Переволоч- 
ную, конная группа остановилась на ночлег. 

На следующий день, рано утром, 4-я кон. 
бригада двинулась дальше, имея в авангарде 
24-й Калиновский полк и мою 14-ю батарею. 
Стоял густой туман, медленно расходивший- 
ся, ничего не было видно, почему я, захватив 
с собой на всякий случай « ударное орудие » 
(так я называл орудие, имевшее лучшего на- 
водчика и прислугу и, вместо трех, четыре 
уноса лучших лошадей), продвинулся впе- 
ред и присоединился к командиру полка 
полк. Раздорову, чтобы сразу быть в курсе 
дела в случае столкновения с противником. 
Через некоторое время, как то сразу, в какой 
нибудь версте, из тумана выплыли очертания 
каксго-то селения на р. Толучеевка, где за- 
хлопали ружейные выстрелы, застрочил пу- 
лемет. Пропустив полк, я немедленно от- 
крыл огонь из ударного орудия, к которому 
вскоре присоединились и другие. Туман уже 
разошелся и красные, видимо застигнутые 
врасполох, мед.ленно выбирались из селения 
пешком погскадронно по крутому скату на 
противоположную сторону балки. Пока ко- 
новоды подали им лошадей, 24-й полк, быс- 
тро обойдя селение с юга, атаковал их во 
фланг и в то же время к нам подошел 20-й 
Вешенский полк большого состава. Опроки- 
нув красную конницу, мы безостановочно 
гнали ее до самого Калача, в который и вор- 
вались. Не задерл^иваясь здесь, 24-й полк с 
14-й батареей, сбивая оказавшуюся в этом 
районе пехоту и ведя бой до полной темноты, 
продвинулся на несколько верст в направле- 
нии на Манину. 5-я и 6-я бригада перехвати- 
ла сперативный приказ Нач-ка 14-й Сов. стр. 
дивизии на следующий день. Получив в свои 
руки столь ценный документ, ген. Коновалов 
уверенно атаковал противника с утра 1-го 
октября в районе Старая и Новая Криуши- 
Скрипников-Солонка. В упорном бою Кон- 
ная группа и 14-я кон. бригада достигли 
блестящего успеха, наголову разбив и почти 
совершенно уничтожив 14-ю Сов. стр. диви- 
зию. Кроме двух орудий, сопровождавших 
своевременно ускользнувший штаб дивизии, 
вся ее артиллерия была захвачена на следу- 



- 10 — 



ющий день юго-восточнее х. Круглого, при 
чем один только 24-й Калиновский полк 4-й 
кон. бригады взял 24 орудия. На пополнение 
лошадей, снарядов и материальной части 
моей 14-й кон. б-реи, я получил в подарок в 
X. Круглом 1-ю батарею 1-го дивизиона 14-й 
сов. стр. дивизии в полном составе при двух 
взводных командирах. 

Шолохов в своем романе « Тихий Дон » 
подтверждает уничтожение 14-й Сов. диви- 
зии и подчеркивает, что « преобладание кон- 
нипы во 2-м Дон. Корпусе дало ему возмож- 
ность глубоко внедриться в расположение 
противника и нанести ряд сокрушительных 
ударов ». 

9-я Сов. Армия, в составе которой в то вре- 
мя входило 6 дивизий и кон. группа Блинова, 
после разгрома 14-й дивизии оказалась раз- 
резанной на две части. Правофланговые 21-я 
и 56-я дивизии отошли на восток и сев. -вос- 
ток, обнажив левый фланг 8-й Сов. Армии, 
который оставался в таком положении в те- 
чение полутора месяцев. Между 8-й и 9-й 
Сов. Армиями образовался разрыв. 

« В открытом промежутке между Южным 
и Юго-Восточным ф'ронтами теперь действо- 
вала крупная группировка врага », отмечает 
Сов. История Гражд. войны (т. 4, стр. 262). 

23-я Сов. дивизия, находившаяся в районе 
ст. Вешенской и соседняя с ней 22-я дивизия, 
после переправы через Дон и 1-го Дон. к-са, 
оказались псд угрозой окружения и начали 
отходить на восток. 36-я Сов. дивизия, нахо- 
дившаяся в районе ст. Правоторовской, пере- 
брасывалась на усиление правого фланга 9-й 
Ар^мии. 



* 



В X. Круглом конная группа стояла дня 
три, обеспечивая продвижение пехоты 2-го 
корпуса и очищая район от красных. В один 
Из дней у сев. части хутора, где стояли 5-я и 
6-я бригады, завязался довольно сильный 
бой. Попытка красной конницы атаковать 
хутор была ими легко ликвидирована. 4-я 
бригада участия в бою не принимала, только 
моя батарея стреляла прямо из парка. 

Из X. Круглого конная группа двинулась 
на север, параллельно Хопру, уничтожая или 
отбрасывая встречавшуюся по пути непри- 
ятельскую пехоту. Левофланговая 4-я бри- 
гада через Минино-Мужичье-Банное к 8-му 
октябрю дошла до болотистой долины р. Са- 
валы южнее станцрш Некрылово, где 20-й 
полк захватил транспорт с патронами и сна- 
рядами. Не задерживаясь здесь, бригада по- 
вернула к р. Хопру и двинулась на х. Виф- 



лянцев. В пути мы не встретили противника, 
но зато спугнули большое количество дичи, 
особенно зайцев. Они срывались иногда в не- 
скольких шагах От дороги и некоторые офи- 
церы бросались за ними, стреляя из револь- 
веров. Но попасть в зайца из револьвера на 
всем скаку-дело нелегкое. 

В X. Вифлянцев, довольно большой, брига- 
да пришла с наступлением темноты и спо- 
койно расположилась на ночлег. Через пол- 
тора-два часа, когда уже многие спали, хутор 
внезапно атаковала конная группа Блинова. 
Нужно сказать, что у Блинова было не мало 
казаков Хоперского округа, среди которых 
были вероятно и уроженцы этого хутора, от- 
лично знавшие местность. Атаковав внезап- 
но, противник безусловно расчитывал на 
крупный успех, но просчитался. 

Неожиданная атака ночью в незнакомом 
населенном пункте всегда вносит некоторое 
расстройство в частях, подвергшихся напа- 
дению, но красные плохо использовали, дав- 
ший Им в начале преимущество, элемент 
внезапности. Непосредственно подвергшиеся 
нападению 19-й и 20-й полки, очистив сев. 
часть хутора, остановх-г-ти в центре его даль- 
нейшее продвижение противника и там за- 
вязался огневой бой. Вскоре открыла огонь 
артиллерия красных, стрелявшая в темноте 
на угад. К этому времени 14-я кон. батарея 
заняла позицию на юж:ной окраине хутора, 
куда отошел штаб бригады и где сосредото- 
чился 24-й Калиновский полк. Орудия крас- 
ных стояли на возвышености и блеск их 
выстрелов был ясно виден. 

Мне представлялся редкий случай про- 
учить красных, применив простой, но очень 
точный способ стрельбы по секундомеру, что 
я и сделал. (Вкратце, он заключался в следу- 
ющем: сначала тщательно измеряется по се- 
кундомеру время от момента, когда виден 
блеск выстрела неприятельского орудия, до 
момента, когда доносится звук выстрела. За- 
тем начинается пристрелка и измеряется 
время с момента, когда виден разрыв нашего 
снаряда и до момента, когда доносится звук 
разрыва. Пристрелка заканчивается, когда 
время, за которое доходит до нас звук разры- 
ва снаряда точно совпадает со временем, за 
которое доходит звук орудийного выстрела. 
Это означает, что наши снаряды рвутся на 
батарее противника). 

После короткой пристрелки одним ору- 
дием и интенсивного беглого огня всей бата- 
реей, артиллерия красных замолкла на всю 
ночь. Когда через день мы снова заняли ху- 
тор и розыскали позицию красных, то нашли 
там трупы убитых лошадей. После того как 



П 



прекратился артиллерийский огонь, посте- 
пенно стихла ружейная и пулеметная 
стрельба, возобновившаяся только с рассве- 
том. 

Утром, когда стал расходиться густой ту- 
ман и определились контуры сильно пересе- 
ченной местности, я переменил позицию и 
поднялся выше, ибо мы находились в глубо- 
кой котловине. На новой позиции, когда я 
начал пристрелку, моя батарея привлекла 
на себя огонь красной артиллерии, скрытой 
еще державшимся на той стороне, туманом. 
Но скоро туман разошелся и я увидел крас- 
ную батарею неблагоразумно стоявшую со- 
вершенно открыто на переднем скате воз- 
вышености, но очень далеко. Мои орудия 
были недостаточно подрыты для стрельбы 
на такую дистанцию и первая очередь дала 
порядочный недолет. Я увеличил прицел и 
вторая очередь легла совсем близко, но надо 
было еше подрывать, на что уходило время. 
Поняв грозившую Им опасность, красные во- 
спо.пьзовались этим обстоятельством и, с 
молнеиносной быстротой снявшись с позиции, 
скрылись за бугром. 

После этого огневой бой продолжался все 
утро и далеко за полдень, не внеся перемен 
в расположение обоих сторон. К вечеру 4-я 
бригада согласно приказа отошла на неско- 
лько верст в соседний хутор, куда в ту же 
ночь подошли 5-я и 6-я бр-ды. Ночной налет 
конницы Б.линова не дал никаких ощутите- 
.льных резу.пьтатов противнику, кроме того, 
что он задержал движение конной группы 
на левый берег Хопра на два дня. 

На следующий день 4-я бригада атаковала 
X. Виф.пянцев и выбила оттуда конницу Бли- 
нова, отошедшую в д. Ивановка. Переноче- 
вав в хуторе, бригада двинулась на ст. Ми- 
хайловскую и, перейдя на левый берег Хоп- 
ра, завязала бой с пехотой противника у х. 
Форштадского. Красные значительными си- 
лами, при поддеряске артиллерии, занима.ли 
позиции на высотах к северу, упираясь пра- 
вым флангом в Хопер. На другой день после 
полудня к нам подошли 5-я и 6-я кон. брига- 
ды. Ген. Конова.лов, осмотрев местность с мо- 
его набл. пункта, двинулся с ними на с. -вос- 
ток. Обойдя .левый фланг противника, бри- 
гады атакова.ли в конном строю и разгроми- 
ли красных, захватив много п.ленных и 4 
орудия. 



На следующий день кон. группа двинулась 
на X. Уваровский и с. Калмык. Левоф.ланго- 
вая 4-я бригада, заняв станцию Ка.лмык на 



ж. д. линии Новохоперск-Поворино, после 
короткого привала двинулась на с. Калмык. 
При выходе из поселка при станции, нами бы- 
ло получено донесение от наших квартирье- 
ров, высланных в с. Калмык, что из г. Ново- 
хоперска выступила и идет в с. Калмык бри- 
гада красной пехоты при двух батареях, о 
чем они узнали от переловленных ими в селе 
красных квартирьеров. 4-я бригада немед- 
ленно свернула с дороги и пош.ла прямо по 
полям рысью на перерез. Мне приказа.ли заг- 
нать лошадей, но не отставать и во время 
стать на позицию, дабы подавить огонь крас- 
ной арти.ллерии в момент атаки. Бригада во 
время приблизилась к дороге из Новохопер- 
ска в с. Ка.лмык и остановилась в засаде, ук- 
рывшись в складках местности. 4 сотни 24-го 
полка были направлены в х. Богдановский с 
задачей отрезать путь на Новохоперск, когда 
колонна минует хутор. 

Бы,л серый осенний день. Колонна против- 
ника, за которой мы внимательно следили, 
приближалась без всяких мер охранения и 
ее голова, при полной тишине кругом, уже 
проходила на уровне моего наблюдательного 
пункта. Надо Сы.ло бы еще немного подож- 
дать, как вдруг со стороны х. Богдановского 
застрочил пулемет и сразу все замелькало, 
как на экране кинематографа. 

Увидев появившуюся словно из под земли 
нашу конницу, которая немедленно пошла в 
атаку, колонна красных остановилась. Пехо- 
та, рассыпаясь, бросилась в сторону от доро- 
ги по направлению к Хопру. С правого флан- 
га по ней открыли огонь четыре наших пуле- 
мета на тачанках, быстро выдвинувшиеся 
вперед. На дороге осталась небольшая ком- 
пактная группа, шедшая в го.лове колонны 
артиллерии красных, откуда вскоре засвер- 
кали огневые вспышки. Две батареи откры- 
ли огонь на картечь по нашей атакующей 
коннице. Через минуту над ними рванула 
шрапнель моей батареи. Очередь... вторая... 
третья... Вспышки выстрелов стали угасать, 
как искры, и вскоре совсем прекратились. Я 
продолжа.л огонь, дабы не позволить оруди- 
ям сняться с позиции. Подошедшая 47-я ба- 
тарея в. ст. Картина (английские орудия) то- 
же открыла огонь. Скоро стали ясно видны 
брошенные на позиции орудия, к которым 
приближалась наша конница. Взяв часть но- 
меров (орудийная прислуга), я тоже поска- 
кал к ним. Там уже находился штаб брига- 
ды. В лужах крови, опустив головы, стоя.ли 
слева несколько раненых лошадей. На пра- 
вом фланге лежал кто-то из командного со- 
става, убитый попавшей в голову шрапнель- 
ной пулей. Еще убитые. На дороге 5 совер- 



12 



шенно исправных орудий. Шестое брошено 
отъехав несколько шагов. Немного дальше 
седьмое и только последнее, восьмое, успело 
отойти довольно да.пеко, но было захвачено 
конницей. 

Я открыл огонь из отбитых орудий, помо- 
гая ликвидировать кое-где остатки сопротив- 
ления пехоты и скоро все было кончено — 
красная бригада была уничтожена. Мы за- 
хватили все орудия, пулеметы, обоз и много 
пленных, после чего двинулись на ночлег в 
с. Калмык. 

На следуюший день конная группа атако- 
вала узловую станцию Поворино, которая 
была занята 5-й и 6-й кон. бригадами, не- 
смотря на упорное сопротивление бронепо- 
ездов противника. 

С занятием Поворино противник мог опа- 
саться дальнейшего движения нашей конни- 
цы либо на Балашов, либо на Борисоглебск, 
но конная группа, после дневки в с. Рождес- 
твенском (около Поворино), резко поверну.па 
на запад и, переправившись через Хопер с. в. 
Новохоперска, 19-го октября заняла Красне- 
нькое и Троицкое. В сев. части Троицкого 
расположилась 4-я кон. бригада, в южной 
6-я бригада, в Красненьком 5-я бригада и 
штаб группы. В район Некрылово подошла 
14-я кон. бригада. 

23-го октября красные с севера повели 
наступление на Троицкое, но были отбиты 
4-й бригадой и преследовались почти до Ма- 
карсво. В тот ясе день в Красненьком мест- 
ные коммунисты организовали вооруя^енное 
восстание и заня.пи винокуренный завод. 
Нужно сказать, что в этом селе уже было 
восстание в начале лета, подавленное 4-й 
кон. бигадой. Когда в первые дни после про- 
рыва ген. Мамонтова наша бригада, двигаясь 
из Новохоперска на Макарово, проходила 
мимо него, все село с востока еще было опо- 
ясано сплошной линией борон, переверну- 
тых остриями вверх, для препятствия атаке 
в конном строю. 

Для поддержки восставших из Алферовки 
наступали на Красненькое остатки 14-й сов. 
дивизии — сводный полк с двумя орудиями. 
6-я бригада ликвидировала это наступление, 
полностью уничтожив отряд красных, а 5-я 
бригада подавила восстание в селе. 



К этому времени, в результате успешных 
действий кон. группы, 9-я Сов. Армия оказа- 
-пась отброшенной в район Грибановка-Бо- 
рисоглебск-Поворино, т. е. в то положение, в 
котором она находилась в июле месяце. Кра- 



сное командование вынуждено было снять с 
Царицынского ф'ронта кон. корпус Думенко 
и направить его в район Урюпинской. 

25-го октября конная группа, выполнив 
поставленную ей задачу, двинулась на при- 
соединение к частям 2-го Дон. отд. кор-са в 
намеченный ей д.ля отдыха район. Перепра- 
вившись через Хопер у Алферовки и Варва- 
ровки, она к вечеру 26-го скт. расположи- 
.пась районе с. -в. Урюпинской, в ближайшем 
тылу частей 23-й сов. дивизии, к этому вре- 
мени снова занявших ст-цы Михайловскую 
и Урюпинскую. На х. х. Красный-Кухтин 
4-я бригада захвати.па артиллерийский парк 
прот-ка. 28-го октября кон. группа двину- 
лась к Хопру. У ст. Урюпинской 6-я кон. 
бригада ген. Позднышева атаковала и уни- 
чтожила 3-ю бригаду 23-й сов. дивизии, 4-я 
кон. бригада около полудня столкнулась с 
авангардом конницы Думенко у Акчернских 
хуторов. Эта бригада была самая сильная, т.к. 
входивший в нее 20-й Вешенскин полк был 
всегда большого состава и некоторые в шут- 
ку называли его « 20-й Вешенской дивизи- 
ей ». Поэтому еще со времени сентябрских 
беев на р. Хспре, кроме нормально входив- 
ших в состав бригады двух батарей 4-го Дон. 
конно-артил. дивизиона (полк. Горелов), к 
ней была прикомандована третья батарея. В 
начале это была 1-я Семилетовская, а потом 
ее заменила 47-я конная войск, старшины 
Картина. Поэтому, в предвидении столкнове- 
ния, решено было противопоставить знаме- 
нитым думенковским пулеметчикам нашу 
артиллерию. 

С этой целью в голову колонны была за- 
благовременно выдвинута 14-я кон. батарея, 
шедшая непосредственно за штабом брига- 
ды. Как только появи.пись 4 думенковских 
пулемета на тачанках и обстреляли наш 
авангардный 24-й полк, в котором сразу ока- 
зались раненые, 14-я батарея немедленно от- 
крыла по ним беглый огонь прямой навод- 
кой. К ней быстро присоединились 18-я и 
47-я батареи. Заметавшиеся в огневом коль- 
це разрывов пулеметные тачанки красных 
так из него и не вышли. Когда я перенес 
огонь на видневшуюся из-за бугра голову 
красной колонны, она немедленно повернула 
и стала отходить, прес.педуемая нашими сот- 
нями. 

После этого столкновения ген. Коновалов, 
поблагодарив артиллеристов за успешную 
стрельбу, направился в Штаб Корпуса, пере- 
дав командование конной группой ген. Поз- 
дныи1еву. После короткого отдыха 4-я бри- 
гада двинулась к ст-це Тепикинской. Около 
этой станицы, перед заходом солнца, Думен- 



- 13- 



ко, подтянув подкрепления, снова атаковал 
бригаду. Встреченные жестоким огнем всех 
наших батарей, а затем контратакованные 
19-м и 20-м полкам, красные были опрокину- 
ты и отошли. Наши части остановились на 
ночлег в ст. Тепикинской. На другой день 29- 
го окт. конная группа переправилась через 
Хопер у ст. Урюпинской и остановилась на 
отдых в ближайших хуторах. Рейд, продол- 
жавшийся месяц, был закончен. За это вре- 
мя было взято около 50-ти орудий, десятки 
пулеметов, тысячи пленных, а в общем было 
полностью уничтож;ено не менее двух стрел- 
ковых дивизий противника, т. е. 33"/п боевого 
состава 9-й Сов. Армии. 



Несмотря на то, что в свое время газетчи- 
ки в Новочеркасске сбились с ног, бегая по 
улицам и выкрикивая чуть не каждый день : 
«НСВАЯ ПОБЕДА ГЕНЕРАЛА КОНОВА- 
ЛСВА », об этом рейде быстро забыли. В нем 
не было такой красочности, как в Мамонтов- 
ском рейде, ибо он совершался не в глубо- 
ком, а ближнем тылу, в районе, уже исхо- 
женном вдоль и поперек, где не было ни баз, 
ни крупных населенных пунктов, ни важ- 
ных ж. д. узлов, которые занимались бы 
впервые. Не было и скоплений мобилизован- 
ных, которых мамонтовцы распускали по до- 
мам тысячами, т. к. конница 2-го корпуса 
имела дело только с боевыми частями 9-й 
Сов. Армии. Но главное то, что уже до окон- 
чания рейда для белых начались неудачи на 
главном направлении, приведшие их позже 
к Новороссийской катастрофе, и эти траги- 
ческие события заслонили собой предшест- 
вовавшие им. 

Со времени этого рейда, доставившего кра- 
сным много неприятностей, у них сложилось 
убеждение, поскольку конной группой ко- 
мандовал лично Ком-р 2-го Дон. Корпуса 
ген. Коновалов, что в Дон. Армии сушество- 
вал « конный корпус генерала Коновалова » 
или же « 2-й Дон. кон. корпус ». С легкое! ру- 



ки Шолохова в его романе « Тихий Дон », эта 
сшибка встречается почти во всех трудах со- 
ветских исследователей гражданской войны. 
В действительности конная группа из бригад 
3-х полкового состава, по принятой в то время 
в Дон. Армии организации, равнялась диви- 
зии и Дон. Командование, еще до возвраще- 
ния из рейда, решило переименовать ее в 4-ю 
Дон. кон. дивизию, назначив 24-го октября 
начальником этой дивизии ген. Лобова (Оп- 
риц. « Лейб-Казаки » стр. 245). .который фак- 
тически вступил в командование не раньше 
чем через месяц. Дивизия продолжала оста- 
ваться в составе 2-го Дон. К-са и только в ян- 
варе 1920 г., когда ею вр. командовал ген. 
Позднышев, была передана в распоряжение 
Ком-ра 4-го Дон. кон. кор-са во время боев с 
Буденным и Думенко на р. Маныче. В составе 
Мамонтовского корпуса она и закончила 
свое существование, разделив его участь, в 
период Новороссийской катастрофы. 

За 50 лет об этом рейде никто ничего не 
написал. Я пытался это сделать в конце 30-х 
годов, но помешала 2-я мировая война. После 
я долго искал сотрудничества других участ- 
ников рейда, ибо описать подробно не толь- 
ко рейд, но даже большой бой одному учас- 
тнику не под силу. На мои призывы никто не 
откликнулся, т. к. большинство участников 
уже ушло в лучший мир. К 50-тилетию, из 
лиц командного состава, участвовавших в 
рейде, остались в живых, считая и меня, то- 
лько три человека. 

Желая оставить хоть накой нибудь след в 
истории, я все же решил описать этот рейд 
хотя бы в общих чертах. В моем распоряже- 
нии не было никаких документов, кроме 
кратких заметок, сделанных мною еще в 
первые годы эмиграции, да то, что сохранила 
память. Я не гарантирую абсолютную точ- 
ность дат и мое описание не полно, т. к., со- 
вершив рейд в составе 4-й кон. бригады, мне 
недостаточно известны действия 5-й и 6-й 
кон. бригад. Но лучше хоть что нибудь, чем 
ничего. 

Е. Ковалев 



- 14 — 



КРАСНЫЙ КОМАНДУЮЩИЙ ГУБАРЕВ 



С большим интересом прочел в № 80-81 
« Род. Края » статью А. П. Падалкина о 
Степном Походе. Автор, как участник его, ос- 
ведомлен о нем болыпе, чем кто .либо другой, 
и он очень хорошо анализировал все пере- 
живания небольшой группы донских патри- 
отов, которые в то время были светочем и 
маяком Донского Сполоха. Остается от души 
поблагодарить А. П. Падалкина за его нелег- 
кий и полезный труд, которым он всколых- 
нул в казачьих сердцах, особенно старых, 
дорогие и милые воспоминания о делах дав- 
но минувших лет. 

В этой статье автор уделил несколько 
строк неизвестному есаулу С, который, бу- 
дучи начальником штаба группы красных 
отрядов, будто бы сдерживал их боевой по- 
рыв и тем самым способствовал благополуч- 
ному исходу Степного Похода. Для читателя 
поведение и побузкдения есаула С. могут по- 
казаться туманными и непонятными. И для 
того, чтобы их понять, нужно подойти к это- 
му вопросу с точек зрения идеалогической и 
психологической. 

В старой казачьей семье есаула С всегда 
были приняты принципы чести, благород- 
ства, выручки товарищей в беде, его же дру- 
зья были на стороне партизан, с которыми он 
был и душой и сердцем, но отрезан от них 
морем бушующего большевизма со всеми его 
прелестями подлости, предательства и без- 
закония. В обстановке того времени нити от 
ушедших партизан как бы тянулись к каза- 
честву, в особенности к донскому офицерст- 
ву, а от казаков они шли обратно к партиза- 
нам. Эти нити переплетались так, как будто 
мысленно между партизанами и казачеством 
зарождался и сознавался один и тот же план 
изгнания во что бы тс не стало красных с 
донской земли. И стало очевидно, что без 
поднятия партизанами светоча борьбы с ком- 
мунизмом, вряд ли мог произойти и казачий 
сполох. Смысл Степного Похода был без- 
условно расчитан на неизбежность в даль- 
нейшем казачьих восстаний. Принимая во 
внимание такую обстановку, есаулу С. было 
легко разобраться в ней и действовать соот- 
ветствующим образом, хотя бы и под угрозой 
уличения красными в измене. Игра стоила 
свеч, а без риска ничто не достигается. И мне 
думается, что на месте есаула С. всякий дру- 
гой донской офицер поступил бы так же, как 
он. У него уже был выработан собственный 
план действия, смысл которого станет по- 
нятным из его нигкеследующих записок о 
преследовании красными партизан ген. П. X. 



Попова. Его записки написаны по памяти, 
без претензии на абсолютную точность дат, 
отдельных эпизодов и общего маршрута дви- 
жения отряда красных. 



После оставления партизанами Велико- 
княжеской станицы и их ухода в задонские 
степи, никаких красных отрядов, насколько 
мне известно, послано не было. Если они и 
появились, то это были отдельные крестьян- 
ские дружины самообороны. Красные же от- 
ряды, ведшие бой под Великокняжской и 
присланные из Царицына, были сосредото- 
чены на станции Двойная и в станице Ор- 
ловсрсой для переф'ормирования с целью соз- 
дания сильного кулака, который дол^кен 
был идти наперерез движению партизан к 
богатым зимовникам коннозаводчиков, там 
их окружить и уничтож^ить. Происходило 
это в конце февраля — начале марта 1918 г. 
ст. стиля. Для этого красными было сосредо- 
точено око.по 4000 пехоты при 32 орудиях и 
36 пулеметах под командой казака станицы 
Орловской Губарева, фанатика-коммуниста, 
зверской жестокости, любимца товарища 
Минина, красного диктатора Царицьша. Д.пя 
образования конницы было мобилизовано 
четыре списка молодых казаков Сальского 
округа, всего 1500 всадников. 

Губарев и его штаб из солдат и матросов 
больигой компетентности в руководстве вой- 
сками, а в особенности в вопросах формиро- 
вания конницы, не имел и это обстоятельство 
спасло от расстрела есаула С, который как 
раз собирался уходить к партизанам, но был 
схвачен матросами и долж;ен был быть рас- 
среляным вместе с 42-мя представителями 
станичной интеллигенции, начиная от ди- 
ректора гимназии и до священника включи- 
тельно, но так как есаул С. был необходим 
красным для приведения в порядок их отря- 
да и для формирования 2-ух полков конни- 
цы, то неожиданно для него самого стал на- 
чальником штаба отряда большевиков ш бла- 
годаря этому все 42 человека приговореные 
к смерти были освобождены. 

За две недели муштровки, располагая не- 
сграниченой властью, есаул С. смог привести 
всю эту орду в порядок. Казаки ж:е, почуяв 
власть своего офицера, начали служить, что 
называется, верой и правдой, поговаривая о 
том, ч'то когда и с кем воевать об этом знает 
начальник штаба есаул С. Об этом вряд ли 
знал он сам, но твердо верил в то, что хорошо 
дисциплинированная боевая часть рано или 



15 - 



поздно будет ему нужна, хотя бы для того, 
чтобы обуздать ничем не сдерживаемые про- 
извол и зверства красных. Когда все было 
готово, патроны и снаряды были доставлены 
в достаточном количестве по требованиям 
Губарева из Царицына, для начальника шта- 
ба начались новые пытки из-за требования 
Губарева выступать. Никакие доводы на не- 
го не действовали: ни несенная распутица, 
принуждающая тащить орудия и обозы с 
риском погубить конский состав, ни неподго- 
товленность санитарной части, ни уверения, 
что и партизаны по тем >ке причинам не мог- 
ли далеко уйти итд. 

В одно прекрасное утро приехав в штаб, 
есаул С. увидал выстроенные на площади 
конные полки и перед ними гарцевавшего на 
кровном коне товарища Губарева, с непри- 
стойными ругательствами приказавпгего на- 
чальнику штаба поднять все отряды пехоты, 
артиллерии и обозы и двигать за ним на хут. 
Быстрянский. Дальнейшая оттяжка времени 
со стороны есаула С. была невозможна и 
красные войска, под названием « Ударной 
Южной Колонны », выступили в поход для 
« преследования кадет под начальством 
контр-революционера и народного кровопий- 
цы генерала Попова ». Дальнейшим пу- 
тем следования были зимовники Ми- 
хайликовых, Корольковых, Нечаевых. Там 
начальнику штаба пришлось немало хлопо- 
тать, чтобы спасти одну из хозяек от любов- 
ного пыла самого командующего. Дальше 
путь шел через станицу Ермаковскую, где 
пришлось спасать от реквизиции племенных 
ж;еребцов. Это удалось на половину под 
предлогом потребности в лошадях в буду- 
щем для красной армии. В станице Граббев- 
ской удалось спасти двух мальчиков-реалис- 
тов от издевательства и расстрела красными 
под предлогом необходимости для канцеля- 
рии штаба грамотных людей. Здесь присое- 
динились несколько крестьянских дружин 
— Орловская, Мартыновская, Каменская 
под командой комиссара прапорщика Сыт- 
никова и Шевкоплясова, общей численнос- 
тью примерно в 2000 штыков. 

После небольшой перестрелки за станицей 
(это была первая встреча с партизанами) от- 
ряд красных остановился на ночлег. Губарев, 
большой любитель самогона и кавалерии, все 
время пребывал с двумя конными полками 
верстах в 10-15 правее главных сил. Повиди- 
мому, он искал возможности атаковать пар- 
тизан с тыла, в планы же начальника штаба 
никак не входило учить своего командира 
воевать и посоветовать присоединить конни- 
цу к главным силам. С помощью своих вер- 



ных людей, в штабе и отрядах наоборот рас- 
пространялась пропаганда, что, мол, раз пар- 
тизаны убегают за Дон, то нам вступать с ни- 
ми в бой, нести потери и я^ертвы, когда Са- 
льский округ очищен от « кадет », никчему, 
мы повоевали и с нас « будя ». 

И вот в таком настроении, в одно туманное 
утро, часам к 12-ти, это было кажется 28 или 
29 марта, отряд красных подошел к буграм, 
что в 2-3 верствах от берега Сала, и располо- 
гкился на отдых. В те времена начальство 
долясно было находиться впереди. И вот еса- 
ул С. на своей тачанке, запряженной тройкой 
лошадей, подъехал первым почти к самому 
берегу реки и увидал следующую картину : 
на правой стороне реки, около ветряной ме- 
льницы, стоит одна пушка и очень редко 
стреляет. Сама же река (было половодье) 
сплошь усеяна черными точками: самодель- 
ными плотами, баркасами, бочками и прочи- 
ми средствами переправы, также как и прос- 
то плывущими людьми. Красное воинство, 
расположившись на привал, мало интересо- 
валось окружающей обстановкой: не было 
ни тревоги, ни приказов, да еще стреляет 
пушка: значит, показываться нельзя, раз са- 
мо начальство находится впереди и ничего 
не приказывает. Но тут перед есаулом С. 
стал вопрос ребром: как быть? Блестнула 
мысль, как следовало поступить теоретичес- 
ки: немедленно рассыпать нехоту и выста- 
вить пулеметы, а из стоявших уже на пози- 
циях орудий открыть ураганный огонь, что- 
бы уничтожить или приковать к месту про- 
тивника, и, вызвав конницу, поручить ей за- 
нять хут. Королев, чтобы отрезать перепра- 
ву через Дон. Но зная, чем это может кон- 
читься, дрогнуло казачье сердце и появи- 
лись другие мысли: воспользоваться благо- 
приятным случаем и в случае нужды позже 
оправдаться в бездеятельности тем, что не я, 
есаул С, являюсь командующим, а только 
исполняю обязанности начальника штаба и 
без .яичного приказания Губарева не имею 
права начать бой... ну, а неотправку донесе- 
ний можно объяснить незнанием места на- 
ходжения командующего. К тому же пред- 
ставлялась возможность уличить его в неу- 
мении управлять войсками, в полной бездар- 
ности и пьянстве. 

В итоге, после нескольких часов, когда ре- 
ка была почти очищена от «противника », 
для отвода глаз начальником штаба было 
приказано заставить замолчать неприятель- 
скую пушку. Это было сделано и после неско- 
льких залпов партизанская пушка с мельни- 
цы исчезла. Неско.пько отрядов красной пе- 
хоты было рассыпано по берегу реки, они за- 



16 



бавлялись стрельбой из винтовок и пулеме- 
тов, когда на противополо»сном берегу нико- 
го уже не было. Но вот наступила ночь и 
нужно было принимать другие решения. 
Планом есаула С. было окончательно подор- 
вать авторитет Губарева в красных частях и, 
если окажется возможным, отделаться от 
него. Работая в этом направлении, необходи- 
мо было дер?кать в повиновении всю массу 
красных солдат. Для этого следова,по занять 
ее какими то действиями оперативного ха- 
рактера с таким расчетом, чтобы ни солдаты, 
ни их начальники не заметили ненормаль- 
ности положения или, вернее, измены. 

Вот для этой цели и была придумана опе- 
рация отрезать противника, то есть парти- 
зан, от переправы через Дсн. Для ее выпол- 
нения и чтобы скомпрометировать Губарева, 
есаул С. приказал двигаться на хут. Королев 
по левому берегу р. Сала. Не имея ни дорог, 
ни намеченного и подготовленного пути сле- 
дования, красные двигались черепашьим 
шагом, а ночью отлично слышали гомон и 
скрип телег у партизан, которые спешно 
уходили. В это же время было пос.пано доне- 
сение командующему о создавшейся обста- 
новке, а для закамуфлирования бездеятель- 
ности и намеренно упущенной возможности 
разгрома партизан, бы.то еше раз подчеркну- 
то и поставлено в вину тому ?ке Губареву, 
что он своим отсутствием парализовал воен- 
ные действия и упустил замечательный слу- 
чай уничто:жить отряд ген. Попова. Имея та- 
кой сильный козырь и заручившись одобре- 
нием начальников отрядов, и, косвенно, его 
подчиненных, есау.п С. приготовился « раз- 
нести » своего командуюшего, когда тот на- 
гонит свои войска. Осуществить это было 
легко, так как они не двигались, а, растянув- 
шись в колонне на несколько верст, больше 
стояли на месте, не давая возможности своей 
коннице выдвинуться вперед, и даже просто 
их обогнать. Когда Губарев с большим тру- 
дом пробрался к штабу в голове колонны и 
открыл рот для ругани, ему в холодной фор- 
ме было заявлено, что своим командованием 
он принудил войска к бездействию и упус- 
тил хороший случай. Он, мол, чуть не завел 
революционные войска в ловушку, а это на- 
зывается не только нерадением, повидимому 
на почве пьянства, но почти что изменой: ес- 
ли в Царицыне узнают об этом, то ему не по- 
здоровится. Разнос так подействовал на го- 
ре-командующего, что он примолк и даже 
стал заискивать, спрашивая совета, что же 
делать дальше? 

Поставив таким образом Губарева в глупое 
и зависящее от него положение, есаул С. 



ста.п обдумывать да.льнейший план действий. 
А он зак.люча.пся в том, чтобы, отведя крас- 
ные отряды к станции Ремонтная на ЖД и 
пользуясь отсутствием каких бы то ни было 
распоряжений свыше, демобилизовать там 
солдатские части, отделаться от самого Губа- 
рева, а самому с двумя полками казаков, при 
наличии больших запасов оружия, поднять 
восстание против красных в Сальском окру- 
ге. Этот проект в конечном счете удался 8 
мая 1918 г. на Маныче, около Казенного мо- 
ста. 

Отвод войск к Ремонтной должен бы.п 
ввести в заблуждение Царищ>ш, показав ему 
будто бы правильность действий. Губареву 
же нужно было дать надежду оправдать се- 
бя последующими успешными операциями. 
Предстояло занять хут. Королев и Кривой, 
но га неимением мест д.пя переправы и пере- 
возочных средств, приходилось повернуть 
всю колонну войск назад, вести ее по левому 
берегу и после, попав на правый берег Сала, 
перейдя ЖД, занять хут. Королев. Такое 
движение занимало около двух дней, но оно 
совпадало с желаниями есаула С. во что бы 
то ни стало запоздать. И действительно, бла- 
годаря этому движению хут. Королев, был 
занят пустым, а когда был занят хут. 
Кривой на Донской переправы партиза- 
ны были уже на противоположном берегу 
Дона. С внешней стороны, командование и 
начальник штаба, проделав вышеописанную 
операцию, долг свой выполнили: Дон, без пе- 
реправ не перейдешь, главное же — Саль- 
ский округ был очишен от противника — 
партизан. Но есаул С. отлично сознавал, что, 
обезвредив подобными аргументами Губаре- 
ва, Он не должен думать, что все обстоит бла- 
гополучно. В скором времени придется от- 
читываться перед Царицьшом, и, если сейчас 
удалось провести Губарева сравнительно 
легко, то это не значит, что в Царицыне не 
поймут маневра и поведения начальника 
штаба есаула С. Хотя бы уже потому, что Гу- 
барев наверняка разболтает все как было 
высш:ему начальству и ему станет ясна игра 
есаула С. К счастью Губарев, боясь ответст- 
венности за свой недавний « промах », не 
спешил доносить начальству об обстановке и 
не поднимал вопроса о новых задачах. В то 
время интересы его и есаула С. совпадали: 
оттянуть время и проявить себя каким ни- 
будь успехом. Есаулу же С. для выполнения 
задуманного плана было важ:но выиграть 
время, чтобы одновременно убить трех зай- 
цев: 

1. Заняв важную станцию Ремонтная, 
можно было уверить Царицын в том, что. 



— 17 — 



очистив Сальский округ и ликвидировав 
партизан, незначительные остатки которых 
скрылись за Дон, мы присгупили к закреп- 
лению нашей победы, хотя до получения но- 
вых распоряжений бездеятельными не оста- 
емся. Принимая во внимание значение ЖД и 
Ремонтной, никем не занятых, но могущим 
подвергнуться опасности быть захваченны- 
ми или атакованными партизанами или бан- 
дами восставших казаков, мы нашли необхо- 
димым ее занять для сохранения связи Ца- 
рицына с Великокняжеской. 

2. По расчетам есаула С, на Ремонтной пу- 
тем пропаганды или заговора можно будет 
ликвидировать и самого Губарева. 

3. Для выполнения плана восстания было 
необходимо избавиться от коммунистичес- 
ких элементов массы солдат путем « самоде- 
мобилизации ». 

А пока что, Губареву предоставлялось иг- 
рать роль победителя, не только прогнавше- 
го партизан из Са.пьского округа, но и изба- 
виви1его Ремонтную от их нападения и за- 
крепившего ее за Царициным. Такой пер- 
спективой, представленной есаулом С, Губа- 
рев был восхищен и вполне согласился с ней. 

В дальнейшем каждый выпо.лнял свою 
роль. В Ремонтной, но по инициативе ее. С, 
Губареву местными коммунистическими 
властями была устроена триумфиальная 
встреча, он был помещен в лучшей кварти- 
ре, отряд ж;е расположился по домам жите- 
лей и на ЖД складах. Но одно помещение 
было оставлено для митингов и спектаклей 
с демонстрирированиим старых фильмов. 
Есаул С был доволен: забавляя войска вся- 
кими собраниями и... пьянством, а Губарева 
— славой победителя и приемом всяких де- 
легаций, становилось возмо:жным усыпить 
бдительность начальства и одновременно 
проводить самодемобилизацию красных сол- 
дат: ведь Сальскому округу больше никакой 
опасности не грозит, сидеть здесь больше не- 
чего, ведь дома каждого ждут весение рабо- 
ты в поле. 

В одно Из воскресений начальник штаба 
есаул С, якобы по желанию солдат, когда 
командующий Губарев после парадного при- 
ема местными коммунистами, перепившись, 
заснул, спешно собрал митинг. На нем долж;но 
было быть принято решение о самодемобили- 
зации, а так как Губарев из-за своего пьяно- 
го состояния присутствовать не мог, то его 
заменил начальник штаба. Есаул С. произ- 
нес очень похвальную для солдат речь, пос- 
ле которой был избран председателем ми- 
тинга. Окружив себя президиумом из своих 
единомышленников, он предложил вынести 



резолюцию о самодемобилизации и для боль- 
шего веса предложил всем присутствующим 
ее подписать. Резолюция была принята и на- 
чались ее подписи, президиум же продолжал 
сидеть за столом на сцене, втайне радуясь 
удачно-задуманному и проведеному плану. 
Но как это часто бывает, как хорошо не было 
бы все продумано, всего предвидеть невоз- 
можно. Некоторые из присутствующих ком- 
мунистов, поняв, в чем дело и видя ненорма- 
льное поведение есаула С, бросились к Гу- 
бареву, отлили его водой от пьяного угара и 
растолковали ему замысел есаула С. Не зная 
ничего об этом, президиум митинга, пока 
шли подписи, спокойно обсуждал свои даль- 
нейшие действия, как вдруг открылась зад- 
няя закулисная дверь и появился сам Губа- 
рев, весь обвешенный бомбами, с наганом в 
руке, в сопровождении человек пятнадцати 
таких же зверей, как и он. Первым его жес- 
том было ткнуть револьвером в спину есау- 
лу С, а потом с безподобной площадной ру- 
ганью разразиться приказом толпе: « Вон 
отсюда! » Солдат упрашивать не пришлось и 
тысячная толпа в один миг исчезла на ули- 
цу. Своего начальника штаба и весь прези- 
диум Губарев под стражей повел через боль- 
шую площадь к помещению штаба, шествуя 
впереди с триумфальным видом. Площадь и 
примыкающие улицы были уже заполнены 
огромной толпой из участников митинга, 
сбежавшимися другими солдатами и местны- 
ми жителями. Что думали в этот момент аре- 
стованые? Есаул С. не так боялся расправы, 
как кипел негодованием ко всей этой толпе 
предателей, и, задыхаясь от собственного бес- 
силия, только крикнул: « Сволочь, Предате- 
ли! » и в ожесточении плюнул в обе стороны. 
Молчавшая толпа вдруг завыла каким то 
звериным воем с ругательствами и отдель- 
ными выкриками и стала сжимать идущих 
тесным кольцом. Стража и сам Губарев как 
то оторопели и растерялись. 

Следуя в непосредственной близости за 
спиной Губарева, есаул С. заметил рукоятку 
нагана, болтающегося в расстегнутой кобуре, 
и, вырвав его, ткнул им в спину Губареву с 
криком; « Стой, подлец, иначе убью! » Дру- 
гие арестованные: капитан Крячков, хорун- 
жий Юрьев, вольноопределяющийся Фила- 
тов, подхорунжий Ажогин, сотник Белоусов 
и др (служившие под вымышленными фами- 
лиями), понимая, что их ожидает и пользу- 
ясь замешательством стражи, в миг ее обеза- 
ружили. Под вой толпы, неизвестно даже в 
чью пользу, есаул С и другие стали теперь 
свободными. Есаул С, ставши теперь нача- 
льником стражи, пове.я Губарева и его прис- 



18 



пешников в штаб, толпе же крикнул, что на 
следующий день начнется демобилизация, а 
пока что ей приказывает разойтись. Как то- 
лько арестованные оказались в помещении 
штаба, оно было немедленно окружено кон- 
ными казаками под командой подхор. Ажо- 
гина. В штабе есаул С « пошел в открытую », 
заявив Губареву, что тот свою игру проиграл 
и что настал час расплаты. В свое время Гу- 
барев сохранил есаулу С. и другим жизнь и 
было решено отплатить ему и его товарищам 
тем же. Что же касается их злодеяний и из- 
мены казачеству, то судить их за это не бра- 
лись, а решили предоставить это главному 
командованию Царипына. Зная заранее, как 
судят коммунисты за измену и безталанное 
начальствование, были уверены что их ре- 
шением и присужденным наказанием все бу- 
дут удовлетворены. В добавлении было ска- 
зано, что о плачевном командовании Губаре- 
ва, об измене и потере войск будет донесено 
рапортом в Царицын и все вины в проис- 
шедшем будут вменены ему одному. 

При таком положении много шансов было, 
на то, что Губарев, потеряв все свои войска, 
все вооруж;ение и явившись один в Царицын, 
вряд ли будет пытаться явиться к нача.льст- 
ву с докладом, а скорее со всей своей компа- 
нией постарается исчезнуть и замести следы 
постигшей его катастрофы. Таким образом 
казалось очевидным, что пока в Царицыне 
ничего не узнают об истинном положении и 
будут думать, что войска Губарева где-то и 
как-то ведут свои операции и будут там 
ждать донесений от нас, то никаких репрес- 
сивных мер до получения их принимать не 
будут, а пользуясь затишьем весь отряд мо- 
жет распылиться. Пускай потом Царицын 
ишет свои войска! 

Будучи совершенно не подготовленными к 
открытому восстанию, есаул С. и его друзья 



в то время ничего предпринимать и не могли, 
но все >ке они избавились от Губарева, от- 
правляемого в Царицын ближайшей же но- 
чью вместе с его 27-ю коммунистами, рекви- 
зировав для этого старый паровоз с одним 
товарным вагоном. О прибытии ж:е его к мес- 
ту назначению никто не безпокоился. 

На другой день была объявлена демобили- 
зация. Уезжающим в спешном порядке были 
предоставлены всевозможные средства пе- 
редвижения — и по ЖД и, главным образом, 
за счет имеющихся в отрядах обозов, а кто 
хотел, тот уходил пешком. Часть оружия 
удалось задержать и, погрузив его в два то- 
варных вагона и на две платформы, отпра- 
вить и сдать в сг. Орловской станичному со- 
вету. К сожалению, артиллерии сохранить 
оказалось невозможным из опасения выз- 
вать подозрения у демобилизующихся. Дру- 
жины и отряды односельчан, отправляясь по 
домам много пушек увезли с собой, а из ос- 
тавшихся большая часть под руководством 
начальника артил.тхерии прапорщика Тума- 
нова, жителя ст. Орловской, была просто 
разбросана со снятыми замками по пути сле- 
дования ст. Зимовники — Куберле — Двой- 
ная, так как лошадей быстро разокрали ка- 
заки. Сами же казаки были отправлены в ту 
же станицу Орловскую походным порядком 
с наказом попрятать там вооружение и разъ- 
ехаться по домам. Человек 25-30 верных 
оф'ицеров и казаков, оставаясь все время на- 
чеку, проживали там у себя дома или у зна- 
комых, но по близости и « под рукою » есау- 
.та С. Таким образом все могли воспользова- 
ться освобождением и передышкой. 

В следующих записках будут изложены 
дальнейшие события этого периода и восста- 
ния казаков Сальского округа 8 мая 1918 го- 
да. 

А. Методиев 



ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА УРАЛЬСКОМ ОТДЕЛЬНОМ ФРОНТЕ... 

(Продолжение № 87) 



Во исполнение намеченного плана, вече- 
ром, когда вернувшиеся с пастбища верблю- 
ды быстро были завьючены, отряд в пешем 
строю быстро занял Кумет, и к большому 
удивлению туркмен расположился вместе с 
нашим караваном на площади аула, против 



дома Мамеда. Во время « дружественных » 
разговоров днем, видя накопление прибыва- 
ющих вооруженных туркмен в Кумет, на за- 
мечание Атамана по этому поводу, Мамед, не 
смушаясь ложью, объяснил, что им будто бы 
ста.то известно о намерении ак-атабайцев на- 



19 — 



пасть зтой ночью на их владения, и туркме- 
ны кибиток, расположенных близь Кумета, 
прие?жают для его зашиты. Когда же к на- 
шему отряду, расположившемуся на площа- 
ди, вышел Мамед со своим « военным сове- 
том » и Бозбудженно задал вопрос Атаману: 
« Почему вы это делаете? Наши дети и жены 
боятся незнакомых вооруженных людей... », 
ген. Толстов ответил, так же не смущаясь, 
что « ...и нам стало известно коварное наме- 
рение ак-атабайцев, и мы, как ваши « дру- 
зья », заняли Кумет, для совместной защиты 
его от наших общих врагов ». 

Этим ответом, казалось бы, туркменам да- 
но было понять, что мы им не верим и будем 
защишаться. Демонстративно была дана ко- 
манда вложить обоймы в винтовки, и без то- 
го зарягкеные, так ?ке как ленту в пулемет. 
Но туркмены своих карт не открывали... 
Вновь завели разговоры о генерале Николай 
Николаевиче, вновь обещают дать коней и 
проводников до его местопребывания, а в 
ожидании просят перейти в пустой караван- 
сарай на меновом дворе, находившийся при- 
мерно в версте от Кумета. Этот караван-са- 
рай (постоялый двор) когда то служил при- 
ютом для приезжавших на ежегодные яр- 
марки купцов с их караванами. Атаман сог- 
ласился осмотреть караван-сарай утром, а 
Мамеда просил к этому времени приготовить 
проводников и коней для поездки к мифи- 
ческому генералу. 

На ночлег наш отряд все же расположился 
на площади аула. Вокруг наших постов тур- 
кмены расставили своих вооругкенных лю- 
дей. Целую ночь охрана провела без сна, час- 
то меняя засыпавших на ходу утомленных 
казаков. Этой же ночью определенно выяс- 
нилось, что туркмены собираются напасть на 
нас, и ждут удобного спучая. Выяснилось 
так же, что среди них были и .люди несогла- 
сные с этими версломными намерениями. 
Несколько человек из них говорили по рус- 
ски. Они часто подходили к нашим постам 
ночью, предупреждая казаков быть бдитель- 
ными, ибо их каждую минуту ожидает опас- 
ность. Скрываясь, угощали казаков молоком 
и хлебом. Один из таких доброжелателей да- 
же разбудил казака, задремавшего на посту, 
упрекая его в недостаточной бдительности. 

Нужно сказать, что Кумет уж:е имел пло- 
хую славу. До войны 1914-18 гг. там был по- 
граничный пункт и там постоянно жило не- 
которое ко,личество комерсантов, русских и 
армян. Во время восстания в Закаспийской 
области в 1915-16 гг., туркмены вырезали в 
Кумете все иноплеменное население и раз- 
грабили его имущество. Из-за войны и рево- 



люции преступление это осталось безнаказ- 

НЫМ- 

Рано утром, весь караван со всеми « не- 
строевыми » и ранеными, со взводом при- 
крытия, под командой войск, старш. Климо- 
ва, были отправлены на берег р. Ургенчь, 
«на пастбище», как было сказано туркме- 
нам. В действительности, Климову была да- 
на задача разведать берег реки и отыскать 
место для переправы. Для вьшгрыша време- 
ни Атаман настаивал на выполнении обеща- 
ния Мамеда — дать коней и проводников для 
поездки к « генералу », а туркмены со своей 
стороны просили нас оставить аул. Их во- 
оруженные группы непрерывно прибывали 
в Кумет. 

Прошел уже добрый час, а от Климова ни- 
каких вестей. Бездействие, ожидание угне- 
тающ,е действует на нервы и без того взвин- 
ченные... Уступая найстойчивым требовани- 
ям туркмен уйти из аула. Атаман, опять та- 
ки для выигрыша времени, посылает меня с 
одним туркменом осмотреть караван-сарай. 
Мой проводник, которого я настойчиво и 
твердо попросил идти перед мною, еще до 
выхода их аула, безпричинно, с промежутка- 
ми выстрелил два раза из винтовки... Услов- 
ный знак, сигнал? 

Но в это время приехало два казака от 
Климова: место для переправы, но « вплавь », 
им найдено. С полпути я был возвращен. Ос- 
тавшиеся в Кумете казаки вытянулись по 
улице, в колонне « по одному », в направле- 
нии на караван-сарай. Туркменам было ска- 
зано, что мы идем его занимать. По заранее 
сделанному расчету, как только хвост ко- 
лонны вышел из аула, по знаку, каждый на 
месте повернул « налево », образуя таким об- 
разом цепь с направлением на р. Ургенчь, на 
переправу. Это перестроение, для принятия 
боевого порядка, произошло быстро и без 
всяких замешательств и цепь начала свой 
отход к переправе. Едва успела она отойти 
от ау.ла на 200 саженей, как туркмены, поняв 
наш маневр, с окраины аула открыли частый 
огонь по цепи. Наша цепь, отстреливаясь, 
продолжала свей отход. Местность от аула 
до ряда холмов перед рекой была ровной ни- 
зиной, покрытой густой высокой травой. При 
первых же выстре.лах был ранен верблюд, 
находившийся под пулеметом и находив- 
шийся при нем молодой казак Кораб.лев, ко- 
торый так напугался ранения, что вообразил, 
что он убит и остался лежать в траве. По- 
сланный помочь ему Ставкин, быстро осмо- 
трев его рану (в р.уку), уверил его, что он мо- 
жет еще передвигаться самостоятельно. И 
действительно, Кораблев, придя в себя, при- 



— 20 



бежал в цепь еше раньше урядника.... 

Вскоре туркмены начали преследовать нас, 
скрываясь в высокой траве. Довольно быстро 
цепь заняла ряд холмов перед спуском к ре- 
ке, которые полукольцом как бы окружали 
место переправы. На нашем левом фланге на 
холмике находилась « Аба » (могила), где 
обосновался командный пункт. Ее глинобит- 
ные стены служили укрытием и гнездом для 
пулемета, отсюда можно было наблюдать 
движение туркмен и даже другой берег. 
Атаман с полк. Карнауховым спустились к 
переправе и защита ее была поручена пише- 
щему эти строки. С пулеметом остался ее. 
Карташев. 

При спуске к переправе оказались две ос- 
тавленные туркменские кибитки, где Фофа- 
нов, произведя разведку, устроился варить 
чай. Из-за командного полоясения холмов 
над всей низиной до Кумета, некоторое вре- 
мя туркмены не осмеливались подползать 
близко к цепи, что позволило расположить 
стрелков и пулемет в более удобных местах 
и дало возможность даясе отдохнуть и под- 
крепиться из еды, найденной в оставленных 
кибитках, которые вначале были вне обстре- 
ла. По очереди с ее. Карташевым мы также 
спускались к кибиткам для короткого отды- 
ха. Там было достаточно продовольствия для 
всех. Фофанов даже объявил мне по секрету, 
что он « подстрелил » бараний « кутырь » с 
маслом. На лексиконе уральских казаков — 
« кутырь » означает рыбий плавательный 
пузырь, также как мочевой пузырь всякого 
скота. Бараньи пузыри, как киргизы так и 
туркмены, после тщательной чистки золой и 
солью употребляют для хранения в них не- 
больших количеств масла или молока. 

Переправа шла медленно. Река Ургенчь в 
это время была шириной до 30 метров, глу- 
биной выше роста верблюда и с очень быс- 
трым течением. Правый берег ее (спуск) был 
отвесным, с одним яром, левый — отлогим. 
У нас не было шанцевого инструмента, что- 
бы срыть ярок для спуска, а потому каждого 
верблюда приходилось, подведя к берегу, 
сталкивать в воду и за привязанный заранее 
аркан тянуть его на другую сторону реки. 
Прыгать с яра верблюды не способны. Неко- 
торые из них, подметив « операцию », отка- 
зывались подходить близко к берегу. Их во- 
локли силой и бросали в воду. Верблюд для 
плавания ложится на бок, держа голову на 
уровне воды, и для него необходимо, чтобы 
ноги были по течению. День был ясаркий и 
это позволяло казакам в каждом случае лег- 
ко переплывать с одного берега на другой, 
привязать, отвязать аркан на верблюдах, на- 



правлять плывущих и тд. Для детей, жен- 
щин и раненых был устроен из бочат плотик. 
Поперек реки был натянут скрученный из 
веревок канат для направления плота, кото- 
рый поднимал только одного человека. Ране- 
ных пришлось привязывать к плоту, ибо он, 
будучи без руля, при перетягивании с одного 
берега на другой крутился течением и накре- 
нялся. 

Не обошлось и без приключений... Стар- 
шая дочь Атамана была посажена на плотик 
со своей бабушкой. По пути плотик, быстро 
покрутившись, накренился и обе упали в во- 
ду. Казак Ковалев и другие бросились их 
спасать. Благодаря быстрому течению неуда- 
чные путешественницы не успели ещ,е по- 
грузиться с головами в воду, как были вы- 
тянуты на берег. Супруга Атамана с млад- 
шей дочкой благополучно переправились пе- 
ред зтм и с ужасом наблюдали эту картину. 
Олег — сьшок Атамана — с одним казаком, 
смело, без приключений, переправился на тот 
берег. Анна Николаевна, натерпевшись стра- 
ху, была переправлена так же, как и все ос- 
тальные женщины. 

За это время туркмены обложили наши 
позиции и всячески пытались прорваться 
для обстрела переправы. Переправа затяну- 
лась до ночи. Конные массы туркмен пере- 
правились выше по реке с намерением ата- 
ковать переправу с этой стороны. С нашего 
пункта левый плоский берег был далеко, и 
вышедшая из лесочка, где, очевидно, нако- 
пились их главные силы, конная группа в 
40-50 всадников, направ-пявигаяся к перепра- 
ве, была мною замечена, что позволи.ло за- 
благовременно им устроить засаду, которая, 
подпустив туркмен на близкое расстояние, 
огнем разогнала их с потерями для них. 

Высокая трава позволяла туркменам близ- 
ко подползать к цепи, но стрелять им было 
неудобно. При каждом выстреле они должны 
были приподниматься из травы и нам были 
видны их черные шапки. Очередь пулемета 
и ружейный огонь по шапкам быстро ох- 
лаждали Их воинственный пыл. Тогда они, 
перегруппировавшись, старались прорваться 
в другом месте. Ее. Карташеву неоднократно 
приходилось перетаскивать пулемет с моги- 
лы на правый фланг цепи или в центр для 
зашиты опасных мест. Под вечер туркмены 
переменили тактику. Оставив часть своих 
людей наседать на цепь с фронта, конными 
заняли влево от могилы холм, который был 
выше ее, и наш командный пункт, цепь и со- 
общение с переправой оказались под обстре- 
лом слева. Переправа бы-ла защищена еще 
одним холмом, левее занятого туркменами. 



- 21 — 



На мое донесение об этом получаю приказа- 
ние: « Выбить туркмен с занятого ими хол- 
ма! » и сообщение, что холм будет занят ка- 
заками со стороны переправы. Редкая цепь, 
защищавшая переправу, была немногочи- 
сленна — не более как 50 казаков были в мо- 
ем распоряжении, так как половина людей 
была на переправе. Для атаки упомянутого 
холма я мог отрядить всего лишь 6 человек с 
подхор. Почиталиным и ур. Ставкиным вклю- 
чительно. При поддержке пулемета холм все 
же был взят, но во время атаки был ранен 
един казак и до переправы его должен был 
проводить другой... Осталось на холме 4 че- 
ловека. Туркмены, заметив это, бросились на 
холм и сбили казаков. По причине близости 
противников, пулемет не мог поддер?кать за- 
шитников холма. При спуске с него был ра- 
нен еще один казак, который смог уйти сам. 
Затем был убит Почиталин. Уже начинались 
сумерки и Ставкин, оставшись с одним каза- 
ком, растерявшись, оставил своего убитого 
друга на месте, о чем со слезами на глазах 
докладывал мне, как бы извиняясь создав- 
шейся невозможностью вынести его тело. 

Ночь приближалась... Доношу о случив- 
шемся Атаману и еше раз прошу ускорить 
переправу. Вот наступила полная темнота, а 
с переправы все нет приказания отходить. 
Туркмены, пользуясь темнотой, так близко 
подползали к цепи, что местами казаки слы- 
шали их «бормотание». Несколько раз, по- 
переменно с ее. Карташевым, мы обходили 
цепь, успокаивая казаков.... Стрельба не 
прекраща.пась. Огоньки выстрелов слева 
также приближались. Времени от времени 
наш пулемет « строчил » по огонькам... 

Уже в полной темноте, запыхавшись, при- 
бежали два казака с приказанием « отхо- 
дить » и выслать вперед всех тех, кто не уме- 
ет плавать. Из таковых нашелся лишь один. 
Немедленно безшумно был спущен пулемет 
и цепь по одному, по два бегом спустилась к 
переправе. Верблюды, люди — все были уже 
на другом берегу, готовые к отходу. Мы все 
как были, в одежде с винтовками за плеча- 
ми, поплыли на другую сторону. Пулемет на 
оставленном плотике был отправлен вперед. 

Во время переправы потеряли последний 
мешок с сибирскими деньгами. Фофонов 
плохо прикрепил « кутырь » с маслом, кото- 
рый также уплыл, как и деньги, вниз по Ур- 
генчу. За торопливостью не заметили, как 
сбежал во время переправы последний про- 
водник. Движение ночью, без дорог, по не- 
знакомой местности отряд долясен был вы- 
полнить с одним лишь данным: « направле- 
ние на восток.... » 



Едва караван тремя колоннами, округкен- 
ный цепями, вытянулся в нужном направле- 
нии, как с криком и стрельбой слева был 
атакован. Огнем левого крыла и тыловой 
цепи нападавшие были рассеяны. 

Как последний переправившийся, я шел с 
тыловой цепью. Ночь была темная и про- 
хладная. Низина левого берега Ургенча была 
сырой и местами покрыта водой. Трава в ней 
высокая, часто в ней рос мелкий камыш. По- 
этому наше движение было медленным, с 
частыми остановками. Туркмены с переры- 
вами продолжали нападать со всех сторон в 
продолжении всей ночи, но ни одного раза 
им не удалось прорваться в караван. Цепи 
шли почти вплотную к каравану. Перепра- 
вившиеся последними вплавь во всей одеж- 
де, казаки тыловой цепи дрожали от холода, 
а медленность движения исключала возмож:- 
ность согреться на ходу. Вскоре после полу- 
ночи, туркмены, как будто бы, на некоторое 
время оставили нас в покое. К этому времени 
я уже был не в силах удержаться от дрожи и 
у меня наступал знакомый кризис (в юности 
я долго страдал малярией), и я был принуж- 
ден, оставив цепь, догнать караван и на пер- 
вом попавшемся верблюде, сзади седла, во 
всю длину растянуться на его спине, чтобы 
хоть немного от него согреться и подсушить 
одежду. Вторая бессонная ночь и напряже- 
ние целого дня сильно сказывались. Не отда- 
вая себе отчета, мне казалось, что я даже за- 
дремал на некоторое время. Пришел я в себя, 
разбуж;енный сильной стрельбой, криком и 
6о.пьшим шумом, как будто большая масса 
конницы справа несется в атаку на караван. 
Оказалось, что большое стадо полудиких с 
горбами туркменских коров неслось на нас. 
Напуганные ли стрельбой в ночи или направ- 
ленные с определенной целью туркменами, 
что вполне допустимо — такая масса напу- 
ганного скота могла опрокинуть и покале- 
чить весь караван. Благодаря сильной стре- 
льбе, вспышкам от выстре.яов удалось этого 
избежать: у самых цепей стадо остановилось 
и потом понеслось вправо. 

К 3-ем часам ночи с 21-го на 22-ое мая 
(1920 г.) наш отряд подошел к опушке леса, 
где оказалось несколько брошенных тур- 
кменских кибиток и был захвачен древний 
старик-туркмен, но который отказывался от- 
вечать на все вопросы, прикидьшаясь глухо- 
немым. Он дрожал всем телом. Начинал 
чуть-чуть брезжить свет. Некоторыми уго- 
ворами и « подзатыльниками » принудили 
туркмена все же указал нам тропу, кото- 
рая пересекала лес и выходила к персидской 
границе против селения Ремьян. Лес был 



22 



густой, полон зарослей, тропа узкая, позво- 
лявшая движение лишь « по-одному ». По- 
этому караван двигался длинной лентой, со- 
провождаемый по сторонам отдельными 
стрелками, но с сильными заставами впере- 
ди и главным образом сзади, так как туркме- 
ны могли сделать засаду в лесу или пресле- 
довать нас сзади, по тропе. Уже рассветлело 
полностью, когда караван вытянулся из ле- 
са. Впереди виднелись горы, а под ними, в 
направлении продолжавшейся тропы, уже 
было видно простым глазом се.пение Ремьян. 
Не теряя времени, мы двинулись к персид- 
ской границе. Точного обозначения границ в 
то время не было и туркмены пройденной с 
таким трудом полосы не признавали ни пер- 
сидской, ни русской власти. Отряд наш был 
совсем уже близко от Ремьян, когда они вы- 
шли из леса и открыли стрельбу, не причи- 
нившую отряду никакого вреда, но был убит 
один перс, случайно находившийся на своем 
поле. 

Стрельба туркмен и приближ;ение к селе- 
нию большого каравана незнакомых людей, 
естественно, привлекло внимание его влас- 
тей. В нескольких верстах от него, навстречу 
нам выехала вооруженная конная группа, 
под камандой молодого человека, который 
назвал себя «Бояр». Впоследствии выясни- 
лось, что титул « бояр » (боярин, барин) в 
Персии дается всем молодым людям знатных 
фамилий. Наш новый знакомый был сьшом 
губернатора провинции. Отец его, губерна- 
тор, находился в главном городе провинции, 
а на границе с воинской частью остался его 
сын, но который без отца отказывался дать 
какие бы то ни было разъяснения о будущей 
судьбе нашего отряда. Выразив Атаману 
свои миролюбивые чуства, он обещал немед- 
ленно донести о всем случившемся своему 
отцу. В ожидании ответа наш отряд располо- 
жился в гранатовом саду на окраине селе- 
ния. Жители его отнеслись к нам миро.пюби- 
во, охотно как торговцы, так и частные лица 
вступали в торг по продаже еды. Но в отряде 
не было никаких средств для ее покупки и 
покупательные возможности каждого в от- 
дельности были весьма ограничены, а у бо- 
льшинства вообще отсутствовали. Поэтому 
казаки ничего не могли купить и в большин- 
стве голодали. 

Сад был окружен со всех сторон ручьями 
с прохладной и свет.той как слеза водой. 
Мирная обстановка, возмож;ность спокойно 
выспаться, надежда на скорее окончание ли- 
шений успокаивали всех и на полуголодное 
существование пока никто не обращал вни- 
мания. К тому ж;е, к счастью, один перс на 



своем поле уби.л кабана — вредителя и, как 
правоверный мусульманин, не желая прика- 
саться к « нечистому мясу », предложил ка- 
закам « убрать » убитого зверя. 

Оторванные от всего света в течении 2-ух 
месяцев похода, отряд, как и Атаман, не име- 
ли никаких сведений о политическом поло- 
жении в мире. Попытка Атамана узнать о 
положении, хотя бы в Персии, непосредст- 
венно от Бояра наткнулась на его полный, 
хотя и веж;ливый, отказ. Незнание персид- 
ского языка также мешало этому. Сложная 
задача что либо узнать была воз.пожена на 
супругу в. ст. Мезинова, которая случайно 
познакомилась в селении с персиянкой, гово- 
рившей по русски. Подарками, а главное 
личной обаятельностью С. Э. Мезиновой уда- 
лось узнать, что в Персии есть шах, губерна- 
тор, у которого свое войско и сын « бояр »... 
А кто такие большевики — она не знает. Да- 
льнейшие вопросы были безполезны, но по- 
лученые сведения были для отряда благо- 
приятны. 

После невероятных страданий в послед- 
них с боями переходах, после 2-ухчасовой 
агонии в Ремьяне умер от раны в ж:ивот по- 
ручик Н. И. Сидоренко. Похоронен был он в 
том же гранатовом саду, где находился от- 
ряд. Его послужной список до сих пор, как 
память, хранится У меня. 

Через три дня от губернатора возвратились 
послы с распоряжениями от персидского 
правительства: « сдать оружие, кроме офи- 
церского, и своирли силами отряду под охра- 
ной гвардии губернатора перейти в г. Шах- 
руд », в одном переходе от Ремьян, за горным 
перевалом. Путешествие это прошло благо- 
получно, и 26 мая отряд прибыл в Шахруд. 
Это был уже настоящий город, с магазинами, 
доктором, жандармами итд. На окраине его 
находился большой караван-сарай, где мы и 
располож:и,пись. Караван-сарай представлял 
из себя большой для верблюдов двор, окру- 
женный строениями, в которых были устро- 
ены маленькие комнаты водителей карава- 
нов. Атаман с семьей заняли единственную 
маленькую квартирку, имевшуютя при ка- 
раван-сарае. У жандармского капитана « под 
верблюдов » был взят аванс, после чего дово- 
льствие отряда было налажено почти норма- 
льно. Во всяком случае, люди больше не го- 
.лодали. 

Но злая судьба повидимому еще не насы- 
ти.лась страданиями и з.лой игрой с остатка- 
ми Уральской Отдельной армии!... Как раз в 
это время созре.ли абрикосы. От того ли, что 
изголодавшиеся по свежей зелени люди наб- 
росились на фрукты или от общего переуто- 



23 — 



мления и голода в течении 2-ух месяцев по- 
хода, в отряде начались заболевания маля- 
рией, сопровождаемые дизентерией, исто- 
щающей до последней степени больных. Так 
умер от полного истощения ген. Еремин, 
бывший генерал-квартирмейстер штаба Ура- 
льской армии. Болезнь прогрессировала в та- 
кой степени, что через неделю по прибытии 
в Шахруд половина людей отряда были бо- 
льны. Заболели Атаман и полк. Карнаухов и 
все старшие офицеры. 

В. ст. Климов по приходе отряда в Шахруд 
был отправлен в Тегеран для устройства да- 
льнех'тшей его судьбы. При таком состоянии 
здоровья людей отсутствие средств, да плюс 
еше долги гкандарм. капитану, доктору и хо- 
зяину караван-сарая, путешествие до Теге- 
рана своими средствами было невыполнимо. 
Поэтому было решено продать верблюдов, 
вырученными деньгами расплатиться с дол- 
гами, а на их остаток нанять подводы для пе- 
реброски отряда в Тегеран. Но когда верблю- 
ды были проданы, то вырученных сумм ока- 
залось достаточно только для расплаты с 
долгами с небольшим остатком для доволь- 
ствия отряда на несколько дней. Хозяин ка- 
раван-сарая, не будучи связан условиями за- 
ранее, как и доктор за свои визиты и медика- 
менты, предъявили счета непредвидимо вы- 
сокие. Да и верблюды отряда были сильно 
истощены и не имели большой ценности, а 
купцы, персы и армяне, пользуясь безвыход- 
ным нашим полоясением и неопытностью 
продавцов, сбили цены на них до минимума. 

Во время нашего 2-ухнедельного пребыва- 
ния в Шахруде я ни разу не встретился с 
Атаманом. Даже не был им приглашен на 
«чашку чая», которую он устраивал у себя 
на квартире по прибытии в Шахруд, по слу- 
чаю как-бы окончания похода. Не будучи 
приглашен на это « торж;ество », я со своим 
окружением, с остатками 4-го взвода, устро- 
ил тоже праздник. Через парикмахера-армя- 
нина был куплен целый барашек и несколь- 
ко бутылок армянского самогону. Отпразд- 
новали мы с песнями на весь караван-сарай, 
но от армянского самогона скоро получались 
перебои сердца — « захватывало дух » — 
как определили казаки, и его потребление 
было « приостановлено ». 

Под самый конец пребывания в Шахруде, 
когда уже все старшие офицеры были боль- 
ны и когда сам Атаман леж;ал с температу- 
рой в 40", я получил приказание явиться к 
нему. Когда я пришел, у него был период не- 
которого облегчения. Он встретил меня 
очень ласково, предлагая сесть. Я уже при- 
вык к такому непостоянному ко мне отноше- 



нию и от предложенного стула веясливо от- 
казался, выраж;ая гкелание выслушать при- 
казание стоя со всеми тонкостями « взаимо- 
отношений воинских чинов » по уставу, что 
во время похода не было принято — обра- 
щались друг к другу по имени-отчеству и 
на « ты ». За спиной Атамана, невидимо для 
него, Атаманьша делает недоуменные жесты, 
подносит стул и в нетерпящем возражений 
тоне предлагает: « садитесь, по?калуйста! » Я 
был « обезоругкен ». 

Мне было приказано окончить переговоры 
с молоканами (русскими), подводы которых 
находи.11Ись в Шахруде и должны были по- 
рож;няком возвращаться в Тегеран, и вообще 
заняться делами отряда, дово.пьствием, пере- 
возкой и тд. 

Русские молокане, владельцы 7-и больших 
фургонов, запряженных каждый четверкой 
лошадей, могли перевезти весь отряд в Теге- 
ран целиком в один раз, но требовали « зада- 
ток ». Денег в отряде оставалось лишь на 
прокормление его в течении нескольких 
дней. Чтобы съэкономить средства, было ре- 
шено оставить дорогой караван-сарай, пре- 
кратить визиты доктора и уменьшить расхо- 
ды по питанию. Вместо караван-сарая был 
нанят дешево соседний пустой двор. Погода 
стояла хорошая и привыкшие к бивачной 
ясизни казаки были даже довольны уйти из 
душного, богатого блохами, караван-сарая. 
Благодаря этой операции, стало возможным 
дать перевозчикам часть просимого задатка, 
обещая остаток заплатить в пути или по при- 
езде в Тегеран. Климову из Шахруда в Теге- 
ран бы.па дана длинная телеграмма с настой- 
чивой просьбой « раздобыть средства для уп- 
латы транспорта и питания отряда в пути. 
Деньги переслать не дальше как в г. Семар » 
на мое имя, так как Атаман болен. 

По 17-18 человек в каждом фургоне наш 
отряд покинул Шахруд. От Шахруда до Те- 
герана было примерно 300 верст. По грунто- 
вой дороге, часто усыпанной камнями, двига- 
лись медленно. Подводы к тому же были си- 
льно перегружены и для этого перехода по- 
требовалось 7-8 дней. На ночлег остановли- 
вались в поле, около какого нибудь ручья, 
поблизости от селения. Молокане оказались 
добрыми людьми. Согласились в пути ссу- 
дить некоторую сумму денег для питания до 
предполагаемого получения их. Кучера фур- 
гонов все говорили по персидски и служили 
нам переводчиками, осведомляя нас о ценах 
на съестные припасы. По прибытии в г. Се- 
мар, на его окраине, мною бы.ло получено из- 
вещение, что нас в городе ожидают деньги. 
Со своим кучером я немедленно отправился 



24 — 



их получать. Их должен был мне выдать ку- 
пец перс. В Персии того времени ходовой мо- 
нетой был серебряный туман, равный по зо- 
лотому паритету двум полноценным русским 
рублям. Были и бумажные туманы, но , как 
это ни странно, они ценились дороже сереб- 
ряных, так как были более удобными д.пя 
хранения и перевозки. Почтовых переводов 
тогда в Персии еще не существовало и день- 
ги из одного города в другой перевозились 
« натурой ». Поэтому на почтовые фургоны 
бывали частые нападения. Железных дорог 
в Персии было всего 10 верст. В больших го- 
родах были банки, где серебряные туманы 
не считались, а вешались на весах в особых 
мешочках для крупных сумм. У купца в Се- 
маре весов не было и пришлось их считать. 
Самой крупной монетой была монета в два 
тумана, а потому, и в силу нового для меня 
способа расчета, получка денег заняла много 
времени. По окончании ее я дал хозяину рас- 
писку, а он позвал двух работников для пе- 
реноса денег, так как 400 туманов имели по- 
рядочный вес. По пути через город, по кри- 
вым улицам, полным народа, я потерял сво- 
их носильщиков и натерпелся немало страху 
за свои туманы. Но придя в отряд, к моей бо- 
льшой радости, увидал обоих носильщиков 
сидящими на мешочках с туманами. Распоря- 
жение купцу через жандармского капитана 
о выдаче денег отряду было дано начальни- 
ком персидской Его Величества Шаха диви- 
зии полковником Старосельским. 

В Семаре Атаман чуствовал себя особенно 
плохо: температура 40", а вечерами и больше. 
Доктор, кроме хинина, как и прочим боль- 
ным, ничего прописать не мог. Но Атаман все 
же интересовался делами. Лежа на земле 
под фургоном, теряя временами нить разго- 
вора, спрашивал: скоро ли приедем в Теге- 
ран? Есть ли довольствие в отряде? и тд. И 
вдруг спрашивает: « Выслал ли ты кварти- 



рьеров.' 



Я все же отвечаю: « Да, да, вы- 



слал... » Вдруг к великому огорчению своей 
супруги, которая с детьми невидимо д.ля него 
сидела под тем же фургоном, приказывает 
мне отвести ему квартиру в Тегеране отдель- 
но от семьи... Я недоумеваю... Атаманьша, 
утирая слезы, знаками показывает мне — 
« Соглашайтесь... » Я гке ответил: « Влади- 
мир Сергеевич, я этого сделать не могу, так 
как приказание уже отдано для одной квар- 
тиры для семьи » и знаками получаю выра- 
жение полного удовлетворения от супруги 
Атамана. 

В нача.пе июля 1920 г., наконец, отряд при- 
был в Тегеран. На окраине его был встречен 
в. ст. Климовым, который и повел нас к мес- 



ту нового расквартирования. С согласия рус- 
ского посла в Тегеране Гильдебранта, по на- 
стоянию полк. Старосельского, для размеще- 
ния отряда была отведена русская гимназия, 
свободная по случаю летних каникул. Ата- 
ман с семьей были отправлены на квартиру 
полк. Старосельского, который, как и посол, 
проживал в этот сезон на дачах. Все семей- 
ные, женщины, больные офицеры были раз- 
мещены в соседнем доме, также принадле- 
жавшем штабу дивизии. 

По прибытии отряда на место, там его 
ожидал посол, окруженный офицерами ди- 
визии, дамами, было и несколько докторов. 
Протоиерей местного собора с причтом нахо- 
дился уже в гимназии. На улице любопыт- 
ные наблюдали за выгрузкой прибывших 
« героев из дальнего похода ». Вид их был да- 
лек от геройского: у женщин невольно текли 
слезы при виде исхудалых до невозможнос- 
ти, загоре.лых до последней степени, обор- 
ванных, больных, частью раненых, едва пе- 
редвигающих в большинстве своем ноги, 
людей. Многие из больных и раненых каза- 
ков не могли передвигаться самостоятельно. 
По окончании выгрузки протоиерей, не- 
медля, начал служить молебен. После него 
старичек священик отбыл, и из причта во 
дворе остался лишь протодьякон отец Ди- 
митрий Головченко, который немедленно и 
энергично принялся угощать прибывших ча- 
ем, закусками и всем тем, что было приготов- 
лено к этому случаю. 

Необыкновенно теплый и ласковый прием 
был оказан отряду русской колонией Тегера- 
на. Супруга ротмистра Вербы, доктор Евге- 
ния Платоновна Лесли, супруга полк. Степа- 
нова по началу целыми днями не отлучались 
из гимназии, ухаживая за больными. Мно- 
гие из медицинского персонала города разде- 
ляли этот труд. 

Я, исполняя должность командира сотни, 
оставался в гимназии, заняв комнату одного 
из ее преподавателей. О. протодьякон с ран- 
него утра на парном извозчике появлялся у 
нас каж;дый день, привозя табак и папиросы 
для казаков. Человек он был богатый. Не за- 
бывал вначале, а потом взяв за обычай, звал 
Фофонова, которого называл Иван Павло- 
вич. Фофонов отвечал: « Чего изволите, гос- 
подин дьякон? » Отец Димитрий как по ка- 
лендарю отдает приказ: « Буди полковника, 
а сам немедля иди на базар... Вот тебе день- 
ги... купи « батман » (2 с 1/2 фунта) « кебабу » 
(шашлык из рубленой баранины) и у армя- 
нина рядом литр « араки » (водки) на зав- 
трак... » Заказ шашлыка и водки был наме- 
ренно с излишком — для Фофонова « со то- 



- 25 — 



варищи». Необыкновенно добрый, обаятель- 
ный, но и настойчивый, он всегда был готов 
помочь во всех нуждах отряду. По его ини- 
циативе и содействию для спасения от силь- 
ной ^кары и палящего солнца Тегерана, двор 
гимназии был закрыт брезентом, который 
сторож школы временами поливал водой. 
Был отец-дьякон старожилом в Тегеране, 
пользовался общей любовью колонии и был 
вхо?к во все ее « большие дома ». Мать дья- 
коница была прикована болезнью к постели 
и отец дьякон пользовался большой свобо- 
дой, знал все углы и игры в Тегеране, даже и 
те, которые казалось бы и знать ему не под- 
лежало. 

Женщины отряда были быстро все при- 
одеты, пользуясь большим вниманием дам 
Тегерана, и через несколько дней по прибы- 
тии все выглядели весьма кокетливо, что 
вполне заслужили своим геройским поведе- 
нием в походе. Не забыты были и дети Ата- 
мана, у которых через неделю оказался це- 
лый склад шоколада и прочих сладостей. 
Атаман поправлялся, но доктор запретил 
ему выходить и заниматься делами в тече- 
нии десятка дней. 

На моей обязанности в первую очередь 
нужно было сделать визиты полк. Старосе- 
льскому и послу Гильдебранту с благодар- 
ностью от Атамана за их помощь отряду и 
ласковый прием. Посол мне пояснил, что он 
не могкет гарантировать и взять на себя на 
долгое время содержание отряда. Посольство, 
оторванное от всего света, уже не имело ни- 
каких средств и даже не имело возмомсности 
содержать свой штат. Полк. Старосельский 
очень интересовался последними днями бо- 
рьбы на фронте и всеми бедами в походах, но 
высказывал сомнение о согласии персидско- 
го правительства поддерживать отряд. Все 
это вновь осложняло дело и нашу судьбу. 

По прибытии отряда в Тегеран за6о.пел и в. 
ст. Климов. 

Еще до полного выздоровления Атамана в 
гимназию зашел английской слугкбы адми- 
рал Норрис, сопровождаемый генералом Ив., 
начальником английской военной миссии в 
Тегеране. Генерал в совершенстве говорил по 
русски, женат был на русской и долгое вре- 
мя в той ж;е роли, еще до войны, был в Пе- 
тербурге. Как я писал в одной из предыду- 
щих статей, адм. Норрис весной 1919 г. был в 
Гурьеве, где ему был устроен торжествен- 
ный прием и был отдан приказ о принятии 
его в почетные казаки. Адмирал лично знал 
Атамана. В Тегеране он находился в роли 
председателя Комиссии от своего правитель- 
ства « по особо важным делам ». Он очень 



интересовался последним периодом борьбы 
в Войске и походами, и просил меня неме- 
дленно сообщить ему, как только Атаман бу- 
дет в состоянии его принять. Результатом 
этого визита было то, что на другой день в 
гимназию пришел английский камион, пол- 
ный всякого рода консервов вплоть до варе- 
нья, много белья и обмундирования. Само 
собой разумеется, что о таком важном визите 
было доложено Атаману в тот же вечер при 
моем обычном посещении его с рапортом. 
Выздоровев, и даже еще во время болезни, 
Атаман вновь стал сильно благоволить ко 
мне. Первый визит адм. Норриса Атаману с 
подарками детям окончился общими разго- 
ворами и приглашением Атамана на завтрак 
в английскую военную миссию, « для важ- 
ных разговоров », как заявил адмирал. На 
завтрак я сопровож;дал Атамана. После оби- 
льного закусочного стола с водкой, виски и 
еще более обильного и богато сервированного 
завтрака, только в салоне, за кофе, адмирал 
Норрис заговорил о « важном деле », которое 
заключалось в следующем: от имени англий- 
ского правительства он предложил Войско- 
вому Атаману Уральского Каз. Войска ген. 
Толстову возглавить и дать кадры для кон- 
ной дивизии, которая долгкна быть сформи- 
рована из шахсевен и курдов Тавризского 
района, кторый находился в некоторой сте- 
пени в тылу Энзели и предполагаемого буду- 
щего театра военных действий. Атаман это 
предложение принял с оговоркой, что оно 
будет изложено и подтверждено письменно с 
точными указаниями характера службы. 
Кроме того, ген. Толстов просил Норриса 
дать ему « на размышление » 48 часов. Так 
как эта « оговорка » не выходила из норма- 
льных рамок соглашений данного рода, то 
сна была принята обоими сторонами. Все 
старшие офицеры отряда поправились от бо- 
лезней к этому времени, и тем же вечером, 
как в походе, был собран военный совет, на 
котором было решено единогласно предло- 
жение адм. Норриса принять, но до получе- 
ния предложения в письменной форме в от- 
ряде его не объявлять. Но... проэкт этот так и 
остался висеть в воздухе, так как скоро про- 
изошли большие события, которые в корне 
изменили планы английского правительства 
и потребовали от него принятия немедлен- 
ных мер для защиты своих 1штересов в Пер- 
сии. 

Так в сущности закончился 2-ой поход ос- 
татков Уральской Отдельной Армии от Фор- 
та Александровска до Персии. 

Книга ген. Толстова « От красных лап в 
неизвестную даль », описывающая этот по- 



— 26 



ход, особенно ее первые 15 глав, как было 
упомянуто выше, вызвали большое недоуме- 
ние в казачьей печати и даясе обвинения ав- 
тора в необоснованости его нападков на мни- 
мое нежелание Каспийской флотилии пере- 
бросить остатки армии из Ф. Александров- 
ска на Кавказ, также как и его ссоры со все- 
ми. Причиной этого явилось, даже в момент 
издания книги (1921 г.), « полное незнание 
военно-политической обстановки злополуч- 
ной весны 1920 г. », как писал Н. Куницин в 
ж;урнале « Каз. Думы» в 1923 г. (июнь). При 
этом он добавляет, что в 1921 г. « это было 
известно всей улице ». Но после жестокой 



критики, Н. Куницин все же смягчает тон и 
пишет, что « по-человечески это понятно и 
простительно, ибо положение Армии было 
тяжело-трагично... » И поход он характери- 
зует: « Небьшалым в истории, легендар- 
ным! », « Затмившим славу Станли », а ген. 
Толстова называет личностью « легендар- 
ной ». 

Примечание. В статье журнала № 83 вкра- 
лась ошибка: вместо « больного тифом (уми- 
рающего) А. А. Михеева » было напечатано 
« умершего от тифа ». 

(Продолжение следует) 

П. Фадеев 



НАСЛЕДИЕ 



Моя прабабушка — калмычка, 
И по наследству до меня 
Могла дойти ее привычка 
Так глубоко, на склоне дня, 
Вдыхать степи благоуханье, 
Что с незапамятных времен 
Отрадой полнило дыханье 
Древнейших Скифии племен. 

И так-же в детстве любоваться 
Орлом в небесной синеве. 
Иль притаившись, восхищаться 
Игрой тушканчиков в траве; 
Следить, как волнами ложится 



Под ветерком седой ковыль. 
Как вдалеке над ним клубится 
От табунов станичных пыль.... 

Мечтать в глуши, ее просторе. 

Где не нужны душе с.пова, 

О том, что степь в своем уборе 

Всегда прекрасна и жива; 

И сознавать всю жизнь и всюду, 

Что нет нигде другой страны. 

Где так близки бы были к чуду 

Призывы отчей старины! 



И. Сагацкий 



КРАТКАЯ ИСТОРИЯ РАССЕЛЕНИЯ КАЗАЧЕСТВА И ЕГО ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 

ЗА РУБЕЖОМ 



От редакции. — Несколько лет тому назад в рус- 
ской э.миграцип за рубежом образовался Комитет, 
поставивший себе целью издать книгу « Зарубеж- 
ная Россия и ее культурная роль за пол века », в 
которой должна быть изложена краткая история 
эмиграции и ее достижения в разных областях ку- 
льтуры (науки, искусства, литературы, просвеще- 
ния, техники и тд.). 

В конце прошлого года проф. П. Е. Ковалевский 
обратился в редакцию « Род. Края » с предложе- 
нием дать для этой книги краткий очерк с общей 
оценкой культурной работы казачества за рубежом. 



По просьбе редакции Н. М. Мельников написал 
кратки11 обзор (ибо срок времени, данный для этой 
работы, был очень ограничен) жизни казаков за 
границей, который помещается ниже. 

Во всех областях культурных достижений каза- 
кам принадлежит далеко не последнее место. Но в 
евое.м большинстве, казаки — люди скромные и не 
любят сами говорить о своих личных успехах или 
достижениях. Поэтому многое остается неизвестным 
или мало известным. А с начала эмиграции прошло 
уже более пол столетия и за это время они внесли 
не малый вклад в мировую культуру. Они умели не 



— 27 — 



только воевать, но могли и блистать на разнообраз- 
ных поприщах искусства, науки, литературы и т. д. 
Редакция « Род. Края » считает, что эти стороны 
казачьей жизни за рубежом не должны быть пре- 
даны забвению и поэтому обращается с настоятель- 
ной просьбой ко всем свои.м читателям помочь ей 
в этом деле и сообщать ей для помещения в журна- 
ле сведения о казаках всех Казачьих Войск, выде- 
лившихся в той или иной из этих областей. 



Наши общерусские сограждане, в массе 
своей, очень мало знали о казаках. История 
казачества, в течении веков охранявшего и 
расширявшего границы Государства Россий- 
ского, подвиги донского казака Ермака — 
князя Сибирского, по своей инициативе при- 
соединившего к России Сибирское царство, 
и его соратников и продолжателей « земле- 
проходцев », дошедших до берегов Тихого 
океана, подвиги Атамана графа М. И. Плато- 
ва в Отечественную войну и А. М. Каледина 
в наше время — все это и многое другое ждет 
своего Гомера. 

Мало кто знает, что во время 1-ой Миро- 
вой войны первым Георгиевским кавалером 
в многомиллионной Русской армии из рядо- 
вых воинов был Донской казак Кузьма Крю- 
чков, а из офицеров — юный тогда донец С. 
В. Болдырев. 

Казачий быт, социальные порядки 
« Войск » — т. е. казачьих краев — нравы и 
обычаи, традиции, идеалы привлекали вни- 
мание и симпатию, нашедшие отражение в 
повести « Казаки », великого писателя Земли 
Русской Л. Н. Толстого, жившего некоторое 
время в молодости в одной из станиц Терско- 
го Войска. По свидетельству писателя Гиля- 
ровского, в день смерти Льва Николаевича 
на ст. Астахсво нашли в кармане его пиджа- 
ка железнодорожный билет до станицы на 
Тереке : Л. Н. Толстой ехал к казакам... Л. Н. 
считал, что России для ее благополучия 
нужно было « оказачиться ». 

Сколько казаков покинуло родину, выехав 
заграницу? Сказать это трудно, особенно в 
отношении Войск Сибири и Дальнего Восто- 
ка. Правильного учета не велось, эвакуиро- 
вались в разное время и в разных направле- 
ниях. Всего Казачьих Войск было 12 — Вой- 
ско Донское, старейшее и самое многочислен- 
ное Кубанское, Терское, Астраханское, 
Оренбургское, Яицкое (Уральское), Сибир- 
ское, Амурское, Забайкальское, Семиречен- 
ское. Енисейское и Уссурийское — от имени 
всех их, выступал на Московском Государ- 
ственном Совещании в августе 1917 г. Дон- 
ской Атаман ген. А. М. Каледин с общеказа- 
чьей декларацией, произведшей сильное 
впечатление. 



Многие из тех, кто — военные и невоенные 
— имели возможность выехать с юга Рос- 
сии заграницу, многим обязаны тому, кто на 
Московском Государственном Совещании 
первый зажег звезду, предуказавшую им для 
спасения путь на Дон. Туда потянулись и 
тогда, когда А. М. Каледин и его правитель- 
ство не признали советско!! власти. Тут толь- 
ко смогли начать собирание сил Л. Г. Корни- 
лов и М. В. Алексеев. 

Всего казаков на территориях 12 Войск на- 
считывалось около 5 миллионов; общее чис- 
ло бойцов, выставленных казачеством на 
фронт Первой Мировой Войны, достигло 465 
тысяч. 

На территории Войска Донского, самого 
большого, перед началом революции насчи- 
тывалось около 4 миллионов жителей, из 
них около 45''/о было казаков и приблизите- 
льно 55"/» неказаков — главным образом 
« коренных » крестьян — бывших крепос- 
ных и их потомков — « иногородних » — 
большей частью ремесленников, рабочих на 
шахтах и заводах и населения городов. 

Много тысяч Донцов (как и Терцев и Ку- 
банцев) не могли быть эвакуированы во вре- 
мя Новороссийской катастрофы и попали на 
Черноморском поребежьи в плен к большеви- 
кам, очень много Донцов вынуж;дены были 
остаться в Евпатории и Керчи и при Крым- 
ской эвакуации. Общее число Донских каза- 
ков, так или иначе заявивших о своем на- 
хождении в Европе, можно считать около 
40.000, приблизительно столько-же было их 
во время второй эмиграции, но большинство 
их было выдано большевикам англичанами в 
Австрии в г. Лиенце. 

Характер казачьей эмиграции резко отли- 
чался от эвакуации Добровольцев — там не 
было, или почти не было, солдат. Донская- 
же эмиграция имела народный характер. С 
большевиками боролось на Дону все населе- 
ние казачье и в изгнание ушел народ, в гро- 
мадном большинстве земледельцы, часто со 
своими семьями, со своими избранниками — 
атаманами станичными и окружными, с Ата- 
маном Войсковым и членами Войскового 
Круга (Донского парламента), со своим пра- 
вительством. 

Временно поселившись в Константинопо- 
ле, Войсковые Атаманы Дона, Кубани и Те- 
река и председатели Донского, Кубанского и 
Терского правительств, решили, по инициа- 
тиве Донского Атамана ген. А. П. Богаевско- 
го подтвердить и закрепить то объединение 
Казачьих Войск Юго-Востока России, кото- 
рое, после крушения Особого Совещания при 



28- 



Главнокомандующем Вооруженными Сила- 
ми Юга-России, привело к созыву в Екатери- 
нсдаре Верховного Круга Дона, Кубани и Те- 
река. Войсковые Атаманы считали необхо- 
димым дать казачеству за рубежом, чтобы 
предохранить его от идеологических расхож;- 
дений и распыления, общеказачью програм- 
му, опирающуюся на дорогие каждому каза- 
ку вековые традиции казачьего народоправ- 
ства. 

Донские казаки, в массе размещенные со- 
юзниками сначала в окрестностях Констан- 
тинополя, постепенно стали перевозиться на 
остров Лемнос, в Бо.лгарию, Югославию, Ру- 
мынию, Чехо-Словакию, значительная часть, 
бывшая в составе армии ген. Бредова, оказа- 
лась в Польше, часть перешла границу Фин- 
ляндии, некоторые пробрались в Грецию, в 
Венгрию. Часто в поисках лучшего уходили 
без всяких виз, спрашивая лишь у сведую- 
щих лиц, какого направления держаться, 
идти-ли на восток или на север, какие по пу- 
ти будут города.... « Дойдем и без визы »... И 
доходили. 

Атаман и правительство, чтобы сохранить 
средства на более производительные нужды, 
постепенно сокращая состав правительства, 
остались лишь втроем: Атаман, председа- 
тель правительства и Войсковой Контролер, 
избранный, как и Атаман, на родине. Устано- 
вив связь со всеми значительными группами 
в разных странах рассеяния. Атаман и пра- 
вительство поставили себе целью перевезти 
казаков из тех стран, где трудно было найти 
работу и где труд плохо оплачивался, во 
Францию, нуждавшуюся в рабочих. Доста- 
вая шестимесячные рабочие сертификаты, 
удалось перевести сюда, главным образом из 
Болгарии и Сербии, несколько тысяч каза- 
ков, которые, отбыв на заводах свой срок, 
находили себе здесь лучшие условия труда. 

Особую заботливость проявило правитель- 
ство во главе с Атаманом по отношению к 
мслодегки. Благодаря его стараниям были 
вывезены: в Сербию Донской Мариинский 
Институт и в Египет Донской Кадетский Ко- 
рпус имени Императора Александра 111-го; 
ввиду невозможности для этого корпуса 
вместить всю молодегкь школьного возраста, 
Атаман и правительство решили создать в 
Югославии 2-ой Донской Кадетский Корпус, 
в который принимались казаки всех 12-ти 
Казачьих Войск, а так-же и дети неказа- 
ки. Воспитанники корпуса, блестяще подго- 
товленные, с успехом выдержали экзамены 
на атестат зрелости (сербскую матуру), от- 
крывавший возмож:ность поступать в выс- 
шие учебные заведения, и много новых ин- 



женеров, профессоров и культурных работ- 
ников по другим специальностям влились в 
ряды русской эмиграции. 

Когда правительство Чехо-Словакии ши- 
роко пошло на помощь русской эмигрантской 
молодежи, открывая гимназии и предостав- 
ляя стипендии в высших учебных заведени- 
ях. Донское правительство при содействии 
создавшихся на местах общ,ественных орга- 
низаций (в частности, в Праге Общеказачье- 
го Сельско-Хозяйственното Союза, председа- 
телем правления которото был бывший 
Председатель Донского Войскового Круга В. 
А. Харламов, и общерусского Комитета, 
председателем которого был бывший про- 
фессор Донского Политехнического Инсти- 
тута А. А. Копылов) приняло все зависив- 
шие от него меры к облегчению переезда ка- 
зачьей молодея'СИ в Чехо-Словакию. 

Атаман и его помощники, обсудив создав- 
шееся на родине и во всем мире общее поло- 
жение, пришли к единодушному выводу, 
что надеяться на скорое возвращение эми- 
грации на родину оснований не имеется и 
поэтому необходимо предостеречь казаков не 
обращать внимания на тех, кто призывает 
их быть готовыми к близкому походу под 
американским флагом — наоборот, необходи- 
мо отказаться от этих несбыточных иллюзий 
и подготовиться к долгому пребыванию на 
чужбине и к тяжелым условиям ж;изни, их 
ожидающей. 

В связи с этим. Донское возглавление от- 
казалось принять участие в Зарубежном 
Съезде в Париже, организаторы которого 
были воодушевлены воинственными настро- 
ениями. 

Чтобы помочь казакам, в большинстве зе- 
млеробам и офицерам. Атаман и правитель- 
ство организовали в Болгарии, где больше 
всего скопилось тогда казаков, безплатные 
курсы для казаков всех Войск — автомоби- 
льные и тракторные в Ямболе, электро-мон- 
терные, инстоляторские и сапожные в Плев- 
не. Новой Загоре и Дольно-Среховце, столя- 
рные в Варне, в Сербии — курсы автомоби- 
льные в Загребе, в Польше — сельско-хозяй- 
ственные в Тухоле, в Турции — курсы ино- 
странных языков. 

Широко развернули свою деятельность на 
Донские средства Вспомогательные Кассы и 
Комитет « Казачья Помощь » в Турции, в 
Болгарии и Сербии, выдававшие безпроцен- 
тные, в большей части безвозвратные, суды 
на организацию предприятий, помогая энер- 
гичным казакам стать на ноги и способствуя 
созданию артелей: в Турции — сельско-хо- 
зяйственная колония и садово-огородничес- 



:^9 — 



кая артель, в Болгарии — рыболовные арте- 
ли, рыбо-промышленная артель, сельско-хо- 
зяйственная (эта артель, возглавляемая из- 
естным партизаном Ф- Д. Назаровым, была 
снабжена тракторами), огородная, охотничья, 
кузнечно-слесарная, столярная, сапожная, 
плотничья, портняжная, торговопромышлен- 
ная, артель для торговли яйцами, артель 
« швейная мастерская », мясоторговая, хле- 
бо-пекарная, шорная, по продаже обуви, ар- 
тель «торговое товарищество >, мастерская 
дамского платья, шляпная и др. 

Во Франции, идя навстречу выраженному 
казаками-землеробами желанию « сесть на 
землю », была создана Земельная Комиссия. 
Председатель Казачьего Союза Н. М. Мель- 
ников обратился к Земгору, распологавшему 
большими средствами и связями, с предложе- 
нием совместно организовать это дело. Член 
Земгора Н. Д. Авксентьев заинтересовал этой 
идеей б. Председателя Международного Бюро 
Труда бывшего министра Альбера Тома и 
вскоре в состав Земельной Комиссии вступил 
Генер. Секретарь Министерства Земледелия 
Марсель Пан (Раоп) — позже ставший пред- 
ставителем во Франции Лиги Наций — ив 
югозападных департаментах было устроено 
несколько казачьих групп — артелей в каче- 
стве арендаторов или испольщиков, пользо- 
вавшихся советами командированных Зе- 
мельной Комиссией агрономов Петрово-Ра- 
зумовской Академии Н. Н. Лапшина Л. Л. 
Маркова. 

« Не единым хлебом жив будет человек » 
— особое внимание было обращено и на ду- 
ховную пищу : была создана Донская Исто- 
рическая Комиссия, издавшая три тома 
« Донской Летописи », книгу проф. Сватикова 
« Россия и Дон », сборник — анкета « Казаче- 
ство », издавались газета « Казачье Слово », 
газета и журнал « Казачьи Думы », « Вестник 
Казачьего Союза », журнал « Родимый Край » 
и « Казак ». 

Поощряя всячески, в целях моральной и 
материальной взаимной поддержки, объеди- 
нение казаков в привычных для них стани- 
цах и хуторах и организацию при станицах 
библиотек. Атаман и правительство высыла- 
.ли, как основу, безплатно издания Донской 
Исторической Комиссии, казачьи газеты и 
журналы. В целях объединения станиц в 
1926 году был создан в Париже — под Почет- 
ным председательством Войсковых Атаманов 
Дона, Кубани и Терека и фактическом пред- 
седательством Председателя Донского прави- 
тельства Н. М. Мельникова — Казачий Со- 
юз, с программой, выработанной Объединен- 
ным Советом Дона, Кубани и Терека, объеди- 



нившей 188 казачьих организаций, существо- 
вавших тогда в 18 странах казачьего рассея- 
ния. Этот Союз первого созыва, объединив- 
ший казаков всех Казачьих Войск, просуще- 
ствовал до смерти Атамана А. П. Богаевского 
в 1934 году. 



Такое единодушие казачества объясняется 
пре?кде всего престиясем Почетного Предсе- 
дателя Союза А. П. Богаевского и его личны- 
ми качествами. Призванный к власти на пост 
главы старейшего Войска волею народа в 
один из самых тяжелых моментов жизни До- 
на, когда красная волна зловеще плескалась 
около самой Донской столицы, А. П. Богаев- 
ский в позднейшие годы проявил себя, как 
авторитетный представитель всех Казачьих 
Войск, сумевший в трудных условиях отста- 
ивать достоинство и честь казаков. Он был 
живым символом казачьего единства. Обла- 
дая большим тактом, человек редкой скром- 
ности и благородной прямоты, всегда ровный 
и сердечный, неизменно доброж;елательный. 
Атаман всегда вносил в казачью среду успо- 
коение. Всегда у казаков было такое чувство, 
что где-то, хотя и далеко, но есть какая-то 
моральная точка опоры, есть еще человек на 
свете, который всегда отвечал только правду 
на каждый вопрос, и даже самую страшную. 
До последнего своего вздоха А. П. Богаевский 
призывал казаков всех Войск к единению 
между собой и к общей работе с национально 
мыслящими кругами русской эмиграции. И 
эти круги отвечали ему тем-же. В. А. Макла- 
ков писал о нем : « Великий русский патриот, 
отдавший свои силы на служение родине и 
дорогому его сердцу казачеству, а за послед- 
ние годы изгнания — один из самых деятель- 
ных и ценных сотрудников Русского Эми- 
грантского Комитета в деле отстаивания тш- 
тересов русских беженцев». Так отозвался 
и М. В. Челноков, бывший Московский Го- 
родской Голова, член Государственной Ду- 
мы : « Не стало еще одного крепкого дально- 
видного, государственного человека, ушел 
прекрасный благородный представитель ста- 
рой России, старого доблестного казачества». 

Единодушие, отсутствие тогда партийных 
разногласий и выступлений в Казачьем Со- 
юзе объясняется и ореолом единодушно из- 
бранного Атамана на родной земле последним 
свободным Войсковым Кругом. На Донских 
Войсковых Кругах не было партий, партий- 
ной борьбы и страстей. Партийные влияния 
не имели там почвы для своего развития и 
партийных выступлений не было и не мог.ло 
быть. Не было их и не могло быть и в безпар- 



30- 



тийном бытовом Казачьем Союзе. Казачество, 
никогда не знавшее крепостного права, иско- 
ни свободное и независимое, пользовавшееся 
и в давние времена широким самоуправлени- 
ем, не опьянело от революционной свободы, 
сумев сочетать свободу с порядком. 



После многолетнего пребывания в Европе, 
среди казаков разных Войск, особенно после 
2-ой мировой войны, возникла тяга переселе- 
ния в С.Ш.А. в надежде лучше там устроить- 
ся, и они в этом не ошиблись. Туда-же потя- 
нулись казаки Войск Сибири и Дальнего Во- 
стока, пережив много тяжелых испытаний в 
Китае и в оккупированной японцами Манд- 
журии и, теперь можно считать что глав- 
ная масса казаков находится в С. Ш. А. 

Оккупационные власти в Манджурии тре- 
бовали от русской эмиграции полного подчи- 
нения и, встретивши со стороны Ассоциации 
Русских Эмигрантов сопротивление, « ликви- 
дировали » одного за другим двух председа- 
телей организации. Бесстрашному ген. -лей- 
тенанту Ф. Л. Глебову, преемнику двух уби- 
тых, казаку Сибирского Войска, продолжав- 
шему политику сопротивления, удалось до- 
биться от японцев признания прав русской 
политической эмиграции. До самой своей 
смерти (в 1945 г.) он успешно парировал на- 
тиски как японцев, так и сов. агентуры. Успе- 
хи советской армии и усиливавшаяся сов. 
пропаганда повлияли на очень многих рус- 
ских эмигрантов, взявших советские паспор- 
та. Просоветские настроения их были на- 
столько сильны, что они стали требовать за- 
крытия Эмигрантской Ассоциации и поголов- 
ного возвращения в СССР. Капитуляцию 



политической русской эмиграции предотвра- 
тил полковник Енисейского Казачьего Вой- 
ска Гр. Кир. Болотов, возглавивший Ассоци- 
ацию после смерти ген. Глебова. При поддер- 
жке Общеказачьего Союза в Шанхае он спло- 
тил антикоммунистическую часть русской 
эмиграции, а позже, когда близкое занятие 
Шанхая красными стало неизбежным, до- 
бился эвакуации всех желавших эмигран- 
тов выехать. Эвакуированные были разме- 
щены на одном из островов Филиппинского 
архипелага (остров Самар-Тубобао), откуда 
они постепенно были вывезены в С.Ш.А., Ка- 
наду, Австралию и др. государства. Из вид- 
ных казачьих деятелей, спасшихся тогда от 
советского плена, нужно отметить : Архие- 
пископа Виктора (Святина, Оренбургского 
Войска), возглав-пявшего Русскую Право- 
славную Миссию в Пекине; протоиерея Петра 
Триодина (Амурского Войска), в течение мно- 
гих лет бывшего не только духовным, но и 
политическим руководителем Амурских ка- 
заков; братьев И. Н. и Ст. Н. Шендриковых, 
казаков Семиреченского Войска, бывших 
первый представителем своего Войска при 
адмирале Колчаке, а второй — членом Все- 
российского Учредительного Собрания и с 
1933 г. председателем Совета Объединенных 
Русских Организаций в Шанхае; ген. В. В. 
Зимина (Забайкальского Войска) — председа- 
теля Русских Военных Инвалидов в Шанхае; 
А. А. Грызова (Сибирского Войска) — попу- 
лярного журналиста и поэта « Ачаира », и Н. 
Н. Грозина (Забайкальского Войска — талан- 
тливого журналиста — фельетониста). 

Н. М. Мельников 

(Продолжение следует) 



ИМАМ ГОЦИНСКИЙ 

(Продолжение № 87) 



Первое государственное объединение гор- 
цев Северного Кавказа, возникшее после фе- 
вральской революции, — имамат Гоцинского 
просуществовал недолго. Через год ему на 
смену пришло новое государственное объеди- 
нение горцев под названием « Союз Горцев 
Кавказа»... Это уже другая тема. 

Сам имам Нажмуддин оказался умным и 



дальновидным человеком. В конце 1919 го- 
да он отошел от политической деятельности 
и раздарив почти все свое богатство (земли, 
скот) бедным людям — своим последовате- 
лям чеченцам и аварцам, стал проживать в 
уединении со своей многочисленной семьей, 
проводя свои дни в молитве и чтении фило- 
софских трудов древних арабских ученых. 



— 31 — 



Но ни отход от политики, ни раздача сво- 
его огромного богатства и отказ от всяких 
мирских почестей и славы не спасло бывше- 
го имама от преследования большевиков. По- 
сле захвата ими власти в Чечне и Дагестане, 
Нажмуддину пришлось уйти в глубокое под- 
полье, чтобы избежать неминуемой жестокой 
расправы. 

Сперва он вместе с четырьмя женами и 
многочисленными детьми нашел приют в 
глухом ауле Дагестана, Цунтах, где было 
много преданных ему последователей. 

В это время в Чечни и Дагестане началось 
недовольство мероприятиями советской вла- 
сти, которая грабила и притестняла горцев. 
Многие влиятельные люди просили Нажмуд- 
дина стать во главе недовольных и поднять 
восстание. 

В конце 1920 года под его руководством 
вспыхнуло большое восстание против боль- 
ияевистских захватчиков, охватившее почти 
все горные районы центральной части Даге- 
стана и горной Чечни. Власть на местах за- 
хватили последователи шейха. Но представи- 
тели сов. власти, благодаря приказу самого 
Нажмуддина, избегли заслуживаемой ими 
смерти. Их только разоружили и выгнали из 
пределов Чечни и Дагестана. В аулах были 
организованы так наз. шариатские сотни для 
поддержания порядка. Из почетных стариков 
и ученых алимов были созданы местные са- 
моуправления. Но недолго торжествовали 
горцы... 

Большевисткая Москва, перепуганная эти- 
ми неожиданными событиями, поспешила 
прислать с Врангелевского фронта несколько 
наиболее верных воинских частей, в том чи- 
сле и баталион китайцев, входивший в т. и. 
« Интернациональный коммун и стиче - 
с к и й полк », в помощь войскам командарма 
Левандовского, которые были заняты подав- 
лением восстания. Оно было подавлено с 
зверской жестокостью : целые аулы были 
сравнены с землей, красные не щадили ни 
детей, ни женщин, ни стариков, дряхлых и 
беспомощных... Тысячи горцев были расстре- 
ляны. Еще больше было сослано в отдален- 
ные места Сибири и на крайний Север. 

Особо « отличились » при подавлении вос- 
стания китайцы «красного баталиона». Еще 
недавно, перед последней войной, я слышал 
от очевидцев чеченцев, как « гкелтоватые, 
худые, безусые люди с узкими птичьими гла- 
зами » насиловали ж;енщин и даже старух, и 
как эти люди-звери, после глумления и обес- 
чещения своих несчастных жертв, — выре- 
зывали груди у женщин и втыкали их в де- 
тородные части своих жертв... Как мне рас- 



сказывала одна старушка, у ее сестры они за- 
кололи трех годовалых мальчиков-близне- 
цов, а мать была изнасилована пятью китай- 
цами и после этого полуживая брошена со 
скалы в бурные воды реки Аксая... 

После неудачного восстания Нажмуддину 
пришлось расстаться со своей семьей и са- 
мому скрываться в трущобах неприступных 
гор Дагестана и Чечни. Для домашних услуг 
и ухода за собой шейх взял свою самую млад- 
шую }кену Хазан-Дуртуллу, которая по сво- 
им летам годилась ему во внучки. Нажмудди- 
ну приходилось часто менять места своего 
пребывания из-за усилившихся поисков его 
со стороны большевистских властей. 

В 1921-22 гг. шейх скрывался в чеченских 
лесах Ичкерии, где ему была построена не- 
большая сакля. Чеченцы окружающих лес 
аулов поочередно несли его охрану. Каждый 
день ему и его маленькой свите доставлялись 
все необходимые продукты и в том числе мо- 
лодые барашки и специальная буза. 

В конце 1922 года на шейха было сделано 
покушение. Советский агент, переодетый в 
дервиша-нищего, пытался ударить ножем в 
ж;ивот Нажмуддину, но благодаря быстрому 
вмешательству одного из приближенных 
шейха, чеченца Хункара, « ниший » был 
схвачен и тут же на месте пристрелен. Боль- 
ше 10 покушений было в разное время орга- 
низовано большевиками. 

В начале 1923 года Нажмуддин перенес 
свою « резиденцию » в высокогорный аул 
Цунты, на границу с Грузией. В 1924 году, 
по совету некоторых влиятельных чеченских 
мулл, шейх решил окончательно переселить- 
ся в пределы высокогорной Чечни, где насе- 
ление отличалось мужеством и гостеприим- 
ством и было настроено крайне враждебно к 
сов. власти. 

В Итумкалинском округе, на правом берегу 
реки Чанты-Аргуна, на высоте 2500 метров, 
на живописном горном плато приютился 
славный аул Зумсой, который считается ро- 
диной наиболее влиятельных и известных 
своим мужеством и ратным делами узденей 
всей Чечни. Там, на высокой неприступной 
скале, находилась старинная боевая башня. В 
этой башне и нашел свое последнее прибежи- 
ще шейх Нажмуддин. Кроме молодой жены 
Хазан-Дуртуллы с ним находилась неболь- 
шая свита из наиболее преданных ему тело- 
хранителей. Жители аула Зумсой клятвен- 
но обещали шейху, что они никогда и ни при 
каких обстоятельствах не позволят совет- 
ской власти захватить их именитого гостя. 

В июле месяце 1924 года каким то образом 
большевики узнали, что шейх Нажмуддин 



-32- 



скрывается у зумсоевцев. Для его поимки 
был направлен сильный кавалерийский от- 
ряд войск ГПУ. 

Окружив аул Зумсой, начальство отряда 
предъявило жителям аула ультиматум о бе- 
зоговорочной выдаче шейха и его окружения. 
В то же время и сам отряд был, в свою оче- 
редь, окружен большими силами андийско- 
чеченских партизан. Только решительное 
вмешательство благоразумного шейха Наж- 
муддина, который хоте.л избежать из-за его 
личности пролития крови невинного местного 
населения, предотвратило уничтожение отря- 
да ГПУ партизанами. Отряду было разреше- 
но без боя отступить. 

Советские руководители неоднократно об- 
рагцались к Нажмуддину с предложениями 
заключить мир и отказаться от идейного ру- 
ководства борьбы против коммунистического 
режима. Взамен они обещали шейху непри- 
косновенность и даже сулили ему должность 
начальника Дагестанской областной милиции 
или главного судьи в Верховном суде Чечни... 
На такие предложения шейх обычно отве- 
чал : « большевики не могут сдерясать данно- 
го ими слова, ибо коварство и вероломство 
составляют сущность и закон »... 

Пропорциально тому, как с каждым годом 
усиливался гнет и насилие советской власти 
в горах Чечни, увеличивалась и ненависть 
горцев к режиму большевиков и росли авто- 
ритет и влияние бывшего имама среди них. 
Шейх Нажмуддин становился все более опас- 
ным для советского режима, ибо мог, если бы 
хотел, возглавить горцев в борьбе против со- 
ветской власти. 

Летом 1925 года под видом маневров в гор- 
ную Чечню были двинуты большие соедине- 
ния Красной армии и специальные части 
ГПУ, — по словам очевидцев, до 20000 крас- 
ноармейцев. Было и несколько аэропланов, 
которые, как выяснилось потом, предназна- 
чались для разброски прокламаций-воззва- 
ний к населению. Они же бы.пи использованы 
для сбрасывания бомб на горные аулы. 

В штабе этих войск было несколько чечен- 
цев из местных коммунистов, хорошо знако- 
мых с местностью. На них возлагались обя- 
занности переводчиков и « путеводителей »... 

Так, чеченец Таштемир Эльжуркаевич 
Эльдарханов, из аула Гихи, Малой Чечни, 
бывший депутат 4-ой Государственной Думы 
от Терской области, по специальности народ- 
ный учитель, в то время занимавший высо- 
кий пост Председателя Чеченского Ревкома, 
был в штабе в качестве переводчика-кон- 
сультанта. А бывший ректор Владикавказ- 
ского Университета, X. Д. О-в, близкий друг 



автора этих строк, в этом походе против быь 
шего имама занимал должность « путеводи- 
теля »... Что впоследствии не спасло его от 20- 
летней ссылки на Колыму... 

Красные войска, двигавшиеся с трех пунк- 
тов — из Владикавказа, Ботлиха и Грозного 
— через неделю сошлись в Аргунском ущелье 
и постепенно окружили окрестности Зумсо- 
евского общества, где находился бывший 
имам Нажмуддин. 23 августа 1925 года ко- 
мандование советских войск, предварительно 
для страха разбомбив окрестности несколь- 
ких хуторов и самого аула Зумсоя, предъ- 
явило ультиматум его жителям : в 24 часа 
выдать бывшего имама и « контрреволюцио- 
нера »-шейха и его банду... В случае невыпол- 
нения ультиматума — все соседние хутора 
и сам аул Зумсок будут сравнены с землей 
без предупрелсдения. 

Зумсоевцы, верные своим обещаниям в от- 
ношении Нажм}/ддина, категорически отказа- 
лись вьшолнить эти требования. Если бы не 
вмешательство самого шейха, который запре- 
тил старейшинам аула оказывать какое-либо 
сопротивление, по всей вероятности аул был 
бы подвергнут артиллерийскому обстрелу и 
бомбежке с воздуха и уничтожен. 

Здесь нужно отметить одно обстоятельство, 
которое сыграло роль в ходе дальнейших со- 
бытий. Еще до прихода советских войск, ста- 
рейшины Зумсоевского и Хакмадоевского об- 
щества советовали шейху Нажмуддину стать 
во главе нового восстания, обещая, что все 
люди, способные носить оружие, проживаю- 
щие в их обществах, примут активное уча- 
стие и будут биться до смерти с красными. 
Но к тому времени бывший имам был тягкело 
болен, да и лета были не малые (69 лет). Кро- 
ме того, он настолько потолстел, что ни одна 
лошадь его не выдерживала, и, чтобы переез- 
гкать с одного места на другое, что весьма 
бывает необходимо во время боевых дей- 
ствий, приближенным бывшего имама прихо- 
дилось там, где это позволяли условия мест- 
ности, возить почтенного шейха на малень- 
кой арбе или на специальных носилках, при- 
способленных для перевозки ишаками... 

Шейх Нажмуддин, человек ясного ума и 
благоразумный, считал, что столкновение с 
на много превосходящими силами красных 
обречено на неудачу. Чтобы избежать ненуж- 
ных жертв невинных людей, которые ради 
данного ими слова и чести готовы были идти 
на смерть, Нажмуддин отсоветовал подни- 
мать восстание. 

Передав свое реи1ение вызванным им ста- 
рейшинам аула, Нажмуддин вместе с ними 
совершил свой вечерний намаз и, поблагода- 



33 — 



рив своих хозяев, попросил помочь ему до- 
браться до штаба красных войск. 

Решение Нажмуддина тотчас же было до- 
ведено до сведения советского начальства во 
избежание враждебных действий со стороны 
красных. 

При помощи ишачных носилок, в сопро- 
вождении своего почетного караула, шейх 
спустился с Зумсоевских высот и прибыл на 
левый берег Аргуна, где в большой палатке 
помещался штаб красного командования. 
Нажмуддина встретили с подобающими быв- 
шему имаму воинскими почестями. Сам ко- 
мандующий войсками комкор Левандовский 
вместе с Эльдархановым его встречали. 

Ему было разрешено иметь при себе ору- 
жие и тот исторический ятаган, которым он 
очень дорожил... На специальном автомобиле, 
без какой либо охраны, в сопровождении Ле- 
вандовского и Эльдарханова, шейх Нажмуд- 
дин был отвезен в Грозный. 

Вся стокилометровая дорога из Чанты-Ар- 
гунского ущелья до Грозного была запруже- 
на толпами жителей горных аулов, которые, 
не взирая на присутствие советских войск, 
горячо приветствовали имама, выражая свое 
искреннее сочувствие увозимому чекистами 
мужественному шейху, бывшему имаму На- 
зкмуддину Гоцинскому. 

Вопреки своим обещаниям, что Нажмудди- 
ну будет сохранена жизнь и дана возмож- 
ность спокойно дожить свою старость в лю- 
бой местности, где он пояселает — (в таком 



духе велись переговоры между шейхом и 
Преде. ЦИК'а Эльдархановым), после отно- 
сительно свободного пребывания в Грозном, 
десять дней спустя он со своими приближен- 
ными был перевезен в распоряжение Крае- 
вого Отдела ГПУ в г. Ростов. 

После длительных, жестоких, мучитель- 
ных, физических и моральных истязаний, в 
начале октября Нажмуддин был растрелян в 
зловещих подвалах Ростовского ГПУ. Ник- 
то из его приближенных не пожелал поки- 
нуть своего любимого друга и повелителя. 
Все они тоже разделили тяжелую участь 
шейха. 

Так же не покинула Наясмуддина и его 
младшая ясена, гордая красавица кистинка 
Хазан-Дуртулла. Несмотря на то, что Эль- 
дархонов и даже сам Левандовский долго 
уговаривали ее оставить старого « вонючего 
бурдюка » и стать в ряды строителей « совет- 
ского рая », обещая ей место в секретариате 
самого « всесоюзного старосты » и должность 
консультанта по делам горянок, она до конца 
осталась верной супругой своему мужествен- 
ному « дада » (так она наз. Нажмуддина) и 
тоже стала жертвой безжалостной пули че- 
киста-палача! 

Не избежали репрессий и жители Зумсоев- 
ского общества : сотни людей были арестова- 
ны, судимы как « контрреволюционеры ». 
Часть была расстреляна. Многие пополнили 
соловецкие и устьпотьмские лагеря ГПУ. 



Швеция. 



Нохчинкант 



ИЗОТИК 



« А я вам скажу, братцы, что таких тор- 
жественных похорон у нас в станице никог- 
да еще не было : сам благочинный отец Па- 
вел вместе с другими священниками служи- 
ли панихиду. Потом он же сказал прочув- 
ственное слово памяти умершего. Вся цер- 
ковная площадь заполнилась людьми всех 
возрастов, как из самой станицы, так и из 
ближайших хуторов, когда выносили гроб. И 
вся эта людская масса дошла до кладбища, 
чтобы по обычаю отдать последний долг — 
бросить жменю земли в могилу. Громадней- 
ший дубовый крест поставили в соответству- 
ющем месте с надписью на нем : « Божьему 
человеку Изотику». 



Большинство слушателей при этом сделали 
постное лицо и перекрестились. « Дай, Бог, 
ему царствие небесное». 

Люди старшего возраста знали прошлое 
Изотика, тогда как молодое поколение теперь 
стало задавать, казалось, праздные вопросы 
об его происхождении, жизни и проч. И де- 
душка Карней под впечатлением торжест- 
венных похорон и будучи непосредственным 
наб.пюдателем жизни умершего, дал исчер- 
пывающие ответы на поставленные вопросы. 

« Вы все хорошо знаете моего годка-одно- 
сума Илью Петровича Зотова — (по станич- 
ному Изотова) — , первого у нас пчеловода- 
пасечника. Походили мы с ним в молодости 



34 - 



по белу свету в походах. Как же-били креп- 
ко Турка, да и нам иногда доставалось. Вот 
и до сих пор еще не заравнялся рубец на го- 
лове от острой турецкой шашки. Ан удар то 
получился слабый... Сам турок, когда опус- 
кал свою кривую шашку на мою голову, был 
сражен мощным ударом пики Ильюши... а 
то не был бы я с вами сегодня. И раньше мы 
были неразлучными друзьями, а после моего 
чудесного спасения мы побратались на веч- 
ные времена. Да, многое пришлось повидать, 
перенести... 

А любили мы с ним поиграть наши казачьи 
песни о нашей боевой жизни с радостями и 
тяжелыми переживаниями. 

Вспомним, братцы, как стояли мы на 

Шипке в облаках, 

Турки нас атаковали, но остались в 

дураках... 

Как распустят нас с границы. 

Мы пойдем к своим домам, 

В наши славные станицы, 

К нашим гкенам и отцам. 

И пришло время сменить шашку и пику 
на вилы, грабли, косу, лопату... Не смути- 
лись, не сробели, общими усилиями восста- 
новили свое расшатанное хозяйство и вскоре 
стали не хуже других. Я взялся за земледе- 
лие и огородничество и благодарю Бога-все 
идет по хорошему, а Ильюша, передав хозяй- 
ство сыну, сам стал приглядываться к пче- 
лам. И теперь, шутка сказать, имеет боль- 
ше трех сот колодок, из них половина дубля- 
нок и половина рамчатых. Частенько мне пе- 
репадает медок... не вредно... (Некоторые из 
слушателей при этом потянули языком по гу- 
бам). Как то подхожу к его мастерской, слы- 
шу шум, стук распиливаемых деревьев, до- 
сок на новые ульи, и его незамысловатое пе- 
ние себе под нос : 

Стукалка, дрюкалка, 
Набивалка, смыкалка. 
Она стука-стукает 
Набивает, смыкает... 
С песней, говорит, дело идет лучше. Спешит 
закончить работу до вывоза пчел в степь. 
Обыкновенно все родственники, друзья, со- 
седи посвящали одну ночь этому делу. По- 
грузка ульев на возы начиналась с вечера, 
как только пчелы « угомонятся ». Доставка и 
выставка на место должна закончиться к 
раннему утру на уже заранее приготовлен- 
ном месте в степи. Сама перевозка произво- 
дилась быками, быки потихоньку трогали, 
спокойно идут и пчелы не нервничают. Лоша- 
ди же не годятся для этого, они рвут, дерга- 
ют, смыкают и беспокоят пчел. 

Старший сын Ильюши, Александр, заме- 



нивший отца, известен в станице, как уважа- 
емый казак, хороший хозяин, примерный се- 
мьянин, но с бусарью. Ефимовна, его жена, 
вполне дополняла добрые качестве своего му- 
жа и благотворно влияла на его характер. 
Второй сын, Андрей, кончал действительную 
и к осени должен придти домой. Третий, сем- 
надцатилетний Иван-красавец и общий лю- 
бимец : исполните.пьный, спокойный, хорошо 
грамотный. Две дочери, одна из которых бы- 
ла на выданьи. В доме царил порядок и раз- 
бирательство. Слово отца почиталось и ис- 
полнялось. Все дети отличались веселым ха- 
рактером, были жизнерадостны и охотники 
при случае « сказать » — попеть казачьи пес- 
ни. Заводил обыкновенно Александр, уверен- 
но с полным знанием особенностей казачье- 
го пония с его характерным : « Да... А... О... » 
движением руки сам себе дирижируя. И там, 
где это было необходимо, бросал вопроси- 
тельный взгляд, делал повелительный взмах 
руки, и хотя еще молодой, Иван уверенно 
брал высокую ноту в начатой песне. Не да- 
ром он пел в станичном церковном хоре, где 
к хористам предъявлялось больше требова- 
ния. 

Ой, да ты подуй, подуй. 
Ветер низовый... 
Ой, да ты надуй, надуй 
Тучку темную... 
Ой, да отдай меня, батенька, 
За кого мне хочется. 
Ой, да не за малого, не старого. 
Ой, да за казаченьку разудалого... 

У Ильи Петровича ребята словно Донские 
соловьи — с улыбкой говорили соседи. 

Однажды в воскресение после обеда и, во- 
преки обычаев, Александр, решил съездить 
подобрать последнее сено : стали появляться 
тучки на небе. Уже две пары быков были го- 
товы к выезду и Иван спешил с третьей па- 
рой молодых. « Ши-ши » подручный пос- 
лушно вложил свою шею в ярмо. Другой без 
особого принуждения, по привычке, готов 
был сделать то же самое, но как то понятился 
вперед и своим кривым рогом с размаху уго- 
дил в левый висок державшего ярмо Ивана. 
Рог быка, проломив кость, вошел в висок... 
Иван издал крик и, как подкошенный, сва- 
лился на землю. Лилась кровь... левый глаз 
на половину вышел из орбиты... « Бог нака- 
зал... работать в Воскресенье... » 

Доктора в Луганске и в Харькове были 
бессильны чем либо помочь, остался Иван на 
всю жизнь с искаженным лицом, полу-спе- 
пой, почти глухой и почти немой, невменя- 
емый. 

Постоянным его желанием было всегда на- 



35 — 



ходиться в движении. И стал Иван мерить 
дороги между станицей и хуторами, поляна- 
ми, лесами. Где только его не видели босого, 
изнуренного, полураздетого, безобидного. Пи- 
тался как птица небесная, где попало и как 
попало, часто ограничивался сухим куском 
хлеба. Сам ничего не просил и ничего не 
брал, и принимал что только давали. Нахо- 
дясь в постоянном движении, он сдавленным, 
глухим голосом тихо пел : « Хвалите имя Гос- 
подне. Аллилуйя ». И стали называть его 
Иванушка Изотик — человек Бож:ий. 

На севере от станицы, где Донец делает ду- 
гу, все пространство на много верст было по- 
крыто лесами-ольхи, дубы, вербы и т. п. 
Шеткду этими лесами находились поляны в 
3-4 десятины и больше с осочной травой. В 
этих спокойных местах казаки пасли рогатый 
скот, лошадей и проч. Донец тут в некоторых 
местах был переходим летом пешком. На 
другом берегу жили крестьяне-хохлы, коче- 
вали цыгане и обитались кое-какие случай- 
ные людишки с ограниченными средствами... 
и, конечно, зарились на другой казачий берег. 
Иногда они « шалили ». 

Изотик не в первый раз попал в эти отда- 
ленные места, направляясь в Малиновое, ко- 
торое находилось еще дальше за лесом. 

Когда то это была большая « ничья » по- 
ляна с расбросанными по ней мелкими кус- 
тарниками. Но постепенно казаки ее очисти- 
ли и превратили в огороды и фруктовые са- 
ды. Плодородная серая сырая почва привле- 
кла станичников и скоро площадь увеличи- 
лась во много, раз. Деревья яблонь, груш 
вишен, слив ежегодно давали от.пичные уро- 
жаи, крупная зернистая сочная вкусная ма- 
лина была царицей этих фруктовых садов в 
Малиновом. 

Широкая дорога из станицы в лесу двои- 
лась : вправо в Малиновое, влево в лес и 
дальше к Дронцу, куда по ошибке Изотик и 
направился. Постепенно дороги терялись в 
густом лесу, через который он пробирался. 
Вдруг он заметил двух привязанных лоша- 
дей с завязанными мешками глазами. При- 
глядываясь дальше, увидел лежащего на зе- 
мле человека с черной бородой, а сбоку дру- 
гого смуглого с длинными черными усами — 
вроде цыгана... Его заметили, задержали и 
стали допрашивать : что за человек, как и за- 
чем сюда попал? Изотик от страха совсем по- 
терял способность что либо сказать и особен- 
но когда бородатый стал грозить длинным 
ножом-кинжалом. 

« Притворяется... бросим его в яму и нехай 
его едят гадюки... » говорили шепотом мея^ду 
собою конокрады. 



Вечерело. Притащили Изотика к яме, что 
между густыми ольхами. Как завидел несча- 
стный глубокую в полтора человеческого ро- 
ста яму, а на дне большую черную змею, оце- 
пенел и стал сопротивляться, упирая ногами 
в землю.... Часть крутого берега ямы обва- 
лилась, падая в яму, и покрыла страшную 
змею. За землею полетел и Изотик. Разбой- 
ники ушли. Он стоит на обвалившейся земле, 
прислонившись спиной к стене, и машиналь- 
но пробует руками найти какие-либо точки 
опоры. Стена почти гладкая и кое-где паль- 
цы прошупывают тонкие корешки поросших 
трав легко отрывающихся. Под ногами он за- 
метил небольшой чурбак-крепкий дубовый 
сук. Поглядывая в сторону змеи, он начал 
этим суком долбить стену ямы. Земля под- 
давалась, падая под ноги. Таким образом по- 
степенно поднимаясь все выше, он удачно 
отвалил большой кусок земли и обнаружил 
толстый корень дерева. Теперь он уже креп- 
ко держался одной рукой за корень, а другой, 
удвоив силы, делал дырки-опоры для ног и 
был уже на целый аршин выше дна ямы. По- 
оборвал на руках и ногах ногти, кровь кра- 
сила стены ямы, пот заливал глаза, от уста- 
лости тряслись руки. Выше головы сук за- 
сел в земле. Ощупал... снова корень еще тол- 
ще первого и совершенно неподвижный. 
Схватившись рукой за толстый корень, Изо- 
тик стал подниматься и скоро оказался уж:е 
головой на уровне поверхности ямы и с ж;ад- 
ностью вдыхает свежий воздух. От долгой и 
непосильной работы он дрожал. Так хотелось 
спуститься вниз на холодную землю и отдох- 
нуть. Уже опустил одну ногу и... в это время 
заметил, как земля на дне ямы стала поды- 
маться, запылила и начала показываться 
черная спина змеи, а потом вся она пружи- 
ною выскочила на поверхность. Напрягая по- 
следнее усилие, сначала коленом, а потом но- 
гою ступил на первый корень и опираясь на 
второй вылез из ямы. Оглянулся вниз... Змея 
тоже искала выхода или жертву. Перевел 
дух и шмарганул между опустившимися вет- 
ками густых кустов. Несмотря на страшную 
боль рук и ног, Изотик продолжа.я ползти 
между колючими кустами подальше от стра- 
шной ямы. Но силы окончательно его оста- 
вили, он потерял сознание и заснул. 

Первые лучи восходящего солнца разбуди- 
ли его. Падая и поднимясь, изнывая от голо- 
да и жажды, весь в крови, оборванный и 
страшный до неузнаваемости, до станицы до- 
брался только к вечеру. 

« Хвалите имя Господне. Аллилуя » шеп- 
тал несчастный. 

Кое-как рассказал казакам о своих страш- 



36 



ных переживаниях. Нашли станичники сле- 
ды двух украденных лошадей и место, где их 
переправили на другой берег Донца. Убили 
страшную змею и сравняли яму. Вся станица 
узнала о чудесном спасении Изотика. Узнали 
об этом, конечно, и конокрады, которые под 
различными предлогами посылали своих лю- 
дей в станицу и очень сожалели, что не при- 
кончили Изотика сразу. 

Первое подозрение естественно падало на 
кочующих в этих местах цыган, которых во- 
обш;е считали неяселательными гостями на 
казачьей земле. Но возглавите.пи кочующих 
таборов категорически заверили, что их лю- 
ди непричастны к краже казачьих лошадей 
(можно ли поверить?). Обыкновенно табор 6- 
8-10 кибиток останавливался поб.пизости от 
станицы с шумом, криком, гортанными пес- 
нями. Цыганки, окруженные черномазыми 
грязными детьми, сразу начинали обход ка- 
зачьих дворов, выпрашивая что можно и, ко- 
нечно, поворожить-предсказать счастливую 
судьбу « за посеребрить руку ». У мужчин- 
знатоков лошадей, работа более серьезная : 
купить лошадей подешевле, продать подоро- 
же, или обменять выгодно, представить пе- 
ред покупателем свою лошадь в хорошем ви- 
де — « Моя лошадь не сопата, не горбата, ни 
одна жила не порвата. Сено исть, овсом 
с-т.. ». Или « Парни глас друм ангела » — до- 
брому коню не страшна длинная дорога. 

Трудно ворам оставить свое доходное, хотя 
и опасное, ремесло. Только исключительные 
обстоятельства могут поставить предел их 
преступной работе, когда она трагически и 
навсегда оборвется силами противодействия, 
как это видно в заключительных строках 
этого рассказа. 

Успокоенный станичниками и забыв о 
страшной опасности, Изотик бессознательно 
снова углубился в лес и... снова попал в ру- 
ки тех же самых конокрадов, которые и ре- 
шили теперь навсегда избавиться от опасно- 
го свидетеля. 

С наступлением темноты притащили не- 
счастного к обрывистому высокому берегу 
Донца и бросили в воду. Погрузился в воду 
Изотик, стал барахтаться, когда то хорошо 
плавал, и случайно оперся на что то твердое, 
скользкое. Ощупал и убедился, что это ко- 
ряга (карча) — толстый ствол давно упавше- 
го в воду дерева. 

Еще не окончательно перегнившие, корни 
удерживали нижнюю часть дерева как бы 
привязанным к берегу, а большая верхняя 
часть была погружена в воду. Самое незначи- 
тельное давление на дерево легкого исхуда- 
лого тела Изотика было достаточным, чтобы 



корни окончательно перервались и дерево, 
слегка скользнув, скрылось под водою и сно- 
ва показалось всей своей большой длиной на 
поверхности. 

Теперь, уже ни чем не задерживаемое, де- 
рево было подхвачено сильным течением, 
уносившим его от берега. Изотик, крепко 
держась за сучья, продолжал свое необыкно- 
венное вынуж;денное путешествие. Сначала 
неуверенно, а потом все смелее и смелее на- 
чал осматривать, ощупывать своего немого 
спутника, без принуясдения продолжавшего 
двигаться по течению, на котором уже уве- 
ренно сидел странный кавалерист. 

Перед рассветом коряга подплыла к само- 
му узкому месту Донца, с почти обрывисты- 
ми берегами, покрытыми высоким лесом. 
Скорость течения все увеличивается... пенит- 
ся вода... Плывшая спокойно до сих пор, ко- 
ряга стала вздрагивать, слегка поворачива- 
ясь то влево, то вправо. Потом она вся по- 
грузилась в воду, нырнула как рыба, и снова 
очутилась на поверхности... Как долго это 
продолжалось, Изотик не помнил, хотя до- 
вольно хлебнул водички на тощий желудок, 
но удержался на своем месте. Ширина реки 
постепенно увеличивается, скорость течения 
уменьшается и коряга, очутившись на среди- 
не реки, спокойно двигалась на восток на- 
встречу восходящему солнцу. 

Первые лучи, веером скользнув где то в 
высоте, осветили верхушки деревьев и, опу- 
скаясь постепенно, стали проникать в среду 
густого леса на самом берегу. Лес как бы про- 
снулся от недолгого ночного сна и стал ме- 
нять свой внешний наряд... Картина замеча- 
тельная. Никогда ничего подобного Изотик 
не наблюдал. Наконец весь красный шар по- 
казался над землею, освещая поверхность ре- 
ки. Согрел душу, сердце и тело изнемогаю- 
щего от страшных переживаний, голода и без 
сна, казалось, бесконечной холодной ночи, 
так как мокрые ветхие штанишки и рубаха 
не могли согреть исхудалого тела. Теплота 
временно успокоила несчастного. Но как хо- 
телось, прислонившись спиной к плетню или 
свернувшись калачиком, заснуть, заснуть 
крепким непробудным сном... Но кругом во- 
да, вода... 

Он вытащил из воды прозябшие ноги и те- 
перь сидел на необыкновенном коне с широ- 
кою, твердою, холодною спиной, поджав под 
себя колени. Изютик совсем освоился со сво- 
им необыкновенным положением, вспомнив, 
как, бывало, скакал по степи на своем насто- 
ящем коне, когда, опустив повод, управлял им 
движением своего корпуса и смоканием губ. 
Тоже самое он хотел делать и теперь. Но этот 



— 37 — 



конь, хотя и двигался ровно уверенно в одном 
направлении, но оставался непослушным. 
Понял Изотик, что уже позади осталась ста- 
ница и что там, где река должна делать за- 
вой, есть широкая песчаная коса и там же 
расположен хутор. Туда он решил направ- 
лять своего коня. Все усилия ног и рук были 
пуш,ены в ход, пока он не переместился впе- 
ред и не изменил направление движения, по- 
степенно приближаясь к косе, на которой 
уже собралось множество людей, с удивле- 
нием наблюдающих необыкновенное явле- 
ние : человек сидит на черной рыбе или на 
водяном змее, и приближается к косе, делая 
как будто сигналы... 

Протирают казаки свои глаза и сами себе 
не верят... Господи, да ведь это