Skip to main content

Full text of "Sbornik"

See other formats


I 



НАЫовоиыо 

АТ ТНЕ 



11К1\ТК'^1ТУ ОР 



СБОРНИКЪ 



0Щ.11Н1Я русокАго я;1ык\ и уошнопи 



ИМПЕРАТОРСКОЙ АКАДЕМП1 НАУКЪ 



т:ом:'Ъ три:ди,АТ1> седымои. 



э><цо 



САНКТПЕТЕРКУРГЪ. 

ТШЮГРАФТЯ ПМ ПЕРА ТОРС?; ОЙ АКАДЕМ1П НАУКЪ. 
(Вас. Остр., 9 лпя., Лг 12.) 



ре 



Напечатано по расг1оряжен1ю Импкра тогской Акадедпи Паукъ. 
С.-Петербургъ, Мартъ 1885 года. 

Непрем^Ьнный Секретарь, Академикъ К. Веселовскгй. 



Д4гГ 



ДМЕВШ РУССКАГО ЯЗЫКА И СЛОВЕСНОСТИ ИМЦЕРАТОРСКОЙ АКАДЕМШ НАУКЪ. 
Томъ XXXVII, № 1. 



истоия 



РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 



М. И. Сухомлинова. 



выпускъ седьмой. 



ОАНКТПЕТЕРБУРГЪ. 

ТИП0ГРАФ1Я ИМПЕРАТОРСКОЙ АКАДЕМ1Н НАУКЪ. 
(Вас. Остр., 9 ЛИН., № 12.) 



Напечатано по распоряженхю Императорской Академ1и Наукъ. 
С.-Петербургъ, Декабрь 1884 г. 

НепремЬннып Секретарь, Академпкъ К. Беселовскгй. 



ОГЛАВЛЕШЕ. 



СТРАН. 

Гавр1плъ Романовпчъ Державпнъ 3 — 10 

Денисъ Ивановпчъ Фонвпзпнъ 10 — 22 

Мпхап.тъ Матв-Ьевпчъ Херасковъ 23 — 38 

Яковъ Борпсовпчъ Княжнпнъ 38 — 39 

Васплхй Петровпчъ Петровъ 39— 42 

Ппполитъ Ведоровпчъ Богдавовичъ 43 — 54 

Ивавъ Ивановичъ Хемнпцеръ 54 — 55 

Вас11л1Г1 Васильевпчъ Капнистъ , 55 — 57 

Иванъ Ивановпчъ Дту1птр1евъ 57 — 60^ 

Александръ Александровпчъ Ппсаревъ 60 — 66 

Кпязь Александръ Александровпчъ Шаховской 66 — 68 

Иванъ Андреевичъ Крыловъ 68 — 69 

Ипколай Мнхайловпчъ Караызпнъ 69 — 75 

Васпл1й Андреевичъ Жуковск1*й 75 — 77 

Александръ Серг'Ьевпчъ Пушкинъ 77 — 84 

Александръ ведоровпчъ Воепковъ 85 — 89 

Павелъ Александровпчъ Катенпнъ 89 — 91 

Иванъ Ивановпчъ Шуваловъ 93 — 99 

Адамъ Васпльевичъ Олсуфьевъ 99 — 100 

Иванъ Перфнльевпчъ Елагпиъ 100 — 103 

Иванъ Логпновпчъ Голенпщевъ-Кутузовъ 104 — 106 

Графъ Александръ Серг'Ьевпчъ Строгановъ 106 — 111 

Александръ Андреевичъ Ржевсшп 111 — 117 

Петръ Александровпчъ Соймоновъ 117 — 118 

Петръ Ивановичъ Турчанпновъ 118 — 



VI 

СТРАН. 

Петръ Васидьевичъ Бакунинъ 118 — 1 1 9 

Николай Васнльевичъ Леонтьевъ 120 — 123 

Семенъ Ннколаевпчъ Щепотьевъ 123 — 126 

Иванъ Ивановичъ Мелиссино 126 — 133 

Князь Михаилъ Михайловичъ Щербатовъ , 133 — 143 

ведоръ Ивановичъ Янковичъ-де-Мир1ево 144 — 151 

Алекс'Ьй Нпколаевичъ Оленинъ 151 — 157 

Графъ АлексЬп Ивановичъ Мусинъ-Пушкинъ 157 — 163 

Графъ Дмптр1й Ивановичъ Хвостовъ 163 — 187 

Александръ Семеновнчъ Шпшковъ 187 — 235 

Иванъ Аеанасьевнчъ Дмптревск1й 236 — 259 

Михаилъ Никитичъ Муравьевъ 259 — 267 

Митрополитъ Евгении (Болховптиновъ) 268 — 281 

Иванъ Ивановичъ Мартыновъ 281 — 300 

Александръ Христофоровичъ Востоковъ 301 — 380 

Отзывы Востокова п его сочленовъ о кнпгахъ: 

Греча: «Чтен1Я о русскомъ язык-Ь» 341 — 'ЗоО 

Максимовича «Истор1Я русской словесности» 350 — 355 

Снегирева: «Руссше въ своихъ пословицахъ» 355 — 370 

Михаилъ Мпхайловичъ Сперанскхй , 380 — 387 

Петръ Ивановичъ Соколовъ 387 — 397 

Петръ Ивановичъ Челищевъ 399 — 415 

Иванъ Ивановичъ Татищевъ 416 — 435 

Семенъ Никпфоровичъ Суворовъ 436 — 440 

Члены россшской академ1и, по времени вступлен1я ихъ въ 

академхю; основашя выбора 441 — 481 

Автоб1ограф1я графа Дмптр1я Ивановича Хвостова 514 — ■54() 

Письма Ганки.. 564-567 

Письма Шафарпка 568 — 581 

Письма Караджича 581 — 593 

Письмо Юнгмана 596 — 597 

Письмо Копитара 598 — 

Списокъ членовъ росс1Йской академ1п за все время ея суще- 

ствован1я , 642 — 648 



ВТОРОГО ОТД'ВЛЕНШ [ПШЕРЛТОРСКОЙ АКАДЕАИИ НАУКЪ 

СБОРНЙЕЪ ОдаЛЕШЯ РУССКАГО ЯЗЫКА :И МОВЕСШТЙ 

Томъ I. Св1>дЪи1я и зам^ткп о малопзв^стныхъ н неизв^стиыхъ памятынкахъ. 

И. И. Срезневскаго. — Характеристпка Державина какъ поэта, Я. К. 
Грота. — Сеошеи!я П. П. Рычкова съ Академ1ею Наукъ въ ХУ1П стол1ЬТ111. 
П. П. Пекарскаго — МнЪн1я о Словаре славянскпхъ нар^чп!, А Б. 
Шле11хера и И. И Срезневскаго. — Очеркъ деятельности и личности 
Карамзина, Я. К. Грота —О второмъ Отд1^лен1Ц Лкадезпи Наукъ, его же- 

Томъ II. Жизнь и литературная пе^^иска П. П. Рычкова, соч П. П. Пекар- 
скаго.— Литовск1я народныя П'-'^'" > ч а—Коренное значеше 

родства у Славянъ, П. л. Лав; иторъ, сотрудники п цен- 

.зура въ русскомъ ЩР^13^л'^\1</>(1л^^^/^*>'Ь:> окарскаго. — 

Труды югос.тавянской академ[№Аит«Ш1^'^.|^}^д/^ И. Срезнев- 

скаго. — Литературные труды ЙГТ; *\ -^"'||\Т(^*!:' ■* ^' '' — Къ тому 

этому приложены два портрета: 1 ■ 1*чл'>ч'У1н[^й?'1^'^Л1рскаго. 

2) П. И. Рычкова. ' ' -^#№\|,^^^1^^ 

Томъ III. Древи1е С.1авяцск1е памятники юсоваго иисьмяЙ*''Фр&Ч2^^ьОдс( .'^ ь"! 
и съ замйчан1ями объ особенностяхъ ихъ правопис а ' ''ьЯШ. ! ггр^ И 
Срезнев скаго. ' 

Томъ IV. беоФанъ Прокоповпчъ и его время, И. А. Чпстовпча. Ц^на / тж- 
даго тома 1 р. 50 к. 

Томъ V. вып. I. Воспоминан1Я о научной дТ>ятельиостц митрополита Ёвген1я. 
И. И. Срезневскаго, съ прнбавленхями гг. По.тЬнова и Савва итова 
съ письмам» къ Городчанинову н Анастасевичу. — Переписка Евген1я съ 
Державппымъ, Я. К. Грота, съ письмами къ гр. Хвостову п къ К. К. 
Гпрсу. — О словаряхъ Евгешя, А. в. Бычкова, съ перепискою между 
преосв. и Ермолаевымъ п съ др. пр11ложен1ям11. — Ц-Ьна 7.5 коп. 

Томъ V. вып. II. Переписка А. X. Востокова въ повременномъ порядке, съ 
объяснительными прим1Ьчашямн И. И. Срезневскаго. — Ц'Ьна 1 р. 50 к. 

Томъ VI. .1итературная жизнь Кры.това, Я. К. Грота —Дополн. б10гр. изв1Ь- 
ст1е о Крылове, его же.— О басняхъ Крылова въ худож. отношенш, А. В. 
Ннкптенко. ~0 языке Кры.юва, И. И. Срезневскаго. — О басняхъ 
Крьыова въ переводахъ на иностр. языки, А . О. Бычкова. — Сатира 
• Крылова и его Почта Духовъ, Я. К. Грота.— Слово въ день юбилея Кры- 
лова, преосв. Макар1я — Пирогъ; Лентяи; КоФеоница, драматнч. сочпн. 
Крылова. — Ппръ басня, его же — Объяснеи1е Крылова. Письмо его къ 
В. А. Олениной. Заметка о некот, басняхъ Крылова, Я. К. Грота —О но- 
вомъ англ. переводе басенъ Кры.юва, его ж е.— Библ1ограФическ1я и исто- 
рпческ1Я примечан1я къ баснямъ Крылова, сост. В в. Кеневичемъ — 
Материалы д.тя б10граФ1И Крьыова, доставл. гг. Кеневичемъ, Княже- 
вичемь н Семевскимъ. — Къ книг-Ь приложены снимки съ почерка 
Крылова.— Ц11ыа 2 р. 



^™ учебны» змедеи'Я»' ".,7ля ^^^яв»»» »"»Р'"щ„а 1 р. 50 к. 
,„ '^ Воспомииади^ ♦1.Р(»*^ ■ , а -Словарь РУ«'«''"^\' ^ „ Самара, 

' ' Т1^-*'^а% :>0;„,,,,„. Вь,о,с„,. оер.ь,. М^«^^-:Г 

къ Толковому «доварю Даля. п. „,„птиычъ памятни- 

Фомъ XIII. Обш,ествеииая и частная ж ^^ ^^^^^^^ ^'^^,.; „^мецкаго съ 

прим^чашями и придожешями Сухомли- 

№а 1 р. 50 к. ^^^ .. ^,й Академии. Выаускъ вхороп. 

Д'Ьна 1 Р- 50 к. 



Томъ XVI. 11ст»1>1Я Россшской Лкадсми!. Выпускъ третей. М Сухомли- 
нова. — Ц'Ьна 1 1). 75 к, 

Томъ XVII. АпокрнФическ!!! 1ка:{а1ия> Ветхо;^ав11тныхъ лпцахъ и гобыт1Яхъ 
по рукоппсяиъ Соловецкой библштекн, И. Я. ПорФирьсва— 1ерусал11мъ 
и Палестина въ ругской литературе, иаукЪ, живописи и лереводахъ (Ма- 
тер1алы для бн6Л1ограФ1н), С. И. Пономарева. — ЗамЪтки о язык1Ь и 
народной поэз1п въ области велпкорусскаго пареч1я, М. А. Колосова. — 
Ц-Ьна 1 р. 75 к. 

Томъ XVIII. Екатерина II и Густавъ 1И, Я. К. Грота. — Воспомипан1я о 
четырехсотл^Ьтнемъ юбилеЪ Упсальскаго университета, Я. К. Грота.— Под- 
линники ппсемъ Гоголя къ Максимовичу и напечатанные отрывки изъ нихъ, 
С. II Пономарева. — БибЛ10граФИческ1Я и историческ1Я заметки. Ор1Ь- 
ховецк!й договоръ.— Происхожден1е Екатерины I, Я. К. Грота.— Р1Ьчь въ 
торжественномъ собран1и Императорской Академп! Наукъ по случаю Сто- 
лЬтняго юбилея А.1ександра 1, М. И. Сухомлинова —На память о Бодян- 
скомъ, Григоровиче и Прейсе, первыхъ преподавателяхъ славянской фи- 
лологш, И. И. Срезневскаго.— Отчетъ коммисс1и о присужден1н прем!» 
графа Н. А. Кушелева-Безбородки за б10граФ1ю канцлера князя А. А. Без- 
бородки, Я. К. Грота. — За.мЪтки о сущности нЪкоторыхъ звуковъ Рус- 
скаго языка, Я. К. Грота. — Новые труды преосвященнаго ПорФир1Я 
Успенскаго, С. И. Пономарева. — Ц'Ьна 1 р. 50 к. 

Томъ XIX. Пстор1Я Р0СС1ЙСК0Й Академш. Выпускъ четвертый. М. И. Сухом- 
линова.— Чешск1я Глоссы въ Ма1ег УегЬогнш. Разборъ А. О. Патеры и 
дополнительный зам-Ьчаная И. И. Срезневскаго. — ЦЬна 1 р. 50 к. 

Томъ XX. Некрологъ князя Вяземскаго, составленный акад. Я. К. Гро- 
томъ. — Екатерина И въ переписке съ Гриммомъ. Я. К. Грота. — 
Слово о двенадцати спахъ Шахаиши, по рукописямъ XV века. Академика 
А. II. Бе се л о век аг о. — О славянскихъ редакц1яхъ одного аполога Вар- 
лаама и [оасаФа. А. Н. Беселовскаго. — Сведен1Я и Заметки о иало- 
известныхъ и пепзвестпыхъ памятникахъ 1ХХХ1— ХС. И. И. С резне в- 
ск1й. — Отчетъ о деятелыюсти Отделеп1я русскаго языка и словесности 
за 1878 ГОДЪ, составленный академикомь М П., Сухомлиновымъ. — 
Заботы Екатерины II о народномъ образовап!и. Я. К. Грота. — Князь 
Вяземскш. М. ][. Су хомлпнова. — Памяти кн. Вяземскаго. С. И. По- 
номарева. — Разыскап1я въ области русскихъ духовныхъ стиховъ. Ака- 
демика А. П. Беселовскаго. К'ь книг-Ь п^зиложены по^ггреты кн. П. А. 
Вяземскаго и А. В. Никитенко. Ц'Ьна 2 руб. 

Томъ XXI. Записки объ учепыхъ трудахъ П. В. Ягича и Л. П. Веселовскаго, 
составленный ак. Я. Рг. Гротомъ. — Русско-НИЩенск{Й словарь Минской 
губерн1и м^^стечка Семежова. — Старообрядческ1Й сиподикъ, А. И. Пы- 
пина. — Разыскан1я въ области духовныхъ стиховъ. А. И. Беселов- 
скаго. — Дпссидептск1Й вопросъ въ Польше. И. А. Чистов и ч а. — 
Екатерина II въ переписке съ Гриммомъ. Ст. П. Я. К. Грота. — Фр1уль- 
ск1е Славяне. И. И. Срезневскаго. — Дополпеше къ Белорусскому 
словарю. П. И. Носов ич а. — Отчетъ Отделешя р. яз. и слов, за 1879 г., 
составленный М. И. Сухомлиновымъ. — Несколько приП0МИПаН1Й о 
научной деятельности А. Е. Викторова. И. И. Срезневскаго. Ц^Ьна2руб. 

Томъ XXII. Пстор1я Росс!йской Академп!. М. И. Сухомлинова. Выпускъ V.— 
Южно-русск1Я былины. А. Н. Беселовскаго. — Сго!88ац8-сге8сеп8 п 
Средневековыя легенды о половой метаморфозе. А. Н. Беселовскаго.— 
О КсанФИне. Греческая Трапезунтская былина Византшской эпохи. Г. С. 
Дестуниса. — Сведен!я и заметки о малоизвестныхъ и неизвестныхъ 
памятникахъ. И. И. Срезневскаго.— Отчетъ Отделешя русскаго языка 
и сювесноста за 1880 г., съ некрологомъ П. И. Срезневскаго, состав- 



ленный А. е. БычкоБЫМъ. Къ книг'Ь приложенъ портрстъ И. И. Срез- 
невскаго. — Ц-Ьна 2 руб. 

Томы XXIII — XXVII. Русшя народный картинки. Д. А. Ровинскаго. 
Книга I Сказки и забавные листы. — Кн. II. Листы историчесме, кален- 
дари и буквари. - Кн. III. Притчн и листы духовные. — Кн. IV. 11ри1М1&- 
чан1Я и донолнен1Я. - Кн. V. ,'?аключен1е и алфавитный указатель ииенъ 
и нредметовъ. — Ц-Ьна за всЬ 5 томовъ 10 руб. 

Томъ XXVIII. Жизнь и дЬян1Я великаго Тамерлана. Сочинен1Я Клавихо. Днев- 
никъ нутен1е(тв1я ко двору Тимура въ Самаркаидъ. 1403—1416. Подлинный 
текстъ съ иереводомъ и прим-Ьчанхкми, составленными подъ редакцхею 
И. И. Срезневскаго. — Разыскаи1я въ области духовнаго стиха. III— V. 
А. Н. Веселовскаго. — Богатырское слово въ спискЬ начала XVII в*ка, 
открытое Е. В. Барсовы ыъ. Ц-Ьна 2 р. 

Томъ XXIX. Эрикъ Лаксианъ. Я. К. Грота. — Отчетъ I! ОтдЬлешя Импера- 
торской Академп! Наукъ за 1881 годъ. А. Н. Веселовскаго. — Новыя 
св*дЬн1Я о КогошихинЪ по шведскимъ источникаиъ. Я. К. Гроаа. — 
Би6Л1ологическ1п словарь и черновые къ нему матер1алы. П. М. Строева. 
Изданъ подъ редакщею А. 9. Бычкова съ составленнымъ имъ особымъ 
указателемъ. Ц-Ьна 2 р. 25 к. 

Томъ XXX. Памятники Болгарскаго народпаго творчества. Выпускъ 1-й 
Собралъ Владим1ръ Качановск1й, — Ц-Ьна 1 руб. 50 коп. 

Томъ XXXI. Славянск1я рукописи въ заграничныхъ библштекахъ. Г. Вос- 
кресенскаго. — Письма Погодина къ Максимовичу. С И. Понома- 
рева. — Пстор1Я РоссШскоЙ Академии. Вып. У1. М. И. Сухомлинова. — 
Отчетъ о первомъ прису5кден1И премий Пушкина. Я. К. Грота, Н. П. 
Страхова и О. 0. Миллера. — Отчетъ И ОтдЪлешя Императорской Ака- 
демш Наукъ за 1882 годъ. А. Н. Веселовскаго. Ц-Ьна 2 руб. 

Томъ XXXII. Очеркъ жизни и П0331И Жуковскаго. Составленъ и въ день 
его столЬтняго юбилея читанъ Я. К. Гротомъ. — Пожаръ ЗИМНЯГО ДВОрца 
17 декабря 1837 года. Записка В. А. Жуковскаго. — Списокъ сочипен{й, 
переводовъ и издан1й академика Я. К. Грота. Составленъ С. И. По нома- 
рев ымъ. — Разыскан!я въ области русскаго духовнаго стиха. VI— XI. 
А Н. Веселовскаго. — Письма В. С. Сопикова къ К. 9. Калайдовичу. 
Сообщилъ И Шляпкинъ. — А. Н. Радищевъ, авторъ «Путешеств1Я изъ 
Петербурга въ Москву». I— VIII. М. И. Сухомлинова. — Заметки по ли- 
тератур'Ь и народной словесности. А. И. Веселовскаго. I. — Матер1алы 
для библ1ограФ1и литературы о Карамзин1Ь. Къ столЪт!ю его литературной 
деятельности (1783—1883). Собралъ СИ. Поноыаревъ. Ц-Ьна 2 руб. 

Томъ XXXIII. Отчетъ о д'Ьятельности И ОтдЪлен!я Императорской Академ1и 
Наукъ за 1883 годъ. Составленный М. И. Су хомлиновым-ь. — Отчетъ 

присуи:деи1и Ломоносовской прем1и въ 1883 году, съ при.1он;ен1емъ че- 
тырехъ критико-палеограФическихъ статей. И В. Ягича. (Съ треля лито- 
граф, таблицами). — Николай Ивановичъ Гн11дичъ. НТ>сколько данныхъ для 
его б1ограФ1и по неизданнымъ источннкамъ. Къ стол1Ьтней годовщин1& дня 
его рожденш (1784—1884). Сообщилъ П Тихановъ. — Екатерина П въ 
переписке съ Гриммомъ. Статья третья. Я. К. Грота. — Лекцш о русской 
лнтературЬ, читанный въ Париж1& въ 1862 году С. П. Шевыревымъ. ЦЬна 

2 руб. 50 коп. 
Томъ XXXIV. Разыскан1я о греческихъ богатырскнхъ былинахъ средне- 
вЪковаго нер10да. Д Дестуниса. — Описан1е славяно-русскихъ книгъ, 
печатанныхъ кирриловскими буквами. Томъ I. Съ 1491 по 1652 гг. Ц11на 

1 руб. 50 коп. 

Томъ XXXV. Литовск1Н свадебный народный пЪсни, ааписанныя Антономъ 
Юшкевичемъ и изданныя Иваномь Юшкевичемъ. Ц-Ьна 1 руб. 50 коп. 



Томъ XXXVI. «Русское 11|)ак»1тса1(1С», Руководство, состапленнос по пору- 
четю Второго ()тА'Ьлен1я Императорской Лкалем1п Наукъ академиком!. 
ЯК. Гротом ъ. — Отчетъ о дЪятельносто ОтдЪлен!я русскаго я;{ыка и 
словесности за 1884 г, Составленъ и чнтань Я 1^. Гротомъ. — Шжно- 
|)усск1я былины. Академика А. Н. Веселовскаго. (III— XI). — Отчетъ 
о присужден!н Пушкинской оремш въ 1884 г., съ приложенхемь рецена1и 
профессора И. В. Помяловскаго. Ц-Ьна 1 руб. 50 коп. 



ДРУГШ ИЗДАШЯ ОТД-ЪЛЕНШ: 

Сочинения Державина съ объяснительными прим-Ьчан1ями Я. Грота: 

Томъ 1 (съ портретомъ Державина и 1-й жены его, со сиимками и многочисленными 
рисунками). Спб. 186^-: 4 р. 

Томъ II (съ рисунками), 1865: 3 р. 

Томъ 111 (съ портретомъ 5-ц жены Державина). 1866: 2 руб. 

Томъ IV (съ алфавитнымъ указателемъ къ 4-мътомамъ). 1867: 2 руб. 

Томъ V (съ портретомъ Державина, снимками и указателемъ). 1869: 2 руб. 50 коп. 

Томъ VI (съ портретомъ Державина и указателемъ). 1871: 2 руб. 50 коп. 

Томъ VII (съ указателемъ). 1872: 2 руб. 

Томъ VIII (съ портретомъ, рисунками и снимкомъ). 1880: 5 руб. 

Томъ IX (со снимками портретовъ, нотами и общимъ указателемъ ко всему издан1ю). 
1883: 3 руб. 
Щ,аа вс^мъ девятп тоианъ роскошнаго издан1я Сочиненш Державина 25 руб. 

Сочинен1я Державина съ объяснительными прим-Ьчан^ями Я. Грота: 
2-е издан!е, общедоступное, безъ рисунковъ. 

Томъ I (съ портретомъ Державина). Спб. 1868: 1 руб. — Томъ II. 1869: 1 руб. — 
Томъ III. 1870: 1 руб.— Томъ IV. 1874: 1 руб.— Томъ V. 1876: 1 руб. — Томъ VI. 
1876: 1 руб. — Томъ VII. 1878: 1 руб. 

Жизнь Державина (съ портретомъ, рисунками и снимкомъ). Спб. Т. I. 1880. 
Томь И. 1883: Ц-Ьна 1 тома 5 руб. И тома 3 руб. 

Матер1алы ДЛЯ б10граФП1 Ломоносова, собранные П. П. Билярскимъ, Спб. 
1865. Ц-Ьна 1 р. 50 к. 

Дополнительный изв1>ст1Я для б1ограФ1и Ломоносова, П. II с каре ка го. Спб. 
1865. Ц-Ьна 50 к. 

Матер1алы для исторп! Пугачевскаго бунта. Бумаги Кара и Бибикова (со сним- 
ком-ь). Я. Грота. Спб. 1862 Ц-Ьна 30 к. 

То же. Переписка Екатерины II съ граФОмъ П. И. Панинымъ, Я. Грота. Спб. 
1862. Ц-Ьна 25 к. 

То же. Бумаги, 0ТН0СЯЩ1ЯСЯ къ посл-Ьднему пер10ду мятежа и къ попмк-Ь Пу- 
гачева. Я. Грота. Спб. 1874. Ц-Ьна 60 к. 

Письма Ломоносова и Сумарокова къ Шувалову, Я. Грота. 1862: 30 к. 

Очеркъ академической деятельности Ломоносова. Его же. 1865: 20 к. 

Письма Карамзина къ Дмитр1еву. Съ портретомъ и снимками. Издали съ п1)и- 
м-Ьч. Я. Грот'ь и П. 11екарск1й. Спб. 1866: 2 р. 

Очеркъ деятельности н личности Карамзина. Я. Грота. Спб. 1868: 25 к. 

Литературная жизнь Крылова. Его же. Спб. 1868: 25 к. 

Редакторъ. сотрудники и цензура въ русскомъ журнал* 1755 — 1764 годовъ. 
И. Пекарскаго. Спб. 1867: 35 к. 

Путешеств1е акад. Делиля въ Березовъ 1740 года, П. Пекарскаго. 50 к. 

Жизнь и литературная переписка П. И. Рычкова, изсл^Ьдованхе П. Пекар- 
скаго (съ портретомъ п снимкомъ), Спб. 1867: 75 к. 

Матер1алы для истор1И журнальной и литературной деятельности Екатерины II. 
П. П. Пекарскаго. Спб. 1863: 25 к. 



Новмя нзв11('т1я о Татищеве). Его же: 40 к. 
Словарь БЬлорусскаго нар^ч1я, И. Носовича. Опб. 1870; о р. 
Сербско-РуссК1Й словарь, П. Лавровскаго. Спб. 1870: 1 р. 50 к. 
Воспоминан1Я о В. Н. ДалЬ н II. П. Пекарскомъ, Я. Грота. Спб. 1874: 20 к. 
Сочинен1ЯИ письма Хемницера, сь примЬчан^ями Я. Грота. Саб. 1873: 1 р. 50 к. 
Истор1я Императорской Академ1И Наукъ, II. Пекаре каго. Т. I. Спб. 1870 

Ц'Ьна 3 р. Т. П. Спб. 1873. Ц'Ьна 3 р. 50 к. 
Записка о путешесгви! въ Швещю и Норвег1и), Я. Грота. Спб. 1873: 25 к, 
Истор1Я РоссшскоЙ АкадеМ1И. М. Сухомлинова. Выпускъ I *). Вып. II, Ц'Ьна 

1 р. 50 к. Вып. III, ц-Ьна 1 р. 75 коп. Вып. IV, ц-Ьна 2 р. Вып. V, ц-Ьна 

2 руб. Вып. VI, Ц'Ьна 2 руб. Вып. VII, цЬна 2 руб. 
Екатерина II п Густавъ III. Я. Грота. Спб. 1877: 50 коп. 

Воспомпнан1Я о четырехсотлЬтпемь юбилеЪ Упсальскаго университета, Я. Гро- 
та. Спб. 1877: 30 коп. 

РЬчь но случаю сто.1*тняго юбилея Александра I. М. Сухомлинова. Спб. 
1877: 45 коп. 

БибЛ10граФическ!я и историческ1Я зам^Ьтки. Ор-Ьховецк!!! договоръ. Происхожде- 
Н1е Екатерины I (со снимкомъ рукописи договора). Я. Грота. Спб. 1877: 25 к. 

Чешск1Я Глоссы въ Ма1ег УегЬогит. Разборъ А. О. Патеры и дополните.1ьныя 
зам11чан1я И. И, С резне века го. Ц'Ьна 60 к. 

XIII Сювъ Григор!я Богослова въ древнеславянскомъ иеревод1> но рукописи 
Императорской Публичной Библ10теки XI вЪка. Критико-палеограФичсск11'1 
трудъ А. Будиловича. Спб. 1875. 1 руб. 50 к. 

Русская историческая бпбл1ограФ1Я за 1865—1876 включительно. Состави-иъ 
В. и. Межовъ. Томъ I. № 1 — 10,036. Спб. 1882. 2 р. 50 к, — Т. И. 
№ 10,037—26,249. Спб. 1882. 2 р. 50 к. — Томъ III. Л1' 26,250—36,810. Спб. 
1883. 2 р. 50 к. Томъ 1Л'' оканчивается печатанхемъ. 

Древн1е памятники русскаго письма и языка. (X— XIV в1Ьковъ). Общее повре- 
менное обо:5рЬп1е. Трудъ И. И. Срезневскаго. Второе пзданхе. Спб. 
1882. 2 рубля. 

Иамятникъ глаголической письменности. 1>1ар1инское четвероевангел!е съ при- 

м1ЬчаН1ЯМИ и Приложен!ями. Трудъ и. В. Ягича. Спб. 1883 г. Ц'Ьна 5 руб. 

Сннсокъ сочиненЁй, переводовъ и издан1й академика Я. К. Грота, съ приложе- 
Н1емъ нтЬкоторыхъ документовъ, относящихся къ 50 лЪтнему юбилею его. 
Спб. 1883. 20 коп. 

Очеркъ жизни и поэз1и Жуковскаго. ГЬчь Я. К. Грота. Ц^^на 25 коп. 

Пожаръ Зимняго дворца въ 1837 году. Статья В. А. Жуковскаго. ЦЬна 
25 коп. 

Н. и. ГнЪдичъ. НЬсколько данныхъ для его б1ограФ1И, съ рпсункомъ и сним- 
комъ его почерка. Сообщилъ II. Тиханов-ь. ЦЬна 70 коп. 

Екатерина II въ нереинскЪ съ Гримио.чъ. Я. Грота. Спб. 1884. Щна 2 р. 50 к. 

Сочинен1я и переписка Плетнева. Три тома. 1885. Издалъ Я. Грот ъ. Ц. 6 руб. 

Русское правописан1е. Руководство, по поручен1ю 2-го ОтдЬл. Ак. Наукъ со- 
ставленное Я. 1'ротомъ. 1885. Ц'Ьна 60 коп. 

С.юварь АрхангельскагоиарЬч1Я. Составилъ А. Подвысоцкхй. 1885. Ц 2 руб. 



Иногородн1.1с адрссуютъ свои требован1я въ Комнтетъ Правлешя Лкадем1и 

Паукъ и, прилагая деньги по выставленным ъ зд,^сь ц-Ьнамъ, получаютъ книги 

безъ платежа в'Ьсовыхъ. 



Отд-Ёльно уже не имеется; во заключается въ юм'Ь XI Сборника Отд*1ен1я. 



ИСТ0Р1Я 



Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМга. 



М. и. Сухомлинова. 



Выпускъ седьмой. 



.:4г;г1 



ИСТОРШ РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 



Судьбы росс1йской академии непосредственно связаны съ 
судьбами русской литературы и съ общимъ ходовгъ просв-Ьщетя 
въ Россш. Въ д'Ьятельности росс1Йской академш, въ ея трудахъ 
и предпр1ят1яхъ , въ самоз1ъ выбор'Ь живыхъ силъ зам'Ьчается 
связь съ умственною жизн1ю страны, съ понят1ями и стремле- 
шями, господствовавшими въ образованн'Ьйшей части общества. 
Съ ослаблен1емъ этой связи падало значен1е академ1И, и для нея 
наступали печальный времена. Въ л'Ьтонисяхъ росс1йской академш 
особенно дороги т-Ь черты, въкоторыхъ обнаруживается тогдаш- 
нее состоян1е нросв-Ьщешя, тогдашвш уровень научныхъ и лите- 
ратурныхъ требован1Й. На этомъ основан1И мы постоянно им-Ёли 
въ виду научно- литературную и общественную д^Ьятельность 
членовъ россшской академ1и, не ограничиваясь, въ своемъ обзор-Ь, 
одними только трудами ихъ собственно по росс1йской академш. 

Обп],ее число членовъ, со времени открытая россшской ака- 
дем1И и до нреобразован1я ея во второе отд-^ленхе академ1и наукъ, 
простирается почти до двухсотъ. Само собою разумеется, что не 
было и н'Ьтъ возможности, а иногда и надобности, обозр'Ьвать 
жизнь и д'Ьятельность каждаго изъ нихъ съ одинаковою подроб- 
ностью. Необходимость выбора очевидна. При выбор'Ь мы счи- 
тали п считаемъ нужнымъ руководствоваться какъ степенью 
участ1я того или другаго члена въ трудахъ и предпр1ят1яхъ ака- 

Сборникъ II Отд. И. А. Н. 1 



м. и. СУХОМЛИНОВЪ 



дедпи, такъ п его значенхемъ въ исторш русской литературы и 
науки. 

Одни изъ членовъ россхйской акадеапи вносили весьма суще- 
ственные вклады въ «общ1й акадедпи трудъ», друг1е принимали 
въ немъ едва зам^Ьтное участхе. Но какъ бы ни была незначи- 
тельна доля этого участ1я, она не должна быть забыта въ исто- 
рическомъ обзор'Ь учрежденхя, въ особенности если принадлежитъ 
зам'Ьчательному ученому Или писателю. 

ГлавиМшими участниками въ академическихъ работахъ были 
члены академ1И наукъ, избранные и въ члены росс1Йской акаде- 
М1И, а также н-Ьсколько лицъ, изъ среды нашего образованнаго 
общества, жившихъ и д'Ьйствовавшихъ, на различных^ попри- 
щахъ, въ конц'Ь восемнадцатаго и въ начал'Ь девятнадцатаго сто- 
л^'пя. Имена членовъ россшской академш: Гавр1ила, Дамаскина, 
Лепехина, Озерецковскаго, Болтина и др. принадлежатъ къ са- 
мымъ почтеннымъ именамъ въ исторш русской образованности. 
Одниз1ъ изъ зам'Ьчательныхъ членовъ академхи былъ Козодав- 
левъ, истинный редакторъ Собеседника — журнала, появлен1е ко- 
тораго вызвано т'Ьми же услов1ями нашей умственной жизни, 
какъ и учрежден1е россшской академш, и т. д. 

Въ шести предыдущихъ вьшускахъ нашего труда находятся 
монограФ1И тЫъ изъ членовъ росс1йской академ1и, которые при- 
нимали наиболее ревностное участ1е въ академическихъ работахъ 
и предпр1ят1яхъ, Въ настоящемъ вьшуск'! мы говоримъ о писатё- 
ляхъ, ученыхъ и вообще о лицахъ, уд^Ьлявшихъ, за немногими 
исключен1ями, для россшской академ1И лишь небольшую часть 
своихъ досуговъ, Всл'Ьдств1е этого мы находимъ бол'Ье удоб- 
нымъ, вм-Ьсто монограФ1й, сгрупировать въ общемъ очерк'Ь пре- 
имущественно т'Ь данныя, которыми опред'Ьляется степень уча- 
СТ1Я отд'Ьльныхъ лицъ въ академической жизни и д^^ятельности. 
Данныя эти разсйяны во множеств-Ь рукописей, иногда только 
случайно пощаженныхъ временемъ, и представляютъ больш1Й 
или меньшШ интересъ какъ сами по себ-Ь, такъ и въ связи съ 
другими чертами, рисующими тогдашнхе взгляды, уб-^жденхн и 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0П АКАДЕМШ. 3 

нравы. Для того, чтобы наглядно указать отношен1е къ акадедпп 
ученыхъ и писателей, пзбранныхъ въ члены академ1и въ различ- 
ные пер1оды ея существован1я, мы собпраемъ въ одно ц'Ьлое 
свидетельства, сохранивш1яся, въ томъ или другой1ъ вид-Ь, въ 
первыхъ источникахъ, им'Ьющпхъ такое важное значен1е для 
исторпко- литератзфныхъ пзсл-Ьдован!!! вообще. 



Отношен1е росс1Йской акадедпи къ современной ей лптера- 
тур'Ь всего ярче выразилось въ выбор-Ь писателей, пользовав- 
шихся особеннымъ сочувствхемъ общества. Въ числ'Ь членовъ 
росс1йской академ1п находились всЬ или почти всЬ литературный 
знаменитости своего времени — отъ Державина до Пушкина. 
Втечеше полув'Ька, съ 1783 по 1833 годъ, избраны были въ 
члены росс1Йской академш: Державинъ, Фонвизинъ, Херасковъ, 
Княжнпнъ, Петровъ, Богдановичъ, Хемницеръ, Капнпстъ, Дмит- 
р1евъ, Крыловъ, Гн'Ьдичъ, Карамзинъ, Жуковскхй и наконецъ 
Пушкинъ. 



Г. Р. ДЕРЖАВИНЪ. 

Державинъ избранъ въ члены росс1йской академ1и при са- 
момъ ея учрежденш. Въ списк'Ь «господъ членовъ, составляю- 
щихъ академ1ю», имена которыхъ были провозглашены въ тор- 
жественномъ собранш въ день открыт1я академ1и 21 октября 

1783 года, находится «Гаврил о Романовпчъ Державинъ, первой 
экспедпщи о государственныхъ доходахъ членъ, статскш сов-Ьт- 
никъ». ^) 

Державинъ присутствовалъ въ первомъ, торжественномъ, 
собранш россшской академш, нроисходпвшемъ въ день ея от- 
крыли, и зат-Ьмъ неоднократно посЬщалъ ее втечен1е 1783 и 

1784 годовъ. Впосл'Ьдств1и имя его, какъ присутствовавшаго 
члена, встр-Ьчается въ л-Ьтописяхъ академ1И съ конца 1789 и 

1* 



4 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

почти до конца 1791 года. Всего чаще онъ бывалъ въ академш 
въ 1790 году. Посл-Ь долгаго перерыва имя Державина по- 
является снова: онъ изр'Ьдка участвовалъ въ академическихъ со- 
брашяхъ въ 1805 — 1811, 1813 и 1816 годахъ. Въ «краткомъ 
изображенш трудовъ)) членовъ россшской академш, читанномъ 
въ декабрьскомъ собранш 1790 года, сказано о Державпн1Ь, что 
онъ «сколько бытность его въ столпц-Ь позволяла, участвовалъ 
въ собран1яхъ академш». -) 

Россшская академ1я была дорога Державину уже т-Ьмъ, что 
онъ считалъ себя отчасти виновникомъ ея учреждешя. По край- 
ней м'Ьр'Ь въ запискахъ своихъ онъ говоритъ: «СобесЬдникъ на- 
чало свое возым'Ьлъ, какъ и самая Россшская Лкадемгя, отъ 
оды Фелицы». ^) 

При первомъ распред-бленш работъ между членами академш 
Державинъ взялъ на себя собиранхе словъ для предпринятаго 
академ1ею словаря, и тогдаже пзбранъ въ члены издательнаго 
комитета, ц-Ьлью котораго было заботиться о соблюдеши «по- 
рядка, чистоты и исправности при изданшп словаря. ^) Онъ пред- 
ставилъ въ акадезпю слова на букву Т. ^) Въ число ихъ пом'1- 
стилъ и м"1стное слово: тоурить, въ с.мысл'Ь напрягать, пялить, 
нахмурить. Слово это онъ слышалъ по средней Волг-Ь, и считалъ 
пригоднымъ и для литературнаго языка: въ одной изъ его одъ 
«Марсъ тоуритъ взоры». Вообще Державинъ полагалъ, что слова 
м-Ьстныя, областныя не должны быть исключаемы изъ словаря 
русскаго языка: «кажется п провинц1альныя слова, который пм'6- 
ютъ выговоръ хорогтй и выраженге смысла точное, не м-Ь- 
шаютъ», ^) 

По прпглашетю академш, Державинъ изъявплъ желаше 
перечитать сочпнен1я Ломоносова и выбрать изъ нихъ слова для 
академическаго словаря. '^) 

Сочувствуя литературнымъ предпр1ят1ямъ академ1и, Держа- 
винъ посылалъ для нихъ свои произведен1я. Въ 1805 году онъ 
прислалъ въ академш «Гласъ с.-петербургскаго общества по 
случаю высочайшаго благоволен1я, объявленнаго ему главно- 



ИСТОРШ Р0СС1ИСК0Й АКАДЕМ1И. 5 

командующимъ ноября 29 дня». Собранхе, выслушавъ стихи 
Державина, опред'Ьлило напечатать ихъ въ своемъ повремен- 
номъ издаши — въ Сочинешяхъ и переводахъ, издаваемыхъ рос- 
сшскою академ1ею, и особо сто экземпляровъ на лучшей б-^лой 
бумаг'Ь, на счетъ акаденпи. ®) Съ такиз1ъ же радуш1емъ прини- 
маемы были п посл'1дующ1е вклады Державина въ академическ1я 
издашя. Въ 1806 году онъ представилъ въ академ1ю стихотво- 
рен1я: Облако^ Громд, Радуга и оды: На рождете великой 
княжны Елисаветы Александровны и на отправлеше въ арм1ю 
Фельдмаршала Каменскаго. Въ 1807 году — Кантату Персей и 
Андромеда^ на поб'Ьду Французовъ русскими и Стихи на выступ- 
леше корпуса гвардш въпоходъпротивъфранцузовъ. Въ 1810 — 
1811 годахъ — стихотворешя: Добродгьтель^ Тоска души, Явле- 
нге, Слава, Идолопоклонство, Шествге по Волхову россшской 
Амфитриты, Надежда, Истина, и т. д. ^) 

Трагед1ю свою Иродъ и Маргамна Державинъ посвятилъ 
россшской акадезйи^*^). 

Гораздо строже, нежели къ сочинен1ямъ самого Державина, 
академ1я относилась къ произведен1ямъ другихъ авторовъ, кото- 
рьш Державинъ представлялъ для поз1'Ьш,ен1я въ акадезшческхя 
издашя. Такъ онъ сообш,нлъ съ этою ц'Ьлш «рукописные стихи» 
Павла Ивановича Сумарокова: сатиру, въ которой разговари- 
ваетъ житель столицы съ про'Ьзжимъ; притчу: Ишпухъ; 1т- 
ргошрй! на новый 1809 годъ и переводъ Флор1ановой басни: 
Царь и два пастуха. Но собран1е при слушан1и этихъ стиховъ 
заметило въ нихъ многхе недостатки и въ н'Ькоторыхъ м-Ьстахъ 
отст5тлен1я отъ правилъ слогоударен1я. Державинъ просплъ, от- 
м-Ьтинъ эти м-Ьста. возвратить рукопись для доставлен1я автору ^^). 
Благодушно подчиняясь приговорамъ академпческаго ареопага и 
въ видахъ поощрен1я талантовъ, Державинъ представилъ въ ака- 
демш стихотворешя Язвицкаго: на рожден1е государыни Ели- 
саветы Алекс^&евны; къ доброд1Ьтели, на новый 1811 годъ; на 
взят1е Руш;ука и на друпя поб'Ьды, одержанньш въ Турщи рос- 
с1янами, и т. д. ^^). 



6 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

По предложен1ю Державина избраны въ члены россшской 
академш: А. А. Писаревъ, князь Шаховскш, Муравьевъ-Апо- 
столъ, переводчикъ Тацита Посн1&ловъ и знаменитый ученый 
своего времени, епископъ старорусскш, впосл'Ьдств1и митрополитъ 
к1евскш, Евгешй ^^). 1 

Несмотря на свои служебный обязанности, поглощавш1я 
весьма много времени, Державинъ не отдалялся отъ академ1и, не 
прерывалъ сношенш съ своими сочленами и не отказывался отъ 
возлагаемыхъ на него академическпхъ работъ даже и въ томъ 
случа-Ь, когда они не вполн-Ь приходились ему по вкусу. 

Въ бумагахъ Державина сохранилась зам-йтка по поводу во- 
проса, возбужденнаго въ академш объ употребленш буквъ 5 и С 
въ сложныхъ словахъ: писать ли сборъ^ сдтлать, сдирать, вос- 
пргять или зборъ, зд}ьлать, здирать, возпргять и т. п. Держа- 
винъ замйчаотъ: «кажется мн1Ь, что при вс']&хъ этихъ предлогахъ 
(т. е. из, воз, раз, со и пр.) надлежитъ держаться правописашя 
церковнаго, потому что оно отъ кореннаго словенскаго языка 
происходитъ, и что, отдалялся отъ него, вводятъ новизны, безъ 
коихъ обойтись можно» ^'^. 

Празднуя первую годовщину своего существован1я, академ1я 
присудила золотую медаль своему непрем'Ьнному секретарю И. И. 
Лепехину, который и сообщилъ объ этомъ отсутствующему Дер- 
жавину. Державинъ отв-Ьчадъ Лепехину сл-Ьдующимъ письмомъ, 
изъ Петрозаводска ^^): 

Милостивый государь мой 

Иванъ Ивановичъ! 

Покорную вамъ приношу благодарность за доставлеше ли- 
стовъ словаря, а паче описан1я торжества академическаго. Ра- 
дуюсь чистосердечно, что вы хотя малое получили поощрен1е за 
труды ваши, и княгиня Катерина Романовна достойно ея велико- 
дуппя поступила, что почесть свою уступила вамъ. Да будете 
всегда — она славою, а вы притомъ и златомъ — отъ Всевышняго 
награжденны. Не забудьте выкопать что-нибудь изъ древнихъ о 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 7 

нашемъ олонецкомъ кра'Ь, то есть о зд-йшнихъ народахъ, откуды 
они происходятъ. Усердно прошу исполнить об'Ьщаше ваше, 
вашъ, милостиваго государя моего, 
покорный слуга 
,„„ ,„- Гавр1илъ Державинъ. 

13 Генваря 1785 году. ^ "^ ^ 

Петрозаводскъ. 

Въ качеств'^ «управляюп1,аго академхею» П. П. Бакунинъ, 
неожиданно зам'Ьнившш княгиню Дашкову, заявилъ, что онъ на- 
ходить весьма полезнымъ, чтобы академ1я предлагала переводить 
общеполезныя книги, по ея выбору, съ иностранныхъ языковъ 
на русск1й, и объявляла задачи для сочиненш, въ стихахъ и въ 
проз'Ь, который или объясняли бы какой-либо историческ1Й пред- 
метъ пли бы «возвышали и вперяли нравственныя качества» ^^). 
Получив ъ изв-Ьстхе объ этомъ заявлении управляюш,аго академ1ею, 
Державинъ отв-Ьчалъ Лепехину"). 

Милостивый государь мой 

Иванъ Ивановичъ! 
На почтеннейшее ваше письмо, которымъ вы ув-Ьдомляете 
меня о учиненномъ постановленш росс1Йской академ1и относи- 
тельно переводовъ на россшской языкъ избранныхъ иностран- 
ныхъ книгъ, и о предложен1и задачи для сочинен1я, и о прочемъ, 
им-Ью честь симъ изъяснить мои мысли, что таковое положен1е 
росс1йской академ1и весьма похвально, и я съ моей стороны не 
только согласенъ на оное, но и почитаю, что послужитъ къ ут- 
вержден1ю, распространен1ю и укр-Ьплетю россшскаго слова, а 
потому не мен'Ье и къ польз-Ь пмпер1п. Пребываю впрочемъ съ 
истиннымъ почтен1емъ и преданност1ю 

вашъ, милостиваго государя моего, 

покорн'Ьйш1й слуга 
^ „ , Гавр1илъ Державинъ. 

С.-Петербургъ. 
Генваря 4 дня 1797 года. 

Предложен1ю Бакунина не суждено было осуш,ествиться: у 
академш отобрана была сумма, предназначавшаяся на возна- 



8 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

гражден1е сочинителямъ и переводчикамъ. Но съ перем-Ьною 
политическихъ обстоятельствъ возвратились и средства для лите- 
ратурныхъ предпр1ят1й. Въ академхи вошло въ обычай предла- 
гать задачи для соискан1я наградъ. Въ судьи избирались лица, 
почитаемыя знатоками д'йла^ а по общему мн'1н1ю современни- 
ковъ Державинъ былъ первымъ судьею въ вопросахъ о достоин- 
ств-Ь поэтическихъ произведенш. Но не такъ думалъ о себ'Ь самъ 
Державинъ: онъ весьма неохотно брался за составлен1е критиче- 
скихъ отзывовъ, откровенно сознаваясь, что онъ вовсе не рож- 
денъ быть критикомъ и не чувствуетъ въ себ-Ь необходимыхъ для 
этого способностей. 

Россшская академ1я поручила Державину разсмотр'Ьть дв'Ь 
героическ1я драмы: Россы на войшь и Мсьреа Посадница. Н-Ь- 
сколько озадаченный подобнымъ поручен1емъ, Державинъ пигаетъ 
непремЬнному секретарю академ1и, П. И. Соколову ^^): 

Милостивый государь мой 

Петръ Ивановичъ! 

Препровождая при семъ на нын-Ьшные случаи дв-Ь оды, кото- 
рый, (если) благоугодны окажутся росс1йской академ1и, прошу въ 
журнал-Ь ея напечатать. Присланныя отъ васъ драмы еще не 
им-^лъ время прочесть. Право не знаю, что съ ними д'Ьлать. Я не 
им'Ью ни дара, ни искусства ц'Ьнить дарованья другихъ, и вся- 
чески отъ того уклонялся: работая для себя по моей склонности, 
не желалъ быть никогда учителемъ въ республик-Ь наукъ, дабы 
не подать иногда кому свободнымъ разсужден1емъ какой ненрхят- 
ности. Впрочемъ, какъ прочту, то доставлю къ вамъ хотя съ 
невелер'Ьчивымъ, или — лучше — съ молчащимъ разсужден1емъ. 
Жал-Ью, что васъ давно не видалъ. Покорно прося засвид-Ьтель- 
ствовать мое почтенае его превосходительству Андрею Андрее- 
вичу, пребываю вамъ съ почтен1емъ 

вашъ, милостиваго государя моего, 

покорнМшьй слуга 
,^ тт ^ по^. Гавршлъ Державинъ. 

15 Ноября 1806 года. -^ '^ ^ 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОИ АКАДЕМШ. У 

Въ отзыв-й своемъ Державинъ ограничивается краткими за- 
м-Ьтками ^у. 

Милостивый государь мой 

Петръ Ивановичъ! 

Предложеше росс1йской академ1п я псполнилъ. Прочиталъ 
дв-Ь драмы, ко мн'Ь присланныя, подъ назван1ями: одной— Россь^ 
па войнп), г. Сумарокова; другой^ — Марва Посадтща, отъ неиз- 
в-бстнаго. 

Первая мн-Ь весьма понравилась, и ежели бы Богъ благосло- 
вилъ усп'Ьхами наше оруж1е, то и представлете оной на театрЬ, 
кажется, не было бы самохвальствомъ, — весьма интересно и а'Ь- 
лаетъ честь нашей нац1И. Шкоторьш въ стил'Ь нечистоты, или 
несоотв-Ьтственности свойствамъ языка нашего, я карандашомъ 
зам'Ьтилъ; но он-Ь, по мн'Ьн1ю моему, ничего не стоятъ. 

Вторая мн-Ь совсЬмъ не нравится, какъ по ея содержан1ю, 
такъ и по плану, а паче по небрежешю, съ каковымъ она 
писана. Описывать бы то было пространно; но кратко сказать, 
что не соблюдено свойства языка, ни связи въ сценахъ и проч. 
и проч. Симъ однако пе излагаю я р'Ьшительнаго какого либо 
сужден1я на С1И п1есы, будучи самъ неискусенъ въ критгшгь, а 
зависитъ с1е отъ почтенныхъ членовъ академш. Какое они сд'Ь- 
лаютъ опред'Ьлен1е, то я на то согласенъ. — Пребывая впрочемъ 
съ истиннымъ почтен1емъ вашъ, 

милостиваго государя моего, 

покорн-Ьйшт слуга 

Гавршлъ Державинъ. 

Державинъ участвовалъ и въ разсмотр^нхи Зареиды Херас- 
кова, послужившей поводомъ къ продолжительнымъ сов^Ьщанхямъ 
и перениск'Ь между членами академ1и и авторомъ ^^). 

Въ посл-Ьдихй разъ Державинъ посЬтилъ академш 5 Февраля 
1816 года. Онъ скончался 8 1юля 1816 года. 

Въ повременномъ академическомъ издати сказано: «Импера- 



10 м. и. сухомлиновъ, 

торская россшская академ1я въ засЬдаше свое 12-го числа 1юля 
1816 получила печальное изв-Ьстхе о кончин'Ь члена ея, дМстви- 
тельнаго тайнаго сов-Ьтника и кавалера Гавр1ила Романовича 
Державина, воспосл-Ьдовавшей того же шля съ 8-го на 9-е число 
въ усадьб'Ь его Званк-Ь на берегу Волхова. Акадейпя, собол'Ьз- 
нующая о потер'Ь сего знаменитаго сочлена своего, не почитаетъ 
за нужное изв'Ьщать о его творен1яхъ, всему св-Ьту изв-Ьстныхъ 
и безсмертныхъ для потомства» ^^). Въ собранш академш 29 1юля 
1816 года граФЪ Д. И. Хвостовъ читалъ свои стихи на кончину 
Державина ^^). 



Д. И. ФОНВИЗИНЪ. 

Талантъ Фонвизина давалъ ему неоспоримое право на всту- 
плен1е въ академию, дорожившую успехами отечественной сло- 
весности и сочувств1емъ современнаго общества. Авторъ Недо- 
росля и авторъ Фелицы были истинными светилами тогдашняго 
литературнаго м1ра. Имена ихъ украшаютъ списокъ первыхъ 
членовъ росс1йской академ1И, среди которыхъ находились зам-Ь- 
чательн-Ьйшхе представители русской литературы. Въ день от- 
крьгая академш, 21 октября 1783 года, провозглашенъ былъ 
членомъ росс1Йской академш «Денисъ Ивановичъ Фонвизинъ, 
статсшй сов^Ьтникъ» ^^). Списокъ первыхъ членовъ любопытенъ 
въ томъ отношенш, что служитъ нагляднымъ доказательствомъ 
разумнаго выбора живыхъ силъ, призываемыхъ къ общему 
труду на пользу родного языка и словесности. Но самый поря- 
докъ, въ которомъ сл-Ьдуютъ въ списк'Ь одни члены за другими, 
не им'Ьетъ никакого существеннаго значен1я, и объясняется 
обычными канцелярскими пр1емами того времени. Если Храпо- 
Бищ^1й, Фонвизинъ, Леонтьевъ и Державинъ сл-Ьдуютъ непосред- 
ственно одинъ за другимъ, то потому только, что всЬ они были 
тогда статскими совтпшшамщ по этой же причин'Ь они поста- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 1 1 

влееы ниже дтютвительпаго статскаго советника Хераскова 
и бригадира Турчанинова, и выше коллежскаго совгьтника 
Козодавлева и надворныхъ совптниковь Румовскаго и Лепехина, 
и т. д. 

Съ са.чаго вступлен1я своего въ акаделпю, т. е. — другими 
словами — съ самаго ея основан1я, Фонвизпнъ прпнималъ живое, 
д'Ьятельное участ1е въ ея трудахъ. Первый шагъ на пути къ 
главн-бйшему изъ академическихъ трз^довъ — къ состав л ен1ю сло- 
варя сд-Ёланъ Фонвизинымъ. Справедливо полагая, что для 
усп^шнаго хода д'Ьла необходимо установить порядокъ или планъ, 
по котороз1у оно должно быть ведено, академ1я образовала изъ 
среды своей отд-Ьлъ или — говоря языкомъ того времени — от- 
рядъ, которому предложила выработать главный, руководящ1я 
начала для составлетя словаря. Членами этого отряда избраны: 
Фонвизииг, Леонтьевъ, Румовскш и Лепехинъ, предсЬдатель- 
ствующимъ былъ митрополитъ Гавршлъ^*). Планъ или начер- 
танге словаря, послужившее основою для дальнМшахъ работъ, 
представлено въ академ1ю какъ «сочиненное отрядомъ»; но есть 
основан1е полагать, что истиннымъ авторомъ его былъ Фонви- 
зинъ. Онъ, а не кто другой изъ членовъ, читалъ начертан1е въ 
собраши росс1Йской академш; онъ же горячо отстаивалъ начер- 
таше и въ личныхъ бесЬдахъ и въ письменныхъ сношен1яхъ съ 
своими сочленами. 

11 ноября 1783 года Фонвизпнъ читалъ въ академш «начер- 
тан1е для составлен1я толковаго славено-россшскаго словаря». 
При чтен1и сд'Ьлано было только два возраженхя, а именно. Въ 
начертан1П говорилось: «Славенск1я слова неупотребительный пли 
коихъ знаменованхе определить неудобно не должны пм-^тьм-Ьста 
въ словар-Ь» и «Мног1я есть слова, которыя объяснять не должно, 
каковы суть всЬ, означающая всеобш,1я существъ собственности, 
напр. бытге, пространство, время и проч.» Противъ перваго 
возражала Дашкова, противъ втораго — друг1е члены, а Даш- 
кова приняла сторону Фонвизина ^^). Въ сл-Ьдуюш,емъ собран1п, 
18 ноября 1783 года, разсуждаемо было о составленномъ Фон- 



12 м. и. сухомлиновъ, 

визинымъ начертае1И или план-Ь толковаго словаря, и планъэтотъ 
«всЬми членами признанъ былъ за достаточный» ^^). Но въприго- 
вор-Ь этомъ не участвовалъ самый^строг1Й изъ критиковъ въ ака- 
демической сред^ Иванъ Никитичъ Болтинъ, и представленныя 
имъ замЬчан1я заставили академиковъ пересмотр'Ьть и перевер- 
шить д1Ьло. Авторитетъ Болтина одержалъ, хотя и временно, 
верхъ надъ авторитетомъ Фонвизина: въ собран1и 30 января 
1784 года приняты зам^чатя Болтина, направленный противъ 
плана Фонвизина. Объ исход'Ь академическихъ сов-бщанШ Фон- 
визинъ, находивш1Йся па ту пору въ Москв-Ь, узналъ изъ письма 
Лепехина къ Мелиссино, и подъ св'Ьжимъ впечатл-Ьнтемъ полу- 
ченнаго изв'Ьстхя написалъ дельное и остроумное письмо къ сво- 
ему сочлену по академ1и — Осипу Петровичу Козодавлеву. Оно 
заключаетъ въ себ-Ь возражен1я на прпнятыя и одобренный ака- 
дем1ею зам'Ьчанхя Болтина, а потому и должно быть разсматри- 
ваемо въ связи съ т']Ьми изм-Ьнетями начертан1я, который при- 
няты и одобрены академ1ею въ собранш 30 января 1784 года. 

Въ академическомъ собран1и 30 января 1784 года постано- 
влено сл-Ь дующее ^^): 

— Собственный имена внести въ словарь между прочимъ 
потому, что они иногда употребляются въ переносномъ смысл-Ь и 
что встарину въ челобитьяхъ и вообще въ судопроизводств'Ь 
употребляемы были мхрянами имена уменьшительный, а духов- 
ными лицами — увеличительный. Изъ собственныхъ именъ пом-Ь- 
щать въ словарь самыя обыкновенный и чаще употребляемыя, 
и обозначать, как1я изъ пихъ прив-Ьтствеиньш и как1я уничижи- 
тельныя. — 

Фонвизинъ возражаетъ на это: «Собственныя имена отнюдь 
не составляютъ существа языка, а уменьшгтгельныя ихъ еще 
меньше, и если Ивану н'Ьтъ м'Ьста въ лексикон'Ь, т-Ьмъ мен'Ье 
Банькгь такая претепз1я прилична. Чтожъ касается до увеличи- 
вательныхо, будто духовными особами употребляемыхъ, то я отъ 
роду не слыхивалъ, чтобъ собственныя ий1ена им'Ьли когда-нибудь 
увелгтивательныя. Знаю, что бываютъ они полныя и сокращен- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 13 

ныя, наприм. 1оаннъ, Иванъ; но не думаю, чтобъ какой-нибудь 
арх1ерей назвалъ себя когда-нибудь смиренный 1оаннище. Буде 
имя Тоаннъ для того увеличивательиое, что содержитъ больше 
слоговъ и буквъ, нежели Иванъ, то по сему правилу Василиса 
было бы увеличивательное Вассы. Я не стану говорить объ Аку- 
лингь^ которая титло имени увеличивательнаго никогда не согла- 
сится изъ доброй воли уступить Лкилишь, ий1'Ья съ нею равное 
число буквъ и слоговъ. 

Еслибъ полагать, что уменьшишельныя именъ собственныхъ 
принадлежатъ къ нашему словарю, то, безъ сомн-Ьшн, принадле- 
жатъ къ нему и происходящ1я отъ собственныхъ щтлаштель- 
ныя; напр. отъ Петра — Петровъ^ отъ Никиты — Никитинъ] 
равнымъ образомъ и отчества, напр. Еузьмичъ, Матвпичъ, Кузь- 
минишна, Матвгьевна. Разсудите, не гр-Ьшно ли терять время 
на ташя безплодныя упражнен1я? 

Академ1Я положила принять въ словарь изъ собственныхъ 
именъ только самыя употребительный; но какъ можно опреде- 
лить, которое имя есть самое употребительное и которое н'Ьтъ? 
Всякш за свое имя вступится. Въ вашемъ дом'Ь Осипъ^ въмоемъ 
Денисъ весьма употребительны, и ътЬ кажется, что всякое имя 
нарекается христ1анину при святомъ крещенш точно для того, 
чтобъ оно было употребительно. В'Ьрьте мн-Ь, что буде въ лек- 
сикоя1& нашемъ пом'йстятся и одни т^Ь, кои признаны будутъ са- 
мыми употребительными, то они съ своими улгеньшительнылш, 
приветственными, уничижительными, и проч. составятъ въ 
словар'Ь нашемъ однихъ Петругиекъ, Ванюшекъ, Анютокъ, Мар- 
вутокъ по крайней м'Ьр'Ь не меньше тридцати тысячъ душъ. 
Тридцать тысячъ душъ им'бть хорошо, но не въ лексикон-й! 

Между резонами для принят1я въ словарь именъ собствен- 
ныхъ академ1я уважила, что «въ древнихъ нашихъ челобитныхъ 
и производствахъ просители употребляли имена уменьшительныя». 
Но, уваживъ сей резонъ, приняла совсймъ, коли см-Ью сказать, 
противоречащее ему правило: внесть въ словарь собственныя 
имена только самыя употребительныя. Неужели въ нашей древ- 



14 м. и. сухомлиновъ, 

Еости могъ подавать челобитье тотъ только, кто назывался напр. 
Иваномъ или Петромъ? Я ув-Ьренъ, что Гурш и Варсонофгй 
равное съ ними пм'Ьли право; а по сему резону, если собственныя 
имена въ словарь принимать, то принимать всЬ: въ каковомъ 
случа'Ь безнлодное приращен1е словаря, простираясь еще на не- 
сколько ФОл1антовъ, отдалило бы благополучное онаго окончаше 
на безконечные в-Ьки. 

Имена: Филя, ведора, конечно, въ словарь нашъ внесены 
быть должны; но не какъ имена собственныя, а какъ ийюна, 
употребляющ1яся въ метаФорическомъ смысл'Ь. Я желалъ бы 
еще, чтобы пом'Ьщены были всЬ содержащ1я метаФорическш 
смыслъ собственныя имена особъ, прославившихся въ исторш 
какъ добродетелями, такъ и пороками. Я желалъ бы, напримеръ, 
чтобъ въ словаре нашей1ъ было истолковано, что имя Неронъ 
заключаетъ въсебе идею лютаго тирана, Титъ — государя мило- 
сердаго, Сарданапалъ — тирана сладострастнаго ; что Зоиломъ 
именуется злобный и презрительный критикъ; что имя Катилгта 
сделалось титломъ высоком^рнаго врага отечеству. Симъ обра- 
зомъ потомство судитъ деян1я своихъ предковъ». . . 

— Внести въ словарь назван1я государствъ, столицъ, знат- 
нМшихъ городовъ росс1йскихъ и знаменитейшихъ р^къ, морей, 
и пр. — 

Фонвизйнъ возражаетъ: «Вследствие прилтчатй академ1я 
определила внесть въ словарь назвашя государствъ, столицъ и 
знатнейшихъ росс1йскихъ городовъ. Еслпбъ я случился тогда 
съ вами, то взялъ бы смелость поспорить. Теперь въ словарь 
нашъ войдетъ, напрпмеръ, Францгя. Сделаей1ъ ей деФИнпц1Ю 
кратчайшую: «Франщя есть большое европейское государство, 
окруженное Нидерландами, Герман1ею, Швейцарш, Савойскою 
землею, Средиземнымъ моремъ, Пиринейскими горами и океа- 
номъ. Оно находится между 13 и 26 градусами долготы, и 
между 42 и 51 градусами широты». Пожалуйте, скажите, поло- 
жен1е Франц1и, счетъ градусовъ долготы и широты ея соста- 
вляетъ ли существо славянороссшскаго языка? Мне кажется, 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 15 

ЧТО, нашедъ въ нашемъ словар-Ь С1ю деФИпощю, я такъ же бы 
удивился, какъ еслибъ въ словар'Ь геограФИческоыъ нашелъ, что 
«Франщя есть имя собственное, число единственное, рода жен- 
скаго». Г. сочинитель примтчанш говорить, что знанье положе- 
тя земель весьма полезно. Безъ сомн'Ьн1я; но я ув'Ёренъ, что 
онъ также признаетъ полезпымъ п знан1е грамматики: сл-бдуетъ 
ли же изъ того, чтобъ 'въ географ1ю за'Ьхала грамматика, а въ 
грамматику географ1я? Мн-Ь кажется, всякая вещь должна быть 
въ своемъ м-Ьст^. Всего бы лучше держаться и въ семъ случа'Ь 
лексикона Французской академш. Въ немъ не найдете вы ни 
Ргапсе, ни Ргапдагз, ни АпдШз. Найдете ^иг[, но съ сл'Ьдую- 
щимъ пр0м1Ьчашемъ: Лг1Г, 8иЪ81:. тазе. Он пе те! раз 1с1 се то! 
сотте 1е пот й'ипе паНоп, та13 рагсе ди'П з'етрЫ! й§иге- 
теп1; еп ^ие1^ие5 рЬгазез (1е 1а 1ап§ие. Атпз! оп арреПе ^и^Г ип 
Ьошше дш ргёк а изиге, е1с. 

Я весьма согласенъ дать въ семъ разумЬ жиду м']Ьсто и въ 
нашемъ словар'Ь^ но не пускать въ него гудеянинаь. 

— Назван1я, употребляемыя въ наукахъ, художествахъ и 
ремеслахъ внести въ словарь всЬ безъ исключен1я, как1я только 
найдутся. — 

Фонвизинъ зам'Ьчаетъ: «Вразсужден1и техническихъ терми- 
новъ, г. сочинитель щтмгьчангй^ кажется, весьма недоволенъ на- 
шимъ начертан1емъ. Онъ «воображаетъ себ-Ь росс1янина, который, 
ухватясь за нашъ словарь, ищетъ въ немъ словъ: абер'рацгя^ 
першей^ эпакта, архитрава; представляемъ себ'Ь досаду его, 
когда онъ, рывшись по всему, не найдетъ въ немъ искомыхъ 
словъ; какое справедливое будетъ его негодованхе на сочините- 
лей! какъ они въ вин'Ь своей останутся безмолвны»! Еслибъ с1я 
несчастная сцена при мн'Ь приключилась, я не далъ бы ей долго 
продолжаться: раскрылъ бы при немъ нашъ словарь, указалъ бы 
ему въ немъ аберрацгю, перигея, и спросилъ бы его безъ чи- 
новъ: «да за что же ты бранишься»? И дМствительно, ежели 
словарь д'Ьланъ будетъ по начертант, то каждое изъ сихъ словъ 
въ своемъ м-Ьст-Ь найдется. Ъъначертанш исключаются т'Ь только 



16 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

назван1я техническ1я, кои однимъ ученымъ изв-Ьстны; но какъ 
многимъ не-астрономамъ изв-Ьстны аберраг1^гя и першей^ многимъ 
не-хронологамъ знакома эпакта, мнопе не архитекторы знаютъ, 
что архитрава^ то въ силу начертан1я всЬ схи слова должны не- 
пременно иы-бть м'Ьсто въ нашемъ словар-Ь. Буде же кто захо- 
четъ искать въ немъ назван1й, напр. каждой корабельной вере- 
вочки, и не нашедъ ихъ изволитъ разсердиться — пз^сть его гн'1- 
вается! Мы не виноваты, если кто въ словар'Ь нашемъ не най- 
детъ того, чего искать въ немъ не должно». 

— Областныя слова также включить въ словарь всЬ безъ 
изъят1я, катя только дойдутъ до академ1и и не находятся въ сто- 
лицахъ. — - 

Фонвизинъ говоритъ: «Дал'Ье въ примшттяхъ нашелъ я 
сл-Ьдующее, совсЬмъ излишнее разсуждеше: «Провинц1яльныя 
слова, неизв'Ьстныя или неупотребляемыя въ столицахъ, напрасно 
изгонять изъ словаря, ибо н1&которыя изъ нихъ послужатъ къ 
обогащен1ю языка, каковы суть: луда, тундра и проч.» Правда, 
что еслибъ въ начертати таковое изгнан1е предписано было, 
можетъ быть, въ словар'Ь нашемъ не было бы ни луды, ни 
тундры. Воля Господня! и тутъ б']Ьда была бъ не велика; но 
какъ именно сказано въ начертан1и, что «должны им-Ьть въ сло- 
вар'Ь м-Ьсто всЬ т'Ь провинщяльныя слова, кои служатъ къ обо- 
гащен1ю нашего языка», то бз^'де луда п тундра очень хороши, 
найду тъ и он'1 м^сто въ нашемъ словар'Ь». 

— Такъ какъ мнопе глаголы, им1Ьюш,1е различный смыслъ, 
пишутся одинаково въ неопред'Ьленномъ наклонен1и, то, сл'Ьдуя 
мн'Ьн1ю И. Н. Болтина, ставить ихъ въ первомъ лиц-Ь настоящаго 
времени изъявительнаго наклонен1я. — 

Фонвизпнъ: «Академ1я нын'Ь р'Ьшплась «ставить глаголы, 
какъ то и должно было, въ первомъ лицй настоящаго времени; 
ибо мног1е разное знаменован1е пм-Ьющхе глаголы одинаково пи- 
шутся въ неопред'Ьленномъ, напр. жну, оюать и окму, жать». 
Не понимаю, почему глаголы такъ ставить должно было; ув-Ь- 
ренъ я напротивъ того, что въ нашемъ язык'Ь весьма мало сы- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й ЛКАДЕМШ. 17 

щется глаголовъ подобныхъ жну^ жать и жму^ жать. Противъ 
каждаго изъ нихъ берусь выставить другой, который, им-Ья раз- 
ное знаменоваше, пишется въ первомъ лицЬ одинаково, напр. 
лазить, лажу и ладить^ лажу, шьть, пою и поить, пою. Есть 
хорош1е лексиконы^ гд'Ь глаголы ставятся въ первомъ лиц'Ь, есть 
очень же хорош1е, гд'Ь они ставятся въ неопред']Ьленномъ. Въ сей 
перем'Ьн'1 не вижу никакой выгоды, но вижу зам'Ьшательство, и 
весьма великое; ибо наша аналогическая таблица, которая уже и 
печатается чаятельно, вся содержитъ глаголы въ неопред'Ьлен- 
номъ. Теперь надобно переводить ихъ на новьш квартиры: быть 
изъ литеры Б отправить въ литеру Е — есмц слать изъ литеры 
С въ литеру Ш — га.^ю, и проч.». 

— Спросить мн-^нхе всЬхъ членовъ о вопросЬ, оставшемся 
нер'Ьшеннымъ: быть ли словарю этимологическому, т. е. распо- 
ложенному по корнямъ словъ или же аналогическому, т. е. рас- 
положенному по азбучному порядку. Болтинъ находилъ, что ана- 
логическ1й словарь нужн-Ье этимологическаго. — 

Вопреки мн'Ьнхю Болтина, Фонвизинъ отдаетъ предпочтенхе 
словарю этимологическому, и говоритъ: «Главн'Ьйшее примпчате 
осталось, какъ слышу, безъ р'Ьшен1я, то-есть: расположить сло- 
варь аналогическимъ ли порядкомъ, или этимологическимъ? Ре- 
зоны противъ начертан1я кажутся мн'Ь нимало не основательны. 
Таблица аналогическая отнюдь не есть второй словарь, но есть 
истинная и полезная 1;аЫе йез таИёгез (оглавлен1е) нашего тол- 
коваго словаря. Неужель состоящая въ двухъ томахъ подобная 
таблица словаря энциклопедическаго есть вторая энциклопед1я? 
Г. сочинитель примгъчангй говоритъ, что «въ этимологпческомъ 
лексикон-Ь, нашедъ иногда указанную страницу, не прежде сы- 
щешь въ ней слово, какъ по прочтен1и ея съ начала до конца». 
Схе иногда случается не р'Ьже и съ лексикономъ аналогическимъ; 
но и въ томъ, и въ другомъ н'Ьтъ конечно нужды читать стра- 
ницу съ начала до конца, а надобно ее обозр-бть, потому что не 
въ естеств'Ь вещей въ одинъ мигъ попадать глазами на искомое 
слово. Что же надлежитъ до перваго издан1я лексикона Франц}'3- 

СборнпЕъ II Отд. П. А. Н. 2 



18 м. и. сухомлиновъ, 

ской академ1И, который былъ этимологическ1Й, то конечно не- 
удобности его были весьма велики, ибо не было при немъ той 
таблицы, которая всЬ неудобства отвращаетъ и которая будетъ 
при нашемъ словар-Ь. Впрочемъ, я то знаю, что изъ словаря 
этгшологическаго шестьдесятъ подъячпхъ въ одпнъ годъ сдЬ- 
лаютъ словарь аналотческш, а изъ словаря аналогическаго 
шестьдесятъ членовъ российской академ1и ни въ пять л']Ьтъ не 
сд'Ьлаютъ словаря этгшологическшо» ^^). 

Въ собран1и акаделли 12 марта побЬда склонилась на сто- 
рону Фонвизина, и снова принято многое изъ того, что находи- 
лось въ начертанш, составленномъ Фонвизпнымъ. Весьма воз- 
можно, что письмо Фонвизина къ Козодавлеву оказало свое дМ- 
ств1е при окончательномъ р-Ьшенти вопроса. Хотя Фонвизпнъ и 
просилъ не д'&лать изъ письма его никакого употреблен1я, раз- 
считывая на скромность своего прхятеля, незадолго передъ т-Ьмъ 
выдавшаго литературную тайну Державина, но если Козодавлевъ 
поступилъ съ письмомъ Фонвизина такъ же, какъ и съ Фелпцею 
Державина, и показалъ его Дашковой, то посл'6дств1я такой не- 
скромности были весьма ут-Ьшительны для Фонвизина. Отстаи- 
ваемое имъ начертан1е вступило въ свои права и принято въ 
руководство при составлен1и словаря. Начертан1е одобрено и 
такимъ требовательнымъ и просв'Ьщеннымъ судьею, какъ ученый 
епископъ Дамаскинъ. Это видно изъ сл'Ьдуюш,аго письма его къ 
И. И. Лепехину 29). 

Высокоблагородный господинъ, 

милостивый государь мой, 
Иванъ Ивановичъ! 

На сихъ дняхъ им-Ьлъ я честь получить благопртятное мн-Ь 
ваше письмо отъ 27 марта и при немъ первоначальные листы 
аналогической таблицы. Вы сообш,ешемъ сея одолжили меня пре- 
много, за что свид'Ьтельствую вамъ достодолжную мою благодар- 
ность. Я, справляясь почасту съ планомъ академ1и о сочинеши 



ПСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕЫШ. 19 

росс1йскаго лекспкона, ожидалъ сея таблицы, въ немъ об-Ьшан- 
ной, съ нетерп-Ьливотю. Она весьма нужна для зам-бчашя словъ, 
между чтен1емъ книгъ и разговорами попадающихся, новыхъ. 
Что касается до пом'Ьщентя въ ней собственныхъ именъ людей, 
городовъ, государствъ п проч., то С1е подлинно всякому пока- 
жется пзлишнпмъ въ семъ д'ЬлЬ. Имена собственныя требуютъ 
особлпвыхъ псторпческихъ лекспконовъ, каковы суть: ГоФмановъ, 
Морери и Буддеевъ н'Ьмецк1п большой лекспконъ. Въ семъ же, 
какой издается отъ академ1П; сдълаютъ они немалое затрудненхе 
въ пр1искиванш словъ, а наипаче для иностранныхъ; сверхъ сего 
и увелпчатъ оньп! чрезмЬрно, Впрочемъ все с1е зависптъ отъ 
воли академ1и. 

Прежнее академ1И начертан1е о сочпнен1и словаря, сколько я 
могу судить, есть преизрядно, и когда по оному обработанъ бу- 
детъ россшск1й лексиконъ, то составитъ подлинное сокровище 
нашего языка. Однако не худо бъ было, ежелп бы въ сочи- 
нен1и онаго, а паче въ напечаташи, прпм'Ьнялпсь къ Геснерову 
лексикону, называемому МаШпае Оеапеп ТЬезаигиз 1ш§иае 
1а11пае. Сей лексиконъ отъ всйхъ ученыхъ людей заслужилъ 
отм-Ьниую похвалу. Не худъ и КоЬегИ 81ер11аи1 ТЬезаигиз 
Ип§иае §гаесае, но требуетъ еще великаго поправлешя и по- 
полнешя. 

Что принадлежптъ до прпсылкп по одному листу таблицъ съ 
моими прим-Ьчатямп и пополнен1ямп въ академ1ю, то с1е испол- 
нить постараюсь, сколько мн'Ь друпя д-Ьла позволятъ. Я изгото- 
вилъ было уя^е къ отсылк'Ь въ академ1ю сд'Ьланный по сов-Ьту ея 
с1ятельства княгини Екатерины Романовны выборъ словъ пзъ 
Барон1евоп л-Ьтописи церковной, изъ сочпненш ПуФендорФОвыхъ, 
изъ кормчей книги и пзъ стариннаго лексикона славеноросс1й- 
скаго, печатаннаго въ ктевопечерской лавр-Ь 1627 году; но какъ 
получены мною первые листы аналогической таблицы, и продол- 
жен1е оныхъ получать им'Ью, то отложилъ отсылку онаго выбора 
словъ, а предоставолъ себ'Ь внести С1и слова въ таблицы и посл'Ь 
сообщить. Впрочемъ, желая академш всякаго усп1вха въ продол- 



20 м. и. сухомлиновъ, 

жен1и и окончан1И толь важнаго дЬла, есмь и всегда пребуду, съ 
отм-Ьенымъ моимъ къ вамъ усерд1емъ и почтен1емъ, 
вашего высокоблагородхя, 

мплостиваго госз-даря моего, 
усердный вседоброжелатель и слуга 

Дамаскиаъ, епископъ нижегородскш. 

Апр'Ьля 30 дня 1784 года. 
Изъ Нижняго. 

Желая содМствовать трудамъ и предпр1ят1ямъ академ1и, 
Фонвизпнъ принялъ на себя собпран1е словъ, начинающихся на 
К Е яа Л, Е выборъ словъ изъ «летописца архангелогород- 
скаго»^"). Въ зас'{1дан1и академш 18 ноября 1783 года Фонви- 
зинъ изъявилъ соглас1е заняться этими работами, а въ засЬданти 
30 января 1784 года Лепехинъ нредставилъ полученный имъ отъ 
Фонвизина собрате словъ на ^ и на ^2^ и собрате охотничьихъ 
назвашй ^^). Фонвизинъ не самъ собиралъ охотничьи назвашя, а 
записывалъ ихъ со словъ графа Петра Ивановича Панина, о 
чемъ и говоритъ въ весьма любопытномъ ппсьм'й своемъ къ кня- 
гин-Ь Дашковой. Изъ этого же письма узнаемъ, что Фонвизинъ 
составилъ списокъ словъ, сложныхъ и производныхъ отъ гла- 
гола дать ^^) : 

Милостивая Государаня! 

Окончавъ препорученную мн'Ь отъ академ1и аналогическую 
таблицу буквъ К ш Л, им-Ью честь представить при семъ оную 
вашему с1ятельству, равно какъ и вьшнсанныя мною слова изъ 
Архангелогородскаго л-Ьтописца. ВсЬ же матерхалы, полученные 
мною отъ академш для сей работы, возвращаю въ пакете, адре- 
сованномъ на имя г. секретаря Лепехина. 

Ваше С1ятельство изволили мн-Ь поручить сообщить вамъ вс^ 
производньш и сложныя слова отъ глагола дшпь. Я собралъ 
ихъ, сколько могъ припомнить, и прилагаю зд-Ьсь на особенномъ 
листу. 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 21 

На сихъ дняхъ нашолъ я его с1ятельство графа Петра 
Ивановича въ расположен1и удовлетворить желан1ю вашему, 
милостивая государаня, о сообщен1и въ академ1ю охотничьихъ 
терминовъ. Изъ усерд1я моего къ усп'Ьхамъ академш возпользо- 
вался я симъ случаемъ, и тотчасъ подъ ево диктатурою написалъ 
собран1е т-Ьхъ терминовъ, сколько онъ вспомнить могъ. Зд'Ьсь 
представляю оные для пом'Ьщен1я въ т-Ь буквы аналогической 
таблицы, куда какое назван1е принадлежать можетъ. Что же 
надлежитъ до деФиницш, то я такъ же стараться буду найти 
графа въ расположеши ихъ мн-Ь надиктовать, а я съ охотою 
возмусь привести ево работу въ порядокъ, каковаго словарь 
нашъ требу етъ. 

Съ самого пр1'Ьзда моего сюда былъ я непрестанно боленъ, 
такъ что, со всею моею ревност1ю работать для академш, не 
могъ я ран'Ье окончать моихъ литеръ. 

Теперь пишу сословникъ, и, въ псполнен1е вашего пове- 
л-Ьтя, посп-Ьшу прислать н-Ьсколько артикуловъ къ вашему с1я- 
тельству. 

Позвольте, милостивая государаня, повторить всегдашшя 
мои ув-Ьроши о глубочайшемъ почтенхи и совершенной преданно- 
сти, съ коими на всегда им-Ью честь быть, 

милостивая государаня, 
вашего с1ятельства 

всепокорн'Ьйшш слуга 

Денисъ Фонъ Визинъ. 

Генвар. 22 дня 1784. 
Москва. 

Фонвизпнъ очень серьезно относился къ обязанностямъ, при- 
нятымъ имъ на себя по академш, но къ сожал'Ьшю бол'Ёзнь слу- 
жила сильнымъ препятствхемъ для его академической д-Ьятельно- 
стп. У-Ьзжая заграницу, онъ заявилъ собранхю, что предпринимая 
путешествхе въ иностранныя государства, онъ не преминетъ до- 
ставлять въ акадезпю труды свои, насколько позволитъ ему от- 
даленность отъ отечества ^^). 



22 м. и. сухомлиновъ, 

Сочувств1е свое къ ц-Ьли учрежден1я и къ занят1ямъ росс1й- 
ской академ1И Фонвизинъ выражалъ не только въ сношентяхъ 
своихъ съ членами по академ1и, но и въ статьяхъ, предназначае- 
й1ыхъ для обшарнаго круга читателей — для пом'6ш;ен1я въ по- 
временныхъ издан1яхъ. Въ одной изъ подобныхъ статей Фонви- 
зинъ говоритъ, что, по его уб^&жденхю, бедность нашей -литера- 
туры происходитъ отнюдь не «отъ недостатка росс1йскаго языка, 
котораго красота и богатство здобны ко всякому выращен1Ю». 
Истинная причина кроется, по мн-Ьнхю Фонвизина, въ нашемъ 
общественномъ устройстве, лишающемъ насъ права «разсуждать 
о закон-Ь и податяхъ и судить поведен1я мянистровъ, государст- 
веннымъ рулемъ управляющихъ». Т'Ьмъ искренн-Ье прив1Ьтст- 
вуетъ Фонвизинъ учрежден1е россшской академ1и, снимающей 
съ русскихъ писателей роковую печать молчан1я. Члены россш- 
ской академш полагали, что они живутъ авъ томъ в-Ьк-Ь, въ ко- 
торомъ честный челов-Ькъ можетъ мысль свою сказать безбояз- 
ненно». Россшская академ1я — говоритъ онъ — «конечно много 
сносп-Ьшествовать будетъ къ образовашю и обогаш,ен1Ю росс1й- 
скаго слова. Слышу я, что академия упражняется въ составлен1и 
росс1йскаго лексикона и грамматики. Безъ сомн'Ьн1я, сей трудъ 
будетъ весьма полезенъ; но кажется мн']Ь, что между т-Ьмъ какъ 
академ1я симъ занимается, можетъ она дать упражнен1е и тЫъ 
россшскимъ писателямъ, кои не суть члены академ1и. Она мо- 
жетъ, по прим1&ру подобныхъ въ Европ-Ь установлен1й, задавать 
ежегодно матер1и къ витшственнымъ сочинен1ямъ, награждая 
поб-Ьдителя въ краснор-§чш и возбуждая т-Ьмъ соревнованхе между 
писателями. Росс1я им-Ьла между государями своими великихъ 
благо д&телей, кои достойны благодарности. Им'Ьла она также и 
между сынами своими истинныхъ отечестволюбцевъ, которыхъ 
д-Ёла достойны быть преданы потомству. Можно также задавать 
и матер1и нравоучительный, словомъ — .упражнять писателей во 
всЁхъ родахъ сочинен1Й и т-Ьмъ возращать россшскаго слова бо- 
гатство, красоту и силу»^*). 



ИСТОМЯ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 23 



М. М. ХЕРАСКОВЪ. 

Михаилъ Матв-Ьевичъ Херасковъ воспитывался въ шляхет- 
помъ кадетскомъ корпусЬ, въ которомъ получили образован1е мно- 
г1е пзъ пашихъ писателей и членовъ россшской академш. Херас- 
ковъ поступилъ въ корпусъ въ 1743 году и выпущеиъ оттуда въ 
полкъ въ 1751 году. Въ атестатахъ унтеръ-офицеровъ и кадетъ 
шляхетнаго корпуса, за 1747 годъ, находимъ так1я св'Ьд'Ьшя о 
кадет-Ь Михайл'Ь Херасков-Ь: 

Геометр1я — Учится планиметр1и. 

Французск1й языкъ — Зачинаетъ переводить съфравцузскаго 
на росс1йск1й языкъ. 

Шмецкш языкъ — Разум^^етъ н']Ьсколько по Б']&мецки и учится 
грамматике чрезъ легше переводы. 

Немецкое письмо — Пишетъ по ФоршриФтамъ. 

Истор1я и географ1я — Учится истор1и универсальной и гео- 
граф1и по Гоманскпмъ картамъ. 

Танцовать — Еще за руки водятъ. 

Въ граФ'§: «Изъявлен1е изучеенаго и уповаемой впредь на- 
дежды» зам-Ьчено: «Им-Ьетъ посредственное понятхе». 

Въ 1751 году Херасковъ «по прилежному къ наукамъ ра- 
чен1ю, оныхъ нарочитому знан1ю и потомужъ добрымъ поведен!- 
ямъ» выпущенъ въ армейск1е подпоручики. До какихъ разм'Ьровъ 
простиралось «нарочитое знанхе» подпоручика Хераскова^ можно 
судить по с л-Ь дующей оа']Ьнк'Ь его усн-Ьхонъ, относящейся къ 
1751 году: 

Въ ФортиФИкац1И регз'лярной — посредственно. 

Въ архитектур'Ь, въ черчен1и начальныхъ орднунговъ — по- 
средственно. 

Въ перевод-Ь съ россшскаго на н-Ьмецкое —нарочито. 

Въ н-Ьмецкой ороограф1и — хорошо. 

Въ перевод'Ь съ росс1йскаго на французское — еще худо. 

Въ универсальной истор1и, на н'ймецкомъ язык-Ь, дошелъ 



24 м. и. сухомлиновъ, 

даже до окончан1я оной, а въ географ1и им'Ьлъ, сверхъ глобуса 
вообще и генеральныхъ картъ, токмо о Польш'Ь, Дан1И, Нор- 
вепи Швец1и и Германхи — посредственно. 

Въ рисованш ландшаФтовъ и картушей тушью — еще не- 
хорошо. I 

Въ Фохтованш, во исправлен1И позитуры и въ д-Ьлаши про- 
стыхъ каващоновъ — посредственно "'^). 

Прослужа н-Ьсколько л'Ьтъ въ военной служб^Ь, Херасковъ 
перешелъ въ гражданскую, и въ 1755 году опред-Ьленъ асессо- 
ромъ московскаго университета. Съ этого времени, т. е. съ са- 
маго основан1Я университета, общественная д-Ьятельность Херас- 
кова посвящена была, почти всец'Ьло, московскому университету. 
Восемь л'Ьтъ, съ 1755 по 1763 годъ, Херасковъ былъ асессо- 
ромъ, т. е. помощникомъ директора университета, семь л'Ьтъ, 
съ 1763 по 1770 годъ, — директоромъ университета, и двадцать 
четыре года, съ 1778 по 1802 годъ, — кураторомъ московскаго 
университета. 

Въ зван1И асессора, Херасковъ зав'Ьдывалъ типограф1ею 
университета, исполнялъ обязанности члена конФеренцш и уни- 
верситетскаго судьи, и вм^ст'й съ т^^мъ былъ сотрудникомъ и 
редакторомъ повременныхъ издан1Й, предпринимаемыхъ въ уни- 
верситетской сред-Ь ^^). 

Приговоры, постановляемые университетскимъ судомъ, лю- 
бопытны по отношен1ю къ тогдашнимъ нравамъ. Одинъ изъ уче- 
никовъ хот'Ьлъ подставить ногу учителю; учитель зам-Ьтилъ это 
памгьрете и далъ ученику пощечину. Ассесоръ Херасковъ и три 
профессора постановили: учителю и ученику просить другъ у 
друга прощен1я, и т. п. 

Въ шестидесятыхъ годахъ прошлаго стол'Ьтгя Херасковъ 
издавалъ журналы: Полезное увеселете и Свободные часы. 

Будучи директоромъ университета, Херасковъ принш1алъ не- 
посредственное участхе въ университетской жизни и д'&ятельно- 
сти. Служен1е его университету не было однимъ только Формаль- 
нымъ исполнентемъ служебныхъ обязанностей; онъ понималъ суть 



ИСТОРШ РОССШСКОЙ АКАДЕШИ. 25 

д'Ьла, и искренно стремился, по уб'Ьжден1ю и по голосу сердца, 
содМствовать умственному и нравственному развит1ю студен- 
товъ. Императрица Екатерина II приказала, чтобы ей ежегодно 
представляемы были в-Ьдомости объусп'Ьхахъстудентовъ москов- 
скаго университета. Представляя эти в-Ьдомости, Херасковъ яв- 
лялся ходатаемъ о достойныхъ студентахъ, а подобный ходатай- 
ства и просьбы, въ тЬ времена и при тогдашнихъ порядкахъ, 
им-бли своего рода значен1е. Приводимъ одно изъ донесен1й Хе- 
раскова ^^): 

Всепресв'Ьтл'Ьйшей, державн-Ьйшей, великой государын-Ь 
императриц-Ь и самодержиц'Ь всеросс1йской, 
государыне всезшлостив'Ьйшей 
отъ московскаго университета всеподданн'Ьйштй репортъ. 

Ваше императорское величество соизволили повелеть тай- 
ному сов-Ьтнику и куратору, господину Адодурову, подносить 
вашему императорско-му величеству посл-Ь ежегоднаго большаго 
университетскаго экзамена в'Ьдомость о усц'Ьхахъ каждаго сту- 
дента и ученика, при ономъ университет-^ обучаюш,ихся. Но по- 
тому, что оный господинъ кураторъ. за продолжающеюся у него 
тяжкою бол-Ьзиш, никакихъ д-йлъ исправлять еще не въ состоя- 
н1и, то препоручилъ онъ мн-Ь, сочиня оную в'Ьдомость, поднести 
вашему императорскому величеству, которую со всеподданниче- 
скимъ моимъ усерд1емъ при семъ репорте прилагаю. По должно- 
сти моей, къ которой, изъ высочайшей своей милости, ваше им- 
ператорское величество призвать меня соблаговолили, осм-бли- 
ваюсь рекомендовать въ высочайшее ваше покровительство сту- 
дентовъ и учениковъ, соотв-Ьтствующихъ материнскому о нихъ 
призр'Ьн1ю вашего императорскаго величества, и отм-Ьиные 
усп-Ьхи оказавшихъ, — дабы нерадивые, возревнуя оному благо- 
получ1ю, лутчее старан1е къ учен1ю возым'Ьлн, а полезный науки, 
которыми ваше императорское величество россшское отечество 



26 м. и, СУХОМЛИНОВЪ, 

украсить соблаговоляете, день отъ дня въ наибольшую силу при- 
ходили. 

Всемилостив'Ьйшая государыня, 

вашего императорскаго величества 
1 всеподданн'Ьйш1й рабъ 

Михаила Херасковъ. 

1юля 6 дня 1764 года. 

Въ в'Ьдомости студентовъ, съ августа 1763 года по 30 1юня 
17 64 года: 

У профессора 1огана Фроымана — слушали толкован1е трехъ 
частей метафизики, то есть онтолопю, богослов1ю натуральную 
и космолопю, и вниман1емъ пробовано какъ изъ сей, такъ и изъ 
предыдущихъ частей, кое они подтвердили своими отв'Ьтами, такъ 
что объ усп-Ьхахъ ихъ должно им'Ьть хорошую надежду. ВсЬхъ 
студентовъ 26. 

У Христ1ана Керштена — слушали лекцш минералогическ1я 
и хим1ю металлургическую 7 студентовъ. Изъ нихъ: 

Л Иванъ Калиновсшй — понятенъи весьма прилеженъ; столь 
изрядные оказалъ усп'Ьхи, что если еще одинъ годъ или два 
упражняться будетъ въ изучен1и металлургической и досимасти- 
ческой химш, то не безъ пользы можетъ употребленъ быть къ 
руднымъ д-Ьламъ. 

2) Род1онъ ГвоздиковсК1Й — натуральный недостатокъ разума 
награждаетъ своимъ прилежан1емъ и рачен1емъ. 

3) Дмптр1й Синковскш — хотя также им-Ьетъ недостатокъ въ 
разум'Ь, токмо прилеженъ. 

4) Александръ Раичъ — понятенъ, но неприлеженъ. 

5) Михаила Баталзинъ — посредственъ, хотя и прилеягенъ. 

6) Иванъ Кудринъ — также посредственъ, хотя и приле- 
женъ. 

7) Николай Рубиновскш — ничего не усп^лъ, хотя и оказы- 
ваетъ свое рачен1е хожден1емъ па лекщи. 

Хераскову принадлежитъ неоспоримая заслуга въ д-Ьл-Ь, им^ю- 
щемъ первостепенное значен1е въ истор1и русской образованно- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ Ш. 27 

сти. Съ пменемъ Хераскова связано введете русскаго языка въ 
университетское преподаванге. Известно, что чтен1е лекщй на 
русскомъ язык'Ь началось въ московскомъ универсптет1^, со вре- 
зюни учрежден1я комисс1и для составлешя проекта новаго уло- 
жен1я. Екатерина II, при ея св-Ьтломъ умЬ, ясно понимала необ- 
ходимость, чтобы въ Росс1И языкомъ науки былъ русск1й, а не 
какой-либо другой, языкъ, и чтобы русскимъ студентамъ, въ 
русскомъ университет1Ь, лекц1п читались на русскомъ язык!;. Въ 
такомъ дух^& говорила Екатерина съ представителями москов- 
скаго университета. Но слова ея, по всей вероятности, и оста- 
лись бы только словами, если бы не встр-Ьтили сильнаго отго- 
лоска въ душ'Ь людей, искренно любпвшихъ Росс1ю и родной 
языкъ, и понимавшихъ значен1е его для распространен1я знанш 
въ русскомъ обществе. Драгоц1Ьннымъ для памяти Хераскова 
доказательствомъ учаспя его въ д-Ьл-Ь введен1я русскаго языка 
въ университетское преподаван1е слз^житъ сл-Ьдующее письмо его 
къ СергЬю Матв-Ьевичу Кузьмину, находившемуся въ Кабинет1& 
и при собственныхъ Ея Императорскаго Величества д-Ьлахъ, у 
принят1Я челобитень ^^): 

Милостивый Государь мой 

СергМ Матв^евичъ, 

При всеподданн'Ьйшемъ поднесен1И университетскихъ ката- 
логовъ, ея императорское величество оказать соизволила высо- 
чайшее свое желанхе, при чемъ и вы находились, чтобъ лекцш 
при уииверзите^ть на россшскомъ языкгь преподаваемы были. А 
какъ вамъ известно, что отъ меня именныхъ иовел-Ьнш принять 
не можно, то с1е благоразз'мное учрежден1е можетъ безъ д-Ьйства 
остаться. Хотя, по моему директорскому званпо, могу въ сил-^; 
того учинить исполнен1е, и г, кураторъ на то согласится; но с1е 
не дал'Ь бз^детъ продолжаться, какъ по мою бытность при уни- 
верзптет'Ь. И для того не изволите ли доложить ея величеству, 
чтобъ утвердить всевысочайшее нам'Ьрен1е письменно, которое 
уже навсегда твердымъ узаконен1емъ останется. Русскье проФе- 



28 м. и. сухомлиновъ, 

соры и доктора, читая лекц1и порусски, пользу отечеству и честь 
и славу наукъ основательвиц-Ь принесутъ. Между т'Ьмъ юриди- 
ческ1я лекцш на сей нед-Ьл^ порусски читать начвутся. Впро- 
чемъ, ожидая вашего сов-Ьта или особливаго указа, есмь 
вашего превосходительства, 

милостиваго государя моего, 

всепокорный слуга 
„ Михаила Херасковъ. 

17 5^ 67 
Москва. 

Кураторство Хераскова ознаменовано ц-Ьлымъ рядомъ дМ- 
ств1й на пользу университета и просв^щен1я. Хераскову обязаеъ 
своимъ существованхемъ «вольный, благородный панс10нъ)>, вы- 
званный живыми потребностями времени. Въ качеств'Ь куратора 
Херасковъ вв-Ьрилъ Новикову университетскую типограФ1Ю, и 
«событ1е» это признается «достопамятнымъ въ исторш русской 
литературы и просв'6ш,ен1я». Херасковымъ же учреждена педа- 
гогическая семинархя, при университетской гпмназ1и, для обра- 
зован1я учителей, и т. д. Обозр-Ьвая д'Ьятельность Хераскова и 
взв'Ьшивая его заслуги, историкъ московскаго университета, 
бывш1й вм-Ьст-Ь съ т'Ьмъ и историкомъ русской литературы, 
им'Ьлъ полное основан1е сказать: «Имя Хераскова принадлежптъ 
къ числу пменъ, незабвенныхъ для московскаго университета. 
Миновала въ наше время его литературная слава; но память его 
будетъ жить въ л'Ьтописяхъ университетскаго образован1я. Почти 
все попрпш,е его жизни и службы, отъ первой известности до 
конца дней, за исключентемъ одного только краткаго эпизода, 
было посвящено московскому университету. Съ именемъ Херас- 
кова соединяется также память незабвеннаго основателя универ- 
ситетскаго благороднаго панс1она, колыбели Жуковскаго и дру- 
гихъ славныхъ мужей нашего отечества» ^^). 

Добросов'Ьстные и ревностные труды Хераскова не всегда 
ц'Ьнились по достоинству, и скромный труженикъ осужденъ былъ 
на борьбу съ лишен1ямй и невзгодами. По крайней мЬр'Ь такъ 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 29 

можно заключить изъ письма его къ императриц'Ь, которое, по 
всей вероятности, онъ вынужденъ былъ написать только подъ 
гнетомъ самыхъ неблагоир1ятныхъ обстоятельствъ **): 

Всемилостив-Ьйшая Государыня, 

Достигнувъ бол'Ьзненной старости въ служб'Ь вашего импе- 
раторскаго величества, которую нын-Ь продолжаю близъ 20 л-Ьтъ 
въ зван1и универзитетскаго куратора, безо всякаго повышешя, 
не им1&я, по несчастнымъ моимъ обстоятельствамъ, другого про- 
питан1я кром-Ь государскаго вашего жалованья, въ недостатк'Ь и 
крайности^ но служа по чистой моей сов'Ьсти завсегда непорочно, 
въ чемъ свидетельствуюсь моимъ предстателемъ Иваномъ Ива- 
новичемъ Шуваловымъ, осмеливаюсь при истеченш дней моихъ 
отверзть мое сердце предъ лицемъ прозорливейшей монархини, 
преклонить мои дрожащ1я колена предъ священнымъ твопиъ 
престоломъ, простирать къ тебе трепещущ,1я мои руки, къ тебе, 
матерь моя, матерь отечества, и воззвать къ божественному тво- 
ему милосердхю: 

Внемли молен1ю старца, преклоняющаго сединами покрытую 
главу свою къ монаршимъ стопамъ твоимъ. Она лежптъ у ногъ 
твоихъ, и дотоле не восклонится, доколе лучи божественныхъ 
щедротъ вашихъ возсхяютъ ко мне, ожнвотворятъ меня, воскре- 
сятъ! 

Тогда, воспрянувъ въ радостныхъ слезахъ, возоп1ю къ Богу 
и нъ потомству: царствующей великой Екатерине, суш,ествовалъ 
я на земли во благоденствш. И въ самой вечности возглашу: во 
дни россшской Астреи златымъ временемъ я наслаждался! 

Всемилостивейшая государыня, 
вашего императорскаго величества 

усерднейш1й верноподданный 

Михаила Херасковъ. 

1795 года 
декабря 24 дня. 



30 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

РаС110Ложен1е къ литературвымъ занят1ямъ обнаружилось у 
Хераскова весьма рано, въ его учебные годы, въ ст'Ьнахъ шля- 
хетнаго корпуса. До конца жизни своей Херасковъ сохранилъ 
любовь къ русской литератур'Ь и неодолимое желанхе вносить въ 
нее свои посильные вклады. О томъ, какъ относились къ произ- 
веден1ямъ Хераскова современные ему писатели и критики, 
можно судить по отзывамъ, относящимся къ концу шестидеся- 
тыхъ и къ началу семидесятыхъ годовъ прошлаго стол'Ьт1я. 
Авторъ изв'Ьст1Я о русскпхъ писателяхъ, появившагося въ ино- 
странномъ литературномъ журнал'!^, говоритъ: 

— «Михаплъ Херасковъ, коллежск1й сов'Ьтникъ и директоръ 
московскаго университета, написалъ дв'Ь трагед1и: Бенецгянская 
монахиня и Пламена. Содержан1е носл-йдней заимствовано изъ 
русской исторш. Онъ написалъ также комед1ю подъ заглав1емъ: 
Везбожникъ. ВсЬ эти произведен1я посредственны. Говоря чисто- 
сердечно, онъ принадлеяштъ только къ числу первыхъ по времени 
удачныхъ писателей нашихъ въ этихъ родахъ, такъ же, какъ и 
въ од'Ь. Напротивъ, нельзя отказать ему въ заслуженной по- 
хвал'Ь за его сатирическ1я статьи, частью въ стихахъ, частью въ 
проз'Ь. Онъ издалъ также дв']Ь книги басень, который, посл'Ь су- 
мароковскпхъ, лучш1я на русскомъ язык'Ь. Онъ еще жпвъ и въ 
самомъ цв'Ьт'Ь л'Ьтъ; ему немного за тридцать», 

Въ историческомъ словар1^ русскпхъ писателей, составлен- 
номъ Н. И. Новиковымъ, находимъ с.11'Ьдующ1Я св1Ьд'Ьн1я о Херас- 
ков-Ь и его лйтературныхъ трудахъ: 

— «Херасковъ, Михайло МатвЬевичъ, государственной бергъ- 
коллепи впцепрезидентъ и вольнаго экономическаго общества 
членъ. Челов-Ькъ острый, ученый п просвещенный, и искз'сный 
какъ въ иностранныхъ, такъ въ россшскомъ язык-Ь и стихо- 
творств'Ь. Сочинен1и его сл'Ьдующ1я. Трагед1н: Венецганская мо- 
нахиня, Мартезгя и Оалестра, и Пламена, которая напечатана и 
представлена на публичномъ театр-Ь въ Москве. Трагед1Я Бори- 
славъ не напечатана, отдана на придворный театръ. Героическая 
въ стихахъ комед1я Безбожтшъ въ одномъ д'Ьйств1и; дв-Ь части 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСКОЙ АКАДЕМШ. 31 

Басенъ; двЬ поэмы: Плоды наукъ и Чесменскгй бой; книга: Нума 
Помпилгй или Процвттаюгцгй Римъ; Новыя оды; Ппспи герои- 
честя; — всЬ напечатаны въ разныхъ годахъ. Также сочинилъ 
онъ много торжественныхъ, духовныхъ и анакреонтическихъ 
одъ, эклогъ, эпистолъ, стансовъ, сонетовъ, идилл1й, элепй, эпи- 
граммъ, мадрпгаловъ и другихъ мелкихъ стихотворен1й, и одну 
героиду, Арганда къ Тезею, подражая Овид1ю; также въ сти- 
хахъ п проз'Ь сатприческихъ писемъ и другихъ, о разныхъ ма- 
тер1яхъ, которыя всЬ напечатаны въ ежем1хячвыхъ сочинен1яхъ: 
Полезпомъ увеселенш 1760, 1761 и 1762 годовъ; Невинномъ 
упражненш и Свободныхъ часахъ 1763 года въ Москв-Ь, кото- 
рымъ всЬмъ онъ былъ издатель, и также много изъ его сочпненхй 
напечатано въ академическихъ ежем-бсячныхъ сочинен1яхъ раз- 
ныхъ годовъ. Есть много его торжественныхъ одъ и эпистолъ, 
напечатанньтхъ особо въ Санктпетербург-Ь и Москв-Ь. Вообще 
сочинен1И его весьма много похваляются; а особливо, трагед1я 
Бориславъ, оды, п'Ьсни, об^Ь поэмы, всЬ его сатприческ1я сочи- 
нен1и и Нума Помпилгй, приносить ему великую честь и похвалу. 
Стихотворство его чисто и пр1ятно, слогъ текущъ и твердъ, из- 
ображен1я сильны и свободны; его оды наполнены стихотворче- 
скаго огня, сатиричесия сочинен1и — остроты и пртятныхъ замы- 
словъ, а Нума Помпилгй — фплософичсскихъ разсужден1Й; и онъ 
по справедливости почитается въ числ'Ь лучшихъ нашихъ стихо- 
творцовъ, и заслуживаетъ великую похвалу»*^). 

Въ конц'Ь семидесятыхъ годовъ появилась поэма Хераскова 
Россгяда — произведенхе, по словамъ современниковъ, еще небы- 
валое въ нашей литератур-Ь и изузшвшее тогдашнихъ критиковъ 
и своимъ возвышеннымъ содержан1емъ, и рсрасотою своихъ 
Формъ, и даже своимъ объемомъ. . . Почитателя Хераскова на- 
зывали его русскимъ Впргилхемъ и пророчили ему безсмерт1е въ 
литератур-Ь; даже враги его — «зоилы, сердца которыхъ пыли 
отъ зависти» — считали нужнымъ тщательно сравнивать Россхяду 
съ Энеидою, Генр1адою и другими прославленными произведс- 
шями. 



32 м. и. сухомлиновъ, 

Торжественвымъ признан1емъ литературныхъ заслугъ автора 
Росс1яды было избран1е его въ члены общества, высоко ц'Ьнив- 
шаго писателей, изображавшихъ «звучныя д-^ла нашихъ госуда- 
рей и знаменитые д'Ьяшя нашихъ предковъ». Въ достопамятный 
день открыт1я росс1Йской академ1и, 21 октября 1783 года, чле- 
номъ ея провозглашенъ «Михайло Матв'Ьевичъ Херасковъ, дей- 
ствительный статскш сов'Ьтникъ, московскаго университета ку- 
раторъ» *^). 

Живя вдали отъ академш, Херасковъ не принималъ непо- 
средственваго участ1я въ ея д1Ьятельности , и только нзр'Ьдка 
переписывался, по тому или другому поводу, съ своими сочле- 
нами и посылалъ для академическихъ изданш свои стихотворешя. 

Въ одномъ изъ писемъ къ президенту академш А. А. Нар- 
тову Херасковъ об-Ьщаетъ сод1^йствовать , чтобы грамматика, 
изданная россшскою академ1ею, введена была въ общее упо- 
треблен1е въ училищахъ, нодведомыхъ московскому универси- 
тету *^): 

Милостивый Государь мой 

Андрей Андреевичъ, 

Благодарю россшскую императорскую академ1ю и ваше пре- 
восходительство за доставлен1е мн1?; новой россшской грамма- 
тики. Я принимаю ее какъ наилучш1й плодъ, Т1зудами ея произ- 
веденный и созр'Ьвшш подъ благотворною сЬшю всемилостив'Ьй- 
шаго нашего государя. Ясность, полнота и естественный поря- 
докъ въ расположенш частей р'Ьчи отличаютъ предъ прочими с1ю 
грамматику; а по такимъ ея преимуществамъ, способствующимъ 
равно къ преподаван1ю и вразумлен1ю, над-Ьюсь я, съ соглас1я 
членовъ конФеренши императорскаго московскаго университета, 
ввести ее въ общее употреблен1е въ гимназ1яхъ онаго. Чтожъ 
касается до предъпр1емлемаго академ1ею труда, въ издаван1и 
ежем'Ьсячныхъ сочинен1й состоящаго, то признаюсь вашему пре- 
восходительству, что я, по любви моей къ словесности, не от- 
рекся бы принять въ ономъ самаго ревностнаго и усерднаго уча- 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ ЛКАДЕМШ. 33 

ст1я; но отъ меня, при старости моей, такъ какъ отъ з'вядаю- 
щаго дерева, зеленыхъ отраслей, а т'бмъ меньше вкусныхъ пло- 
довъ ожидать не можно. Бпрочемъ по м'Ьр'Ь силъ моихъ за честь 
себ-Ь поставлю сообщать иногда академ1и мои стихотворныя со- 
чинен1я. Но съ большею готовност1ю постараюсь исполнить воз- 
лагаемый на меня свяш.енный долгъ — приглашен1емъ и поощре- 
н1емъ другихъ, изв'Ьстныхъ мн'Ь, любителей россшскаго слова къ 
похвальному сему подвигу. 

Удостов']Ьряя въ семъ искреннемъ моемъ расположен1и къ 
росс]'йской академ1и, съ истанвымъ моимъ почтен1емъ и предан- 
ност1ю, есмь 

вашего превосходительства, 

милостиваго государя моего, 

покорнМш1Й слуга 
Михаиле Херасковъ. 

Апреля 28 дня 1802 года. 

Особенно тревожила Хераскова судьба его посл'Ьдняро д'Ь- 
тиш,а — трагедш Зареида, которую онъ написалъ, на закат^& дней 
своихъ, по вызову академ1и — на предложенную ею задачу. Пред- 
ставляя трагед1ю свою на сз'дъ академш, Херасковъ не объявилъ 
имени автора, и съ большимъ нетерп'§н1емъ и безпокойствомъ 
ожидалъ академическаго приговора. Переписка Хераскова о 
Зареид-Ь была окружена н'Ькотораго рода таинственност1ю. Въ 
письмахъ той и другой стороны есть н'Ьсколько чертъ, рисую- 
ш;ихъ понят1я и нравы тогдашняго литературнаго мхра. 

Въ письм-й къ президенту росс1йской академш А. А. Нар- 
тову Херасковъ говоритъ: «Что надлежитъ до трагед1и Зареиды, 
то писатель ея, будучи только ученикъ въ драматическомъ искус- 
ств'Ь, съ благодарност1ю приметъ замЬчашя и мн-бнгя, на его со- 
чинете написанныя, и стараться будетъ недостатки и погр-Ьш- 
ности поправить, назначенные его учителями» ■**). 

По разсмотр'1н1и Зареиды Нартовъ писалъ Хераскову *^): 

Сборнпкъ II Отд. И. А. Н. 3 



34 м. и. сухомлиновъ, 

Милостивый государь мой 

Михаилъ Матв'Ьевичъ! 

Съ удовольствхемъ препровождаю при семъ къ вашему вы- 
сокопревосходительству похвальаое слово Михаилу Васильевичу 
Ломоносову, читанное членомъ академ1и российской г. Северги- 
нымъ въ торжественномъ ея собраши ноября 25 дня, въ кото- 
рый праздновала она день своего учрежден1я. 

О трагед1и Зареидгь, о которой вы въ письмахъ вашихъ ко 
мн'Ь упоминаете, им'Ью честь ув-Ьдомить васъ, сг тпмъ одиакоже, 
чтобы сге осталось извтсптымъ только между налш, что С1я тра- 
гед1я, равно какъ и всЬ друг1я на заданные предметы прислан- 
ный сочинен1я, академ1ею уже разсмотрЬны, и жреб1Й ихъ р^- 
шенъ. При семъ разсматриван1и найдено, что трагедтя Зареида 
писана стихами чистыми, плавными и во многихъ м'Ьстахъ силь- 
ными, но въ шеств1и и расположен!и ея есть некоторые недо- 
статки, кои воспрепятствовали академш одобрить оную во вс'Ьхъ 
ея частяхъ. Одинъ изъ членовъ академш, въ драматическихъ 
творен1яхъ и въ оеатральномъ искусств-Ь многоопытный и 
весьма св'Ьдущ1й, сд'Ьлалъ подробное сей трагед1и разсмотрЬше 
и сообщилъ академ1и свои замЬчанхя и мысли на всЬ т'Ь мЬста, 
который, по мн'§н1ю его, перем'Ьнить нужно къ большему сочи- 
нешя сего совершенству. Зам-Ьчашя с1и, ежели только вамъ 
угодно будетъ, доставить къ вамъ почту себ-Ь за удовольств1е. 
Ежели сочинитель сей трагедш, показывающ1я въ немъ отм'Ьнныя 
дарован1я къ сему роду творен1й, воспользуясь помянутыми за- 
м'Ьчан1ями и мыслями, и соединя ихъ съ своизгь остроум1емъ, за- 
благоразсудитъ въ новомъ ея вид'Ь вторично представить академ1и 
подъ сокрытымъ именемъ, то в-броятно, что она будетъ ув'Ьнчана 
назначенною наградою. — Пребываю съ истиннымъ почтен1емъ, 
и пр. 

Декабря 7 дня 1805 г. 

Членъ академ10, «многоопытный въ драматическихъ творен!- 
яхъ и въ оеатральномъ искусств-Ь» былъ никто другой, какъ зна- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Н АКАДЕМШ, 35 

менитый актеръ своего времени Иванъ Аоаеасьевичъ Дмитрев- 
скш. Съ покорност1ю принимая всЬ его зам'Ьчан1я, Херасковъ 
ожидаетъ отъ него новыхъ, заран-бе обещая воспользоваться 
ими съ признательностью *^): 

Милостивый государь мой 

Андрей Андреевичъ! 

Вотъ изв-Ьстная уже вашему превосходительству трагед1я 
Зареида. Авторъ, но сов-Ьту росс1Йской академ1и, всю ее пере- 
правилъ и, думаю, достигъ предположенной своими наставниками 
Ц'Ьли. Но какъ академ1я не подтвердила въ газетахъ прежней 
трагед1и задачи и совсЬмъ о томъ умолкла, то, кажется, и С1я 
уже поздно посылается, сл'Ьдственно для академ-1и не нужна. 
Въ такомъ случа'Ь прошу васъ приложенный экземпляръ возвра- 
тить ко мн'Ь, показавъ напередь Ивану Аоанасьевичу Дмитрев- 
скому, не присов'йтуетъ ли онъ еш,е чего поправить: авторъ съ 
благодарност1ю все приметъ и можетъ прислать потомъ трагед1ю 
для представлен1я на петербургскомъ театр']Ь. Съ зюимъ истин- 
нымъ почтен1емъ есмь 

вашего превосходительства, 

милостиваго государя моего, 
всепокорный слуга 

Михаила Херасковъ. 

Съ однт1ъ только зам'йчан1ез1ъ Дмитревскаго Херасковъ ни- 
какъ не могъ согласиться: перем-Ьнить черниговскаго князя на 
половецкаго казалось ему трудностью непреодолимою. Онъ пи- 
шетъ Нартову*^): 

Милостивый государь мой 

Андрей Андреевичъ! 

Авторъ Зарепды, исправя свою трагед1ю по зам'Ьчан1ямъ 
Ивана Аеанасьевича Дмитревскаго, черезъ меня оную возвра- 
ш,аетъ къ вашему превосходительству; онъ все старан1е употре- 



36 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

билъ сообразиться съ мн'Ьнхямй своего благоразумнаго разсмот- 
рителя. Что надлежитъ до предложен1я, то, безъ сомн'§н1я, по 
сов'Ьту Ивана Аванасьевича трагед1я наилучшш усп'Ьхъ полу- 
чить могла бы; но авторъ Зареиды отступилъ бы тогда отъ 
своей ц^ли: онъ хот'Ьлъ изобразить пагубныя сл'Ьдств1я, отъ раз- 
дроблен1я государствъ, а особливо росс1йскаго, проистекающ1я; 
перем'Ьнить черниговскаго князя на половецкаго стоить труда не 
малаго и совсЬмъ можетъ переиначить нам'Ьрен1е сочинителя. 
Словомъ, легче будетъ сочинить новую, нежели переправить ста- 
рую; но, можетъ быть, современемъ авторъ отважится сочинить 
въ семъ род'Ь особую пьесу. 

Препоручая все с1е вашему благоразсмотр']&н1ю, съ моимъ 
истиннымъ почтен1емъ есмь 

вашего превосходительства, 

милостиваго государя моего, 
покорнМш1й слуга 
Михаила Херасковъ. 

Вскор-Ь посл-Ь этого письма и незадолго до смерти автора 
трагед1я его была наконецъ одобрена академхею. Членами «коми- 
тета», выбраннаго для окончательнаго разсмотр-Ьнхя Зареиды, 
были: Державинъ, Шишковъ, Дмитревск1й, А. С. Хвостовъ, 
Карабановъ и П. И. Соколовъ. Комитетъ нашелъ, что «въ сей 
трагедш слогъ чистъ и исправенъ; свойства введеныхъ въ оную 
лицъ выдержаны хорошо и прилично; правила, таковому роду 
сочинепш свойственныя, соблюдены съ довольною точност1ю, и 
вообще трагед1я С1я есть наилучшая изъ всЁхъ, по с1е время 
въ росс1йскую академ1ю доставленныхъ трагедш» ^^). 

Херасковъ не дожилъ до напечаташя своей трагед1И. Вдова 
Хераскова изв-Ьстила, что воля ея покойнаго мужа была, чтобы 
награду, присужденную ему за Зареиду, предоставить въ распо- 
ряжен1е россшской академ1и. Академ1я постановпла обратить эту 
награду на пользу русской словесности, пригласивъ къ сочинен1ю 
трагедш, въ пяти д-Ьйствхяхъ, заимствованной изъ отечественной 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 37 

истор1И, И комедхи, содержан1е которой должно быть взято изъ 
нащональныхъ нравовъ и обычаевъ ^^). 

При выпуск-Ь въ св'Ьтъ трагед1и Зареида явилось недоразу- 
м^Ьн^е по поводу н^^которыхъ стиховъ, возбуждавшихъ различные 
толки. На угрозу князя Изяслава «искоренить врага» Велисанъ, 
вельможа к1евсшй отв^чаетъ ^°): 

Законъ нашъ не отмщать 
Белитъ врагамъ; велитъ любить ихъ и прощать. 
Иль хочешь поступить ко раздраженью неба, 
Какъ лютый Святополкъ, убивъ Бориса, Гл-Ьба; 
Невинныхъ братьевъ кровь донын'Ь вои1етъ 
И царству нашему покою не даетъ. 
Увы! предв'Ьст1е мое да не свершится! 
Чужому племени нашъ край поработится; 
Ужъ громы противъ насъ недалеко гремятъ, 
Восплачетъ каждый домъ , восплачетъ каждый градъ; 
Росс1я приметъ видъ рыдающей вдовицы; 
Падутъ въ позорный пл'Ьнъ и жены, и Д'Ьвицы; 
Иноплеменники в-Ьнцы сорвутъ съ князей. 
Тамъ вс^Ь въ опасности, гд'Ь въ царств'Ь н'Ьтъ друзей! 
Вотъ пагубны плоды Росс1п разд'бленной: 
Она гп'Ьздомъ слыветъ раздоровъ во вселенной, 
Отечества у насъ, ни правъ народныхъ Н'Ьтъ; 
Кто превозмогъ кого, такъ тотъ и верхъ беретъ. 
Потомки Рюрика! въ Росс1и ставъ князьями, 
Намъ дайте правило быть верными друзьями. 
Братоубхбцами, князья, страшитесь быть; 
Учите насъ родство и ближняго любить; 
Цв']Ьтущи отрасли Владимировой крови, 
Являйте намъ примбръ взаимный любови. 

Стихи эти президентъ Нартовъ предлагалъ академическому 
собран1'ю на обсужден1е, нужно ли ихъ переминать или исправить. 
ВсЬ члены, присутствовавш1е въ собранхи «единогласно отв-Ьт- 



38 м. и. сухомлиновъ, 

ствовали, чтобы помянутые стихи оставить безъ всякой пере- 
м-Ьны, потому что они не содержать въ себ-Ь ничего противнаго 
псторическимъ произшеств1ямъ того времени, къ которому С1е 
театральное Д'6йств1е относится» ^'). 

Херасковъ скончался въ 1807 году. Кончина его вызвала 
искреннее сожал'Ьнхе въ кругу питомцевъ университетскаго бла- 
городнаго панс1она и въ сред'Ь сочленовъ покойнаго по росс1Йской 
академ1и. Питомецъ основаннаго Херасковымъ панс10на, Грама- 
тинъ, нанисалъ элег1ю на смерть Хераскова ^^). Въ собран1п рос- 
сшской академш 12 октября 180 7 года заявлено, что членъ ака- 
демш Павелъ Ивановичъ Голенищевъ-Кз'тузовъ прислалъ изъ 
Москвы н'Ьсколько экземпляровъ «печатныхъ стиховъ, сочинен- 
ныхъ имъ въ память члена академхи Михаила Матв'Ьевича Хе- 
раскова, скончавшагося минувшаго сентября 7 числа, и коего 
имя въл'Ьтописи россшской словесности пребз'детъ незабвенно» ^^). 



Я. Б. ННЯЖНИНЪ. 

Яковъ Борисовичъ Княжнинъ былъ также членомъ росс1Й- 
ской академ1и съ самаго ея основан1я. Въ списк'Ь лицъ, имена 
которыхъ провозглашены въ торжественномъ собран1п при 
открытш академ1и, находится и «Яковъ Борисовичъ Княжнинъ, 
коллежск1й асессоръ при его высокопревосходительств'^ Иван'Ь 
Иванович1& Бецкомъ» ^^). Еще задолго до учрежден1я росс1Й- 
ской академш на Княжнина смотр-бли какъ на одну изъ бле- 
стящихъ надеждъ нашей литературы. По св'Ьд'Ьн1ямъ относя- 
щимся къ началу сеыидесятыхъ годахъ прошлаго стол'&тхя, Княж- 
нийъ «много писалъ весьма изрядныхъ стихотворен1Й, одъ, элегш 
и тому подобнаго; перевелъ въ стихи письмо графа Коминга къ 
его матери; наконецъ, сочинилъ трагед1ю Дидону, д-Ьлающую ему 
честь: С1я трагед1я весьма много похваляется знающими людьми 
и почитается въ числ1^ лучшихъ въ росс1йскомъ театр^; она еще 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1И. 39 

въ св-Ьтъ не издана. Впрочемъ подалъ онъ надежду ожидать въ 
немъ хорошаго трагическаго стихотворца» ^^). 

Княжнинъ иринадлежалъ къ числу д'Ьятельпыхъ членовъ 
Р0СС1ЙСК0Й акадезпи. Часто посещая академическ1я собран1я, онъ 
весь:ма охотно прпнпмалъ на себя работы по главному изъ нред- 
пр1ят1Й акаделли въ первые года ея существован1я: представплъ 
акадезии слова на В, собранный имъ какъ матер1алъ для словаря, 
участвовалъ въ 1зазсмотр'Ьн1и плана словаря и зам'Ьчан1Й, сд'Ьлан- 
ныхъ Болтинымъ, и т. д,^*^) Княжнинъ, по изъявленному имъ со- 
глас1ю пзбранъ въ члены объяснительнаго отд'Ьла, занят1я кото- 
раго состояли въ опред'Ьлен1и словъ и объяснен1ями ихъ прим-Ь- 
рами, со словами, и т. п. ^^). 

Въ перечн-Ь трудовъ академиковъ, съ 1783 по 1790 годъ, 
сказано, что Княжнинъ «доставилъ академ1и собранный имъ слова 
по чину азбучному, начинающ1яся съ письмени В»^^). 

Въ собранш россшской академ1и 18 января 1791 года «сек- 
ретарь исполнилъ печальный долгъ возв-Ьщенхемъ собран1ю кон- 
чины достойнаго академш члена Якова Борисовича Княжнина, 
коего сшихотворенгя и многге переводы сод'Ьлываютъ имени его 
похвалу и останутся у потомства въ незабвенной памяти» ^^). 



В. П. ПЕТРОВЪ. 

Державинъ, Фонвизинъ, Херасковъ и Княжнинъ, какъ самые 
видные представители «изящныхъ письменъ» (ЪеИез-кИгез) при- 
званы были пололчить основан1е академш русскаго языка и сло- 
весности. Къ именамъ этпхъ литературныхъ знаменитостей сво- 
его времени присоединились, вскоре послЬ ея учрежден1я, еще 
два имени — въ члены ея избраны: Петровъ и Богдановпчъ. 

Васил1й Петровичъ Петровъ, питомецъ московской «латин- 
ской» пли «славяно-латинской» академш, былъ въ ней, по окон- 
чан1И курса, преподавателемъ синтаксимы, п1итики и риторики. 



40 м. и. сухомлиновъ, 

Въ тогдашн1я врехмена обязанности преподавателя этихъ предме- 
товъ опред'Ьлялись такимъ образомъ: 

— «Учитель синтаксимы изъяснять будетъ синтаксиму по ла- 
тинской санктпетербургской грамматикЬ, съ полнымъ прибавле- 
шемъ нужн^Ьйшихъ правилъ, и просод1ю изъ латинскаго Аль- 
вара — ЕттапиеИв А1уап с1е хпзШиИопе §татта11са, ИЬп III, 
съ показан1емъ способа перем'Ьшанные латинсте стихи приво- 
дить по правиламъ въ порядокъ; да сверхъ обыкновенныхъ часто 
задаваемыхъ экзерцйц1евъ и учителемъ всЬхъ подправляемыхъ, 
им'Ьетъ переводить съ учениками или Корвел1я Непота или крат- 
к1я Цицероновы эпистолы, и на уроки задавать; въ утренн1е же 
суботн1е часы будетъ преподавать начала ариеметики. 

~ Учитель П1ИТИКИ — какъ руководство къ риторик'Ь изъ врати- 
славской (т. е. изданной въ Бреславл-Ь ~ ^^^гайзкухае), такъ и 
науку о сочинен10 стиховъ латинскихъ и россшскихъ изъяснитъ 
толкованхемъ и прим-Ьрами; сверхъ же задаваемыхъ обыкновен- 
ныхъ экзерцицхевъ читать будетъ классическихъ, до п1итики над- 
лежащихъ, авторовъ, вопервыхъ Овид1я, потомъ Виргил1я, по- 
рядкомъ пштическимъ, изыскивая отъ учениковъ и показывая 
имъ качество пер10довъ, тропъ и Фигуръ; также, въ два дни не- 
д'1Ьли, въ опред-бленные на то часы, Цицероновы книги о суще- 
ств'Ь боговъ, а въ суботн1е дни, въ утреннхе часы, преподаютъ 
краткую Целляр1еву географ1ю по ландкартамъ географическимъ, 
съ показашемъ проблематъ по глобусу. 

Учитель риторики толковать будетъ всю риторику вратислав - 
скую, съ дополнен1емъ нужн'Ьйшихъ правилъ изъ Гейнекц1я, при 
чемъ оканчивающимъ курсъ риторическаго учен1я дастъ по од- 
ному прим'бру, показавъ въ самомъ д'Ьйствхи способъ сочинять 
больш1я р-Ьчи и пропов'Ьди, самъ оныя съ учениками сочиняя; да 
сверхъ ученикамъ задаваемыхъ, а учителемъ подправляемыхъ 
н'Ькоторыхъ риторическихъ всякаго рода экзерцищевъ, будетъ 
читать, наблюдая порядокъ риторическ1Й, Цицероновы орацш, 
для лучшаго которыхъ уразум'Ьн1я изъяснитъ древности римсшя 
Целляр1евы нужн'Ьйш]я, а въ суботу всякой нед']Ьли, посл-Ь поло- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й академш. 41 

вины дня, истор1ю универсальную Голбергову, на латинскомъ 
язык'Ь, по греческой хронолопи» и т. д. ^°). — 

Педагогическую д'Ьятельность Петровъ перем-Ьнплъ на при- 
дворную службу. Онъ пользовался особеннымъ расположен1емъ 
Потезшина и при его сод'1йств1п получилъ м'Ьсто библ1отекаря 
при двор'6 Екатерины II. 

Въ оц'Ьпк'Ь литературныхъ заслугъ Петрова не сходились 
между собою тогдашн1е критики. Одни изъ нихъ увлекались ли- 
рическими нар'§ч1ями Петрова и называли его вторымъ Ломоно- 
совымъ; друпе недоверчиво смотр'Ьли на прославляемаго лирика, 
предоставляя времени р'бшить, выйдетъ ли изъ Петрова второй 
Ломоносовъ или же Петровъ останется навсегда только Петро- 
вымъ ®^), 

Признавая ли справедливымъ первое мн^н1е, въ угоду ли 
Потемкину или въ надежд'Ь пр1обрЬсти въ лиц']Ь образованнаго и 
трудолюбиваго писателя новую силу для зарождавшагося учреж- 
дешя, Дашкова предложила Петрова въ члены россшской ака- 
демш. Въ собраши 11 ноября 1783 года, третьемъ со времени 
учрежден1я академш, избранъ въ члены ея предложенный пред- 
сЬдателемъ, княгинею Дашковою «господинъ надворный сов'Ьт- 
никъ Васил1Й Петровичъ Петровъ» ''^). Принявъ выборъ съ бла- 
годарностью, Петровъ однакоже р1&шительно отказался отъ уча- 
ст1я въ какихъ бы то ни было академическихъ трудахъ и пред- 
пр1ят1яхъ. Несравненно выше ихъ онъ ставилъ переводъ Эне- 
иды, которому на ту пору онъ отдавалъ всЬ свои досуги. Въ пе- 
ревод'1 Энеиды онъ вид'Ьлъ свое настоящее призван1е и съ наив- 
ною самоув'Ьренностью заявлялъ, что едва ли кто другой въ со- 
СТ0ЯН1И совершить этотъ великш подвигъ. На прпглашен1е уча- 
ствовать въ трудахъ академ1и Петровъ прислалъ любопытный 
отв'Ьтъ ^^): 

Милостивый государь! 

При письм-Ь вашемъ получилъ я букву Р и начертан1е, ака- 
демхею утвержденное, пзъ котораго усмотр'Ьлъ что сочинеше, 



42 м. и. сухомлиновъ, 

словаря есть д-йло не шуточное. Оно требуетъ вниман1я и доволь- 
наго времени. И я бы желалъ, по моему къ словеснымъ наукамъ 
люблен1ю, спосп-Ьшествовать всЬми силами росс1Йской академ1и 
въ толь достохвальномъ начинан1и; но какъ я им'Ью довольно 
важный трудъ на рукахъ, каковъ есть преложен1е Виргил1я, ко- 
торый всего меня занимаетъ; прошу васъ, милостивый государь, 
объяснить академ1и мою невозможность быть ей въ сочинен1и 
словаря соучастникомъ. Просв-Ьщенные члены, безъ сумн'Ьн1я, 
ув-Ьрены, какого труда и терп'Ьн1я стоитъ прелагать Виргил1я, 
особливо такому м'Ьшкотному, или, лучше сказать, мало на свои 
силы полагающемуся челов'Ьку, какъ я. И кто знаетъ, можетъ 
быть сочинять словарь мнопе ум'Ьютъ, а перевесть Виргил1я 
стихами, съ н-Ькоторою иснравност1ю, я одинъ удобенъ. Не по- 
думайте, что я хвастаю своими талантами. Я ув'Ьренъ, есть въ 
Россш тысячи блещущихъ умовъ, но не у всякаго на толь дол- 
гш трудъ достанетъ терп'Ьн1я. Притомъ вообразите, что мой 
трудъ благоугоденъ ея императорскому величеству, усердной 
словесныхъ наукъ покровительниц-Ь , которая доставляетъ мн-Ь 
возможные способы къ безном-Ьшному онаго продолжен1ю; и я 
напрягаю крайн1я силы, особливо при случающихся мн1Ь ньш-Ь 
часто бол-Ьзненныхъ припадкахъ, окончить оный, сколь можно, 
скор-Ье, дабы та особа, которая благословила его начало, ув-^н- 
чала и конецъ, милостивымъ, какъ ей обычно, на него воззр^н!- 
емъ. Похвала устъ ея — мой лавръ. Не завидьте моему счаст1ю. 
Но хотя я отрицаюся принять трудъ, возлагаемый на меня ака- 
дем1ею, я всЬмъ сердцемъ благодарю за доброе обо мн'б ея мн-Ь- 
н1е, и постараюсь дать ей отчетъ въ моемъ времени другими сви- 
детельствами, но который послужатъ къ распространен1ю же 
словесныхъ наукъ, о коихъ толико достохвальное она им'Ьетъ 
попечете. 

Им'Ью честь быть съ пстиннымъ почтешемъ вашъ, 
милостиваго государя, 

покорн'Ьйш1й слуга 

В. Петровъ. 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 43 

И. е. БОГДАНОВИЧЪ. 

Въ одно время съ Петровымъ, 11 ноября 1783 года, из- 
бранъ, по предложен1ю О. П. Козодавлева, въ члены росс1йской 
акаделпи «господинъ коллежск1Й асессоръ Ипполитъ бедоровичъ 
Богданович7>» ^*). Въ противоположность Петрову, Богдановичъ 
оказался однимъ изъ самыхъ д-Ьятельныхъ членовъ академш, при- 
нимая постоянное и ревностное участ1е въ ея занят1яхъ и ра- 
ботахъ. ^ 

Богдановичъ весьма усердно посЬщалъ академическ1я собра- 
Н1я; особенно часто, не пропуская почти ни одного собран1я, бы- 
валъ онъ въ академш съ мая 1789 до января 1792 года. Не- 
мног1е изъ сочленовъ Богдановича могли сравниться съ нимъ въ 
исправности пос'Ьщен1я академическихъ засЬдан1Й. 

Немедленно по вступленхи своемъ въ академию Богдановичъ 
избранъ былъ въ члены издательнаго отд'Ьла, на которомъ ле- 
жали заботы объ исправномъ изданш предпринятаго академ1ею 
словаря ^■^). 

Тогда же Богдановичъ взялъ на себя собиран1е словъ на 
букву Ф, который и представилъ академ1и весьма скоро, употре- 
бивъ на эту работу не бол'Ье четырехъ недель ^'^). 

По издан1и первой части словаря, Богдановичъ сообщилъ 
академ1и дополнен1я на букву А '^'). 

Для академическаго словаря Богдановичъ выбиралъ также 
слова изъ сочинешй Александра Петровича Сумарокова, об-Ьщая 
«зам-Ьтить все, могущее послужить прим'Ьромъ». Всл'Ьдств1е за- 
явлен1я одного изъ членовъ академ1И о необходимости приводить 
прим-Ьры изъ сочпнен1й Сумарокова, къ Богдановичу обратились 
съ просьбою доставить въ академ1ю выбранные пмъ изъ Сума- 
рокова прпм'Ьры по крайней м-ЬрЬ на буквы Б и В. Богдановичъ 
отв-Ьчалъ на это, что онъ «съ радост1ю желаетъ способствовать 
трудамъ академ1и и, сколько время допуститъ, доставлять свои 
прим-Ьчантя на лучш1я м^ста всЬхъ, не токмо стихотворческихъ, 
но и прозаическихъ творентй» *^'^). 



44 м. и. сухомлиновъ, 

Не ограничиваясь языкомъ литературнымъ, пропзведенхями 
образцовыхъ, по понят1ямъ того времени, писателей, Богдановичъ 
обращался и къ памятникамъ народеаго языка и словесности, и 
сообщилъ академш «сд'Ьланное имъ собран1е народныхъ словъ и 
поговорокъ» ®^). 1 

При обсужденш спорнаго вопроса о слов'Ь: воскресеиге и его 
настоящемъ корн'Ь Богдановичъ чоталъ въ акадедпи «мн'Ьн1е свое 
сл-Ьдующаго содержан1я: '•^). 

«При изсл'Ьдованш корня какого либо слова , подверженнаго 
сумн'Ьн1ямъ, нужно войти въ истор1ю челов'Ьческаго разума. 
Корни самыхъ ученыхъ и избранныхъ словъ происходятъ и 
должны происходить отъ простыхъ речен1й, знаменовавшихъ 
вначал'Ь какую-лпбо простую вещь или какое-либо простое дМ- 
ств1е. Н^тъ сомн'Ьщя, что воскресенге знаемо было древнимъ 
прежде Христа Спасителя. Пророкъ Елисей воскресилъ юношу 
п въ писан1яхъ царя Давида читаемъ: воскресни, Господи! Спаси 
мя^Боже мой. Въдругомъ же м'Ьст'Ь: да воскреснешь Богъ и раз- 
точатся врази его. Посему должно предположить н'Ькоторые 
первобытные глаголы, хотя неупотребительные. Сложный гла- 
голъ воскреснуть предполагаетъ, конечно, простой глаголъ крес- 
нуть. Глаголъ воскресить предполагаетъ кресить. Глаголъ вос- 
крешать предполагаетъ крешать. Р^^шивъ по исторти, что ни 
воскреснуть, ни креснуть, ни кресить отъ Спасителева крестсь 
происходить не могутъ, должно разсмотр'Ьть, что слово крещенге, 
им'Ьющее ощутительное единство съ крегтнгемъ, равно отъ Спа- 
сителева креста происходить не можетъ, ибо Христосъ прежде 
страстей крестился, и его крещеше инако называется Б'огояе./гете 
не токмо въ русскомъ, но и въ другпхъ христханскихъ языкахъ. 

Если слово крещенге значитъ явлен1е Бога, то сл'Ьдуетъ, что 
воскрегценге, или, по употребительному изреченхю, воскресенге и вос- 
крегаенге есть то же, что возъявлен1е или новое сущности явлен1е. 

Хргютосъ изъ мертвыхъ воскресъ будетъ то же, что Хри- 
стосъ возъявился, т. е. вновь явилъ сущность свою, или вновь 
ознаменовался жизн1ю; равнымъ образомъ, когда другихъ вое- 



ИСТОРГ )СС1ЙСК0Й АКАДЕМга. 45 

крешалъ и Лазаря еще ен^де страстей своихъ, будетъ то же, 
что явилъ ихъ въ пре; ей сущности. И какъ въ славенскомъ 
язык'Ь не находится щ.гола существовать, то казалося бы, что 
глаголъ креснуть долженствовалъ заменять сей недостатокъ. 
Что надлежитъ до глаголовъ кресить и крегиать, то кажется, 
что оные и ные-Ь употребляются въ справедлив-Ьйшемъ пхъ про- 
изношен1и крестить и крещать, т. е. знаыенить и знаменовать 
существо или жизнь крещаемаго». — 

По вызову россшской акадедпи, Богдановичъ прпнялъ на себя 
составлеше П1итики, занимаясь вм^^стй сът1Ьмъкакимъ-то, «долго- 
временнымъ сочиненхемъ», и присылалъ для академическихъ пз- 
дан1й свои вклады, стихотворные и прозаичесше. Вклады эти 
принимались неособенно радушно, какъ открывается изъ любо- 
пытной переписки между авторомъ и членами академ1и. 

Получивъ отъ академш предложен1е «сочинить науку россш- 
скаго стихотворен1я» пли «правила россшской поэзш», Богдано- 
вичъ отв'Ьчалъ академику И. И. Лепехину '^_): 

Милостивый государь 

Иванъ Ивановичъ, 

Почтенное и в-Ьжливост1ю наполненное письмо ваше отъ 26-го 
минувшаго декабря я пм-Ьлъ честь получить. Благодарю импера- 
торскую россхйскую академ1ю за напамятован1е моихъ любоохот- 
ныхъ въ словесностяхъ упражненш. Весьма ласкательно такое 
благоволительное напамятоваше мн-Ь, какъ старинному россшской 
академш сочлену, который никогда не предполагалъ себ-Ь бол-Ь 
пр1ятнаго воздаян1я, какъ то, чтобы удостоиваться дружелюбныхъ 
благорасположенш моихъ почте нныхъ собрат1й. Въ семъ вид'Ь 
время, посвященное для академ1и, соотв1Ьтственно было моему 
усерд1ю. Но какъ я не получилъ изв'Ьщен1я, пм-Ью ли честь и 
ньш"! принадлежать академ1и, ни о новыхъ ея членахъ и предпи- 
сан1яхъ, то, милостивый государь, извините меня благодушно, 
когда на сей случай усерд1е мое останавливается, въ нев']^д'6нш о 
вещахъ, кои толь близко принадлежатъ моимъ склонностямъ, 



46 м. и. сухомлиеовъ, 

охот-Ь, усерд1ю и купно вашему уважен1ю, которымъ вы меня 
почтить благоволили. 

Есмь съ совершеннымъ къ Вамъ иочитан1емъ и преданно- 
СТ1Ю, милостивый государь, 

вашъ всепокорн'Ьйш1й слуга 

Ипполйтъ Богдановичъ. 

Посылая для академическихъ издан1Й свою стихотворную 
йбезд-блушку», Богдановичъ писалъ предс1Ьдателю росс1йской ака- 
демш А. А. Нартову '-'): 

Милостивьи! государь 

Андрей Андреевичъ, 
Пр1ятное и обязательное вашего превосходительства письмо 
отъ 14 апреля, съ приложенною при немъ Росс1йскою Грамма- 
тикою, им-Ьлъ я честь получить, Какъ любитель россшскаго слова, 
весьма радуюсь видеть новые, подъ вашпмъ, милостивый госу- 
дарь, руководствомъ, на пользу отечества, плоды академ1и; и 
какъ особо вашъ истинный почитатель, многократно благодарю 
васъ и за произведен1е, и за благосклонное сообщен1е зш'Ь тру- 
довь академическихъ, возвышаюш,ихъ честь Росс1и и славу обо- 
жаемаго ея самодержателя. Весьма для меня лестно приглашен1е 
вашего превосходительства къ соучаствован1ю въ полезныхъ тру- 
дахъ академическихъ. Прошу васъ и россшскую императорскую 
академ1ю быть въ полной ув-Ьренности, что въ усерд1и моемъ къ 
тому не будетъ недостатка. Вы, конечно, извинить меня изво- 
лите, естьли время не позволитъ мн'Ь служить вамъ частыми въ 
академическ1я издан1я работами, ибо я предпринялъ потрудиться 
надъ нЬкоторымъ долго временнымъ сочинешемъ, которое, уповаю, 
возможетъ такъ же счастливо удостоиться вашего ко мн'Ь толь 
благорасположительнаго одобрен1я, а къ тому не преминулъ я, 
по прежнему отъ академ1и приглашен1ю, начертать планъ и дру- 
гому сочпнен1ю, т. е. правиламъ росс1Йской поэзш. Желается 
МН'Ь, если Богъ поможетъ, совершить въ услугу отечеству и то 
и другое. 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМ1И. 47 

Правила россшской поэз1И разд'Ьлилъ я на пять частей: 

первая содержитъ понят1я о усовершенствован1и слова въ 
пространпомъ смысл'Ь; 

вторая — о П0Э31И словесной росс1йской; 

третья — о поэзш гармоничной росс1йской; 

четвертая — о музык"! поэтической; 

пятая — о сочетан1и поэз1и съ музыкою. 

Но С1Ю работу я произвожу неторопливо, и думаю, что м^ш- 
катность должна служить въ пользу сочинен1я таковаго рода. 

Между т'Ьмъ пр1емлю вольность пр1общить зд'Ьсь къ вашему 
превосходительству стихотворную безд-Ьлушку, какая, на сей 
первьп! случай, у меня въ черныхъ бумагахъ отыскалась. Для 
ежем'йсячнаго же издан! я приходитъ мнЬ на память, что посл'Ьд- 
няя ода моя на коронац1ю, удостоенная высочайшаго государя 
императора благоволен1я п вашему превосходительству отъ меня 
сообш;енная, нигд'Ь еще не напечатана. Не изволите ли разсудить 
за благо пом-Ьстить ее, гдЬ и какъ прилично. Прилагаю также 
оду на бракосочетан1е государя императора, которая, помнится, 
въ общихъ изданхяхъ не была же напечатана. Ту и другую пре- 
доставляю въ полное ваше благорасположен1е. Постараюсь при- 
слать къ вамъ не въ долгомъ времени и другое что-нибудь новое 
въ ежем-Ьсячное и.здаше. 

Главная моя награда конечно всегда будетъ ваше, милости- 
вый государь, и высокопочтенной моей собрат1И одобрете и бла- 
говолен1е. 

Притомъ однако долженъ вамъ изъявить, съ полною сердца 
моею откровенност1ю п дов'Ьренност1ю, что доходы мои весьма 
не широки и ограничиваются однимъ только коллежскаго сов'Ьт- 
ника жалованьемъ, какое въ Боз-Ь почиваюидая государьп1я им- 
ператрица мн-Ь по смерть, за сорокол'Ьтнюю службу, продолжать 
повел-бла, во ожидан1и лучшаго, ея кончиною неисполненнаго. 
Поддерживаюсь ньш'Ь не инако, какъ продая въ нужд-Ь часть 
моей библиотеки. Силы мои и усерд1е хотя достаточны ко всту- 
плен1Ю опять въ службу, но скоро ль откроется вицегубернатор- 



48 м. и. сухомлиновъ, 

екая ваканц1я въ Курск'Ь, или другое въ Петербург Ь, съ хоро- 
шимъ жалованьемъ, приличное для меня м-Ьсто, подвержено не- 
изв-Ьстности; а меяау т-^мъ, естьли кто пзъ высокопочтенной 
моей собрат1и, им'Ья доступъ ко благод'Ьтельному государю, пред- 
ставить ему мои нужды и исходатайствуетъ изъ кабинета, до 
опред'§лен1я меня къ м'Ьсту, подкр-Ьпительное состоян1ю моему 
жалованье, тому безконечно буду обязапъ и благодаренъ. Про- 
сить о томъ росс1йскую императорскую академ1ю не осм-йливаюсь 
потому только, что академ1я, въ строгости учрежден1я, ограни- 
чена въ своихъ доброжелан1яхъ и благотворен1яхъ, но предаю 
Богу, государю и благо д^Ьтелямъ о благосостоян1и моемъ при 
добрыхъ случаяхъ попечеше, 

Есмь съ высокопочитан1емъ и полною къ особ'Ь вашей пре- 
данност1ю, 

милостивый государь, 

вашего превосходительства, 

всеусердн-Ьйшхй и всепокорн^йш^й слуга 

Ипполитъ Богдановичъ. 

Вскор'Ь посл-Ь этого Богдановичъ прислалъ Нартову «тетрад- 
ку» своего сочинен1я при сл'Ьдующемъ письм-й'^): 

Милостивый государь 
Андрей Андреевичъ! 
На обязательное письмо вашего превосходительства, отъ 
24-го мая, не могу отв-Ьтствовать лучше, какъ прилагая при 
семъ тетрадку для академическихъ издан1й и вамъ, милостивый 
государь, препоручая особо посильныхъ трудовъ моихъ благо- 
пр1ят1е. Что падлежитъ до упоминаемыхъ вами п]зиличныхъ воз- 
даянш отъ академ1и, признаюсь вамъ искренно, что не им-йю въ 
виду денежныхъ награжденш, и былъ бы прискорбенъ, еслибы 
усерд1е мое т1^мъ платилось. Видя же ваше благорасположенхе до- 
ложить при случа'Ь государю о моихъ способностяхъ и усерд1и къ 
д'Ьлу, взялъ я см-Ьлость р'Ьчь мою, какую къвамъ посылаю, деди- 
ковать государю императору и представить его величеству чрезъ 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 49 

благопредстательное посредство ея величества государыни импе- 
ратрицы вдовствующей. Такимъ образомъ над'Ьюсь подать вамъ 
способъ представлять государю о теперешнемъмоемъположен1и. 
Съ поправлен1емъ состоян1я, вамъ изв'Ьстно, таланты и усерд1е 
возрастаютъ. Много былъ бы я доволенъ особымъ изъ кабинета, 
сверхъ пенс1и, до опред'Ьленхя меня къ м^сту, хорошимъ жало- 
ваньемъ, доволенъ былъ бы хоть чиномъ, хотя крестомъ, об'Ь- 
щаннымъ въ кавалерской владим1рской институцш, хотя другимъ 
какимъ государ скимъ отлич1емъ, только бъ не былъ я наказанъ 
малою единовременною денежною выдачею, какая уни^^етъ духъ 
и погашаетъ дворянское усерд1е. Благод-Ьятя же ваши поста- 
раюсь заслуживать вс1Ьми моими силами, и доказывать, что я есмь 
истиннымъ образомъ, съ глубочайшимъ почитан1емъ и полною 
къ особ'Ь вашей преданност1ю, 

милостивый государь, 

вашего превосходительства 
всеусерднМшхй и всепокорнМш1й слуга 

Ипполитъ Богдановичъ. 

Обращаясь къ своимъ сочленамъ и судьямъ посылаемаго 
произведешя, Богдановичъ говоритъ'*): 

Высокопочтенная моя собрат1я! 

Предлагая посильный трудъ мой вашему благоволительному 
вниман1ю, всепокорн-Ьйше васъ прошу воспр1ять благодушно не 
столько талантъ мой, какъ усерд1е, съ каковымъ охотно желаю 
соучаствовать въ вашихъ общеполезныхъ упражнен1яхъ. 

Есмь съ истиннымъ къ вамъ высокопочитан1емъ и досто- 
должною приверженност1Ю, 

высокопочтенная моя собрат1я, 

вашъ всеусердн-Ьйшхй и всепокорн']Ьйшш слуга 

Ипполитъ Богдановичъ. 

Чт5 заключалось въ присланной Богдановичемъ «тетрадк'Ь» 
и как1я вещи называлъ онъ «безделушкою», видно изъ ответа 

СборниЕЪ II Отд. И. Л. Н, 4 



50 м. и. сухомлиновъ, 

академш на запросъ, сд-Ьлааный ей министерствомъ по поводу 
сочиненш Богдановича: "") 

Въ академическомъ собран1И 10 ноября 1802 года читанъ 
былъ полученный изъ министерства народнаго просв'Ьш,ен1я за- 
просъ сл'Ьдующаго содерн{ан1я: 

«Въ канцелнр1Ю зганистра народнаго просв^Ьщен1я изъ кан- 
целярти акадейии росс1йской нужно им']Ьть въ скоромъ времени 
точныя св'Ьд'Ьн1я: когда и по какому случаю Ипполитъ Богдано- 
вочъ прпглашаемъ былъ росс1йскою академ1ею къ соучаст1ю въ 
трудахъ е^? По сему ли приглашешю, или отъ него самого при- 
сланы были въ академ1ю его сочинен1я и как1я именно? Об-бщаны 
ли были ему денежныя награды за кашя-нибудь сочпнен1я? и 
присланный имъсочинешя одобрены ли академ1ею»? 

Всл'Ьдств1е этого запроса, въ томъ же зас'Ьдан1И читана была 
непрем'Ьннымъ секретаремъ записка, объясняющая весь ходъ 
д-Ьла и проливающая св-Ьтъ на сношен1я Богдановича съ россш- 
скою академ1ею. Въ записк'Ь говорится: 

«Императорская россшская академ1я чрезъ С.-Петербургсшя 
Б'Ьдомости отъ 11-го числа 1юня 1801 года приглашала между 
прочимъ упражняющихся въ росс1Йскомъ стихотворен1и къ со- 
чинен1ю оды на день коронован1я его императорскаго величества 
Александра 1-го, опред-Ьляя за лучшую оду въ почесть золотую 
медаль, а за другую оду, изяществомь своимъ къ первой подходя- 
щую, — серебряную медаль. Оды с1и долженствовали быть при- 
сылаемы съ произвольною надписью, съ запечатанною запискою, 
содержащею имя и м-Ьсто пребыван1я сочинителя. Г. коллежскш 
сов-Ьтнпкъ Ипполитъ ведоровичъ Богдановичъ по сему ли при- 
глашен1ю, или по долгу зван1я члена академш сообщилъ въ оную 
списокъ оды на случай коронацш государя императора Алек- 
сандра 1-го при письм-Ь на имя г. президента академ1и Андрея 
Андреевича Нартова, отъ коего, по согласш собран1я,1юля 27-го 
числа 1801 года бывшаго, между прочимъ, отв-Ьтствовано было 
следующее: «объ од'Ь откровенно вамъ доношу, что печатать ее 
отъ академш не могу и подать оную отъ лица вашего см'Ьлостп 



1 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 51 

не шмЪю; поелику сочинитель, ежели почитаетъ твореше свое 
достойнымъ поднесен1я, долженъ искать путь къ сему чрезъ 
статсъ- секретаря. Впрочемъ доставленный ко мн-Ь списокъ оды, 
яко достойное похвалы сочинен1е, я имЬлъ честь сообщить ака- 
дем1и, которой весьма пр1ятно будетъ получать отъ васъ разнаго 
рода прозапчесшя и стихотворческ1я сочинен1я, которыхъ она ст^ 
удовольств1емъ ожидать будетъ». И поелику г. Богдановпчъ, со- 
общая академ1и с1ю оду, не скрылъ своего имени, то оная и не 
могла птти въ конкурсъ съ прочими присланными въ академ1ю 
одами съ запечатанными сочинителей пхъ именами, и симъ са- 
мымъ лишилъ себя права на получен1е об-Ьщаннаго отъ академ1п 
награжденхя золотою или серебряною медалью, ежели бы его ода 
того была удостоена. — Отъ 26-го декабря 1801 года покойный 
непрем-Ьнный академ1п секретарь статск1й сов'Ьтнпкъ Иванъ Ива- 
новпчъ Лепехинъ, по препоручен]'ю г. президента во время со- 
бран1я, бывшаго въ 14-й день того же декабря, писалъ къ г. 
Богдановичу: «Не заодно ли ему будетъ принять на себя трудъ 
составить правила россшскаго стпхотворен1я, пли росс1Йской по- 
эзш, и просилъ его, буде угодно будетъ ему принять сей трудъ, 
прислать въ академ1ю начертанхе симъ правиламъ, которое, по 
разсмотр'Ьн1и въ академ1и, возвращено ему будетъ, дабы онъ, 
сл-Ьдуя оному начертаи1ю, могъ продолжать сей трудъ, по со- 
вершен1п коего академ1я пристойное сдЬлать ему возмезд1е за 
долгъ себ-Ь поставитъо. На таковое приглашен1е г. Богдановичъ 
сд'Ьлалъ г. Лепехину письменный отзывъ отъ 6-го генваря 
1802 года, въ коемъ между прочпмъ ппшетъ: «Благодарю импе- 
раторскую росс1Йскую академтю за напамятоваше ноихъ любо- 
охотпыхъ въ словесностяхъ упражнен1Й. Весьма ласкательно 
такое благоволительное капамятован1е мн'6, какъ старинному 
росс1Йской академ1и сочлену, который никогда не предполагалъ 
себ-Ь бол-Ь пр1ятнаго воздаян1я, какъ то, чтобы удостоиваться 
дружелюбныхъ благорасположен1й моихъ почтенныхъ собрат1й. 
Но какъ я не получштъ пзв-Ьщентя, им-Ью ли честь и нын'Ь при- 
надлежать академ1И, ни о новыхъ ея членахъ и предипсан1яхъ, 

4* 



52 м. и. сухомлиновъ, 

то, милостивый государь, извините меня благодушно, когда на 
сей случай усерд1е мое останавливается въ нев'Ьд'Ьеш о вещахъ, 
кои толь близко принадлежать моимъ склонностямъ, охотй и 
усерд1ю«. Отъ 14-го апр-Ьля сего года г. президентъ, его пре- 
восходительство Андрей Андреевичъ Нартовъ, препровождая къ 
г. Богдановичу, яко члену академхи, изданную оною россшскую 
грамматику и ув-Ьдомляя, что академ1я, по высочайшему соизво- 
лешю, сверхъ обыкновенныхъ ея трудовъ обязана издавать еже- 
м-Ьсячнын прозаическ1я и стихотворчесшя сочинен1я, приглашалъ 
его такъ, какъ любителя наукъ словесныхъ и члена академ1и, 
принять участ1е въ семь труд-Ь, сообщая въ академш свои тво- 
рен1я, до словесныхъ наукъ относящхяся. На с1е письмо г. Бог- 
дановичъ между прочимъ отв-Ьтствуотъ : «что таковое пригла- 
шен1е для него лестно, и въ усерд1И его къ тому не будетъ недо- 
статка; что онъ не премпнулъ по прежнему приглашешю отъ 
академ1и начертать планъ правиламъ россшской поэзш», кото- 
рый онъ въ семъ же письм-Ь въ 6-ти строкахъ состоящ1й и со- 
обш,аетъ. При семъ же письм1Ь доставилъ онъ въ академ1ю: 
1) Стихи, въ 27-ми строкахъ состояш,1е, отъ про^зжаго къ 
Ульяшь, сирош)ь, въ деревшь просящей милостинки. 2) ОдуЕка- 
терипп, именемъ второй, дплами первой, на бракосочетан1е ихъ 
императорскихъ высочествъ, государя великаго князя Алек- 
сандра Павловича и государыни великой княгини Елизаветы 
АлексЬевны, сентября 28 дня 1793 года, и притомъ ув1§дом- 
ляетъ, что академ1я можетъ также пом-Ьстить въ ежем'Ьсячныхъ 
издан1яхъ и сообщенную пмъ прежде оду на коронащю государя 
императора Александра Павловича, которая, по его же въ семъ 
письм-Ь изв'Ьщен1ю, удостоена высочайшаго благоволен1я. — - По 
сему случаю г. президентъ академ1и отв'Ьтствовалъ г. Богдано- 
вичу, что для него пр1ятно, что онъ, г. Богдановичъ, предпри- 
нялъ трудъ сочинить россшскую П0Э31Ю, желая ему усп'Ьшныхъ 
въ томъ подвпговъ, уверяя, что безъ приличнаго воздаян1я оное 
не останется, и прося его притомъ сообщать и впредь свои сти- 
хотворешя для ежем1&сячныхъ сочиненш. — Наконецъ 17-го 1юня 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМГИ. 53 

доставилъ онъ академ1п рпчь о достоинствт вообще словесности 
и о произведенш словъ россгйсккхъ, при двухъ ппсьмахъ, изъ ко- 
ихъ первое писано на имя г. президента, въ которомъ г. Богда- 
еовичъ между прочимъ изъясняется, что таковое его сочинеше 
подастъ его превосходительству способъ представлять государю 
императору о теперешнемъ его положен1и, и что онъ много бы 
былъ доволенъ особымъ изъ кабинета, сверхъ пенсш до опред'Ь- 
лен1я къ м'Ьсту, хорошимъ жалованьемъ, или хотя чиномъ, хотя 
крестомъ, об'1^щаннымъ въ кавалерской владимхрской институц1и, 
хотя другимъ государскпмъ отлпч1емъ, кром-Ь малой единовре- 
менной денежной выдачи, какая уножаетъ духъ и погашаетъ 
«дворянское усерД1е)). Второе жь письмо къ г. членамъ академ1и, 
въ коемъ просптъ онъ о благосклонномъ труда его прпнятш. 

2-е. Изъ сего явствуетъ, что академ1я, приглашая г. Богдано- 
вича къ сочинен1ю правилъ россшскаго стихотворства, об-Ьщала 
ему сд'Ьлать соразм'Ьрное возмезд1е. Но какое именно, о семъ ни- 
чего не сказано. Впрочемъ помянутаго сочинен1я въ академ1ю и 
понын'Ь еще отъ него не сообщено. За проч1я жь вышеупомяну- 
тыя стихотворен1я и р'йчь, въ академ1ю имъ, г. Богдановичемъ, 
сообщенный, никакого награжден1я отъ россШской академш ему 
не было об'Ьщано. 

3-е. О стихахъ и одахъ, г. Богдановичемъ сообщенныхъ, 
академ1я р'Ьшительнаго разсужден1я не им'Ьла, ибо она строжай- 
шее разсмотр'Ьн1е вс'Ьхъ творен1Й, какъ поньш'Ь присланныхъ, 
такъ и т-Ьхъ, кои впредь для пом'Ьщен1я въ ежем'Ьсячныя изда- 
н1я присылаемы будутъ, оставляетъ до того времени, когда она 
дМствптельно прпступитъ къ издан1ю помянутыхъ сочинен1Й. 
Что жь касается до р-Ьчп о достоинств-Ь вообще словесности, то 
по прочтенш оныя въсобрашп 5-го 1юля, н'Ькоторые пзъгосподъ 
членовъ приняло на себя трудъ, прочтя оную особенно, сообщить 
академтп ппсьменныя своп на нее зам'Ьчан1я, изъ копхъ господа 
члены академш, прпсутствовавш1е въ бывшее августа 23-го дня 
собран1е, видя, что р'Ьчь с1я ни по слогу, каковымъ она писана, 
ни по мыслямъ, въ ней содержащимся, не заслуживаетъ одобре- 



54 м. и. сухомлиновъ, 

н1я императорской россшской академш, опред-йлпли: оставить ее 
безъ всякаго д'Ьйств1я п хранить въ академическомъ архив-Ь». 

Въ конц'6 1802 года разсуждали въ академ1о о сочинешяхъ 
Богдановича и о предстоящей автору д-Ьятельности, а въ начал1Ь 
1803 года получено изв-Ёстхе о ;его кончине. Курск1й граждан- 
ск1й губернаторъ ув'Ьдомилъ россшскую академию, что «находив- 
шшся въ Курск']^ коллежск1й сов-Ьтникъ Ипполитъ Эедоровпчъ 
Богдановичъ, бывъ н'Ьсколько дней болеаъ, сего генваря 7 числа 
въ первомъ часу по полуночи скончался, коего т^ло, по долгу 
христ1анскому, предано земл-Ь 9 числа сегожъ течешя, на хер- 
сонскомъ кладбищ'Ь)^'^). 



И. И. ХЕМНИЦЕРЪ. 

Изъ писателей, д-Ьятельность которыхъ им-бетъ неоспоримое 
значен1е въ истор1и русской литературы, избраны, также въ 
восемнадцатомъ стол1т1и, въ члены россшской академш: Хеыни- 
церъ, Капнистъ и Дмитр1евъ. 

Имя Хемницера только два раза встр-Ьчается въ л1&топпсяхъ 
россшской академ1и: первый разь — при изв-Ьст1И о выбор'Ь его 
въ члены академш, второй п посл-Ьдн^й — при пзв'§ст1И о кончинЬ 
преждевременно умершаго писателя. 

Хемницеръ избранъ 24 Февраля 1784 года по предложен1ю 
члена росс1йской академш Николая Александровича Львова «глав- 
наго почтовыхъ д'Ьлъ правлен1я сов'Ьтника». Въ академическомъ 
собран1и 24 Февраля 1784 года, по представленш княгини Даш- 
ковой, Н.А.Львова и Н.Я. Озерецковскаго, избраны академ1ею 
въ члены: архимандритъ Павелъ; «господинъ коллежскш сов-Ьт- 
никъ и генеральный консулъ въ Смирн-Ь Иванъ Ивановпчъ Хем- 
ницеръ» и докторъ медицины Н. П. Соколовъ» "). 

Не прошло и месяца со времени пзбран1я Хемницера въ 
члены академ1и, а его уже не было въ жпвыхъ: онъ скончался 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 55 

20 марта 1784 года. Въ первомъ посл-Ь смерти его академиче- 
скомъ собран1и И. И. Лепехинъ «исполнилъ печальный долгъ 
объявлен1емъ кончины достойнаго своего сочлена Ивана Ивано- 
вича Хемницера, надворнаго советника и генеральнаго консула 
въ Смирне, который творен1ямн своими, а наипаче баснями, 
между росс1йскимп вит1Ямо отхм-Ьнную заслужплъ похвалу» '^). 



В. В. НАПНИСТЪ. 

Васил1й Васильевичъ Капнистъ избранъ въ члены росс1йской 
академ1и 20 марта 1785 года. Въ записк'Ь академическаго со- 
бран1я 20 марта 1785 года сказано, что, по предложешю пред- 
седателя академш княгини Дашковой и преосвященнаго Гавр!- 
ила, митрополита с.-петербургскаго и новгородскаго , избраны 
по большинству голосовъ въ члены акадедии: корреспондентъ 
академш наукъ Веревкинъ и «иевскаго нам-Ьстничества губере- 
СК1Й предводитель, гвардш подпоручикъ Васил1Й Васильевичъ 
Капнистъ», и положено ув-Ьдомить ихъ объ этомъ, а находивша- 
гося въ то время въ Петербург']^ Капниста пригласить къ буду- 
щему собран1ю академ1и ^^). 

Капнистъ не воспользовался однакоже полученнымъ пригла- 
шен1емъ, да и впосл'Ьдств1П не обна^зужилъ ни мал-Ьйшаго жела- 
н1я посещать академ1ю. При Дашковой онъ былъ въ академш 
всего одпнъ разъ, 27 тм 1790 года; при Шишков-Ь — едва ли 
болЬе трехъ или четырехъ разъ; при Нартов-Ь не былъ, по соб- 
ственному свид'Ьтельству, ни одного раза. 

Изъ переписки Капниста съ президентомъ росс1пской ака- 
дем1п Шишковымъ уц-Ьл-бло сл'Ьдуюш.ее письмо ®''): 

Милостивый государь мой Александръ Семеновичъ, 

Не получая отъ вашего превосходительства отв^та на мои, 

безъ сомн'Ьн1я, скучныя письма еш,е съ скучн-Ьйшпми прпложе- 

Н1ЯМИ, 5'держиваю перо мое по сему предмету, хотя для онаго 



56 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

весьма пространное поприще вновь открылось. Но , истину ска- 
зать, всего не опишу. И такъ, оставя непр1ятное, поговорю о 
друг-Ь вашемъ Гавршл'Ь Романович'^, который обрадовалъ меня 
нечаяннымъ пос'Ьщен1емъ съ сестрою Дар1ею АлексЬевною и 
племянницею Прасковхею Николаевною. Они прогостили у меня 
12 дней и отправились на богомолье въ Кхевъ. Вы воображаете 
себ'Ь, что много было пр1ятнаго говорено объ васъ; онъ сЬтуетъ 
только, что не часто получаетъ отъ васъ письма. Сердечно обра- 
дованъ я, услыша, что ваше превосходительство сд'Ьлались гла- 
вою Р0СС1ЙСК0Й академш. Такое начальство принесетъ ей много 
пользы, и теперь я, если доведетъ Господь быть въ столиц'1, 
буду часто посещать храмъ словесности, чего не сдгьлалъ я ни 
разу 60 все время предаьдашелъства г. Нартова. Теперь можно 
будетъ дать полезшьйшее нстравленге академическому (журналу, 
о чемъ, ежели угодно, побесгьдуемъ современемъ пространтъе. 

Теперь обраш,аюсь къ себ-Ь и прошу покорнейше ваше превос- 
ходительство ув-Ьдомить меня, изволили-ль вы, по благосклонному 
об-Ьщанхю вашему, читать мое Видтнге его императорскому вели- 
честву, и какъ было принято оное. Я послалъ С1е сочиненхе го- 
сударьш'Ь императриц'Ь Елизавет-Ь АлексЬевн'Ь при письме моемъ, 
п удостоился получить отъ лица ея, чрезъ господина Лонгинова, 
весьма благоволительный отзывъ. — Я не могъ не похвалиться 
вамъ спмъ усп'Ьхомъ моимъ, зная, сколь благосклонное участ1е 
вы примете въ ономъ, и честь им-Ью пребыть съ совершеннымъ 
почтен1емъ и душевною преданност1ю, 

милостивый государь мой, 

вашего превосходительства 
всепокорн-Ьйшимъ слугою 

Василш Капнистъ. 

Присутствуя въ собранш росс1Йской академш 25 1юля 
1814 года, Капнистъ представилъ экземпляръ своихъ сочинешй, 
изданныхъ въ 1806 году, и при этомъ заявилъ, что долго не 
участвовалъ въ академическихъ занят1яхъ. Онъ былъ и въдвухъ 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1И. 57 

сл-Ьдующихъ зас'Ьдан1яхъ , и въ одномъ пзъ нихъ, 8 августа 
1814 года, принялъна себя работу по академическому словарю — 
выборъ словъ изъ Игоревой пгьсни и изъ Русской Правды ^^). 



И. И. ДМИТР1ЕВЪ. 

Иванъ Ивановичъ Дмитрхевъ единогласно избранъ въ члены 
россшской академш 18 хюля 1797 года, по предложешю преем- 
ника Дашковой, управляющаго академ1ею Павла Петровича 
Бакунина ®^). 

Въ день выбора Дмптр1ева Бакунинъ прислалъ на имя не- 
прем'Ьннаго секретаря россшской академ1и Ивана Ивановича 
Лепехина такого рода заявлеше: 

— Полковнико и департамента удгьловъ министру това- 
рищъ Иванъ Ивановичъ Дмитргевъ. 

Покорно прошу васъ, Иванъ Ивановичъ, предложить выше- 
означеннаго г. Дмитр1ева отъ имени моего въ члены нашей ака- 
демш. Способности его, я полагаю, вамъ и всему обществу из- 
в'Ьстны, почему и не предполагаю иного, какъ усп'Ьха въ моемъ 
представлен1и, кое, я над-Ьюсь, вы одобрите, если я самъ не буду 
въ собранш. 

П. Бакунинъ. — 

На бумаг'Ь пометка: «Избранъ тогоже числа. И. Лепехинъ». 
Лепехинъ ув'Ьдомилъ своего новаго сочлена о состоявшемся 
выбор-Ь, и получилъ сл1^дуюш,ш отв-Ьтъ ®^): 

Милостивый государь мой 

Иванъ Ивановичъ, 

Съ великимъ удовольствхемъ нр1емлю С1ю честь, которою 

императорская россшская академ1я благоволила меня удостоить. 

Признаюсь вамъ, однакожъ, что удовольств1е мое было бы еще 

совершенн'Ье, есть ли бы я, согласно съ лестнымъ для меня ва- 



58 м. и. сухомлиновъ, 

шимъ отзывомъ, над'Ьялся им-йть счаст1е быть д^ятельнымъ уча- 
стникомъ въ полезныхъ трудахъ акадезпи; но бывъ ее бол-Ье, 
какъ только смиреннымъ питомцемъ музъ, пожинавшимъ иногда 
въ продолженш воинской службы цв'Ьты парнаск1е, я могу только 
об'Ьщатъ быть прилежн'Ьйшимъ ученикомъ ея, искреннимъ почи- 
тателемъ трудовъ достойныхъ ея сочленовъ, и хранить къ сему 
знаменитому собран1ю и къ его высокопревосходительству, высо- 
копочтенному онаго председателю, сердечную мою благодарность 
и глубочайшее вниман1е. 

Васъ же, милостивый государь, какъ почтеннаго секретаря 
академ1й, всепокорно прошу оную уверить въ сихъ моихъ чув- 
ствахъ и полагать въ числ-Ь первыхъ почитателей достоинствъ и 
изв'Ьстныхъ ученому св^ту знаменитыхъ трудовъ вашихъ, 
милостивый государь мой, 

вашего покорн-Ьйшаго слугу 

Ивана Дмитриева. 

О правахъ своихъ на выборъ въ члены росс1Йской академ1и 
самъ Дмитрхевъ, въ дружескомъ, шутливомъ письм'Ь къ Мерзля- 
кову, отзывается такимъ образомъ: «Быль гвардш капитаномъ, 
потомъ оберъ-прокуроромъ въ сенат'Ь; ньш-Ь же нахожусь въ 
штатскихъ, тайнымъ сов'йтннкомъ. Вотъ моя гражданская жизнь, 
а ученая состоитъ только въ томъ, что я началъ было учить 
французскую грамматику, но по причин-Ь бывшаго въ нашемъ 
краю Пугачевскаго мятежа, не доучилъ ея; русской оюе и совоьмъ 
неучено] издалъ три томика кой-какихъ стихотворен1й, и попалъ, 
не понимаю и самъ какимъ- образомъ, въ члены россгйской акаде- 
мш и въ почетные члены московскаго университета» ®^). 

Дмитр1евъ посЬщалъ академ1ю такъ же р'Ьдко, какъ и Кап- 
нистъ. Число всЬхъ засйдашй, въ которыхъ былъ Дмитр1евъ со 
времени выбора въ академ1ю и до своей кончины, т. е. втечен1е 
сорока л-Ьтъ, едва ли простирается до десяти. 

Почти всЬ зас'Ьдан1я, въ которыхъ присутствовалъ Дмитр!- 
евъ, посвяш,ены были чтен1ю грамматики, составляемой членами 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 59 

росс1йской акадейпи и разсмотр-Ьнтю грамматпческихъ правилъ ^^). 
Въ одномъ изъ заседает, онъ участвовалъ въ присужден! и наг- 
рады Лобанову за его трагед1ю: Борись Годунова. Комитетъ, 
разсматривавш1Й трагедш Лобанова, нашелъ, что она написана 
съ надлежащею отчетливостью въ планЬ и съ нравственною 
Ц'§Л1ю; характеры большею частью хорошо выдернганы. Пяти- 
стопные ямбы, которые обыкновенно такъ вялы подъ перомъ 
неискусныхъ писателей, у него благозвучны, и цезура большею 
частью на второй стоп'Ь, чего необходимо требуетъ гармон1я 
этого стиха. Главн1&йш1й недостатокъ трагед1и заключается въ 
частой перем'§н'& м-Ьста д-Ьйствхя и въ выведен1и лицъ, появляю- 
ш,ихся на одно мгновен1е ^'^). 

Въ одномъ изъ собран1Й Дмитр1евъ представилъ въ академ1ю 
экземпляръ третьяго издан1я своихъ сочйнен1Й «въ знакъ отлич- 
наго уважен1я къ сему достопочтенному сослов1ю» ^^). 

Росс1йская академ1я, отдавая должное дарован1ямъ Дмитр1ева 
и его заслугамъна поприщ-Ь русской словесности присудила ему, 
въ собранш 14 января 1823 года, большую золотую медаль ^^). 
Въ отв^тномъ письм'Ь своемъ непрем'Ьнному секретарю академ1и 
П. И. Соколову, йзв-Ьщавшему о присужденш награды, Дмитр1евъ 
говоритъ: «Если бы я въ мужестве л-Ьтъ моихъ удостоился по- 
лучить столь лестное возмезд1е, каковымъ С1е знаменитое сосло- 
в1е благоволило почтить меня за легк1е и — ньш-Ь только назову — 
счастливые опыты въ поэз1И, занимавш1е досуги мои большею 
част1ю посреди развлечен1й и заботъ воинской жизни, тогда бы 
я могъ об-Ьщать ему усугубить мое рвеше къ дальвМшимъ по- 
двигамъ на поприш.'Ь словесности» ^^). 



Въ девятнадцатомъ стол'Ьт1И избраны были въ члены россш- 
ской академш: 

въ 1809 году — Александръ Александровичъ Писаревъ. 
въ 1810 году — князь Александръ Александровичъ Шаховской. 
въ 1811 году — Иванъ Андреевичъ Крыловъ. 



60 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

въ 1811 году — Николай Ивановичъ Гн-Ьдичъ. 

въ 1818 году — Николай Михайловпчъ Карамзинъ. 
Василш Андреевичъ Жуковск!й. 

въ 1819 году — Александръ бедоровичъ Воейковъ. 

въ 1833 году — Александръ Серг'Ьевичъ Пушкпнъ. 
Павелъ Алексаедровичъ Катенинъ, 
Михаилъ Николаевпчъ Загосконъ. 

въ 1839 году — князь Петръ Андреевичъ Вяземскш. 



А. А. ПИСАРЕВЪ. 

Въ собранш россшской академш 13 марта 1809 года из- 
бранъ былъ, по предложен1ю Державина, въ члены академш 
«лейбъ-гвардш семеновскаго полка полковникъ и кавалеръ Алек- 
сандръ Александровичъ Писаревъ, который еще въ прошедшемъ 
1807 году сообщилъ въ академш сочинешя его книгу подъназва- 
н1емъ: Предметы для художниковъ, избранные изъ россшской ис- 
тор1И, славянскаго баснословтя и изъ всЬхъ русскихъ сочиненш 
въ стихахъ и въ проз'Ь»'"'). 

Писаревъ былъ очень польщенъ выборомъ въ члены ака- 
дем1и, и выразилъ свою признательность въ краткой «прив-Ьтст- 
венной р-^чи», которую и представолъ въ академ1ю съ приложе- 
н1емъ перечня своихъ трудовъ^^): 

Прпвйтственная р'Ьчь 

почтенн'ййшимъ господамъ членамъ императорской россшской 

академ1п. 

Милостивые государи, 
Сколь лестно для меня быть избраннымъ въ члены знамени- 
таго С0СЛ0В1Я вашего, столь малъ во мн^^ даръ слова для изъяв- 
лен1я въ полной м'Ьр'Ь всей моей признательности! . . Слабость 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1И. 61 

дарован1й моихъ воспрещаетъ даже и помыслить мн-Ь, чтобы я 
могъ сравниться въ какой либо части словесности съ новыми для 
меня теперь товарищами, которыхъ доселе пр1обыкъ я почитать 
за наставниковъ свопхъ, и примерами которыхъ изощрялъ умъ 
свой, очиш,алъ вкусъ и научался красотамъ отечественнаго языка: 
то раскрывалъ книгу русскаго Иродота и, по давно минувшимъ 
событ1ямъ, пов-Ьрялъ настоящ1я времена, то восхищался сладко- 
звз^чной поэз1ей нашего Горащя, то читалъ въ новомъ Лонгин'Ь 
о богатств-Ь русскаго нар'Ьч1я. Вотъ уроки мои, которымъ сл'Ь- 
довалъ и нын'Ь сл'Ьдую, — оные заимствованы отъ васъ, милости- 
вые государи, потОхМу что были почерпнуты пзъ общихъ правилъ 
вашего сослов1я. Плоды оныхъ уроковъ представляю на безпри- 
страстное ваше сужденхе; если они маловажны, тому виною соб- 
ственный мой недостатокъ въ умственныхъ качествахъ, уроки 
же были во всемъ достаточны. 
Труды мои суть сл^дующхе: 

1. Книга, писанная для молодыхъ русскихъ художниковъ, 
которымъ въ предметахъ для картинъ излагаю я по порядку 
времясчислешя всЬ достопамятн-Ьйштя происшеств1я отечествен- 
ной исторш, равно и превосходныя м-Ьста изъ нашихъ поэтовъ п 
прозаистовъ, присовокупляя къ оному весь вымыселъ басносло- 
в1я славянъ и мног1я крптическтя прим'Ьчан1я касательно до худо- 
жественныхъ произведенш. Книгу С1Ю назвалъ я Предметами 
для художттовъ. 

2. Въ книг^Ь, названной Начертангемъ художество^ исчисляю 
кратко правила всЬхъ частей свободныхъхудожествъ: рисованхя, 
ваян1я, резьбы и зодчества; помещаю къ оному некоторые от- 
рывки для умственнаго или теоретическаго познан1я сихъ худо- 
жествъ. 

3. Такъ какъ на нашемъ язык-Ь не писано еще досел-Ь ника- 
кихъ общихъ правилъ для театра пли драматургги, то я забла- 
горазсудилъ выбрать изъ всЬхъ сочиненш Вольтера касательно 
до театральиыхъ зр'Ьлищъ и, собравъ все воедино, расположилъ 
оное по собственному своему оглавлен1ю. 



62 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

4. Им-Ья счастхе служить въ императорской гвард1и, обязан- 
ност1ю счелъ ознаменовать таковое мое служен1е ч'Ьмъ либо соб- 
ственно для себя памятнымъ, и для того предпринялъ написать 
полную истор1ю гвардш, съ начала ея учрежден1я до нын'Ьшняго 
времени. Краткш отрывокъ первыхъ листовъ сей истор1и напе- 
чатанъ въ тактическомъ журнал'Ь сего года подъ номеромъ чет- 
вертымъ. 

5. Желая по м'Ьр-Ь силъ моихъ участвовать въ похвальныхъ 
занят1яхъ вашихъ, милостивые государи, въ распространен1И оте- 
чественнаго языка, вводя оный въ употребленхе во всЬ умствен- 
ныя и худол^ественныя про113веден1я, приложу старан1е свое со- 
ставить н'Ькотораго рода учебный словарь по части свободныхъ 
художествъ, для котораго мног1е уже отрывки у меня готовы. 

Къ симъ моимъ упражнен1ямъ могу еще прибавить до поло- 
вины собранный кратк1Й словарь художникамъ со вмЬщешемъ 
жизнеописан1Й русскихъ художниковъ и собран1е многихъ стихо- 
творныхъ п прозаическихъ отрывковъ, напечатанныхъ въ раз- 
ныхъ ежем'Ьсячныхъ издан1яхъ. 

Вотъ отчетъ въ моихъ досугахъ, которыми теперь бол-Ье и 
бол'Ье буду дорожить п обращать ихъ на полезное, чтобы хотя 
сею неусыпност1ю къ словесности нашей могъ, по крайней м'Ьр'Ь 
отчасти, оправдать, милостивые государи, вашъ обо мн'Ь отзывъ. 

Александръ Писаревъ, 
членъ императорской росс1йской академш. 

Для академическихъ пзданш Писаревъ прислалъ статью о 
Еотевшоь приписьм'Ь на имя непрем'Ьннаго секретаря росс1Йской 
академ1и Петра Ивановича Соколова ®^): 

Милостивый государь 

Петръ Ивановичъ, 

Кочующая жизнь моя и ратные строи совершенно отвлекли 

меня отъ музъ, но любовь къ нимъ превозмогаетъ вс^Ь воинск1е 

труды: краду у службы минуты для словесности.... Посылаю къ 

вамъ н-Ькоторый отрывокъ о сочинителе Копгевить', нельзя ли 



ИСТОРШ РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 63 

оную статью поместить въ издавае1мыхъ книжкахъ отъ академ1и 
или отъБес'Ьды,ч'Ьмъ много обяжете къ вамъ пребывающаго съ 
почтен1емъ 

и покореаго къ услугамъ 

Александръ Писаревъ. 

О сочинен1яхъ Копхевича, 
учеваго ш-жа временъ Петра Велпкаго. 

Въ опыт-Ь исторпческаго словаря росс1Йскихъ писателей*) 
въ статье объ Ил1'Ь КопхевпчЬ сказано только: «онъ сочинплъ 
стихами панигирикъ, или похвальное слово на поб-Ьды Петра Ве- 
лпкаго; также сочинилъ латинскую съ росс1йскимъ грамматику п 
перевелъ книгу: Де-ГраФа или морское плаван1е; всЬ с1и книги 
напечатаны 1700 и 1701 годовъ въ Амстердам'^». 

Въ новомъ онытЬ псторическаго словаря о росс1Йскпхъ пи- 
сателяхъ **) прибавлено только то, что Илья Федоровъ, сынъ 
Котевскгй или Еотевичъ^ переводилъ книги на русск1й языкъ 
для содержателя амстердамской типограф1п Тесинга, утвержден- 
ной Петромъ Великимъ, и первая была напечатана книга въ 
1699 году подъ назван1емъ: Краткое введете во всеобщую исшо- 
ргю. Въ 1700 году напечатана была его же латинская грамма- 
тика съ русскимъ переводомъ и треязычный на латипскомъ, 
Н'Ьмецкомъ и русскомъ язык^ букварь пли словарь^ и некоторый 
друпя книги. По смерти же его, въ 1704 году, въ той же типо- 
граф1и напечатанъ былъ его переводъ: Авраама Де ГраФа о 
морскомъ плаванш. Копхевпчъ умерь въ 1701 году. 

Ни въ одной изъ кнпжныхъ русскихъ лавокъ въ об'Ьихъ сто- 
лицахъ нельзя отыскать сихъ вышеупомянутыхъ сочиненхй, п 
весьма у р-Ьдкпхъ частныхъ людей найдешь оныя въ кнпгохра- 
нилищахъ. Что же надобно заключить о т-Ьхъ его со чинен1яхъ, о 



*) Книга С1Я издана Николаемъ Новиковымъ п печатана въ СПБург!^ 
въ 1772 году. 

**) Пом-Ьщенное отрывками въ ежем-Ьсячномъ нзданхп: Д1)угъ просвпм1/етн 
на 1806 годъ; часть 4, стр. 159. 



64 М. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

которыхъ у насъ нигд-Ь не упомянуто, ниже самыми тщатель- 
ными издателями сихъ двухъ историческихъ словарей о русскихъ 
писателяхъ. Сверхъ пяти вышеприведенныхъ сочиненш Илш Ко- 
п1евича напечатано имъ было еще десять весьма важныхъ своихъ 
сочиненш, да въ рукописи у него хранилось и къ печати изгото- 
влено было тринадцать сочинен1Й. Выпишемъ о семъ изъ Фран- 
цузскаго временнаго 0здан1я, подъ назван1емъ Тревускаго (Тге- 
уоих) *) 1711 года, сентября м1Ьсяца, стран. 1657: «...Царь 
Петръ АлексЬевичъ во время царствовашя своего составилъ, 
образовалъ и обучилъ многочисленное войско. . . Онъ соорудилъ, 
вооружилъ, создалъ, если см-Ью такъ сказать, морскую силу, со- 
стоящую изъ семидесяти кораблей, подъ присмотромъ и началь- 
ствомъ однихъ русскихъ. . . Его нам-^рентя просв-Ьтить своихъ 
подданныхъ не ограничивались одними только военными подви- 
гами. Онъ щедрост1ю своею ум-Ьлъ привлечь къ себ1& многихъ 
ученыхъ мужей; основалъ школы; примерами и награжден1ями 
вселялъ въ подданныхъ своихъ любовь къ наукамъ; съ большою 
разборчивостью заставлялъ переводить и печатать многхя сочи- 
нен1я, а надъ н-Ькоторымп и самъ трудился. Ил1я Коп1евичъ 
тщательн-Ье всЬхъ изъ его подданныхъ въ томъ ему спосп'Ь- 
шествовалъ. Государь, усмотр-Ьвши въ юномъ росс1янин'§ умъ 
и охоту къ наукамъ, послалъ его въ Голлапд1ю въ 1698 году. 
Сочинен1я Копхевича, которыя напечатаны, и тЪ, которьш со- 
бирается онъ печатать, служатъ несомнительными доказатель- 
ствами о способностяхъ его ума и неутомимаго прилежан1я къ 
трудамъ. 

Сочинен1я Копхевича, з'же отпечатанный, суть: 

1. Введев1е въ пстор1ю съ описашемъ вселенной. 

2. Описаше небеснаго и земнаго шара. 

3. О военномъ искусств-Ь. 



*) Ежем-Ьсячное с1е нзданхе называлось Тревускнмъ по городу Трену, въ 
которомъ издавалось оное хезуитами съ 1701 по 1704; а съ сего года печаталось 
016 изданхе въ Париж-&. — Мы называемъ городъ Тревъ (Тгёуез) Триромъ съ пЬ- 
мецкаго (Тпег), какъ мног1е и другхе города, безъ всякаго на то доказательства. 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 65 

4. Введен1е въ науку чиселъ. 

5. О наук'1 мореплаван1я. 

6. Словарь латинсмй, н-Ьмецмй н славянск1й. 

7. Словарь п1итическ1Й. 

8. Грамматика латинская и славянская. 

9. Поэма на поб-Ьды Петра Великаго. 

10. Риторика. 

1 1 . Переводъ Эзооовыхъ басенъ. 

12. Искусный и честный гражданинъ; стихами на польскомъ 
язык'й. 

13. Переводъ Горац1я. 

14. Переводъ Квинта-Курщя. 

Сочинен1я, которыя въ непродолжительномъ времени отпе- 
чатаются : 

1 . Л'Ьтосчислеше отъ сотворен1я М1ра до разорен1я Херусалима. 

2. Грамматика н^;мецкая. 

3. Примеры склоненш и спряжен1й на россшскомъ, н-Ьмец- 
комъ и славянскомъ языкахъ. 

4. Разговоры на латинскомъ, н'^мецкомъ и славянскомъ язы- 
кахъ. 

5. С'Ьни или преддвер1я Комен1уса. 

6. Словарь славянскш съ латинскимъ. 

7. Издан1е всей библш славянской, расположенной по стихамъ. 

8. Астрономическ1й календарь въ пользу русскихъ. 

9. 10. 11. Три грамматики: славянская, немецкая и латин- 
ская; подробнее т'Ьхъ, которыя были имъ напечатаны. 

12 и 13. «Истор1я четырехъ великихъ монархш и сводъ би- 
бл1и». С1Ю статью отчасти включилъ о. Морери въ свой истори- 
ческш словарь *). 

Можно ли подробн-Ье сего сказать иноземцу- Французу о со- 
чинен1яхъ русскаго; и чт5 можетъ быть для насъ непроститель- 
н'Ье, какъ не токмо, что мы не знаемъ ни м'Ьста, ни времени его 



*") Ье егапй (11с1.10ппа1ге Ы81;о^^^ие, раг Могеп, 1пГо1. 1759, часть 6. 

Сборннкъ II Отд. и. А. Н. 5 



66 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

рожден1я и смерти, ни той степени, которую занималъ онъ въ 
обществе, ни мал'Ьйшихъ обстоятельствъ жизни его частной и 
общей — ученаго мужа и любимца Петра Великаго; но даже не 
им'Ьемъ его сочинен1Й и самыя наименован1я оныхъ переданы 
намъ иностранцами. , 

Весьма похвально, еслибы какой-либо ревнитель русской сло- 
весности тщательно разыскалъ намъ о пройсхожден1и и сочине- 
н1яхъ сего знаменитаго мужа учености. Неужели все С1е такъ 
маловажно, что ни одинъ русск1й писатель, ни одинъ русскш 
нутешественникъ (живш1й въ Амсгердам'Ь, гд-Ь печатались мног1я 
сочинен1я Коп1евича, или живш1й въ ПарижЬ) нигд-Ь не читали, 
ни отъ кого не слыхали и никого не разспрашивали о своемъ со- 
отечественник'Ь? . . Сего бы требовало и самое любочестхе каж- 
даго росс1янина. 

А. Писаревъ. 



КНЯЗЬ А. А. ШАХОВСКОЙ. 

Главный представитель «русской Тал1и» въ первой четверти 
девятнадцатаго стол'Ьт1я, князь Александръ Александровичъ 
Шаховской самъ предложилъ себя въ члены росс1йской академ1и, 
какъ видно изъ письма его къ Державину ^^): 

Милостивый государь 

Гавр1илъ Романовичъ! 

Покровительство, которое угодно было вашему высокопре- 
восходительству мн'Ь об'Ьщать, ободряетъ меня къ изыскан1Ю 
перв'Ьйшей чести для любителя словесности — пом'Ьщен1я въ рос- 
с1йскую академ1ю. 

Не слабые труды мои, которымъ перечень при семъ прила- 
гаю; но истинная любовь къ отечественному слову и желаше упо- 
требить всЬ минуты досуговъ мойхъ на пр1обр'§тен1е въ ономъ 
большихъ св'Ьд'Ьн1й, можетъ быть, удостоятся вниман1я почтен- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1И. 67 

иМшаго сослов1я. Я основываю надежду мою бол'йе на снисхож- 
ден1е членовъ онаго и на благосклонное вашего высокопревос- 
ходительства ко мн-Ь расооложеше, нежели на даровашя мои. 
Прошу васъ быть моимъ предстателемъ. Им'Ью честь пребыть 
съ глубочайшимъ почитантемъ и безпред'Ьльною преданност1ю 
вашего высокопревосходительства 

покорнМшимъ слугою 

князь Александръ Шаховской. 

Перечень сочинен1ямъ и переводамъ князя Шаховскаго. 
(Въ ономъ только пом'Ьш,ены пьесы, игранный съусп'Ьхомъ на 
театрахъ, или сочинешя, вышедш1я уже въ печать). 

Сочинен1я: 
Деббора, трагед1я въ 5-ти д'Ьйств1яхъ, въ стихахъ; 

Комед1и : 

Полубарсшя зат']§и, въ 5-ти дЬйств1Яхъ, въ проз'Ь. 

Женская шутка, въ 1-мъ д'Ьйствш въ стихахъ. 

Новый Стернъ 1 

г. . > Въ одномъ Д'ййств1и, въ проз-Ь. 

Ссора или два сосъда ) ' ^ 

Любовная почта, опера въ одномъ д'Ьйствш. 

Дв-Ь сатиры, пом'Ьш,енныя въ Драматическомъ в'Ьстник'Ь. 

Переводы : 

Китайскш сирота, трагед1я въ пяти Д'Ьйств1яхъ, въ стихахъ. 

Все д-Ьло въ окошкахъ, опера въ одномъ дМствш. 

Мысли изъ Юнга, преложенныя въ стихи, и мног1я мелк1я 
стихотворен1я. 

Предстательство Державина ув'Ьнчалось усп'Ьхомъ: въ ака- 
дезшческомъ собран1и 17 декабря 1810 года князь Шаховской 
избранъ въ члены росс1йской академ1и большинствомъ пятнадцати 
голосовъ противъ одного неизбпрательнаго ^*). 

Присутствуя въ академическомъ собранш 8 Февраля 1819 
года, князь Шаховской читалъ написанныя имъ: Предисловхе къ 
комед1И Полубарскгя запньи и Разсужден1е о разсужден1и г. Ка- 
разина о любви къ отечеству''^). 



68 м, и, СУХОМЛИНОВЪ, 

Въ торжественномъ собран1И 14 января 1823 года князь 
Шаховской читалъ два явлен1я изъ сочиняемой имъ, вольными 
стихами, комед1и Аристофаш ^^). 



И. А. КРЫЛОВЪ. 

Иванъ Андреевичъ Крыловъ два раза являлся кандидатомъ 
на академическое кресло. Въ первый разъ онъ потерп'Ьлъ пора- 
жен1е: будучи предложенъ Иваномъ Аеанасьевичемъ Дмитрев- 
скимъ, онъ балотировался въ собран1и 13 марта 1809 года, и 
получилъ тринадцать неизбирательныхъ голосовъ и только два 
избирательныхъ. Счастливыми соперниками Крылова, соединив- 
шими въ свою пользу большинство голосовъ, оказались: князь 
Серг1й Алексавдровичъ Шихматовъ, впосл'§дств1и 1еромонахъ 
Аникитъ, и А. А. Писаревъ, также избранный въ это зас'Ьдаше, 
хотя и меньшимъ количествомъ голосовъ. Изъ числа лицъ, под- 
вергавшихся выбору вм-Ьст-Ь съ Крыловымъ, пятью голосами 
бол-Ье Крылова (семь избирательныхъ) получилъ Романъ Макси- 
мовичъ Цебриковъ, переводчикъ на русск1Й языкъ Шведской 
исторхи Далина. Предлагавшш Крылова И. А. Дмитревск1Й 
представилъ для библ1отеки академ1и Басни его и дв'Ь комедш: 
Урокъ дочкамъ и Модная лавка ^^). Забалотирован1е Крылова 
представляется своего рода событ1емъ въ академической жизни: 
оно весьма ярко рисуетъ тогдашнее состоян1е россшской акаде- 
мш и т'Ь начала, которыми руководствовались въ ней при оц'Ьнк'Ь 
литературныхъ заслугъ и таланта писателей. 

Въ 1811 году председатель академш Нартовъ снова предло- 
жилъ Крылова въ члены россшской академш, и въ собранш 1 6 де- 
кабря 1811 года Крыловъ избранъ членомъ академш большинст- 
вомъ пятнадцати голосовъ противъ одного неизбирательнаго ^^). 

Сравнительно съ другими писателями, Крыловъ посЬш.алъ 
академ1ю не особенно р'Ьдко. Правда, онъ не всякш годъ бывалъ 
въ академ1и, и если бывалъ, то обьшновенно не бол'Ье двухъ разъ 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1И. 69 

въ годъ. Но иногда онъ обнаруживалъ усерд1е, т'Ьмъ бол-Ье за- 
м-Ьтное, что онъ славился своею неподвижностью и неохотою къ 
пос'Ьщен1ю литературныхъ и всякихъ другихъ обществъ. Въ 
1820 году Крыловъ присутствовалъ въ пяти академическихъ за- 
сЬдантяхъ, въ 1817 году — въ шести, въ1818 году — въ восьми. 
Очень немног1е изъ писателей доводили свои пос'Ьщен1я до такого 
крупнаго числа. 

Присутствуя въ академическомъ собран1И 5 Февраля 1816 
года, Крыловъ сообпдилъ для библ1отеки росс1Йской академ1и 
Басни свои, недавно изданный въ трехъ частяхъ ^^). 

Въ торжественномъ собранш акадедпи 5 декабря 1818 года 
Крыловъ прочелъ три басни ^^^). 

Крыловъ даже принималъ на себя академическ1я работы. 
Такъ для словаря, издаваемаго россшскою академ1ею, онъ вы- 
биралъ слова изъ Четьп-мпнеи, за м-Ьсяцы: январь и Февраль ^°^). 

Въ одно время съ Дйштр1евымъ Крылову присуждена была 
большая золотая медаль. Въ собранш 14 января 1823 года ака- 
дем1я, по предложешю Шишкова, постановила: «Въ знакъ при- 
знательности къ особенному дарован1ю и отличнымъ усп'Ьхамъ 
въ росс1йской словесности, а особенно въ стпхотворен1яхъ, И. И. 
Дмитр1ева и И. А. Крылова, ув'Ьнчать таланты каждаго изъ нихъ 
почестзю большой золотой й1едали». Шишковъ, предлагая своимъ 
сочленамъ увенчать заслуги Крылова, выразился такимъ обра- 
зомъ: «Басни его, наполненныя остротою, нравоучен1емъ, забав- 
нымъ разсказомъ, д-Ьлающтя честь произведен1ямъ росс1йскаго 
пера, столько всЬмъ, даже иностранцамъ, изв'Ьстны, что не им'Ь- 
ютъ никакой нужды въпохвалахъ моихъдля обращен1я на нихъ 
вашего внимашя» ^^^), 



Н. М. КАРАМЗИНЪ. 

Въ чрезвычайаомъ собран1и росс1йской академ1и 10 1юля 
1818 года, по прочтеши устава академ1и, президентъ ея А. С. 



*Г0 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

Шишковъ сд-блалъ сл-Ьдующее предложен1е: «Почтенн'§йш1е со- 
члены! По утвержденш устава росс1Йской императорской акаде- 
мш, можемъ мы нын'Ь, на основан1и сего устава, приступить къ 
избиран1Ю въ д'Ьйствительные члены академш на им']Ьюш,1яся въ 
оной упалыя м1^ста. По симъ обстоятельствамъ им-бю честь пред- 
ложить къ выбору въ члены ея г. статскаго советника Николая 
Михайловича Карамзина. Творен1я его, стихами и прозою, вс^мъ 
изв'Ьстныя, особливо же сочинен1е Россшской Исторш, уволь- 
няютъ меня отъ всякой надобности исчислять проч1е труды его 
для показан1я достоинства ко вступлен1Ю въ с1е почтенное сосло- 
В1е». Въ томъ же собран1и Карамзинъ избранъ единогласно въ 
члены росс1йской академш ^°^). 

Получивъ изв'Ьсие объ избран1и, Карамзинъ отв-Ьчалъ непре- 
м'Ьнному секретарю академ1и П. И. Соколову: «Съ величайшею 
благодарност1ю принимаю честь быть членомъ императорской 
росс1Йской академ1и, которой достохвальные труды способству- 
ютъ усп-Ьхамъ языка нашего. С1я честь для меня тЫъ лестн-Ье, 
что я обязанъ ею благосклонному ко мн'Ь расположен1ю госпо- 
дина президента, мужа знаменитаго своими творен1ями въ рос- 
с1йской словесности» ^^*). 

Въ годъ своего избранхя Карамзинъ н'Ьсколько разъ посЬ- 
щалъ академ1ю, былъ въ собран1яхъ 12 и 19 октября, 30 ноя- 
бря и 5 декабря. 

Въ собран1И 12 октября читался отчетъ домостроительнаго 
(хозяйственнаго) комитета; зат'Ьмъ Шишковъ прочелъ тринадца- 
тую п-^^снь Освобожденнаго Терусалима, а граФъ Хвостовъ — 
стихи свои по случаю утвержден1я устава росс1йской академш ^■'^°). 

Въ собраиш 19 октября предварительно прочитано было то, 
что предназначалось для торжественнаго собран1я ^°^). 

Въ собран1и 30 ноября Шишковъ читалъ свое Разсужден1е 
о словопроизводств'й ^*'^), 

Въ торжественномъ собран1и 5 декабря 1818 года Карам- 
зинъ произнесъ знаменитую р-Ьчь, им-йющую важное значен1е, 
какъ для истор1и нашей литературы, такъ въ особенности для 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 71 

исторш росс1йской академ1и ^'^^). Ораторъ весьма ясно и опред1&- 
ленео указалъ т'6 основныя, жизненныя начала, безъ которыхъ 
невозможно процв'1тан1е ни литературы, ни литературныхъ об- 
ществъ. Отдавая долншое заслугамъ академ1и, ея славному про- 
шлой1у. онъ съ большимъ ум-Ьньемъ п осторожностью коснулся 
самаго существеннаго недостатка современной ему академш — 
односторонности и нетерпимости при обсужден1и вопросовъ, от- 
носящихся къ области языка и словесности. Р'Ьчь, произнесенная 
Карамзииымъ въ сред'Ь его новыхъ сочлеповъ, служить блестя- 
щимъ доказательствомъ искусства его высказывать горьк1я ис- 
тины, не раздражая и не оскорбляя никого, и, напротивъ того, 
пр1обр1Ьтая себ-Ь друзей между недавними еще противниками. 
Въ этомъ зам'Ьчательномъ памятник'^ академическаго краснор'6ч1я 
рукою художника очерчено тогдашнее, печальное состоян1е ака- 
дем1и и указанъ ей выходъ къ лучшему, светлому будущему. 

Главная заслуга росс1йской академ1и заключается, по мн'Ьн1ю 
Карамзина, въ пздан1и словаря русскаго языка и русской грам- 
матики. Словарь, изданный русскою академ1ею, см-бло выдержитъ 
сравнен1е съ лучшими изъ академическихъ словарей другихъ 
европейскихъ народовъ. Грамматика, изданная академ1ею, не 
уступаетъ грамматик-Ь Ломоносова и даже превосходитъ ее пол- 
нотою содержан1я. «Академ1я россшская — говорить Карам- 
зинъ — ознаменовала самое начало бып'я своего творен1емъ, 
важн'Ьйшимъ для языка, необходпмымъ для авторовъ, необ- 
ходимымъ для всякаго, кто желаетъ предлагать мысли съ 
ясност1ю, кто жснаетъ понимать себя и другихъ. Полный 
словарь, изданный академ1ею, принадлежптъ къ числу т'Ьхъ 
Феноменовъ, коими Росс1я удивляетъ внпмательпыхъ инозем- 
цевъ. Итал1я, Франщя, Англ1я, Герман1я славились уже мно- 
гими великими писателями, еще не им-Ья словаря: мы им-Ьли пи- 
сателей, но только одного истинно классическаго — с1омоносова, и 
представили систему языка, которая можетъ равняться съ зна- 
менитыми творен1ями академ1и Флорент1йской и парижской. 
Утвердивъ значен1е словъ, академ1Я предложила и систему пра- 



72 м. и. сухомлиновъ, 

вилъ для составлен1я р-Ьчи— творен1е не первое въ семъ род-Ь, 
ибо Ломоносовъ, давъ намъ образцы поэзш и краспор^чхя, далъ 
и грамматику; но академическая р'Ьшитъ бол'Ье вопросовъ, содер- 
житъ въ себ'Ь бол'Ье основательныхъ зам-Ьчантй, которыя слу- 
жатъ руководствомъ для писателей». 

Но академ1я не должна забывать, что она отнюдь не законо- 
дательница языка, и что ея прямое призван1е заключается въ на- 
блюден1и и изсл'Ьдованш свойствъ языка, сложившагося помимо 
ея воли и вл1ятя. Обращаясь къ членамъ россшской академш, 
иногда выражавшймъ желан1е обогащать отечественный языкъ 
словами собственнаго изобр'Ьтен1я, Карамзинъ говоритъ: «Непо- 
средственное обогащеше языка зависитъ отъ успЬховъ обще- 
жит1я и словесности, отъ дарован1я писателей, а дарован1я — 
единственно отъ судьбы и природы. Слова пе изобр^ьтаются ака- 
демгями: они рождаются вм'Ьст'Ь съ мыслями или въ употреблен1и 
языка или въ ироизведешяхъ таланта, какъ счастливое вдохно- 
веше. Новыя, мысл1ю одушевленныя слова входятъ въ языкъ 
самовластно, украшаютъ, обогащаютъ его, безъ всякаго ученаго 
законодательства съ нашей стороны: мы не даемъ, а принимаемъ 
ихъ. Самыя правила языка не изобр'Ьтаются, а въ немъ уже 
существуютъ: надобно только открыть или показать оныя». 

Принятый въ нашей академ1и обычай «задавать тэмы писа- 
телямъ» съ ц'йл1ю «возбудить д'Ьятельность умовъ» оправды- 
вается прим'Ьромъ французской академ1и и другихъ ученыхъ 
обществъ въ Европ'Ь, но можетъ принести пользу только при 
ум'Ьломъ и счастливомъ выбор'Ь предметовъ. Академ1я оказала 
бы услугу и писателямъ и образованному обществу, если бы 
взяла на себя трудъ критическаго обозр-Ьшя произведен1Й рус- 
ской словесности и при оц1&нк'Ь ихъ руководствовалась началами 
разумной, просв'&щенной и сдержанной критики: «излишно строгая 
критика мертвитъ, уничтожаетъ, а мы должны оживлять и пи- 
тать. Изв'Ьстно, что самый легши умъ находитъ несовершенства; 
что только умъ превосходный открываетъ безсмертньш красоты 
въ сочинен1яхъ. Когда увидимъ важныя злоупотреблешя, новости 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 73 

неблагоразумныя въ язык-Ь, зам1Ьтимъ, предостережемъ безъ 
язвительвой укоризны. Судя о произведен1яхъ чувства и вообра- 
жешя, не забудемъ, что приговоры наши основываются единст- 
венно на вкус'б, неизъяснимомъ для ума; что вкусъ изм^Ьняется и 
въ людяхъ и въ народахъ; что мы никогда не согласимся съ ан- 
гличанами или немцами во мн-Ьнш о Шекспире или Шиллере; 
что прим'Ьръ изящнаго сильнЬе всякой критики д'Ьйствуетъ на 
усп-Ьхи литературы» и т. д. 

Въ сред'Ь росс1Йской академ1и господствовало предуб'Ьжденте 
противъ современной литературы и самыхъ крупныхъ ея пред- 
ставителей, которыхъ обвиняли въ рабскомъ подражаши ино- 
страннымъ образцамь. Истинному таланту — зам-Ьчаетъ Карам- 
зинъ — нечего бояться подражан1я: онъ непрем'Ьнно выйдетъ на 
в'Ьрную дорогу и останется самимъ-собою, сохранитъ свои суще- 
ственный особенности. Общее, челов'Ьческое, и особенное, народ- 
ное, сливается въ одно неразд'Ьльиое ц'Ьлое въ произведен1яхъ 
великихъ писателей. «Мы не хотимъ подражать иноземцамъ, но 
пишемъ, какъ они нишутъ, ибо живемъ, какъ они живутъ, чита- 
емъ что они читаютъ; им'Ьемъ тЬже образцы ума и вкуса; участ- 
вуемъ въповсем^стномъ,взаимномъ сближенш народовъ, которое 
есть сл'Ьдств1е самаго ихъ просв'Ь1цен1я. Если намъ оскорбительно 
идти позади другихъ, то можемъ идти рядомъ съ другими къ ц'Ьли 
всем1рной для челов'Ьчества, путемъ своего втка, не Мономахова 
и даже не Гомерова, ибо потомство не будетъ искать въ нашихъ 
творен1яхъ ни красотъ Слова о полку Игорев'Ь, ни красотъ Одис- 
сеи, но только свойственныхъ нын-бшнему образован1ю челов'Ь- 
ческихъ способностей. Тамъ н'Ьтъ бездушнаго подражан1я, гд'Ь 
говоритъ умъили сердце, хотя и общимъ языкомъ времени; тамъ 
есть особенность личная, или характеръ, всегда новый. . . Сход- 
ствуя съ другими европейскими народами, мы и разнствуемъ съ 
ними въ н'Ькоторыхъ способностяхъ, обычаяхъ, навыкахъ, такъ, 
что хотя и неможно иногда отличить росс1янина отъ британца, но 
всегда отличимъ росс1янъ отъ британцевъ: во множеств'Ь откры- 
вается народное. С1ю истину отнесемъ и къ словесности: будучи 



74 м. и. сухомлиновъ, 

зерцаломъ ума и чувства народеаго, она также должна им-Ьтб въ 
себ-Ь н'^^что особенное, незам'Ьтное въ одномъ автор-Ь, но явное 
во многихъ. Им'Ья вкусъ Французовъ, им'Ьемъ и свой собствен- 
ный: хвалимъ, чего они не хвалятъ; молчимъ, гд'Ь они восхи- 
щаются. Есть звуки сердца русскаго, есть игра ума русскаго въ 
про0зведен1яхъ нашей словесности, которая еще бол-Ье отличится 
ими въ своихъ дальн'Ьйшихъ усп'Ьхахъ» и т. д. 

Въ сл'Ьдующемъ, 1819-мъ, году Карамзинъ былъ едва ли не 
въ одномъ только академическомъ собраши, именно 18 января. 
Въ этомъ собран1И Шишковъ читалъ шестнадцатую п-бснь Осво- 
божденнаго Терусалима, а Никольск1й читалъ продолжен1е своего 
перевода книги де-Бросса (йе Вгоззез): ТгаИё йе 1а ГоппаНоп 
тесап1дие дев 1ап§ие8^°^). 

Дальн-Ьйшхя пос'§щен1я Карамзинымъ росс1Йской академ1и 
происходили преимущественно въ дни или торжественныхъ собра- 
ши академ1и или т']Ьхъ изъ обыкновенныхъ собранш, въ которыхъ 
прочитывались произведешя, предназначаемый для торжествен- 
ныхъ собран1Й. 

Въ подобнаго рода предварительныхъ собрашяхъ Карамзинъ 
присутствовалъ: 3 января и 18 декабря 1820 года; 8 января 
1821 года; 5 декабря 1822 года^^*^). 

И въ предварительныхъ, и въ торя^ественныхъ собран1яхъ 
россшской академ1и Карамзинъ принималъ непосредственное уча- 
ст1е. Въ торжественномъ собранш 8 января 1820 года онъ чи- 
талъ н-Ькоторыл м-Ьста изъ неизданнаго еще девятаго тома Исто- 
р1и государства росслйскаго. Въ торжественномъ собран1и ака- 
демш 5 Февраля 1821 года Карамзинъ читалъ отрывокъ изъ 
своей Истор1И — о войн']Ь царя 1оанна Васильевича Грознаго съ 
польскимъ королемъ Батор1емъ, а в!^ торжественномъ собран1И 
14 января 1823 года — отрывокъ: О уб1енш царевича Димитр1я 
И объ избран1и на царство Бориса Годунова ^"). 

Въ собранш 14 января 1823 года происходило торжествен- 
ное чествованхе Карамзина, какъ автора Исторш государства 
россшскаго. Желая почтить заслзти знаменитаго писателя, пре- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 75 

зидеатъ росс1йской академ1и, въ торжественномъ собран1И 1 4 ин- 
варя 1823 года, обратился късвоимъ сочленамъ съ сл']&дующимъ 
предложен1емъ: 

« Академ1я, по учрежден1ю своему и предписаннымъ въ устав-Ь 
ея правиламъ, им^етъ обязанность вознаграждать за подъятые 
К'Ьмъ-либо для просв'Ьш;ен1я и словесности полезные труды. Для 
сихъ наградъ положены разныхъ степеней золотыя и серебряныя 
медали. Многотрудный подвигъ члена ея Николая Михайловича 
Карамзина въ сочиненьи Росс1Йской Исторти сколько приноситъ 
чести сочинителю, столькоже и пользы отечеству. Посему им1;ю 
я долгъ почтеннМше предложить академ1и, не благоугодно ли 
будетъ за сей достойный трудъ его назначить ему болыиую золо- 
тую медаль съ надписью: отличную пользу россШскому слову 
принесшему». Предложен1е президента принято единогласно 
всЬми присутствовавшими членами, какъ д1&йствительныии, такъ 
и почетными, и Карамзинъ изъ рукъ своего недавняго против- 
ника, Шишкова, получилъ самую почетную награду, которую 
только могла присуждать академхя^^^). 



В. А. ЖУК0ВСК1Й. 

Въ той1ъ же году, какъ и Карамзинъ, предложенъ былъ въ 
члены росс1йской академ1и Жуковск1й. Предлагая Жуковскаго, 
презпдентъ академ1и Шишковъ выразился о немъ такимъ обра- 
зомъ: «отличный даръ слова., блистаюш,1й въ его стихотворен!- 
яхъ, даетъ ему неоспоримое право ко вступлен1ю въ С1е почтен- 
ное сословхе» ^^^). Жуковскш избранъ въ члены академ1и въ со- 
бранш 21 сентября 1818 года, но окончательный выборъ со- 
стоялся 5 октября того же года, по полученш голосовъ отъ тЬхъ 
членовъ, которые не присутствовали въсобраши21 сентября ^"). 

На обычное ув^домлен1е о выбор-Ь Жуковск1й отв-Ьчалъ: 
«Императорская росс1йская академ1я, наименовавъ меня своимъ 



76 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

членомъ, оказала мн-Ь честь неожиданную. С1е лестное избрате 
почитаю не наградою заслуженною, но бол'Ье ободрптельнымъ 
вызовомъ заслужить награду — вызовомъ, который принимаю 
т'Ьз1ъ съ большею благодарностш, что не почиталъ себя въ прав-Ь 
искать оказанной мн-Ь чести. Употреблю всЬ усил1я, чтобы н-Ь- 
сколько бол1^е оправдать благосклонвое мн']&н1е академ1и» "^). 

Жуковск1й изр'Ьдка, очень изр'Ьдка, посЬщалъ академ1ю, и 
въ торжественныхъ собран1яхъ читались иногда его произведе- 
н1я; но читалъ ихъ обыкновенно не самъ авторъ, а, по его пору- 
чен1ю, Н. И. Гн'Ьдичъ. Въ письме къ П. И. Соколову, Жуков- 
СК1Й говоритъ: «Вамъ угодно было знать отъ меня, им'Ью ли что 
нибудь для прочтен1я въ публичномъ собран1и академхи: я уже 
им-Ьлъ честь предув'Ьдомить Александра Семеновича, что у меня 
КЪ этому времени готовится переводъ гекзаметрами второй п-Ьсни 
Энеиды. Онъ готовъ. Я не отв'Ьчалъ на почтенное письмо ваше 
оттого такъ долго, что прежде желалъ переписать мой отры- 
вокъ, дабы его вм'Ьст'Ь съ письмомъ къвамъ доставить. Я пору- 
чилъ его Николаю Ивановичу Гн-Ьдпчу, который соглашается и 
прочитать его въ академш, если найдетъ, что онъ можетъ быть 
прочитанъ. Прошу васъ ув'Ьдомить объ этомъ его, ибо я самъ въ 
это время не буду въ город'Ь» ^^^). 

Жуковскш былъ въ академическихъ собран1яхъ: 19 октября, 
5 и 21 декабря 1818 года; 10 мая 1819 года; 2 декабря 1822 
года; 14 января 1823 года. 

Въ собранш 2 декабря 1822 года, въ которомъ читались 
произведен1я, назначенный для предстоящаго торжественваго со- 
брап1я Н. И. Гн-Ьдичъ читалъ «н'Ькоторыя м^ста изъ второй п-Ь- 
сни Виргил1евой Энеиды, преложенной Васил1емъ Андреевичемъ 
Жуковскимъ съ латинскаго языка росс1Йскими экзаметрами» ^"). 

Тоже самое Гн'Ьдичъ читалъ и въ торжественномъ собран1И 
14 января 1823 года "^). 

Въ годичномъ собраши, бывшемъ 8 января 1820 года, членъ 
россшской академш Н. И. Гн'Ьдичъ читалъ «переводъ отсутство- 
вавшаго члена В. А, Жуковскаго съ латинскаго языка россш- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 77 

СНИМИ экзаметрами басни о Цеикс1Ь и Гальщон'Ь изъ одиннадцатой 
книги Овид1евыхъ Превращенш». Переводъ Жуковскаго и напе- 
чатанъ въ повременноыъ издан1и росс1Йской академш ^^^) 

Бывая въ академ1и весьма р11дкимъ, хотя и въ высшей сте- 
пени желаннымъ гостемъ, Ж.уковск1Й такъ же рЬдко и перепи- 
сывался по академическимъ д-Ьламъ. Уц'1л'Ьвш1я письма его, 
чрезвычайно кратк1я, заключаютъ въ себ-Ь отв-Ьты, посылаемые 
непрем'Ьнному секретарю, который сносился съ нимъ по поруче- 
Н1Ю академ1ю. По поводу выбора А. П. Ермолова Жуковскш пи- 
салъ въ академ1ю: «Я съ величайшимъ удовольств1емъ согласенъ 
на избраше въ д1Ьйствительные члены императорской росс1Йской 
академш Алекс']Ья Петровича Ермолова, считая за отличную честь 
получить чрезъто некоторое право считать себя товарищемъ че- 
ловека, столь достойнаго во вс^Ьхъ отношен1яхъ уважен1я отече- 
ства, которое ум'Ьетъ ц-Ьнить важныя его заслуги» ^^°). 

Въ собранш 2 января 1837 года президентъ россшской ака- 
демш Шишковъпредложилъ,не угодно ли будетъ академ1и ув1Ьн- 
чать большою золотою медалью литературный заслуги В. А. Жу- 
ковскаго, «принесшаго отличными стихотворен1ями своими нема- 
лую пользу и славу россшской поэз1й». Присутствовавшхе члены 
изъявили на эту награду свое полное согласхе. Окончательное 
присуждеше медали посл'Ьдовало 1 мая 1837, и тогда же поста- 
новлено: отослать Жуковскому медаль «сегодня же», потому что 
онъ съ Насл'Ьдникомъ Цесаревичемъ отправляется въ путешест- 
в1е '''). 



А. С. ПУШКИНЪ. 

3 декабря 1832 года президентъ росс1йской академш А. С. 
Шишковъ внесъ въ академ1ю сл'Ьдуюш.ее «предложеше»: 

«Не благоугодно ли будетъ господамъ членамъ академ1и въ 
положенное по уставу число избрать въ дМствит ельные члены 
академ1и нижесл'Ьдующихъ особъ : 



78 м. и. сухомлиновъ, 

1 . Титулярнаго сов&тника Александра Серг^ьевича Путкина. 

2. Отставнаго гвард1и полковника Павла Александровича 
Катенина. 

3. Камергера, въ должности директора московскаго театра, 
Михаилу Николаевича Загоскина. 

4. Священника и магистра АлексЬя Ивановича Малова. 

5. Д-Ьйствительнаго статскаго сов-Ьтника Дмитр1я Ивановича 
Языкова. 

Изв-Ьстнын въ словесности даровашя и сочинешя ихъ уволь- 
няютъ меня отъ подробваго оныхъ исчислешя» ^'-^). 

Въ академическомъ собраши 3 декабря 1832 года происхо- 
дили выборы предложенныхъ кандидатовъ, и Пушкинъ избранъ 
единогласно '^^^). Также единогласно избраны: Загоскинъ и Язы- 
ковъ, а Катенинъ и Маловъ получили по тринадцати избиратель- 
ныхъ голосовь и но два неизбирательныхъ. Въ зас'Ьдан1и при- 
сутствовали четырнадцать д-Ьйствительныхъ членовъ академ1и, 
изъ которыхъ Шишковъ, какъ президентъ, им'Ьлъ два голоса. 
Вотъ имена членовъ росс1йской академ1и, участвовавшихъ въ из- 
бран1и Пушкина: 

Александръ Семеновичъ Шишковъ. 

ГраФъ Дмитр1й Ивановичъ Хвостовъ. 

Петръ Ивановичъ Сокол овъ. 

Яковъ Дмитр1евичъ Захаровъ. 

Александръ Серг'Ьевичъ Никольсмй. 

Иванъ Ивановичъ Мартыновъ. 

Иванъ Андреевичъ Крыловъ. 

Александръ ХристоФоровичъ Востоковъ. 

Васил1й АлексЬевичъ Пол'Ьновъ. 

Петръ Андреевичъ Загорск1й. 

Князь Платонъ Александровпчъ Ширинск1й-Шихматовъ. 

Михаилъ ЕвстаФьевичъ Лобановъ. 

Протохерей Петръ Николаевичъ Мысловсюй. 

Адмиралъ Николай Семеновичъ Мордвиновъ. 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 79 

Отсутствовавш1е члены подали свои голоса также въ пользу 
Пушкина, а въ числ-Ь отсутствовавшихъ были и враги его: Ува- 
ровъ и Каченовск1Й. Огв'Ьчая на запросъ академ1и, Д. Н. Блу- 
довъ заявилъ, что изъ всЬхъ предложенныхъ кандидатовъ онъ 
пзбираетъ Пушкина. Только митрополигъ Серафимъ не далъ сво- 
его голоса ни 5бг, ни противъ Пушкина, на томъ основан1и, что 
Пушкинъ ему неизвЬстенъ. . . 

Изъявляя свое соглас1е на избран1е Пушкина, членъ россш- 
ской академ1И АлексМ Николаевичъ Оленинъ писалъ непреи-Ьн- 
ному секретарю академии П. И. Соколову '^'*). 

МилостивыР! государь мой 

Петръ Ивановичь! 

Всл-ЬдстЫе отношен1я вашего превосходительства отъ 13-го 
сего декабря, коимъ вы меня ув'Ьдомляете, милостивый государь 
мой, что въ бывшее 3-го числа сего месяца засЬдаше россшской 
академ1и производимъ былъ выборъ въ д-Ьйствительные члены, а 
именно: титулярнаго сов-Ьтника А.С.Пушкина, отставнаго гвар- 
д1и полковника Катенина, въ зван1и камергера и въ должности 
директора московскихъ театровъ М. Н. Загоскина, протохерея 
А. И. Малова и дМствительнаго статскаго сов'Ьтника Д, И. 
Языкова; но какъ въ глав-Ь УП1, § 5 устава академш ска- 
зано: никто не можетъ иначе быть избранъ въ члены академ1и, 
какъ двумя третями полнаго числа противъ одной трети избираю - 
щохъ, то на вопросъ вашего превосходительства о согласш мо- 
емъ на сей выборъ, я посп'Ьшаю ув'Ьдомить васъ, милостивый 
государь мой, что, съ моей стороны, на возведен1е поименован- 
ныхъ лицъ въ зван1е д-Ьйствительныхъ членовъ я совершенно 
согласенъ; о чемъ прошу довести до св'1д'Ьн1я академхи. 

Съ истиннымъ почтен1емъ и совершенною преАанност1ю им Ью 
честь быть 

вашего превосходительства 

покорн'Ьйшимъ слитою 

Алексей Оленинъ. 



80 м. и. сухомлиновъ, 

ДМствительный членъ академш, князь Александръ Николае- 
вичъ Голицынъ отв'Ьчалъ лаконически '^■^): 
Избираю всЬхъ пятерыхъ. 

Князь Александръ Голицынъ. 

Серий Семеновичъ Уваровъ прислалъ сл'Ьдующее заявле- 
ы1е '''): 

Собран1ю императорской росс1Йской академ1и. 

На предложенный намъ господиномъ президентомъ сего де- 
кабря 3 числа выборъ н'Ькоторыхъ лицъ, а именно: 1) А. С. 
Пушкина, 2) П. А. Катенина, 3) М. Н. Загоскина, 4) про- 
то1ерея А. И. Малова и 5) Д. И. Языкова въ дМствительные 
члены императорской россшской академш, им'Ью честь отозваться, 
что я, съ своей стороны, подаю голосъ въ пользу предложеннаго 
выбора. 

Действительный членъ императорской россхйской академш, 

тайный сов'Ьтникъ 

Сергш Уваровъ. 

Александръ ведоровичъ Воейковъ, соглашаясь на выборъ 
предложенныхъ кандидатовъ, не подалъ своего голоса за одного 
только Катенина ^^'): 

Съ жив^йшймъ удовольств1емъ подаю свой голосъ на избра- 
н1е въ д'Ьйствительные члены императорской росс1Йской академ1и 
принесшихъ пользу россшскому слову писателей нашихъ: 

А. С. Пушкина, А. И. Малова, Д. И. Языкова и М. Н. За- 
госкина. 

Д-Ьйствительный членъ, А. Воейковъ. 

Дмитр1й Николаевичъ Блудовъ писалъ П. И. Соколову ^^^): 

Милостивый государь 

Петръ Ивановичъ. 
Всл^дствхе отношён1я вашего превосходительства отъ 14-го 
сего декабря за № 141, им'Ью честь препроводить при семъ къ 
вамъ, милостивый государь, въ особо запечатанной запискЬ го- 



ИСТОРШ РОССШСКОЙ АКАДЕМ1И. 81 

лосъ мой по случаю бывшаго въ зас1Ьдан10 императорской рос- 
с1йской академ1и 3 сего декабря избрап1я. 

Им'Ью честь быть съ совершеннымъ почтен1емъ и преданно- 
ст1ю 

вашего превосходительства 

покорн'Ьйшиыъ слугою 

Д. Блудовъ. 

Въ запечатанной записк'й написано было рукою Блз'дова: 
Александра Сертевича Пушкина 
Избираю. . 

Д. Блудовъ. 

Отъ митрополита Серафима полученъ такой отв'Ьтъ ^^^): 

Голосъ на избран1е въ д'Ьйствительные члены императорской 
росс1нской академ1п. 

1-го Титулярнаго сов1^тника Александра Сергеевича Пуш- 
кина. 

2-го Отставнаго гвард1и полковника Павла Александровича 
Катенина. 

3-го Состоящаго възван1и камергера и въ должности дирек- 
тора московскихъ театровъ Михаила Николаевича Загоскина. 

4-го Прото1ерея АлексЬя Ивановича Малова. 

и 5-го ДМствйтельнаго статскаго сов-Ьтника Димитр1я Ива- 
новича Языкова. 

Согласенъ на пзбран1е въ д'Ьйствительные члены прото1ерея 
Алексея Малова, а на избран1е прочихъ не могу дать соглас1я 
своего единственно потому, что они мн-Ь неизв-Ьстны. 

Серафимъ, митрополитъ новгородск1п и с.-петербургсшй. 

Михаилъ ТроФимовичъ Каченовск1й отв-Ьчалъ П. И. Соко- 
лову ^^'^): 

Милостивый государь 

Петръ Ивановичъ! 

По требован1ю вашего превосходительства, всл'Ьдств1е сд^- 
ланнаго вамъ поручен1я отъ императорской россшскоп академ1и, 

Сборнпкъ II Отд. И. А. Н. (3 



82 м. 0. сухомлиновъ, 

въ отношен1И ко мб-Ь отъ 15 сего декабря за Ля 148 изложен- 
наго, им1ю честь приложить у сего йюй голосъ. 

Съ истиннымъ почтен1емъ и совершенною преданност1ю им-Ью 
честь быть 

вашего превосходительства 
милостиваго государя 

покорн'Ьйшимъ слугою 

Михаилъ Каченовскш. 

На избранзе въ дМствительные члены императорской ака- 
дем1и сл1>дующ11хъ особъ: 
А. С. Пушкина 
П. А. Катенина 
М. Н. Загоскина 
А. И. Малова 
Д. И. Языкова 

даю мое полное соглас1е. 

Изъявляя полное соглас1е на выборъ своего литературнаго 
врага, автора эпиграммъ и полемическихъ статей, Каченовскш 
забывалъ о личныхъ счетахъ и отношешяхъ, и высказывалъ свое 
уваженхе къ таланту и заслугамъ Пушкина. По искреннему уб'Ьж- 
ден1ю Каченовскаго, въ академхи русскаго язьша Пушкину при- 
надлежало самое почетное м-Ьсто. Незадолго до смерти своей 
Каченовск1й говорилъ: «Надобно сказать правду, Пушкинъ былъ 
велишй мастеръ языка, и теперь уже никто не пишетъ такъ, 
какъ онъ». 

По получен1и голосовъ отсутствующ,ихъ члене въ, состоялся, 
въ собранш 7 января 1833 года, окончательный выборъ Пуш- 
кина въ члены росс1Йской академ1и ^^^). 

Въ первый разъ, въ зван1и дМствительнаго члена академ1и, 
Пушкинъ посЬтилъ академ1ю 28 января 1833 года. Въ ака- 
демическомъ собраши 28 января читаны были: корректурные 
листы издаваемаго академ1ею словаря, до слова бурка', благо- 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 83 

дарственное письмо Загоскина за избран1е въ члены академии, и 
т. д. ^32). 

Въ томъ же 1833 году Пушкинъ еще н-Ьсколько разъ посЬ- 
тилъ акаделпю, участвуя въ собран1яхъ: 4 и 25 Февраля, 11 и 18 
марта и 10 1юня. 

Въ собран1и 4 Февраля 1833 года: «Читаны корректурные 
листы академическаго словаря, до слова буторъ; членъ академ1и 
И. И. Мартыновъ сообщилъ слова: брякъ, бродиться — идти въ 
бродъ, безупречно — я былъ любимъ н'Ьжно, страстно и безу- 
пречно, блатмъ машомо и др.; читано письмо Венелина съ при- 
ложен1емъ влахо-болгарскихъ грамотъ» ^^^). 

Въ собран1И 25 Февраля читаны были корректурные листы 
словаря, до слова быть'^^^). 

Въ собранш 1 1 марта разсматрввались разныя хозяйствен- 
ныя Д'Ьла и происходили выборы въ члены академ1и предло- 
женныхъ нрезидентомъ академ1и А. С. Шишковымъкандидатовъ: 
Владимира Ивановича Панаева, Павла Петровича Свиньина и 
Бориса Михайловича бедорова, который «какъ прежде представ- 
лялъ, такъ и нын'Ь представляетъ въ академию мног1е долговре- 
менные и полезные свои труды» ^^°). 

Въ собранш 18 марта: Читаны листы словаря, до слова: б'гь- 
жанге; членъ академ1п .Добановъ представилъ п-Ьсни и псалмы на 
малороссшскомъ язык-Ь, полученный Гн'Ьдичемъ изъ академ1и еще 
въ 1818 году и н-Ьсколько листовъ малоросс1Йскаго словаря, пи- 
санныхъ рукою Гн-Ьдича, а такъ какъ часть словаря взята на раз- 
смотр'Ьнхе Капнистомъ, то опред'Ьлено: просить насл'Ьдниковъ по- 
койнаго Капниста о возвращенш ея; и т. д. ^^^). 

Въ собрании 10 1юня читаны листы словаря до слова ванна, 
и граФъ Хвостовъ подарилъ академ1и стихи свои по случаю вто- 
рой выставки росс1Йскихъ изд']Ьл1й: «приношен1е с1е принято съ 
благодарност]ют) ^^'). 

Присутствуя въ собран1П 8 декабря 1834 года, Пушкинъ 
участвовалъ въ выбор'Ь Степана Васильевича Руссова въ члены 
росс1йской академ1и, и т. д. ^^^). 

6* 



84 м. и. сухоылиновъ, 

Великою заслугою академ1и Пушкиеъ считалъ составлен1е 
словаря: «Словарь оконченъ былъ втечен1е шести л'Ьтъ; Карам- 
зинъ справедливо удивляется такому подвигу» ^^^). 

Пушкинъ весьма подробно описалъ академическое зас'Ьдан1е 
18 января 1836 года. Во взгляд'6 на д1Ьятельность росс1йской 
академ1и по отношен1ю къ литератур1^ и ея представителей онъ 
сходится съ Карамзинымъ. Подобно Карамзину, находившему, 
что академ1я можетъ содействовать усп-]Ьхамъ литературы «награ- 
дами и еш,е бол-Ье — справедливымъ оц-Ьненхемь всякаго новаго 
труда, им'Ьющаго признаки истиннаго дарован1я; гд^ н'Ьтъ пред- 
мета для хвалы, тамъ скажемъ все молчангемъ», Пушкинъ выра- 
жаетъ искреннее желанхе, чтобы «росс1йская академ1я, уже при- 
несшая истинную пользу нашему прекраснозху языку, ободрила, 
оживила отечественную словесность, награждая достойныхъ пи- 
сателей д'Ьятельнымъ своимъ покровительствомъ, а недостойныхъ 
наказывая однимъ невниман1емъ»^*''). 

Въ собран1и росс1Йской академ1и 30 января 1837 года, «не- 
пременный секретарь исполнилъ печальный долгъ возв'Ьщешемъ 
о кончин-Ь д^йствительнаго члена академ!и Александра Серг'Ье- 
вича Пушкина, посл'Ьдовавшей сего 29 января на тридцать седь- 
момъ году отъ рожден1я. Собран1е, принявъ съ величайшею скор- 
б1ю С1е печальное изв'Ьш,ен1е, опред'Ьлило: во уважен1е заслугъ, 
оказанныхъ покойнымъ росс1йской словесности, написать на счетъ 
академ1и портретъ его и поставить въ зал'Ь собран1я» ^^'). 

Оригиналомъ послужилъ портретъ Пушкина, писанный Кип- 
ренскимъ и доставленный въ академ1ю В. А. Жуковскимъ для 
СНЯТ1Я коп1и. Коп1я заказана была даровитому художнику Виш- 
невецкому за просимую имъ ц^Ьну, т. е. за триста рублей. Въ 
октябр-Ь 1837 года Вишневецкш представилъ сд'Ьланеую имъко- 
П1Ю съ портрета Пушкина; по разсмотр1^н1ю этой копш и посли- 
чен1и ея съ подлинникомъ, академ1я опред'Ьлила: выдать худож- 
нику Вишневецкому условленное вознаграждеше ^*^). 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 85 



А. е. ВОЕЙКОВЪ. 

Н-Ькоторые изъ писателей были членами акадедли только по 
имени, и пребыван1е ихъ въ академической сред-Ь прошло совер- 
шенно безсл'Ьдно ; на память о другихъ осталось только н-Ьсколько 
ппсемъ, любопытныхъ въ томъ отношен1И, что вънпхъ есть чер- 
ты, рисующ1я тогдашн1е нравы. Подобный черты можно встр-Ь- 
тить въ уц'Ьл'Ьвшеп части переписки Воейкова и Катенина съ 
членами росс1йской академш. 

Александръ ведоровпчъ Воейковъ избранъ въ члены ака- 
демш 8 марта 1819 года, по предложентю президента А. С. 
Шишкова ^^^). Въ числ-Ь поводовъ къ избран1ю Воейкова заказаны 
и переводы его съ иностранныхъ языковъ на русскШ : «Прело- 
жен1е его стихами двухъ знаменитыхъ творенш, а именно Вир- 
гилхевыхъ Геортко и Делилевоп поэмы Сады, такожъ и мнопя 
собственныя его сочинен! я показываютъ въ немъ челов-Ька т^зу- 
долюбиваго, одареннаго талантами и въ росс1йскомъ язык^ ис- 
куснаго, а потому и полагаю я, что академ1я избрашемъ его 
какъ ему окажетъ должное, такъ и въ ыез1ъ пр1обр^>тетъ полез- 
наго себ'Ь сочлена». Въ этихъ-то словахъ Шишкова и заключался 
источникъ недоразум'Ьн^й, возникшихъ, много л-Ьтъ спустя, между 
Воейковымъ и его сочленами по академ1и. 

Вспомнпвъ давн1я похвалы, Воейковъ обратился въакадем1ю 
съ просьбою доставить ему средства для пздан1я въ св-бтъ пере- 
веденныхъ имъ на русскш языкъ Эклогъ и Георгикъ Виргил1я, съ 
латинскимъ текстомъ и съ прим'Ьчан1ями, а также и разсужден1я 
о гекзаметрахъ. Право свое Воейковъ основывалъ на томъ, что 
академ1я оказала пособ1е Гн^;дичу — напечатала на свои суммы 
его переводъ Ил1ады. Собрате постановило: просить Воейкова 
доставить въ академ1ю переводъ и разсз^жден1е, чтобы, по раз- 
смотргьнш ихъ, обсудить вопросъ о выдаче пособ1я изъ акаде- 
мпческихъ суммъ ^**). 

Такое постановлеше показа.юсь очень обиднымъ для автор- 



86 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

скаго самолюб1я, и Воейковъ отв'Ьчалъ непрем'Ьнному секретарю 
акаделпи ^*^) : 

Милостивый госз^дарь 

Петръ Ивановичъ! 

Приказаше императорской россшской академш, въ отноше- 
ши вашего превосходительства отъ 30 декабря 1833 года за 
Л'я 270 мн'Ь вами объявленное, я им-Ьлъ честь получить. 

Мн']&ше мое, зд-Ьсь излагаемое, покорнМше прошу предста- 
вить на благоусмотр-Ьнхе академ1и. 

Въ отношен1и ко мн-Ь г. секретаря академш отъ 17 марта 
1819 года за № изображено: «Императорская россШская акаде- 
М1Я, отдавая должную справедливость отличному вашему въ язы- 
к-Ь отечественномъ знан1Ю, коего усп-Ьшные опыты явили вы не 
токмо преложен1емъ на росс1йск1й языкъ стихами двухъ класса - 
ческихъ сочиненш, каковы суть: Виргильевы Георгики и Дели- 
лева поэма Сады, но и многими вашими стихотворенхями, избрало 
васъ сего марта 8 дня, по предложен1ю г. президента, его пре- 
восходительства Александра Семеновича Шишкова, и на основа- 
н1и 10 статьи VIII главы устава академ1и, въ дгьйствительные 
свои члены». — Сл^^дственно, мой переводъ оц'Ьненъ уже и най- 
денъ хорошимъ. 

Переводъ Ил1адьт Гшьдича не былъ предварительно разсмат- 
риваемъ въ росс1Йской академ1и: справедливо ли же мой пере- 
водъ Виртлгя подвергать оному? 

Преложен1е Гн-Ьдича требовало бы быть прежде разсмотр1&- 
но, а потомъ ужь одобрено къ напечаташю на иждивен1и акаде- 
мш: поелику тогда уже суш,ествовалъ переводъ н'Ькоторыхъ от- 
рывковъ сей поэмы В. А. Ж^ковекаго, превосходнМшхй Гншди- 
чева. Между т-Ьмъ какъ такихъ переводовъ изъ Георгикъ на 
русскомъ язык'Ь н-Ьтъ еш,е. 

Снисходительное великодуш1е господъ членовъ росс1йской 
академ1и устранило с1ю непр1ятность для знаменитаго своего со- 
члена. 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 87 

Обращаясь снова къ его высокопревосходительству г. пре- 
зиденту и господамъ членамъ академ1и, осм-Ьливаюсь над-Ьяться, 
что и мн-Ь оказано будетъ то же пособ1е, безусловно. 

В.м^сто же того, чтобы обсуживать мой переводъ въ общемъ 
академическомъ собран1И, не полезн-Ье ли будетъ, по получен1П 
мною соглас1я академ1и на печатайте онаго на ея иждивенхе, со- 
ставить комитетъ пзъ Д'Ьйствительныхъ членовъ: Владим1ра Ива- 
новича Панаева, Михаила ЕвстаФьевича Лобанова и Бориса Ми- 
хайловича бедорова, изв'Ьстяыхъ изящнымъ вкусомъ и отличны- 
ми стихотворен1ями? Я надеюсь, что они не отрекутся сделать 
мн-Ь честь с1ю. Въ семъ комитет'Ь мы — съ латинскими и немец- 
кими Георгиками въ рукахъ — прочитаемъ сперва десять эклогъ, 
а потомъ четыре п'Ьсни поэмы Землед)ьлге; я же постепенно буду 
исправлять все по ихъ зам-Ьчантямъ, и по м'Ьр'Ь того препровож- 
дать въ типограФ1ю императорской россшской академ1И для пе- 
чатан! я. 

Съ отличнымъ уважешемъ и преданностью им'Ью честь быть, 
милостивый государь , 

вашего превосходительства 

покорн^йпи'й слуга 

А. Воейковъ. 

По выслушаши ответа Воейкова, академ1я, соглашаясь на 
выборъ указываемыхъ имъ судей: Панаева, Лобанова и бедо- 
рова, постановила присоединить къ нимъ П. И. Соколова и вто- 
рично просить Воейкова доставить свой переводъ въ академ1ю. 
Вторичная просьба оказалась такъ же безусп-Ьшною, какъ и пер- 
вая. Воейковъ писалъ тому же П. И. Соколову"^): 

Милостивый государь 

Петръ Ивановичъ! 

На отношен1е ваше отъ 1 1 марта им-Ью честь васъ — для до- 
несешя императорской россшской академш — уведомить, что ус- 
Л0В1Й, который благоугодно ей предписать мн-Ь относительно пе- 



88 м. и, сухомлиновъ, 

ревода Виргил1евыхъ эклогъ и Георгикъ, я принять не могу: они 
мн-Ь кажутся тягостны и унизительны. Особенно посл^Ь того, какъ 
недавно нанечатанъ на иждивен1е академш посредственный пере- 
водъ посредственнаго Французскаго романа. 

Пусть Эклоги, Георгики и , Энеида, которую также перело- 
жилъ я съ латинскаго, стихъ въ стихъ и часто даже размЬромъ 
Виргилхевымъ (гд^Ь у него подражательная гармон1я), покоятся 
у меня въ шкатулк^Ь до благопртятн'Ьйшаго времени. 

Теперь остается мн'§,за двадцатптрехл'§тн1й трудъ мой, про- 
сить отъ росс1йской академ1и одной милости : позволешя напеча- 
тать мое письмо къ его высокопревосходительству г. призиденту 
и переписку мою съ вашимъ превосходительствомъ. Сего буду 
ожидать съ ,нетерп'Ьн1емъ. 

Съ высокопочитан1емъ и преданностью ии]Ью честь быть 

вашего превосходительства 

покорн'Ьйш1й слуга 

А. Воейковъ. 

Письмо это послужило новымъ поводомъ къ раздражешю. 
Академ1я въ свою очередь сочла себя оскорбленною брошепнымъ 
ей укоромъ въ покровительства^ разнымъ посредственностямъ, и, 
вм'Ьсто обычной сдержанности, въ отзывЬ ея зам'Ьтно явное неудо- 
вольств1е. Академическое собрате постановило: въ трет1й разъ 
просить о высылк']^ перевода и вм'Ьст^ съ т'Ьмъ ув'Ьдомить г. Во- 
ейкова, .что академхя считаетъ неприличнымъ входить въ как1я- 
либо прен1я, которыя могли бы продолжаться безконечно, съ со- 
чинителями и переводчиками, требующими у нея пособ1я на из- 
дашя, и не находитъ ни малейшей надобности дать г. Воейкову 
требуемое имъ позволенхе напечатать переписку его съ президен- 
томъ и непрем'Ьннымъ секретаремъ академ1и^*^). 

Но Воейковъ оставался непреклоннымъ, и на третье письмо 
П. И. Соколова отв'Ьчалъ категорическомъ отказомъ:^*^). 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 89 

Милостивый государь 

Петръ Ивановичъ! 

На почтенн'Ьйшее отношен1е вашего превосходительства отъ 
16 апр-Ьля за Л'я 53, им'Ью честь ув'Ьдомить васъ, — для донесе- 
н1я императорской россшской академш, — что еслибъ я былъ по- 
сторонние сочинитель или переводчикъ, то, можетъ быть, и со- 
гласился бы исполнить волю акадейпи; но какъ я дгьйствытель- 
ный членъ ея, то не могу принять условш, ею мн'Ь предписы- 
ваемыхъ. Я чувствую всю высокость моего зван1я, — и не 
унижу онаго: потомство взыщетъ съ меня за несовм'Ьстную 
уступчивость. 

Съ достодолжнымъ ночтен1емъ им'Ью честь быть, 
милостивый государь, 

вашего превосходительства 
покорн-Ьйшимъ слугою 

Александръ Воейковъ. 



П. А. КАТЕНИНЪ. 

Павелъ Александровичъ Катенинъ, какъ мы уже зам-Ьтили, 
избранъ въ члены росс1йской академхи въ одно время съ Пушки- 
нымъ, 7 января 1833 года. 

На первыхъ же порахъ Катенинъ не поладилъ съ н'Ькото- 
рыми изъ своихъ сочленовъ, и между ними происходили столкно- 
вен1я, о которыхъ можно судить по сл1Ьдующему письму его къ 
П. И. Соколову: "^). 

Милостивый государь 

Петръ Ивановичъ, 

Почтенхе къ старшинству и желаше оградить себя впредь 
отъ незаслуженныхъ непр1ятностей побудили меня написать къ 



90 м. и. сухомлиновъ, 

вамъ о томъ, что, къ сожал'Ьн1ю моем}', произошло въ академш 
передъ закрыт1емъ прошедшаго собран1я: прошу васъ вспомнить 
подробно вс'§ обстоятельства, и, если можете, обсудить ихъ без- 
пристрастно. Началось съ того, что я предлоншлъ слово бюро 
опред-Ьдить иначе, поставивъ: лродъ письменнаго стола со шка- 
Фомъ и яш,иками)), вм'Ьсто: «родъ комода» и пр. Справка въ сло- 
варе Французскомъ была въ мою пользу, и самый г. членъ, про- 
то1ерей Мысловсшй, посл'Ь такъ безвинно най1еня разгн'§вавш1Й- 
ся, сказалъ то же съ переменою такою: «родъ стола съ ящиками 
вверху и внизу». Все это довольно маловажно и не произвело бы 
ничего, кром'Ь опред'Ьлен1я въ словар'Ь, бол-Ье или мен-Ье точнаго, 
еслибъ вы не разсудили за благо сказать мн-б родъ нравоучен1я 
за то, что я будто бы имЬю привычку кричать, и хотя я тутъ же 
очень тихо отв-Ьчалъ, что я, напротивъ, молчу довольно долго, 
слушая васъ, вы продоля^али, и т'Ьмъ вынудили меня объявить, 
что такого рода уроки могутъ точно довести до того, что и за- 
кричу. За симъ всл'Ьдъ вм-Ьшался въ р^чь г, Мысловск1Й, не 
ради примирен1я, что бы приличн-Ье было сану его, но съ требо- 
ван1емъ что-то обо мн-Ь записать въ я^урналъ, а какъ проч1е чле- 
ны явно ничего подобнаго не хотЬли, то онъ, поговоря съ вами 
въ другой комнат'Ь, съ досадою ушелъ, и зас1Ьдан1е прежде вре- 
мени кончили. Если вы заглянете въ уставъ нашъ, вы удостов-Ь- 
ритесь, что грозное требован1е г. Мысловскаго незаконно, и, кро- 
м-! президента, никто не въ прав-Ь брать на себя по своему про- 
изволу обязанность блюстителя порядка; пункты: 7-й на стр. 25-й, 
7-й и 8-й на 36-й и 37-й покажутъ вамъ, какое вообш,е, по уставу, 
миролюбхе и какая осторожность и в'Ьжливость взаимная поста- 
влены въ обязанность всЬмъ намъ равно. Я не нашелъ въ устав'Ь, 
кому должно въ отсутств1И президента зам'Ьнять его; по понят1ямъ, 
вкорененнымъ во мн-Ь военною службою, я полагаю — старшему 
члену; но старшш членъ былъ не г. Мысловскш, даже не вы, а 
граФЪ Д. И. Хвостовъ, отнюдь не одобрявшш, какъ и мнопе друг1е, 
враждебныхъ на меня замысловъ. Академики собираются зат'Ьмъ, 
чтобы дружелюбно, общими силами и свободнымъ прен1емъ, 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 91 

безъ всякой мзды и корысти, трудпться въ пользу языка; всЬ 
они,какъ сказано въ§ 3-мъ стр. 23-й, люди, у важешя достойные. 
Прилично ли кому изъ нихъ давать или принимать наставлен1я въ 
нравственности и общежит1и? Похвально ли, въ первый разъ видя 
сочлена, искать письменной ссоры, и то въ противность поста- 
новленш? Уходить, не получивъ усп-Ьха, съ гн-бвомъ изъ собра- 
ния? Еслибъ забвен1е не лучше всего, кого бы скорее можно 
почесть строптивьшъ, какъ сказано на стр. 25-й? Я ув-Ьренъ, 
что сего довольно къ тому, чего искренно желаю, то есть, 
чтобы с1е неудовольств1е было посл'Ьднимъ. Ожидая сего, съ 
истиннымъ почтешемъ пребыть честь им'Ью вашимъ покорнымъ 

слугою 

Павелъ Катенинъ. 



Въ россшской академ1и, въ первый пер1одъ ея существова- 
н1я, весьма ясно выражалось стремлен1е привлечь лучш1я силы 
тогдашней литературы и тогдашняго образованнаго общества къ 
участ1ю въ академическихъ трудахъ и предпр1ят1яхъ. При вни- 
мательномъ разсмотр'Ьн1и всего того, что сохранилось отъ .этого 
достопамятнаго пер1ода, открывается, что въ заготовлен1И мате- 
р1ала, для того времени весьма значительнаго и ц'Ьннаго, уча- 
ствовало не мало лицъ, посвятившихъ себя общественной дея- 
тельности и игравшихъ видную, а иногда и блестящую роль въ 
обществ-Ь. Наибол-Ье даровитые и любознательные изъмолодыхъ 
людей, поставленныхъ въ самыя благопр1ятныя житейск1я отно- 
шен1я, охотно посещали лекц1и московскаго университета или 
шляхетнаго корпуса, и для довершен1я образован1я отправлялись 
нередко заграницу, и слушали курсы въ пностранныхъ универ- 
ситетахъ. Прюбр'Ьтенныя знан1я не оставались или — точн-Ье — 
не всегда оставались мертвымъ капиталомъ, и такъ или иначе, 
въ большей или меньшей степени, находили прим'Ьненге къ усло- 
в1ямъ и потребностямъ русской жизни. Желаше вносить посиль- 
ные вклады въ русскую науку и литературу замечается и у лю- 



92 м. и. сухомлиновъ, 

дей, избалованныхъ обстановкою, бол'Ье располагавшею къ вн'Ьш- 
нему блеску и праздности, нежели къ скромному и упорному тру- 
ду, въ особенности къ такому, какъ разыскан1е памятниковъ оте- 
чественной древности или изсл'Ьдован1е свойствъ русскаго языка. 
А именно на эти предметы и устремлена была д'бятельность ака- 
дем1и, и въ сочувств1и къ нимъ выражалось самосознанхе, про- 
будившееся въ нашемъ обш,еств']Ь или по крайней м'Ьр'Ь въ н-Ько- 
торой его части. Даже тЬ изъ членовъ российской академш, ко- 
торые выросли и воспитались подъ иностраннымъ вл1ян1емъ, не 
оставались равнодушными къ судьб-Ь роднаго языка, и, считая 
его могучимъ и необходимымъ оруд1емъ просв'§щен1я, заботи- 
лись объ его развитш и объ очищенш его отъ иностранной при- 
м'Ьси. Не на словахъ только, а по искреннему уб-Ьжденхю, пер- 
вые члены росс1Йской академ1и признавали словарь отечествен- 
наго языка предпр1ят1емъ важнымъ не только для отечественной 
словесности, но и для нашей нащональной чести. Современники 
Фонвизина, какъ и современники Карайьзина, называли словарь 
россшской академш подвигомъ, совершеннымъ на пользу и славу 
отечества. Стремясь къ обш,ей и разумный ц'Ьли, каждый же- 
лалъ положить свой камень при сооружеши величественнаго, по 
тогдашнимъ понят1ямъ, здан1я. 

О степени сочувств1я нашего обш,ества къ движен1ю русской 
литературы и науки, во второй половин-Ь прошлаго стол'Ьт1я, 
зюжно судить по св'Ьд^н1ямъ, собраннымъ въ словаре Новикова, 
и по т'Ьмъ даннымъ, которыя разсйяны въ рукописяхъ россш- 
ской академш. На этомъ оспован1и, говоря о членахъ россшской 
академш, мы приводимъ отзывы, сохраненные для потомства Но- 
. виковымъ, въ которыхъ слышится живой голосъсовременниковъ, 
дорожившихъ усп-Ьхами отечественной словесности и просв-Ь- 
щешя. 

Чтобы по возможности полн-Ье очертить, въ чемъ состоялъ 
обш,1й трудъ академ1И и какимъ образомъ распред-блялись рабо- 
ч1я силы, мы постараемся указать^ на сколько позволяютъ пер- 
вые источники, т'Ь данный, квторыя относятся къ лицамъ, оста- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 93 

вившимъ ХОТЬ сколько-нибудь зам-Ьтные сл-Ьды своего участ1я въ 
академической д-Ьятельности. 

При самомъ учрежденш росс1йской академ1и избраны въ чле- 
ны акадейпи, и имена ихъ провозглашены въ день ея открыт1я, 
21 октября 1783 года: 

Иванъ Ивановичъ Шуваловъ. 

Адамъ Васильевичъ ОлсуФьевъ. 

Иванъ Перфильевичъ Елагинъ. 

Иванъ Логиновичъ Голенищевъ-Кутузовъ. 

ГраФЪ Александръ Серг-Ьевичъ Строгановъ. 

АлексМ Андреевичъ Ржевск11т. 

Петръ Александровичъ Соймоновъ. 

Петръ Васильевичъ Бакунинъ. 

Петръ Ивановичъ Турчаниновъ. 

Николай Васильевичъ Леонтьевъ. 

Семенъ Николаевичъ Щепотьевъ, и др. 



И. И. ШУВАЛОВЪ. 

Иванъ Ивановичъ Шуваловъ принадлежитъ къ числу зам'Ь- 
чательныхъ русскихъ людей прошлаго стол'Ьт1я. Онъ счастливо 
вышелъ изъ пспыташя, ориготовленнаго ей1у честолюбивыми раз- 
счетами его родственниковъ, приномавшихъ такое видное учаспе 
въ воцаренш Елисаветы. Благодаря родственнымъ связямъ, Шу- 
валовъ въ ранней молодости опред'йленъ ко двору, гд-Ь скоро по- 
палъ въ «случай», изъ камеръ-пажей пожалованъ въ камеръ- 
юнкеры, и двадцати семи л-Ьтъ отъ роду былъ уже генералъ- 
поручикомъ, генералъ-адъютантомъ, камергеромъ, кавалеромъ 
ордена св. Александра Невскаго п т. д. Къ чести Шувалова надо 
сказать, что ни быстрое его возвышен1е, ни окружающая среда, 
ни та роль, которая выпала ему на долю, не развили въ немъ 
дурныхъ наклонностей, не сд-Ьлали его временщикомъ, и не отняли 



94 м. и. сухомлиновъ, 

у него нравственной силы и р'Ьшимости потрудиться на пользу 
своего отечества. Шувалову неоднократно даваемы были раз- 
личный дипломатическ1я поручен! я, который онъ исполнялъ съ 
большшмъ ум-йньемъ; живя заграницею, въ Париж'Ь, въ В'Ьн'6, въ 
Рсм'Ь, онъ вступалъ въ снощен1я съ представителями иностран- 
ныхъ державъ, и нер^Ьдко улаживалъ спорные вопросы и откло- 
нялъ неприятности, грозивш1я намъ со стороны нашихъ явныхъ 
и тайныхъ враговъ. Но истинную славу Шувалова составляетъ 
его заботливость о распространен1и знан1Й въ Росс1и. Какъ рев- 
ностный поборникъ просв'йш,сн1я, Шуваловъ является во глав-Ь 
учреждешй, предназначенныхъ для просв-Ьтительныхъ ц-Ьдей. 
Шуваловъ былъ директоромъ сухопутнаго шляхетнаго корпуса; 
Шувалову обязана академ1я художествъ своимъ самостоятель- 
нымъ существован1емъ; великою заслугою Шувалова и лучшимъ 
д-Ьломъ его жизни признается основанхе московскаго универси- 
тета ^^*^). 

Съ давнихъ поръ, со временъ Ломоносова и Новикова, при- 
нято называть Шувалова русскимъ Меценатомъ, но назван1е это 
несовсЬмъ в1Ьрно прим'Ьняется къ основателю московскаго уни- 
верситета, им-Ьющему друпя и лучш1я права на уважен1е потом- 
ства. Шувалова — но зам1Ьчашю С. М. Соловьева — надо сравни- 
вать не съ Меценатомъ, а «съ лицами бол-Ье отдаленной древно- 
сти, которымъ предаше приписываетъ выводъ колоши, изобр'Ь- 
тен1е или принесен1е благод'Ьтельныхъ искусствъ и знан1Й, осно- 
ван1е учрежден1й, поддерживавшихъ основы общества. Шува- 
ловъ не отличался однимъ только легкимъ, ничего не стоющимъ 
при его положен1и покровптельствомъ наук'Ь и искусству; но, по- 
знавъ на самомъ себ'Ь благое д'Ьйствхе науки и искусства, пр1- 
обрЬтши благо, онъ старался распространить его между сооте- 
чественниками своими, чтобъ сколько можно большее число ихъ 
пользовались этимъ благомъ» . . ^^^). 

Имя Шувалова, какъ русскаго писателя и ревнителя просв'6- 
щен1я, находится въ словар-Ь Новикова ^^^): 

— «Шуваловъ, Иванъ Ивановичъ, генералъ-поручикъ , д'Ьй- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 95 

ствительный камергеръ, орденовъ святаго Александра, б-Ьлаго 
орла и святыя Анны кавалеръ, любитель и покровитель наукъ и 
художествъ. Сей сочинялъ мнопя весьма хорош! я стпхотворныя 
пьесы, заслуживающхя похвалу; и между прочимъ перевелъ изъ 
Шекспировой трагед1и Гамлетовъ монологъ съ великимъ усп-]^- 
хомъ. Онъ упражнялся также и въ гравировальномъ искусств'^, 
чему доказательствомъ остался портретъ его, гравированный имъ 
самимъ. Къ чести его и къ засвид'Ьтельствован1ю справедливой 
ему похвалы, за ободрен1е и покровительство упражнявшихся 
въ наукахъ и художествахъ, довольно будетъ упомянуть изъ 
письма г. Ломоносова, писаннаго къ нему, сл'Ьдуюш,1е стихи: 

А ты, о Меценатъ, предстательствомь предъ нею. 

Какой наукамъ путь стараешься открыть, 

Предъ св'Ьтомъ въ томъ могу свид'Ьтель верный быть. 

Теб'6 похвальны вей, пр1ятны и любезны, 

Что тщатся постигать учен1я полезны. 

Ниже: 

Кто кажетъ смыслъ во дняхъ еще младыхъ, 

Тотъ будетъ всЬмъ прим'Ьръ, доживъ власовъ сЬдыхъ. 

И также изъ письма его жъ, г. .Ломоносова, напечатаннаго 
при героической поэм'Ь: Петръ Велик1Й. 

И если въ пол'Ь семъ прекрасномъ и широкомъ 
Преторжется мой в'Ькъ недоброхотнымъ рокомъ, 
Цв-Ьтущимъ младостью останется умамъ, 
Что мной проложеннымъ посл^Ьдуютъ стопамъ. 

Довольно таКОВЫХЪ рОДИТЪ СЫНОВЪ Р0СС1Я, 

Лишь были бъ завсегда защитники так1е, 
Каковъ ты промысломъ въ сей день произведенъ, 
Для счаст1я наукъ въ отечестве рождеиъ, и проч. 

Стихи къ портрету г. Ломоносова хотя изданы мною подъ 
именемъ г. Поповскаго; но по отпечатан1И того листа получилъ 



96 м. и. СУХОМЛИВОВЪ, 

я отъ н'Ькоторой особы достов'Ьрное изв'Ьстхе, что они сочинены 
г. граФОмъ Шуваловымъ; что также подтверждаетъ, сколь много 
любилъ онъ науки и покровительствовалъ ученыхъ людей». — 

Въ словаре русскихъ писателей приведены Новиковымъ сл-Ь- 
дующ1е стихи Шувалова къ портрету Ломоносова: 

Московск1й зд-Ьсь Парнассъ изобразил ъ вит1ю, 
Что чистый слогъ стиховъ и прозы ввелъ въ Росс1ю. 
Что въ Рим-Ь Цицеронъ и что Виргил1й былъ, 
То онъ одинъ въ своемъ понят1и вм'Ьстилъ. 
Открылъ натуры храмъ богатымъ словомъ россовъ 
Прим'Ьръ ихъ остроты въ наукахъ Ломоносовъ. 

Митрополитъ Евгенш, также пом^стивш^й Шувалова въ 
своемъ словар'Ь русскихъ писателей, говоритъ: «Изъ сочинешй 
его н-Ькоторыл только мелк1я стихотворен1я, писанныя въ моло- 
дости, были издаваемы въ разныхъ пер1одическихъ журналахъ 
безыменно, а иногда подт, чужими именами. Имъ сочинена къ 
портрету Ломоносова надпись: Московскш здпсь Пахтассъ изо- 
бразило витгю и проч.; но онъ ее выдалъ за сочинеше якобы По- 
повскаго» ^^^). 

Къ числу сочиненш Шувалова, являвшихся подъ чужимъ 
именемъ, принадлежатъ до н'Ькоторой степени, и знаменитые 
вопросы сочинителю «Былей и Небылпцъ», т. е. императриц'Ь 
Екатерин-Ь II, напечатанные въ СобесЬдник'Ь подъ именемъ Фон- 
визина, Между Екатериною II и Шз'валовымъ велась тайная 
литературная борьба, и въ вопросахъ, присланныхъ въ СобесЬд- 
никъ, Екатерина вид'Ьла прямую месть за статью свою съ пзо- 
бражен1емъ нер-Ьшительнаго , въ которомъ оберъ-камергеръ 
Шуваловъ узналъ свой портретъ. Въ письм-Ь къ княгин-Ь Даш- 
ковой Екатерина II говоритъ: вопросы идутъ «несомн'Ьнно отъ 
оберъ-камергера въ отмщея1е за по^тт^етъ не2шгиительнаго чело- 
в-Ька^ во второй части Собеседника. Прошу васъ обратить вни- 
манге, что четырнадцатый пунктъ пом'Ьщенъ два раза, можетъ 
быть съ нам'Ьрен1емъ, чтобы одинъ изъ нихъ можно было исклю- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 97 

чить, не нарушая счета. Эта предосторожность, жалкая сама по 
себ-Ь, не совершенно ли похожа на оберъ-кай1ергера, который во 
всЬхъ свопхъ д'Ьйств1яхъ д'Ьлаетъ одинъ шагъ впередъ, а др^той 
назадъ» '^■*). Подъ прпкрыт1емъ псевдонима Шуваловъ выстз'пилъ 
довольно см-^ло: «Отчего — спрашивалъ онъ — въпрежн1я в1земена 
ШУТЫ, шпыни п балагуры чиновъ не им-^ли, а нынче пм'Ьютъ и 
весьма большхе», и т. п. Но и Екатерина II весьз1а удачно отра- 
жала нападен1я противника. На вопросъ: «Отчего знаки почестей, 
долженствующ1е свидетельствовать пстинныя отечеству заслуги, 
не пропзводятъ по большей части къ носящпмъ ихъ ни мал-Ьй- 
шаго душевнаго почтен1я» — Екатерина II отвечала: «Оттого, что 
всяк1й любптъ и почитаетъ лишь сеСпь подобнаго, а не обгцествеи- 
ныя и особенный доброд-Ьтели». Нагляднымъуказан1емъна иствн- 
наго автора вопросовъ, которымъ Екатерина считала нерпти- 
тельпаго оберъ-камергера, служптъ то, что на вопросъ, гд-Ь у 
высокихъ баръ обитаетъ гордость, въ голов-Ь или въ душ-Ь, по- 
сл-Ьдовалъ отв-Ьтъ: «тамъ же, гд-Ь и нерттшосты ^^^). 

Любовь къ литератур-Ь и просв'Ьщен1ю признавалась въ Шу- 
валов-Ь какъ его сторонниками, такъ и его противниками. При 
составленш списка первыхъ членовъ росс1Йской академхи, кня- 
гиня Дашкова, безъ сомн'Ьшя по сов'Ьщанш съ Екатериною II, 
включила въ него и Шувалова. Первымъ въ ряду св-Ьтскихъ 
членовъ академ1И поставленъ въ списк'Ь «Иванъ Ивановичъ Шу- 
валовъ, двора ея императорскаго величества оберъ-камергеръ, 
действительный тайный советникъ, императорской санктнетер- 
бургской академ1и членъ, московскаго университета кураторъ, 
первый учредитель академ1и художествъ; орденовъ: росс1й- 
скихъ — св. апостола Андрея, св. Александра Невскаго, св.равно- 
апостольнаго князя Владимира первой степени, нольскаго — 
Б^лаго орла, и голстинскаго — св. Анны, кавалеръ» *^^). 

Шз'валовъ нередко посЬщалъ собрашя росс1йской академш, 
и участвовалъ въ академическихъ работахъ. Онъ собралъ и 
представилъ въ академ1ю слова, начинающ1яся на Э ^°'). 

По отпечаташи первыхъ двухъ листовъ этимологическаго 

Сборникъ II Отд. П. А. Н. 7 



98 м. и. сухомлиновъ, 

словаря, некоторые изъ членовъ академ1И, и въ числ-Ь ихъ 
Шуваловъ, изъявили желан1е окончательно разсмотр-ЬтБ отпе- 
чатанные листы и возвратить ихъ съ своими зам'Ьчан1ями и до- 
полнен1ями ^■'^). 

При обсуждеши плана словаря и зам-Ьчашй, сд'Ьланныхъ 
Болтинымъ, Шуваловъ предлагалъ поместить въ словаре, съ 
истолкован1емъ, старинный собственный имена людей, какъ на- 
прим-Ьръ: Гориславъ, Святополкъ, Изяславъ, Прелтга и др. Пред- 
ложен1е свое Шуваловъ основывалъ на томъ, что эти имена — • 
коренныя русск1я, и сиыслъ и составъ ихъ легко поддаются объ- 
яснен1ю или «истолковашю». Но предложен1е Шувалова не было 
принято академ1ею ^^^). 

Шуваловымъ поданъ весьма основательный сов-Ьтъ, чтобы, 
при составлен1и словаря, не приводить прим'Ьровъ для т4хъ 
словъ, который ясны сами по себ-Ь — «изъ одного объяснен1я» и 
находятся «во всегдашнемъ употреблен1и>^ ^*^°). 

Признавая росс1йскую академ1ю блюстительницею русскаго 
литературнаго языка, Шуваловъ предлагалъ «издавать отъ рос- 
сшской академш месячный сочинен1я, въ коихъ бы зам'Ьчать 
ошибки въ сочинен1яхъ и переводахъ, на россшскомъ язык-Ь из- 
даваемыхъ, и подавать сов']Ьты къ исправлен1ю оныхъ, — что бы 
послужоло похвальнымъ академти упражнен1емъ, поелику глав- 
ный ея предметъ составляютъ: правильность, чистота и богатство 
языка». Желающимъ принять на себя подобный трудъ Шува- 
ловъ предлагалъ въ вознагражден1е, съ своей только стороны, по 
триста рублей въ годъ. Это полезное предложен1е принято вс'&ми 
членами съ должною признательностью; только кн. Дашкова и 
Румовск1й зам-Ьтили, что главными трудами академи! должны 
быть составлен1е словаря и грамматики, и что т-Ь лица, который 
всего усп-Ьшн^Ье повели бы предлагаемое издан1е, заняты въ на- 
стоящее время работами по двумъ важн'&йшимъ предпр1ят1ямъ 
академш, т. е. по словарю и по грамматике ^''''). 

Въ отчет'Ь о трудахъ членовъ россшской академ1и, читан- 
номъ по истечен1и перваго трехл-Ьтхя со времени ея основан1я, 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 99 

сказано: «Иванъ Ивановичъ Шуваловъ употреблялъ трудъ въ со- 
бран1и словъ для аналогической таблицы на букву Э, и сообщалъ 
академ1и прмм'Ьчан1я свои на сочиняемый словарь» ^^^). 

Въ академическомъ собран1и 19 декабря 1797 года «секре- 
тарь псполнилъ печальный долгъ возв'Ьщен1емъ кончины члена 
академ1и Ивана Ивановича Шз-валова, двора его императорскаго 
величества оберъ-камергера, московскаго университета главнаго 
куратора и учредителя какъ онаго, такъ п академ1п художествъ, 
воспосл-Ьдовавшей декабря 11 дня 1797 года» ^"^). 



А. В. ОЛСУФЬЕВЪ. 

Адамъ Васильевичъ ОлсуФьевъ получплъ образован1е въ су- 
хопутномъ шляхетномъ корпусе, изъ котораго выпущенъ въ 
1739 году, въ арзию въ поручики, съ такплъ атестатомъ: «со- 
чиняетъ лашинскгя, французстя и тьмецкгя письма весьма из- 
рядно, и переводитъ съ н'Ьмецкаго языка на Французск1Й языкъ 
экстемпре хорошо; универсальную исторт окончалъ, и отв'Ьт- 
ствовалъ изрядно, а притомъ знаетъ тькоторыя и спецгальныя 
исторт', въ географш прошелъ всЬ карты, и знаетъ преизрядно; 
рпсуетъ мишатюрою, также и нахштики красками очень хорошо; 
въ логиюъ дошелъ до силогизмовъ, и отв']Ьтствовалъ изрядно; въ 
юсо-натур)ь отв-Ьтствовалъ твердо; сьривметику окончалъ; тан- 
цуешь минуэтъ; въ фехтованш въ начал'Ь» ^*^*). 

Любовь къ литературнымъ занят1ямъ, вьшесенная изъ ст'Ьнъ 
сухопутнаго шляхетнаго корпуса, составляла одну изъ отличи- 
тельныхъ чертъ н'бсколькихъ покол'Ьн1й его питомцевъ. Подобно 
н-Ькоторымъ изъ свопхъ товарипдей по воспитан1ю, ОлсуФьевъ 
прхобр-Ьлъ пяв-бстность въ современной ему литератур-Ь, По сви- 
детельству Новикова, Адамъ Васильевичъ ОлсуФьевъ — тогда 
уже сенаторъ, кабинетъ-минпстръ, и пр. — «писалъ много забав- 
ныхъ и сатирическихъ сочпнен1Й, но печатныхъ н'Ьтъ; однакожъ 



100 м. и. сухомлиновъ, 

они у мнотхъ хранятся рукописными и весьма много за остро- 
ту похваляются. Онъ перевелъ съ птальянскаго языка оперы; 
Евдоксгя втнчанная, Селевкъ, Митридатъ п Беллерофонтъ, въ 
которыхъ ВСЁ ар1П положены стихами ; напечатаны они въ Санкт- 
петербург^, въ разныхъ годахъ» ; ^^^). 

При самомъ открыт1и росс1йскоп академхи въ члены ея пз- 
бранъ «Адамъ Васильевичъ ОлсуФьевъ, действительный тайный 
сов^тникъ, и орденовъ: св. Александра Невскаго и Б-Ьлаго орла 
кавалеръ»^^'^). 

ОлсуФьевъ выразплъ полную готовность участвовать въ ака- 
демическихъ трудахъ, и академ1я очень дорожила его сотрудни- 
чествомъ; но смерть прервала начатый работы, и вм-Ьсто призна- 
тельности за оказанное сод'Ьйствхе, представитель академш дол- 
женъ былъ выразить сожал']&те о потер-Ь одного изъ достойнМ- 
шихъ сочленовъ. 

Въ академическомъ собран1и 1 6 декабря 1783 года И. И. Ле- 
пехинъ, отъ имени княгини Дашковой, заявилъ, что «Адамъ Ва- 
сильевичъ ОлсуФьевъ об-бщалъ сообщить академш разныя ко- 
ренный слова, съ иностранныхъ языковъ происходящхя, по чему 
академ1я, по отлиьнно.иу его знангю разныхъ языковъ, можетъ ожи- 
дать великой помощи и пользы» ^®'). 

Въ собран1и 6 1ЮЛЯ 1784 года непрем'Ьнный секретарь рос- 
с1йской академ1п «псполнилъ печальный долгъ возв'Ьщешемъ соб- 
ран1ю кончины достойнМшаго академ1и сочлена Адама Василье- 
вича ОлсуФьева, воспоследовавшей 1юня 27 дня, — который къ 
отм^ннымъ своимъ заслугамъ къ монархине и отечеству присое- 
динилъ и отмпнное знанге какъ отечественнаго языка, многихъ 
европейскихъ, такожде латинскаго и греческаго»^^^). 



И. П. ЕЛАГИНЪ. 

Иванъ Перфильевичъ Елагинъ былъ также питомцемъ до- 
стопамятнаго въ истор1п нашей образованности сухопутнаго шля- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 101 

хетнаго корпуса. Въ 1743 годуонъ выпущенъ изъ корпуса пра- 
порщикомъ. О томъ значен1и, какое продавали Елагину, какъ 
ппсателю, въ шестидесятыхъ и семидесятыхъ годахъ прошлаго 
стол'Ьтхя, зюжно судить по сл'йдующимъ отзывамъ: 

— «Иванъ Елагинъ, тайный сов'Ьтникъ, кабинетъ-мпнпстръ, 
(11гес1еиг Дез р1а181г8, и кавалеръ польскпхъ орденовъ Б-Ьлаго 
орла п Станислава. Этотъ достойн'§йш1Й челов'Ькъ писалъуже въ 
юности, съ необыкновеннымъ талантомъ и вкусомъ, мелк1я стихо- 
творее1я, какъ-то: п'Ьсни, элегш и т. п., которыя вс'Ь очень хороши 
(гесЫ зсЬбп 81пс1). Онъ писалъ также о ваншыхъ предметахъ, 
какъ въ стпхахъ, такъ и въ проз']Ь; но слишкомъ скромный авторъ 
не отдавалъ еще этпхъ произведешй въ печать. Онъ много пере- 
водплъ, и съ большимъ усп-Ьхомъ, какъ напрпм-Ьръ: 1е8 Мётоггез 
(Гип Ьотте с1е ^иаШё д_иг з'езЬ геНгё Ли топс1е, и почти вс! дра- 
матическ1я сочпнешя Детуша. Переводы эти, по чпстот-Ь языка 
и плавности выраженш, могутъ, безъ сомн'Ьнтя, считаться образ- 
цовыми. Елагпнъ обладаетъ изумительною начитанностью. Жаль, 
что >гаог1я государственныя д'Ьла слишкомъ рано отвлекли его 
отъ занятш литературою. Но мы все еш,е не покидаемъ надежды 
вид-Ьть въ печати н-Ькоторыя изъ его рукописей. Лучшею похва- 
лою ему ■ служитъ то, что онъ иосл'Ь Ломоносова первый нашъ 
писатель въ проз'Ь, и даже превосходитъ иногда Ломоносова въ 
тонкости выражен1я» ^®^). 

— «Елагпнъ, Иванъ Перфильевичъ, тайный сов'Ьтникъ, сена- 
торъ, ордена Б-Ьлаго орла кавалеръ, главной дворцовой канцеля- 
р1и членъ, и главный директоръ музыки и театра. Во младыхъ 
своихъ л'Ьтахъ писалъ весьма пзрядныя стпхотворен1я, какъ то: 
элепп, п'бсни, и другое тому подобное; также сатирпчесшя пись- 
ма прозою и стихами, много похваляемыя знающими людьми за 
чистоту стиховъ и слога, н-Ьжность вкуса и хорошее и пртятное 
изображеше. Но, къ великому сожал'Ьн1ю, С1И стихотворен1я еще 
не напечатаны; однакожъу вс'^хъ охотеековъ сс2шнятся письмен- 
ными. Онъ много славится за переводъ Маркиза Т'***, трагед1ю 
Безбожнаго, идруг1е переводы. Слогъ его чистъ и текущъ, а из- 



102 м. и. сухомлиновъ, 

ображеши н'Ьжны п пр1ятны, а гд-Ь потребно важны и сильны, и 
его переводы по справедливости могутъ почитаться прим'Ьрными 
на росс1Йскомъ язык'Ь. Его тщан1емъ росс1йск1й театръ возве- 
денъ на так1Й степень совершенства, что иностранные знающ1е 
люди ему удивляются» "°). , 

Именемъ Елагина обозначали новый пер1одъ въ истор1и рус- 
скаго слога. Карамзинъ говорить : «Разд-Ьляя слогъ нашъ на эпо- 
хи, первую должно начать съ Кантемира, вторую — съ Ломоно- 
сова, трет1ю — съ переводово славянорусскихъ г. Елагина и его 
многочислениыхъ подражателей, а четвертую — съ нашего вре- 
мени, въ которое образуется пр1ятность слога, называемая Фран- 
цузами е1е^апсе))^^^). 

При такомъ взгляд-! на литературную д-Ьятельность Елагина 
избран1е его въ члены росс1йской академ1и является справедли- 
вою данью его заслугамъ въ области русскаго языка и словесно- 
сти. Въ списк-Ь первыхъ членовъ россшской академ1и по праву 
находился «Иванъ ПерФильевичъ Елагинъ, двора ея император-, 
скаго величества оберъ-гоФмейстеръ, сенаторъ и орденовъ: св. 
Александра Невскаго, Б-^лагоорлаисв. Станислава кавалеръ»^'^). 

Елагину принадлежитъ починъ въ академическихъ совЬща- 
н1яхъ: обсуждешемъ вопросовъ, предложенныхъ Елагинымъ, и 
началась, собственно говоря, д'бятельность россшской академ1и. 

Въ день открыт1я академш читано было «краткое начерта- 
н1е», на основан1и котораго долженъ быть составленъ проектъ 
устава; въ «начерташи» сказано: «Россшская академхя должен- 
ствуетъ им-бть предметомъ своимъ вычищеше п обогащен1е рос- 
С1Йскаго языка, обш,ее установлен1е употреблен1я словъ онаго, 
свойственное оному в«т1йство и стпхотворенте». Главнымъ пред- 
метомъ перваго, посл^ дня открыт1я, засЬданхя академ1и было 
составлен1е академическаго устава, и каждому изъ присутство- 
вавшихъ членовъ предложено было высказаться по этому поводу. 
Но только одпнъ Елагинъ воспользовался предоставленнымъ его 
правомъ, и сд-Ьлалъ три сл'Ьдз'ющ1я предложешя: 

— «Какъ главный предметъ академ1и есть вычпш,ен1е и обо- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ, 103 

гащен1е языка росс1Йскаго, то обогатить его наиудобн'Ьйшхй спо- 
собъ есть тотъ, чтобъ всЬ техничесю'я слова собрать п издать 
особливою книгою; введенныя въ употреблен1е выбрать изъ ста- 
рыхъ книгъ, а яеАОСтающш сд7ълать вновь и утвердить въсобра- 
нш академии». — 

— «Какъ правила вит1йства и стихотворен1я друг1я быть не 
могз'тъ, каковы уже древними утверждены, то сд-Ьлать особли- 
вый словарь, въ коемъ изъяснить вс^ правила, до словесныхъ 
наукъ принадлежащ1я», и для составлен1я такого словаря избрать 
въ члены акадедпи «духовныхъ особъ, им1Ьющихъ нужныя къ сему 
знан1я». — 

— «Чтобы всяк1й членъ академ1и обязанъ былъ сочинен1я 
свои, на росс1йскомъ язык'Ь писанный, какого бы рода они ни 
были, представлять на судъ академхи, и безъ соглас1я оныя от- 
нюдь непечатать, дабы т-Ьмъ предохранить честь и славу акаде- 

М1И)). 

Выслушавъ первое предложен1е Елагина, академ1я пор'Ьшила 
немедленно приступить къ сосгавлен1ю общаго плана для словаря 
русскаго языка. Третье предложен1е значительно видоизм-Ьнено 
и ослаблено академ1ею, а второе принято только на половину и 
притомъ такъ, что удержаны сл'Ьдств1я, а причина устранена: 
избраны духовный лица, но, вм-Ьсто словаря словесныхъ наукъ, 
пмъ поручено составленхе грамматики '^^). 

Елагинъ былъ въ трехъ первыхъ, со времени учрежден1я 
академш, собран1яхъ, и зат-Ьмъ прекратилъ свои пос'Ьщен1я на- 
долго, и едва ли не навсегда. По крайней м-Ьр-Ь въ спискахъ 
лицъ, присутствовавшихъ въ собран1яхъ акадейпи, не встречается 
бол-Ье И. П. Елагина, до самой смерти его. 

Въ собраши 24 сентября 1793 года непременный секретарь 
академш «псполнилъ печальный долгъ возвещен1емъ собран1ю 
кончины, воспоследовавшей сего сентября 22 дня, достойнейша- 
го члена академш, Ивана Перфильевича Елагина, мужа коего 
ученые труды у позднихъ потомковъ въ незабвенной пребудутъ 
памяти» ^''*}. 



104 ' м. и. сухомлиновъ, 



И. Л. ГОЛЕНИЩЕВЪ-КУТУЗОВЪ. 

Избранный въ члены россшской академ1И при самомъ ея 
учрежденш Иванъ Логиновичъ Голенищевъ-Кутузовъ получилъ 
образован1е также въ сухопутномъ кадетскомъ корпусЬ. При 
избран1и въ академики Голенищевъ-Кутузовъ былъ адмираломъ 
и директоромъ зюрскаго шляхетнаго корпуса. Онъ страстно лю- 
билъ русскую словесность и, занимая высокое общественное по- 
ложен1е, дМствовалъ и на литературномъ поприщ-Ь. Въ словар-Ь 
русскихъ писателей находится имя Голенищева-Кутузова, какъ 
автора Морской тактики, различныхъ статей и стихотворенш, по- 
м-Ьщенныхъ въ повременныхъ издан1яхъ, переводчика пов-Ьсти 
Вольтера : Задшо, и др. ^^^). 

Голенихцевъ-Кутузовъ обратилъ внпмаше своихъ сочленовъ 
на неопред'Ьленность правилъ объ ударен1яхъ въ русскомъ язык'Ь 
и на необходимость основательной разработки этого спорнаго во- 
проса нашей грамматики. По предложен1ю Голенищева-Кутз^зова 
внесена въ проектъ академическаго устава следующая статья : 
такъ какъ «для росс1Йскаго языка не сделаны еще правила, по 
которыиъ бы можно было определять ударен1е въ сложныхъ и 
производныхъ словахъ, то академ1я да составитъ оныя, приз1'Ь~ 
няясь къ свойству языка славяно-россхйскаго» ^^^). 

На первыхъ же порахъ академической д-^ятельности Голе- 
нищевымъ-Кутузовымъ поднятъ вопросъ о правописанш. По 
мн-Ьнхй) Голенищева- Кутузова, академш русскаго языка сл-Ьдо- 
вало бы прежде всего позаботиться о русской грамматик'Ь, т'Ьмъ 
бол-Ье, что «нов'Ьйш1е писатели наши и въ самыхъ первыхъ осно- 
вашяхъ ппсьменъ несогласны; мног1е исключаютъ различный 
буквы и разному сл^дуютъ правописан1ю. Почему во первыхъ по- 
мыслить должно объ утвержденги буквъ и правописатя» "^). Во- 
просъ, поднятый Голенищевьшъ-Кутузовымъ, признанъ акаде- 
М1ею весьма важнымъ, и немедленно приступлено къ его обсуж- 
дешю; н-Ькоторые изъ членовъ предлагали ввести новыя буквы, 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМга. 105 

какънапр. для разлпченхя^ п Д и т. п.; работы по грамматик'6 воз- 
ложены на членовъ такъ называемаго грамматикальнаго отд'Ьла. 

Голенищевъ-Кутузовъ предложплъ, чтобы въ число книгъ, 
достойныхъ прочтен{я п выбора пзъ нпхъ словъ для академиче- 
скаго словаря, пом'Ьстить и сл'§дуюш,1я : «Генеральную геограФ1ю, 
переведенную во время Петра Великаго; веатрумъ, ПуФФендор- 
Фа; Троянскую исторш; Барошя; Синопсисъ; Уставъ царя 
АлексЬя Михайловича; Судебнпкъ даря 1оапна Васильевича и 
Ярославову Правду» ^'^). 

Предлагая съ такою щедростью источники для предпринята- 
го академ1ею словаря, Голенищевъ-Кутузовъ очевидно не раз- 
счптывалъ, что къ нему же обратятся съ просьбою заняться вы- 
боркою того, что окажется напбол1Ье пригоднымъ въуказанныхъ 
иыъ псточнпкахъ. На подобнаго рода просьбу онъ отв']^чалъ не- 
прем1Ьнному секретарю росс1Йской академ1п И. И. Лепехину : ^'^). 

Государь мой Иванъ Ивановичъ! 

На почтенное ваше писанхе, коимъ предлагаете чтобъ я потру- 
дился въ выбор'Ь словъ изъ Генеральной Географш^ для аналоги- 
ческаго словаря, чрезъ с1е сообщить честь им^Ью: 

1. Ссылаюсь на отзывъ мой при избранш меня въ члены 
росс1йской академ1И, что я потолгту время свое академги посвя- 
тить могу, сколько отъ должностей моихъ свободнаго мнть оста- 
нется. 

2. Самый выборъ словъ пзъ сей великой книги, на какихъ 
бы правилахъ и основанш требовался? Ибо веб слова изъ оной 
выбирать работа есть столько жъ необъятная, сколько и несов- 
м-Ьстная съ общимъ положен1емъ, потому что буквы вс! разо- 
браны, сл^бдовательно, ежели бы кто и прпнялъ на себя тако- 
вой выборъ, то былъ бы онъ во многомъ вдвойнЬ на каждую 
букву,— и 

3. И самой книги я не им-Ью. 

И такъ покорно прошу въ семъ меня извинить тЪуъ паче, что 
для сей работы, какъ состоящей изъ одного выбирашя изъ книги 



106 м. и. сухомлиновъ, 

по порядку словъ, довольно бы было челов1Ька, разум^ющаго 
слова и ум-Ьющаго писать. 

Я съ отличнымъ почтен1емъ пребываю. 
Государь мой, 

I вашъ покорн-Ьйшт слуга 

Иванъ Г. Кутузовъ. 

Голенищевъ-Кутузовъ принялъ на себя выборъ словъ, начи- 
нающихъ на Г^^^). Выбравши слова «отовсюду, откуда могъ»,онъ 
представилъ ихъ въ академш при письм'Ь къ Лепехину ^^^) : 

Государь мой Иванъ Ивановичъ, 

Слова для аналогическаго лексикона, начинающ1яся съ буквы 
Г, сколько могъ я собралъ, изъ присланной Копдратовичевой, изъ 
Целларгева и Церковнаго лексиконовъ, и отвсюда, откуда могъ, и 
при семъ къ вамъ посылаю. Можетъ быть у Тауберта можно бы 
взять еще что-нибудь, но трудовъ его сей буквы ко мн-Ь не при- 
слано. Присовокупляю къ тому выбранныя изъ Церковнаго лекси- 
кона еврейскгя и греческгя слова, на особливомъ лист'Ь; возвра- 
щаю также Кондратовичевы тетради. 

Впрочемъ пребываю съ должнымъ и особливымъ почтен1емъ, 
государь мой, 

вашъ покорный слуга 

Иванъ Г. Кутузовъ. 



ГРАФЪ А. С. СТРОГАНОВЪ. 

ГраФъ Алекса ндръ Серг-Ьевичъ Строгановъ принадлежалъ 
къ числу образованн'Ьйшихъ представителей нашего высшаго 
общества, въ д-Ьятельности которыхъ обнаруживаются св-Ьтлыя 
стороны и лучш1я предашя в-Ька Екатерины П. Строгановъ 
понималъ просв-Ьтительное значеше литературы и пзящныхъ 
искусствъ, и дорожилъ ихъ усп'Ьхами въ нашемъ отечеств-Ь. 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 107 

Особевное сочувствхе Строганова привлекала къ себ-Ь акаде- 
М1Я художествъ, съ которою находился онъ въ постоянныхъ сно- 
шен1яхъ, восходящихъ къ самымъ первымъ временамъ ея суще- 
ствован1я. Въ чрезвычайномъ собран1и акадедпи художествъ, 
25 1юня 1768 года, граФъ Александръ Серг-Ьевпчъ Строгановъ, 
членъ государственной коллег1и иностранныхъ дЬлъ, пзбранъ въ 
почетные любители большинствомъ тринадцати согласныхъ ба- 
ловъ, противъ одного несогласнаго и одного сумнительнаго. Вы- 
ражая благодарность за пзбран1е, граФЪ Строгановъ писалъ сво- 
имъ новымъ сочленамъ: ^^^). 

— Почтенн'Ьйш1е господа ! Будучи весьма близкимъ свид'Ьте- 
лемъ основан1я вашей академш, я обратилъ на васъ съ самаго 
того времени все свое внпман1е; съ прпращенхемъ вашимъ возра- 
стало мое къ вамъ стремлен1е т-Ьмъ паче, что я всегда им-Ьлъ 
р-Ьшительную склонность ко всему, чт5 упражняетъ ньт-Ь ваши 
даррвашя, и все, что носило на себ-Ь ихъ изображеше, было для 
меня всегда восхитительно. Быстрые ваши усп'Ьхи о доведешп до 
совершенства свободныхъ художествъ, толико доказывающ,ихъ 
просв'§ш,ен1е и вкусъ вЬка Екатерины вторьш, возбудили во мнЬ 
наконецъ — если позволите такъ сказать — желан1е разд-Ьлить съ 
вами славу, отъ того проистекающую. Пред'Ьлы письма не доз- 
воляютъ мн'Ь зд'Ьсь довольно изъяснить пользу сего училища, а 
сверхъ сего слабость моего краснор'Ьч1я въ томъ мн-Ь воспре- 
щаетъ. Я не пм-Ью дара хвалить, а пм-Ью даръ чз^вствовать, и с1е 
посл'Ьднее есть единственное право, которое, над^Ьюсь, сд'Ьлаетъ 
меня предъ глазами вашими достойнымъ сего сообщества. Я 
льщу себя, что, присовокупясь къ вамъ и открывъ ближе мое 
усерд1е и ревность къ симъ искусствамъ — соревнователямъ при- 
роды, найду способъ доказать вамъ, сколь отменное им-Ью почте- 
Н1е къ вашимъ дарован1ямъ, и съ какпмъ удовольств1емъ присое- 
диню имя вашего соучастника къ тому, которымъ я всегда став- 
лю въ честь называться, почтеннМш1е господа, вашъ покорнМ- 
Ш1Й слуга граФъ Александръ Строгановъ. — 

Прошло болЫ тридцати л-Ьтъ посл-Ь этого избран1я, и Стро- 



108 м. и. сухомлиновъ, 

гановъ постав.1енъ былъ во глав'Ь учреждешя, въ судьбе кото- 
раго всегда принималъ живое участ1е. Въ начале 1800 года по- 
сл']^довалъ указъ изъ сената академ1и художествъ такого содер- 
жашя: «По именному указу, объявленному генералъ-прокурору 
Беклешовучрезъ генералъ-адъютанта Лопухина сего января въ 
23 день — отставному д'Ьйствительному тайному сов-Ьтнику и 
оберъ-камергеру графу Строганову быть президентомъ акаде- 
мш художествъ, императорскихъ библготекъ директоромъ и глав- 
нымъ начальнпкомъ въ экспедицти мраморной ломки и пршскашя 
цв^тныхъ каменьевъ въ пермской губернш» ^^^). 

При император']^ Александр-Ь I граФъ Строгановъ, оставаясь 
президентомъ академхи художествъ, назначенъ былъ и членомъ 
главнаго правлешя училищъ, на долю котораго выпала великая 
задача — выработка системы народнаго образован1я. 

Писатели и художники встр'Ьчали у графа Строганова самый 
радушный пр1емъ; не связи и посторонн1я вл1ян1я, а умъ и та- 
лантъ открывали доступъ къ просв-Ьщенному хозяину ^^*). Онъ 
любилъ проводить время въ обществ'Ь друзей своихъ: Фонвизи- 
на, Державина, Богдановича, Крылова, Гн-йдича и др., читав- 
шихъ ему свои произведен1я. Т-Ьсная дружба связывала его съ 
представителями русской литературы и русскаго искусства. Пр1'Ь- 
хавшш изъ провпнщи въ столицу, никому въ ту пору неизв-Ьст- 
ньп1, Гн'бдичъ былъ «открытъ» Строгановымъ, ум'Ьвшимъ ц'Ьнить 
дарован1я п поддерживать ихъ въ борьбе съ невзгодами и несча- 
ст1ями. Св'йтлый образъ вельможи, чтущаго «дарован1я Бога» 
воспроизведенъ Гн'Ьдичемъ въ его идиллш Рыбаки^ въ которой 
подъ именемъ «боярина» изображенъ граФъ А. С. Строгановъ, вла- 
д-Ьлецъ «терема» — загороднаго дома, на берегу Невы, украшен- 
наго произведен1ями изящныхъ пскз^сствъ. Въэтомъ чудномъ те- 
реме проходп.ш для Гн'Ьдича его золотые дни; прив'Ьтливыя р^&чи 
боярина животворили п-Ьвца и укрепляли в-Ьру его въ свое свя- 
тое призван1е. Вм-Ьст-Ь съ даромъ п'Ьсенъ поэтъ об^щаетъ пере- 
дать внукамъ своимъ и память о томъ, кто первый оц'Ьнилъ въ 
немъ этотъ божественный даръ : 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1И. 109 

Рыбакъ млад. 

.... Бояринъ изъ теремныхъ оконъ хрустальныхъ 

Свой ласковый голосъ мн-Ь подалъ, и пролилъ онъ въ душу 

Веселость и см'Ьлость! Встуштлъ я въ хоромы. ... 

Но диву я дался, увид'йвши теремъ высокш. . . . 

Что на неб-Ь зв'&зды и въ тереме зв-бзды, — и м-Ьсяцъ, 

И вся въ терему красота поднебесная видна! 

Въ немъ старецъ-бояринъ сид^&лъ сребровласый. въ семейств-Ь 

Цв'Ьтущихъ д-Ьтей. средь бояръ и вельможъ пменитыхъ. 

Смутился я, другъ, у порога стоялъ полумертвый; 

Но ожило сердце, забилось весельемъ, и слезы 

Изъ глазъ у меня проступили, какъ добрый бояринъ 

Прив-Ьтно взглянз^лъ на меня и ласково молвилъ : 

«Люблю я невинныхъ сердецъ вдохновенья простыя, 

«Люблю я свир-Ьльныя п^сни .... 

<Л'ебя подарю я прекрасной свир1Ьлью изъ пальмы .... 

Рыбакъ стар. 

Отъ д'Ьда въ насл'Ьдство ты принялъ ц-Ьвиицу изъ липы, 
А внукамъ своимъ передай цевницу изъ пальмы. 

Рыбакъ млад. 

И имя того, кто почтилъ дарован1е Бога, 

Я внукамъ моимъ передамъ съ любов1ю къ п'Ьснямъ. 

Со времени основан1я россшской академш въ числ-Ь ея д-Ьй- 
ствительныхъ членовъ находился «граФъ Александръ Серг-Ьевичъ 
Строгановъ, тайный сов'Ьтникъ, сенаторъ, двора ея император- 
скаго величества дМствительный камергеръ, санктпетербургской 
академш паукъ членъ, орденовъ: Б'Ьлаго орла, св. Станислава и 
св. Анны кавалеръ)П^^). 

Вступая въ росс1йскую академш, граФъ Строгановъ не же- 
лалъ быть только по имени членомъ этого учено-литературнаго 
общества. Въ первое время онъ довольно усердно посЬщалъ ака- 
дем1ю, и участвовалъ не только въакадемическихъ сов-Ьщанхяхъ, 
но и въ академическихъ работахъ. 



по м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

Онъ собралъ и представилъ въ академию слова, начинающ1яся 
на Ю^ ^^'^) и принялъ на себя разсмотр'йн1е первыхъ листовъ сло- 
варя съ т-^мъ, чтобы сд'Ьлать къ нимъ дополненхя и зам^чан1я ^^^). 

При объяснен1и словъ, вносимыхъ въ академичесшй словарь, 
необходимо было приводить прим'Ьры, выбираемые изъ различ- 
ныхъ источннковъ. ГраФъ Строгановъ предложилъ, чтобы къ 
прим-Ьрамъ, взятымъ изъ священныхъ книгъ, прибавлять и при- 
м'Ьры, взятые изъ свгьтскихъ писателей или же придуманные 
самими составителями словаря, и пом-Ьщать по одному только 
примеру, заимствуя его какъ изъ книгъ слав янскихъ, такъ и изъ 
языка, нын'Ь употребительнаго ^^^). 

ГраФЪ Строгановъ сообщилъ свое зам'Ьчан1е на глаголы: 
алчу и алкаю. Онъ утверждалъ, что глаголъ алчу., который счи- 
тается глаголомъ недостаточиымо^ правильн'Ье считать глаго- 
ломъ сокращеннымъ отъ неупотребительнаго алкаю и спрягать 
его такимъ образомъ: алкаю., алкать или алкати, алкалъ, взал- 
ка.гъ, алчущгй, взалкавшие, — по прим'Ьру другихъ глаголовъ, 
оканчивающихся на чу, въ которыхъ, во временахъ: преходя- 
щемъ п прошедшемъ однократномъ, и въ неонред'Ьленномъ на- 
клонен1И, чу перем'Ьняется обыкновенно на ка или та: плачу, 
плакалъ, заплакалъ, и восплакалъ, плакать, плакати. И такъ: — 
алчу, алкало, взалкалъ, алкать, алкати ^^^). 

Уважен1е и сочувств1е къ Строганову сочленовъ его по ака- 
дем1и выразилось въ единодушномъ избран1и его президентомъ 
росс1йской академш. Хотя избран1ю этому и не дано было пра- 
вительственнаго утвержден1я, т'Ьмъ не мен-Ье заслуживаетъ внима- 
Н1я, что выборъ академиковъ остановился на Строганов'1. 

Въ собранш 1 декабря 1800 года, по общему соглас1ю всбхъ 
присутствовавшпхъ, определено : просить отъ лица академ1и граФа 
Александра Сергеевича Строганова, какъ одного изъ первен- 
ству ющихъ ея членовъ, о принят1и имени и достоинства прези- 
дента академш ^^^). Въ сл^дующемъ собранхи, непременный сек- 
ретарь росс1Йской академш И. И. Лепехинъ заявилъ, что граФЪ 
Строгановъ «не откажется, если государь пожелаетъ». Всл^д- 



ЕСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1И. 111 

ств1е этого академ1я постановила: изготовить всеподданн'§йш1Й 
докладъ для поднесен1я чрезъ генералъ-прокурора Петра Хрисан- 
Фовича Обольянинова» ^^^). Государь, очевидно, не пожелалъ; при 
император'Ь ПавлЬ россшская акадейпя оставалась безъ предсе- 
дателя. Временное управлен1е акадейпею возложено было на ка- 
меръ-юнкера Бакунина. По возшеств1и на престолъ импера- 
тора Александра I, предсЬдателемъ академ1И назначенъ А. А. 
Нартовъ. 



А. А. РЖЕВСК1Й. 

Въ числЬ русскихъ писателей прошлаго стол-Ьття, ном^Ьщен- 
ныхъ въ историческомъ словар']^ Новикова и въ стать-Ь лейпциг- 
скаго литературнаго журнала, находимъ и Александра Андреевича 
Ржевскаго, президента медицинской коллег1и, стоявшаго нЬкото- 
рое время во глав'Ь первенствующаго ученаго учрежденхя импе- 
р1И — академ1й наукъ ^^^). 

Въ Изв^ст1и о русскихъ писателяхъ, появившемся въ Кеие 
ЫЬИо^Ьек (1ег зсЬопеп шзвепзсЬайеп ипс1 йег Ггехеп к1ш81;е: 

— Алексей Ржевскш, камеръ-юнкеръ ея императорскаго ве - 
личества, написалъ много довольно хорошихъ (с11е 21ет11сЬ §и(; 
81пс1) мелкихъ стихот8орен1Й, какъ-то: элепй, послан1Й, мадрига- 
ловъ, эпиграммъ и сатиръ. Года три тому назадъ сочинилъ онъ 
трагед1ю: Прелеста, содержаше которой взято изъ истор1и Шева; 
пьеса эта, однакожъ, несмотря на н'Ьсколько хорошихъ м-Ьстъ, не 
удержалась на нашемъ театрЬ; ибо мы нынче становимся уже 
разборчив'1зе и не довольствуемся всякимъпредставлен1емъ^®^). — 

Въ опытЬ историческаго словаря о россшскпхъ писателяхъ, 
И. И. Новикова: 

— Ржевск1й, Алексий Андреевичъ, двора ея императорскаго 
величества камеръ-юнкеръ, и при академ1п наукъ въ должности 
директора. Онъ сочинилъ болБе 60 притчей, 7 торжественныхъ 



112 м. и. сухомлиновъ, 

п похвальныхъ одъ, 7 стансовъ, много эклогъ, элегш, сонетовъ, 
ИДИЛЛ1Й, сказокъ, рондо, писемъ сатирическихъ, одъ духовныхъ, 
загадокъ, больше бОэпиграммъ, и много другихъ стихотворныхъ 
п прозаическихъ сочиненШ, который всЬ напечатаны въ ежем'Ь- 
сячныхъ 'сочинен1яхъ : Полезномъ увеселенш, изданномъ 1760, 
1761и1762 годовъ; въ Свободныхъчасахъ, изданныхъ 1763 года, 
въ Москв'Ь. ВсЬ с1и стихотворен1я, а особливо его оды, притчи 
и сказки, весьма хороши и изъявляютъ остроту его разума и спо- 
собность къ стихотворству. Стихотворство его чисто, слогъ те- 
куш,ъ и пр1ятенъ; мысли остры, а изображеши сильны и свободны. 
Онъ сочинилъ и трагед1ю въ 5 Д'6йств1яхъ, Смердт именуемую, 
которая представлена была на придворномъ росс1йскомъ театр-Ь 
въ 1769 году со усп'Ьхомъ, а принята съ великою похвалою. С1я 
трагед1я сочинителю своему д'Ьлаетъ честь: она сочинена въпра- 
вилахъ театра; завязка ипродолжеше расположены очень хорошо; 
характеры выдержаны сильно; игры театральной много; стихот- 
ворство въ ней чисто; слогъ пр1ятенъ, мысли велики, изображе- 
нш сильны, а нравоучен1е у м'Ьста, хорошо, и пр1ятно, и нако- 
нецъ трагед1я с1я почитается въ числ'Ь лучшихъ въ росс1йскомъ 
театр-Ь, а сочинитель ея хорошимъ стихотворцемъ, и заслуживаетъ 
великую похвалу ^'*). — 

Въ списк1& первыхъ членовъ россшской академхи, между гра- 
Фомъ Строгановымъ и А. А. Безбородко, пом'Ьш;енъ «Алексей 
Андреевичъ Ржевск1Й, государственной медицинской коллепи 
президентъ, двора ея императорскаго величества д'Ьйствительный 
камергеръ»^^^). 

Ржевскш принималъ участ1е въ академическихъ работахъ, и 
для составляемаго академ1ею словаря собралъ изъ различныхъ 
источниковъ слова на В^'^^). 

По поводу слова память, о происхожден1и котораго такъ 
долго спорили академики, Ржевскш высказалъ сл'1дуюш;ее мнй- 
ше, въ письм'1 на имя непрем'Ьннаго секретаря росс1йской акаде- 
мш И. И. Лепехина: ^^^). 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 113 

Государь мой Иванъ Ивановичъ, 

Третьяго дня я получилъ отъ васъ при ппсьм-Ь два разныхъ 
мн'Ьшя о словахълшю и памятую, въкоторомъвы изволите меня 
ув']^доз1лять, что благоугодно россшской академ1и отобрать мн1Ь- 
ше п мое. Я, благодаря за сд'Ьланную мн-Ь честь, симъ доношу: 

Мн'Ь кажется, такъ какъ п всегда я былъ этого мненья, что 
глаголы мню ш памятую разные, и одного отъ другаго произво- 
дить не должно, ибо они по существу своему различны и разное 
означаютъ. Яне знаю, можно ли, прибавя къ глаголу лш/о частицу 
МО, составить глаголъ помню. — для того, что глаголъ мню съ ча- 
стицею 7го и значитъ иное, и произносится съ другимъ ударешемъ. 
Помню значптъ памятую, а глаголъ мню съ частицею произно- 
сится помню та. значитъ »го(^р«а /о, а сверхътого помню едва ли не 
сокращенное и испорченное слово памятую. И такъ: ежели это 
слово народное помню испорченное памятую., то уже и невоз- 
можно будетъ его никакъ произвести отъ мня. 

Для сихъ причинъ и означенныхъ во мн'Ьн1и т-Ьхъ господъ 
членовъ, которые разд'Ьляютъ с1и глаголы, я согласенъ съ ними, 
чтобъ слово память поставить самостоятельнымъ. Ежели я оши- 
баюсь, то прошу вашего снисхожден1я ; академш угодно было 
знать мое мн'Ьн1е : оно таково. 

Впрочемъ съ отличнымъ почитан1емъ им'Ью честь быть вамъ, 
милостивый государь мой, покорнымъ слугою 

Алекс^й Ржевскш. 

По поручен1ю россшской академш Ржевск1Й разсматривалъ 
переводъ Генр1ады, и въ отзыв'Ь его видны какъ пр1емы тог- 
дашней критики, такъ и желаше Ржевскаго принимать посильное 
участие въ академической д-Ьятельности: ^^^). 

«Въ императорскую росс1йскую академ1ю. 
Милостивые государи мои! 

Росс1йской академ1п господинъ непременный секретарь, на 
сихъ дняхъ, именемъ оньш, отдалъ мн^ тетрадь переводу въ рос- 

Сборнивъ II Отд. И. А. Н. & 



114 м. и. сухомлиновъ, 

с1йск1е стихи Генр1яды, съ прибавлен1емъ, что академ1я пору- 
чаетъ мн-Ь, прочтя, сообщить ми-Ьнте. 

Съ особымъ удовольств1емъ пр1емля, за долгъ почитаю всЬ 
препорученти охотно исполнять, сколько достанетъ малаго моего 
знашя и таланта. 

Я сожал-Ью крайне, что хроническая болЬзнь моя отводптъ 
меня отъ собран1й академпческихъ, отъемля возможность моихъ 
вы-Ьздовъ; однако не м'Ьшаетъ мн'Ь то, по желан1ю академхи, по- 
свящать мои труды, соразм-Ьрные силамъ моимъ. 

Реченный переводъ Генр1яды, неизв'Ьстно мн-Ь чей и по ка- 
кому поводу д-Ьлается. Ежелибъ переводчикъ частнымъ образомъ 
спросилъ моего мн'Ьн1я, я бы его одобрилъ. У насъ такъ мало 
еще упражняются въ росс1Йской словесности, что всякому любя- 
щему оную, надлежитъ ободрять охотниковъ и привлекать къ 
ней, а критику оставить впередъ, до своего времени. Я такъ 
думаю, и, не разбирая, ошибаюсь пли нЬтъ, правилу сему сл-Ьдую. 

Но какъ спращиваетъ моего мн'Ьн1я не переводчикъ, а ака- 
демия, то я считаю себя обязаннымъ сказать откровеннее. Мног1е 
стихи слабы и не выработаны; стопосложен1е безпечно, и оттого 
стихи не плавны и не гладки; выборъ словъ во многихъ м^стахъ 
нерачительно дЬланъ; инд-Ь смыслъ жертвованъ риомамъ. Мног1я 
выражен1и слаб'Ье оригинала, и м'Ьстами не сохраненъ логическш 
порядокъ словъ, и это въ н-Ькоторыхъ м-Ьстахъ ослаб-бваетъ, а 
въ другихъ и затмеваетъ смыслъ подлинника, М'Ьстами есть из- 
лишн1е союзы и междомет1я для наполнен1я стиха, что отнимаетъ 
энерг1ю. Не наблюденъ порядокъ мужескихъ и женскихъ стиховъ, 
и есть стихи, содержащ1е больше стопъ принятой м-Ьры; также 
во многихъ стихахъ, въ перелом'Ь перваго полустиш1я въ посл'Ьд- 
немъ слог-Ь положено что, такъ какъ и въ самомъ первомъ стих^Ь: 
«пою героя, что побгьдами и родомъ». Отъ что теряется стихо- 
творная музыка, и стихъ уподобляется проз'Ь, и должно, для со- 
блюден1Я музыки, въ чтен1и это скрасть; но таковой стихъ уже 
исправнымъ стихомъ почесть неможно. 

Наконецъ я скажу: Ежели переводчикъ приметъ трудъ ели- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 115 

чить съ подлинвикомъ п просмотреть, поправитъ стихи, и вычи- 
ститъ ихъ съ большимъ прилежан1емъ, то переводъ будетъ не 
худъи достоинъ напечатать. Я думаю, что онъ съ удовольств1емъ 
примется отъ публики, т'Ьмъ паче, что это переводъ знатнаго 
пера въ поэзш; но чтобъ поровнять переводъ съ подлинникомъ, 
то нужно поприлежн^Ье сличить ихъ, и потрудиться дать силу 
стихамъ. Я не весь переводъ сличалъ съ подлинникомъ, а только 
н-Ькоторьт м'Ьста, и нашелъ въ н'бкоторыхъ стихахъ, что пере- 
водъ слаб'Ье, и не столь сильны выраженш, а въ другихъ ото- 
шелъ отъ смысла подлинника. . 

Я зд'Ьсь упомяну для прим'Ьра только объ одномъ призыв'Ь 
къ Истинной. 

въ подлинниюь: въ переводт: 

Сойди съ Бысотъ небесъ, авгу- Святая Истина, отъ горвихъ 

ст-Ьйшая истина, сниди м'Ьстъ, 

Спусти на мои писанш твою силу Излей въ стихи мои чистМщу 

и твой св'Ьтъ, ясность зв-Ьздъ, 

Да слухъ царей привыкнетъ И въ нихъ в^щай: твой гласъ 

тебя внимати: едпнъ цари внимаютъ, 

Теб-Ь явити то, чему они должны И отъ тебя свою премудрость 

научаться: почерпаютъ. 

Теб-§ показать глазамъ народовъ Небесна сниди дщерь, простри 

Виновныя сл-Ьдстити ихъ рас- народовъ взоръ 

прей. 

Пов'Ьждь, како раздоръ возму- На пагубны пути, гд-Ь адски 

тилъ наши пред'Ьлы; шелъ раздоръ; 

Пов-^ждь несчаст1И народа и Пов-Ьждь, какъ извергъ сей ды- 

ошибки князей. ханьемъ ядоноснымъ 

Пространство нашихъ странъ 

смятеньемъ трясъ ноноснымъ; 

Пов-Ьждь, какой народъ объятъ 

былъ тучей б'Ьдъ, 

Какъ мракъ, царей покрыв ь, 

затмилъ очей ихъ св']Ьтъ. 
и прочее. 8* 



116 м. и. сухомлиновъ, 

Я приложилъ н-Ьсколько строкъ, изъ слово въ слово съ Фран- 
цузскаго переведенныхъ, чтобъ показать, что русскхе стихи от- 
даляются отъ подлинника. Во второмъ стих-Ь Вольтеръ просить 
истину, чтобъ она спустила на его писан1е свою силу и свою 
ясность; а въ перевод'^ — чтобы она излила ясность зв1Ьздъ. Ясность 
истины и ясность зв'Ьздъ — дв-Ь вещи разныя. Въ 3-мъ стих'Ь: Ивъ 
нихо втщай. Въ комъ въ ттъ? кажется, възв'Ьздахъ. И потомъ: 
твой гласъ единъ гщш впимаютъ', въ подлинник'Ь не то: «да слухъ 
царей привыкнетъ тебя внимати». Четвертая строка въперевод^^: 
и отъ тебя свою премудрость почерпаютъ, то есть цари отъ 
Истинной; а во Французскомъ: «теб'Ь явити то, чему должны они 
научаться». 

Но я нечувствительно захожу уже въ критику, чего ни ака- 
дем1я отъ меня не требуетъ, ни я желан1я не им'Ью, вспомнивъ 
стихъ Французскаго комика Детуша. Его Женатый философъ го- 
ворить: 1а сгИ'Щие е81 агзёе, тагз ГаН езЬ йг/'^сИе. Должно въ 
уважен1е взять, что переводить изъ стиховъ въ стихи весьма 
трудно, а особливо Вольтеровы стихи, которые полны мыслей, и 
круты въоборотахъ.Я съ моей стороны, не могу вспомнить дру- 
гаго перевода стихотворнаго, чтобъ преложенъ былъ изъ стиха 
въ стихъ, съ равною энерпею подлинника и безъ упущен1я мы- 
слей, какъ только два небольш1е отрывка покойнаго Александра 
Петровича Сума15окова^ изъ Расиновой Федры: пов-Ьствоваше 
Тераменово о смерти Ипполита, и одной сцены Федры съ Юно- 
ною, но то отрывки; а Генрхада — увражъ полный. Если господинъ 
переводчикъ потрудится вычистить стихи и поправить ошибки, 
то честь себ'Ь пр1обр1^сти несомн'Ьнпо можетъ». 

На закат'Ь дней своихъ Ржевсшй прислалъ въ росс1Йскую 
академ1ю свое произведете — «идиллхю: Къ невскимъ музамъ»; 
академ1я опред'Ьлила поместить ее въ предпринимаемыхъ еже- 
м']&сячныхъ сочинен1яхъ ^^^). 

По предложен1и Ржевскаго избранъ въ члены россшской 
академш Николай Петровичъ Свистуновъ. Письмо Ржевскаго, 
по этому поводу, къ И. И. Лепехину любопытно какъ образецъ 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 117 

той СаМ'Ьси, которая господствовала тогда въ язык-Ь образован- 
наго общества; слово: пропозировшпь стошъ рядомъ съсловомъ: 
нелестный и т. п. ^°'-*). 

Милостивый госз'дарь мой 
Иванъ Ивановичъ, 

Я боленъ и не могу пр1'Ьхать въ будущую суботу въ рос- 
с1йскую академ1ю, а какъ, мн'Ь кажется, я слышалъ, что теперь 
число академиковъ ограничено, то чтобъ не упустить времени, 
чрезъ С1е васъ покориМше прошу. Зять мой камергеръ Николай 
Петровичъ Свистуновъ, им-Ья изстари склонность къ словеснымъ 
наукамъ, просило меня его пропозироватъ въ члены академш. 
Онъ вояжировалъ долго въ чужихъ краяхъ, и знаетъ Француз- 
скш, н-Ьмецкш, аглпнскш и итальянскхй языкъ. Я, будучи боленъ, 
прошу васъ пропозировать его, какъ вамъ будетъ угодно, отъ 
своего или моего имени, что приму себ-Ь за одолжен1е, пребы- 
вая всегда съ нелестнымъ почтен1емъ и преданност1ю вамъ, 
милостивому государю моему, 

покорнымъ слугою 

Алексий Ржевск1й. 

Академическое собран1е, отдавая справедливость «искусству 
и упражнен1ямъ въ язык'Ь отечественномъ» Н. П. Свистунова, 
избрало его, 16 Февраля 1801 года, по большинству голосовъ, 
членомъ росс1йской академ1И -*^^). 



П. А. СОЙМОНОВЪ. 

Въ числ'Ь лицъ, избранныхъ въ члены россшской академ1и 
при самомъ ея учрежденш, находился и «Петръ Александровичъ 
Соймоновъ, при собственныхъ д'Ьлахъ и у принят1я подаваемыхъ 
ея императорскому величеству челобитень, генералъ-ма1оръ»^°^). 



118 м. и. сухомлиновъ, 

Единственными данными, показывающими, что Соймоновъ 
принималъ участ1е въ академической д'Ьятельности, служатъ : по- 
с'Ьщен1е зас1Ьданш росс1йской академ1И и выборъ словъ для ака- 
демоческаго словаря. Соймоновъ собралъ слова на букву А, но 
трудъ этотъ исполненъ не имъ бднимъ, а вм'Ьст'Ь съ П. И. Тур- 
чаниновы мъ^°^). 



П. И. ТУРЧАНИНОВЪ. 

Петръ Ивановичъ Турчаниновъ — «при собственныхъ Д'Ь- 
лахъ и у принят1я подаваемыхъ ея императорскому величеству 
челобитень, бригадиръ» ^*'*). Сотрз^дникъ п сослужьвецъ Соймо- 
нова, Турчаниновъ оказался бол-Ье д'Ьятельнымъ членомъ россш- 
ской академ1и. 

Собравши, вм-Ьст-Ь съ Соймоновымъ, слова на букву ^[, Турча- 
ниновъ сверхъ того представилъ въ академ1ю слова, выбранныя 
имъ изъ Духовито Маргарита -'^^''). 

Турчаниновъ участвовалъ въ разсмотр'Ьн1и аналогической таб- 
лицы словъ, послужившей основою для словаря, и разсматривая 
листы таблицы, д-Ьлалъ къ нимъ свои дополнен1я и «прим'Ьчанхя» -^^). 

Для библ1отеки росс1Йской академ1И Турчаниновъ принесъ въ 
даръ Уставъ ратныхъ д^^лъ царей и великихъ князей Васил1я 
Ивановича Шуйскаго и Михаила бедоровича, — въ двухъ ча- 
стяхъ^*^'). 



п. В. БАКУНИНЪ. 

Петръ Васйльевичъ Бакунинъ — «государственной коллепи 
иностранныхъ д1^лъ членъ, дМствительный штатсшй сов^тникъ, 
орденовъ: св. равноапостольнаго князя Владимира второй сте- 
пени и св. Анны кавалеръ»-°^). 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 1 1 9 

Бакунинъ собралъ и представилъ въ акадедпю слова на Г^^^), 
и сверхъ того сообщилъ акаделии свои зам'Ьчанхя и дополнен1я 
къ словамъ на букву А ^^°). 

Бакунинымъ же доставленъ въ академ1ю рукописный словарь 
переводчика Ботвгшкинщ какъ матер1алъ, которымъ можно было 
пользоваться при составлен1и академическаго словаря ^^^), 

При р'Ьшеши вопроса о томъ, въ какомъ порядк1& располо- 
жить словарь — по буквамъ или по корнямъ, Бакунинъ присоеди- 
нился къ мн'Ьн1ю Болтина, и утверждалъ, что азбучный порядокъ 
удобн-Ье словопроизводнаго. Онъ высказалъ это въ письме къ 
И. И. Лепехину ^^^): 

Государь мой Иванъ Ивановпчъ, 
По настоявшему въ академш вопросу о расположен1и сло- 
варя — по чину азбучному или по кореннымъ словамъ, объявляя 
единомысл1е мое съ Иваномъ Никптичемъ Болтпнымъ, сужу я, 
что чинъ азбучный гораздо у^обвЫ для пр1искан!я словъ; что 
вместо аналогической таблицы можно, въ вящее объяснен1е свой- 
ства языка, при каждомъ коренномъ слов'Ь упомянуть коротко 
всЬ, отъ онаго производный; что тутъ не нужны будутъ повто- 
рительныя объяснен1я, когда каждое въ своемъ м'Ьст'Ь получитъ 
свойственное ему образован1е, и что на посл'Ьдокъ, если удобн'Ье 
всЬ уклонен1я словъ отъ кореннаго слова, въ другой смыслъ пре- 
ходящ1я, ихъ силу и знаменован1е. объяснить въ этимологическомъ 
порядк'Ь , — употреблен1е чина азбучнаго не можетъ препятство- 
вать соблюден1ю таковой удобности, ибо въ вол'Ё трудящихся 
остается описывать и опред'Ьлять слова производный при ихъ ко- 
ренныхъ. 

Исполни требован1е академш, письмомъ вашимъ мн-Ь препо- 
данное, охотно пользуюсь я симъ случаемъ изъявить вамъ лично 
истинное мое почтенхе къ отличнымъ вашимъ достоинствамъ и 
ув-Ьрить еще, что я есмь и буду всегда . 

вашъ, государя моего, 

покорный слуга 

П. Бакунивъ. 



120 м. и. сухомлвновъ, 

Н. В. ЛЕОНТЬЕВЪ. 

Николай Васильевичъ Леонтьевъполучилъ образовае1е въсу- 
хопутномъ кадетскомъ корпусе, довольно долго служилъ въ воен- 
ной служб1в — лейбъ гвард1и въ йзмайловскомъ полку, зат'Ьмъ пе- 
решелъ въ гражданскую службу, и занималъ въ ней различный 
должности; состоялъ въ контор^Ь строен1я Исаак1евскаго собора, 
потомъ былъ сенаторохмъ, президентомъ медицинской коллег1и, 
д'Ьйствительны.мъ тайнымъ сов1&тникомъ и пр. 

На литературное поприще Леонтьевъ выступилъ еще во вре- 
мена своей юности, задолго до учреждешя росс1йской акаделпи. 
Особенно ц-йнилпсь его басни, хотя онъ, по обычаю того време- 
ни, съ большимъ усерд1емъ «упражнялся» въ различныхъ ро- 
дахъ стихотворен1Й. Любопытно сравнить отзывы о Леонтьев'Ь, 
какъ о писател-Ь, высказанные лицами, бывшими свид'Ьтелями 
основашя росс1йской академ1и, съ отзывами лицъ, принадлежа- 
щихъ къ посл'Ьднему покол Ьн1ю членовъ россшской академш, при 
которыхъ она прекратила свое самостоятельное существоваше, 

Авторъ Изв-^стхя о русскихъ писателяхъ, пом&щеннаго въ 
лейпцигской Библютек-Ь изящныхъ наукъ и свободныхъ искусствъ, 
говорптъ: 

— Николай Леонтьевъ подаетъ больш1я надежды недавно 
изданными Баснями. Хотя он'Ь и не могутъ выдержать самой 
строгой критики, однакожъ показываютъ, что авторъ не лишенъ 
вкуса (п1сЫ; оЬпе аИеп ^езсИтаск — ди'11 а йи §'ои1;), ичто любовь 
къ изящнымъ искусствамъ можетъ повести его дал'Ье. Онъ штабъ- 
ротмистръ (сар11;а1п-Иеи1;епап1;) гвардш ^^^). — 

Св'Ьд'Ьнхя, сообщаемыя въ иностранномъ журнал-Ь, Новиковъ 
дополняетъ такимъ образомъ: 

— Леонтьевъ , Николай, лейбъ-гвард1и измайловскаго полку 
капптанъ, сочинилъ н1&сколько одъ, элег1Й и другихъ изрядныхъ 
стихотворен1Й; но изданный имъ въ 1766 тожу Басни превеликую 
подаютъ надежду вид']&ть въ немъ хорошаго стихотворца. Есть 
много и другихъ его стихотворенш ; но они въ печать не изданы. 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 121 

Весьма желательно, чтобы оныя не утратились, но изданы бы 
были въ св-Ьтъ, дабы тЬмъ пр1умножить справедливую похвалу 
ихъ сочинителю ^^*). — 

Къ числу матерхаловъ, собранныхъ въ последите года суще- 
ствован1я росс1Йской акадеапи, относятся сл'Ьдующ1я дв'Ь заагЬтки 
о произведен1яхъ Н. В. Леонтьева: ^^^). 

— Ода ея нмператорскоз1у величеству, всепресв-Ьтл-Ьйшей, 
державнМшей, великой государын^Ь императриц'Ь Екатерине 
АлексЬевн-Ь, самодержиц-Ь всеросс1йско11, на прибыт1е ея импера- 
торскаго величества изъ Москвы въ Санктпетербургъ, сочиненная 
Николаемъ Леонтьевымъ. Въ Санктпетербург'Ь, 1775 года. — 

Въ этой од'Ь семьдесятъ четыре строФы, каждая строФа въ 
десять стиховъ. Напечатана въ листъ. Но это не иное что, какъ 
прозаическое исчислеше лЪлъ великой Екатерины. Н&тъ вовсе 
поэзш. Во вс'Ьхъ семидесяти четырехъ строФахъ можно назвать 
лучшими сл'Ьдующхе стихи, въ которыхъ весьма удачно выраженъ 
ужасъ, наведенный на турковъ поб'Ьдами русскихъ: 

Тряслись пред-Ьлы агарянски, 

И быстро разносился страхъ: 

Въ Стамбул-Ь трясся тронъ султанск1й, 

ВъМедин'Ь — Магометовъ прахъ 

— Басни Николая Леонтьева. — 
Необыкновенная простота разсказа составляетъ одно изъ 
главн-Ьйшихъ достопнствъ этого произведен1я. Простота эта иног- 
да доходитъ до излишества, и заставляетъ читателя невольно 
улыбнуться надъ простодуш1емъ автора, какъ наприм'Ьръ, зд'Ьсь: 
Собака, зря его, гораздо испужалась: 
Бежала прочь скор']§й^ съ добычей разставалась, 
И токи слезъ лила. 

Хотя авторъ не ии-Ьетъ тонкой сатиры Крылова и даже да- 
лекъ отъ меланхолической ироши Хемницера, однако его просто- 
душная веселость, въ иныхъ м1Ьстахъ, и какъ бы невольное со- 
страдан1е къ глупостямъ человЬческимъ, въ другихъ, забавляютъ 



122 м. и. сухомлиновъ, 

и привлекаютъ читателя. НапримЬръ, говоря о томъ, что люди 
всегда пр1ятное предпочитаютъ полезному, онъ оканчиваетъ: 

Доброты разума совсЬмъ они не знаютъ, 
Каменьевъ блескъ драгихъ и титлы ихъ прельщаютъ. 
Такъ было, такъ и есть, и вотъ еще бЬда: 
Обычай, кажется, сей будетъ завсегда. 

Басня о плодоносномъ деревц-Ь мн'Ьт'Ьмъ бол-Ье нравится, что 
сюжетъ ея ни у кого не заимствованъ и представляетъ собствен- 
ный вымыселъ автора. 

Необыкновенная страсть автора къ уменьшительнымъ име- 
намъ часто заставляетъ сомневаться читателя, сронили для риомы 
или риома для нихъ»? Тамъ можно найти и звтрочки, и ове- 
чечки, и даже басню о бпдненькомъ зайчишюь. — 

Въ сниск'Ь первыхъ членовъ росс1Йской академ1и, составлен- 
номъ къ21 октября 1783 года, находится «Николай Васильевичъ 
Леонтьевъ, конторы строешя Исашевской церкви членъ, статск1й 

СОВ'ЬТНИКЪ)) ^^^). 

Леонтьевъ, вм'бст'Ь съ Фонвизинымъ, Румовскимъ и Лепехи- 
нымъ, былъ членомъ одного изъ самыхъ важныхъ отд'йловъ, 
именно того, которому поручено было составлен1е обпдаго плана 
академическаго словаря ^^^). 

Леонтьева избрали также и въ члены грамматикальнаго от- 
д'Ьла, на который возложена обязанность д'Ьлать всЬ грамматиче- 
сшя объяснен1я къ словамъ, вносимымъ въ составляемый акаде- 
м1ею словарь ^^^). 

Для этого же словаря Леонтьевъ собиралъ слова на У и на 
Х^^®); но представйлъ въ академ1ю только слова на X. Въотчет-Ь 
о трудахъ академиковъ сказано : «Николай Васильевичъ Леонтьевъ 
сообщилъ академш собранный слова на письмя X, буквеннымъ 
порядкомъ расположенный, и соучаствовалъ въ составлен1И пра- 
вилъ, къ сочинению словаря нужныхъ». Въ томъ же отчетЬ го- 
ворится, что Иванъ Ивановичъ Лепехпнъ «доставилъ собранпыя 
имъ слова на букву У» и др. ^^°). 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 123 

Во время пренш о производстве словъ: память, мню и т. п. 
Леонтьевъ утверждалъ, что слово память надо считать порепиымд, 
и что отъ этого корня происходятъ слова: помню и памятую, со 
всЬми ихъ производными. Мн'Ьн1е свое Леонтьевъ изложилъ и 
письменно ^^^): 

«По принятому о челов-Ьческой душ'Ь понятхю мнить и пом- 
нить суть два ея свойства, межъ собою совершенно различныя. 
Чрезъ свойство мнить душа о зримыхъ ею предметахъ разсуж- 
даетъ, д'Ьлаетъ заключен1е и находитъ истину. Свойство же 
души, памятью называемое, не что иное, какъ хранилиш;е про- 
шедшихъ ея д'Ьян1й, кои озираетъ она въ отдаленности прошед- 
шаго времени. Изъ сего ош,утительнаго разл0Ч1я сл'&дуетъ, что 
смыслъ словъ: мнить, помнить разнообразенъ, а потому и слово 
помню не можетъ происходить отъ слова мню; ибо каждое слово 
въ происхожденхи и разделении своемъ долженствуетъ им^ть 
смыслъ одинаковый, и не можетъ происходить отъ другаго слова, 
имеюш,аго смыслъ совсЬмъ противный. Хотя же и кажется, что 
душа, д-Ьйствуя памятью, употребляетъ иногда въ то же время и 
способность свою мнить; но С1е не разрушаетъ различ1я, суще- 
ствуюш,аго межъ сими ея свойствами, который, равно какъ и т^- 
лесныя части, другъ другу въ действ1И спомош,ествуютъ; напр. 
рт^ка помогаетъ ногп), но изъ сего не сл^дуотъ заключить, чтобы 
слово нога происходило отъ слова рука: подобно сему, и слово 
помню не можетъ происходить отъ слова мнюп. 



С. Н. ЩЕПОТЬЕВЪ. 

Семенъ Николаевичъ Щепотьевъ началъ службу въ артил- 
лер1йскомъ корпусе, потомъ служилъ въ лейбъ-кирасирскомъ 
полку, откуда перешелъ въ дворцовую конюшенную канцеляр1ю. 
Оставшись за штатомъ, онъ отправился загранш^у съ гтлгю прг- 
обрпсти тамъ знангя, необходимый для гран^данской службы. 



124 м. и. сухомлиновъ, 

Черезъ три года онъ возвратился въ отечество, и опред'Ьленъ въ 
коллепю иностранеыхъ д'Ьлъ переводчикомъ. Вскор'Ь зат-^мъ онъ 
снова покинулъ Россш, и отправился въ Константинополь, гд'Ь 
и продолжалъ слз^жбу свою, находясь при «чрезвычайномъ и пол- 
номочномъ послЪ), генералъ-аншеФ'Ь княз-Ь Репнин-Ь. По возвра- 
щенш изъ Константинополя, Щепотьевъ назначенъ секретаремъ 
при секретной экспедищи коллегш иностранныхъ д']&лъ ^^^). 

Въ списк'Ь первыхъ членовъ росс1йской академ1и находится 
«Семенъ Николаевичъ Щепотьевъ, коллежскш асессоръ при кол- 
лепи иностранныхъ д'Ьлъ» ^^^). 

Отъ Щепотьева ожидали д'Ьятельнаго участ1я въ академиче- 
скихъ работахъ, всл'Ьдств1е чего онъ и былъ избранъ въ члены 
издательнаго отдела ^-*). 

Для академйческаго словаря Щепотьевъ собралъ и предста- 
вилъ въ академ1ю слова на М ^^^). Посылая ихъ, посл-Ь новаго 
пересмотра, въ акадеапю, онъ писалъ И. И. Лепехину ^^*^): 

Милостивый государь мой 

Иванъ Ивановичъ, 

Я не видалъ доставившаго мн-Ь вчера пр1ятное ваше письмо; 
того ради, по содержан1ю его, и не могъ я вручить требуемой 
буквы Ж. Я исполняю то теперь, препровождаючи ее при семъ, 
съ таковымъ объяснен1емъ: что зеаменоваше разныхъ знаковъ, 
ставленныхъ при каждомъ слов-Ь, находится въ начальномъ лист'Ь; 
что тЬ знаки ставлены для того, чтобы при предбудущемъ отол- 
кован1и словъ способн-Ье было оное сд'йлать, отыскавъ ихъ въ 
т'Ьхъ книгахъ, изъ которыхъ они выписаны; что иныя слова пи- 
саны иногда по дважды, трижды и бол'Ье, по причин-б разнаго 
ихъ значен1я, какъ тогда мн-Ь оное встр-Ьчалось, и чтобы впредь 
не проронить; наконецъ, — что одни слова иногда писаны двое- 
образно и троеобразно, какъ наприм.: мощу, мосьчу^ мостю, по- 
елику то нужнымъ можетъ быть для этимологическаго порядка 
ихъ, и соображаясь притомъ розданной намъ записки о прем'йне- 
ши н^сколькихъ согласныхъ на одну. 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1П. 125 

Я желалъ-было собран1е препровождаемыхъ словъ, перепи- 
савъ порядоче-Ье. сообщить; но разный обстоятельства тому вос- 
препятствовали. Почему я прилагаю другую книгу, въ которой 
покорвМше прошу васъ. мплостпваго государя моего, приказать 
оное исполнить, а писанную мною возвратить мн^Ь. 

Впрочемъ. благодаря васъ чувствительнМше за разный ака- 
демически пзв'Ьстая, равно какъ и за присланные мн^ печатные 
листы, им-бю честь васъ уведомить, что между присланными мн-Ь 
предъ спмъ недостаетъ къ обопмъ экземплярамъ лпстовъ межъ 
512 и 521 странпцаэш, о коихъ я прпказывалъ принесшему пхъ, 
но онъ и до сей поры ничего по тому не нсполнплъ. Всл^дств1е 
чего я къ вамъ съ моею просьбою по се.му случаю прибегаю. 

Словъ художиическихъ, ни ремес.генныхъ, начинающихся съ 
лит. А, я не пм^ю. 

Въ заключеше всего, я съ пскреннимъ почтен1емъ нм-Ью честь 
быть вамъ. ми.юстпвому государю моему, 

покорный слуга 

Семенъ Щепотьевъ. 

Щепотьеву поручено было схЬлать выборъ словъ пзъ зако- 
нодате.тьныхъ памятниковъ временъ Екатерины П. Председатель 
академ1н, княгиня Дашкова «предлагала собран1ю, что важн-Ьйш1я 
книги, заслуживающ1я предпочтительное уважен1е, суть книги 
законодательный Екатерины И, въ коихъ не только важность 
слога господствуетъ, но п преисполнены он-Ь росс1йскимп словами, 
въ законословш употребительными. Но какъ он-Ь въ росписи 
книгъ, къ прочтешю назначенныхъ, были опущены, то ея С1ятель- 
ство. чтобъ благовременное возпользоваться спмъ для отечествен- 
наго языка нашего сокровищемъ, поручила сд-Ьлать изъ оныхъ 
надлежащ1п выборъ словамъ члену академ1П г. Щепотьеву» --'). 

Ш,епотьевъ былъ членомъ составленнаго въ средО академ1п 
отдела, занп.мавшагося объяснен1емъ словъ, употребляемыхъ въ 
наукахъ, пскусствахъ, реыеслахъ, промыслахъ п т. п. Сочленами 
Щепотьева по этому отдО.ту были члены академ1И наукъ и рос- 
сшскоп академш: Румовск1Й, Лепехпнъ. Котельнпковъ. Прота- 



126 м. и. сухомлиновъ, 

совъ, Озерецковск1Й и Соколовъ. Щепотьевъ принялъ на себя 
объяснен1е назван1й, употребляемыхъ въ художествахъ, реме- 
слахъ, рз^код'Ьл1яхъ и въ метафизик^^ "^^). 



Въ восемнадцатомъ же стол-Ьт!!! избраны въ члены росс1Й- 
ской академш: 

Иванъ Ивановйчъ Мелиссино. 
Князь Мйхаилъ Михайловпчъ Щербатовъ. 
бедоръ Ивановйчъ Янковичъ-де-Мир1ево. 
Алекс'&й Николаевичъ Оленинъ. 
Алексий Ивановйчъ Мусинъ-Пушкинъ. 
Дмитр1Й Ивановйчъ Хвостовъ. 



И. И. МЕЛИССИНО. 

Иванъ Ивановйчъ Мелиссино, сынъ греческаго л-Ькаря, вы- 
-Ьхавшаго изъ Венец1и при Петр-Ь Велпкомъ, иолучилъ образо- 
ван1е въ сухопутномъ кадетскоз1ъ корпусе, служилъ въ военной 
служб-Ь, потомъ перешелъ въ штатскую, и втеченте своего слу- 
жебнаго поприща занималъ различный должности: былъ сов-Ьт- 
никомъ въ ревельской генералъ-губернской канцеляр1и, оберъ- 
нрокуроромъ св. синода, директоромъ и кураторомъ московскаго 
университета ^^^). 

По свид'Ьтельству историка московскаго университета, «имя 
Мелиссино принадлежитъ къ числу достопамятныхъ и драгоц'бн- 
ныхъ именъ для Москвы и ея университета. Любовь къ наукамъ 
и словесности была отличительною чертою его характера» ^^°). 
Неизм'Ьнная любовь Мелиссино къ наукамъ и словесности выра- 
зи.мсь въ основанш имъ, въ разное время, н'Ьсколькихъ .нитера- 
турныхъ обществъ при московскомъ университет'Ь. Будучи ди- 
ректоромъ университета, Мелиссино открылъ, у себя на дому, 
литературный собран1я, въ которыхъ участвовали Херасковъ, 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1И. 127 

Поповск1й, Рейхель и друг1е ученые и писатели. Немедленно по 
вступлен1и въ должность куратора, Мелиссино обратился къ 
«любителямъ росс1йскаго языка» съ призывомъ сод-Ьйствовать 
учрежден1ю учено -литературнаго общества, главн-Ьйшею ц-Ьлью 
котораго было бы «исправлен1е, совершеп1е и обогащенте рос- 
с1йскаго языка». Общество это открыто подъ имепемъ Вольнаго 
россгйскаю собрангя. Оно ознаменовало свое кратковременное 
существован1е весьма полезными трудами и предпр1ят1ями. По 
закрытш Вольнаго росс1Йскаго собрашя, Мелиссино, для котораго 
отсутствхе литературныхъ обществъ было невыносимо, основалъ 
Общество любителей учености. 

Зам^^чательн'Ьйшее изъ литературныхъ обществъ, Больное 
россгйское собрате, прекращая свою деятельность, уступало 
м-Ьсто Россгйской академш^ учрежденной съ тою же самою 
цЬлью — развпт1я и обогащентя отечественнаго языка. Шкото- 
рые изъ членовъ Вольнаго росс1Йскаго собран1я, а въ числи ихъ 
и самый основатель общества, избраны въ члены новоучрежден- 
ной академ1и. 

Въ собранш росс1Йской академш 28 октября 1783 года «по 
полученному отзыву, на письмо председателя княгини Дашковой, 
отъ Ивана Ивановича Мелиссино, что онъ съ удовольств1емъ 
пр1емлетъ на себя зван1е члена академ1и, провозглашенъ онъ въ 
семъ зван1п» ^^'). 

Живя вне Петербурга, Мелиссино не могъ принимать непо- 
средственнаго участхя въ академическихъ совещан1яхъ; но зато 
онъ образовалъ въ Москве какъ бы особое отделен1е россшской 
академ1и. Живш1е въ Москве, постоянно или временно, члены 
росс1йской академ1п, собирались, по предложен1ю Мелиссино, въ 
одной изъ университетскихъ аудитор1Й для совещанш по различ- 
нымъ вопросамъ, относящимся къ академической деятельности. 
При распределен1и работъ по академическому словарю, члены 
академхи, живш1е Москве, — а следовательно и Мелиссино — при- 
няли на себя выборъ словъ изъ Несторовой летописи ^^^). Мелис- 
сино былъ постояннымъ посредникомъ въ сношен1яхъ росс1Йской 



128 м. и, сухомлиновъ, 

академш съ ея московскими членами. Черезъ Мелиссино профес- 
сора московскаго университета, избранные въ члены росс1Йской 
академии, присылали въ академ1ю свои работы, предпринятыя по 
ея вызову; Мелиссино же привлекалъ и университетскую моло- 
дежь къ полезному для нея уча,ст1ю въ приготовительныхъ рабо- 
тахъ по академическому словарю. Любопытный данныя находят- 
ся въ уц'Ь.и'Ьвшшхъ, по счастливой случайности, письмахъ Ме- 
лиссино къ предс'Ьдателю россшской академш, княгин'Ь Дашковой, 
и къ непрем'Ьнному секретарю академш И. И. Лепехину. 

Въ одномъ изъ первыхъ академическихъ зас^Аапш, всл'Ьд- 
ств1е предлон^ен1я, сд'Ьланнаго И. П. Елагинымъ^ было поста- 
новлено обязать каждаго изъ членовъ академш не печатать безъ 
ея в1Ьдома такихъ сочинен1Й, которыя составляютъ «общ1й трудъ 
академ1и, а равном'Ьрно и всЬхъ т'Ьхъ, кои до правилъ и исправ- 
лен1я языка росс1Йскаго принадлежать могутъ» ^^^). Мелиссино и 
его московск1е члены р-Ьшительно возстали противъ подобнаго 
требован1я, находя его въ высшей степени ст'Ьснительнымъ и не- 
справедливымъ. Мелиссино писалъ княгин-Ь Дашковой: ^^^). 

Милостивая государыня 

княгиня Екатерина Романовна, 

О присланныхъ изъ императорской россхйской академ1и къ 
пребывающимъ зд'йсь въ Москв'Ь членамъ оной, аналогическихъ 
таблицахъ для славеноросс1Йскаго словаря, каково оными въ об- 
ш,емъ ихъ собранш учинено положеше, о томъ чаятельно из- 
в'Ьстны уже ваше с1ятельство чрезъ донесете непрем'Ьннаго сек- 
ретаря г. ./Гепехина, которому оное сообщено отъ меня въ письме 
зюемъ съ посл'Ьднею предъ симъ почтою. А какъ въ томъ же соб- 
ран1И, въ соотв'Ьтств1е, съ его стороны, равном'Ьрнымъ усерд1емъ 
достохвальному вашего с1ятельства попечее1ю о усп'Ьх'Ь и поль- 
захъ ОНОЙ академш, разсуждаемо было также и о н-Ькоторыхъ 
другихъ, къ сей ц'Ьли относящихся, обстоятельствахъ, и изъ оныхъ 
разсужденш н1^которыя есть такого свойства, что требуютъ по- 
ложительнаго разсмотр'Ьн1я отъ вашего с1ятельства и отъ ц1Ьлой 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 129 

академш россшской: то я за долгъ свой почитаю оныя чрезъ С1е 
представить вашему С1ятельству, поелику донын1> всЬ сооб1цен1я 
оной академш ко мн^ были присланы и общ1я собран!я москов- 
скихъ членовъ по моему составлялись приглашен1ю въ универси- 
тетской аз'Дитор1и. И тако во первыхъ въ сообщенномъ устав1Ь 
императорской росс1Йской академ1п (который поелику еще не 
утвернаденъ ея пмператорскимъ величествомъ, всевысочайшею и 
всемилостив'Ьйшею оной академ1И покровительницею, то собра- 
те московскихъ членовъ пр1емлетъ оный не иначе, какъ только 
проектомъ или начерташемъ къ уставу, исчитаетъ, что въономъ 
могутъ еще учинены быть потребныя перемЬны). Статья 27 по 
мн'Ьн1Ю онаго собран1я можетъ иногда препятств1емъ быть въ 
усп'Ьхахъ оной академ1И, потому что, налагаемое оною статьею 
обязательство на членовъ можетъ им-Ьть впдъ прпнужден1я, про- 
тивнаго свобод'^ ихъ и самому нам'Ьрен1ю академ1и, что какъ въ 
т-Ьхъ, которые не видавъ сего начерташя приняли уже на себя 
зван1е членовъ сея академш можетъ произвести разныя сомн'Ьшя 
о печатан]и ихъ сочиненш и о присвоеши академ1ею себ-Ь плода 
трудовъ ихъ (когда всеконечно удобнее и приличнее ц-Ьлой ака- 
дем1и преимущественно довольствоваться славою, а прибытокъ 
таковой либо оставлять собственно трудящимся) такъ и впредь 
приглашаемыхъ или желающихъ вступить, можетъ отъ того 
удерживать таковыми жъ сомн'Ьн1ями, въ чемъ иному не только 
лишен1е совсЬмъ или отчасти награды за трудъ, но и самая 
неудобность неблизкой иногда пересылки и печатан1е въ отсут- 
ств1и безъ его справы или и противъ его мыслей, можетъ быть 
чл'вствительна. И такъ докол'Ь еще таковой уставъ не утверж- 
денъ высочайшею властш, не благоволитъ ли императорская рос- 
с1йская академия оную статью отменить и ограничить, особливо 
въ разсуждеши посл'Ьдней ея половины, касающейся до «всЬхъ 
сочинешй, кои до правилъ и исправлен1я росс1Йскаго языка при- 
надлежать могутъ». Таковое положен1е, связывая руки членовъ 
въ собственныхъ ихъ и добровольныхъ д-Ьлахъ, можетъ не только 
смелость отнять къ издан1ю чего либо ими сочиненнаго, но и 

Сборникъ II Отд. Н. А. Н. 9 



130 м. и. сухомлиновъ, 

охоту истребитъ къ предпр1ят1ю какого либо сочинешя. Но если 
такихъ случаевъ будетъ много, если въ числ'Ь таковыхъ сочине- 
н1й, въ зачат1и и рожден1и ихъ задушаемыхъ, найдутся нЬкото- 
рыя, могущ1я принести честь академ1и, то с1е лишен1е не иначе 
какъ д'Ьйствительнымъ вредомъ и убыткомъ ей признано быть 
должно. Я ласкаю себя, что ваше с1ятельство предложен1е с1е 
какъ вообще отъ собрашя московскихъ членовъ такъ и особенно 
съ моей стороны не иначе принять изволите, какъ за дМств1е 
должнаго усерд1я къ подкр-йпленхю и процв'Ьтенхю императорской 
росс1Йской академ1и, которой къ дальн'&йшему разсмотр'Ьнхю и 
р-Ьшенхю оное представляя, долженствую еще не только отъ себя, 
НОИ отъ всего онаго собрашя московскаго, въ силу 22 статьи 
упомянутаго устава, представить въ члены россшской академ1и 
кандидатами двухъуниверситетскихъпроФессоровъ, коллежскаго 
ассесора и медицины доктора и профессора Семена Герасимовича 
Зыбелина и коллежскаго жъ ассесора и краснор-Ьчхя профессора 
Харитона Андреевича Чеботарева, которыхъ упражнен1е и ис- 
кусство въ россшскомъ слов'Ь не только по м^сту ихъ и звашю 
предполагаться можетъ, но и д'Ьйствительными опытами, то есть 
по н-Ьсколькими печатными р-Ьчами ихъ засвидетельствовано. 
Впрочемъ им'Ью честь быть со всегдашнимъ и преданнМшимъ 
почтен1емъ моимъ, 

милостивая государыня, 
вашего с1ятельства 

всепокорно преданн-Ьйштй слуга 
Иванъ Мелиссино. 

Другое письмо Мелиссино къ княгин'Ь Дашковой любопытно 
потому, что указываетъ на одинъ изъкрупныхъ матер1аловъ при 
составлен1и словаря, именно на сборникъ словъ, составленный для 
словаря, предпринятаго Вольнымъ росс1йскимъ собрашемъ: ^^^). 

Милостивая государьшя 

Княгиня Екатерина Романовна! 
По завтрашней почт-Ь буду им'Ьть честь сообщить вашему 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 131 

с1ятельству пополнен1я къ прпсыланнымъ первоначальнымъ таб- 
лицамъ печатаемаго собран1я словъ его с1ятельства К. Михаила 
Михаиловича Щербатова и прим'6чан1я Антона Алексеевича Бар- 
сова, я же, не им-Ья самъ нужнаго здоровья къ таковому Д'Ьлу, 
препоручилъ н'Ькоторымъ университетскимъ студентамъ, кото- 
рыхъ имена при семъ прилагаются и которые сд'Ьлали пополне- 
н1е къ букв-Ь А, съ помощью собранныхъ словъ, изъ которыхъ 
я хот'Ьлъ въ Вольномъ россгйскомь собранги д'Ьлать лексиконъ. 
Пополнейте сихъ студентовъ, въ которомъ прибавленныя слова 
отмечены равном-Ьрио съ прочими послано будетъ, если трудъ ихъ 
понравится вашему с1ятельству и полезенъ будетъ академ1и, то 
не худо бы было сд'Ьлать имъ ободрен1е, какое вашему схятель- 
ству заблагоразсудится. Симъ ихъ можно поощрить къ дальнМ- 
шимъ трудамъ. Впрочемъ им'йю честь быть 

вашего с1ятельства, 

милостивой госз'дарьши, 

всепокорно преданн'Ьйш1й слуга 

Иванъ Мелиссино. 

Въ письмахъ къ Лепехину ^Мелиссино ходатайствуетъ о по- 
четной награде студентамъ, принимавшимъ участ1е въ работахъ 
по академическому словарю и отказавшихся отъ какого бы то ни 
было матер1альнаго вознагражден1я : ^^®). 

• 

Государь мой Иванъ Ивановичъ, 

Препровождая къ вамъ аналогичесия таблицы съ пополне- 
н1ями ()-ти университетскихъ семинаристовъ, я не могу пропу- 
стить, чтобъ не просить покорно васъ, напомянуть княгин'1 Ека- 
терин-Ь Романовн'Ь, что она об-Ьщала сд'Ьлэть какое нибудь наг- 
ражден1е симъ трудящимся въ пополнен1И словаря семинаристамъ; 
по справедливостп они за отм-^нную свою прилежность къ сей 
работе достойны ея вниман1я т'Ьмъ бол'Ье, что сами будучи за- 
няты лекщями и пр1уготовлен1ями къ онымъ, не пропускаютъ ни 



132 м. и. сухомлиновъ, 

часа лишняго, чтобъ не пожертвовать онымъ пользе академ1и. 
Впрочемъ остаюсь вашъ, 

государя моего, покорный слуга 

Иванъ Мелиссино. 

I 

Государь мой Иванъ Ивановичъ, 

Какъ студенты, трз'дящхеся къ пополнен1ю словаря един- 
ственно д-Ьлаютъ с1е изъ чести быть участниками столь полезнаго 
д-Ьла, не желая за то никакого интереса, то я думаю и награж- 
деше имъ надобно сд'Ьлать такое, которое бъ соотв'Ьтствовало 
благородному ихъ побужденхю. Я лучшаго къ тому средства не 
нахожу, если соизволен1е ея с1ятельства на то будетъ, какъ дать 
имъ какое нибудь академическое зван1е, то есть сотрудниковъ 
корреспондентовъ или какое ея с1ятельство заблагоразсудитъ. На 
м-Ьсто вышедшихъ студентовъ изъ университета приняты новые, 
которые исправляютъ с1ю работу, и для того я прилагаю при 
семъ реэстръ онымъ. 
Впрочемъ остаюсь вашъ, государя моего, покорный слуга 

Иванъ Мелиссино. 

Имена студентовъ, желающихъ участвовать въ д'Ьланш сло- 
варя россшскаго языка: 

Михайло Панкевичъ 
Михайлов 

и У А«тонск1е 
Антонъ I 
Яковъ Рубанъ 
Михайло Петровскш 
Захарш Масловскш. 

По приглашешю академш Мелиссино разсматривалъ присы- 
лаемые къ нему листы аналогической таблицы, и возвращалъ ихъ 
съ своими дополненгями^^^). 

Академ1я неоднократно и съ признательност]ю заявляла о 
томъ, что И. И. Мелиссино «доставлялъ многгя пополнепгя къ 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 133 

аналогической таблицЬ» т. е. къ росписи словъ, расположенной 
по порядку буквъ""^®). 

Въ собран1и академхи 28 апреля 1795 'года сообщено пе- 
чальное изв']^ст1е о смерти Мелисспно и трехъ его сочленовъ по 
росс1йской академш ~^^). 



КНЯЗЬ М. М. ЩЕРБАТОВЪ. 

Труды князя М. М. Щербатова занимаютъ почетное м-Ьсто 
въ русской исторической литератур-Ь восемнадцатаго стол-Ьтхя. 
Съ большпмъ сочувств1емъ отзывается о нихъ Н. И. Новиковъ, 
и въ словахъ его слышится искреннее уб-Ьжден1е человека, счи- 
тавшагося лучшимъ П2жзван1емъ писателя пробуждешя народнаго 
самосознан1я. Приводимъ свид-йтельство Н. И. Новикова: ^*°). 

— Щербатовъ, князь, Михайло Михайловичъ, двора ея им- 
ператорскаго величества камеръ-юнкеръ, герольдмейстеръ, ком- 
миссш о коммерщи и о сочоненхи новаго уложен1Я членъ, — къ 
чести своего имени и рода, знаменитый любитель и изыскатель 
древностей росс1йскихъ, и ппсатель истор1и своего отечества. 
Сей просв^Ьщенный п достойный великаго почтен1я мужъ, будучи 
въ отставке;, упражнялся н-бсколько л-Ьтъ въ собпранхи л-бтописей 
и прхуготовленш къ сочинен1ю полной росс1йской пстор1п, не щадя 
притомъ ни трудовъ, ни здрав1я, ни иждивешя. Ея император- 
ское величество всемилостив-Ьйшая наша матерь п государыня, 
пекущаяся о польз'Ь, просв^Ьщен1и и блаженств'Ь Росс1П, ув'бдавъ 
о семъ, оказала свое благоволен1е, ободрила трудившагося, и для 
вспомоществован1я въ похвальномъ семъ труд-Ь, повел-Ьла для 
сего князя отворить всЬ книгохранительницы. Наконецъ онъ 
столь преусп'Ьлъ въ семъ труд-Ь, что издалъ уже въ св'йтъ исто- 
р1и своей два тома, къ незабвенному воспоминан1ю своего имени 
и къ великому удовольствтю просв'Ьщенныхъ и разумныхъ люби- 
телей истор1и и славы своего отечества. Безкорыст1е его побу- 



134 м. и. сухомлиновъ, 

дило с1ю истор1ю подарить императорской акаделйи наукь, при 
которой она и напечатана. Г. Миллеръ, ученый и просв-Ьщенный 
й1ужъ нашего времени, о сей истор1и изъясняется такъ: достой- 
ная «свЬту другаго княжескаго сочинителя истор1я росс1йская 
уже и печатается. Коликая с1я честь, коликая польза для Росс1и! 
Знатн'Ьйш1я лица участ1е принимаютъ въ просв'§щен1и сограж- 
данъ своихъ. Сей есть знакъ кр-Ьпко вкореняющихся наукъ въ 
неограничимой россшской имперш, когда знатность рода и уче- 
ность другъ другу не противоборствуютъ». Сей неутомляемый 
полезными трудами мужъ издалъ еще Царственную книгу, Л>ь- 
топись о мятежахо, Картину владтнгя Мономахова и журналъ 
Петра Великаго въ двухъ частяхъ, исполняя притомъ ревностно 
всегда и проч1я положенный на него должности. Онъ также пе- 
ревелъ н-§сколько книгъ на россшсшй языкъ, что все совершенно 
доказываетъ и великое его трудолюб1е, и любовь къ наукамъ. — 

Называя князя Щербатова «другимъ княжескимъ сочините- 
лемъ», Миллеръ им1^лъ въвиду «Ядро россшской исторш» — исто- 
рическое произведете, которое долгое время приписывалось 
князю Хилкову, хотя дМствительнымъ авторомъ его былъ секре- 
тарь князя Хилкова Манк'Ьевъ. 

При самомъ учрежден1и россшской академ1и главн-бйшими 
предметами ея занятш названы: русскш языкъ, русская словес- 
ность и русская исторгя. По свид-Ьтельству предс']Ьдателя откры- 
ваемой академ1и, обширное поле для ея д'Ьятельности представ- 
ляли «многоразличныя древности, разсыпанньш въ пространствахъ 
отечества нашего и обильный л-Ьтописи — дражайшхе памятники 
Д'Ьянхй праотцевъ нашпхъ»^*^). Какъ одинъ изъ достойн-Ьйшихъ 
представителей исторической науки въ Россш, призванъ былъ въ 
академическую среду «неутомляемый полезными трудами» князь 
М. М. Ш,ербатовъ. Въ собранш 28 октября заявлено было о со- 
гласш князя Михаила Михайловича Щербатова принять зван1е 
и обязанности члена россшской академхи ^*^). 

Участ1е князя Щербатова въ академической деятельности, 
весьма существенное и полезное, выразилось сообщенхемъ мате- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 135 

р1аловъ, зам-Ьчанш и до11олнен1Й для академическаго словаря и 
объяснен1емъ словъ, преимущественно древнихъ, требующимъ 
основательнаго знакомства съ русскою истор1ею и съ русскими 
древностями. 

Князь Щербатовъ, какъ членъ академш, жившш въ Москв'Ь, 
участвовалъ въ выборе словъ изъ Несторовой л-Ьтооиси, для ака- 
демическаго словаря ^^^). 

Княземъ Щербатовымъ сд'Ьланы были дополнен1я къ н-Ьсколь- 
кимъ листамъ аналогической таблицы словъ, предназначаемымъ 
для внесен1я въ академическш словарь ^**). 

Объ участ1И, которое принималъ князь Щербатовъ въ тру- 
дахъ и предпр1ят]яхъ академ1и, свид'Ьтельствуютъ данныя, нахо- 
дя1ц1яся въ уц'Ьл'Ьвшихъ письмахъ его къ непрем-Ьнному секре- 
тарю россшской академ1и И. И. Лепехину. Возвращая листы сло- 
варя съ своими зам'Ьчан1ями и дополнен1ями^ князь Щербатовъ 
сообщилъ обыкновенно и отзывъ свой о томъ или другомъ пред- 
мет-Ь академическихъ сов-Ьщанш. Такъ наприм'Ьръ онъ писалъ 
И. И. Лепехину: ^*^). 

Милостивый государь мой Иванъ Ивановичъ, 

Пр1ятное письмо вашего высокоблагород1я я им-^лъ честь по- 
лучить и съ приложен1емъ посл'Ьдняго листа литеры А росс1йска- 
го словаря, на которой по сил'Ь разум'6н1я моего сд'Ьлавъ мои 
прим'Ьчан1я при семъ прилагаю, предоставя на благоусмотр-^нхе 
академш. 

Что же касается до перем-Ьны именован1я словаря, я уже 
н'Ьсколько времени самъ помышлялъ, что таковую перем1&ну сде- 
лать надлежптъ, чего ради съ охотою соглас1е мое на С1е даю. 
О чемъ и прошу академическому собран1ю объявить. Я жевпро- 
чемъ пребываю съ искреннимъ почтен1емъ, 

милостивый государь мой, 
вашего высокород1я 

всепокорный слуга 

Князь Михайло Щербатово. 



136 м. и. сухомлиновъ, 

Перем'Ьна въ назван1И словаря, о которой упоминаетъ князь 
Щербатовъ^ послЬдовала въ собран1и академш 9 сентября 
1785 года. Словарь, составляемый россшскою академ1ею, пер- 
воначально называли славянороссгйскимъ^ но такъ какъ въ немъ 
пом-Ьщались и мног1я изъ иностранныкъ словъ, изгнать который 
н-Ьтъ никакой возможности, то и р-Ьшено назвать его просто сло- 
варемъ росЫйской академш"^^^). 

Въ н-Ькоторыхъ спорныхъ вопросахъ князь Щербатовъ при- 
соединялся къ мн-Ьнш большинства: ^*^). 

Милостивый государь мой Иванъ Ивановичъ, 

Пр1ятное ваше письмо отъ 1 6 числа сего мЬсяца им-Ьлъ честь 
получить, и съ приложен1ями. Сожал'Ьтельно мн-Ь, что мног1я мои 
упражненш лишаютъ меня удовольств1я показать мое усерд1е къ 
академш въ разсмотр^нш собрашя словъ; но что касается допе- 
чатающагося уже словаря, то со всею прилежностш разсмотря 
присланный ко мн-! листъ, при семъ возвраш;аю. Впрочемъ, ми- 
лостивый государь, им-Ью честь донести вашему высокородш, 
прося притомъ дать знать и почтенн'^йшимъ членамъ академ1и что 
я весьма согласенъ на ихг положете. Впрочемъ пребываю съ ис- 
креннимъ почтен1емъ, 

милостивый государь мой, 
вашего высокород1я 
всепокорный слуга 

князь Михайло Щербатово. 

Положете, съ которымъ князь Щербатовъ «весьма согла- 
сенъ», относилось, по всей в']&роятности къ тому, чтобы прича- 
ст1я ставить въ словар'Ь не отдельно, какъ самостоятельный сло- 
ва, а «при всякоз1ъ глагол-Ь сокраш;енно: читаю, читать, чи- 
тающие, прочитанный)) и т. п. ^^^}. 

Онъ согласился съ академхею и относительно словъ съ отри- 
цательною частицею : ^*^). 



1' 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 137 

Милостивый государь мой Иванъ Ивановичъ, 

Почтенное письмо вашего высокород1я отъ 4-го числа сего 
м'Ьсяца я югЬлъ честь получить, и съ приложенхемъ одного листа, 
печатающагося росс1йскаго словаря; и по принесен10 за С1е моего 
благодарен1я, сей листокъ съ могши ^грилтчангями при семъвамъ, 
милостивый государь, возвращаю. Что же касается до требован1я 
соглас1я моего о р'Ьшенш академическомъ касающе до отрицатель- 
наго «е, на схе им'Ью честь донести: что я совершенно со мн'Ьшемъ 
академш согласенъ, ибо, въ самомъ д'Ьл'Ь, если всЬ слова съ симъ 
отрицан1емъ внести въ словарь, то С1е почти полный словарь 
росс1йскаго языка составптъ, ибо весьма мало есть у насъ та- 
кихъ словъ, къ которому бы предлога не приложить не можно 
было. Впрочемъ, донесши с1е мое мн'йн1е, пм'Ью честь назваться 
съ всегдашнею преданност1ю, 

милостивый государь мой, 
вашего высокород1я 
всепокорный слуга 

князь Михайло Щербатово. 

Вопросъ о словахъ съ отрицательною частицею неоднократно 
возбуждаемъ былъ въ академическихъ собран! яхъ; объ этихъ 
словахъ спрашива.ти и отсутствуюш,ихъ членовъ, пока не пор'Ь- 
шили, чтобы въ словарь вносить только т-Ь изъ нихъ, въ кото- 
рыхъ отрицательная частица сливается въ одно ц'Ьлое съ сло- 
вомъ, какъ наприм'Ьръ: недугъ, невзначай, не2)яжа, недоросль, не- 
топырь, и т. п. ^^*^). 

Князь Щербатовъ заявляетъ, что всЬ поручешя росс1йской 
академ1и исполняются имъ въ точности и своевременно :^^^). 

Милостивый государь мой Иванъ Ивановичъ, 

Пр1ятное письмо вашего высокород1я я им-Ьдъ честь по.тучить, 
съ приложенными листами росс1Йскаго словаря, на которые сд7Ь' 
лавъ мои примгьчатя при семъ возвращаю; а притомъ доношу, 
что я посл-Ь 1юля м-Ьсяца никакихъ листовъ не получалъ, кото- 



138 м. и. сухомлиеовъ, 

рые обратно къ вамъ, милостивый государь, мною и отосланы 
16 числа онаго мйсяца,ибо извольте быть уверены, что все, при- 
ходящее ко мшь изъ академги, я вскоргь стараюся отправить, кат 
и самые опыты вамъ свидмпельствцютъ, и с1е донесши им-Ью 
честь назваться съ искреннпмъ почтен! емъ, 
милостивый государь мой, 
вашего высокород1я 
всепокорный слуга 

князь Михайло Щербатовъ. 

По свид'Ьтельству И. И. Лепехина, князь Щербатовъ сооб- 
щил ъ академ1и свои зам-Ьчанхя и дополнен1я на всЬ листы, со дер - 
жащ1е въ себЬ слова, пачинающ1яся съ буквы 7^^^^). 

Питая особенное дов-Ьрхе къ познан1ямъ князя Щербатова въ 
русскихъ древностяхъ, академ1я обращалась къ нему въ случа-Ь 
недоразум'Ьн1Й, вознпкавшихъ по поводу древнихъ и старинныхъ 
словъ. Такого рода недоразум'Ьн1е встр'Ьтилось относительно словъ, 
заимствованныхъ изъ Ратнаго устава, какъ наприм']Ьръ: органка, 
бадаиъ, бахтерцы, баталыкии]!,'^. Никто изъчленовъ росс1Йской 
академш, присутствовавшихъ въ собранш, не могъ объяснить 
значен1я этихъ словъ ; они были неизв'Ьстны и т-Ьмъ изъ членовъ, 
которые занимались объясненхемъ словъ, вносимыхъ въ акаде- 
мическ1Й словарь. Тогда положено было «просить члена академш 
князя Михаила Михайловича Щербатова, который по усердгю 
своему соучаствуя всегда въ трудахъ академш, можетъ получить 
имъ объяснен1я въ московской оружейной палат'Ь, гд-Ь старин- 
ныхъ воинскихъ оруд1Й и досп-Ьховъ хранится довольно» ^^^). 

Князь Щербатовъ доставилъ въ академ1ю не только объяс- 
неше словъ: бахтерцы, байданы и бутурлыки, но и рисунки къ 
этимъ досп'Ьхамъ ^^*). 

Въ словар^Ь росс1йской академ1и слова эти толкуются сл^Ь- 
дующимъ образомъ: 

— Бахтерег^ъ — старинный досп-Ьхъ, вместо латъ въ упот- 
реблеши бывшш: д-Ьлался звеньями изъ продолговатыхъ пло- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 139 

скихъ полуколецъ, и стягивался назади и на плечахъ ремнями съ 
пряжками; внизу же къ звеньямъ прикр-Ьолялась, на подоб1е бах- 
рамы, жел-Ьзная сЬтка. — 

— Башалыкь — родъ древняго досп'Ьха (Рат. Уст. II, ч.). — 

— Бутурлыкь, старин., — досп-Ьхъ на ноги, о трехъ ц^ль- 
ныхъ выкованныхъ бляхахъ, изъ коихъ къ средней прив'Ьшена 
еще одна на плюсну, соединяемыхъ между собою колечками, а къ 
одной сторон-Ь для стягиван1я прикр-Ьпляются пряжки съ рем- 
нями, — 

— Органка — оруд1е, употреблявшееся для запдиты осаж- 
денныхъ городовъ : «чтобъ свои раскаты и подошвенные бои ор- 
ганками устроити и укр']Ьпити, ч'Ьмъ бы супостатнимъ шанцамъ 
пом-Ьтка чинити» (Ратн. Уст. I, 134)"^^). — 

Рисунки къ досп-Ьхамъ, представленные въ академ1и кня- 
земъ Щербатовымъ, получены имъ отъ судьи мастерской па- 
латы Петра Никитича Кожина -^^). По просьб-Ь княгини Дашко- 
вой, Кожпнъ доставилъ роспись досп-Ьховъ, орудш и другпхъ 
древнпхъ веш,ей, съ описан1емъ ихъ вида и унотреблешя, состав- 
ленную по матер1аламъ мастерской и орз^жейной палаты ^^^). 

Древнее слово: ви2ш объяснялось на разные лады, и это про- 
исходило т-Ьмъ удобн-Ье, что при тогдашнемъ состоян1и сравни- 
тельной филолопи возможны былисамыя см-Ьлыя и вполн-Ь произ- 
вольный сближен1я звуковъ и Формъ. Въ этомъ отношен1и лю- 
бопытна зам-Ьтка Крестинпна о словахъ: гркдинъ и вира, пом-Ь- 
щ,енная въ повременномъ издании академ1и наукъ и послужившая 
между прочимъ къ тому, что снова понадобилось сод'Ьйств]е 
князя Щербатова для р1Ьшен1я спорнаго вопроса изъ круга рус- 
скихъ древностей: 

— «Вышедшее изъ з'потреблешя въроссшскомъ язык^Ь слово 
гридипъ въ нынйшнее время кажется намъ аки чужестранное 
слово; но оное, по мн'Ьн1ю моему, не есть чужестранное, а сла- 
вянорусское речеше, им-Ьющее корень свой въ славянскомъ язы- 
К'Ь, по примеру сихъ словъ: вшге, вира, мыть, лташ, и прочая. 

Гридинъ есть существительное имя вида пропзводнаго, отъ 



140 м. и. сухомлиновъ, 

имени градъ; ибо речеше ше, гридинъ^ означаетъ градежея, или 
ограждающаго челов^Ька. 

Мы видимъ въ Нестор'Ь подъ именемъ градъ два поня'пя. 
Первое понят1е общее всЬмъ народамъ, по которому признаютъ 
градъ за селен1е людей, обитающихъ въ собственныхъ домахъ, 
огражденное деревянными или каменными либо зедмяными ст-Ь- 
нами. Второе поняие было особливое въ древнемъ россшскомъ 
язык-Ь, по которому разум'§ли, сверхъ предреченнаго знаменова- 
Н1я, градъ за огражден1е, изъ живыхъ людей составленное. «Бе- 
рендееви же яша князя за поводъ и не даша имъ -Ьхати, рекуще: 
не 'Ьздите вы напередъ; вы есте натъ городъ» и прочая. (Не- 
сторъ по печатному списку, стран. 248). 

Для того гридни, или ближн1е телохранители самодержав- 
наго князя, сильны были при его двор'Ь во всякое время. 

Видно с1е по слову гридница, означаюпдему придворную па- 
лату великаго князя, определенную для собран1я сихъ знатныхъ 
мужей. (Несторъ по печатному списку, стран. 89). 

То же доказательно особливымъ преимуществомъ гридней, 
по определенному на нихъ денежному жалованью. (Тамъ я;е, 
стран. 92). 

Думать должно, что гридни изъ дворянъ, а не изъ просто- 
людиновъ, состояли; потому, что Руская Правда полагаетъ ихъ 
въ первомъ месте по тогдашнему въ народныхъ чинахъ порядку, 
и что въ боярскихъ домахъ главная горница называлась гридгт- 
скою. Последнее обстоятельство подтверждаетъ дельная 7035 
(1527) года шня 28 дня крепость боярскихъ детей Олексея, 
Ондрея, Олександра, Степана и Матвея, въ которой между про- 
чимъ написано следующее: «а Степану противъ того досталось 
на жеребей половина острова боярского, и полдвора и дворища 
отца ихъ, где отецъ ихъ жилъ Омосъ, съ верхного конца, а межа 
тому двору и дворищу съ гридинскою угла, да горничной уголъ 
большой горницы», и проч. 

Въ нынешнее время на острове боярскомъ, лежащемъ на 
Двине реке ниже города Архангельскаго въ разстоян1и менее 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 141 

пяти верстъ, никакого уже звака прежнего имени, гридинскгй^ не 
осталося; но напротивъ того на берегахъ Б'Ьлаго моря есть 
Гридинская губа и того же имени деревня. С1е служить намъ 
доводомъ, что слово гридино перешло къ намъ отъ XI в'Ька въ 
ц'Ьлости, безъ всякаго отъ переписчиковъ древнихъ рукописей 
поврежден1я. 

Слово гридино показываетъ перем']Ьну противъ первообраз- 
наго своего имени, грабь, небольшую. Доказываютъ С1е старин- 
ный слова: вира, мышь, которьш бол'Ье отдалены отъ первооб- 
разныхъ своихъ именъ: вервь, мостъ. Слово мытъ достигну ло 
почти до нашего в^Ька въ приказныхъ д-Ьлахъ, показывающихъ 
мыты и перевозы, бывш1е прежде на откупу; откуда слово мы- 
тарь происходить. Слово вира, перем'Ьнившееся въ речен1е 
выть, занимаеть м-Ьсто въ прежнемь уложен1И, и въ именномь 
императорскомь указ-Ь 1766 года о возвышеши платежа денеж- 
ный пени за нев-Ьдомое въ деревняхъ убшство»^^^). 

Находя, что объяснен1е Крестинина «не весьма достаточнымъ 
быть кажется», члены росс1йской академш, разсматривавш1е ли- 
сты словаря и сд']Ьланныя на нихь замучан! я, возложили на не- 
прем-Ьинаго секретаря написать о возникшемъ затрудненш князю 
Михаилу Михайловичу Щербатову, «яко мужу, въ древностяхъ 
росс1йскихь искрасившемуся, и просить его отъ лица академ1и о 
точномь истолкован1и словь: вира, вырныкъ и вирныт, что сек- 
ретаремъ и исполнено "^^). 

Въ словар'Ь росс1йской академ1и: «Вира — речен1е старин- 
ное, денежная пеня, выть. Вирникъ — сборщикъ денежной пени: 
вирнику взяти седьмъ ведерь (Правд. Руская). Вирный — 
денежную пеню составляющ1й: а се поклонь вирный (Правд. 
Руская)» з*^*^). 

Также по вызову россшской академ1и, князь Щербатовь со- 
обш,илъ обьяснен1е слова: вотоляный. Въ письм'Ь къ И. И. Ле- 
пехину по поводу этого слова князь Щербатовь касается и дру- 
гаго вопроса, изъ области русской литературы, вырал^ая удив- 
лен1е, что академия не пользуется для своего словаря такимь бо- 



142 М- и. сухомлиновъ, 

гатымъ источнвкомъ, какъ «изящныя» произведен1я Сумаро- 
кова: ^'^^). 

Милостивый государь мой 

Иванъ Ивановичъ, 

Письмо вашего высокород1я и листы словаря я получилъ. Но 
какъ я между т-Ьмъ временемъ отъ'Ьзжалъ въ дальную деревню, 
то и не могъ ихъ такъ скоро, какъ бы желалъ, обратно къ ва- 
шему высокород1ю отправить; нын'й же, возвраш,ая ихъ съ сво- 
ими прим'Ьчан1ями, на гребован1я объяснен1я словъ отъ вашего 
высокород1Я, на первыя два, то есть вопчая и вотола ничего ска- 
зать не з'м-Ью; но что касается до слова вотоляный^ то кажется 
шх^,, что С1е знаменуетъ изъ самаго толстаго полотна сод'Ьлан- 
ную рубаху и съ заплатами; с1е толкован1е мое основывается на 
сл'Ьдующихъ причинахъ: въ никоновскомъ л'Ьтописц'Ь, гд-Ь с1е 
слово употреблено, разсказанхе идетъ о подвигахъ преподобнаго 
Исак1я^ гд'Ё упоминается, что сверхъ власяницы над'Ьлъ онъ во- 
толяный свитокъ, что не иное что, какъ рубаха, изв'Ьстно же 
простое русское слово вотолка, то-есть маленькш платъ хол- 
стинный, отчего, можетъ быть, и вотоляна происшеств1е свое 
им1&етъ, то-есть рубаха иок])ыта, вотолками или заплатами. од'Ья- 
н1е сходственное къ смиреномудр1ю и роду жизни, которую онъ 
воспр1ялъ, яко и ниже въ томъ л'Ьтописц'Ь о немъ изъяснено-. Не 
зюгу я, милостивый государь, не изъяснить вамъ моего удивле- 
н1я, что въ сочиненти росс1йскаго словаря нигд'Ь не вижу я ссыл- 
ки на стихотворческ1я сочинешя господина Сумарокова. Мн'Ь не 
остается хвалить сего изящнаго трагическаго писателя, обо если 
его творен1я не будз^тъ производить чувств1я надъ нашими серд- 
цами, то я такъ, какъ Вольтеръ о Расине, скажу о немъ, вопро- 
шая, какъ же ньш'6 наши сердца сд-бланы? Въ разсужден1и рус- 
скаго языка, можетъ быть, онъ нтЬсколько и погр'Ьшилъ. но и 
часто поминаемый изящнМшш мужъ Михайло ВасильевичъЛо- 
моносовъ мнопя погр^Ьшностисд'Ьлалъ; то сей предпринятый ака- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 143 

дем1и трудъ — долженствующ1Й воздать справедливость нашимъ 
росс1Йскимъ сочинителямъ, не будетъ ли им^ть порока о умолча- 
Н1И имъ Сумарокова? Впрочемъ, предая все на благоразсуждеше 
академ1И и ваше, пребываю съ искренниыъ почтен1емъ 
милостивый государь мой 
вашего высокород1я 
всепокорный слуга 

князь Михайло Щербатово. 

Въ словар'Ь росс1Йской академш: «Ботола — распашная д'Ьт- 
ская рубашка; истекан1е, коего основа посконная, а утокъ тол- 
стый изъ льняныхъ охлопьевъ. Въ тамбовскомъ нам'Ьстничеств']^ 
употребляется на верхнюю одежду и на од-Ьяла, а въ низовыхъ 
м'Ьстахъ служитъ вм'Ьсто толстой холстины, на подъ постилаемой. 
Вотоляный — изъ толстой холстины или дерюги сд1Ьланный: и 
облечеся въ власяницу и на власяницу свитку вошоляну (Ник. 
Л*т. Ч. I. стр. 176)2^2). 

Въ отчетахъ о трудахъ членовъ росс1йской академ1и гово- 
рится, что «князь Михайло Михайловичъ Щербатово присылалъ 
полезные сов'Ьты, къ совершенству словаря елужащ1е, и попол- 
нен1я къ аналогической словъ таблиц-Ь; сообш,алъ академ1и свои 
прим-Ьчатя на разсматриваемые въ собран1яхъ листы, соста- 
вляющ1е первую и вторую часть, и пополненхя на роспись въ 
буквенномъ порядк-Ь предложенную» ^^^). 

Князь Щербатовъ скончался 12 декабря 1790 года. Въ со- 
браши россшской академш 11 января 1791 года непрем'Ьнный 
секретарь академ1И «исполнилъ печальный долгъ объявлешемъ 
кончины достойнаго своего сочлена князя Михаила Михайловича 
Щербатова^ коего имя въ подъятыхъ имъ трудахъ для соста- 
влен1я истор1и отечества нашего у всЬхъ въ незабвенной пребу- 
детъ памяти» 2*^^). 



144 м. и. сухомлиновъ, 

е. и. ЯНКОВИЧЪ-ДЕ-1У!ИР1ЕвО. 

ведоръ Ивановичъ Янковичъ-де-Мир1ево пр1обр']Ьлъ почет- 
ную изв-Ьстность, въ Австрш и въ Росс1и. д'1ятельност1Ю своею 
на педагогическомъ поприщ'Ь. Имя его не должно быть забыто 
и въ пстор1и русской образованности. Оно дорого было и для 
россшской академ1и, въ сред'Ь которой впервые явилась мысль 
сохранить для потомства память о нашемъ соплеменник'Ь, добро- 
сов-Ьстно потрудившемся на пользу Росс1И, для блага русскаго 
народа, Н-Ьсколько данныхъ для б1ограФ1и Янковича-де-Мир1ево 
находится въ бумагахъ. оставшихся посл-Ь смерти академика 
В. А. Пол'Ьнова, задумавшаго, бол-Ье сорока л-Ьтъ тому назадъ, 
составить б1ограФическ1е очерки зам'ЬчательнЬйшихъ изъ чле- 
новъ Р0СС1ЙСК0Й академ1и. Въ рукописяхъ В. А. Поленова най- 
дены сл'Ьдуюш,1е матер1алы: св'Ьд'Ьшя о Янкович'Ь-де-Мир1ево; 
коп1я съ представлен1я въ комитетъ министровъ, въ которой го- 
ворится о заслугахъ умершаго Янковича-де-Мир1ево, и отры- 
вокъ, относящшся къ участ1ю Янковича-де-Мир1ево въ издашп 
предпринятаго Екатериною II сравнительнаго словаря ^®^): 

— ведоръ Ивановичъ Янковичъ-де-Мир1ево родился въ 
1741 году въ Венгр1п близъ Петервардена. Предки его были 
сербы, переселивш1еся въ Венгр1ю. За оказанный ими австрш- 
скому двору услуги и въ уважен1е личныхъ его достоинствъ, 
онъ былъ сопричисленъ императрицею королевою Мар1ею Те- 
рез1ею къ венгерскому дворянству. Посвятивъ себя занят1ямъ 
по учебной части, онъ обратплъ на себя особенное вннмаше 
учреждешемъ и управлен1емъ съ1773 по 1782 годъ народныхъ 
З^чилищъ въ Темесварскоз1ъ Баннат-Ь. Имя его сд1Ьлалось изве- 
стно не только въ Австр1и, но и въ сопред'Ьльныхъ съ нею госу- 
дарствахъ. Императрица Екатерина II, узнавъ объ отличныхъ 
способностяхъ Янковича-де-Мир1ево къ образовашю училищъ, 
вызвала его въ Росс1ю. Онъ оставилъ австр1Йскую службу и, 
по прибытш въ 1782 году въ С.-Петербургъ, опред1Ьленъ чле- 
номъ бывшей коммиссш объ учрежден1и училиш,ъ. 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКаДЕМШ. 145 

Усерднымъ исполнен1емъ воли монархини, рад'Ьвшей о про- 
св'Ьщен1п своего народа, и усп']&хами въ порученномъ ему д-Ьл-Ь 
Янковичъ-де-Мир1ево вскор-Ь оправдалъ доброе мн^н1е, которое 
о немъ зд'Ьсь пм-Ьли, Подъ руководствомъ коммпссш^ онъ соста- 
вилъ предначертайте для учрежден1я народныхъ училищъ; ввелъ 
новый способъ преподаван1я наукъ; образовалъ многихъ учите- 
лей; сочпнилъ и псправилъ н-Ькоторыя учебныя книги. Паясескш 
и П4вческ1Й корпусы, Общество благородныхъ и м'Ьщанскихъ 
д'Ьвпцъ также были обязаны ему прпведен1емъ въ лучш1Й поря- 
докъ обучен1я. По волЬ императрицы, онъ занимался пзданхемъ 
сравнительнаго словаря всЬхъ языковъ и нар'Ьч1й, по азбучному 
порядку расположеннаго п напечатаннаго въ четырехъ частяхъ 
въ С.-Петербург'Ь, 1790 и 1791, въ 4 д. Впосл'Ьдствш онъ былъ 
членомъ главнаго правлен1я училищъ, а при учрежден1и мини- 
стерства народнаго просв^щентя участвовалъ въ составлеши 
уставовъ по учебной части. 

Полюбивъ гостепр1'имную Россш и найдя въ ней новое оте- 
чество, Янковичъ~де-Мир1ево отказался отъ выгодъ, которыя 
предлагало ему правительство австршское, и въ 1791 году всту- 
пилъ въ россшское подданство. 

Императрица Екатерина II неоднократно удостоивала его 
своимъ благоволен1емъ. Она наградила его чинами коллежскаго 
советника (1784) и статскаго сов-Ьтника (1793), орденомъ св. 
В.1адимира сперва 4 степени (1784), а потомъ 3 степени (1786). 
Въ 1791 году пожаловала ему деревню въ могилевской губерши, 
и въ томъ же году сопричислила его къ росс1йскому дворянству. 
Въ царствован1е императора Павла I, онъ награжденъ чиномъ 
дМствительнаго статскаго советника, и сверхъ нолучаемаго имъ 
жа.10ванья опред-блено ему въ пенс1ю по 2000 рублей (1798). 
Въ 1802 году пожалована ему аренда въ гродненской губерши. 

Россшская академ1я, уважая познанхя его въ славяно-рус- 
скомъ язык'Ь, избрала его въ свои члены 11-го ноября 1783 г. 
По препоручен1ю академ1и, онъ д'Ьлалъ грамматическхя прим-Ь- 
чан1я для словопроизводнаго словаря, и собралъ слова и речен1я, 

Сборнжкъ II Отд. И. А. Н. Ю 



146 М- и. сухомлиновъ, 

начинающ1яся съ буквъ И и I. Сверхъ того сообщилъ академш 
мн'Ьн1е о славянорусскихъ буквахъ, съ доказательствомъ о ихъ 
происхожден1и и порядк-Ь, въ которомъ он-Ь должны быть поста- 
влены, и о томъ, которые пзъ пихъ следовали быть выключены 
изъ азбуки. , 

Почти половину жизни своей провелъ онъ въ трудахъ, по- 
лезныхъ для Росс1и, и до конца дней своихъ оставался въ службе. 
Скончался 22 мая 1814 года, им'йвъ отъ рождешя бол-1е 
70 л-Ьтъ. 

По смерти Янковича-де-Мпр1ево министръ народнаго про- 
св-Ьщентя граФЪ Разумовск1й, признавая важны я заслуги покой- 
наго при открытш училищъ и при учрежден1и министерства на- 
роднаго просв-Ьщенхя, вошелъ въ комитетъ мпнистровъ съ сл-Ь- 
дующимъ представлен1емъ: 

— Вдова дМствительнаго статскаго сов-Ьтнпка Янковича-де- 
Мир1ево, бывшаго первоначально членомъ въ коммисс1и объ уч- 
режден1И училищъ, а потомъ въ главномъ правлепш оныхъ, и 
умершаго 22 мая 1814 года, поданнымъ ко мнЬ прошешемъ 
изъясняетъ, что покойный мужъ ея, происходя отъ знатныхъ и 
благородныхъ предковъ Сербии, поселившихся въ Венгр1и. за 
оказанный ими мнопя услуги австр1йскому дому, также въ ува- 
жен1е личныхъ его достоинствъ, присоединенъ будучи императ- 
рицею королевою Мар1ею Терез1ею съ потомствомъ его къ им- 
ператорскому королевскому венгерскому дворянству, посвятилъ 
себя занят1ямъ по учебной части. Учрежден1емъ и управлен1емъ 
съ 1773 по 1782 годъ народныхъ училищъ въ Темесварскомъ 
Баннат'Ь обратилъ на себя особенное вниман1е правительства, и 
для учрежден1я таковыхъ же училищъ въ росс1йской импер1и 
вызванъ былъ сюда въ 1782 году государынею императрицею 
Екатериною П. Ревность его въ учрежден1и народныхъ училищъ 
свид-Ьтельствуютъ самыя с1и заведен1я, во всЬхъ почти губерн!- 
яхъ въ то же время открытый. АвгустМшая монархиня удо- 
стоивала его своего благоволен1я, всемилостивМше жалуя его 
въ чины и давъ ему 255 душъ крестьянъ въ могилевской губер- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й академш. 147 

Н1И. Мужъ ея, впдя успехи трудовъ своихъ, отказался возвра- 
титься въ свое отечество и принять предлагаемую ему тамо 
должность оберъ-директора училищъ, не уважилъ и т-Ьмъ, что 
не могъ пользоваться имеющимся въ Венгр1и недвижимыыъ пм-Ь- 
шемъ своимъ, но вступилъ въ 1791 году въ росс1йское поддан- 
ство. Когда всЬ желан1Я мужа ея исполнились учрежден]емъ въ 
Росс1и училищъ и присоединен1емъ его самого къ нащи, имъ лю- 
бимой, тогда сл'Ьдовало бы, повидимому, наслаждаться ему пло- 
дами трудовъ своихъ; но судьб-Ь было угодно наполнить горест1ю 
посл'Ьдн1е годы жизни его, какъ-то: единый сыпъ его, служив- 
ш1й генералъ-майоромъ и полковымъ командиромъ конной гвар- 
Д1И, померъ въ 1811 году; а потомъ отъ нашеств1я въ 1812 году 
непр1ятелей деревня въ могилевской губерн1и приведена въ такое 
состоян1е, что никакого не можетъ дать дохода, да и пожалован- 
ная мужу ея въ 1802 году на 12 л-Ьтъ въ гродненской губерн1п 
аренда бол'Ье двухъ л'Ьтъ совершенно нисколько не давала дохо- 
да. Лишенная такимъ образомъ приличнаго содержанхя, вдова 
Янковича проситъ объ опред1>леши ей пенс1она. 

Янковичъ получалъ жалованья изъ кабинета его император- 
скаго величества по 3000 рублей и пенс1она изъ суммъ главнаго 
правлен1я училищъ по 2000 рублей въ годъ. 

По уважен1ю важныхъ заслугъ Янковича, оказанныхъ имъ 
какъ первоначально при открьгаи въ Росс1п народныхъ учплпщъ, 
управленш оными въ зван1и члена комисс1и объ училищахъ, 
такъ и при учрежден1и министерства просв'Ьщешя, гд'Ь опъ уча- 
ствовалъ въ составленхи по учебной части уставовъ, долгомъ счи- 
таю, службу его представивъ во вниман1е комитета господъ ми- 
ностровъ, просить ходатайства онаго у государя императора о 
обращенш вдов-Ь Янковича, при преклонныхъ къ старости л-Ь- 
тахъ ея, въ пенс1онъ полнаго жалованья, какое получалъ мужъ 
ея изъ кабинета его пмператорскаго величества, по три тыся- 
чи рублей въ годъ, и на сей случай прилагаю при семъ проектъ 
указа о томъ кабинету. 

ГраФЪ АлексЬй Разумовск1п. — 

10* 



148 м. и. сухомлиновъ, 

Представлен1е это слушано въ комитет1Ь министровъ 1 5 Фев- 
раля 1816 года. 

Отрывокъ, относящшся къ сравнительному словарю: 

.... Не могла великая государыня надолго разстаться съ 
своею великою любимою идеею. Св'Ьд'Ьнхя, коп присылаемы были 
все бол-Ье и бол-Ье, преимущественно же желаше вид-Ьть аФрпкан- 
ск1я и американск1я нар'Ьч1я пом-Ьщенными въ книгу, побудили не- 
утомимую спосп'Ьшествовательницу изучен1я языковъ сд'йлать но- 
вый опытъ, дабы сравнительный словарь былъ полн'Ье и полез- 
в-Ье. А потому повелела она обобрать весь словарь и располо- 
жить всЬ сравненныя слова по азбучному порядку. 

Издателю перваго сочпнешя нельзя было поручить сего но- 
ваго издашя, отчасти потому, что строгое, часто даже жестокое 
и несправедливое окриптковате трудовъ его въ старомъ словаре 
отняло у него охоту къ продолжен1ю сего труда, част1ю же и 
потому, что онъ со времени издан1я онаго им'Ьлъ множество дру- 
гихъ порученш, въ томъ числ'1 и отъ государыни императрицы, 
кои не позволили бы ему издать новый словарь такъ скоро, какъ 
ея величество желала им'Ьть оный въ новомъ вид-!. 

Зат'Ьмъ угодно было ея величеству поручить редакп,1ю но- 
ваго издашя тогдашнему директору нормальныхъ училищъ вео- 
дору Янкевичу де Мир1ево, коему и были доставлены всЬ мате- 
рхалы, поступивш1е насчетъ языковъ со времени перваго издан1я, 
и который принялся за работу съ такимъ прилежан1емъ, что уже 
въ 1790 году вышла первая часть подъ сл'Ьдующимъ заглав1емъ: 
Сравнительный словарь и проч. Три тома посл-Ьдовали за оною 
еш,е въ 1791 году. 

Г-нъ Янкевичъ былъ напосл'бдокъ, въ чин'Ь д'Ьйствительнаго 
статскаго сов'Ьтника и кавалера, членомъ главнаго правлен1я учи- 
липдъ. Онъ впродолжен1е многихъ л'Ьтъ находился въ слабомъ 
состоян1и ума и въ т-Ьлесномъ изнеможенхи; глубокая же ста- 
рость его лишала всякой надежды къ выздоровлешю. Я обя- 
занъ ему отлично прекраснымъ экземпляромъ изданнаго имъ сло- 
варя; совершенное же отсутств1е памяти не позволило ему сооб- 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1И. 149 

щить мн-б подробностей насчетъ падшаго на него выбора госу- 
дарыни императрицы, его плана, источниковъ, коидш онъ поль- 
зовался, и проч. Онъ скончался въ 1813 году. — 

По предложен1ю княгини Дашковой, въ собранш 1 1 ноября 
1783 года пзбранъ въ члены россшской академ1и «господинъ ди- 
ректоръ учплищъ бедоръ Ивановичъ Фонъ-Мпр1евъ» 2^®). 

Великую и неотъемлемую заслугу Янковича-де-Мпр1ево со- 
ставляетъ участ1е его въ трудахъ по народному образован1ю, 
пролагавшихъ в-Ьрный и прочньп"! путь для распространен1я зеа- 
шй въ Росс1И. Онъ быль однимъ изъ просв1;щенн'Ьйшихъ и д-Ья- 
тельн'Ьйшихъ членовъ знаменитой ковшсс1и объ учрежден1и учи- 
лищъ. Работы, возлагаемый на него этою комисс1ею, поглощая 
все время добросов-Ьстнаго труженика, лишали его возможности 
посещать, бол-Ье или мен'Ье исправно, зас'Ьдан1я росс1Йской ака- 
дем1и. Несмотря на то онъ об^щадъ содМствовать общему труду 
академ1и, и исполнплъ свое об^^щаше ^"). 

Для академическаго словаря Янковичъ-де-Мир1ево собралъ 
слова на 1Г и 7, и представплъ ихъ въ академ1ю ^^^). 

Присутствз'Я въ собран1И академ1и, онъ предложплъ «пись- 
менно» мн-Ьнхе свое о происхожден1И славянорусскихъ буквъ и о 
порядк!;, въ которомъ они должны сл-Ьдовать одна за другою въ 
азбук'Ь, а также п о томъ, как1я буквы сл'Ьдуетъ исключить изъ 
азбуки. Протпвъ посл-Ьдняго сд'Ьлано было возражеше, но въц'6- 
ломъ мн-Ьихе Янковпча-де-Мир1ево признано основательнымъ, и 
собран1е единогласно постановило: «сочпнен1е С1е, доказывающее 
основательно происхожден1'е нашихъ буквъ, беречь въ академи- 
ческомъ письменохранилищ-Ь)) ^^^). 

Янковичъ-де-Мир1ево представилъ въ академ1ю мн'§н1е свое, 
и также письменное, о план-Ь словаря, составленномъ Фонви.зи- 
нымъи его сотрудниками. Мирите Янковича-де-Мир1ево, «до рас- 
положен1я словаря касающееся», разсматривалось съ мн'Ьн1Ямп 
другихъ членовъ, сведенными И. И. Лепехинымъ въ одно ц'Ьлое ^^°). 

Отыскивая корень слова: воскресете, Янковичъ-де-Мир1ево 
писалъ въ академ1ю сл'Ьдующее:"^). 



150 м. и. сухомлиновъ, 

«Я въ разсужден1И слова воскресенге такого мнЬн1я, что оно 
происходить отъ глагола слав, кресати, который въ первомъ 
лац-Ь им^&етъ крешу^шш — по сербскому употреблен1ю — крёшемъ, 
крешегиь, крешетъ. Какъ коренное кресати въ простомъ вид-§ 
своемъ им-Ьотъ мног1я знаменовангя, такъ и сложенные съ предло- 
гами: изкресаши, окресати, подкресати, разкресати, скресати, 
укресати не въ одномъ же знаменован1и принимаются. 

1) Кресати собственно значитъ высгькать огонь изъ кремня, 
что видно изъ самаго произношен1я или звука сего глагола, ибо 
когда высЬкается огонь изъ кремня, то слышенъ голосъ кре, да и 
камень, изъ котораго огонь высЬкается, вместо простаго наимено- 
ван1я камень называется кремень, т. е. ка перем^няетъ на кре, на 
самый слышимый звукъ, а окончательное мет удерживаетъ. Изъ 
сего-то д'Ьйств1я или звука происходящ1я частицы, а именно 'аск])ы 
соотв']Ьтствуютъ также тому голосу, ибо искра не что иное есть, 
какъ частица, происходящая отъ искре, или то, что происходитъ 
изъ звука кре', окончательная жъ буква дана сему существитель- 
ному для того только, чтобы отнести оное къ какому-нибудь скло- 
нен1ю, а искра принадлежитъ по своему окончан1ю къ первому. 
Таковыхъ словъ весьма много, который получили свое знаме- 
нован1е отъ голоса, какъ-то: аукать, хохотать, клокотать 
и проч. 

2) Кресати зиачштъ обрубать сучки топорюмъ съ дерева, или 
выдавш1яся па поверхности дерева частицы отбивать, причемъ 
тако жъ слышенъ всегда н'бкоторый звукъ, происходящш отъ 
обрубливав1я. 

3) Кресати есть то, что и говорить съ большимъ жаромъ и 
смгьАостгю или говорить что кому необинуяся, гд-Ь тоже шумъ 
предполагается. 

Сложное яге искресати значитъ: выс1^кан1емъ огня или весь 
кремень избить, или весь трутъ сжечь; на мелк1е куски изрубить; 
выговорить съ большимъ жаромъ. 

Окресати есть то, что обрубить сучья съ дерева. 

Скресати — срубить сучья съ дерева. 



0СТОР1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 151 

Подкресати — подрубить сучья, подчистить дерево; подбрить, 
подстричь, напр, бороду. 

Расяресати — расчистить; можно сказать и тогда, когда кто, 
находясь въ толп-й непр1ятелей, расчищаетъ себ-Ь дорогу. 

Укресати говорится собственно объ огн'Ь, уже высЬченномъ 
изъ кремня; значитъ и то, что гтргаедпаге, дгтЫат геМеге^ 
епдгоззег. 

Кром^ вышереченныхъ словъ, выведенныхъ отъ кореннаго 
глагола кресати, есть еще въ сербскомъ язык1^ три, а именно: 
искрсндпш, ускрснути и васкрсщ/ти. Первое искрснуши зна- 
читъ выйти какъ будто невзначай, и не зная откуда, наружу; а 
ускрснути' 'О. васкрснути значатъ воскреснуть: и такъ ускрсъ и 
васкрсо попросту означаютъ воскресенге. Сш же слова произво- 
дить должно непременно отъ искры ^ ибо какъ огонь или искра 
огненная, оживотворяющая все, сокровенная въ кремнЬ, въ бы- 
т1е приходитъ, такъ и воскресен1е силою божества быть должно». 



А. Н. ОЛЕНИНЪ. 

АлексЬй Николаевичъ Оленинъ предложенъ въ члены росс1й- 
ской академ1И предсйдателемъ академтп княгинею Дашковою. Въ 
собранш 2 мая 1786 года «артиллер1и поручикъ г. Оленинъ» 
избранъ большинствомъ четырнадцати голосовъ противъ трехъ 
неизбирательныхъ ^'^). 

По мн1^н1ю графа Д. И. Хвостова,академ1я сделала большую 
ошибку, избравши Оленина — «члена-тунеядца, отъ роду ничего 
не написавшаго» ^'^). Въ отзыв-Ь Хвостова бол1Ье р']Ьзкости, нежели 
справедливости. Писанхе писан]'ю рознь: въ д'Ьльномъ объяснен1и 
словъ и бытовыхъ чертъ, въ одномъ ум'Ьло-составленномъ ука- 
зател-Ь къ древнему памятнику, бол-Ье пользы и значен1я, нежели 
въ ц'Ьлой массЬ неуклюжихъ п безсодержательныхъ стиховъ, ав- 
торы которыхъ оценены по достоинству въ сатирпческомъ про- 



152 м. и. сухомлиновъ, 

изведеши И. И. Дмитр1ева, сочлена графа Хвостова по россш- 
ской академ1й. 

Сохранилось очень мало сл'Ьдовъ участ1я Оленина въ акаде- 
мической д-Ьятельности, но все сохранившееся заслужпваетъ вни- 
ман1я въ томъ или другомъ отношенш. Въ восьмпдесятыхъ го- 
дахъ прошлаго стол'Ьт1Я, какъ и въ тридцатыхъ годахъ настоя- 
щаго, онъ отзывался на различные научные вопросы, возбуж- 
даемые въ сред'Ь россшской академ1и. 

Избирая Оленина, академ1я руководствовалась не одними 
только смутными и неопред'Ьленнымп надеждами, а им-бла бол-бе 
уб-Ьдительнын основашя найти въ немъ д-Ьльнаго и знающаго со- 
трудника. Въ ппсьм-Ь къ С. С. Уварову Оленпнъ говорптъ: «рос- 
сшская академ1я приняла меня въ число своихъ членовъ по пред- 
ставленной мною рабопиь, а гьменно — шолкованге многихъ воен- 
ныхъ русскихъ ста2тнныхъ реченгйп '""*). 

При самомъ вступлеши своемъ въ академ1ю Оленпнъ «при- 
нялъ на себя трудъ сд-^лать собрате, сколько можно, назван1ямъ 
и именован1ямъ, художниками, рукомесленниками и промышлен- 
никами употребляемымъ» ^^^). 

Оленинъ былъ того мн-Ьнхя, что въ словар-Ь русскаго языка, 
предпрпнятомъ росс1йскою академш, должны быть пом-Ьщены не 
только слова общеупотребительный и книячныя, но и слова м-Ь- 
стныя, областныя "'^). 

По поводу предпринятаго росс1йскою академхею славяно- 
русскаго словаря А. Н. Оленинъ обратился въ академ1ю съ сл-Ь- 
дующимъ заявлен1емъ : 

«Возвращая доставленный мн-б, какъ члену сей академш, пер- 
вый пробный листъ славяно-росс1йскаго словаря, съ никоторыми 
маловажными моими пополнен1ямп, я долгомъ почитаю кратко 
изложить, предъ почтеннымъ собрашемъ г. г. членовъ сей ака- 
демш, мысли мои касательно выбора и пом'Ьщен1я словъ въ изда- 
ваемомъ нын-Ь новомъ славяно-росс1йскомъ лексикон-!. 

Я полагаю, что общ1й словарь языка долженъ вм-Ьщать вс-Ь, 
безъ мал-Ьйшаго пзъят1я, слова, какъ природньш тому языку, 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 153 

такъ и принятый въ оный пзъ другпхъ языковъ, прп введенш 
пностранныхъ обычаевъ; сл-Ьдственно, слова плп речешя, какъ 
обветшалый пли старинный, такъ и ныц-Ь въ то.мъ язык-Ь упот- 
ребляемыя, къ какпмъ бы они нп принадлежали наукамъ, худо- 
жествамъ, ремесламъ, обычаямъ, словесности, возвышенному или 
простому слогу и даже т1])1ьчгю простолюдимовъ, должны быть 
помещены безъ изъятгя въ обш.емъ словар-Ь языка. Исключешя 
могутъ пм-йть только мйсто въ особыхъ словаряхъ какпхъ-лпбо 
отд-Ьльныхъ наукъ, художествъ или ремеслъ. И такъ, если об- 
ш,ш словарь языка долженъ служить, какъ то сл-Ьдуетъ, для ско- 
раго отыскан1я какого бы то нп было речен1я, котораго значен1е 
пеизв-Ьстно, что весьма часто случиться можетъ прп разговоре 
о какомъ-нпбудь д-ЬлЬ, или прп чтен1и и переводахъ (не говоря 
уже о на\'кахъ, художествахъ и ремеслахъ), но однихъ театраль- 
ныхъ сочпнен1Й и романовъ, въ копхъ часто употребляются ре- 
чен1я простолюдимовъ; следственно, если речен1я въ общемъ 
словар-Ь языка помещаться будутъ по выбору (что впрочемъ 
весьма трудно опред-йлпть), то для вс^хъ вышеприведенныхъ 
случаевъ должно пм^ть большой запасъ частныхъ лексиконовъ, 
что будетъ отяготительно во многихъ отношен1яхъ. 

По симъ уважен1ямъ я заключаю : 

Ье, что въ общемъ словаре язьша должны быть помещены 
все слова безокзоятгя, какъ прежде употребляемый, такъ и ныне 
въ употреблен1и пмеющ1яся, какого бы рода они нп были. 

2-е, Толкован1е сихъ словъ должно быть самое определи- 
тельное и самое краткое, также какъ ссылки на авторовъ для 
вящшихъ доказательствъ, и наконецъ: 

3-е, Прпнявъ удобный азбучный порядокъ для размещен1я 
словъ въ словаре, не должно однакожь вовсе устранять поря- 
докъ этпмологичесий пли словопроизводный; а потому весьма бы 
полезно было, по примеру многихъ иностранныхъ лексикогра- 
Фовъ (и въ особенности знаменптыхъ: Шнейдера и Римера, въ 
ихъ греческпхъ лекспконахъ), ставить при производныхъ сло- 
вахъ настоящ1й и даже предполагаемый ихъ корень». 



154 м. и. сухомлиновъ, 

Весьма любопытно письмо Оленина къ непрем'Ьнному секре- 
тарю росс1Йской академ1И Д. И. Языкову по поводу предприни- 
маемаго академ1ею издан1я визант1Йскихъ писателей: ^"). 

Милостивый государь 

Дмитрий Ивановичъ, 

Я весьма охотно согласился съ предложен1емъ почтеннаго 
нашего президента, его высокопревосходительства Александра 
Семеновича Шишкова, о перевод'Ь на русск1Й языкъ византш- 
скихъ авторовъ, вполть. Сему полезному и, по мн'Ьн1ю моему, 
необходимому предпр1ят1ю, къ усовершенствован1ю отечествен- 
ной нашей исторш, я пм'Ьлъ счаст1е положить первый — см'Ью ска- 
зать — опытъ, предложивъ въ 1820-мъ году бпбл10текарю импе- 
раторской публичной библ1отеки, бывшему экстраординарнымъ 
проФессоромъ греческаго и латинскаго языковъ при с.-петер- 
бургскомъ университет-б, г-ну статскому сов'Ьтнику Попову, пе- 
ревесть съ греческаго языка истортю Льва Д1акона Калойскаго 
(современника нашего великаго князя Святослава Игоревича и 
свидетеля военныхъ его д-Ьйствтй), изданную въ 1819-мъ году 
на греческомъ и латпнскомъ языкахъ знаменитымъ библ1отека- 
ремъ парижской королевской библ1отеки г-нъ Газемъ на пждиве- 
н1е покойнаго государственнаго канцлера графа Николая Пет- 
ровича Румянцева — любителя наукъ и художествъ, столь много 
услугъ оказавшаго въ пользу отечественной нашей истор1и. 
Г. Поповъ вынолнилъ с1е поручен1е надлежащимъ, по мн-Ьнхю 
моему, образомъ. Онъ не заботился о красот-Ь и гладкости слога, 
но держался буквальнаго смысла подлинника, ппсаннаго во время 
упадка греческой словесности. Въ этомъ вид'Ь я бы желалъ, 
чтобъ и проч1е визант1Йск1е писатели были переведены и напеча- 
таны, бз'де можно, съ греческимъ текстомъ. 

Къ симъ р1а с1е8Мег1а я присовокупляю еш,е одно, состоя- 
ш,ее въ томъ, чтобъ знаюш,1е греческ1й древн1й языкъ, которымъ 
важное д-Ьло перевода на русск1й язьшъ визант1йскихъ авторовъ 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1И. 155 

будетъ поручено, изучились бы продварительао не токмо гречес- 
кому визант1йскому нар-Ьчхю, но и нынЬшнему новому греческому, 
чтобъ ясно, сколько можно, понимать визант1Йскихъ писателей. 
Г-нъ Газе т-Ьмъ началъ, но и тутъ не изб1>гнулъ недоум'Ьнтй. 
Онъ въ одномъ м-Ьст^ Льва Д1акона прпнялъ военное зван1е че- 
лов'Ька (тгирфоро; — огненосецо, носящ1й зажженный св'бточъ пе- 
редъ войскоз1ъ) за именован1е особаго рода судовъ, снабженныхъ 
гречестшъ огпемъ! 

Я зд'Ьсь осмеливаюсь повторить, что безъ знанхя греческаго 
и нын'Ьшняго нар'Ьч1я, н'йтъ возможности в-Ьрно переводить мно- 
г1я сочинен1Я византхйскихъ авторовъ, какъ наприм^ръ тактики: 
Арр1ана, Маврик1я и Льва Премудраго; объ управлен1и импе- 
р1и греческой, Константина ПорФироге'нета; его же сочине- 
н1е о чиноположен1и двора визант1йскаго, гд-Ь между прочимъ на- 
ходится наше русское речен1е: итшакъ, которое визант1Йцами и 
нами встарину писалось чичакъ, по греческому произношен1ю 
'::'С,п'С,о(.улсс — слово, пропущенное даже знаменитымъ и неутоми- 
мымъ Дюканжемъ, который между т'Ьмъ не пропустилъ славяно- 
русскаго речен1я сваха — по визант1йскому т'Сои|За/а. Но я 
слишкомъ далеко увлекся отъ настоящаго моего предмета под- 
робностями, и потому посп'Ьшаю заключить мое къ вамъ писан1е 
не токмо подтвержден1емъ моего соглас1я на предположеше поч- 
теннаго нашего г-на президента, но и усердн-Ьйшею просьбою — 
начать это благое дЬло какъ можно носп-Ьшн-Ье! Если услуги г-на 
Попова могутъ быть приняты, то я ув-Ьренъ, что онъ часть сего 
труда охотно на себя возьметъ. 

Кончивъ съ визант1Йцами, я долженъ еш,е молвить слово о 
другихъ авторахъ западной Европы, какъ-то: о грек-Ь Прокопш, 
о гото-Ь Хорнанд-Ь, о .'Туитпранд-Ь, и о многихъ другихъ. Пере- 
воды пхъ сочинешй, какъ равно и побасенокъ исландскихъ, мо- 
гутъ быть весьма полезны для русской пстор1и, особенно если 
переводы сш будутъ печататься вм-Ьст-Ь съ подлинными текстами 
и съ надлежащими къ тому азбучными указателями: д'Ьлъ, именъ 
и реченш, содержаш,ихся вът-Ьхъ сочинешяхъ, по примеру изда- 



156 м. и. сухомлиновъ, 

е1я классиковъ: а.6. изит Ве1рЫт — 8еЬеп ]'пс1ех УосаЪиЬгит хп 
Нотеп &. &. &. или подобно Ключу къ истор1И государства рос- 
с1йскаго, Карамзина, трудовъ г. Строева. Жаль, что онъ выпи- 
салъ одни только имена, не указывая ни на д-Ьла или происше- 
ств1я , ни на старинный русск1Я речен1я! 

Шсколько л'Ьтъ тому назадъ я сд-Ьлалъ небольшой опытъ 
по сему предмету, и составилъ указатели: именъ, лицъ, земель, 
морей, озеровъ, р-йкъ, городовъ, происшествш и проч., о кото- 
рыхъ упоминается въ русскихъ л-Ьтописяхъ, по спискамъ: Нес- 
тора и Никона, а также въ двухъ новогородскпхъ временни- 
кахъ. Къ симъ предметамъ я нрисоединилъ въ моемъ указа- 
тел'Ь МН0Г1Я обветшалый слова въ славянорусскомъ язык'Ь, ко- 
ихъ настояш[,ш смыслъ затруднителенъ и не можетъ иначе объ- 
ясниться, какъ по соображенхю разныхъ обстоятельствъ, въ ко- 
торыхъ с1и слова употреблены. Я намтренъ пожертвовать симъ 
шрудомъ въ пользу императорской россшской академш^ буде г-ну 
президенту оной и моимъ сочленамъ благоугодно будетъ пожерт- 
вован1е мое принять, для напечатан1я онаго въ помощь занимаю- 
щихся чтен1емъ нашихъ л-Ьтописей. 

Если ваше превосходительство найдете полезнымъ письмо 
это сообщить г. г. членамъ сей академш, въ одно изъ ея засЬ- 
дан1й, то не угодно ли будетъ о томъ предварительно доложить 
г-ну президенту. 

Им'Ью честь быть съ пстиннымъ почтен1емъ и совершенною 
преданност1ю 

вашего превосходительства 
покорн-бйшимъ слугою 

АлексЬй Оленинъ. 

Академ1я съ благодарност1ю приняла предложен1е Оленина, 
изъявляя полную готовность напечатать составленный имъ ука- 
затель. Всл^Ьдств^е этого Оленинъ представилъ въ академш ру- 
копись подъ заглав1емъ : АлФавитъ достопамятнымъ д'Ьламъ, соб- 
ственнымъ именамъ, также лицамъ, славянорусскимъ старин- 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 157 

нымъ речен1ямъ, упомпнаемымъ въ л-Ьтописяхъ: 1) по кенигс- 
бергскому списку, 2) по никонову списку, 3) по новогородскому 
попа 1оанна и 4) по новогородскому поиамаря Тимооея, Въ соб- 
раши 30 января 1837 года опред'Ьлено напечатать рукопись Оле- 
нина на счетъ академш, въ количеств-Ь шести сотъ экземпляровъ. 
До соедпнен1я россшской академ1и, т. е. до 1841 года, напеча- 
тано тридцать два листа, а остальная часть рукописи нередана 
въ типограФ1ю акадехМ1И наукъ ^^^). 



ГРАФЪ А. И. МУСИНЪПУШКИНЪ. 

АлексМ Ивановичъ Мусинъ-Пушкинъ (впосл'Ьдств1и граФъ) ^^^^ 
предложенъ былъ въ члены академш также княгинею Е. Р. Даш- 
ковою.Въ собраши 17 ноября 1789 года Мусинъ-Пушкинъ еди- 
ногласно избранъ былъ въ члены россшской академ1и. ^*°). Въ 
числ'Ь избирателей находились Княжнинъ, Богдановичъ и др. 

Въ первые года по своемъ избранш Мусинъ-Пушкинъ часто 
посЬщалъ академ1ю и участвовалъ въ академическихъ работахъ. 
Къ нему обращались преимущественно для объяснен1я словъ, 
встр-Ьчающихся въ древнихъ и старинныхъ памятникахъ нашего 
языка и словесности. 

Мусинъ-Пушкинъ сообщилъ въ академ1ю опред'^ленхе словъ: 
думный дьякъ и думный дворянгтъ ^^^). 

Въ словар-Ь росс1йской академш слова эти опред'Ьлены сл'Ь- 
дующимъ образомъ: ^^^). 

— Думной дьякъ, старин., — старШ1Й секретарь, соотв-Ьт- 
ствующ1й оберъ-секретарю сената. (При слов1& дьякъ ссылка на 
Уложен1е). 

— Думной дворянина. Такъ назьшались прежде н-Ькоторые 
изъ числа придворныхъ, кои въ думахъ или судахъ заседали. Въ 
Соловецкомъ Л'бтописц^, гд-й исчисляются чины, бывш1е съ госу- 



158 м. и. сухомлиновъ, 

даремъ Петромъ I въ монастыр-Ь Соловецкомъ, написано: дум- 
ной дв02)янгшо^ и печатникъ, и его, государевъ, учитель Никита 
Моисеевичъ Зотовъ; въ свит'Ь же царевича Алексея Петровича — 
думной дворянит Григор1й Ивановичъ Н'Ьмцовъ. — 

Въ одномъ изъ собран1й академш Мусинъ - Пушкинъ сооб- 
щилъ «прим'Ьры и доказательства на старинное слово: задница, 
означавшее стяжанхе, по смерти чьей оставшееся или насл-Ьд- 
ство, — выписанньш имъ и:^ъ старинной книги, имянуемой 31)ъ- 
рило праведное, или собран1е древнихъ закОновъ» ^^^). 

Для разъяснен1я спорнаго вопроса о слов'Ь: воскресенге и его 
корн-Ь положено было обратиться къ сод'Ьйствтю Мусина - Пуш- 
кина ^^^). 

Мн'йн1е Мусина-Пушкина, высказанное по этому поводу въ 
собрап10 акедем1и, состояло въ сл1^дуюш,емъ: ^^^). 

«Въ древнихъ рукописныхъ церковныхъ книгахъ вм'Ьсто слова 
воскресъ написано воскрюсъ, что зпачитъ воскрСосъ ибо Со ньш'Ьш- 
нее въ древности писали ю, а ю древнее 1^. Схе самое подтверж- 
дается и ньш-Ьшнимъ народа простаго употреблен1емъ, который 
также говоритъ воскрСосъ, а таковое буквы Со вм-Ьсто о упот- 
реблен1е прим'Ьчается и въ другихъ простаго народа словахъ, 
напр. вместо оно говорятъ Сонъ. 

С1е Со для лучшаго произношентя перемЬняется на е, напр. 
вм'Ьсто тСомный, всСо пишется темный, все. Таковую перем'Ьну 
видимъ не только въ букв'Ь Со, но и въ букв-Ь о, ибо вм'1>сто щотъ 
пишемъ щетъ. 

Во многихъ сложныхъ и производныхъ словахъ буквы корен- 
наго слова перем-Ьняются на друг1я, напр. отъ глагола пою про- 
изходитъ птнге, а не поте. 

Воскресенге по-гречески аVаа■оаа•^^, а римски гезиггесЫо. Но 
оба сш реченхя означаютъ возсташе. Посему воскресенге есть 
то же, что и возсташе. Въ Давидовыхъ псалмахъ, гд'Ь говорится; 
воскресни Боже, тутъ въ еврейскомъ подлиннигЬ стоитъ: возстани 
Боже. А въ другихъ м'Ьстахъ библ1и та же самая р-Ьчь воскре- 
сенге переведена явленге. А у 1ерем1и ХХП1. 4. возстановленге. 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 159 

Слова въ символ'Ь вЬры: чаю воскресенгя мертвых?, то же зна- 
чатъ, что ожидаю возстатя мертвыхъ. 

Предположивъ схе, мнЬ кажется, что слово восиресъ правиль- 
н-Ье должно производить отъ глагола крою, славянски крыю, не- 
жели отъ креста или древняго славянскаго никому неизв^стнаго 
кресъ. 

Что нринадленштъ до перваго, то воскресен1е было и до 
креста, ибо впдимъ изъ св. исторти, что пророкъ Елисей, жив- 
ш1й болЬе 800 лЬтъ до Р. X., воскресилъ вдовичья отрока. 
Христосъ воскресилъ Таирову дочь, вдовичья сына и Лазаря. 

Второе, но мнЬн1ю моему, и большему подлежитъ сомнЬн1ю. 
Кресб, означая огонь, производимый чрезъ ударен1е желЬза о 
кремень, не может ь ни ма.ю изобразить Христова возсган1я изъ 
гроба. Ибо кремень, хотя пмЬетъ въ себЬ огнь, но безъ ударен1я 
объ оный жел-Ьзомъ огненныхъ искръ самъ собою не произво- 
дитъ; но Христосъ воскресъ изъ гроба самовластно божествен- 
ною силою своею, 

Впрочемъ, хотя огнь или теплота живитъ всЬ прозябаемыя, 
и способствуетъ къ рожденгю животныхъ и къ возвращен1ю жиз- 
ни утоншихъ; но С1е его дЬйствхе относится къ предметамъ сто- 
роннимъ, а Христово возстан1е относится къ божественному лицу 
Его. Что же правпльн'Ье производить слово воскресъ отъ гл. крою, 
по ел. крыю, въ семъ удостовЬряютъ меня самыя обстоятельства 
мертвыхъ, ибо оныя по смерти полагаются во гробъ и предаются 
земл1^, п такимъ образомъ отъ свЬта скрываются; въ общее жъ 
вс'Ьхъ воскресенье выйдутъ изъ гробовъ, и такимъ образомъ от- 
кроются пли явятся предъ лпцомъ Бож1Имъ. Христово же воскре- 
сенье сопровождается гораздо большими обстоятельствами. Онъ 
снятъ былъ со креста, потомъ положепъ во гробъ пли скры'тъ 
во гроб^ь, къ которому приваленъ камень велишй. Когда мироно- 
сицы пришли помазать т'кло его, нашли камень отваленъ и гробъ 
открытъ. С'&дящ1Й на камеи-Ь гробн'Ьмъ ангелъ объявилъ имъ, 
что Христосъ возсталъ. Стража, бывшая при гроб'Ь, увидя гробъ 
открытымъ, донесли своимъ начальнпкамъ, что Христосъ воскресъ. 



160 м. и. сухомлиновъ, 

Изъ сего и видно, что воскресете не что другое есть, какъ 
открыт1е или явлен1е умершаго, ибо является то, чт5 было въ 
тайн'Ь; возстаетъ, что лежало; открывается, что было скрыто; 
такъ напр. говорится: ^тка закрылась, когда станетъ ледъ, п 
ргька открылась, когда пройдетъ ледъ. 

Впрочемъ самая частица воз, когда соединяется съ гла- 
голомъ или съ существ., изображаетъ восхожден1е вверхъ ка- 
кого-нибудь д'Ьйствтя или вещи. Напр. воздвиженге креста, т. е. 
подпят1е креста вверхъ. Вознесете Господне, т. е. восшеств1е 
его на небеса. По сему и воскресете есть изъ н^Ьдръ земныхъ, 
т. е. снизу вверхъ возстате, воскрыпе, явлен1е. 

И наконецъ, ежели къ глаголу воскры прибавить частицу ся, 
то будетъ: воскрыся, воскрысаю, воскресенге^к — 

«Собран1е, вникая во вс^ с1и мн'Ьн1я, наконецъ дало преиму- 
щество посл^Ьднему и утвердило произвесть слово воскресете п 
проч. отъ глагола ел. крыю». 

Въ первоначальной редакщи академическаго словаря, при 
старинномъ слов'Ь молица не объяснялось его значен1е, а только 
приведенъ былъ прим'Ьръ изъ Царственнаго Л'Ьтописца (стр. 21): 
«бысть гладъ великъ з'Ьло: ядяху люд1е листъ липовый, а ин1И 
молицъ, истолокше и м-Ьшающе съ пелвми и соломою». Находя, 
что приведеннаго прим'Ьра недостаточно для точнаго опред'Ьлен1Я 
слова молит, академхя постановила просить членовъ своихъ: 
Ивана Никитича Болтина и Алексия Ивановича Мусина - Пуш- 
кина, какъ вмужей, въ древностяхъ россшскихъ упражняющихся», 
объ истолкованш этого слова. ^^®). 

Непрем'Ьнный секретарь росс1йской академ1и И. И. Лепехинъ, 
передавш1й Мусину-Пушкину просьбу академ1и, получилъ отъ 
него сл'Ьдующш отв'Ьтъ: -®') 

Милостивый государь мой 

Иванъ Ивановичъ, 

На письмо ваше отъ 8-го числа сего 1юля умедлилъ я моимъ 
отв'Ьтомъ съ одной стороны вазсужден1и недосуговъ по ны- 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 161 

н-Ьшеему моему изъ Петербурга отъ'Ьзду, съ другой — по причинЬ 
изыскае1Я по старивнымъ книгамъ о предлагаемомъ слов'Ь молицъ. 
Въ одномъ изъ старинпыхъ лексиконовъ, съ переводомъ гре- 
ческимъ, нашелъ я слово молистый, которому дано другое наи- 
менован1е червистый. С\е подаетъ поводъ къ догадк'Ь, не озна- 
чаетъ ли можетъ быть молт^ъ согнившей и отъ червей повреж- 
денной части въ дерев-Ь, что бываетъ въ дуплахъ? Ибо всякое 
гнилое дерево вразсз^жден1и изсохшей въ немъ влая^^ности 
весьма способно къ тому, чтобъ оное на подоб1е муки истолочь 
въ самый мелый порошокъ. Почему и не дивно, ежели во время 
самаго голоду употребляли оный молшщ, см'Ьгаавъ съ пелевами, 
въ пищу. Вотъ все, что могу на сей разъ собран1ю сообщить, 
пребывая впрочемъ къ вамъ съ истиннымъ почтешемъ. 

Покорн'Ьйш1й слуга АлексМ 
Мусинъ-Пушкинъ. 

Р. 8. Дай въ л'Ьтописяхъ находится, что въ голодный вре- 
мена употребляли въ пищу гнилое дерево. — 

По случаю недоразум'Ьн1я , возникшаго отъ неправильнаго 
написан1я древняго слова соузы^ Мусинъ-Пушкинъ сообщилъ 
академш выписки изъ различныхъ издан1й библ1и, и между про- 
чимъ изъ самыхъ старинпыхъ, объясняющ1я текстъ: «и дамъ ка- 
мен1е стр'Ьльное въ соузы ихъ». ^*^). 

При разсмотр-Ьнш, въ академическомъ собранш, того листа 
словаря, гд-Ь пом'Ьщепъ глаголъ гилю съ его производными, 
найдено нужнымъ «утвердить прим-Ьрами» какъ настоящее зна- 
чен1е неупотребительнаго слова солъ^ такъ и самое «существо- 
ванте» его въ древнемъ и старинномъ язык-Ь. Никто изъ присут- 
ствовавшихъ въ собран1и не могъ припомнить ни одного прим']&ра, 
а потому и р-йшено было «просить о семъ члена академ1и Алексея 
Ивановича Мусина - Пушкина, яко мужа довольно искусившагося 
въ древнихъ росс1Йскихъ л-Ьтоппсяхъ». ^^^). 

Въ словар-Ь росс1Йской академ1и, для объяснен1я слова солъ 
приведенъ прим'Ьръ изъ «Духовной князя Владимира Мономаха», 

Сборникъ П Отд. И. А. Н. И 



162 м. и. сухомлиновъ, 

найденной и изданной Мусинымъ-Пушкинымъ: Сола, стар., то 
же, что посолъ: «уср'Ьтоша бо мя слы отъ братья моея на 
Волз-Ь». 290). 

Открыпе тмутараканскаго камня послужило поводомь къ 
сл'Ьдующей зам'Ьтк'Ь Мусина-Пушкина, автора исторпческаго из- 
сл'Ьдован1я о тмутараканскомъ княженш, сообщенной въ ппсьмЬ 
къ И. И. Лепехину: ^9^). 

Милостивый государь мой 
Иванъ Ивановпчъ. 

Бъ словар-Ь Р0СС1ЙСК0Й академ1и слово сажень, помнится, 
положено первообразнымъ; но, по случаю иайденнаго на островЬ 
Таман15 мраморнаго камня, съ котораго рисунокъ у меня теперь 
выр'Ьзываютъ, между прочимъ открывается, что вм'Ьсто сажень 
древле писали слжеиь, и — по моему мн'Ьн1ю — с1е есть правильное 
наименован1е, яко взятое изъ существа самой вещи, означая ся- 
жешемъ рукъ объемлемое пространство, отъ глагола стать или 
досягать. И другаго речешя, изъ котораго бы можно было такъ 
правильно и сообразно съ значен1емъ сея м-Ьры вывесть слово 
сажень, въ росс1йскомъ языкб не обр'Ьтается. 

С1е мн-Ьше мое прилон^ивъ при самомъ камн-Ь, честь им-Ью 
сообщить и вамъ, не угодно ли будетъ предложить его почтен- 
ному россшской академ1и собран1ю, а когда рисунокъ готовъ бу- 
детъ, не премину и оный представить. 

Между т'Ьмъ им'Ью честь пребыть и называться, 
милостивый государь мой, 

вашимъ покорн'Ьйшимъ слугою 
АлексМ Мусинъ-Пушкинъ. 

Въ словар'Ь российской академ1и слово сажень пом'Ьщено 
какъ слово самостоятельное, независимо отъ слова сягать, кото- 
рое определено такимъ образомъ; ((сяжу — малоупотреб., хва- 
таю или достаю, касаюсь до чего: это ружье далеко сягаетъ; 
сколько память моя сяжетг (Разн. Уст. I, 79)» '^^^). 

По поводу прим'Ьчан1я, пом-Ьщеннаго въ академической грам- 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМ1И. ] 63 

матик'Ь, въ которой сказано, что славянск1я письмена изобр1&- 
тены Константиномъ-ФилосоФОмъ въ девято.мъ стол1^,т1и, Мусинъ- 
Пушкпнъ утверждалъ, что славяне имЬли грамоту гораздо преж- 
де этого времени, и въ доказательство приводилъ Русскую Правду, 
Договоръ Олега съ греками, п др. -^^). 

Муспнъ-Пушкинъ весьма охотно участвовалъ въ отдЬлахъ 
или комитетахъ, которымъ поручаемо было обсужден1е различ- 
ныхъ вопросовъ, касавшихся академической жизни и д'Ьятельно- 
сти. Въ дом1^ Мусина-Пушкина собирался комитетъ для выбора 
лицъ, достойныхъ высшей академической награды, назначенной 
«для ув']Ьнчан1я трудовъ отличную пользу российскому слову при- 
несшаго». Сочленами Мусина-Пушкина были: Болтинъ, Румов- 
СК1Й, Богдановичъ, и др. ^^*). 

Правдивый л']§тописецъ трудовъ академ1ц, И. И. Лепехинъ 
говоритъ: «АлексЬй Ивановичъ Мусинъ-Пушкинъ, отъ вступле- 
шя его въ академ1Ю, рачительно участвовалъ въ собран1яхъ оныя, 
и разсужден1ями своими спомоществовалъ общему труду, и со- 
общилъ изъяснен1Я на н'Ькоторыя древн1я слова». При издан1И 
третьей части словопроизводнаго словаря росс1Йской академ1и 
было заявлено, что членъ академш А. И. Мусинъ-Пушкинъ, 
«присутствуя въ собрашяхъ академ1и, сколько возложенныя на 
него друпя должности позволяли, соучаствовалъ въ обш,ихъраз- 
сужден1яхъ; особенно же сообщилъ изъяснешя и истолкован1я 
на н']Бкоторыя древн1я наименован1я» и т. д. ~^'^). 



ГРАФЪ Д. И. хвостовъ. 

ГраФЪ Дмитр1Й Ивановичъ Хвостовъ пр1обр'Ьлъ себ'Ь въ ли- 
тературе весьма громкую и вм'Ьст'Ь съ т^мъ весьма печальную 
йзв-Ьстность. Современные ему писатели пресл']Ьдовали насм'Ьшка- 

ми, его бол-Ье или мен-Ье остроумными, — шутливыми послан1Ями, 

и* 



164 м. и. сухомлиновъ, 

эпиграммами, парод1ями, и т. п. Такимъ непривлекательнымъ по- 
ложен1емъ въ литературномъ м1р^ граФЪ Хвостовъ обязанъ 
прежде всего самому себ^ — своей неодолимой страсти къ сочи- 
нешю стиховъ и своей непомерной и наивной заботливости о 
томъ, чтобы навербовать для нехъ читателей. Несчастная сла- 
бость графа Хвостова осмЬяна Батюшковымъ въ его парод1и 
на «П'Ьвца во стан'Ь русскихъ вопновъ» Жуковскаго, просла- 
вляющей п^вцовъ въ БесЬд^ славенороссовъ: 

Хвала, читателей тиранъ, 
Хвостовъ неистощимый.... 
Везд'Ь съ стихами — тутъ и тамъ, 
Везд'Ь ты волкомъ рыщешь; 
Пускаешь притчу въ тылъ врагамъ, 
Стихами въ уши свищешь! 
Лишь за поэму — прочь идутъ, 
За оду — засыпаютъ, 
Лишь за посланье — вс1Ь б-Ьгутъ 
И уши затыкаютъ.... 

Сатиры на Хвостова писались не только стихами, но и про- 
зою, и читались не только въ дружескомъ кругу, но и въ лите- 
ратурныхъ обществахъ. При вступлен1и графа Хвостова въ об- 
щество любителей словесности, наукъ и художествъ, Д. В. Даш- 
ковъ прив'Ьтствовалъ новаго сочлена торжественною р'Ьчью, на- 
полненною, отъ начала до конца, весьма остроумными сатиричес- 
кими выходками. «Пын'Ьшн1Й день — сказалъ ораторъ — пребу- 
детъ всегда незабвеннымъ въ л'Ьтописяхъ нашего общества: 
ньш'Ь въ первый разъ возсЬдаетъ съ нами краса и честь россш- 
скаго Парнаса, счастливый любимецъ Аонидъ и Феба, ген1й 
единственный по быстрому своему парен1ю и по разнообраз1ю 
тьмочисленныхъ произведен1й. Тщетно мрачныя облака сокры- 
вали на время с1яше солнца: такъ и зависть тщетно старалась 
помрачить блистательный полетъ почтениМшаго сочлена нашего, 
его С1ятельства графа Д. И. Хвостова. Оаъ вознесся превыше 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 165 

Пиндара, унизилъ Горащя, посрамилъ ЛаФОнтена, поб'бдилъ 
Мольера, уничтожилъ Расина» и т. д. ^^'^). 

Насм'Ьшки надъ граФОмъ Хвостовымъ встр-Ьчались даже 
тамъ, гд-Ь всего мен-Ье можно было ожидать ихъ. Ирон1я слы- 
шится и въ отзыв-Ь о сочинен1яхъ графа Хвостова, пом'Ьщенномъ 
въ опыт-Ь краткой исторхи русской литературы, Н. И. Греча, вы- 
шедшемъ въ 1822 году: «граФЪ Дмитртй Ивановичъ неусыпно 
продолжаетъ бесЬдовать съ музами; безпристрастные критики, 
въ отечественныхъ и чужеземныхъ н;урналахъ, превозносили 
сего п^вца и предсказывали ему безсмерт1е)) и т. п. ^®^). 

Но какъ бы ни были остроумны насм'бшки надъ граФОмъ Хвос- 
товымъ и его стихомашею, справедливость требуетъ зам-Ьтить, 
что въ д-Ьятельности его была сторона, заслуживающая полнаго 
сочувств1я. Онъ съ большимъ трудолюб1емъ и настойчивостью 
собиралъ св'Ьд'бнхя о русскихъ писателяхъ, п благодаря его ра- 
зыскан1ямъ сохранилось многое изъ того, что могло погибнуть 
безвозвратно при господствующемъ у насъ равнодуш1и къ судь- 
б'Ь писателей и ихъ произведетй. Довольно вспомнить, сколько 
матер1аловъ сообщено граФОмъ Хвостовымъ митрополиту Евге- 
шю для знаменитаго словаря русскихъ писателей, который и 
сталъ появляться впервые на страницахъ журнала, издававша- 
гося граФОмъ Хвостовымъ. Современники правы были въ сво- 
пхъ нападкахъ на графа Хвостова такъ же точно, какъ и лите- 
ратурная критика прежнихъ временъ им'Ьла осн.оваше считать 
Тредьяковскаго бездарнымъ п1итою. Но подобно тому, какъ въ 
Тредьяковскюмъ признаютъ почтеннаго труженика, им'Ьвшаго 
весьма здравыя понят1я о язык'Ь и словесности, такъ и при 
оц'Ьнк'Ь графа Хвостова надо им'йть въ виду не одинъ только 
стихотворный хламъ, нагроможденный имъ съ усерд1емъ, достои- 
нымъ лучшаго д'Ьла, но и ревность въ собиранш матерхаловъ съ 
цЬлш сохранить память о людяхъ, потрудившихся на литератур- 
номъ поприщ'Ь. Въ этомъ отношеши онъ шелъ по пути, указан- 
ному Новиковымъ, словарь котораго занимаетъ такое почетное 
м'1сто въ нашей лптератур'Ь прошлаго стол'§т1я. 



166 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

Лучшймъ источникомъ св'Ьд'Ьн1Й о жизни и д'Ьятельностй 
графа Хвостова служитъ его автоб10граф1я, сообщевная имъ, 
очевидно въ внд-6 матер1ала для словаря писателей, митрополиту 
Евген1ю. Въ ней много весьма любопытныхъ чертъ, рисующихъ 
п самого автора и его время. Посылая митрополиту Евгешю 
свою автоб1ограф1ю, граФЪ Хвостовъ писалъ ему: «С1я б1ограф1я 
есть полная; въ оной ничего не утаено о нравахъ, обстоятель- 
ствахъ и д-Ьлахъ сочинителя; это, мн'Ь кажется, г/ ваша метода 
въ жизнеописангяхъ. Вы же да будете полный и единственный 
хозяинъ моего пштическаго на земли служен1я. Можете, поп- 
равляя, сокращать и дополнять что угодно, и даже при жизни 
моей во печать отдавать то, чт5 пристойно и что заблагоразсу- 
дите. Вступлен1е отъ третьяго лица при семъ отрывк'Ь есть со- 
чинен1е одного невской академ1и студента, которое, мюь ка- 
жется, не нужно, ибо оно вм'Ьст'Ь и льстивое и неопред-Ьленное 
(уа^ие)». ^^^). 

Митрополптъ Евген1й не воспользовался предоставленными 
ему правами, и не пом-Ьстилъ автоб10граф1и графа Хвостова въ 
своемъ словар-Ь рзхскихъ писателей. Но въ рукописи она сохра- 
нилась въ «Матерхалахъ» къ этому словарю, принадлежа щпхъ въ 
настоящее время императорской публичной библ1отек'Ь. Авто- 
б1ограФ1я графа Хвостова любопытна и сама по себ-Ь, какъ ма- 
тер1алъ для историко-лотературныхъ изсл'Ьдован1й, и по отно- 
шен1ю къ д'Ьятельности графа Хвостова, какъ члена россшской 
академ1и. На этомъ основанш мы и пом'Ьщаемъ ее въ приложе- 
н1яхъ къ нашему труду: сообщаемыя въ ней св'Ьд'Ьн1я находятся 
въ связи съ т'Ьми данными, которыми опред'Ьляются литератур- 
ные понят1я графа Хвостова и его участ1е въ трудахъ и пред- 
пр1ят1яхъ академ1и русскаго языка и словесности. ^^^). 

Дмитр1й Ивановичъ Хвостовъ (впосл'&дств1и граФъ) предло- 
женъ былъ княгинею Дашковой въ академики, на одно изъм'Ьстъ, 
открьшшихся въ академ1и по смерти членовъея: князя Михаила 
Михайловича Щербатова и Якова Борисовича Княжнина. Въ 
собран1и 5 1юля 1791 года, подполковникъ Дмитр1й Ивановичъ 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 167 

Хвостовъ избранъ, по большинству голосовъ, въ члены росс1й- 
ской академ1и — «по изв'Ьстному его знан1ю отечественнаго 
нашего языка, какъ сочинен! ями, такъ и переводами доказан- 
ному» ^°°). 

Д. И. Хвостовъ былъ однимъ изъ самыхъ д'Ьятельныхъ уча- 
стниковъ въ академическихъ работахъ и однимъ изъ самыхъ 
усердныхъ нос'Ьтителей академическихъ зас'Ьдан1й. Зван1е члена 
росс1Йской академ1и им'Ьло въ глазахъ Хвостова весьма высокое 
значен1е, и онъ всячески старался оправдать дов'Ьр1е, оказанное 
ему учено-литературнымъ обществомъ. Онъ доставлялъ мате- 
р1алы и зам'Ьчан1я для словарей, предпринимаемыхъ, одинъ за 
другимъ, Р0СС1ЙСК0Ю академ1ею; по ея вызову, занимался сочи- 
нен1ями и переводами, издан1е которыхъ признавалось ею весьма 
полезнымъ для русской литературы; участвовалъ въ разсмотр-Ь- 
н1и произведенш, представляемыхъ на судъ академш ; сообщалъ 
св'§д'Ьн1я о жизни и деятельности зам^чательныхъ писателей, 
бывшпхъ членами росс1Йской академш, и т. д.; словомъ, — по- 
стоянно выражалъ, и на Я'Ьл'^, доказывалъ, самое искреннее со- 
чувств1е ц'Ьлямъ и стремлен1ямъ академш. 

Для перваго, словопроизводнаго, словаря россшской академ1и 
Д. И. Хвостовъ сообщилъ, зюжду прочимъ, зам'Ьтку о слов-Ь 
кейзеръ-флагъ^ въ письм-^; къ непрем'{;нному секретарю академш 
И. И. Лепехину: ^^'^). 

Милостивый государь мой 

Иванъ Ивановпчъ, 

Им-Ью честь приложить на оборот'Ь сего листа списокъ съ 
именнаго указа, въ которомъ объясняется, что кейзеръ-флагъ 
употребляется во всЬхъ (но токмо приморскихъ) кр'Ьпостяхъ 
м'йсто знамя, въ прочихъ кр^постяхъ вывЬшиваемаго. Почему 
я пр1емлю см'Ьлость предложить, что въ опред'Ьлен1И слова флагъ 
можно прибавить: «также и въ приморскихъ кр-Ьпостяхъ не въ 
праздничные дни». Впрочемъ предаю с1е на сужденье ваше какъ 



168 м. и. сухомлиновъ, 

собственное мое мнЬн1е, йюжетъ быть недостаточное или погр'Ь- 
шительное. Впрочемъ съ моимъ почтен1емъ есмь и буду вашъ, 
милостиваго государя моего, 
покориМшт слуга 

Дмитр1й Хвостовъ. 

— ГраФЪ Александръ Васильевичъ! По представлен1ю вашему 
повел1^ли Мы адмиралтейской коллепи доставить къ вамъ для 
употребленхя при Роченсальмскомъ порт'Ь кейзеръ-флагъ и штан- 
дартъ, которые и им-Ьете вы приказать, по обыкновешю про- 
чихъ приморскихъ кр-Ьпостей, поднимать: кейзеръ-флагъ въ будни, 
а штандартъ въ праздничные дни. Впрочемъ пребываемъ къ вамъ 
всегда благосклонны. 

На подлинномъ подписано собственною ея императорскаго 
величества рукою тако: 

Екатерина. 

Въ Царскомъ Сел'Ь 
Августа 26-го 1792 г. 

По окончанш словопроизводнаго словаря академ1я положила 
приступить къ составлен1ю новаго словаря, расположеннаго по 
азбучному порядку, съ прибавлен1емъ языковъ иностранныхъ, — 
какъ, «для общественнаго употреблен1я этой книги», такъ и «для 
предупрежден1я подобнаго предпр1ят1я людьми посторонними» ^^^). 
По этому поводу Д. И. Хвостовъ представилъ свои зам'Ьчашя, 
также въ письм'1 къ И. И. Лепехину: ^°^). 

Милостивый государь мой Иванъ Ивановичъ! 

Поставляя себ'Ь за честь особлив-Ьйшую назван1е члена рос- 
С1ЙСК0Й академ1и, и разсматривая оное во всемъ ег^) пространств'^, 
хотя чувству.ю себя весьма неспособнымъ, по недостатку въ нуж- 
ныхъ св'Ьд'Ьн1яхъ и дарован1яхъ, разд'Ьлять с1яше славы, кото- 
рымъ господа члены россшской академ1и, подъ предсЬдатель- 
ствомъ почтеннейшей любительницы музъ, озарили С1е святилище 
росс1йскаго слова; но дополняя скудость моего просв'§ш,ен1я рев- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 169 

Н0СТ1Ю моей ко слав-Ь академии, приб'бгаю ко праву, которое я 
получилъ единственно по благосклонности вашей, когда чрезъ из- 
браше удостоили меня соучаствовать въ трудахъ вашихъ. И по- 
сему должност1ю моею почитаю сообщить вамъ, милостивый го- 
сударь, для комитета, пекущагося о второмъ изданхи россшскаго 
словаря, поелику я не членъ онаго, нЬкоторыя зам'Ьчан1я, мною 
сд'Ьланныя вразсужден1И перевода на Французск1й языкъ, при 
прочтен1и перваго листа, который я вчера вм-Ьст-Ь съ изв'Ьще- 
н1емъо собраши академическомъ получилъ. Позвольте мн-Ь, отда- 
ленному отъ трудовъ вашихъ, принимать см'Ьлость п впредь, ми- 
лостивый государь, сообщать мои сомн'Ьн1я касательно оныхъ. 

(Страница первая). Аба — йтр уИат. 

Ежели с1е назван1е не есть собственное единственно сему ту- 
рецкому сукну, и въ лист-й поставлено для означен1я негоднаго 
сукна, я сомн'Ьваюся, чтобы Французск1й языкъ принималъ при- 
лагательное уИагп къ сукну. Сколько мнЬ удавалося по Фран- 
цузски слыхать, прилагательное, говоря о сукн-Ь, — та^^Vаг8. 

Абинный — СаИ сЫ йгар уНагп. Поелику переводъ словаря д1Ь- 
лается для удобнаго соображен1я силыобоихъ языковъ, и науче- 
ц1я какъ соземцевъ, такъ и иностранныхъ, то я не думаю, чтобы 
французамъ вразумительно было: /"аЫ с1и с1гар уИагп^ ибо унихъ 
не только вообще употребительно, но и правило грамматическое, 
что прилагательный ставятся передъ существительнымъ, и ежели 
оставить слово Vг^а^п, то разв-Ь: /Ьг^ ауес с1и уНагп с1гар. При- 
м'Ьровъ на С1е тма: тануагзе тоШге, (аих гагзоппетеМ, Ъоппе 
1аЫе, 8даVап^ /готте. 

Абасы — топпог Л'^агдеп с1е Регзез. Не угодно ли: топпоге 
Л''агдеп1 соигст1е еп Регзе. 

Я осм-Ьлюся представить, что во Французскомъ язът-Ь, по 
моему разум'Ьнхю, нижесл^дующтя существительньш имена: аЪЬё, 
асаМтге, атгга1, а1р1гаЪе1 и проч1я, не должны въ нашемъ сло- 
вар'Ь, для лучшаго разум'Ьн1я учащимся, им^ть члена 2у, а членъ 
Ь принимается, когда с1и существительный склоняемы бываютъ 
съ прилагательными. Каждый Французъ, когда у него спросишь. 



170 м. и. сухомлиновъ, 

говоря о третьемъ лиц'Ь, ^и'е8^ се дгСИ 681? в-Ьрно отв'Ьтствовать 
будетъ не ГаЪЬё, Гатгга1, но просто: аЪЬё, сипгга!, и даже не 
ГасаМтге, въ надписи на здан1и, а просто асасЫтге. Про аз- 
буку тоже — аХрЫЪеЬ. Можно же прибавить съ членами Ь. при- 
м-^ры: ГаЬЪё йе Ы Ьгарре', Гшпгга1 с1е СоИдпу ё1аг1 гт дгапд. 
котте; ГасаМтге с1е 1а Стзка 681 гбпоттёе бп Еигоре. 

Пр1емлю см-Ьлость донести, что вообще корректура Француз- 
скаго языка само неисправн-Ьйшая, ибо въ ней тма ошибокъ: 

Страница 2-ая, — августъ м-Ьсяцъ, 1е тог й'^аопЬ, должно 1б 
тогз й'аоиЬ^ а безъ литеры § — м-Ьстоименхе перваго лица. 

ВсеавгустМш1й, 1е рЫз аидгШе. С1е противъ языка, я 

думаю, какъ и прим']Ьромъ утвердить можно: лучше: Ь'ёз аидизЬе 
б1 1ге8 дгасгеизе зоирегагпе. 

Страница 4-ая, — адамантовый, д.е МатапЦ мн-Ь кажется, 
лучше прпм'Ьромъ: 6,68 Ьоис1е8 д.е йгатап1. 

Ье тогсеаи или ротте сГАбате : е не надобно — 

й''Айат. 

ас1опа88, 1а тате сШ збгдпеиг и пр.: е не надобно — 

1а тагп. 

Страница пятая. Азъ — пот с1е 1а рптгегб иНге й'' а1р11аЬеЬ\ 
должно : пот с1б 1а ргетгегё ЫИгб йе ТаЬрЬаЬе^ 

Азямъ — (аН а 1а тапгегё с1б Шагез; во множественномъ 
числ'Ь: без 1;а1аге8, 

Аистовъ — йе сгдогдпе: должно — с1е сгдодпе. 

Предлагая с1и маловажный зам'Ьчанхя, желаю, чтобы они 
удостоены были вниман1я, ежели могутъ послужить къ польз-Ь 
словаря. Я над-Ьюся завтра им1^ть честь быть въ собран1и ака- 
дем1и, и на лист-й моемъ зам'Ьчу опечатки Французскаго языка въ 
случа'^, ежели не успЬлъ которыхъ позт'Ьстить зд'Ьсь. 

Впрочемъ съ непрем-Ьннымъ моимъ почтен1емъ есть и буду 
вашего высокоблагород1я , 
милостиваго государя моего, 
покорный слуга 

Дмитр1й Хвостовъ. 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 171 

Для словаря росс1йской акаде.м1и, расположеннаго по азбуч- 
ному порядку, но безъ прибавлен1я ипострапныхъ языковъ, граФЪ 
Хвостовъ доставилъ, съ объяснен1ями, сл'Ьдующ1я слова: свуь- 
тоявлете, безмтстно, едгшочадый, пронырство, паволока, учре- 
дить, челядь^^*). 

Слова: безмтстно и единочадый не могли войти въ словарь 
потому, что т-Ь части его, гд-Ь имъ следовало находиться, былп 
уже изданы н-Ьсколько л^^тъ тОхМу назадъ. Слова единочадый во- 
все н-Ьтъ въ словар'Ь, а при слов-]^ безмпстный такое опред-^ле- 
ше: «неим-Ьющш м-Ьста, должности; въ славянск. — неприличный, 
нел'Ьпый, непристойный: иже злая сотворш1п и безлтстная по- 
мышляющ1и» (Слово о исходе луши). 

Академ1я могла воспользоваться только т-Ьми объяснен1ями, 
предложенными граФомъ Хвостовымъ, который относились къ 
словамъ: паволока, пронырство, свттоявленге, учредить, челядь. 
Но въ дМствительности она не только не воспользовалась объяс- 
нениями графа Хвостова, но и признала ихъ, разум-Ьется негласно, 
никуда негодными. Своимъ игривымъ словопроизводствомъ онъ 
превзошелъ самыя см-Ьлыя ожидан1я; слово учредить оказалось 
у него греческимъ, и т. п. Представляя свои объяснен1я н-Ькото- 
рыхъ старинныхъ словъ въ академ1ю, граФъ Хвостовъ: 

«Вообще можно заметить, что сложный славянск1я слова, въ 
древнихъ нашихъ книгахъ ср'Ьтающ1яся, почти всЬ переведены 
съ греческихъ таковыхъ же словъ, и потому съ греческаго же 
должны быть и толкованы. Наприм'Ьръ: 

Свгьтоявленге, съ греческаго фотофангя, значитъ осгянге, или 
облистате и явленге кому-нибудь свтта: «Св'Ьтоявлен1е царица 
Ольга видЬ). (Ст. кн. ст. 31). 

Безм)ьстно. съ греческаго же атопосъ, значитъ не у мтста, 
некстати, непристойно, оттуда безмпстный значитъ безразсуд- 
ный: «Внука же своего Владим1ра крестити не дерзну, да не 
безмтстно что сотворитъ безмтстный сынъ ея Святославъ« — 
стр. 32. 

Единочадый, съ греч. моногенисъ, .значить единородный, ибо 



172 м. и. сухомлиновъ, 

чадь на древнемъ славянскомъ значитъ ребеиокъ, малый: «Бла- 
женная Ольга единочадаго сына своего остави» — 35. 

Пронырство есть слово среднихъ в'Ьковъ славянщизны и 
происходить, кажется, отъ слова нырять, какъ бы скрытно изъ 
подъ воды подъ кого-нибудь подплывать. 

Паволока. С1е слово г. Кругъ въ книжк'Ь своей о россш- 
скихъ монетахъ производить отъ греческаго же слова мпавило- 
нта, т. е. вавилонская. Симъ именемъ у грековъ средняго в'Ька 
назывались штофы, парчи, изобр'Ьтенные въ Вавилон'&, и какъ 
драгоценность развозившхеся по всему св'Ьту. 

Учредить взято также съ греческ. таттипъ, что значитъ 
привести въ порядокъ или снабдить. 

Челядь, кажется, отъ того же корня, отъ котораго и чело- 
вгъко. Можно думать, что у древнихъ славянъ было коренное 
слово челъ, значившее вообпде человгька, оттуда челядь въ сла- 
вянскйхъ книгахъ значитъ ребенка п молодаго слуъу, а человпкъ 
совершеннаго уже и взрослаго челов'Ька: «Отъ Угровъ сребро и 
золото, изъ Руси б-Ьлки, медъ и челяды). Слово челядь и челяди- 
нецъ въ вышеупомянутомъ смысл'Ь употребляется и нын'& у по- 
ляковъ. Можно теперь думать, что у древнихъ славянъ и чело- 
в^къ вообш,е называется чело, т. е. лобъ; и они, можетъ быть, 
считали людей числомъ лбовъ, такъ какъ у иныхъ народовъ чи- 
сломъ головъ; а славяне, можетъ быть, говаривали сто челъ. На 
греческомъ язык^б челов-Ькъ называется анвропосъ, что значитъ 
вверхъ смотрящгй. Посему, можетъ быть, и у славянъ по верх- 
ней части головы назывался ц-блый челов'Ькъ». 

Шишковъ коротко и ясно выразилъ свой приговоръ надъ 
Филологическими измышлен1ями графа Хвостова; на рукописи, 
представленной графомъ Хвостовымъ, онънаписалъ: «пустое»^^^). 

Слова, за объяснен1емъ которыхъ обращались къ графу 
Хвостову, истолкованы въ академическомъ словар'Ь сл'Ьдуюш.имъ 
образомъ : 

— Паво.мка — ткань шелковая или бумажная : «и прхиде 
Олегъ къ Шеву, къ своему князю Игорю, несый злато и паво- 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 173 

локи, овощи и вина» (Ник. .Ит. ч. I, 31); — покрывало, пок- 
ровъ, пелена: «два налоя съ паволоками» (Древн. Вивл. Л'111, 

127)306)^ — 

Слова пронырство н'Ьтъ въ словаре, а есть друг1я слова 
того же корня: проныра^ проныривать^ пронырливость^ проныр- 
ливый^ пронырнуть, Щюнырствовать, пронь^пцикъ: 

— Пронырливать — употреблять хитрость искать чего, вы- 
в'Ьдывать что, выискивать; пронырнуть — показавшись, появив- 
шись, тотчасъ скрыться, неприметно уйти: «между людьми про- 
нырну лъ», и т. д. ^°'). 

— Свгьтоявленге — м^сто, св'Ьтомъ озаренное: «праведшиво 
свшпоявленшхъ, гр'Ьшн1и во мрац'Ь бурномъ» (Слово о исход'Ь 
души). — 

— Учреждать — установлять, распоряжать, дЬлать чему рас- 
положеше: ^^учредишь порядокъ»; — въ славянск., угош,ать:«иже 
пршмь насъ, три дни любезн-Ь учредю) (Д'Ьян. XXVIII, ч. 7). — 

— Челядь — дворовые слуги, домочадцы : «его же поставить 
господь надъ челядгю своею» (Лук. XII, 42) ^°^). 

При распред'Ьленхи академическихъ работъ, Д. И. Хвостовъ 
принялъ на себя составлеше пштики, или «правилъ россшскаго 
стихотворен1я» ^^^). 

Представляя въ академ1ю планъ или начерташе предприня- 
таго труда, Хвостовъ говорить: ^^^). 

«Россшская императорская академ1я удостоила меня препо- 
ручен1емъ сочинить правила росс1Йскаго стйхотворен1я, съ т-Ьмъ, 
чтобы я, не приступая еще къ Д'Ьлу, представилъ почтеннМшему 
оныя собран1ю краткое о предпринимаемомъ труд-Ь начертан1е, 
что я чрезъ С1е исполняю. 

Находятся на росс1Йскомъ язык-Ь два сего рода сочинен1я. 
Одно покойнаго г-на Тредьяковскаго, знаменитаго въ росс1йской 
учености обширнымъ просв'§щен1емъ и избыточными св1Ьд1Ьн1ями; 
другое росс1йской императорской академ1и члена, покойнаго Апол- 
лоса, епископа архангельскаго, изданное во время быт1я его въ 
св-Ьтскомъ состояши. Оба сш сочинешя, и преимущественно со- 



174 м. и. сухомлиновъ, 

чинен1е г-на Тредьяковскаго, будучи пространн-Ье, достаточны 
для показан1я разныхъ родовъ стопосложен1я и могутъ руковод- 
ствовать, что понын'Ь и д'Ьлали, начинающпхъ упражняться въ 
стихотворен1и, снабдить правилами о разныхъ родахъ стопосло- 
жен1я, и общими, хотя краткими, вообще о стихотворств']^ и раз- 
ныхъ его родахъ понят1яд1и. Ежели нужно росс1Йской император- 
ской академии имЬть только собственно правила для росс1Йскаго 
стопосложен1я, то все затруднен1е состоптъ въ томъ единст- 
венно, что вышесказанный книги дополнить некоторыми разсуж- 
ден1ями и прим'Ьчан1яыи, извлеченными пзъ росс1Йскаго стихо- 
творства, которое славится со временъ безсмертнаго Ломоно- 
сова, и украсить прим-Ьрами, взятыми изъ новыхъ росс1йскпхъ 
писателей. 

Россшская императорская академ1я съ недавняго времени 
рожден1я своего исполинскими шагами путь свой совершаетъ. 
Возникшая на св-йтъ благоволен1емъ Екатерины Великой, такъ 
сказать, при очахъ нашихъ, и нынЬ, чрезъ ревностное ходатай- 
ство председателя своего, щедротами Александра Перваго паки 
возрожденная, можетъ въ С1е короткое время похвалиться предъ 
прочими сотрудницами, разными въ Европ-Ь академ1ями, трудами 
своими. Она обширн'бйшаго въ св-Ьт-Ь государства языкъ соб- 
рала воедино, и издала словарь, который ежели по общей судьбе; 
челов-Ьческихъ д-Ьлъ не достигъ совершенства, но близъ онаго. 
Она сочинила грамматику, конечно, превосходную. Она готовится 
издать риторику. При сихъ знаменитыхъ почтенн-Ьйшаго на- 
шего С0СЛ0В1Я подвигахъ, я осм'Ьливаюся думать, что росс1йской 
академ1и предлежитъ совершен1е течен1я законодательства рос- 
сшской словесности и издан1е полной росс1йской п1итики, съ изо- 
бражен1емъ о древности стихотворства, о его превосходств-Ь, о 
его существ-Ь, заключающемся, какъ говоритъ Аристотель и но- 
в1^йш1е словоискусники, въ подражаши прекрасной природы: 

Природа въ красот'Ь своей 

Предъ нимъ (п1итомъ) упала на кол-Ьни, 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 175 

Рекла: се я! постигни тЬни, 
М царств1емъ моп.мъ влад'Ьй. 

Ода «П'Ьсноп'Ьвецъ», графа Хвостова. 

1. О источнике, откол-Ь почерпаются богатства изящнаго 
стихотворства; о дарован1яхъ, какими изобиловать должеаъ 
п1итъ. 

2. О способносш росс1йскаго языка предъ многими для со- 
чинен1Й стихотворныхъ, о разныхъ родахъ слова: высокомъ, сред- 
немъ и простомъ, пли общеупотребляемомъ. 

3. Подробное описате каждаго въ особенности рода стихот- 
ворства, съ правилами имъ свойствепны.ми, съ означен1емъ про- 
славившихся въ ономъ мужей разныхъ в-Ьковъ и земель, съ при- 
совокуплен1емъ приличныхъ каждому росс1йскихъ писателей и 
почероан1емъ примЬровъ изъ сихъ посл^Ьднихъ, а именно: 

Рода стихотворства суть: 

Притчи, вуколическ1Й или пастушеск1Й, какъ то: эклоги, 
идиллш и проч. 

Драматическш: оперы комическ1я, оперы больш1я, комед1я 
и трагед1я. 

Лйрическ1Й: оды духовныя, торжественныя, нравственный и 
анакреонтичестя. 

Дидактическ1й, о философскпхъ содержан1яхъ, какъ о чело- 
в'Ьк'й, как1я къ чему прилагаются, и Биргил1евы, о землед'Ьл1И, 
и эпистолы. 

Элег1яческш, гд^ существенно элег1и, и къ сему же роду 
принадлежатъ недавно происшедпп'я героиды. 

Наконецъ эпопеи, или эпическ1я поэмы, какъ-то: Илхада, Эне- 
ида и проч. 

Въ заключеши: надписи, рондо, сонетъ, диФирамбъ, анакро- 
стихъ, эпиграммы, мадригалы и проч1Я мелк1я стихотворен1я. 

4. Рода стопосложен1я, въ Росс1и употребляемые, суть: дак- 
тиль, анапестъ, хорей и ямбъ». 

Составлен1ё П1итпки оказалось гораздо трудн-Ье и стожн-Ье, 



176 м. 0. сухомливовъ, 

ч'Ьмъ предполагали; оно потребовало столько времени и предва- 
рительныхъ работъ, что Хвостовъ долженъ былъ, скр'Ьпя сердце, 
отказаться отъ непосильнаго предпр1ят1я. У-^зжая изъ Петер- 
бурга, онъ изв'Ьстилъ академ1ю, что, по случаю отъ'Ьзда п мно- 
гочисленныхъ занятш, онъ «не можетъ сочинить поэзш на росс]й- 
скомъ язык-Ь». ^"). 

Съ большими трудностями пришлось бороться Хвостову, по 
его собственнымъ словамъ, при выполнен]"и другой работы, пред- 
ложенной ему академтею, именно при перевод'Ь «Путешеств1я 
Анахарсиса». ГраФъ Хвостовъ принялъ на себя перевести на 
русск1Й языкъ третью часть этого сочинен1я. ^^^). 

Въ письм'Ь къ президенту россшской академ1и А. А. Нар- 
тову, участвовавшему въ переводе Путешеств1я Анахарсиса, 
граФЪ Хвостовъ говоритъ: ^^^). 

«Теперь обраш,аюся къ подвигу, для сердца моего т-Ьмъ лю- 
безнМшему, что онъ совершился подъ покровительствомъ и въ 
угодность вашу. Я говорю о перевод'Ь Анахарсиса, и долженъ 
признаться, что вы предложили трудъ, академш достойный. Со- 
чинен1е с1е современемъ помещено будетъ въ классическое, какъ 
по важности содержан1я, такъ и по красот-Ь слога; а трудъ 
вашего превосходительства и всей академ1и заслужитъ бла- 
годарность россшской словесности и внимаше престола. Я не 
говорю ничего о себ-й, ибо пр1емлю за величайшую честь дов'Ь- 
ренность вашего превосходительства и ц-Ьлой академ1и и то, что 
въ семъ знаменитомъ перевод1^ я былъ сотрудникомъ мужей до- 
стойныхъ и просв'Ьш.еныхъ. За долгъ почитаю ув-Ьдомить васъ, 
что переводъ третьей части Анахарсиса^ мн-Ь порученный, кон- 
ченъ; мною ньш'Ь снова прочитывается, и на б-Ьло отданъ пере- 
писывать. Начиная съ 26-й главы по 30-ю изволите получить 
не позже, какъ къ седьмому числу насту пающаго м'Ьсяца; осталь- 
ныя же главы ненрсм'Ьнно доставлены будутъ въ академ1ю точно 
въ ономъ же генвар-Ь м'Ьсяц'Ь, ибо я ихъ отсылкою медлю един- 
ственно для того, чтобы еще однажды успеть со вниман1емъ про- 
читать и сколько можно очистить; а притомъ думаю, что, когда 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 177 

академ!я будетъ прочитывать сперва приславныя главы, то вре- 
мени сего мн'Ь весьма достаточно будетъ на сообщен1е прочихъ; 
ибо, снова повторяю, что весь третш томъ переведенъ и непре- 
м-Ьино втечен1е генваря м-Ьсяца въ академ1ю, съ оригиналомъ 
вм^,ст^,, будетъ доставленъ. 

ГлавиМшее мое объяснен1е состоитъ въ томъ, что хотя во- 
обще все сочинен1е, яко заключающее въ себ-Ь удивительное глу- 
бокомысл1е, краткость, и точность чрезмерную въ слог^, требо- 
вало особливаго прилежан1я, вниман1я и искусства, но вторая 
глава третьяго тома, а вообще всей книги 27-я, о музык-Ь, меня 
совершенно обезоружила, и я торжественно долженъ академ1п 
признаться, что я ее перевести не въ состоян1и. Она разсуждаетъ 
о части, мн'Ь чуждой; наполнена выражен1ями, мн-Ь неизв']Ьстными, 
такъ что съ П0М0Щ1Ю словарей и особъ, въ музык'Ь искусныхъ, 
я тщетно три раза покушался положить оную на бумагу; однако, 
я^елая исполнить поручеше вашего превосходительства и академш 
въ полной м-Ь])-]^, я над'Ьюся и ее представить вм'Ьст'Ь съ другими 
въ генвар'Ь м-Ьсяц-Ь. Не хочу быть вороною, щеголяющею павли- 
ными перьями, и для того испов'Ьдую, что вышепомянутую главу 
н'Ькто пр1ятель мой, молодой челов-Ькъ, искусный въ музыке и 
росс1Йскомъ язык'Ь, граФъ Григор1й Серг1&евичъ Салтыковъ, 
об'Ьщалъ мн"! ее вскор'Ь перевести. Ежели паче чаян1я и онъ не 
преодол'Ьетъ сего труда, о чемъ я непрем'Ьнно въ половин1& 
генваря м'Ьсяца васъ ув-Ьдомлю, то уже тогда мн-Ь не останется 
ничего, кром'Ь того, чтобы просить ваше превосходительство о 
препорученш перевода единственно сей главы достойн-Ьйшему 
меня. 

Я старался всячески о исправности моего перевода, но удо- 
стов-Ьренъ, что совершенство ему придать только можетъ импе- 
раторская россшская академ1я, удостоя внимательнымъ воззр'Ь- 
н1емъ, и истребитъ недостатки онаго. Предавая трудъ мой на 
вниман1е почтеннМшаго сего сослов1я, донесу, что я употреб- 
лялъ посильныя мои познан1я на то, чтобы переводъ мой чита- 
телю показался сочинен1емъ, ппсаннымъ на росс1йскомъ язык^; 

Сборникъ II Отд. И. А. Н. 12 



178 м. и. сухомлиновъ, 

чтобы мысль сочинителя съ тою же силою и ясност1ю и т-Ьми-же 
или сходственаыми выражен1ями была преложена вь перевод'Ь, 
и наконецъ, чтобы красоты слога сочинителева, блистающ1я въ 
подлинник-Ь, безъ ослаблешя были представлены. Почитая яс- 
ность главнМшимъ достоинствомъ вообще всякой книги, я т^Ь 
обороты р'йчи, которые нашему языку несвойственны, перево- 
дилъ такимъ образомъ, чтобы они, не теряя достоинства своего, 
были ясны и вразумительны. Нигд-Ь иностранныхъ словъ не 
употреблялъ, кром-Ь самой необходимости, и то такихъ, кои при- 
надлежать особенно до наукъ и приняты съ греческаго во всЬ 
нын-Ь употребительные языки. 

Прошу ваше превосходительство и академ1ю великодушно 
простить недостатки моего перевода, но единственно обратить 
вниман1е на усерд1е и ревность мою въ семъ случае, 

Впрочемъ съ истиннымъ почген1емъ и преданност1ю честь 
им'Ью быть 

вашего превосходительства, 
милостиваго государя, 
покорн'Ьйш1й слуга 

граФъ Д. Хвостовъ. 

Въ другомъ письм-Ь къ Нартову граФЪ Хвостовъ объявляетъ 
себя врагомъ галлицизмовъ и требуетъ безпощаднаго изгнанхя 
ихъ изъ своего перевода: ^^*). 

Милостивый государь мой Андрей Андреевичъ! 

За долгъ и удовольств1е поставляю себ-Ь поздравить ваше 
превосходительство съ наступившимъ нраздникомъ и новымъ го- 
домъ, желая въ оный вамъ, яко любителю и ревнователю наукъ, 
всякаго блага и здоровья. У сего честь им-Ью приложить пе- 
реводъ съ третьяго тома Анахарсиса, главы 26, 28, 20, 30, 
31, 32 и 33, но не въ вид-Ь подарка на праздникъ, ибо и самъ 
чувствую недостатки моего перевода: радуюся токмо, что хотя 
посильнымъ трудомъ, но исполнилъ желан1е вашего превосходи- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 179 

тельства и всей акаделпи. Прошу вемпкодушно простить погр-Ьш- 
ностп, а ежели переводъ мой угоденъ вамъ будегъ, то почту 
с1е за счаст1е. 

Я пеняю самъ себ-!^ за то, что медлилъ приступать по с1е 
время къ переводу, потому что им'Ьлъ бы бол'Ье времени очи- 
стить оный. Вамъ известно, что Вожеласъ десять л'Ьтъ трудился 
надъ Квинтомъ-Курц!емъ. Я не для того с1е упоминаю, чтобы 
им'Ьть дерзость уподобиться сему знаменитому переводчику, но 
потому, что во всякомъ перевод'Ь могутъ случиться мелк1я неис- 
правности, кои столько же мудрено при одномъ, или двухъ, проч- 
тен1И самому приметить, сколько ихъ легко поправить. Я пред- 
варительно удостов'Ьренъ въ достоинстве Анахарсиса въ пере- 
воде, то -есть тогда, когда предастся тиснен1ю, ибо прежде того 
впечатл-Ьетъ ему совершенство мудрое и внимательное росс1й- 
ской академ1п суждение. Я съ своей стороны сожал-Ью токмо о 
томъ труде, который академ1я будетъ им^ть вадъ моил]ъ пере- 
водомъ по причине недостатковъ онаго, почему а прошу всепо- 
корнейше сделать мне милость и совершенное одолжен1е при- 
лежнымъ разсмотрен1емъ и исправлен^емъ третьяго тома Ана- 
харсиса. 

Я врагъ непримиримый галесизмовъ, коихъ знаю, что и ваше 
превосходительство не жалуете, равно какъ и исказителей языка. 
Я боюся того, что не приметгю ли иногда, а паче въ начале пе- 
ревода моего, что я держался, какъ младенецъ, за полу моего под- 
линника. Въ минуту перевода, когда мысли устремлены на пе- 
р1оды сочинителя и заняты пр1искан1емъ равносильныхъ словъ, 
С1е легко случиться можетъ и почти необходимо бываетъ, но при 
пздаван1И въ светъ перевода оное есть порокъ непроститель- 
ный. Ежели осталпся въ моемъ переводе таковые несвойст- 
венные отечественному языку обороты или излишне употреблен- 
ный местоимен1я, то, по причине скорости, съ которою я пере- 
водъ прочитывалъ, спеша оный доставить вамъ^ и прошу, какъ 
отецъ, всехъ сихъ пришлецовъ предать строжайшему суду и на- 
конецъ изгнан1ю. 

]2* 



180 м. и. сухомлиновъ, 

Простите непом'Ьрной длин'Ь письма моего. Оно свид'Ьтель- 
ствуетъ, сколько пр1ятно мн'Ь бесЬдовать съ вами. 

Остальныя главы въ перевод'Ь и подлинник'Ь отправлю чрезъ 
нед'Ьлю или полторы отъ сего времени, и тогда р'Ьшительно уве- 
домлю о 28-й глав-^. Хочется мн-Ь, чтобы она мною вамъ до- 
ставлена была. Прошу о полученш сего удостоить ув1Ьдомле- 
шемъ. 

Пр1емля за особливую честь волю академ1и о присылк'Ь моего 
портрета, изв-Ьщаю, что оный доставлю съ его высокопр. Сер- 
г-Ьемь Петр. Хитрово, который отправляется отсел'Ь седьмое 
января. 

Впрочемъ съ истиннымъ почтен1емъ есмь и буду 
вашего превосходительства, 

милостиваго госз'даря моего, 
покорнМшш слуга 

Г. Дмитр1й Хвостовъ. 

Вскор-Ь по вступленш на престолъ императора Александра!, 
Д. И. Хвостовъ, по предложешю президента академш, «принялъ 
на себя трудъ собирать высочайш1е указы и учрежден1я, како- 
вые уже изданы и впредь издаваемы будутъ, изъ коихъ сочинивъ 
исторш мудрыхъ и блаженство Росс1и устраиваюш,ихъ д-Ьяшй 
милосердаго государя Александра I, представить оную, по про- 
шествш года, въ академ1ю на разсмотр'Ьн1е)) ^'^). 

Въ видахъ обогащешя русской литературы ироизведен1емъ, 
которое признавалось въ тЬ времена классическимъ и должно было 
служить руководствомъ для писателей и критиковъ, граФЪ Хво- 
стовъ перевелъ стихами Ь'аг1 роёи^ие Езжало, и представилъ 
свой переводъ на разсмотр-Ьихе академ1и, заран-Ье об'Ьщая испра- 
вить его по сд^ланнымъ академ1ею замЬчашямъ ^^^). Академ1я 
зло подшутила надъ неисправимымъ метроманомъ: вм1^сто вся- 
кихъ зам'Ьчан1Й и сов'Ьтовъ, она указала на стихи, въ которыхъ 
осмеивается риомолюбге. Вотъ собственное свидетельство граФа 
Хвостова: «Я, переведя въ Москве Ь'аг! роё^дие ае ВоИеаи, 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1И. 181 

посылалъ его въ росс1йскую академ1ю на пересмотръ, коя, не 
уважа усерд1я моего къ словесности, оставляла безъ всякихъ за- 
м-Ьчанш; но наконецъ, но пр1'§зд'Ь моемъ въ с1ю столицу, сказала 
мн'§, что переводъ нехорошъ и притомъ въ образецъ дала стихи: 

Нел-Ьпы дерзкаго писателя мечты, 

Хотящаго достичь Парнаса высоты, 

Коль неба тайныхъ онъ не чувствуетъ вл1ян1й, 

Коль тьтъ поэта въ немъ природныхъ дарованш. 

Вы, кои страст1ю опасною томитесь. 

Ума высокаго во тщетный путь стремитесь. 

Не истощайте свой въ стихахъ безплодно жаръ, 

И риемолюбге не чтите вы за даръ. 

Не льститеся забавъ приманками пустыми, 

Сов-Ьтуйтесь съ умомъ и силами своими 

Критическ1е пр1емы графа Хвостова видны изъ отзыва его 
о р'Ьчи Богдановича, подъ заглав1емъ: О достоинства вообще 
словесности и о произведенги словъ россшскихъ. ГраФЪ Хвостовъ 
пишетъ А. А. Нартову: ^^^). 

Милостивый государь мой 

Андрей Андреевичъ! 

Я, прочитавъ р'Ьчь о достоинства вообще словесности и о 
произведенш словъ россшскихъ, долгомъ моимъ поставляю, воз- 
вращая оную, сообщить вашему превосходительству безъ всяка- 
го обиновен1я краткое замтчате мое, заключающееся въ томъ, 
что она писана неяснымъ и темнымъ слогомъ; не достигла до 
краткости и красоты славянскаго нар'Ьч1я, а притомъ совсЬмъ не 
им'Ьетъ плавности, чистоты и пр1ятности, который с1яютъ во 
многихъ росс1йскихъ писателяхъ. Она совсЬмъ неуподобительна 
не только словамъ г-на Ломоносова, но даже и другихъ искус- 

НЫХЪ ВИТ1Й. 

Что же касается до мыслей, то всЬ, въ оной р1&чи находя- 



182 м. и. сухомлиновъ, 

щ1яся, суть мысли об1ц1я,-вс1Ьмъ изв1Ьстныя, и почасту безъ вся- 
кой красоты и искусства предлагаемы. Не отрицая того, что по- 
нят1я вообш,е одни и что весьма трудно, чтобы не сказать, что 
невозможно, создать новыхъ понятш по прошеств1и толокихъ в-Ь- 
ковъ просв'§ш,ен1я ; но неоспоримо и то, что каждый риторъ и 
пЬсноп'Ьвецъ, обильными даровашями исполненный, им'Ьетъ ис- 
кусство давно изв'Ьстнымъ понят1ямъ придать свойство, силу 
и красоты приличныя, которыя до него присвоены имъ не бы- 
вали, и т-Ьмъ какъ будто усыновляя ихъ себ"!, представляетъ 
понят1я изв'Ьстныя новыми и ему только собственными. 

Впрочемъ съ истиннымъ почтен1емъ и преданност1ю честь 

им-Ью быть 

вашего превосходительства, 

милостиваго государя моего, 

покорн'Ьйш1Й слуга 

граФъ Дмитрш Хвостовъ. 

Краткое зам'Ьчаще. 

Даетъ сущность многихъ надеоюдъ радовашельному соверше- 
нгю. Зд'Ьсь нужно знать, что такое сущность? Ежели она есть 
то, ч'Ьмъ одна вещь отъ другой отличается, сл'Ьдуетъ, что зд'Ьсь 
одинъ только наборъ словъ, безъ всякой пристойности; а вм'Ьсто 
радовательному не худо сказать можно было радостному , или 
усп'Ьшному и благополучному. 

Не много доказательства, что напоминовенге истины не ску- 
чить потому только, что она есть непреложная истина. 

Еслибы языки 'рождались въ вгькахъ зрплаго человгьческаго по- 
знангя, любители словесности понтились бы слгьдовать въ томъ 
благоу стройному въ природгь вещей согласгю. Изъ чего заклю- 
чить можно, что любители словесности, по словамъ г-на сочини- 
теля, не сл'Ьдуютъ законамъ природы, и деспотическш инстинктъ 
безсловесныхъ нреимущественн'Ье. 

Подражательные гласы, также нужныя орудгя даны къ обра- 
зоватю словъ многоразличныхъ. На с1е нужно пояснен1е. 



ИСТОРШ РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 183 

Словесность получила верховную силу надъ воьми человпче- 
скими способностями. Изъ сего происходить то, что словесность 
превосходитъ чувствован1я и внутренн1я побужден1я, а мн'Ь ка- 
жется, суть оеыя причина. 

Словеснымъ даромъ мы безконечно угцедрены. Но выше сего 
сказано, что благодарность превосходитъ изречен1е. 

Усовершить ли наши даровангя и опредплить ихъ Ц1ьли? Еъ 
тому не инако достигает^ъ, какт, чрезъ слово ^ доставляющее намъ 
правыя о вегт^ъ понятгя и сихъ понятгй соображенгя. Зд'Ьсь 
душевныя способности должны уступить м'Ьсто свое и отдать 
преимущество своему произведен1ю. 

Союзит,ь, ртетъ. 

Не слову ли повинуются воинства'^ Словесность, услаждаю- 
щая горести въ жизни нашей и умягчающая дик1е нравы, при 
многихъ другихъ благод'§яе1яхъ, бол-Ье уже не получитъ похвалы 
оттого, что войско по взаимному услов1ю повинуется гласу на- 
чальника, а притомъ воинства по большей части повинуются ба- 
рабану. Спаситель говорить, и я напоминаю г-ну сочинителю: 
слово убиваетъ, а духъ животворить. 

Словомо небеса создашася и проч. Вь семь случае ни мало 
не разумеется то, чтобы м]ръ со.здать Богу требовалось слово. 

Кто бы могъ не чувствовать^ что мы словомъ познаемъ и 
себя, и насъ окружающее? Дик1е народы не лишены также сло- 
весности, но словесность пмь ни того, ни другаго не сообщаеть, 
и они сл'Ьдують тому, что льстить ихь чувствамъ. 

Словесность содчьлывается тькакою болпзнгю разума. Сло- 
во — оруд1е, а г-нъ сочинитель всегда его полагаетъ причиною. 

Н7ьмства человтческаго. Мн^ кажется, чище и прост'Ье: шь- 
моты человеческой. 

Доблесть вообще употребляется ньш'Ь вм'йсто добродетели 
всЬми знаменитыми писателями, такь что подь симь изречен1емь 
и не грамотеи разум-Ьють то, что называется ухгШз или уег1и. 

По мн^шю графа Хвостова, не ув-Ьнчались полнымъ усп'Ьхомъ 
усил1я русскихь переводчиковъ передать неподражаемый кра- 



184 м. и. сухомлиновъ, 

соты Генр1ады. Мн-Ьихе свое онъ излагает-ь, весьма кратко, въ 
письм-Ь къ А. А. Нартову : ^^^). 

Милостивый государь мой 

1 Андрей Андреевичъ! 

Препровождая при семь къ вашему превосходительству пе- 
реводъ первой пЬсни Генргади^ порученный мнЬ отъ император- 
ской россшской академш на разсмотр'§н1е, им-Ью честь сообщить, 
что я читалъ два перевода Генр1ады Вольтеровой; но безпри- 
страстно заключаю, что сей превосходить предъ обоими ясностш 
предложен1я мыслей и чистотою слова; почему над'Ьяться можно, 
что сей трудъ переводчика по времени, по большемъ упражненш 
въ стихотворств'Ь, достигнетъ совершенства. Нын-Ь же утверди- 
тельно заключить можно, что высокаго стпхотворческаго духа 
Вольтерова нереводчикъ, мало обращайся въ чтен1и и размыш- 
ленш о искусств! музъ, въ прочитанной мною н'Ьсн'Ь не показалъ; 
и хотя есть прекраснМш1е стихи, но, уподобительно подлиннику, 
изображаютъ одно только слабое подражанхе, и какъ бы влачатся 
слабою ногою за полетомъ орла, парящаго по воздуху. 

Впрочемъ переводъ первой пЬсни открываетъ даровашя пе- 
реводчика, об-Ьщающтя вънемъ не посредственааго стихотворца. 

Что жъ касается до особенныхъ мною въ семъ перевод']^ за- 
м']Ьчан1Й, то потому объ оныхъ зд-Ьсь ухмалчиваю, что они довольно 
маловажны и не потемняютъ славы трудившагося въ ономъ. 

Съ истиннымъ почтешемъ и преданност1ю честь им'§ю быть 
вашего превосходительства, 
милостиваго государя моего, 
покорн'Ьйшш слуга 

граФъ Дмитр1й Хвостовъ. 

Охотно принимая на себя роль литературнаго критика и счи- 
тая себя въ прав"! судить и рядить о художественныхъ достоин - 
ствахъ произведенш, т. е., собственно говоря, о красоте слога, 
граФЪ Хвостовъ р-Ьшительно уклонялся отъ обсужден1я чисто- 



I 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 185 

Филологическихъ вопросовъ. Возвращая безъ всякихъ замгьчангй 
опытный листокъ словопроизводнаго словаря, граФъ Хвостовъ 
говорить: ^<Я, можетъ быть, кузнецъ, который болЬе или мен'Ье 
мастеръ ковать изъ приготовленнаго матер1ала, но разсуждать 
объ ономъ и толковать учительски о моемъ ремесл'Ь я не въ со- 
стоян1и. Я люблю 11 стараюсь знать свой языкъ, но повторю, что 
я не филолого, и заключу, что словопроизводный словарь есть под- 
вигъ, достойный росс1йской академ1и. Я ув'Ьренъ, что онъ осно- 
ванъ будетъ на выводахъ и доказательствахъ ясныхъ, а не на- 
гадангяхш ^^^). Въ посл-йднихъ словахъ — весьма прозрачный на- 
мекъ на гадательное, если можно такъ выразиться, направле- 
н1е, господствовавшее тогда въ академической сравнительной 

ФИЛОЛОПИ. 

ГраФъ Хвостовъ весьма усердно предлагалъ свои вклады п 
для академическихъ изданхй, и для академической библ10теки. 

Онъ принесъ въ даръ академ1и девяшьсошъ экземпляровъ 
переведенной имъ трагед1и: Андромаха^ напечатанной при ака- 
дем1и наукъ^^'^). Вол^е цЬнный подарокъ заключался въ прислан- 
номъ въ росс1Йскую академ1ю журнал']^: «Другъ просв'Ьш;ен1я)), 
издателемъ котораго былъ граФъ Хвостовъ ^^^), и т. д. 

Повременный издашя, предприпимаемыя росс1Йскою акаде- 
лиею, граФъ Хвостовъ съ излишнею щедростью снабжалъ своими 
произведетями. Въ одипъ разъ онъ представилъ болЫ пятиде- 
сяти мелкихъ стихотворен1Й: надписей, эпитаФш, эпиграммъ и 
ор.; но «собран1е, по выслушанш сихъ стихотворенш, кром-Ь 
притчи : Два льва и оселъ, пом-Ьщать въ нерходическхя издан1я не 
разсудилоо т'бмъ бол-Ье, что значительн-бйшая часть ихъ напеча- 
тана уже въ другихъ журналахъ ^^^). 

Для академическихъ же изданш граФЪ Хвостовъ сообщилъ 
свои «возражен1я на Формы н'Ьмецкихъ трагедтй и сочинен1е 
Шиллера о страстномъ» — ПеЪег йаз раШе^хзсЬе. Посылая ихъ 
непрем-Ьнному секретарю россшской академ1и, граФъ Хвостовъ 
писалъ: ^^^). 



186 м. и. сухомлиновъ, 

Милостивый государь мой 

Петръ Ивановичъ, 

Соображаясь съ посл'Ьднимъ предложен1емъ г. президента 
росс1йской академ1и о доставлев1и къ вашему превосходительству 
сочинен1Й и перевод овъ гг. члевовъ академ1и, кои пожелаютъ пе- 
чатать ихъ въ повременномъ нашемъ изданш, я им-Ью честь пре- 
проводить къ вашему превосходительству сверхъ нЬкоторыхъ 
уже доставленныхъ,въстихахъи проз'Ь, прозаическое мое у сего 
сочинен1е къ г-ну Бриммеру, служащему оФицеромъ и учителемъ 
въ новомъ Павловскомъ кадетскомъ корпусЬ. С1е мое зам'Ьчан1е 
заключаетъ въ себ']Ь н'Ькоторыя возражен1я на Формы н'Ьмецкихъ 
трагед1Й, и сочннен1е о страстномъ г. Шиллера. Содержите сего 
отрывка, особливо въ нынгьшнее время, заслуживаете, какъ мть 
кажется, вниматя. Я васъ прошу, записавъ оное, по обычаю, 
въ журналъ, представить, когда заблагоразсудите, для прочтевхя 
Р0СС1ЙСК0Й академш, и если удостоено будетъ, на основан1и пред- 
ложен1я, одобрен1я гг. членовъ, то, въ истинное одолжеше мн'Ь, 
прошу покорно назначить оное къ нанечатан1ю, въ которой части 
или том-Ь угодно преднр1емлемаго академическаго издан1я. Я, съ 
своей стороны, дополнить им15ю, что С1е сочиненхе никогда нигд-Ь 
напечатано не было, и только по чтен1ю изв'Ьстно малому числу 
моихъ пр1ятелей, 

Впрочемъ съ истиннымъ почтен1емъ и совершенною предан- 
Н0СТ1Ю пребыть честь им'Ью 

вашего превосходительства, 
милостиваго государя моего, 
покорн']Ьйш1Й слуга 

граФъ Хвостовъ. 

Желая украсить залъ академпческихъ собран1Й портретами 
зам'Ьчательныхъ нашихъ писателей, граФЪ Хвостовъ принесъ въ 
даръ академш портреты: Ломоносова, князя Кантемира, А. В. 
ОлсуФьева; приел а лъ сто рублей для снят1я коп1й съ портретовъ: 
И. П. Елагина, Вас. Никит. Татиш,ева, митрополита Самуила, и 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 187 

еще сто рублей — для снят1я коп1Й съ портретовъ бывшихъ чле- 
новъ Р0СС1ЙСК0Й акадейии или другихъ лицъ, прославившихся въ 
русской литератур-Ь, и т. д. ^^*). 

Въ числ-Ь портретовъ, представленныхъ граФомъ Хвосто- 
вымъ въ академ1Ю, находился и его собственный портретъ, и 
представляя его, граФъ Хвостовъ читал ъ въ собран1и стихи свои 
къ живописцу, писавшему этотъ портретъ ^^^). 

ГраФъ Хвостовъ былъ большой любитель торжественныхъ 
собран1й и торжественныхъ р-Ьчей. Онъ предлагалъ, чтобы члены 
росс1йской академ1и, при вступлеши своемъ въ академ1ю, произ- 
носили р-Ьчи, несмотря на насмешки Вольтера надъ этимъ обы- 
чаемъ, укоренившимся во Французской академш ^^^). 

Но заботясь объ устройств-^ академическихъ празднествъ, 
граФъ Хвостовъ желаль придать имъ бол-Ье серьезное значен1е. 
Онъ доказывалъ, наприм'Ьръ, что надо праздновать пятидесяти- 
л'Ьтн1й юбилей росс1Йской академ1и, и существеннымъ услов1емъ 
считалъ приготовлен1е къ этому дню хотя бы краткаго извшсшгя 
о жизни и шрудахъ умершихъ членов?, россгйской академш ^^^). 

Св'Ьл,'Ьтя о первыхъ членахъ росс1йской академ1и собираемы 
были граФОМъ Хвостовымъ. Онъ сообщплъ въ академ1ю составлен- 
ное имъ краткое описан1е жизни и сочинен1й членовъ росс1йской 
академш: Иннокент1я, епископа воронежскаго; Самуила, митропо- 
лита к1евскаго; Гавр1ила, митрополита новгородскаго; Иннокент1я, 
арх1епископа псковскаго; Дамаскина, епископа нпжегородскаго; 
Аполлоса, епископа архангельскаго; Амврос1я, арх1епископа ека- 
теринославскаго, — и об-Ьщалъ доставить также св'§д'6н1я объ 
умершихъ св-Ьтскихъ членахъ росс!йской академ1и ^^^). 



А. С. ШИШКОВЪ. 

Сношен1я А. С. Шишкова съ россшскою академ1ею начались 
почти со времени ея учрежден1я. «Академ1я — пишетъ Шпш- 



188 м. и. сухомлиновъ, 

ковъ — еще во время предсЬдательства княгини Дашковой вы- 
просила у меня, отчасти переведенную съ н-Ьмецкаго языка, от- 
части сочиненную мною, въ двухъ томахъ, книгу подъ назвашемъ 
Дптской библготеки; напечатала ее, и посл1Ь многими издан1ями 
продолжала печатать, пользуясь моими трудами, безъ всякаго 
мн'Ь за нихъ воздаян1я» и т. д. ^^^). 

Въ члены россшской академ1и Шишковъ предложенъ былъ 
управляющимъ академ1ею Павломъ Петровичемъ Бакунинымъ. 
Въ собраши 16 декабря 1796 года, граФъ Д. И. Хвостовъ пред- 
ложилъ въ члены академш Юр1я Александровича Нелединскаго- 
Мелецкаго, а Бакунинъ — «полковника Александра Семеновича 
Шишкова: собран1е, пр1емля въ уваженхе похвальные опыты въ 
россшскомъ слов'Ь того и другаго, избрало ихъ своими сочле- 
нами по общему соглао'ю, безъ балотировашя». ^^°). 

Д-Ьятельное участ1е Шишкова въ трудахъ и предпр1ят1яхъ 
росс1йской академ1и начинается со времени ея возстановлен1я при 
император'Ь Александр'^ I. На первыхъ же порахъ своей д^&я- 
тельиости Шишковъ завоевалъ себ-Ь выдающееся положен1е и 
преобладающее вл1ян1е въ сред'Ь своихъ сочленовъ, особенно же 
т'Ьхъ изъ нихъ, которые всего усердн'Ье посЬщали академ1ю и не- 
уклонно участвовали въ ея работахъ. Вл1ян1е Шишкова сд'Ьлалось 
не только господствующимъ, но не р'Ьдко и подавляющимъ, съ 
т'1хъпоръ,какъонъназначенъ президентомъ росстйской академти. 
Онъ сталъ полновластнымъ распорядителемъ судебъ академ1И и 
могъ бы совершенно справедливо сказать: «росс1Йская академ1я, 
это — я». 

Втечете почти сорока л-Ьтъ, до самой смерти своей, Шиш- 
ковъ прпнималъ непосредственное и постоянное участ1е въ ака- 
демической жизни и д'Ьятельности. Въ собрашяхъ россшской 
академш читались его сочинен1я; трудами его наполнялись акаде- 
мпческ1я издан1я; въ его рукахъ находился и выборъ членовъ и 
выборъ предметовъ для разработки ихъ совокупными силами. 

По желан1ю Шишкова, разсужден1е его «о старомъ и ыо- 
вомъ слог-Ь росс1йскаго языка» читалось въ академическихъ за- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 189 

сЬданхяхъ, ц^лып рядъ которыхъ посвященъ былъ этому чте- 
н1ю ^^^). Сочлены Шишкова съ большимъ вниман1емъ и сочув- 
ств1емъ относились къ его труду. Желалъ бы я, — пишетъ Ру- 
мовскш — чтобы нын'Ьшн1е писатели удостоили с1е разсужден1е 
безпристрастнаго чтен1я. Но сколько писатели стараго в^ка, чи- 
тая, найдутъ въ немъ пр1ятнаго, столько новые — противнаго. 
Къ несчаст1ю языка нашего, зараза выдумывать и ковать новыя 
слова ньш'Ь такъ распространилась, что въ семъ единомъ мно- 
пе полагаютъ свое достоинство и красоту языка россшскаго, и 
стремлен1ю сему положить преграду толь трудно, какъ р-Ьк-Ь, 
изъ береговъ своихъ выступающей. Я думаю, что с1е своеволь- 
ство, которымъ новые писатели гордятся, со временемъ въ стыдъ 
имъ обратится, и есть причина в'Ьрить, что россшская академ1я 
будетъ первою виновницею сея перемены». ^^^). 

Шишковъ представилъ въ академхю своп рукописныя зам-й- 
чан1я и объяснен1я на Слово о полку Игорев-Ь, изданное въ Мо- 
скв'Ь въ 1800 году съ переводомъ; академ1я постановила читать 
трудъ Шишкова въ академическихъ зас'йдан1яхъ и пом'Ьстить 
его въ предпринятомъ россшскою академ1ею повременномъ из- 
дан1и. По прочтенш всЬхъ зам-Ьчанхй и объяснешй, представлен- 
ныхъ Шишковымъ, и отдавая должную справедливость ихъ ав- 
тору, труды котораго содМствуютъ исправлен1ю вкуса и слога 
молодыхъ писателей и открываютъ путь къ уразум^Ьн^ю богат- 
ства, красоты, силы и другихъ достоинствъ славянорусскаго 
языка, собран1е присудило Шишкову золотую медаль, назначае- 
мую въ награду писателямъ, приносящимъ пользу росс1йскому 
сюву. ^^^). 

Въ академическихъ собран1яхъ читаны были сочинен1я Шиш- 
кова: О звукоподражан1и; Опытъ славенскаго словаря, или объ- 
яснеше силы и знаменован1я коренныхъ и производныхъ словъ, 
но недовольному истолкован1ю оныхъ малоизв1&стныхъ и потому 
малоупотребительныхъ; Разговоръ между двумя пр1ятелями о 
переводе словъ съ одного языка на другой и т. д. ^"*;. 

Все это выслушивалось съ почтительнымъ вниман1емъ, и 



190 м. и. сухомлиновъ, 

только изредка Д'Ьлались небольш1я зам'Ьчан1я и возражен1я, да 
и т1Ь встречали сильный отпоръ. Вопреки принятому въ академ1ю 
обычаю, Шишковъ не подчинялся приговору своихъ судей, и са- 
мымъ упорнымъ образомъ отстаивалъ каждую написанную имъ 
строку, не допуская ни мал-Ьйшаго посягательства на свои автор- 
ск1я права. Любопытно въ этомъ отпошеши письмо Шишкова 
къ непрем'Ьнному секретарю росс1йской академ1и П. И. Соко- 
лову: ^■'^). 

Милостивый государь мой, Петръ Ивановичъ! 

Прежде сего, по поводу различныхъ присылаемыхъ ко мн'Ь 
ирим'Ьчан1Й, письмомъ моимъ просилъ я васъ, чтобъ въ издавае- 
момъ мною толкован1и на Слово о полку Игорев'Ь ничего безъ 
соглас1я моего не перем'Ьнять; но, не взирая на с1ю просьбу, къ 
крайнему удивлен1ю моему увид-Ьлъ я, что къ напечаташю отданъ 
не тотъ листокъ, который я подписалъ, но другой, мною не под- 
писанный, и въ н'Ькоторыхъ м'Ьстахъ, противъ в'Ьдома и воли мо- 
ей, переправленный, а именно: у меня (стран. 80) сказано было: 
((не взирая на то, что слогъ онаго уже во мпотхъ мпстахъ поч- 
ти непроницаемымъ покрытъ для насъ мракомъ, сгяетъ одна- 
кожъ великими красотлмип. Переправлено же: «не взирая на то, 
что слогъ онаго уже во многихъ м-Ьстахъ почти непроницаемымъ 
покрытъ для насъ мракомъ, однакооюъ сквозь оный сгяютъ вели- 
кгя красоты». Не м'Ьсто мн'Ь входить зд'Ьсь въ опровержен1е по- 
добныхъ поправокъ, а скажу только, что хот1^ть сочинителя, по- 
ставившаго при сочинеши имя свое, принудить, чтобъ онъ гово- 
рилъ не по собственнымъ своимъ, но по чужимъ понят1ямъ, есть 
д-Ьло и невозможное, и неслыханное. Я съ благодарност1ю пр1ем- 
лю д-Ёлаемын мн-Ь прим'Ьчантя, но прошу свободы пользоваться 
изъ оныхъ токмо т'Ьми, который мн'Ь покажутся справедливыми. 
Ибо неволя въ семъ случа'Ь не можетъ им15ть м-бста; и какъ я не 
оскорбляюсь т-Ьмъ, кто меня поправляетъ, такъ, над'Ьюсь, и мною 
не оскорбится тотъ, чьими поправлен1ями я не воспользуюсь. 
Ибо не токмо въ словесности, но даже и въ самой в-ЬрЬ повел15- 



ПСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 191 

вается уб'Ьждать, а не приневоливать. Впрочемъ, ежели кто за 
непринят1е сов-Ьтовъ его будетъ на меня с^Ьтовать, то можетъ, 
по напечатан1и толковантя моего, прислать ко мн'Ь свои на оное 
прим'бчашя, которыхъ я, съ приложен1емъ на каждое изъ нихъ 
моего мн'§н1я,тутъ же припечатать не отрекусь, съ т']Ьмъ только, 
чтобъ С1И прим'§чан1я не отъ ыеизв^стнаго лица присланы были. 
Различность мн'Ьн1Й всегда была полезна для словесности, потому 
что въ подобныхъ случаяхъ истина той или другой стороны луч- 
ше открывается и ясн'Ье видима бываетъ. Наконецъ я повторяю 
мою просьбу, чтобъ меня въ издаван1и моихъ сочйнен1Й не оста- 
навливать, и печатать ихъ такъ, какъ они отъ меня подписаны 
будутъ. Если же С1'я моя просьба не будетъ принята, то прошу 
меня о томъ ув'Ьдомить, дабы я могъ приступить къ напечаташю 
сочинен1й моихъ особо, не въ издап1яхъ академическихъ.. Ибо я 
радъ, готовъ, и крайне усердствую приносить академш посиль- 
ный мои услуги; но тамъ, гд'Ь имя мое поставлено, да позволено 
мн'Ь будетъ свой умъ им1Ьть, и самому за себя отвечать. 

Пребываю съ истиннымъ почитан1емъ вашъ, милостиваго го- 
сударя моего, 

покорный слуга 
Александръ Шишковъ. 

Р. 8. Прошу не замедлить отв-Ьтомъ, дабы я по оному могъ 
расположиться и принять свои м-бры. Академ1я можетъ и безъ 
меня выдавать свои сочинентя. — 

Епде во время предс-Ьдательства Нартова, Шишковъ избранъ 
былъ въ члены комитета для основатя и веден1я повременнаго 
издан1я россшской академхи. Написанное П1ишковымъ «преду- 
в'Ьдомлеше» читано было въ собран1и академ1и, одобрено имъ, и 
послужило программою для академическихъ изданш вообще. Въ 
этомъ заключается его главное значеше: 

«Изъ велйкаго множества прежде и нын-Ь издаваемыхъ у 
насъ сочинешй мало такихъ, который бы откровен1емъ свой- 
ственныхъ языку нашему красотъ приносили существенную ело- 



192 м. и. сухомлиновъ, 

весности пользу. Отъ недостатка оныхъ молодые люди, въ кото- 
рыхъ горитъ похвальная охота упражняться въ россшскомъ 
слов'Ь, не им'Ьютъ надежныхъ путеводителей, съ которыми бы 
они беседовать и природное дарован1е свое искуствомъ укр-Ьп- 
лять могли. Для отвращен1я, сколько возможно, сего толико важ- 
наго недостатка, россшская академ1я положила ежегодно, или 
какъ успевать будетъ, издавать такого рода сочинен1я, въ кото- 
рыхъ бы основательными толкован1ями и сужден1ями объ язык'Ь 
показываемы были коренныя силы его и красоты. Книга с1я не 
назначается быть устроеннымъ и въ порядокъ приведеннымъ 
ученхемъ, или полнымъ и непрерывнымъ прохожден1емъ россш- 
ской словесности, но токмо собрашемъ и хранилищемъ всего, 
что, хотя и особыми, или порознь сочиняющимися, но достойными 
сохранен1я статьями сказано о томъ будетъ. Посему всякъ, лю- 
бящш отечественный языкъ свой, можетъ присылать суладен1я 
свои объ ономъ, также п друг1я полезныя сочинеи1я, для пом'Ь- 
щен1я ихъ въ семъ изданш. Наипаче же академ1я желаетъ, чтобъ 
красоты славенскаго языка и знаменован1я мало или совсЬмъ не- 
употребительныхъ нын1Ь словъ и речен1Й въ подробности разсмат- 
риваемы были. С1е почитаетъ она нужнымъ, первое, потому, что 
сила и богатство россшскаго языка заимствуется отъ славен- 
скаго: чрезъ распространен1е познанш въ немъ прхобр-Ьтается 
искуство слова, изощряются способности писателя, даруется ему 
очищенная отъ чужеязыч1я важность р-йчи, и ложныя объ язык'Ь 
умствовашя и понят1я при блеск-Ь сего лучезарнаго св-Ьтильника 
мгновенно исчезаютъ. Второе, что съ истолкован1емъ мало из- 
в-Ьстныхъ словъ открывается ихъ знаменован1е, какъ въ настоя- 
щемъ, такъ и въ иносказательномъ смысл-Ь , откуда часто рол^- 
дается краткость, сила и красота выражешй. Наконецъ весьма 
не худо, если бъ и т-Ь самыя слова, который нын-Ь совсЬмъ уже 
намъ неизв'Ьстны, отыскиваемы и объясняез1ы были. Ибо хотя бъ 
оныя и не могли служить къ употреблен1ю въ нын'Ьшнемъ на- 
шемъ язык'Ь, но нужно знать ихъ для чтен1я старпнныхъ книгъ 
и рукописей. Часто одно такое слово, въ какомъ - нибудь древ- 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 193 

немъ .йтописц-Ь сказанное, откроетъ намъ ц^лую мысль, кото- 
рую бы мы, безъ знан1я сего слова, можетъ быть, совсЬмъ иначе 
поняли, и лонгнымъ толкованхбмъ своимъ затмили бы истину. 
Также за полезное признается разсматриван1е прежиихъ и вновь 
издающихся кеигъ, не всЬхъ, по которыя подадутъ поводъ къ 
какому-либо достойному сохранен1я объ нихъ толкованию или 
прпм'Ьчан1ю, и то съ таковымъ желан1емъ, чтобъ больше кра- 
соты, нежели погр-Ьшности оныхъ обнаруживаемы были. Ибо 
хотя для словесности какъ т5, такъ и другое полезно; однакожъ 
слабости и недостатки легче показать можно, нежели силу и бо- 
гатство языка. Англинскш стихотворецъ Впйеп весьма справед- 
ливо сказалъ: 

Еггогз, Ике 84га\У8, ироп 1:Ье вигГасе ^1о^V, 

Не луЬо ^УоиШ зеагсЬ ]Рог реаг18, тиз! (11уе Ъе1о\\'. 

То есть: погр1ьшности подобны соломт, поверхъ воды пла- 
вающей', но кто хочетъ доставать жемчугъ, тому должно ны- 
рять на дно. Впрочемъ, дабы книга с1я не одними объ язык']^ 
сужден1ями наполнена была, то полагается въ начал-Ь оной при 
каждой части помещать изв'§ст1я о учрежденш и упражнешяхъ 
императорской россшской академ1и. Потомъ пом-Ьпдаемы будутъ 
и друг1я, приличный таковому издан1ю, сочинен1я и переводы» ^^^). 

Положивъ основан1е повременной академической литературе, 
Шишковъ вносилъ въ нее обильные, неисчерпаемые вклады; по- 
временныя изданхя академ1и переполнены статьями Шишкова, п 
ими только и поддеряшвалось самое существованхе этихъ пзданш. 

Первая часть перваго по времени академическаго изданхя, 
выходившаго подъ назван1емъ «Сочипенш и переводовъ росс1Й- 
ской академ1п», состоитъ почти вся изъ трудовъ Шишкова. За 
исключетемъ пзв'Ьстхя о торжеств-! открыт1я академ1и, заим- 
ствованнаго изъ записокъ засЬданш россшской академ1И, и сти- 
хотворешя Карабанова, все остальное принадлежитъ Шишкову, 
а именно: 

Преду в-Ьдомленхе. 

Сборнпкъ II Отд. Н. А. Н. 13 



194 м. и. сухомлиновъ, 

Прим'Ьчаехе на древнее сочинен1е, называемое «Ироическая 
п-Ьснь о поход'Ь на половцевъ или Слово о полку Игоревомъ». 

О звукоподражанш. 

Разсмотр'Ьн1е р'Ьчи арх1епискона Георг1я (Конисскаго): «Ос- 
тавимъ астрономамъ доказывать.» и пр. 

Въ сл-ЬдующЕхъ частяхъ Сочиненш и переводовъ пом-Ьщены 
статы! Шишкова: 

Разсужден1е о краснор'Ьч1и св. писан1я. 

Разговоръ менсду двумя пр1ятелями о перевод'Ь словъ съ од- 
ного языка на другой, и т. д. 

За «Сочпнеи1ями и переводами издаваемыми, россшскою ака- 
дем1ею» (1805— г 1813) посл'Ьдовали , во время президенства 
Шишкова: Изв'Ьст1я россшской академ1и (1815 — 1828); Пов- 
резюнное издаше россшской академ1'и (1829 — 1832); Кратшя 
записки россшской академш (1834 — 1835). 

Въ Изв^Ьст1яхъ Р0СС1ЙСК0Й академ1и появились сл'Ьдующ1е 
труды Шишкова: 

Опытъ славенскаго словаря. 

Изсл'Ьдоваше корней, съ объяснен1ями деревьевъ словъ. 

О словопроизводств'Ь. 

Рукопись кралодворская, собран1е лирико-эпическихъ народ- 
ныхъ п'Ьсноп'йнШ — подлинникъ, переводъ и прим-Ьчаихл. 

О н']Ькоторой древней рукописи, т. е. о Суд'Ь Любуши, и т. д. 

Главную ц'Ьль издан1я «ИзвЬстхй» самъ Шишковъ объяс- 
няетъ сл']Ьдующимъ образомъ. «Росс1йская академхя — говоритъ 
онъ — издаван1емъ въ св^тъ Академическихъ Изв'Ьстхй, кажется, 
исполняетъ псфвМшую и прямую должность свою, ибо въ нихъ 
разсуждается о томъ, что ведетъ къ познан1ю ума челов-Ьческаго, 
родившаго языкъ и распространившагося отъ языка. Разсмот- 
р-Ьихе корней словъ есть единственный къ сему ключъ, отпираю- 
щ1й двери ко вс'Ьмъ справедливымъ умствован1'ямъ о правилахъ 
языка и краснор'Ьч1я, который безъ того всегда покрыты тем- 
нотою и подвержены ошибкамъ и пустымъ прен1ямъ. . . Я ув'Ь- 
ренъ, что, при мал-Ьйшемъ на то обрапденш ума и трудолюб1я, 



ПСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 195 

языкъ нашъ, древн1Й, богатый, великое число нар'Ьч1й породив- 
Ш1Й, озаритъ насъ толь великий1ъ св'Ьтомъ, что мы въ семъ, для 
другЕхъ мрачномъ, лабиривт'Ь, будемъ ходить какъ бы при сол- 
нечномъ с1янш. Съ симъ-то нам'Ьрен1емъ росс1йская академхя на- 
чала издавать свои Извистгя. Да пайдутъ они читателей и по- 
с'Ьютъ въ юные умы сЬмена будущаго сей общеполезной науки 
прозябен1я» ^^') ! 

Въ Повременномъ издан1и росс1йской академ1и Шишковъ по- 
м'Ьстплъ, съ объяснительными прим'Ьчан1ями: 

Собран1я языковъ и нар^Ьч1й (на основан1и сравнительпаго 
словаря Екатерины II). 

Краткое начертан1е о письменахъ славянскихъ, Соларича — 
переводъ съ итальянскаго. 

О сходств'Ь языка древнихъ народовъ Малой Аз1и съ язы- 
комъ древнихъ и новыхъ народовъ 0рак1йскихъ и иллир1Йскихъ, 
соч. Аппендини — также переводъ съ итальянскаго. 

Переводъ Моравской п-Ьсни. 

Асанова супруга — -пЬсня, переведенная съ морлахскаго язы- 
ка на Французск1Й5 а съ Французскаго на русск1Й прозою, и т. д. 

Въ Краткихъ запискахъ, издаваемыхъ россшскою академ1ею, 
статьи Шишкова: 

Разговоры между старикомъ и юношею о русскомъ язык'Ь, 
краснор'Ьч!!!, стихотворстве и вообш,е о словесности. 

О различш между академикомъ п писателемъ. 

Шчто о пересуд'Ь или разборЬ сочинен1й называемомъ кри- 
тикою. 

Н'Ьчто о правописан1И, и два письма о романтической слове- 
сностп — переводъ съ Французскаго. 

Противоположность романтизму — переводъ изъ В^Ы^о1^11ё^ие 
1ш1уег8е11е с1е8 8С1епсе8, ЪеИез-кИгез е1 аг1з, и др. 

Россшская академ1я неоднократно и различнымъ образомъ 
выражала Шишкову свою признательность за его прим-брное 
сотрудничество въ академическихъ пздан1яхъ. За постоянное и 
особенное участ1е Шишкова въ Сочгшенгяхъ и переводах^ акаде- 

13* 



196 м. и. сухомлпновъ, 

м1я положила выдавать ему, по м-Ьр-Ь выхода, по восемнадцати 
экземпляровъ каждой книжки этого издашя^^^). За труды Шиш- 
кова по часто «росс1Йскаго слова», и въ томъ числ'Ь за посл'Ьднш 
трудо его — Извгьстгя россшской академт, присуждена ему по- 
четнейшая изъ наградъ — золотая медаль ^^^). Шишковъ не счи- 
талъ себя въ прав']^ отказаться отъ этой награды, такъ какъ 
она присуждена за пзсл'Ьдованхе свойствъ нашего отечественнаго 
языка — самаго обширнаго изъ всЬхъ, которыми когда-либо го- 
ворили народы. Принимая ее, какъ драгоц'йнный даръ, Шишковъ 
выражаетъ желаше, чтобы академхя д'Ьйствовала единодушно и 
чтобы въ н-бдра ея не проникли ереси и расколы, изъ которыхъ 
всего опасн^Ье: самолюб1е, нев-Ьжество и пристрастхе къ чуже- 
языч1ю подъ видомъ любви къ родному языку ^^°). 

И въ зваши члена, и въ званш президента, Шишковъ съ осо- 
беннымъ усерд1емъ трудился на пользу академ1и, будучи вполн-Ь 
ув-Ьренъ, что руководимая имъ академхя сослужптъ добрую служ- 
бу отечественному языку и словесности. Укоры, падавш1е на 
академ1ю за ея бездМствхе, никакпмъ образомъ не могли отно- 
ситься къ Шишкову, который, по отзыву современниковъ, рабо- 
тал ъ одинъ за всЬхъ. Принимая деятельное участхе въ академи- 
ческихъ совещашяхъ и прен1яхъ, онъ говорилъ тономъ р^ши- 
тельнымъ, недопускаюш,имъ возраженш. На всяк1й вопросъ, воз- 
буждаемый въ академ1п, у Шишкова готовъ былъ точный, под- 
крепленный доказательствами, по егомнен1ю убедительными, от- 
ветъ въ роде следующаго : ^*^). 

Въ росс1йскую академхю 
Отъ члена оной вице-адмирала Шишкова. 

Россшская академ1я благоволила прислать ко мне вопросъ: 
удерживать ли въ словахъ, составленныхъ изъ предлоговъ воз, 
раз, из, для сохранен1я словопроизводства, букву з, или предъ 
некоторыми известными буквами, согласуясь съ произношен1емъ, 
изменять оную на букву с? 



ИСТОПЯ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 197 

На сей вопросъ мн'Ьн1е мое почтенн-Ьйше представляю: 
Изв-Ьстно, чго отъ самаго начала словесности нашей по С1е 
время, чрезъ н-Ьсколько в-Ьковь, древними и новыми писателями 
нашими, какъ-то: Ломоносовымъ и прочими, всегда въ правопи- 
сан1и наблюдалось посл'Ьднее правило, то-есть, что з предъ неко- 
торыми изв-бстными буквами изм&нялась въ с, ибо того тре- 
бу етъ удобность пропзношен1я и чистота выговора. Теперь, да 
позволено мн'6 будетъ спросить: для чего бы освященное толь 
долговременнымъ употреблентемъ правило перем-Ьнить надлежало? 
Буде для того единственно, какъ сказано въ присланныхъ ко мн'Ь 
прим'Ьчан1яхъ, чтобъ везд^ь и со всею точносшгю держаться про- 
изводства словъ, то надлежптъ разсмотр'Ьть, стоитъ ли причина 
С1Я должнаго уважения, и носл-бдуетъ ли изъ того какая польза. 
Вникая въ с1е, нахожу я: 

1. Что причина С1я сама по себ-Ь есть самая малая и безпо- 
лезная, ибо кто, про мал'Ьйшемъ знаши языка своего, въ словахъ 
напрпм'Ьръ: востокъ, 2^(^^сходъ, гссповпданге, не почувствуетъ, что 
оныя суть сложный и состоять изъ предлоговъ воз, раз, из и су- 
ществительныхъ токъ, хода, повпдате? Сверхъ сего з изм'Ь- 
няется въ с предъ изв-Ьстнымп токмо буквами. И такъ, можетъ 
ли при таковой ясности сокрываться словопроизводство, и нужно 
ли для толь слабой причины перем-Ьнять издревле употребитель- 
ное правописаше? 

2. Не есть ли то преихмущество языка, когда буквы какъ 
написаны, такъ точно п произносятся? Но ежели мы станемъ пи- 
сать возтокъ, расходъ^ а произносить востокъ, расходъ (ибо пер- 
вое произношен1е трудно и языку нашему несвойственно), то не 
потеряетъ ли языкъ преимуш;ества своего , или, пр1учаясь отъ 
юныхъ л &тъ произносить какъ написано, не пспортимъ ли мы 
чрезъ то своего пропзношен1я? 

3. Сохранять всегда и везд'Ь производство словъ есть д-Ьло 
не только безнолезное, но даже и невоззюжное, ибо въ важномъ 
слог'Ь мы пишемъ воздыхаю^ восхожу^ а въ простомъ говоримъ 
и пишемъ вздыхаю, всхожу, вотъ уже предлогъ воз изменился. 



198 м. и. сухомлиновъ, 

Мы не можемъ обходиться ни безъ первыхъ изъ словъ сихъ, ни 
безъ посл'Ьднихъ. Сл-Ьдовательно, гоняться за сохранен1емъ П1)0- 
изводства словъ, которое состоитъ въ томъ, чтобъ не изменять 
буквъ, есть, какъ мы уже сказали, д-Ьло невозможное. 

4. Ежели мы утвердимся на правил'Ь сохранять словопроиз- 
водство и будемъ наблюдать оное строго, то происходящ1Я отъ 
того посл'Ьдств1я могутъ далеко отвести насъ отъ свойствъ языка 
и послужить оруд1ями къ порч'Ь онаго. Возьмемъ наприм'Ьръ н-Ь- 
сколько словъ, составленныхъ изъ предлоговъ воз, мы увидимъ, 
что одни и т^жъ самыя слова въ важномъ слог-Ь пишутся такимъ, 
а въ простомъ инымъ образомъ. Весьма хорошо сказать: Алек- 
сандръ возсталъ войною на Даргя. Зд'Ьсь вм'Ьсто возсталъ поста- 
вить всталь было бы очень худо. Напротивътого, еслибы кто въ 
Р'Ьчи: Иванъ проснулся, всталъ и пошелъ со двора, вм-Ьсто глагола 
всталъ поставилъ возсталъ, то бы онъ не ум']Ьлъ хорошенько раз- 
бирать прилич1я слоговъ. Свойство языка нашего таково, что 
всЬ высок1я и важныя слова удерживаютъ при себ'Ь предлоги 
безъ всякой перем'Ьны: возгараюсь, возлетаю, возбраняю; напро- 
тивътого, в сЬ простые слова требуютъ изм']Ьнешя оныхъ: <?с^г^;ь<г- 
нуло, вскочилъ, вскарабкался, а не возпрыгнулъ или взпрыгнуль, 
не возкочылъ или взкочилъ, не возкарабкался или взкарабкался. 
Можно бы показать и бол'Ье прим'Ьровъ, но довольно уже и сихъ, 
дабы прим'Ьтить, что такое правило ведетъ насъ ко многимъ не- 
сообразнымъ съ свойствами языка перем'Ьнамъ. 

5. Не только такого правила, которое отъ начала словесно- 
сти нашей существуетъ, которое основано на свойств-Ь языка и 
которое, не сокрывая нимало производства слова, согласуется съ 
произношеи1емъ онаго, — не только такого правила н']Ьтъ ни на- 
добсти, ни пользы перем-Ьнять; но и т'Ь слова, въ которыхъ слово- 
произведен1е д'Ьйствительно чрезъ перем'^^ну илп опущен1е какой- 
нибудь буквы не въ предлогЬ, а въ самомъ состав-Ь слова, вовся 
и неправильнымъ образомъ затмевается, — даже и т'Ь слова едва 
ли можно переправлять, когда уже долговременное употреблен1е 
утвердило ихъ въ сей неправильности. Напрпм1фъ слово прорубь, 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 199 

по худому произношен1ю , превратилось въ пролубь. Зв-Ьриная 
кожа, называемая въ старыхъ книгахъ скорою^ откуду слово 
скорнякъ^ сд']&лалась шкура. Изъ храницы, отъ гла^голдс хранить, 
вышла граньща. Изъ зр}ьницы, отъ глагола зртпь, произошла 
з)ънит. Можетъ быть, таковыхъ словъ н много найдется. Что 
д1§лать съ ними? Переправить ли ихъ, или такъ оставить? Даже 
и сей вопросъ подверженъ еще сомн'Ьн1ю; но какъ же поправлять 
предлоги, которыхъ изм'Ьнен1е, какъ выше объяснено, отнюдь не 
закрываетъ производства и отнюдь не есть погр'Ьшность, вкрав- 
шаяся отъ худаго произношен1я? 

Отсюду заключаю я, что должно держаться правила, какому 
всЬ предшественники наши держались, и которому разумъ дер- 
жаться нимало не воспрещаетъ, то-есть: предъ буквами к, п, т, 
X, ц, ч ставить с: воскитьлъ, апевозкиптло; распря, а керазпря; 
востокъ, а не возтокъ\ восхищенге,8,пе возхищенге; 2>С1Сцг1ганишь, 
а не разциганить; исчезъ, а не изчезъ. Я не могу въ скорости при- 
думать, но буде бы нашлось какое должное изъ сего правила ис- 
ключен1е, то можно оное присовокупить къ нему. 

Вразсужден1и же прем'Ьненхя буквы с на з въ сокращен1и 
предлоговъ, мн'Ь кажется, лучше удерживать первоначальную 
букву предлога, не изм'Ьняя оной, ибо словопроизводство зд'1Ьсь го- 
раздо бол^Ье закрывается, а притомъ и въ произношеши об'Ьихъ 
буквъ разность не такъ чувствительна. Сего ради соджмть, со- 
быться., соборъ л,олжпы удерживать тужъ букву: сдплать, сбыться, 
сборъ. Однакожъ надлежитъ оное опред'&лить съ точност1ю, дабы 
не довольно еще вникш1е въ языкъ свой не стали вм'бсто: зданге, 
здгьсь, вздорь, писать: сданге, сдгьсь, всдоръ. Равнымъ образомъ 
вм'Ьсто: францускш, нгьмецкгй, рускш нехорошо писать: фран- 
г^узскш, шътецскт, русскгй. Окончанге скгй не должно сохра- 
няться тамъ, гд'Ь прилежащая къ ней1у буква д-Ьлаетъ въ сопря- 
жен1и съ нимъ трудный или худой выговоръ. Желающему по- 
добные случаи привесть въ правила, должно помнить, что пра- 
вила устанавливаются по языку, а не языкъ по правиламъ. 

Александръ Шишковъ. 



200 м. и. сухомлиновъ, 

Работая самъ, Шишковъ призывалъ и сочленовъ свопхъ къ 
действительному участ1ю въ общемъ труд'Ь академш. Распред-Ь- 
ляя работы, онъ указывалъ и пр1емы и предлагалъ образцы сво- 
ихъ собственныхъ разысканш. Предпринимая издаше новагоака- 
демическаго словаря, Шишковъ поясняетъ, какимъ образомънадо 
пользоваться матер1алами, и приводить выписки изъ сочинен1я 
Орбини, переведеннаго на русск1й языкъ при Петр-Ь Великомъ, 
подъ заглавхемъ: «Книга исторюграФхя почат1я пмене, славы и 
расширешя народа славянскаго. . . Собрана изъ многихъ книгъ 
псторическихъ чрезъ господина Мавроурбина^ архимандрита ра- 
гужскаго. . . Переведена со птал1анскаго на росс1Йск1Й языкъ и 
напечатана повел'йнхемъ и во время счастливаго влад1Ьн1я Петра 
Великаго и проч., въ санктпетербургской типограФШ, 1722 году, 
августа въ 20 день». Подлиннпкъ изданъ въ 1601 году, подъ 
заглав1емъ: П ге§по с1е^И 81ау1 110§§1 согго(;отеп1:о с1еШ 8с1иа- 
УОШ Ыз^огха сИ с1оп Манго ОгЫпг Катвео аЪЪа1:е МеШепве, и 
т. Д.П 



Для записан1я въ академпческомъ денник-й, или журнал-^. 

Сего числа посл'6 н'йкоторыхъ предварительныхъ разсужде- 
нш предложено отъ президента академ1и бывшему собрашю го- 
сподъ членовъ сл'Ьдуюш.ее: 

] . Въ силу 1 0-й статьи зам'Ьчан1Й на предполагаемое вновь 
сочинен1е словаря, разобрать для чтен1я книги, кто какую поже- 
лаетъ, съ т-Ьмъ, чтобъ зам-Ьчать и вьшпсывать попадаюш;1ЯСя въ 
нихъ неизв'йстныя, необыкновенньш или малоупотребительный 
слова съ вьшискою текстовъ, наблюдая въ нихъ полноту смысла, 
и съ означенхемъ заглав1я и страницы той книги, откуду С1е слово 
и сш тексты взяты. Не худо прилагать притомъ и разсужден1я 
своп о корн-Ь и значенш слова. Для лучшаго же въ томъ порядка 
и успеха записать въ академ1и, какой членъ какую книгу читать 
взялся, и подаваемый отъ него вьшискп вносить съ именемъ его въ 
б-Ьлую, нарочно для сего приготовленную и переплетенную книгу. 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕЗПП. 201 

2. Какъ ВСЯК1Й предлогъ пмЬетъ н-Ькоторый общ1й смыслъ, 
особо ему свойственный, который сообщаетъ онъ т'Ьмъ словамъ, 
къ коимъ присоединяется, то весьма полезно въ каждомъ пред- 
лог-Ь сей общ1й смыслъ определить, и гд^ оный кажется быть 
скрывающимся пли отвлеченнымъ, тамъ его объяснить, и всЬ 
особлпвыя свойства каждаго предлога въ сочпнен1п онаго съ сло- 
вами изыскать и исчислить, какъ показаны тому образцы на 
предлоги: безъ, вы и изъ. Образцы с1о напечатать и раздать чле- 
намъ, дабы желающ1е упражняться въ томъ на такомъ основан1и 
ихъ разсматривали. Для лучшаго въ семъ д'Ьл'Ь усп-Ьха надле- 
житъ всЬ слова, сочпненныя съ т-Ьмъ предлогомъ, о которомъ 
разсуждать желаешь, выписать, и изъ оныхъ выводить смыслъ, 
силу и свойства его. 

А. Шишковъ. 

л. 

Прибавлеше къ предлогу вы. 

Прим-Ьчается, что предлогъ сей, въ соединенш онаго съ име- 
нами и глаголами, иногда, для благозвуч1я выговора, отнимаетъ 
у кореннаго слова первоначальную букву, а иногда прибавляетъ 
къ нему оную. Наприм-Ьръ, присоединяясь къ глаголу иду, п 
отъемля у него букву и, д-Ьлаетъ глаголъ выду (а не выйду)-, на- 
противъ того, присоединяясь къ глаголу гшаю (въ единократномъ 
емлю), и прибавляя къ нему букву н, д'Ьлаетъ глаголъ вынимаю 
(а не выимаю). 

N6. Тожъ д-Ьлается о съ другими предлогами: внимаю, вонми 
(а не воимаю, войми); отнимаю и отымаю или отышаю; снимаю 
(а не стмаю), занимаю {а. Еезаимаю)', разнимаю (а Ееразъимаю). 

Прим'Ьч. Если найдется, что подобный же въ составе языка 
дМствхя производятъ и вс^ или мног1е друг1е предлоги, то статья 
с1я должна отнесена быть къ общему свойству предлоговъ. 

Прибавлен1е къ предлогу изъ. 
Предлогъ сей съ немалою красотою зам'бняется иногда предло- 
гомъ отъ. 



202 м. и. сухомлиновъ, 

N6. Зд'Ьсь долншо, во-первыхъ, вывести близость значен1я 
сихъ двухъ предлоговъ. Изь показываетъ бол-Ье среднюю точку, 
а отъ поверхность т'бла: Изъ бочки льется вода; отъ бочки пойти 
прочь. Изь Москвы пртиело обозъ\ отъ Москвы до Петербурга 
728 верстъ. Во вторыхъ, привесть прим-йры, гд'Ь важности слога 
приличнее предлогъ отъ^ нежели изъ. 
Н'Ькто, говоря о ночи, сказалъ: 
Возс'Ьла съ тишиной на черный свой престолъ, 
И скипетръ отъ свинца простерла надъ вселенной. 
Зд'Ьсь скипетръ от,ъ свинца гораздо лучше, нежели изъ 
свитщ или свитфвый. 

Выписка изъ книги, печатанной въ 1722 году. 

«Книга початгя имене, славы и разширенгя народа славян- 
скаго». 

Зд'Ьсь должно зам-Ьтить имя початге^ и если въ другихъ кни- 
гахъ найдутся также прим'Ьры оному, то записать для внесен1я 
въ словарь. Равнымъ образомъ заметить и слово р)азширенге\ 
можно ли и нын-Ь вм'Ьсто распространеше говорить разширенге 
народовъ! 

«Шкакоже уд1в1тельно есть, что слава народа славянскаго 
ньш-Ь не такъ лена, какъ оной довлтло разславитися во вселен- 
нМ». 

Зам'Ьтить, что слово ясный употреблялось вм'Ьсто славныщ 
что довлгьло зх^съзЕа,ч1пъ надлежало, а въдрзтихъ м^^стахъ зна- 
чить довольно было. И наконецъ, молшо ли говорить разславштся 
вм'Ьсто прославиться'^ 

«Ежели бы сей пародъ такъ достаточенъ былъ людьми уче- 
ными, какъ былъ доволено военными, то бъ ни единъ другой па- 
родъ во вселенн-^й былъ въ прим'Ьръ имени славянскому». 

Моягно ли и пын'Ь слово доволет употреблять въ такомъ же 
смысл'Ь? Заметить, что частица ни употреблялась безъ отрица- 
тельной не: пи единъ былъ вм-Ьсто ни единъ не былъ. 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 203 

«А иные пишутъ, болштю трудился 40 дней и вид'Ьлъ ви- 
д'йн1е противноеж 

Зд^Ьсь трудылсн значить страдало. Хотя мы нын'Ь сказать 
сего не можемъ, однакожъ шрудъ и страдате, какъ прежде, такъ 
и нын15, пр1емлются за смежный понят1я, изъ которыхъ одно упот- 
ребляется вм'Ьсто другаго. Везд^ читаемъ шрудъ и болгьзнь (т. е. 
страдан1е и бол-Ьзнь). Также говоримъ: человижъ труденъ (т. е. 
очень боленъ, страдающъ); въ больниц'Ь шрудныхъ столько-то, и 
проч. — Прошивное вм-Ьсто непргятное. 

((Тошканская д-бла» (вмЬсто тосканскгя). -Замечать изм'§нен1я 
буквъ — ш въ с. 

«Беоцкое лтрило, которое все описуетъ въ книг'Ь, именуемой 
Паралели». 

Что такое лтрило? 

«Но и то наименован1е учинили болши по причин'Ь рашей^ чи- 
ненныхъ отъ славянскаго народа съ протчими народы, нежели 
выхваляли сей народъ какою свгыплосшгю? 

Зд'Ьсь заметить должно, что слово рать означало невидимому 
какъ войско, такъ и войну. Сей посл-Ьднтй смыслъ его т']Ьмъ нуж- 
н-Ье, что имя война неудобно къ употреблен1ю во множествен- 
номъ числ'6: войны, и особливо въ родительномъ падеже: войнъ; 
для того нужно зам'Ьнять оное словами браней, ратей. 

Слово св7ьтлостгю значитъ зд'Ьсь знамеиишосшгю, славою. 
Оно въ такомъ же смысл'Ь употреблялось, какъ выше зам-Ьчено 
было о слов-Ь ясна. 

«Сей народъ озлоблялъ оружгемъ своимъ мало не вс'Ь народы 
во вселенн'бй, разорилъ -Перейду, влад'Ьлъ Аз1ею, бился съ Егнп- 
шяны». 

Зд'Ьсь оз.мблялъ сословствуетъ съ глаголами: разоряло, ела- 
дтлг, бился, нападалъ, наносилъ з.го или вредъ, и проч. И такъ, 
озлоблять можно словами и д'Ьлами или оруж1емъ; но первое зна- 
чить будетъ: раждстгь въ комъ з.1обу, а второе: наносить кому 
либо зло. 

Нар'1ч1е мало употреблялось вм-Ьсто едва. 



204 м. и. сухомлиновъ, 

Падежъ съ Египтяны (вм'Ьсто съ Египтянами) хотя въ но- 
в'Ьйшемъ нар'§ч1и оставленъ, однако онъ въ высокихъ творен1яхъ 
для плавности слога иногда бываетъ нуженъ, и потому должно 
д'Ьлать на него прим-йчанхя. 

«Историки великопочшенные, великоученые. — Иногда, б1ючись 
въсраженш, великимъ смертопобитгемъ рпмляномъ отмщевалъ». 

Подобный сему сложный слова часто составляются произ- 
вольны.мъ образомъ, и потому часто бываютъ неудачны, или по- 
казываютъ въ себ'Ь излишнее напряжен1е выразить мысль; одна- 
кожъ надлежитъ зам-Ьчать оныя, дабы изъ многихъ собранныхъ 
прим'Ьровъ вид'Ьть, бываютъ ли так1е случаи, въ которыхъ они 
дМствительно составляютъ красоту и силу. 

«Наконецъ, покорпвъ подъ себя державство римское, завла- 
дело многгя ихъ провиицш». 

Державство вместо держава^ царство. — Завлад^Ьть многгя 
и многими. Зам-Ьчать обоюдность сихъ вопросовъ: что или чтмъ., 
во многихъ случаяхъ примечаемую, и потому безъ сомн'Ьн1я свой- 
ственную языку. 

«Аще бы кто хот-Ьлъ вышеозначенный д^бла потемнити или 
уничтожпти». 

31ы говоримъ нын'Ь помрачить, но почему же и не потем- 
нить^ когда потемнить и помрачить представляютъ точно оди- 
наков понят1е? «Нам-Ьренте мое не иное, какъ токмо изъяснить 
потемненное». 

я А ежели которой нибудь изъ странныхъ народовъ». Стр»ан- 
ныхо вм'^сто чужестранныхъ. — 

Существенною задачею россшской академш Шишковъ счи- 
талъ изсл'бдованхе свойствъ отечественнаго языка, или славяно- 
русское корнесловхе. Филолог1я, понимаемая своеобразно, была 
любпмымъ занят1емъ Шишкова, его непреодолимою страстью. 
Онъ обладалъ весьма значительнымъ по тому времени матер1аломъ 
для Филологическихъ работъ. Зная н-Ьсколько ипостранныхъ язы- 
ковъ, перечитавъ много старинныхъ русскихъ книгъ, будучи зна- 
комъ съ языкомъ народа и съ произведен1ями устной словесно- 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 205 

СТ0, Шишковъ пм'Ьлъ въсвоемъ распоряжеети такой запасъсв-Ь- 
д'Ьн1Й, которымъ могли похвалиться иемног1е изъ тогдашнихъ 
писателей. Но для того, чтобы съ пользою для д'Ьла употребить 
весь этотъ матер1алъ, необходимы были в-Ёрные научные пр1емы 
и стропи научный методъ, предохраняющШ отъ разнаго рода 
крайностей и увлеченш. А въ т']Ь времена, когда Шишковъ вы- 
ступилъ на Филологическое поприще, нельзя было и думать о по- 
добномъ метод'Ь и о всестороннемъ изсл'Ьдованхи предмета. Въ сра- 
внительной Филологш господствовали тогда начала, весьма нагля- 
дно выраженный въ книг'Ь Бросса о механическомъ состав'Ь язы- 
ковъ, пользовавшейся особеннымъ сочувств1емъ въ сред-Ь россш- 
ской академш. Слово есть выражете мысли, а потому въ каждомъ 
слов'Ь и его корн'Ь доискивались непрем']Ьнно опред1Ьленной какой- 
либо мысли и притомъ такой, которая бы удовлетворяла взгляду 
и личному вкусу современнаго Филолога, или дилетанта филологш. 
При этомъ совершенно забывалось о необходимости историче- 
скаго пзучен1я языка, о различ1и взглядовъ на предметы всл^Ьд- 
ств1е вл1ян1я времени, бытовыхъ особенностей, двпжен1я умст- 
венной жизни и т. п. Въ см'Ьлыхъ предположен1яхъ Шишкова и 
его иностранныхъ руководителей совершенно терялось то огром- 
ное разстоян1е, которое отд'Ьляетъ колыбель человечества отъ 
его теперешняго состоянхя; исчезали преграды, суш,ествующ1я 
меяду веками и народами, и все смешивалось въ одну пеструю 
трупу, разобраться въ которой можно было только при помощи 
самаго зат^йливаго остроум1я и нестесняемой нич'Ьмъ изобрета- 
тельности въ сблпжен1яхъ, догадкахъ и выводахъ. 

По мнен1ю Шишкова «истинное знаше языка, состоящее въ 
знанш силы и достоинства словъ, не по наслышке или навыку, 
но по х>азуму и разсудку познаваемыхъ и оценяемыхъ, почер- 
пается изъ разсмотрен1я корней. Языкъ тогда только устана- 
вливается и чистится, когда употреблен1е предводительствуется 
умомъ, когда тобртпаются слова, сами въ себш выражаемую ими 
мысль заключаюгцгя. Таковьш слова не могутъ быть подвержены 
переменамъ и всегда остаются непоколебимыми». 



206 м. и, сухомлиновъ, 

На этомъ основанш Шишковъ предлагаетъ зам'Ьнить сло- 
вомъ лтрословге вошедшее въ русскш языкъ иностранное слово 
геометргя, необдуманно составленное греказш, поленившимися 
поискать чего-нибудь бол-Ье подход ящаго. Геометргя значить 
землемщлв] но кчему же тутъ з^мля? В^дь геометр1я учитъ пз- 
м'Ьрять не только землю, но и луну, п солнце, и всЬ т'Ьла, по- 
верхности и черты. И какая безсмыслпца называть Ньютона и 
Эйлера великими геометрами, т. е. великими землемтрами, и т. п. 

Находя, что выражен1я: толожу землю въ пагубу; положу 
грады въ разорен1е» и т. п. превосходно передаютъ мысль, ды- 
шатъ гн^вомъ п власт1ю, Шишковъ считаетъ ихъ коренными 
русскими, и не хочетъ и слышать объ ихъ нностранномъ проис- 
хожден1И. На зам'Ьчаше, что это взято съ еврейскаго или грече- 
скаго языка, онъ отв-йчаетъ: «Я не знаю, точно ли такъ поеврей- 
ски; но гд-Ь разумъ и сила моею языка говорятъ мн-й, таз1ъ я не 
справляюсь, откуда почерпнуто такое-то или иное выражен1е: оно 
мое, какъ скоро на моемъ языюь хорошо» ^*^). 

Считая назван1я : славенскш, славенороссшскгн и россшскш 
языкъ тожественными, Шишковъ говоритъ: «Мы потому нашъ 
славенск1й языкъ почитаемъ праотцемъ вс^хъ прочихъ его нар'Ь- 
чш, что н-Ьтъ ни одного изъ сихъ посл'Ьднихъ, которое бы пм'бло 
славянск1я буквы: сл'Ёдовательно, ц-блость языка вообпде должен- 
ствовала бол'Ье сохраниться тамъ, гд'Ь употребляются собствен- 
ный свои, а не чуж1я письмена, всегда уклоняющ1я языкъ отъ 
корня своего» и т. д. ^**). 

Разыскан1я въ области филолог1и доставляли Шишкову вели- 
чайшее наслажден1е. Онъ свободно разгуливалъ въ созданномъ 
его воображен1емъ Филологическомъ л'Ьсу, извлекалъ изъ него и 
корни и деревья словъ, ломалъ и пересаживалъ ихъ по своему 
произволу, въ наивной ув-йренности, что трудъ его принесетъ 
обильные и въ высшей степени полезные плоды. До какой сте- 
пени удачны были Филологичесмя путешеств1я Шишкова и от- 
крыт1я, сд'Ьланныя имъ во время л-бсныхъ прогулокъ, можно су- 
дить по сл&дующимъ прпм'Ьрамъ: 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й ЛКАДЕМШ. 207 

— Гора. ЧеловЬкъ, наученный природою подъ звукомъ гр 
разз'м^ть всякш гласъ или шумъ, и оттолЬ самый сильн Ьйш1й изъ 
сихъ гаумовъ^ слышимый имъ всегда надъ главою своею, наз- 
вавъ громъ, сталъ дал'Ье соображать п разсуждать. Съ понят1емъ 
о громгь естественно соединялось понят1е о высопт^ поелику громь 
всегда вверху слышится. Отсюда, увидя н'Ьчто отличной высоты, 
онъ тотчасъ (не по стуку, но по высокости) спесъ с1ю веш,ь съ 
словомъ громъ., или горомъ, и назвалъ оную гора. С1е новое въ 
ум'Ь его понят1е о горт (родившееся отъ слова громъ) подало ему 
поводъ подобнымъ же образомъ, то-есть чрезъ сличен1е и упо- 
доблен1е вещей, производить отъ того же начала (корня) п дру- 
г1я колена и отъ кол'Ьнъ в-Ьтви, какъ то мы выше сего вид-Ьли 
п теперь изъ нижесл'Ьдующихъ объяснетй увидимъ. — 

— Гордость. Безъ всякаго сомн^н1я отъ уподоблен1я съ го- 
рою; потому что сословы гордости суть: спесъ^ напыгценге^ высо- 
ковыйность, высоколтрге; первое отъ сотьтц второе отъ пых- 
тшпь; трет1е отъ высоко носить гиею или голову; четвертое отъ 
превозноситься, ставить себп высокую лиьру. Изъ всЬхъ сихъ 
понят1й явствуетъ, что признакомъ гордости почитается, когда 
челов^Ькъ надувается, поднимаетъ голову вверхъ, и сл'Ьдственно 
какъ бы хочетъ стать нЬкою горою., выше вс1^хъ вознося- 
ш,еюся. — 

— Грубый (§тоЬ, н']Ьмец.). Есть также понятхе, почерпнутое 
отъ понят1я о юрт или горби, по тому соображен1ю, что всякая 
гладкость не д'Ьлаетъ такой непр1ятности осязан1ю, какую прпчп- 
няетъ негладкость, то-есть горами, горками, горбами, горбылями 
исполненное м'Ьсто, иначе гаароховашость, отъ слова шаръ, тожъ, 
какъ и юра или юрбъ, д'Ьлаюш.имъ (?) негладкость, неровность. 
Отъ чувственнаго осязан1я перешло с1е къ умственному понят1ю, 
и, сократись изъ горубость въ грубость, стало означать нев-Ьж- 
ливость, неучтивство, то-есть такую же во нравЬ черствость, ка- 
кую осязаемъ, водя рукою или ходя ногами по неровному, не- 
гладкому, шароховатому мЬсту. — 

— Гртхъ (гр']^шу, гр-Ьшишь) показываетъ также сл-Ьды про- 



208 м. и. сухомлиновъ, 

исхожден1я своего отъ гора. Мы уже видели, что подъ словомъ 
гортй часто разум'Ьемъ мы Бога и небеса (горн1Й царь, горн1я 
силы). Слово же гртхъ означаетъ именно вину предъ Творцомъ 
небесеымъ. О челов'йк'Ь говоримъ мы: я виноватъ предъ нимъ; 
но въ отношен1и къ Богу не употребляехмъ слова виноватъ, а го- 
воримъ: согрьитлъ предъ Богомъ. И такъ ясно, что грпхъ (в-Ь- 
роятно, сокращен1е изъ гдрпхъ)^ яко вина предъ гдртшъ влады- 
кою, долженствуетъ ароисхожден1е свое им'Ьть отъ сего жъ са- 
маго понят1я. Сверхъ того гртхъ, будучи виною предъ горнимъ, 
есть, для раскаивающагося въ немъ, купно и горе, и горькость, и 
грусть, и горесть. ВсЬ с1и понятая, изъ одного корня истекш1я, 
кажутся быть изображающимися въ слов-Ь грпхъ. — 

— Теряю. Кажется, глаголъсей тожъ отъ понятая о трети 
происходитъ. Человеческая мысль легко могла трете или те- 
ренге изм'Ьнить въ терянге, для означен1я чрезъ С1ю малую пере- 
мену следств1я того, что обыкновенно или часто отъ тренгя слу- 
чается, вероятно, примечан1е, что вещь, положенная въ суму, 
пли въ м^шокъ, или въ карманъ, по большей части не иначе, какъ 
чрезъ протертге онаго теряется, подало поводъ къ составлен1ю 
сего слова изъ того же корня. Ибо и другой отъ инаго корня 
однозначущ1Й съ нимъ глаголъ пропасть подобную же мысль въ 
себе являетъ. Быражен1я: вегц^ь потерялась и вещь пропала 
пр1емлются почти за одно и то-же. Но пропасть по составу сво- 
ему говоритъ: пасть сквозь что-нибудь (ибо предлогъ про во 
всякомъ случае показываетъ С1е значен1е, какъ-то: проникнуть^ 
ггронзишь, провалиться, пробыть, ггроскочить и проч.). Между 
темъ пасть сквозь что-нибудь не можетъ иначе, какъ надлежитъ, 
чтобъ с1е что-нибудь имело у себя скважину, а скважина есть 
не иное что, какъ проупертое место. И такъ, пасть сквозь (или 
пропасть) и протереться и потеряться суть толь смежный и 
удобосцепляемыя понятая, что глаголъ тереть, съ изменешемъ 
одной изъ гласныхъ буквъ, легко изъ означен1я действ1я могъ пе- 
рейти къ означен1ю следств1я онаго: терять. Сверхъ сего гла- 
голы: вытеръ, стеръ, означающте, что не стало более того, что 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 209 

прежде было, могли также способствовать къ переходу понят1я 
изъ тереть въ терять. — 

— Трудъ. (Трудиться, трудно и проч.). Слово С1е хотя им^етъ 
тотъ же самый звукъ, однако не такую близость значен1я съгла- 
голомъ тру (тереть), которая бы ясно и тотчасъ намъ представ- 
лялась. Для того распространимся н-Ьсколько въ нашемъ объяс- 
нен1и. Труда безъ сомн'§н1я есть распространенное значен1е гла- 
гола тру — имя, изъ него извлеченное; ^бо Д'§йств1е, изъявляемое 
симъ глаголомъ, не можетъ быть производимо безъ н-Ькоегоуси- 
л1я, труда. Глаголъ тру представляетъ намъ одно некоторое 
д'Ьйств1е, имъ опред'Ьляемое. Слово трудъ представляетъ вкуп-Ь 
мног1я подобныя д Ьйств1Я, разныя, отнюдь сомъ словомъ не опре- 
д-^ляемьт, но только вообще означаемыя; ибо челов^къ трудится, 
когда третъ; трудится, когда катитъ (наприм-Ьръ камень); тру- 
дится, когда копаетъ (напрпм'Ьръ землю), и такъ дал-Ье. Но во 
всЬхъ сихъ д'1йств1яхъ глаголъ оиру соучаствуетъ, поелику ни 
одно пзъ нихъ безъ н-Ькоего тренгя не совершается. Умъ, со- 
ставлявш1й языкъ, долженъ былъ приметить оное. Челов'Ькъ 
далъ различный назван1я симъ д'Ьйств1ямъ (тереть, катить, ко- 
пать и проч.); но поелику при каждомъ изъ нихъ совершается 
некоторое усил1е, напряжен1е мышцей, то, дабы дать всЬмъ симъ 
усил1ямъ одно общее имя, не могъ онъ взять произвольно какой- 
нибудь случайно пришедш1Й ему въ голову звукъ: таковое со- 
ставлен1е языка неудобно и несвойственно одаренному разсуж- 
денхемъ существу. И такъ онъ, размышляя о сихъ Д'§йств1яхъ и 
находя одно изъ нихъ (тереть) бол-Ье всЬхъ участвующимъ въ 
другпхъ. взялъ оное за корень и произвелъ изъ него потребное 
ему слово трудъ. При семъ надлежитъ еще приметить, что дМ- 
ств1е, означаемое словомъ трете, есть самое сильн'Ьйшее и ве- 
личайшее въприрод'Ь: оно сопряжено съдвижен1емъ всЬхът'Ьлъ, 
яко противоборствующая сему ихъ стремлен1ю сила, безпрестанно 
остановить оное трудящаяся. Сл;6довательно, никакое, отъ инаго 
корня произведенное, слово не удобно съ такимъ прилич1емъ и 
правдою выразить слово трудъ., какъ имя, взятое отъ глагола 

Сборникъ II Отд. И. А. Н. 14 



210 м. и. сухомлиновъ, 

тру. Въ славенскомъ язык-Ь С1е приличхе производства словъ, 
основанное на истинномъ познанш вещей и глубокомъ разсужде- 
ти, весьма часто прим'Ьчается. 

— Требую. Кол-Ьно С1е очевидно есть сл'Ьдств1е предыдущаго; 
ибо теребить значитъ тянуть, тащить, извлекать что-нибудь изъ 
чего-нибудь; но и ?;*'^9ебо^йШб значитъ то-же. Вся разность состоитъ 
въ томъ только, что одно д-Ьлается рукаапт, а другое словами. — 

— Простой. Слово просто значитъ прямо. Въ простор'Ьчхи 
вм-Ьсто: иди прямо говорятъ и понын-Ь: иди просто. Слово с1е про- 
исходитъ отъ глагола простираю. Выражен1е иди просто содер- 
житъ въ себ-Ь мысль: иди путемъ, передъ очами 1:ъолш^1 простер- 
тымо. Отсел']Ь в'Ьтви сего кол-Ьна (простой, просто, простота и 
проч.) уклоняются въ разные смыслы: 

1. Поелику просто значитъ прямо, то простота (или по 
иному окончан1ю простыня) значитъ прямизну; а какъ прямизна 
въ нравственномъ смысл-Ь прхемлется за то, что чуждо лукавства 
и хитрости, того ради вм'Ьсто: прямое сердце говорится простое 
серд1^,е или простосердечге, вм'Ьсто: прямая душа — простая душа 
или простодушге, и проч. 

2. Поелику лукавство, хитрость, пронырство суть свойства 
изощреннаго ума, и сколько порочны для употреблешя оныхъ 
противъ незлоб1я, невинности, столько же бываютъ иногда нужны 
въ общежитш для предохранен1я себя отъ поставляемыхъ намъ 
злыми людьми сЬтей, Отсел-Ь нравственная прямизна или про- 
стота разд'Ьляется, такъ сказать, на дв-Ь и бол'Ье в-Ьтви: про- 
стота сердца и души есть всегда доброд'Ьтель, но простота 
ума почитается недостаткомъ и даже порокомъ. Отсюда простой 
человпкъ, простой народа и проч., значитъ не ученый, не про- 
св-Ьщенный, не отличающ1йся своимъ знашемъ или сосгоян1емъ. 
Отсюда же простая вещь, простое дгъло, и проч., значитъ не- 
многосложное, не требующее великаго ума для разобрашя онаго. 
Пословица говоритъ: простота хуже воровства: зд'Ьсь про- 
стота значитъ уже совершенную глупость, безсмысл1е. 

3. Поелику слово простота происходитъ отъ глагола стру, 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 211 

простираю, по сей причин-Ь значитъ иногда то-же, что просторъ 
или пространство (съ присовокуплен1емъ къ сему последнему 
понят1я пичтмъ незанятое). Въ такомъ разум'Ь говорится : опро- 
стать горницу или что иное, и въ семъ случа'Ь глаголъ опро- 
стать становится смеженъ значенхемъ съд^лаголомъ освободить. 
-4. Отсели же простить (прощаю, прощен1е и проч.), про- 
исшедшее отъ следующей мысли: сод'Ьянная передъ к'Ьмъ-либо 
вина д-блается н'Ькоторою умственною связью между сими двумя 
челов-Ьками; ибо обиженный не престаетъ искать удовлетворешя, 
и сл'Ьдственно не отпускаетъ, держитъ какъ-бы на н'^коей ц-Ьпи 
или привязи того, к^мъ онъ обиженъ, С1я привязка пли при- 
д'Ьпка со стороны обиженнаго или оскорбленнаго д'Ьлаетъ ихъ 
какъ бы соединенными другъ съ другомъ, подобно двумъ вещамъ, 
одна къ другой прилежащимъ, такъ что между ими н'^тъ никакой 
пустоты, или простотой, или пространства', и такъ, освободить 
обид'бвшаго отъ сей связи, разрушить с1е съ нимъ соединен1е, 
опростать его, сд'Ьлать между имъ и собою прежнш просторъ, 
пространство, значотъ простить, прощаю^^'"). 

— С.гякать или сляцать (слякаю, слякаешь, или сляцаю, сля- 
цаешь, и проч.). Нагнуть, наклонить, сгорбить, скорчить: не 
даждь ему власти; с.чяцы выю ею въ юности, и сокруши ребра 
его, дондеже младъ есть. (Сирахъ 30, 12). См. лука. Слово сля- 
коть, в'Ьроятно^ отсюда же происходптъ; ибо означаетъ сырую 
или мокрую непогоду, въ которую всякъ кутается, корчится, сля- 
цается. Буквы к ж г^ также удобно одна другою сменяются: те- 
цыте или теките, бряцать или брякать, и проч. ^*^). — 

— Птикомъ (откуда непосредственный в^тви: п-Ьшъ, п-Ьшш, 
п-Ьшеходецъ, п'Ьшка, п-Ьхота и проч.). Слово с1е безъ сомн'Ьн1я 
происходптъ отъ глагола пихаю; ибо челов'Ькъ, когда не -Ьдетъ 
на кон'Ь, то совершаетъ д'Ьйствхе с1е посредствомъ пихангя себя 
ногами. Надлежало бы говорить пихшкомъ (т. е. помощхю пиха- 
шя); но трудное для выговора стечен1е согласныхъ буквъ хш 
понудило первую изъ нихъ выкинуть и произносить птикомъ, изъ 
чего сделалось потомъ тьшкомъ^^^). — 

14* 



212 м. и. сухомлиновъ, 

— Жру. Отъ слова горло произошло жерло, а отъ сего гла- 
голъ жрать. С1я очевидность не требуетъ еще дальн'Ьйшихъ до- 
казательствъ. И такъ, зам'Ьтимъ токмо въ произведенныхъ отъ 
жру непосредственно в-Ьтвяхъ, что одн'й изъ нихъ уклонились въ 
низкое, а друг1я въ высокое и свдщенное знаменован1е. Отъ жру 
(въ презрительномъ смысл'Ь глотаю, -Ьмъ много и съ жадност1ю) 
произошли в'Ьтви: обжираюсь, обжора, прожорливый и проч. 
Отъ того-же жру (въ смысле истребляю, сн']&даю посредствомъ 
огня; ибо говоримъ огонь пожираешь), произошли в'Ьтви: жертва 
(иначе всесожженхе), жертвенникъ, жрецъ, жертвоприношеше, 
и проч. Отсел-Ь первое жру въ неопредЬленномъ производитъ 
жрать, другое — жртть или жерть. — 

— Строггй. Д'Ьйств1е строгатя или стругашя производится 
разными образами. Иногда сглаживается поверхность какой-ни- 
будь плоской, иногда длиннокруглой вещи. Такъ наприм'Ьръ, вы- 
стругать доску стругомо значитъ сд'Ьлать поверхность ея глад- 
кою; но обстругать палку ножомъ часто значитъ сд'Ьлать конецъ 
ея тонкимъ, острымъ. Въ семъ разум-Ь обстрогать то-же зна- 
читъ, что завострить, или, говоря о жел'Ьзныхъ вещахъ, обто- 
чить. Такимъ образомъ отъ понят1я о строгант родились поня- 
т1я о строгости и осгнротп, который, яко смежный между со- 
бою, выражены и назван1ями, изъ одного и того же корня извле- 
ченными. Вникая въ в-ЬтБИ сего дерева, мы тотчасъ можемъ при- 
метить близость смысла между словами сгпрогостъ и острота. 
Возьмемъ, наприм'Ьръ, глаголъ сгтрегу или стрегу, не значитъ ли 
онъ строгое бд'Ьнхе? Не отъ него ли изъ осгперегаюсь, остере- 
жете, произведена в'Ьтвь осторожность'? Но что иное осторож- 
ность, какъ не острое, (то-есть не тупое, не вялое, не оплошное) 
смотр-Ьше, наблюден1е? Строгое не иное что, какъ осгпрое. От- 
сел-Ь Ломоносовъ не усумнился сказать о б^гущемъ по горамъ 
исполин'Ь : 

Ступаетъ по вершинамъ сгпрогимъ, 
Презр-Ьвъ глубоко дно долинъ, 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 213 

вместо по вершинахмъ острымъ. Отсел-Ь же въ вещахъ, на- 
званныхъ струго, острои, острога (см. С1И слова), главное 
прим'Ьчаемое въ нихъ свойство есть острота. И такъ, смеж- 
ность П0НЯТ1Й между словами строгость и острота въ состав-Ь 
языка очевидна, а потому и происхожден1е ихъ отъ одного и 
ТОГО же корня несомнительно ^^®). — 

Шишковъ нринималъ на себя и критическ1е разборы произ- 
веден1й современныхъ русскихъ писателей. Пальму первенства 
между ними онъ отдавалъ князю Серг'Ью Александровичу Ших- 
-матову. Желая придать новый блескъ академическимъ издашямъ, 
Шишковъ пом'Ьстилъ въ нихъ обширное, состоящее изъ пятиде- 
сяти девяти строФъ, стихотвореше князя Шихматова, подъ за- 
глав1емъ: Пгьснь Сотворившему вся. Въ этомъ произведенхи Шиш- 
ковъ находитъ и глубину мысли, и величхе образовъ, и необыкно- 
венную выразительность языка. Такъ же высоко ц'1нилъ нашъ 
критикъ и друг1я произведен1я разбираемаго автора, какъ на- 
прим'Ьръ: Ночь на гробахъ; лирическое стихотвореше: Петръ 
Беликт, и т. д. ^*^). 

По поводу строФы: 

Раздался вновь глаголъ всеспльньпт, 
И суш-Ь, спящей средь морей, 
Духъ жизни изл1явъ обильный, 
Велитъ чадотворить зв-Ьрей: 
И суша, всюду въ поднебесной, 
Возчувствовавъ, что Вышн1й щедръ, 
Играя зыблется отъ н-Ьдръ; 
Исполнясь силою чудесной 
Бездушна дышущихъ раждать, 
Износитъ ихъ несметны роды, 
Вдаетъ хранен1ю природы, 
О чадахъ веселится мать, — 

Шишковъ д'Ьлаетъ такое зам'Ьчан1е : «Поверхность земнаго 
шара большею част1ю покрыта водами, и потому выраженте 



214 м. и. сухомлиновъ, 

спящая весьма прилично суш'Ь, которая, окруженная ими, аки" 
кр-Ьпкими оградами, можетъ представляться намъ спящею, по- 
коющеюся посреди ихъ. Сочинитель рождеше рыбъ приписы- 
ваетъ морю, рождеше же зв'Ьрей — земл-Ь. Такимъ образомъ все 
въ природ"! одушевлено: океанп, кипягтй оюизтю^ порождаешь 
бездну животныхъ] суша, одаренная чудесною силою, чадотво- 
2штъ несмтпные роды звпрей. Какая величественная, богатая 
мысль»! 

Лев1аФанъ 

Пучину стонуш,у подъ нимъ, 
Спираетъ, гонитъ, предъ собою; 
Ругаясь съ нимъ ея борьбою 
Волнуетъ огаибомъ своимъ. . . 

Употреблен1е въ стихахъ слова: огиибъ, вм-Ьсто хвостъ, Шиш- 
ковъ находитъ т-Ьмъ ум'Ьстн'Ье, что оно жив-Ье сохраняетъ 
сл'Ьды своего происхожден1я, совершенно утраченные словомъ 
хвостъ: (Югиибъ — хвостъ, иначе опагиь, отъ глагола опахиваюсь, 
откуда и опахало, иначе в'Ьеръ: им'Ьяху ошибы, подобны скор- 
пшнымъ (Апокал. IX, 10). Слово ошибъ содержитъ въ себ-Ь по- 
нят1е о маханги въ обт стороны, чего слово хвостъ само собою 
не изъявляетъ, ибо въ имени ошибъ буква ш заступила для бла- 
гоглас1я м'Ьсто буквъ сг, такъ что по коренному составу своему 
оно есть осгибъ, т. е. вещь гибкая, около, или туда и сюда сгибаю- 
гцаяся, машущая». 

Шишковъ называетъ превосходными сл-Ьдующге три стиха: 

Чудесъ твоихъ устройство чудно! 
Ничто ни лишнее, ни скудно 
На высот'Ь и въ глубин^Ь. 

Увлекаясь поэз1ей князя Шихматова, критикъ нашъ видитъ 
въ повторен1и союза и «огонь желан1я» и не смущается даже за- 
м'Ьною славянскихъ словъ: паки и паки русскими: еще и еще, и 
притомъ въ такого рода стих'Ь: 



ИСТОМЯ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1И. 215 

Превзыдетъ Онъ еще, еще, 
Но ваша ревность не вотще. 

Къ числу поэтическихъ красотъ не заимствованныхъ, а при- 
надлежащихъ самому автору и называемыхъ высокими, Шиш- 
ковъ относитъ посл-Ьднхй стихъ строФы, гд'Ь изображается еди- 
ноборство Петра Великаго съ Карломъ XII: 

Мечи блеснувъ, взнеслись гор-Ь, 
Висятъ, висятъ надъ ихъ главами; 
Но Петръ искусствомъ предварилъ, 
Превысилъ силой неоскз^дной, 
Поставилъ край борьб'Ь всечудной, 
Ударилъ — и не повторилъ. 

Въ своихъ Филологическихъ разыскашяхъ Шишковъ 
ссылается на князя Шихматова, какъ на писателя, ум-Ьющаго 
съ большимъ искусствомъ пользоваться сокровищницею нашего 
древняго и стариннаго языка ^^°): 

— Чревоботьнге собственно значитъ чувствоваше въ чрев-Ь 
или живот-Ь; но когда говорится о беременной женщин']^, тогда 
чревоболтпь значитъ: быть чреватою, носить во чрев'Ь младенца. 
Соно здравый отъ чрева умгьренна: воста заутра и дугаа его съ 
нимъ ; трудъ бдгьнгя и холера и чревобол)ьнге съ мужемъ пенасыт- 
нымъ: 1а ре1пе йе уеШег, 1а соИдие^ еЬ 1е8 ^гапсЬёез ассош- 
ра^пеп! ГЬошше дш ез! 1п8а11аЫе, Фр. (Сир. гл. 31). — Еда ре- 
чешъ брете скуделънику. что ^пворишк? Еда ошвпщаетъ зданге 
создавшему его? Еда (рождающ1йся младенецъ) глаголетг отцу: 
что родиит (ди'еп^епйгев 1;и), гг матери: что чревоболиши (ди'еп- 
1Рап1;е8 1;и)? (Исахя гл. 45), то-есть: что рождаешь, или съ чув- 
ствомъ болп производишь на св'Ьтъ? Слово с1е прекрасно упот- 
реблено въ сл'Ьдующихъ стихахъ : 

Какъ Этна скрытно многи годы 

Пожарами чревоболн, 

Рождаетъ ужасъ всей природы 

Буграми изрыгаетъ пламень. . . . 



216 М. Б. СУХОМЛИНОВЪ, 

Палитъ далече вкругъ себя 

И злакъ, и л'йсъ, и прахъ, и камень. 

(Кн. Серг. Шихм.). 

Въ заключен1е своего такъ называемаго критическаго раз- 
бора Шишковъ говорить: «Мы немного на нашемъ язык-Ь им'Ьемъ 
стихотворенш, въ которыхъ бы вЬра и любомудрте съ такимъ 
усп'Ьхомъ пропов'Ьдовались. и едва ли на другихъ языкахъ по- 
кажемъ что-либо въ семъ род'Ь превосходн'Ьйшее. Слогъ его во- 
обще силенъ; изображен1я часто великол'Ьпны ; мысли большею 
част1ю высоки ; разсужден1я глубокомысленны ; языкъ ясенъ и 
чистъ. Мног1е прекрасн'Ьйшхе слова и обороты, краснор'Ьч1ю на- 
шему свойственные и неправедно забытые, воскресилъ онъ при- 
личнымъ въ стихахъ своихъ пом'йщен1емъ. Наконецъ, стихотво- 
рен1я его однимъ числомъ и величиною своею показываютъ уже 
долговременный и весьма немалый трудъ, между т-Ьмъ какъ важ- 
ность и достоинство содержан1я ихъ являютъ, что для произве- 
ден1я оныхъ надлежало заблаговременно умъ свой озарить нау- 
ками, и даръ слова утвердить многимъ чтен1емъ». На этомъ осно- 
вае1и Шишковъ предложилъ, а его сочлены безпрекословно со- 
гласились ув'Ьнчать князя Шихматова, за Шьснь Сотворившему 
вся и за прежн1е его труды, золотою медалью, предназначенною 
для ободрен1я талантовъ. Въ числ1Ь академиковъ были и так1е, 
которые считали произведен1я князя Шихматова украшен1емъ 
нашей повременной литературы, и называли Шишкова «предста- 
телемъ высокихъ дарованш князя Шихматова, одного изъ луч- 
шихъ нашихъ лириковъ посл'Ь Державина» ^^^). 



Шишковъ назначенъ президентомъ росс1Йской академ1и въ 
1813 году, во время пребыван1я своего заграницею. Главною 
задачею своего новаго зван1я онъ считалъ «быть полезнымъ пер- 
вМшему основашю наукъ и просв'Ьш,ен1ю — отечественному язы- 
ку». Немедленно по своемъ назначен1И онъ потребовалъ, чтобы 
его ув'Ьдомляли обо всемъ, что касается академш и что ему, какъ 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 217 

президенту, нужно знать ^^^). Возвратившись въ отечество, Шиш- 
ковъ встунилъ въакадем1ю, какъ въсвою старую семью, главою 
которой онъ былъ уже съ давняго времени, хотя честь эта офи- 
щально принадлежала другоз1у лицу. Взглядъ Шишкова на рос- 
С1Йскую академ1ю и на предстоящую ей деятельность изложенъ 
имъ въ доклад-Ь, представленномъ государю вм^стЬ съ проектомъ 
новаго академическаго устава ^^^): 

«Главная обязанность академ1и состоитъ въ попечен1и о язы- 
к-Ь. Она нриводитъ его въ правила, вникаетъ въ составъ его и 
свойства, раскрываетъ его богатство, показываетъ силу, крат- 
кость, высоту, ясность^ благородство, сладкозвуч1е; установляетъ, 
опред'Ьляетъ, разверзаетъ, распространяетъ его; очищаетъ отъ 
вводимыхъ въ него несвойственностей; хранитъ его чистоту, 
важность, глубокомысл1е, и сими средствами полагаетъ твердое 
основан1е словесности, наукамъ и просв'Ьш,ен1ю; ибо, безъ зна- 
Н1Я языка все зюлчитъ: самое острое понят1е, самый глубок1Й 
умъ, самое р'Ьдкое дарован1е не могутъ безъ него быть совер- 
шенны, не могутъ, какъ заключенный въ кор-Ь алмазъ, ни бли- 
стать, ни нравиться, ни наставлять, ни производить. 

«Поелику академ1я должна стараться о составленш правилъ, 
о показан1и свойствъ и о распространенти знан1Й языка, и какъ 
она основана съ гЬмъ, чтобъ быть охранительницею его отъ 
всЬхъ могущихъ повреждать и потрясать оный худыхъ навы- 
ковъ, несправедливыхъ толковъ и вводимыхъ въ него злоупот- 
реблешй; то разборъ книгъ, или критическ1я суждешя, до.1жен- 
ствуетъ она почитать одною изъ главн-Ьйшихъ своихъ обязанно- 
стей. С1я обязанность тЬмъ нужн-^е, что безъ нея не можетъ она 
усп'Ьвать въ своихъ нам^решяхъ, и т-Ьмъ важн-Ье, что вкрады- 
вающ1яся въ языкъ несвойственности и несогласныя съ здра- 
вымъ разсудкомъ слова и выражен1я, часто, отъ необращен1Я на 
нихъ внимашя, укореняются въ немъ и, при всей своей невразу- 
мительности, становятся употребительными. Но какъ неясность 
и нечистота языка, преклоняя его къ упадку, затмеваютъ ра- 
зумъ всЬхъ узаконен1Й и наукъ; то и они, вм-Ьст-Ь съ нимъ, те- 



218 м. и. сухомлиновъ, 

ряютъ опред']&лительность и точность свою. Для сего благоразум- 
ная критика должна бодрствовать, дабы не дозволить самолюб1Ю 
писателей, иногда остроумныхъ, но худо знающихъ свой языкъ, 
портить, колебать оный и вводить въ него несвойственные обо- 
роты и речен1я, чрезъ что д'Ьлается онъ невразумительнымъ и 
теряющимъ природную свою красоту, важность и достоинство. 
Польза языка и словесности, а съ ними купно просв'Ьщен1я и са- 
мой нравственности, требуютъ непременно сказаннаго надзора; 
ибо безъ нужныхъ наставленш, безъ должнаго обузданхя нев-Ь- 
жества, возрастающее юношество, заражаясь ложными поня- 
т1ями и увлекаясь худыми прим-Ьрами, неоснованными ни на ка- 
кихъ истинныхъ правилахъ и здравыхъ разсужден1яхъ, будетъ 
отъ— часу бол'Ье уклоняться, ко вреду себ-Ь и другимъ, отъ св'Ьта 
ума и правды. Такимъ образомъ, если академ1я есть стражъ 
языка (ибо что-жь она иное?); то и надлежитъ ей, со всевоз- 
можною къ общей польз-Ь ревностхю, вооружаться противъ всего 
несвойственнаго, чуждаго, невразумительнаго, темнаго, ненрав- 
ственнаго въ язык-Ь. Но с1е вооружен1е ея долженствуетъ быть 
основано на единой польз-Ь словесности, кроткое, правдивое, безъ 
лицепр1ят1я, безъ нападенш и потворства. 

«ВсЬ произведен1я въ изящныхъ наукахъ можно разделить 
на два рода: одни относятся вообще къ словесности, друпя осо- 
бенно къ языку. Оба сш рода весьма между собою различны, а 
потому требуютъ и различнаго въ поощрен1яхъ и наградахъ урав- 
нен1я. Упражняющееся въ словесности вообще прпвлекаютъ къ 
себ-Ь бол'Ье читателей, скор'Ье вознаграждаются славою и удоб- 
н'Ье собираютъ плоды съ трудовъ своихъ. Но академику (разу- 
м-Ья подъ симъ названхемъ вникающаго въ языкъ свой и любо- 
мудрствующаго о немъ писателя) предлежитъ несравненно боль- 
шей трудъ, прямо академическ1й, необходимо нужный для процв-Ь- 
тан1я наукъ и словесности, и, при всемъ томъ, не приносящей 
трудящемуся ни той славы, ни т^хъ выгодъ, какими пользуются 
сочинители, умомъ, вымыслами, разсказами и новостями своими 
увеселяющее читателей. Большая часть посл'Ьднихъ сочиненёй, по 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 219 

принесен1и временнаго и краткаго удовольств1я, исчезаетъ, не 
оставляя по себ-Ь никакой пользы. Напротивъ того, основатель- 
ное и глубокомысленное изсл-Ьдованхе въ язык-Ь, или въ иныхъ 
нужныхъ для просв'§щен1я знашяхъ, остается долговременно, пи- 
таетъ умъ и служить всегдашнимъ наставлен1емъ. Посему та- 
ковые труды должны обращать на себя особенное вниман1е и 
старан1о, дабы поощрен1ями и наградами возрождать ихъ и под- 
держивать». 

Т'Ь же самыя мысли и съ тою же настойчивостью Шиш- 
ковъ высказывалъ и впосл'Ьдств1и, какъ только р-Ьчь заходила 
объ академ1и и объ ея значеши и призванш. То, что говорилось 
Шишковымъ по этому поводу, служитъ лучшимъ объяснен1емъ 
того положен1я, въ которое поставлена была академ1я въ отно- 
шенш къ современной ей литературе и къ образованнМшей ча- 
сти тогдашняго общества. 

Отражая нападки на академ1ю, Шишковъ утверждалъ, что 
будущность ея — въ рукахъ ея членовъ. «Академ1я — говорить 
онъ — ничего не творитъ; она не есть сочиняющая особа, а токмо 
общество, пекущееся о польз-Ь языка и словесности. Обвиняютъ 
академ1ю, словно какъ бы она могла дМствовать, хотя бы никто 
изъ ея членовъ не дМствоваль; требуютъ не отъ лицъ, состав- 
ляющихъ академ1ю, но какъ бы отъ ст'Ьнъ ея чрезвычайныхъ и 
невозможныхъ усп'Ьховъ» ^^*). 

Всякш, вступающей въ академ1ю, принимаетъ на себя и обя- 
занности, сопряженныя съ зван1емъ члена академш; но «въ чемъ 
же — спрашиваетъ Шишковъ — состоять с1и обязанности, и ка- 
кое отличное преимущество составляетъ существенное достоин- 
ство академ1и? Способности лш, зн2^Е^я м, таланты ли? Они ко- 
нечно нужны; но въ нихъ н^тъ ни равенства, ни единства мы- 
слей: сколько головь, столько умовъ — сказаль н^кто, смотря на 
многочисленное собран1е. Самый талантг^ хотя бы и полезный 
для языка и остроум1я, можеть иногда быть не токмо безполезенъ, 
но даже и вреденъ для истиннаго просв-Ьщенея. И такъ не столько 
таланты сами по себ)ь, сколько общее наблюден1е въ направле- 



220 м. и, сухомлиновъ, 

нш оныхъ къ полезному нам'Ьренхю есть приличная и важиМшая 
академ1и обязанность» и т. д. ^°^). 

Какими соображен1ями всего чаще руководствовался Шиш- 
ковъ при выбор'Ь новыхъ членовъ въ росс1йскую академ1ю, можно 
видеть изъ сл^дующаго заявлешя его по поводу С. В. Руссова: ^^®). 

^Въ императорскую россшскую академ1ю отъ президента 
оной 

Предложен1е. 

Им-Ью честь предложить г. г. членамъ академш, не благо- 
угодно ли будетъ имъ сегодня приступить, на основанш устава, 
къ избран1Ю въ действительные члены г. надворнаго сов-Ьтника 
Степана Васильевича Руссова, который въ разныхъ изданныхъ 
имъ сочинен1яхъ своихъ старался ясными и справедливыми, безъ 
всякой стачки и пристраст1я, доводами и доказательствами опро- 
вергать неблагонам'Ьренное н'Ькоторыхъ писателей нам'Ьрете лож- 
ными выдумками и умствован1ями искажать бытописашя наши, 
л'Ьтописи, языкъ, и даже нравственность. Подобный опровер- 
жешя, требуюш,1я немалыхъ трудовъ и знанш, отворяютъ двери 
въ академ1ю; ибо она съ т'Ьмъ учреждена, чтобъ, изобличая вся- 
к1я противъ языка и словесности лжеумствован1я, не давать имъ 
усиливаться и вводить неопытныхъ читателей въ соблазнъ и за- 
блуждеше. Это прямой еядолгъ; а потому и полагаю я г-на Рус- 
сова могущимъ быть полезнымъ ея членомъ. 

Александръ Шишковъ. 

Шишковъ былъ челов'Ькъ, горячо преданный своей иде-Ь, об- 
рекш1Й себя на служен1е ей и стремивш1йся во что бы то ни стало 
осуществить ее на д'Ьл'Ь и возбудить къ ней сочувств1е въ обще- 
ств']Ь. Дорого поплатился онъ за это стремленье, поражавшее 
своею односторонностью. Въ воображенш Шишкова рисовалась 
академ1я, члены которой, всЬ до единаго, занимались бы славян- 
скимъ корнеслов1емъ и пересоздавали русск1Й литературный 
языкъ, обогащая его славянизмами, къ польз'Ь и удовольствш 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКаДЕМШ. 221 

молодыхъ писателей и всего читающаго общества. Но откуда 
взять такое количество рабочихъ силъ, и какимъ образомъ вдох- 
нуть въ нихъ страстную любовь къ корнеслов1ю и уничтожить 
преграду, отд'Ьлявшую академ1юотъ той части нашего общества, 
которая готова была откликнуться на все живое и даровитое въ 
литератур-Ь, и не выносила посредственности и бездарности?... 
Нелегко было добывать ум'Ьлыхъ и охочихъ работниковъ. 
Съ прискорб1емъ зам^чаотъ Шишковъ, что изъ шестидесяти 
членовъ академ1и одни въ отсутств1и, друг1е заняты, третьи не- 
расположены, и т. д. Предоставить каждому работать отдельно, 
безъ всякаго общешя съ другими членами, или же возложить 
работу на всю академхю, въ ея полномъ состав']^, — было бы не- 
согласно съ назначешемъ академш, и не достигло бы желаемой 
ц'Ьли. Въ первомъ случа-Ь явился бы личный, ^ не академическхй 
трудъ — произведен1е такого-то автора; во второмъ случае, по 
всей в-броятности, не вышло бы ровно ничего: в'Ьдь воь весьма 
часто значитъ никто, и пришлось бы ожидать чего-то не отъ 
живыхъ людей, а'отъ существа отвлеченнаго — академш, рабо- 
тающей безъ помощи составляющихъ ее членовъ. Чтобы выйти 
изъ затру днительнаго положен1я, надо было придумать ничто 
среднее — не отд'бльныя лица, но и не вся академ1я, а только 
н'Ькоторые изъ ея членовъ, дМствующ1е отъ имени всшхъ. От- 
сюда — отд'Ьлы, отряды, комитеты, и т. п. Къ существовавшимъ 
уже комитетамъ Шишковъ прибавилъ еще н'Ьсколько и въ томъ 
числ'Ь такъ называемый попечительный комишешъ. Говоря сло- 
вами Шишкова, «члены сего комитета назначаются: 

1) Для попеченгя о собираши такихъ произведен1й, которыя 
окажутся достойными быть изданными отъ академ1и, 

2) Они могутъ собственными своими творен1ями обогащать 
словесность, издавая ихъ подъ своимъ именемъ отъ лица акаде- 
мш, чрезъ чт5, не теряя ничего сами, возвысятъ достоинство 
того общества, коего называются они членами. 

3) Публика будешь болте извгьстна о дшствгяхъ и распоря- 
женгяхо академш. 



222 м. и. сухомлиновъ, 

4) Комитетъ, если попеченхя онаго будутъ усп'Ьшны, можетъ 
столько приготовить или собрать разнаго рода сочинен1й, что 
удобно будетъ разделить ихъ на н-Ьсколько разрядовъ, и тогда 
академ1я назначитъ дни для публичныхъ чтен1й, какъ то, къ пользгь 
и удовольствгю слушателей, д']Ьлано было въ Бес']Ьд'§ любителей 
россшскои словесности» ). 

Въ числ-Ь членовъ россшскои академш, приглашенныхъ 
Шишковымъ къ участ1ю въ трудахъ попечительнаго комитета, 
были и знаменитости тогдашней литературы: Дмитр1евъ, Кры- 
ловъ, Карамзинъ, Жуковскш. 

Самое избран1е въ члены россшскои академ1и такихъ писа- 
телей, какъ Карамзинъ, Жуковскш и Пушкинъ, было явлен1емъ 
весьма важнымъ въ академической жизни. Оно подавало надеж- 
ду, что академ1я выйдетъ, рано или поздно, изъ своего заколдо- 
ваннаго круга и вступитъ въ обш,ен1е съ дМствительными св'Ь- 
тилами нашего литературнаго м1ра, произведен1я которыхъ со- 
ставляютъ истинн}'ю сокровищницу нашего языка. Неохотно и 
съ большимъ предуб^Ьжден1емъ раскрывая книги новыхъ писа- 
телей, Шишковъ уб'Ьдился, что и тамъ можно вычитать веш;и, 
говорящ1я душ-Ь русскаго челов-Ька, и что сочуствхе общеевро- 
пейскому просв'Ьщен1ю нисколько не подрываетъ любви къ сво- 
ему отечеству и къ своему родному языку. Искреннш во всЬхъ 
уб'Ьжден1яхъ и Д'Ьйств1яхъ, Шишковъ воздалъ должное великимъ 
заслугамъ своего литературнаго противника — Карамзина, и скло- 
нилъ свою С'Ьдую голову передъ ген1альнымъ молодымъ писате- 
лемъ — Пушкинымъ, на котораго недов-Ьрчиво смотр-йли въ ту 
пору не одни только люди стараго покол'Ьн1я. Достойно зам'Ьчашя, 
что Шишковъ призналъ неоспоримое достоинство поэта, котораго 
силились развенчать тогдашн1е критики: Каченовстй и Надеж- 
динъ. . . 

Но какъ бы ни были художественны произведен1я писателей, 
все это, по понят1ямъ Шишкова, — только листья, а истинные 
корни — въ язык'Ь. Къ этому-то неисчерпаемому источнику Шиш- 
ковъ и желалъ направить силы свопхъ сочленовъ. Посл-Ь долгихъ 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 223 

и напрасныхъ попытокъ найти себ-Ь сотрудниковъ между своими 
соотечественниками, онъ обратился къ своимъ соплеменникамъ — 
къ южнымъ и западнымъ славянамъ, отыскивая между нимиуче- 
ныхъ и писателей, сочувствующихъ его стремлеп1ямъ и готовыхъ 
переселиться въ Росс1ю. 

■Мысль о литературпомъ общен1и между славянскими пародами 
весьма улыбалась Шишкову. Онъ пытался ознакомить русское 
читающее общество съ памятниками языка и словесности различ- 
ныхъ славянскихъ народовъ. На страницахъ академическихъ из- 
дан1й появлялись произведен1я славянскихъ писателей не только 
въ русскомъ перевод-Ь, но и въ подлинник'^, и это д'Ьлалось съ 
ц-блью, которую разъясняетъ самъ Шпшковъ по поводу своихъ 
переводовъ Краледворской рукописи, Моравской п-Ьсни и др. 

Открыт1е Краледворской рукописи — говоритъ Шишковъ — 
«столько же и для нашей словесности полезно, сколько и для чех- 
ской или богемской, по той причин'Ь, что языкъ въ сей старин- 
ной рукописи есть почти чистый нашъ языкъ. Затруднен1е пони- 
мать оный наводитъ токмо слитность латинскихъ буквъ, различно 
произносимыхъ и никакими строчными знаками не разд-Ьленныхъ; 
но со всЬмъ т-Ьмъ Слово о полку Игорев'Ь темн'Ье для насъ, не- 
жели С1Я богемская рукопись. О достоинств-^ ея предоставляю я 
судить просв-Ьщеннымъ читателямъ, умЬющимъ различать силу 
руководимаго природою ума отъ мнимыхъ, часто неестественныхъ 
и мрачныхъ, красотъ перехитреннаго воображен1я. Чтожъ при- 
надлежитъ до моего перевода или преложен1я на нашъ языкъ, то 
я не съ т-Ьмъ нам'Ьрен1емъ оное д-Ьлалъ, чтобъ прибиран1емъ 
употребительн'Ьйшихъ въ ньш'Ьшнемъ нашемъ нар-^чти словъ дать 
плавность и чистоту слогу; но бол-Ье съ т'Ьмъ, чтобъ показать 
близость сего стариннаго богемскаго языка съ общимъ у насъ 
съ ними языкомъ славенскимъ, откол'Ь усмотримъ, что если бы 
всЬ происходящ1я отъ онаго нар'Ьч1я им^ли, какъ мы, славенск1я 
буквы, то въ произношенш словъ, и даже въ самыхъ граммати- 
ческихъ правилахъ не было бы почти никакой разности, а была 
бы оная токмо въ словахъ, общихъ языку, но подъ которыми 



224 м. и. сухомлиновъ, 

часто въ одномъ вар'Ьч1и разум'Ьется хотя и смежное н'Ьчто, одна- 
кожъ различное отъ другаго, какъ мы то въ прилагаемыхъ при 
сихъ пов-Ьстяхъ подъ каждымъ необыкновеннымъ намъ словомъ 
прим'Ьчан1яхъ ясн'Ье увидимъ. Таковое преложен1е полезн-Ье и 
приличн-Ье для академическихъ издан1й, нежели соблюден1е кра- 
соты слога, о которой молено помышлять вт^ другомъ, отдален- 
нМшемъ отъ подлинника, перевод'Ь; но зд'Ьсь старался я наибо- 
л-Ье о томъ, чтобъ для лучшаго выразумлен1я подлинника сохра- 
нять не только т'Ь же самыя слова, но даже и тотъ же самый по - 
рядокъ оныхъ, отступая отъ сего токмо тамъ, гд-Ь уже никакимъ 
образомъ соблюсти того было неможно; тогда прим-Ьчанхями и 
объяснен1нми старался я, сколько могъ, истолковать неудобопо- 
нимаемое въ подлинник-^, пли хотя и понятное, но у насъ неупот- 
ребительное. Главное отступлен1е позволилъ я себ-Ь только въ 
томъ, что славенск1я окончанхя, таковыя какъ Ыезе, гтгезе, д,о- 
вШргсЫ (б-Ьша, им-Ьша, доступиху), и проч., превращалъ върус- 
ия: были, ылтли, доступили. Наконецъ скажу: весьма бы же- 
лательно было, чтобъ искусное перо преложило С1И пов-Ьсти въ 
м-Ьрные стихи, безъ риомъ, наибол'Ье свойственные русскому 
слогу, въ народныхъ нашихъ п'Ьсняхъ иногда блистающему, при- 
держиваясь какъ можно ближе подлинника, и отнюдь не разрушая 
простыхъ и сильныхъ его красотъ» "^^). 

Переводъ Шишкова въ такомъ род'Ь; 

Въ черномъ л'Ьсу, 

Тамъ, куда князья собиралися, 
Седмь князей съ удалою дружиною, 
Туда же за ними въ темную ночь 
Сп'Ьшитъ и Выгондубъ со своими бойцами. 
ВсЬхъ бойцовъ было у него сто мужей; . 
Вс^ сто съ острыми въ ножнахъ мечами, 
Съ сильными при мечахъ руками, 
Съ твердою въ груди къ Выгондубу в^ою. 
Дошли они до средины л^са, 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСКОЙ АКАДЕМШ. 225 

Подали себ'Ь кругомъ правыя руки, 
Тихими словами говорили. 
Ночь перешла уже за полночь, 
Приблин^алась къ утру сЬдосЬрому. 
Тутъ Выгондубъ молвилъ князю Ольдриху: 
Гой! послушай ты, велеславыый князь! 
Богъ далъ теб^ храбрость во всЬ члены, 
Богъ далъ теб-Ь мудрость въ удалую главу, 
Веди ты насъ противъ злыхъ поляковъ. 
По слову твоему пойдемъ вправо или вл'Ьво, 
Впередъ или назадъ во всякую лютую брань. . . 

Украшен1емъ Краледворской рукописи Шишковъ считаетъ 
пом'Ьщенное въ ней стихотворен1е: Забой, Славой и Людекъ. 
Сверхъ русскаго перевода пом^ш,енъ и н-Ьмецый, и сд'Ьлано та- 
кое зам'1чан1е: «П-йснь С1я достойна особливаго вниман1я: она кра- 
сотою разсказа, полнотою мыслей и силою изображенхяд'ййствш, 
кажется мн-Ь превосходнее прочихъ. Для того, прежде, нежели 
приступимъ мы къ объяснен1ю словъ подлинника, приложимъ 
зд^сь полный переводъ ея на н'Ьмецкомъ язык'Ь, дабы желающтй 
преложить оную въ русск1е стихи, могъ вм^ст-Ь и симъ перево- 
дой1ъ пользоваться». 

Въ п'Ьсн'6 о суд'Ь Любуши переведено : 

У8ак о1 вуё] се\еА\ Уо]еуо(11, 
типе рази, йену гиЪу 81;^о^а — 
Всякъ своею челядью управляй. 
Мужи пашутъ, жены рубахи шьютъ 

рг11е1ёйе (Згигпа у1а8(оу1са, 
ргИе^ёве о1 01ауу кпуу: 
зейе па окепсе готХоШо 
V ЬиЬи81пё оШё, гЫё 81е(31е, 
81е(11е о1:пё, 8Уё1ё Уз^8е^гайё; 
Ъёйи]е 1 папса]е тиию — 

Сборнпкъ II Отд. И. А. Н. 16 



226 м. п. сухомлиновъ, 

Прилет'Ьла дружная Властовица, 
Прилет'Ьла отъ Олавы Кривой, 
С'йла на окошечко рожлезылое 
Въ Любушиномъ отцовскомъ златомъ С'бдл-Ь, 
С'Ьдл'Ь отцовскомъ — ■ св']Ьт'1> Вышеград'Ь, 
Вопя и горюя смутно 

«Точный смыслъ въ сихъ шести стихахъ также трудно опре- 
д'Ьлить по сл'Ьдующимъ причинамъ: 

Слово го1а81отса, кажется, происходитъ непосредственно отъ 
власть, и потому долженствовало бы означать дру/кину власте- 
линовъ, князей, бояръ; но выражен1е рпШезе (прилетЬла) и сл-Ь- 
дуюш,ее за ниыъ зеЛе па окопсе (сЬла на окно) наводитъ сомн'Ь- 
те; ибо какимъ образомъ, говоря въ прямомъ смысл'Ь о властите- 
ляхъ или князьяхъ, сказать, что они прилегтьли и сгьли на окно? 
Очевидно, что здЬсь уподоблены они стаду какихъ нибудь птицъ. 
И такъ, хотя нигд']Ь въ нз1'§ющихся у меня словаряхъ не могъ я 
сего найти, однакожъ по всему должно думать, что слово гоЫзЬо- 
тса значитъ зд'Ьсь то-же, что наше ластовгща (ласточка). 
Буква го легко могла быть или у насъ отнята, или у нихъ приба- 
влена, подобно тому, какъ въ слов-Ь оспа и воспа. Полагая схе, 
смыслъ будетъ ясенъ, а именно: прилет'Ьла дружина ласточекъ 
(разум'Ья подъ симъ сбориш,е князей и народовъ, пришедшихъ спо- 
рить, состязаться), сЬла въ Вышеград'Ь на окно Любушина златаго 
жилиш,а или дворца (\у гЫе 8ес11е), вопя и горюя смутно (Ъё{^и^е 
1 папка]е шиШо). Такимъ образомъ уподоблен1е собравшихся кня- 
зей или властей дружин'Ь или стаду ласточекъ, обсЬвшихъ Любу- 
шинъ дворецъ п угрожающихъ отнят1емъ у нея повелительства 
(какъ посл'Ь сама она отъ онаго откажется) будетъ ясно и чисто. 

Прилагательное къ окну гоШе^Ио (рожлезило) оставилъ я 
безъ перевода, потому что нигд-Ь въ словаряхъ не могъ отыскать 
онаго. Между т-Ьмъ думаю, что оно значитъ н-Ьчто подобное тому, 
какъ вънашихъ п'Ьсняхъ поется: окошечко решетчатое. Догадку 
с1ю основываю я на слЬдующемъ разсужден1и: часть сего слова 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 227 

го полагаю я сокращенною изъ предлога гоз (раз), въ остальной 
же части 4!1егг1о нахожу я сокращен1е слова же.тзо. И такъ 
гогкгИо будетъ разжелшеиное, т. е. съ железною решеткою. 
Я могу обз1анываться, но приличн-Ьйшаго смысла дать прилага- 
тельному имени къ окну (окопсе) не ум^юй^^^). 

Помещая въ академическомъ издан1и «Моравскую п^сню» 
(Р]8еп Ауесепу), въ подлинникЬ п въ русскомъ перевод-Ь, Шиш- 
ковъ счелъ нужнымъ зам'Ьтить следующее: ^'^°). 

«Переводы съ разныхъ славенскихъ нар'йч1й на славенск1Й 
или славеноросс1йскш или росс1йск1й языкъ (ибо въ самой сущ- 
ности н^тъ между сими назван1ями различ1я) нужны или полезны 
съ таковымъ наблюден1емъ, чтобъ въ перевод-Ь сохранить сколько 
возможно т-Ь же самыя слова п даже выражен1я, дабы изъ сли- 
чешя нар'йч1я съ языкомъ можно было яснйе видЬть, какъ да- 
леко первое уклонилось отъ втораго. Мы потому нашъ славен- 
ск1й языкъ почитаемъ праотцемъ всЬхъ прочихъ его нар'&ч]й, что 
н^тъ ни одного изъ сихъ посл'Ьднпхъ, которое бы им'Ьло славен- 
ск1я буквы. Сл-Ьдовательно, ц-Ьлость языка, вообще, долженство- 
вала бол-Ье сохраниться тамъ, гд^ употребляются собственный 
свои, а не чуж1я письмена, всегда уклоняющ1я языкъ отъ корня 
своего. Между т-Ьмъ, въ особенности, каждое нар']Ьч1е могло со- 
хранить пли изобр-Ьсть такое слово, котораго въ коренномъ язык'Ь 
и другихъ нар'Ьч1яхъ недостаетъ, или оное хуже произведено или 
составлено. По сей причине; весьма полезно для языка разсмат- 
риван1е и сличен1е пропсшедшпхъ отъ него нар'Ьч1й; ибо хотя 
онъ и отецъ пхъ есть, однакоже можетъ иногда въ д-Ьтяхъ сво- 
ихъ находить т'Ь первоначальные корни, которые въ немъ, пустя 
отъ себя в-Ьтви, сами затмились пли исчезли. Также въ Д'Ьтяхъ 
можетъ иное лучше пзобр-Ьтено пли придумано быть, нежели въ 
самомъ отц'6, и сл-Ьдственно онъ, заимствуя пзъ нпхъ то, что ему 
надобно, можетъ чрезъ то обогащаться. Въ сл^дующемъ пере- 
вод^ мы особо зам-Ьтимъ только т-Ь слова, который непрем-Ьнно 
надлежало перем-Ьнить, дабы переводъ былъ вразумителенъ. 
Впрочемъ мы поставляемъ себ-Ь главною обязанност1ю, чтобъ 

15* 



228 м. и. сухомлиновъ, 

подойти какъ можно ближе къ подлиннику; ибо нам^рен1е наше 
не за красотою перевода гоняться, но за т-Ьмъ, чтобы для пока- 
зашя сходства языка съ нар'Ьч1емъ соблюсти, поколику возможно, 
т'Ь жъ самыя слова», 

Р^зеп луесегп]. П^Ьсня вечерняя. 

81ипсе зе зсЬуЫде Солнце склоняется 

' к 8\уёти гарайи къ своему западу, 

^^^есег ^12 такт^е Вечеръ з^жь малюетъ 

Кай лушо^гайи надъ виноградгя 

8\уг88ка1111 тгйс^пЫ Вершинами облачко, 

\у окп! 21асепа. въ огн'Ь злаченое. 

Л'У' 2аг1 Ш^ копсгпЫ Въ зар-Ь тутъ краишекъ 

зЩг тгйепа. стоитъ рдяный. 

Присланный Челяковскимъ «Отголосокъ рз^сскихъ п']Ьсенъ» на- 
печатанъ Шишковымъ только въ подлинник'Ь, безъ русскаго пе- 
ревода — по той причине, что въ этомъ пропзведен1и, при н'Ько- 
торомъ вниманш, почти всЬ слова понятны. 

Шишковъ находился въ постоянныхъ сношен1яхъ съ славян- 
скими учеными и писателями. Къ нимъ обраш,ался онъ въ случа'Ь 
недоразум'Ьн1я по какому-либо вопросу, касающемуся славянской 
ФИлолог1и вообще; при помощи ихъ онъ сл'Ьдилъ за движен1емъ 
славянской литературы; они сообщали ему о всякомъ, сколько- 
нибудь выдающемся, явлен1и въ литератур1Ь того или другого изъ 
славянскихъ народовъ, и т. д. Въ свою очередь Шишковъ былъ 
ревностнымъ предстателемъ за славяиъ, посвятившихъ себя изу- 
чен1ю славянства: онъ щедро над'Ьлялъ ихъ пособ1ями для продол- 
жен1я научныхъ трудовъ, для собиранхя памятниковъ народной 
словесности, для путешеств1я съ археологическою ц'Ьлью, и т. п. 
И любо было Шишкову читать письма своихъ славянскихъ ко- 
респондентовъ: ихъ сладк1я р-Ьчи какъ бы подтверждали для него 
ту истину, что н'Ьтъ пророка въ своемъ отечеств'^. Что могло 
быть отраднее для авторскаго самолюб1Я, какъ слова Копитара, 
сообщавшаго, что посетители императорской в-Ьнской библ1отеки 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 229 

осаждаютъ его требован1ями выдать имъ для чтен1я Изв-Ьстхл 
росс1йской академш, которыя почти ц'Ьликомъ состояли изъ со- 
чинешй президента. Сколько радости доставляли письма ШаФа- 
рика, ув'Ьрявшаго, что творен1я Шишкова, пронпкающ1я въ глу- 
бокую даль богат'Ьйшаго и величественнаго языка с!11авянъ, слу- 
жатъ превосходнымъ образцомъ, сл'Ьдовать которому есть одна 
изъ священныхъ и пр1ятн'1йшихъ обязанностей каждаго славян- 
скаго ученаго, и т. п. 

Переписку съ славянскими учеными велъ част1ю самъ Шиш- 
ковъ, част1ю же поручалъ ее члену и непрем']Ьнному секретарю 
россшской академш Д. И. Языкову. Посредникомъ въ пригла- 
шенш славянскихъ ученыхъ въ Росс1ю былъ и академикъ ака- 
дем1п наукъ П. И. Кеппенъ, передававш1й имъ желан1е и условхя 
Р0СС1ЙСК0Й академш. Иногда Шишковъ обращался и къ сод'Ьй- 
СТВ1Ю члена росс1Йской академ1и Д. П. Татищева, бывшаго въ 
то время нашпмъ посланнпкомъ въ В'Ьн'Ь. Дмитрш Павловичъ 
Татищевъ избранъ, въ 1792 году, «пр1общникомъ» россшской 
академ1И, въ 1793 году— дМствительнымъ членомъ росс1йской 
академш, а въ 1841 году — почетнымъ членомъ втораго отд'&лен1я 
академ1и наукъ, въ которое, какъ изв-Ьстно, преобразована быв- 
шая россшская академ1я. Въ званш пршбщнпка и члена академии 
Татищевъ участвовалъ въ академическпхъ работахъ: собиралъ 
слова и прим'Ьры пзъ С0чинен1й Княжнина, сообщплъ опред-бленхе 
«военныхъ словъ» и т. д. ^^^). 

Для того, чтобы положить у насъ прочное основанхе изучен1Ю 
славянства, Шишковъ прпзнавалъ необходимымъ: заведенхе сла- 
вянской библ1отеки, т. е. такой, въ которой были собраны па- 
мятники литературы по всЬмъ славянскимъ нарЬчхямъ и вообще 
БсЬ книги относящ1яся къ славянов'Ьд'1н1ю, и — проглашеше въ 
Росс1ю соплеменныхъ намъ славянскихъ ученыхъ. Въ качеств-Ь 
президента, Шишковъ обратился къ россшской академ1и, въ 
1829 году, съ сл'Ьдующимъ заявлен1емъ или «предложен1емъ»: 

«Въ числ^ главнМшихъ обязанностей сей академш, опред-Ь- 
ленныхъ уставомъ ея, заключаются 1) составленхе общаго ело- 



230 м. и. сухомлиновъ, 

варя языка п 2) изсл-Ьдованте корней и происшедшихъ отъ нихъ 
в-Ьтвей. Посл^ неоднократныхъ разсужден1Й о приведен1И сихъ 
статей въ исполненте мы остаемся въ полномъ уб-Ьждеши, что ни 
настоящаго знаменован1я словъ, ни начала происхожден1я ихъ, 
мы не можемъ определить основательно безъ помощи прочихъ 
славенскихъ нар1Ьч1й, безъ внимательнаго обозрен1я, или, лучше 
сказать, безъ сличен1я и свода всЬхъ ихъ. Т'&мъ мен-Ье откры- 
вается удобности, при недостатк'Ь сихъ пособ1й, составить пол- 
ный словарь языка нашего, въ который, какъ мы прежде гово- 
рили, должны по всей справедливости войти изъ другихъ славен- 
скихъ нареч1й так1я слова, которыя суть чистыя славенск1я, но 
въ нашемъ нарЬч1И не нридуманныя и вместо которыхъ упот- 
ребляемъмы иностранный речешя. Для сихъ и для другихъ мно- 
гихъ причинъ необходимо им-Ьть достаточное св'Ьд1Ьи1е о всЬхъ 
составляющихъ славянск1й языкъ нар'Ьч1яхъ, какъ-то: о поль- 
скомъ, богемскомъ, сербскомъ, краинскомъ, словакскомъ и про- 
чихъ; знать о сочиненныхъ и сочиняемыхъ на оныхъ книгахъ; 
вести о томъ переписку съ учен-Ьйшими изъ писателей на сихъ 
нар1Ьч1яхъ, и получать изв-Ьстхя какъ о ход-Ь ихъ языковъ, толь 
сходныхъ съ нашимъ, такъ и объ историческихъ съ сими наро- 
дами происшеств1яхъ. 

Для достижен1я столь полезной ц-йли и для постановлешя 
прочнаго основан1я предполагаемымъ академ1ею занят1ямъ, по- 
читаю необходимыми два средства: 

1) Составить при академ1и сколь можно бол-Ье полное собра- 
Н1е книгъ, достойныхъ прим-Ьчанхя изъ числа изданныхъ на всЬхъ 
славенскихъ нар'6ч1яхъ, и присовокупить къ нимъ какъ подлинный 
любопытн'Ьйш1я изъ славенскихъ рукописей, которыя пр1обр'Ьсть 
можно будетъ, такъ и списки съ прочихъ сего рода памятниковъ 
древней славенской словесности. 

2) Пр1искать людей, которые при надлежащей учености им-1ли 
бы основательныя св']Ьд'Ьн1я въ большей части славянскихъ нар-Ь- 
Ч1Й и поручить имъ составлен1е общаго словаря спхъ нар^чш, 
пр1общивъ къ нимъ для таковаго занят1я одного или двухъ чле- 



исторш россшской академш. 231 

новъ академш. С1и л^е самые ученые могли бы весьма много со- 
действовать въвыборЬ киигъ и рукописей славенскихъ, въпере- 
писк'Ь съ извЬстн-Ьйшими въ Европ-?! славенскими писателями, 
какъ по сей, такъ и по другимъ частямъ, и вмЬст'Ь быть книго- 
хранителями предполагаемой при академ1и славенской библ1отеки. 

Первое изъ сихъ средствъ не встр-Ьчаетъ пикакихъ затруд- 
нен1Й, поелику императорская росс1йская академ1я, великоду- 
ш1емъ и щедротами монарховъ своихъ, обильно надЬлена спо- 
собами существован1я, и единовременный расходъ отъ 30 до 
40 тысячъ рублей на заведен1е славенскаго книгохранилища, 
равно какъ ежегодная издержка на пополнен1е онаго, отъ двухъ 
до трехъ тысячъ рублей, могутъ безъ всякаго неудобства быть 
произведены изъ хозяйственныхъ суммъ академ1И. 

Что касается до избран1я искусныхъ и опытныхъ въ упот- 
ребленш славенскихъ нар'Ьч1Й словесниковъ, то, не им-Ья въ виду 
изъ изв'Ьстныхъ писателей въ отечеств-^ нашемъ такихъ, кото- 
рые бы съ требуемыми св'1д']Ьп1ям0 желали посвятить время и 
способности свои на вышеизъясненный трудъ, я поручалъ снес- 
тись о семъ съ пользующимися уважен1емъ иноземными славян- 
скими писателями, и изъ отзывовъ нЬкоторыхъ изъ нихъ не безъ 
основательности полагать можно, что они согласятся на ум-Ьрен- 
ныхъ услов1яхъ прибыть въ Росс1ю и принять на себя вышеозна- 
ченныя при императорской россшской академш обязанности. Пер- 
вый изъ нихъ есть г. Ганка, состоящтй библ1отекаремъ при чеш- 
скомъ (богемскомъ) пародномъ музеум-Ь. Открыт1я его по части 
отечественныхъ древностей обратили на себя вниман1е ученаго 
св'Ьта, и труды его въ пользу богемскаго языка, какъ въ исто- 
рическомъ и Филологическомъ, такъ наипаче въ грамматическомъ 
отношен1и, заслуживаютъ неоспоримое уважен1е. Другой, док- 
торъ ФИЛ0С0Ф1И ШаФФарикъ, паписалъ изв'Ьстную истор1ю сла- 
венскаго языка и словесности по всЬмъ онаго нар'Ьч1ямъ. Онъ 
былъ уже директоромъ сербской гимназ1и въ Новомъ Сад-Ь (Кеи 
8а12), что въ Венгр1и, и теперь съ чест1ю продолжаетъ слуя^еше 
при той же гимназ1И въ зван1и профессора п1итики. Наконецъ 



232 м. и. сухомлиновъ, 

третш, г. Челаковскш, частный ученый въ Праг'Ь, хотя п изв'Ь- 
стенъ бол-Ье по произведен1ямъ въ род-Ь изящной словесности, не- 
жели по ученый1ъ въ славенскомъ язык'Ь изыскан1ямъ, однако 
г. Ганка, коего свидетельство представляетъ достаточную благо- 
надежность, отзывается о семъ писателе, что онъ занимался сла- 
венскимъ языкомъ по всЬмъ его нар'Ьч1ямъ и съ пользою могъ 
бы быть профсссоромъ по сей части. 

Относительно къ главнымъ услов1ямъ вызова ихъ, я полагалъ 
бы съ своей стороны справедливымъ : 

1) Г. г. Ганк1Ь и ШаФФарику назначить жалованья по 
4,000 рублей, а г. Челаковскому по 3,000 рублей въ годъ, изъ 
хозяйственныхъ суммъ академ1п. 

2) Первымъ двумь даровать въ отношенти къ чинамъ и пен- 
с1онамъ одинакое право съ ординарными, а посл'Ьднему съ экстра- 
ординарными профессорами университеговъ, считая ихъ въ д-Ьй- 
ствительной служб-й со времени прибыт1я въ Россш, и наконецъ 

3) Назначить, по сношенхю съ ними, достаточную сумму на 
пере'Ьздъ изъ-за-границъ въ Санктпетербургъ. Предоставляя все 
с1е предварительному соображен1ю императорской росс1йской ака- 
демш, нужнымъ почитаю присовокупить, что въ случа-Ь соглас1я 
ея на всЬ вышеизъясненныя м'Ьры, я буду им'бть счастхе о при- 
веден1И оныхъ въ исполнен1е испрашивать высочайшее государя 
императора соизволете»^^^). 

Предложен1е Шишкова съ большимъ сочувствгемъ встр'Ьчено 
и въ россшской академ1и и въ комитет'Ь министровъ. Въ зас'бда- 
ши комитета министровъ 7 января 1830 года объявлено, что го- 
сударь императоръ утвердилъ представлен1е о вызов-Ь пзъ-за- 
границы трехъ ученыхъ въ росс1йскую академ1Ю для занятш по 
части славянскихъ нар^чш^^^). 

Но предположен1ю и горячему желан1ю Шишкова не суж- 
дено было осуществиться. Подъ т-Ьмъ или другимъ предлогомъ, 
славянск1е ученые откладывали свой пр1']&здъ въ Россш, несмот- 
ря на то, что Ганка едва ли не первый подалъ мысль о вызов-Ь 
ихъ въ Росс1ю и просилъ не забыть о немъ при учрежденш въ 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 233 

Петербург'^ каеедры общеславянской литературы, а ШаФарпкъ 
считалъ д-Ьло о своемъ 11ереселен1п въ Росс1ю окончательно р-Ь- 
шеннымъ и называлъ себя — членомъ россшской акадедйи, съ 
которою связана отнынЬ его научно-литературная дЬятельность. 

Потерявъ надежду видеть славяескихъ ученыхъ въ своей 
сред-Ь, росс1Йская акаделия, въ лиц-Ь Шишкова, не разрывала 
своихъ связей съ ними, и оказывала имъ весьма существенное 
сод-Ьйствхе и поддержку. Академтя единогласно постановила вы- 
дать изъ своихъ суммъ шесть тысячъ рублей ШаФарику и Ган- 
к'Ь, по три тысячи каждому, въ вид Ь пособ1я на издан1е предпрп- 
нятыхъ ими трудовъ. ШаФарпкъ готовилъ тогда къ печати про- 
должен1е Славянскихъ Древностей, ГеограФ1ю славянскихъ нарЬ- 
чш, законы Душана, новое пздан1е Любушина суда; Ганка — 
л-Ьтопись Далпмила, краткую славянскую грамматику, чешско- 
русскш и русско-чешскш словарь, и т. д. 

Ув'бдомляя о постановлен1и росс1йской академш, Шишковъ 
писалъ Ганк-Ь^^'): 

Милостивый государь, 

Г. министръ народнаго просв-Ьщенхя ув-^домилъ император- 
скую россшскую академ1Ю, что вы и г. ШаФарпкъ приготовили 
о славенср;омъ язык1& п его нар'§ч1яхъ н1Ькоторьш своп сочонен1я, 
который желали бы издать въ св-Ьтъ, но не им'Ьете нужныхъ къ 
тому способовъ. Академ1я, обращая внпмаше какъ на ув1&домле- 
н1е г. министра, такъ и на прежн1я сношешя ваши съ нею, поло- 
жила: на издан1е сихъ трудовъ вашихъ отправить къ каждому 
изъ васъ по 3,000 р., которые вы и получите. 

Славенскш языкъ есть самый древн1й; обработыван1е п рас- 
крьте онаго было бы полезно не токмо для его нар'§ч1й, но и 
вообще для всйхъ языковъ. Весьма было бы желательно, чтобы 
для т'Ьхъ славенскихъ нар 1ч1й, для которыхъ н'Ьтъ еще словарей, 
составлены были словари достаточные и полные. Къ сожал'Ьшю, 
языкъ нашъ почти совсЬмъ неизв-Ьстенъ иностраннымъ держа- 
вамъ; но когда бы онЬ пм'Ьли достаточное въ немъ знаше, то 



234 м. и. сухомлиновъ, 

каждая изъ нихъ почерпнула бы изъ него мног1я св^Ьд'Ьн^я и о 
собственномъ своемъ язык'Ь. Аделунговъ, напр., словарь, впро- 
чемъ, весьма достойный, принесъ бы н-Ьмецкому языку великую 
пользу, если бы трудолюбивый сочинитель онаго, вм'Ьсто оши- 
бочныхъ словопроизводствъ изъ другихъ языковъ, могъ почер- 
пать изъ нашего ближайшее и вад^н-Ьйшее. Я упражняюсь въ 
томъ давно, и хотя привелъ мнопя тому доказательства, но на- 
шелъ бы ихъ еще бол-Ье, если бы бол^^зни и лишен1е зр'Ьн1я не 
отняли у меня возможности упражняться въ сихъ, требуюш,ахъ 
великаго труда, изсл'Ьдован1яхъ. 

Желая отъ искренняго сердца, чтобы вы и ваши ученые 
мужи возвысили языкъ нашъ и содЬлали его бол-Ье изв-Ьстнымъ, 
съ истиннымъ почтен1емъ пребываю 

вашимъ покорнымъ слугою 

А. Шишковъ. 

27 декабря 1838 года. 

Письмо такого же содержан1я было послано и ШаФарику. 

Весьма любопытна переписка Шишкова съ Караджичемъ, 
заключаюш,ая въ себ'Ь данныя, им^ющ,^я значен1е и для истор1и 
росс1йской академ1и и для б1ограФ1и сербскаго писателя. Карад- 
жичъ присылалъ для библ1отеки росс1йской академ1и старопечат- 
ныя и новыя книги, на славянскихъ языкахъ; ув'Ьдомлялъ Шиш- 
кова о своихъ научныхъ предпр1ят1яхъ, прося оказать имъ со- 
д'Ьйств1е, и т.п. Шишковъ не оставался въ долгу передъ своимъ 
кореспондентомъ. Караджичъ неоднократно получалъ пособ1я 
отъ росс1Йской академ1и и отъ русскаго правительства. Благо- 
даря Шишкову, россшская академхя выдала Караджичу изъ сво- 
ихъ суммъсто червонныхъ, что составило 1080 рублей, на путе- 
шеств1е по южнымъ славянскимъ землямъ, предпринятое Карад- 
жичемъ съ Ц'§л1ю собиран1я памятниковъ народной словесности 
и матер1аловъ для сербскаго словаря и грамматики. По ходатай- 
ству Шишкова, Караджичу назначена, въ 1826 году, пенс1я — 
по сто червонныхъ въ годъ, и т. д. Росс1Йская академ1я не шла 
на помош,ь Караджичу только въ т'Ьхъ р-Ьдкихъ случаяхъ, когда 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 235 

зам-Ьчала, что онъ руководствуется не одною только любовью къ 
славянству и къ славянскому языку, но и н-Ькоторыми посторон- 
ними соображен1Ями. Академ1я отказала въ пособ1и для новаго 
издан1я сербскаго словаря на томъ основа н1и, что Караджичъ не 
согласился издать его съ русским?, перевод омъ, которому пред- 
почелъ Н'6мецк1й, очевидно въ угоду австр1йскому правительству. 
За исключен1емъ этого эпизода, Шишковъ относился къ Карад- 
жичу съ особеннымъ участ1емъ. Когда сербскш князь Милошъ 
Обреновичъ назначилъ пенс1ю Караджичу, Шишковъ счелъ нуж- 
нымъ приветствовать Милоша, отъ имени россшской академш, 
за его прекрасный поступокъ. Такое участ1е со стороны Шиш- 
кова и русской академ1и привело Милоша, по его собственнымъ 
словамъ, въ «неизъяснимый восторгъ». 

Считая соплеменныхъ намъ славянскихъ ученыхъ, по роду 
ихъ занятш, членами росс1йской академш, но находящимися —до 
поры, до времени — вдали отъ нея, Шишковъ поош,рялъ труды 
ихъ наградами, предназначенными только для лицъ, занимаю- 
ш,ихся разработкою отечественнаго языка и словесности. Рос- 
С1Йская академ1я наградила золотою медалью: ШаФарака, Ганку, 
Копитара, Юнгмана, Колара; Караджичу присуждена была сереб- 
ряная медаль, т. е, таже самая награда, которую получилъ Калай- 
довичъ за издан1е памятниковъ русской словесности XII в-Ька. 

Сношешя Р0СС1ЙСК0Й академш съ славянскими учеными без- 
спорно заслуживаютъ внйман1я, будучи первымъ шагомъ на пути 
къ сближетю Росс1и съ славянскимъ м1ромъ и къ научному из- 
сл'Ьдован1ю родственнаго намъ, но тогда еще нев'Ьдомаго, м1ра. 
Въ архиве росс1йской академ1и сохранилось н-Ьсколько писемъ 
славянскихъ ученыхъ къ представителю россшской академш: мы 
пом'Ьщаей1ъ эти любопытный письма въ приложен1яхъ къ нашему 
труду ^^^). 



Неутомимая, лихорадочная д-Ьятельность Шишкова въ рос- 
сшской академ1и давала мало простора для д&ятельности его со- 



236 М. и. СУХ031ЛИН0ВЪ, 

членовъ. Про строго опред-бленной программ-Ь, при настойчивомъ 
требоваБ1и главнаго вождя исполнять ее во всЬхъ подробностяхъ, 
на долю миролюбивыхъ сотрудниковъ, нежелавшихъ вступать въ 
безполезвую борьбу, оставалось только одно — подчиниться гос- 
подствующему течен1ю и отказаться отъ всякой попытки къ 
самостоятельности. Впрочемъ для н'Ькоторыхъ, даже для мно- 
гихъ изъ членовъ росс1йской академ1и, искусно подобранныхъ 
Шишковымъ, такое положен1е вовсе не было ст'Ьснптельнымъ; 
они не только зшрилпсь съ нимъ, но и находили его совершенно 
правил ьнымъ и весьма для себя удобнымъ. Т'Ьже изъ членовъ 
росс1Йской академш, которые но своимъ высокимъ дарован1ямъ 
призваны были прокладывать новые пути въ наукЬ и въ литера- 
туре, уклонялись, почти ВСЁ, отъ участ1я въ академическихъ 
трудахъ и предпр1ят1яхъ, предпочитая действовать на другомъ 
поприще, бол^е для нихъ привлекательномъ, Въдлинномъ списке 
лицъ, вступившихъ въ академ1ю во времена Шишкова, есть име- 
на, которыми по справедливости дорожитъ истор1я русской 
науки. Таковы имена Востокова и митрополита Евгенхя. Не 
ограничиваясь ими, мы уномянемъ еще о несколькихъ членахъ 
росс1йской академш, заслужи вающпхъ вниман1я по своему уча- 
ст1ю въ академической деятельности или же по значен1ю своему 
для нашей умственной и общественной жизни. 



И. А. ДМИТРЕВСК1Й. 

Иванъ Аеанасьевичъ Дмитревск1й былъ достойнымъ учени- 
комъ и преемникомъ 0. Г. Волкова, основателя русскаго театра. 
Дмитревскш началъ свое образованхе въ ярославской семинарш, 
а продолжалъ въ шляхетномъ кадетскомъ корпусе, куда опреде- 
лены были актеры-любители, прибывш1е съВолковымъ п.зъ Яро- 
славля въ Петербургъ. Для усовершенствован1я въ драматиче- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1И. 237 

скомъ искусств'Ь Дмитревск1Й посылаемъ былъ заграницу — въ 
Герман1Ю, во Франщю, въ Голландш. Въ литератур-Ь прошлаго 
стол'Ьт1я онъ 1]р1обр']^лъ почетную изв-Ьстность своими мастерски- 
ми, по мн-Ьнхю современниковъ, переводами съ иностранныхъ под- 
линниковъ на руссшй языкъ. Въ Изв1Ьст1и о русскихъ писате- 
ляхъ — Nас11г^с111; уоп е1п1§еп гизвхзсЬеп зсЬпЛб^еИегп, имЬю- 
щемъ особенное значен1е, когда р'Ьчь идетъ о Дмитревскомъ, чи- 
таем ъ : 

«Иванъ Дмитревск1й, нын-Ьшнтй первый актеръ нашей импе- 
раторской придворной труппы (Ьо^езеИзсЬай) писалъ элег1И, 
эпиграммы, п'Ьсни и друпя мелк1я стихотворен1я въ этомъ род'Ь. 
Стихи его чище,чЪ1ъ мысли. Онъ также перевелъ н-Ьсколько со- 
чиненш, и прптомъ съ такимъ усп'Ьхомъ, что считается однимъ изъ 
первостепенныхъ переводчиковъ, непосредственно посл-Ь Елагина». 

Слова н1^мецкаго подлинника: зешеуегйе вшйгешег, а15 5еше 
ё'ейапкеп переданы Французскимъ переводчикомъ: оп у гетаг- 
дие ркхз йе 1'ас1И1:ё йапз 1а уег81йса11оп дие с1е 1а 1'огсе йапз 1е8 
репзёез. 

Остается пока неразрешимой загадкой, кому принадлежитъ 
зам-Ьтка о Дмитревскомъ, находяш,аяся въ лейпцигскомъ литера- 
турномъ журнал-Ь. Она служитъ однимъ изъ главныхъ возраже- 
шй противъ того, что авторомъ «Изв'Ьст1я» былъ именно Дмит- 
ревскш, а не кто-либо другой изъ русскихъ писателей пли вооб- 
ш;е изъ лицъ, хорошо знакомыхъ съ русскою литературою. 

Н. И. Новиковъ, говоря въ своемъ словар"! о Дмитревскомъ, 
особенно ц'Ьнитъ его драматическ1я произведешя: «Дмитревсшй, 
Иванъ, придворнаго росс1йскаго театра первый актеръ, писалъ 
много весьма изрядныхъ мелкихъ стихотворен1Й, изъ коихъ кк- 
которыя напечатаны въ ежем'Ьсячномъ сочинен1и, Трудолюбивой 
пчел7ь, 1759 года, изданномъ въ Санктпетербург-Ь, и другихъ 
журналахъ. Онъ сочинилъ въ двухъ дМств1яхъ прологъ; но онъ 
еш,е не напечатанъ. Также перевелъ онъ съ великимъ уеп-Ьхомъ 
и склонило па наши нравы комед1и: Раздумчивый, Демокритъ, 
Лунашико и друпя н-Ькоторыя. ОеЬ всЬ были многократно пред- 



238 м. и. сухомлиновъ, 

ставляемы на придворномъ росс1Йскомъ театр-Ь, и всегда прини- 
маны съ великою похвалою» ^*^^). 

Продолжатель Новикова въ д'Ьл1> собиран1я матер1аловъ для 
исторш русской литературы, митрополитъ ЕвгенШ обращался къ 
сод'Ьйств1ю Дмйтревскаго при соетавлен1я словаря русскихъ пи- 
сателей. Данныя, сообщенныя Дмптревскимъ, послужили глав- 
нымъ источникомъ для статьи о Княжнин'Ь: «въсочинеши оной — 
пвшетъ Евгенш — я пользовался советами Ивана Аванасьевича 
Дмйтревскаго, друга покойнику и учителя его въ театральныхъ 
п1есахъ. Ергштческгя залтчатя на оныя всгь его. Онъ мтъ по- 
могалъ и во многихъ друтхъ сшатьяхъ моего словаря-» '^^'). Въ 
стать15 о Квяжнин'Ь, въ ея окончательной обработк-Ь, находимъ 
такого рода св'Ьд'Ьн1я и зам'Ьчангя: «Екатерин'Ь II угодно было 
видеть на россшскомъ театрЬ представлен1е римскаго Тгтга. 
Она препоручила директору своего театра, Бибикову, выбрать 
челов'Ька, на котораго бы мастерскую кисть можно было поло- 
житься въ начертан1и сей картины. Задача предложена г. Княж- 
нину, и онъ тотчасъ отгадалъ смыслъ и ц1Ьль оной. Въ три не- 
д-бли трагед1я, подъ названтеыъ: Тшпово милосердге, была готова, 
и Титъ представленъ былъ на придворномъ театр'Ь въ чертахъ 
такихъ, которьгхъ подлинника нельзя было публик']^ не узнать въ 
своей монархин-Ь. Въ сл'§дующ1Й годъ Княжнинъ написалъ еще 
дв-Ь трагед1и: Владгссана и Софонизб//. 06^ они имЬли усп'Ьхъ на 
театр'Ь; но Владисанъ подошелъ ближе къ чувствован1ямъ рос- 
с1янъ потому, что изображенъ въ чертахъ, имъ соотечественныхъ. 
Больше всЬхъ трагед1Й произвела шуму его трагед1я въ пяти 
д'Ьйствхяхъ, подъ назван1емъ: Вадимъ, князь новгородскгй. С1Я 
п1еса при жизни сочинителя неизв'1стна была публике и, в'бро- 
ятно, никогда не хогЬлъ онъ даже издавать ее. Но по смерти 
его, н-Ькоторые изъ его друзей напечатали ее при академ1и наукъ 
въ 1793 г., то есть, въ то самое время, когда револющонныя 
злод-Ьйства Франц1и начали ужасать Европу. Вадимъ тогда по- 
казаV1Ся набатомъ. Пхеса С1я и д-Ьйствительно была не скромнЬе 
Вольтерова Брута, хотя въ роли Рюрика пом&щено на все до- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 239 

вольпо правыхъ отв&товъ. Ее конфисковали и сол^гли, а княгиня 
Дашкова, управлявшая тогда академ1ею наукъ, понесла гнЬвъ 
императрицы за напечатан1е оной въ академической типограФ1И. 
Одна реценз1я А. Клушина на с1ю трагед1ю осталась для публики 
въ С.-Петербургскомъ Меркцрш, ч. III. Въ зам^чан1е о вс^Ьхъ 
трагед1яхъ г. Княжнина сказать можно, что он'Ь им'Ьютъ въ себй 
много прекрасныхъ, сильпыхъ и даже разительныхъ м'Ьстъ, а 
особливо при изображен1п важныхъ и геройскихъ двил;еп1й. Онъ 
ум-Ьлъ весьма кстати употреблять и эпиграмматическую остроту, 
въ которой мног1е м-Ьры не знаютъ. Изъ трагед1й его лучшими 
почитаются: Дидона, Росславъ и Вадима. Правда, критики винили 
и винятъ его въ томъ, что онъ много заимствовалъ, и даже почти 
переводилъ изъ иностранныхъ трагиковъ, какъ-то: изъ Мета- 
стаз1я, Расина, Корнеля, Вольтера, Мерета, и другихъ. Но на- 
добно бы вспомнить, что г. Княжпипъ писалъ не для ученыхъ 
критиковъ, а для публики, которой н-йтъ нужды до изв'Ьстныхъ 
и неизв-Ьстныхъ ей подлинниковъ, когда хорош1е съ нихъ списки 
производятъ въ ней столь же пр1ятньш впечатл^н1я. Славные 
писатели р'Ьдки, но немного и искусныхъ имъ подражателей; а 
для публики лучше хорошее, хотя подражательное, нежели соб- 
ственное худое. Притомъ и славные писатели не почитали за 
стыдъ подражать; но разность ихъ отъ прочихъ въ томъ, что 
они въ переводахъ не искажали подлинниковъ и, подражая, дЬ- 
лали не хуже ихъ. Расинъ, много переводивъ изъ Эврипида и 
СоФокла, заслужилъ безсмерт1е. 

Другое даровап1е въ г. Княжнине, весьма р'Ьдко совм'Ьш,аЕо- 
ш,ееся съ трагическимъ, было еш,е комическое. Доказательствомъ 
тому наипаче три его въ семъ род'Ь п1есы: опера Сбитеньщгтъ^ 
напеч. въ С. -Петербурге, 1789 г.; комед1и: Хвастуш, С.-Пе- 
тербургъ, 1786 г. и Чудаки, С.-Петербургъ, 1793 г. Правда, 
первая не нравоучительна; и почти вся состоитъ изъ простона- 
родныхъ, часто даже грубыхъ шутокъ; но она писана въ угод- 
ность русскому партеру и райку, а посл-Ьднхя могутъ нравиться 
и всЬмъ вообще. ВсЬ он'Ь съ самаго появлен1я весьма часто на 



240 м. и. сухомлиновъ, 

театрахъ играны, и донын'Ь играются. Есть еще его опера, 
подъ назван1емъ: 11ритв01то-сумасшедшая, хотя и игранная, но 
оставленная. Сш шеса не что иное, какъ подражанье Реньяро- 
вой; Ье8 1'оИе8 атоигеи8е8; она насеч. въ Москв-Ь, 1801 г.»^®^). 
И. А. Дмитревскш предложецъ былъ въ члены академшпред- 
сЬдателемъ росс1йской академхи А. А. Нартовымъ. Вм'Ьст'Ь съ 
ДмитревскийПэ предложены были п друг1е кандидаты на н-Ьсколько 
свободныхъ или «убылыхъ» м'Ьстъ. Въсобран1п 3 мая 1802 года 
происходили выборы. Лица, соединившая въ свою пользу наи- 
большее число голосовъ, объявлены тогда же членами россшской 
академ1И, а Дмитревскому, получившему семь избирательныхъ го- 
лосовъ и пять неизбирательныхъ, предоставлено право вступить 
въ академ1ю при первой открывшейся вакансш. Вскор-Ь, засмер- 
Т1Ю профессора московскаго университета Зыбелина, открылось 
м-Ьсто академика, всл'Ьдств1е чего и постановлено было, въ собра- 
нш 31 мая 1802 года, пригласить И. А. Дмитревскаго въ ака- 
дем1ю, какъ ея д-ййствительнаго члена "^^). Тронутый этимъ зна- 
комъ внпман1я, хотя и н'Ьсколько поздняго, Дмитревск1й, въ соб- 
раши 21 1ЮНЯ 1802 года, произнесъ сл^дуюш,ую вступительную 
р'Ьчь^'*^). 

Милостивые государи! 

«Благоволен1е ваше, удостоившее присоединить меня къ чи- 
слу членовъ сея знаменит'Ьйштя академ1и, почитаю я счастлив'Ьй- 
шимъ въ жизни моей происшеств1емъ, которымъ не токмо хва- 
литься, но и гордиться могу. Такъ, гордиться паче всего т^мъ, 
что им1§ю честь и славу быть прюбщ,енъ къ такому обш,еству, 
которое вм1Ьщаетъ въ себ'Ь достойн'Ьйшихъ и въ словесности ис- 
кусн'Ьйшихъ мужей; такого обш,ества, котораго всЬ нам'6рен1я 
къ польз'Ь, всЬ желан1я къ вящшему просв'Ьш,ен1ю, вся ц-Ьль къ 
слав'Ь отечества клонятся; котораго всЬ подвиги стремятся къ 
тому, чтобы распространить въ отечестве нашемъ всЬ красоты 
и важность росс1йскаго слова, утвердить истинный вкусъ въ сти- 
хотворств-Ь и краснор-Ьчш, преподать полный правила во всей 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 241 

словесности и совершенное въписьменахъпросв'Ьщен1е устроить. 
Похвальное, благородное п достойное сыновъ росс1Йскихъ усер- 
Д1е. См'Ьло сказать можно, что ваше бодрственное и неутомимое 
трудолюб1е скоро, скоро вн-Ьдритъ въ блаженныхъ странахъ на- 
шихъ не только превосходн'Ьйшую словесность, каковою хвалятся 
Франщя, Англ1я и Герман1я, но вскрывъ еш,е всЬ сокровиш^а 
прекраснаго нашего языка, возродитъ новыхъ Цицероновъ и 
Виргил1евъ, и возставитъ — о, собудется мое предв'Ьщате! — 
и возставитъ въ Росс1и главн'Ьйш1я въ древности времена, в'Ькъ 
Перпкловъ въ Аоинахъ и в']Ькъ Августовъ въ Рим-!;». 

«Верхъ удовольствтя моего исполнится, когда при мудрыхъ 
вашихъ наставлен1яхъ, подъ вашимъ руководствомъ, и я возмогу 
по м-Ьр-Ь силъ моихъ достойно подвизаться на томъ же поприш.'Ь, 
на которомъ вы, къ чести академ1и, къ собственной вашей пох- 
вал'Ь, столь превосходно отличаетесь. Но гд'Ь недостаточны бу- 
дутъ мои знан1Я, тамъ дополнитъусерд1е, которое никогда вомн-Ь 
не оскуд-Ьетъ. Такъ, милостивые государи, ваше просв-Ьшенхепо- 
дастъ мн'Ь способы къ дарован1ямъ; ваши разсужден1я послу- 
жатъ мн-Ь правилами; вашъ вкусъ составитъ и мой вкусъ, и ваши 
Р'Ьшен1я будутъ мои прорицатели». 

«Боясь во зло употребить ваше вниман1е, и для того не см-Ью 
теперь превозносить похвалами словесныя науки, во всЬ времена 
и во вс'Ьхъ просв'Ьщенныхъ государствахъ уважаемыя и почи- 
таемыя; умолчу ©пользе, длявсякаго пола, для всякаго возраста, 
для всякаго состоян1я, отъ изящныхъ письменъ проистекающей. 
Не буду теперь утверждать и того, что словесность устрояетъ 
сердце, образз'етъ разсудокъ, расширяетъ и возвышаетъ самый 
разумъ, короче сказать, она можетъ правильно нареш,ися воспи- 
тан1емъ всему челов'Ьческой1у роду. Разсуждать о семъ съ вааш 
предоставляю себЬ до другаго способн-Ьйшаго времени, а теперь 
сп'Ьшу исполнить долгъ сердца моего, долгъ моей къ вамъ благо- 
дарности, Пршмите ее, милостивые государи, отъ одолженнаго 
вами человека, яко дань, изъ глубины души въ честь вашу под- 
носимую; пр1имите ее, и будьте ув'Ьрены, что доставленную мн-Ь 

Сборниъ II Отд. П. Л. Н. 16 



242 М. и. СУХОМЛИЕЮВЪ, 

почесть вашего сообщества умбю ценить во всей полнот-Ь ея, 
почитаю ее, уважаю и драгоц'Ьннымъ пр1емлю даромъ. И для 
того угодить вамъ приложу все старан1е; явиться достойеымъ 
вашего благоволен1я почту за счаст1е; возложенное на меня 
исполнить вм-Ьню въ свяш,енную должность, и трудиться съ 
вами для общей пользы поставлю всегда благомъ, чест1ю и 
славою». 

Дмитревскому было уже около семидесяти л-Ьтъ, когда онъ 
вступилъ въ академ1ю ; лучшая пора его жизни и д&ятельности 
принадлежала прошлому стол'Ьт1ю. Т'Ьмъ не мен-Ье онъ всегда 
съ особенною охотою принималъ на себя академичесшя работы, 
усердно пос'Ьщалъ собран1я академ1и, и занимался разборомъ при- 
сылаемыхъ въ академтю произведенш, преимущественно драма- 
тическйхъ. Въ чпсл'Ь уц^лЬвшихъ бумагъ росс]йской академхи 
встречаются и краткхе отзывы Дмитревскаго, писанные дрожа- 
щею, старческою рукою. 

По приглашен1ю россшской академш, Дмитревск1й разсматри- 
валъ: трагед1Ю Нума Помпилщ трагед1ю Демофонтъ; три тра- 
гед1И и три похвальный слова, написанныя по вызову академш; 
геропчесшя драмы: Россы на войнгь и Мареа посадница', оду 
Медера; несколько одъ графа Хвостова; переводъ Путешеств1е 
Анахарсиса, предпринятый членами академ1и, и т. п. Онъ же 
разсматривалъ и произведенхя другаго рода, какъ наприм'Ьръ: 
Россшскую грамматику, составленную Фатеромъ, и Обозр'Ьн1е 
малоросс1Йскаго нар'Ьч1я, или грамматическое показанхе суще- 
ственн-Ьйшихъ отлич1Й, отд'Ьлившихъ с1е нар^Ьчхе отъ чистаго рос- 
С1Йскаго языка — трудъ Павловскаго^'^). 

Въ отзьшахъ Дмитревскаго, вообще чрезвычайно краткихъ, 
всего любопытн-Ье черты литературныхъ воззр'Ьн1й, переносящ1я 
читателя въ прошлое стол'6т1е — во времена полн^йшаго господ- 
ства ложно-классической теор1и, требовавшей эФФектнаго тор- 
жества доброд']Ьтели и наказан1я порока, какъ можно бол-Ье кар- 
тинъ п образовъ, заимствованныхъ изъ миоолопи, п т. п. При- 
водимъ нБсколько прим-Ьровъ изъ рукописей Дмитревскаго: 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 243 

— «Похвальное слово Петру Великому, подъ Ля 5-мъ озна- 
ченное, заключаетъ въ себ-Ь много хорошаго, хотя не новаго. 
Слогъ онаго чистъ; вит1йства въ немъ довольно; и ежелибъ не 
существовало похвальное слово Ломоносова, то с1е сочинен1е 
могло бы почесться между лучшими похвальными словами, кои 
въ честь преобразителя Россш писаны были. По моему мн-Ьпхю, 
академ1я росс1йская можетъ его похвалить, но не ув-Ьичать». — 

— «Похвальное слово царю 1оанну 1У-му, съ девизомъ: 
«Неигеизе ез! сеИе па11оп, ой 1е йатЬеаи йе 1а за^еззе пе 
8'ё1е1§пе ]ата13», не им'йетъ въ себ'Ь т'Ьхъ свойствъ, который 
составляютъ истинный панегирикъ. Н^тъ въ немъ ни нужнаго 
краснор'Ьч1я, ни приличнаго слога, ни порядочнаго въ предложе- 
тяхъ шеств1я, а мен-Ье еще того громкихъ и поразительныхъ 
описан1й т'Ьмъ преславнымъ д'§ян1ямъ, коими росс1йск1й госу- 
дарь отличился. Оно погр'Ьшаетъ часто и въ исторш, и въ самой 
грамматик-Ь, а по симъ и другимъ причпнамъ и увЬнчано быть 
не заслуживаетъ». — 

— «Похвальное слово Пожарскому и Минину въ располо- 
женш своемъ есть подражайте слову, которое Томасъ въ честь 
Марка Аврел1я сочинилъ. Слогъ онаго, хотя довольно чистъ, но 
скуденъ въ изображен1яхъ и описан1яхъ риторическихъ, а по- 
тому и не вм'Ьщаетъ въ себ'Ь того сильнаго краснор'§ч!я, съ ко- 
торымъ сш два героя прославлены быть долженствуютъ. Мнопя 
знаменитМштя ихъ д'Ьян1я вполнЬ не описаны; затруднен1я въ 
собиран1и войскъ и въ походахъ почти умолчены; препятств1я 
отъ козней Марины, Заруцкаго и прочихъ, симъ мужамъ вопреки 
поставленныя, совс1Ьмъ не упомянуты; смерть патрхарха Гермо- 
гена, с1е важное при тогдашнихъ обстоятельствахъ происшест- 

в1е, забыто Какое множество витшственныхъ красотъ чрезъ 

то опущено! — Коротко сказать: сочиненге с1е похвально только 
по усердтю, съ которымъ писатель прославить старался сихъ 
героевъ, а по достоинству панегириста оно во многихъ статьяхъ 
недостаточно, и по симъ причинамъ не соотв-Ьтствуетъ нам-Ьре- 
н1ю и желашю академти» ^'^). 

16* 



244 м, и. сухомлиновъ, 

На судъ академ1и представлева была ода Медера, написанная 
по случаю поб'Ьдъ надъ поляками, въ 1794 году, и въ особенно- 
сти посл^^дней поб-бды, одержанной генералъ-поручикомъ Фер- 
зеномъ. Авторъ старался «весь образъ сражен1я Ферзена, строй- 
ный въ немъ порядокъ» и даже «глубокую и страшную тишину», 
и т. п. изобразить точно такъ, какъ было въ д-Ьйствительности 
и какъ описано въ н'Ьмецкихъ газетахъ. По мн'Ьн1ю Дмитрев- 
скаго, 

— «Ода г-на Медера, прославляющая поб-Ьды росс1йскихъ 
войскъ надъ поляками, приноситъ сочинителю похвалу и честь. 
Мнопя, или, лучше сказать, почти всЬ строФы наполнены хоро- 
шимъ стихотворствомъ. 

Зам'Ьчанхя почтеннаго г-на Карабанова на н'Ькоторьш изре- 
чен1я и слова нахоя^у я весьма справедливыми, и авторъ весьма 
легко поправить оныя можетъ. 

По слабому моему мн'Ьн1ю, я бы сильно сов^товалъ г-ну 
Медеру перем'Ьнить р-Ьчь Бож1ю, повел'Ьвающую разить и от- 
мщать. С1е не соотв'Ьтствуетъ святМшимъ свойствамъ и мило- 
сердш всемогущаго Создателя; или и вовсе говорящаго боже- 
ства не вводить. Лучше бы, кажется, было пом-Ьстить въ оду 
митологическаго Марса, который бы отдавалъ россамъ свои мечъ 
и щитъ на поражен1е враговъ, достойно за изм'Ьны наказуе- 
мыхъ. 

Ода с1я изображаетъ славныя д1^ян1я уже прошедш1я, такъ 
н-Ьтъ въ ней ничего, противнаго политик-Ь т'Ьхъ временъ, и весьма 
жаль, что сочинен1е С1е не было тогда напечатано; но какъ ав- 
торъ желаетъ, можетъ быть, пустить оное въ св'Ьтъ нын-Ь, то 
надобно, кажется, перем'Ьнить слова: галловг, Сену и пруссовъ въ 
друг1я, воображешю стихотворца предоставленныя». — 

— «Трагед1я Роюевской недостаточна во всЬхъ частяхъ дра- 
матическаго искусства; связь ея порочна; распоряжен1е явлешй 
безпорядочно и принужденно; характеры лицъ не наблюдены; 
повторен1я безчисленныя, и наконецъ — ув-бнчанное злодМство. 
Некоторые хорош1е стихи хотя д'Ьлаютъ честь сочинителю, 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й ЛКАДЕМШ. 245 

но всей трагед1и не доставляютъ похвалы, ниже посредствен- 
ной» ^'% — 

Изъ приведеннаго нами письма Нартова къ Хераскову видно, 
что Дмитревскому преимущественно, если не исключительно, 
принадлежать сл'Ьдуюш.1я зам'Ьчан1я на трагед1ю Хераскова: 
Разделенная Россгя или Зареида ^^^): 

«С1Я трагед1я написана стихами, чистыми, плавными, сладко- 
гласными и во многихъ м'Ьстахъ сильными безъ надутливости; но 
въ шеств1и и расположен1и ея находятся весьма ощутительные 
недостатки, изъ коихъ замЬтимъ зд'бсь только главнМшхе: 

1-е. Искусство требуетъ, чтобы каждое явлете вм-Ьщало въ 
себ-Ь особенное д'Ьйствован1е, соотв-Ьтствующее целости трагед1и; 
чтобы каждое лицо, а особливо главное, входило и выходило на 
театръ съ ясными и несумнительными для зрителей причинами, а 
въ конц'Ь третьяго явлен1я нерваго д'Ьйств1я Зареида и Велисанъ 
отходятъ — куда? и зач-Ьмъ? неизв-йстно. По крайней м'Ьр'Ь надле- 
жалобы сказать, что отходятъ для сов'Ьтовъ, и кончить явлен1е 
горяч-Ье, или ч'Ьмъ нибудь соучаст1е возбуждающимъ, а не про- 
стымъ словомъ пойдемо, могущимъ произвесть разныя эпи- 
граммы. 

2-е. Мельпомена почитаетъ великимъ порокомъ ув-Ьдомлять 
зрителей о томъ, что впередъ будетъ. Она непрем-Ьнно требуетъ, 
чтобъ д-Ьятя ея родились въ неожидаемой нечаянности и въ по- 
ражен1яхъ театральныхъ, именуемыхъ соирз йе Шёа^ге, а не въ 
томъ, чтобы говорить въ л^аркихъ явленхяхъ о селахъ, пеще- 
рахъ, дикихъ плодахъ и ключевыхъ водахъ. Не смотря на то, что 
все С1е изображено весьма хорошими стихами; но они зд^Ьсь не 
кстати, ибо нроизводятъ вм'Ьсто пылкости ежели не пустоту, то 
по крайней д1'Ьр'Ь холодность и слабость. Сл-Ьдственно, сочинитель 
сей трагед1и ногр-бшаетъ противу сего правила, заставивъ, въ 
четвертомъ явлен1и третьяго дМствхя, Зареиду, Ростислава и 
Велисана говорить о побЬг'Ь и предув1&домлять напередъ и весьма 
многословно о такомъ происшеств1И, которое въ четвертомъ дМ- 
ствш должно случиться. 



246 м. и. сухомлиновъ, 

3-е. Какъ въ конц'Ь третьего, такъ и въ четвертомъ явлен1- 
яхъ третьяго Д'§йств1я, Ростиславъ, прячущшся напосл'Ьдокъ въ 
комнаты княжвы по сов-Ьту Велисанову, кажется намъ заочно 
только героемъ, а зд'Ьсь на самомъ д'Ьл'Ь трусомъ, малодушнымъ. 
Оттого-то онъ во всей трагед1*и' мало къ себ-й и жалости воз- 
буждаетъ, что нигд'Ь не выставленъ съ великоспю княжеской 
души. 

4-е. Просьба Велисанова о позволен1И удалиться отъ св^та, 
равном-Ьрио и черное одЬянхе, въ которомъ онъ является на 
театръ предъ Зарепдою — для чего? чтобы поц'бловать ея руку и 
съ нею проститься, — нпкакъ не могутъ быть пом'Ьш.ены въ тра- 
гед1и. Эпизодъ сей покажется зрителямъ весьма страненъ. 

5-е. Наконецъ необпновенно сказать можно, что грагед1я 
с1я, по своему катастрофу, едва ли достойна быть представленною 
на веатрп, яко на такомъ мгъстгь, которое должно быть во всей 
строгости училищемъ добродгьтели и страшилищемъ порокамь. 
Ибо въ трагед1И сей злодгьйство и наглость торжествуютъ, 
а невинность убита. Изяславъ, желая удовлетворить буйственной 
страсти своей къ Зареид'Ь, умерщвляетъ своею рукою несчаст- 
наго Ростислава, б'Ьдной княжне подаетъ причину прекратить 
жизнь свою изъ отчаян1я. Мучитель ихъ нимало не раскаивается 
въ своемъ злод1Ьян1и. Не есть ли С1е во всей сил'Ь верхъ увЬн- 
чаннаго беззакон1я? И что понесутъ въ сердцахь своихъ домой 
честные и добродуыпель любящге люди, увидя такое безчеловтчное 
окончите тхшгедги? Не почтутъ ли они ненаказанное и тороюе- 
ствующее мучительство больше научетемъ мучите льствовать, 
нежели наставленгемъ удаляться отъ лютостей? 

И такъ, ежели бы все расположеше и шеств1е трагед1и со- 
отв-Ьтствовало гладкости и красот'Ь стиховъ, какими она писана, 
то соч0нен1е с1е могло бы по справедливости ув-Ьнчано быть на- 
значенною отъ академ1и наградою; но какъ вышеописанные не- 
достатки препятствуютъ одобрить оное во всЬхъ частяхъ, того 
ради академ1я удерживается отъ увЬнчан1я его почестями. Одна- 
кожъ, признавая стихосложен1е сей трагедш прекраснымъ, от- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 247 

даетъ должную справедливость сочинителю оной, и предвидя въ 
немъ способность къ сему высокому роду творен1я, над'Ьется, 
что н-Ькогда со всею строгою истиною будетъ она имЬть удо- 
вольств1е вид-Ьть труды его увенчанными». 

Участвуя въ различныхъ предпр1ят1яхъ росс1йской академ1и, 
Дмитревскш былъ членомъ н'Ьсколькихъ комитетовъ и въ томъ 
числ-Ь комитета для издашя пер10дическихъ листковъ^^®). Напред- 
ложен1е президента доставить что-либо для предприпимаемаго ака- 
дем1ею повременнаго издашя Дмитревскш «объявилъ свое жела- 
н1е сочинить похвальное слово росс1йскимъ государямъ, которые 
отличными милостями, щедротами, благод'Ьяшями и подвигами 
своими наибол'Йе споспешествовали возвышенш п просвмценгю 
Россш»^''). 

Для академическаго празднества, по случаю обновлен1я дома 
росс1йской академ1и, Дмитревск1й сочинилъ стихи и хоръ, кото- 
рые и были п-Ьты певчими ^"^). 

По обычаю того времени, академичесюя празднества сопро- 
вождались похвальными речами, прославлявшими знаменитыхъ 
людей, действовавшихъ на томъ или другомъ поприще. Къ числу 
знаменитыхъ писателей, достойныхъ восхваленхя, академ1я отно- 
сила и Сумарокова. Съ просьбою сочинить похвальное слово Су- 
марокову президентъ академш обратился къ Дмитревскому на 
томъ основанш, что ему ближе, ненгели другимъ, извЬстны д^я- 
н1я этого писателя, прославившаго себя своими драматическими 
творен1ями. Дмитревск1й весьма охотно принялъ возлагаемое на 
него поручен1е, и исполнилъ его къ общему удовольств1ю какъ 
своихъ сочленовъ, такъ и постороннихъ слушателей. 

речь Дмптревскаго представляетъ собою чистМшш образецъ 
краснореч1я временъ давно-минувшихъ. Не ораторск1е пр1емы 
автора, которые произвели такое пр1ятное впечатлен1е на его 
современниковъ и судей, а совершенно другая сторона заслу- 
живаетъ н^котораго вниман1я пзследователя. Въ р^чи Дмитрев- 
скаго есть черты, подкрепляющ1я, въ большей или меньшей сте- 
пени, то соображен1е, что авторъ похвальнаго слова Сумарокову 



248 м. и. сухомлиновъ, 

и авторъ любопытн'Ьйшаго «Изв-Ьстхл» о нашихъ писателяхъ, по- 
м'Ьщеннаго въ лейпцигскомъ журнал'Ь. — одно и тоже лицо. Съ 
перваго взгляда бросается въ глаза не сходство, а различ1е между 
лейпцигскимъ Изв'§ст1емъ и похвальнымъ словомъ Суй1арокову. 
Въ «Изв'Ьст1и» коротко и весьма м'Ьтко говорится о произведе- 
н1яхъ русскихъ писателей. Въ похвальномъ слов-Ь — непом-брное 
разглагольств1е и напыщенность. Но таковы были времена и 
таковы были требован1я отъ ораторской р'Ьчи, посвященной па- 
мяти «великаго мужа» и назначаемой для произнесен1я въ торже- 
ственномъ собран1и «мужей», хотя и не великихъ, но чрезвычайно 
наклонныхъ къ величавости и возвышенному тону. Еще одно об- 
стоятельство. Русскаго подлинника «Изв'Ёст1я» мы не знаемъ; 
оно доступно намъ только въ н'Ьмецкомъ перевод'Ь, всл'Ьдств1е 
чего исчезли для насъ всЬ т'Ь особенности, т'Ь устар1'.лые слова 
и обороты и т. п., которые такър1^зко обозначились бывъязык'Ь 
подлинника. Несмотря на то, что въ одномъ случа-Ь авторъ дол- 
женъ былъ во что бы то ни стало хвалить и хвалить, а въ дру- 
гомъ — ожидали отъ него критпческихъ отзывовъ, между взгля- 
дами, высказанными и въ томъ и въ другомъ произведен1и, за- 
31'Ьчается н1&которое сходство. 

Дмитревск1Й разд'йляетъ свою р^Ьчь на три части, и въ вид'Ь 
приступа предлагаетъ общую характеристику Сумарокова. При- 
ступъ этотъ всего ясн'Ье показываетъ, какую ц^Ьну можно прида- 
вать хвалебнымъ возгласамъ оратора, и въ чемъ заключаются 
его излюбленные пр1емы ^'^): 

«Прославлять мужей, или высокою мудрост1ю, или превосход- 
ными подвигами, или отм'Ьнными дарован1ями себя возвеличив- 
шихъ, есть дань благодарности, которую потомство достоинству 
ихъ воздавать долженствуетъ. 

Достойно и праведно прославляемъ и уважаемъ т-Ьхъ вели- 
кихъ математиковъ, физиковъ, химиковъ, и прочихъ отличившихся 
въ знан1яхъ мужей, кои острозорнымъ умомъ своимъ проникнувъ 
въ сокровенньш чудеса природы, чрезъ свои глубок1я умозр'Ьнхя, 
вычислен1я, испыташя, прим'Ьчан1я и опытности, расширили пре- 



ИСТ0Р1Я ГОССГЙСКОЙ АКАДЕМШ. 249 

д'Ьлы всеобщихъ поиятш, увеличили познан1е, усовершили науки, 
и новое просв'1щен1е для насъ открыли. 

Но оставимъ ли безъ почитап1я знамепит&йшихъ стихотвор- 
цевъ, которые имЬли даръ премудро вымышлять, вымышленное 
преискусно описывать, описанное живо украшать, украшенное 
представлять безподобнымъ, совершеннымъ, и тЬмъ приводить 
души въ восторгъ и удивлен1е? Пылкое ихъ воображен1е ум-Ьло 
созидать новые м]ры, новьш души, невидимое творить очевид- 
нымъ, небывалое существеннымъ, мертвое живымъ, вымьпнлен- 
ное истиннымъ. Быстротечный ихъ умъ воспарялъ въ превыс- 
преншя обители Божества, низлеталъ до преисподнихъ ада, низ- 
водилъ боговъ на землю, смертныхъ превращалъ въ боговъ; но 
вс! с1и мудрыя иносказан1я клонились единственно къ наставле- 
н1ю, поученш и просв-Ьщетю земнородныхъ. Свойство истин- 
ныхъ п1итовъ возвышать души пофилософски, а пл-Ьнять и вос- 
хищать ихъ постихотворчески. Омиръ, Виргилш, Клопштокъ, 
Мильтонъ и друпе велик1е п1иты не стяжали бы в'Ьчной славы, 
еслибы удалились отъ сей преславной ц'бли; но они нав'Ьки оста- 
нутся Промиоеями, похитившими небесный огонь и размножив- 
шими оный по всей вселенной, 

О единомъ изъ преславныхъ стихотворцевъ нам'Ьренъ и я за- 
нять вниман1е ваше, почтенн-Ьйшхе слушатели! Счаст1емъ почту, 
если слово мое достойно будетъ и васъ, и того пресловутаго 
мужа, о которомъ говорить стану. Хвалить его не буду;онъсамъ 
себ'§ похвала. Прославлять прославившагося, за скудост1ю моего 
вит1йства, также не см-Ью; онъ превознесенъ не только въ отече- 
ств'§ нашемъ, но и во всей почти Европ'Ь. Сочинешя его по Фран- 
цузски переведены, академ1ями словесныхъ наукъ расхвалены, и 
самымъ остроумнымъ Вольтеромъ уважены. При сез1Ъ знамени- 
томъ собран1и осм'Ьлюсь только напомянуть о его превосходномъ 
достоинстве^, о великихъ дарован1Яхъ, коими онъ былъ преукра- 
шенъ и преисполненъ. Природа, на отм'Ьнные дары вирочей1ъ 
скупая, обогатила его не только всЬми сокровищами остраго ра- 
зума, пылкаго воображен1я и н'Ьжныхъ чувств1Й, для стихотвор- 



250 м. и. сухомлиновъ, 

ца необходимо нужныхъ, но ущедрила его и тЫъ высокимъ 
изобр'Ьтательнымъ умомъ, т-Ьмъ гешемъ, который родитъ совер- 
шенныя и неподражаемый сочинен1я, и который во всЬхъ произ- 
веден1яхъ сего мужа блистаетъ, пл'Ьнитъи восхищаетъ. Съсимъ- 
то врожденнымъ геехемъ, съ твердост1ю духа, со щитомъ своего 
ума и сердца, прошелъ онъ сквозь вс'Ь трудеыя дебри стихот- 
ворства и превратилъ ихъ въ плодоносные вертограды; съ симъ- 
то ген1емъ придавалъ онъ всЬшъ предметамъ, до которыхъ ни 
касался, приличнз^ю по свойству ихъ пр1ятность, красоту и благо- 
родство; ум-Ьлъ проницать души и возбуждать въ нихъ жалость, 
страхъ, удивлеше и восторгъ. Зная челов-Ьческое сердце, ум'Ьлъ 
вскрывать сокровеннМш1е згибыего, п вс1> въ немъ гн'Ьздящхяся 
страсти изображалъ приличными красками. Словомъ: онъ ум^^лъ 
не только в']^рно описывать природу, но и украшать ее ум'Ьлъ. 

Но кто сей р-Ьдкш и достойный мужъ? вопрошаютъ ваши 
взоры. Сумароковъ — любимецъ Аполлона, другъ и наперсникъ 
музъ, искусный созерцатель природы. Онъ первый воздвигъ рос- 
сшской Мельпомен'6 и Тал1и великол-йппый храмъ; жертвенникъ 
его украсилъ превосходными своими сочивен1ями, и свЬтъ, ге- 
шемъ его во храм-Ь возженный, разливается уже по всему на- 
шему отечеству. Грубое и темное нев-Ьжество противъ воли 
своей покидаетъ прежнюю свою сл'Ьпоту, шествуетъ охотно къ 
сему св'Ьту, пл'Ьняется и восхищается ут'Ьшительнымъ его С1я- 
н1емъ. Сумароковъ былъ первый пзъ т-Ьхъ красноп'Ьвцевъ, кои 
сладкогласною мусик1ею привлекли вс']Ьхъ музъ въ Росс1Ю, пом'Ь- 
стили Геликонъ въ Петропол']^, и живыя воды Ипокрены см-Ь- 
сили съ прозрачными струями невскими. Онъ первый изъ т-Ьхъ 
р-Ьдкихъ п1итовъ, кои, пылая пермесскимъ жаромъ, изслЬдывали 
въ точности всЬ пути и стези Парнасса, показали красоту его по- 
томству, и славные прим'Ьры подражан1я оставили. Онъ — первый 
распространитель вкуса, прелестей и познан1й стихотворческихъ 
въ Росс1и; одинъ изъ превосходн'Ьйшихъ основателей нашей сло- 
весности; одинъ изъ достойнМшихъ знатоковъ силы, важности, 
красоты и правилъ сладкозвучнаго нашего языка; отецъ и учре- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 251 

дитель правильныхъ росс1Йскихъ зр'Ьлищъ; отецъ совершенной 
трагед1И и благоразумной комед1и; отецъ всякихъ дидактическихъ 
сочинен1й, коихъ мы на нашемъ язык15 до него не имУи». 

За этимъ вит1еватымъ введен1емъ ел Ьдуютъ отзывы о произ- 
ведешяхъ Сумарокова, напом1шаю1Ц1е собою б-Ьглыя зам-Ьтки рус- 
скаго путешественника, появпвш1яся вълейпцигскомъ литератур- 
номъ журнал-!. 

Въ «Изв'Ьст1и о н-Ькоторыхъ русскихъ писателяхъ», пом-Ь- 
щенномъ въ лейпцигскомъ журнал'Ь, писатели названы въ та- 
комъ порядк'Ь: Оеофанъ Прокоповичъ, Тредьяковскгй, Ломоносовъ^ 
Сумароковъ, п т. д, О Тредьяковскомъ сказано между прочимъ: 
N^сЫ; §е1ш§ аЬег капп 111Ш ипзге па<;1оп Шгвеьпе Ьегаив- 
^е^еЪепеп ге§е1п йег с11с1йкип81: йапкеп, а18 \уе1с]1е (11е]еп1^еп 
§еп1е8, (Не еп1\уе(1ег птсЫз уоп Ггетйеп яргасЬеп уег81;ип(1еп, 
1п 111гег гаииег8ргас11е (11е кип8к кеппеп 1еЬг1е, ойег (1ет а11§е- 
те1пеп ИеЬЬаЬег ги е1пет псЬй^еп иг1ЬеИе топ \уегкеп йез 
^езсЬшаскз уегЬаИ. Во Французскомъ переводе: Ъа паНоп пе 
реи! раз 1и1 ауо1г аззегй'оЪИ^аНоп (1е седи'11 1и1 а1'а11;соппа11ге 
1е8 ге§1ез йе 1а роёз1е ^и'^1 а риЪИёез, еп се дп'еПез 1'оп1 соп- 
паИге Гаг! а сеих ^и^ пе зауеп! раз 1е8 1аи§ие8 е1гап§ёге8 е1 
арргеппеп! аих ата<:еиг8 а зе 1'огшег ип ^ас! ]1Т81е йапз 1е8 оиу- 
га^ез йе ^оШ. 

Постепенное движенте русской литературы Дмитревскш обоз- 
начаетъ именами : Оеофана Прокоповича, Тредьяковскаго, Ломо- 
носова и Сумарокова, и главную заслугу Тредьяковскаго видитъ 
въ «правильномъ стихотворств-Ь»: 

«Въ новМш1я времена Росс1и краснор-Ьчте им^ло несравненно 
больше счаст1я и успеха, нежели стихотворство. Пресловутый 
Оеофанъ уже былъ, и прочее предъ нимъ и посл-Ь него отменные 
сладкословы. Были и стихотворцы, по однимъ риомамъ такъ на- 
зываемые; но тусклый и едва мелькаюш,ш блескъ слабаго искус- 
ства ихъ обременялъ глаза читателей, и нескладный скрипъ стп- 
ховъ и дикогласное п'Ьн1е ихъ оскорбляло уши. Настала нако- 
нецъ правильнаго стихотворства заря въ особ-Ь приснопамятнаго 



252 м. и. сухомлпновъ, 

Тредгаковскто, а ясный и безоблачный полдень ихъ возс1ялъ въ 
особахъ двухъ великохъ амужей, Ломоносова и Сумарокова. Отъ 
сихъ двухъ св^^тилъ, на вершинахъ росс1Йскаго Парнасса воз- 
блиставшихъ, пролился св^тъ во все государство; заставилъ чув- 
ствовать сладость п'Ьшя музъ; вОзбудилъ во многихъ росс1явахъ 
соревнован1е, подражанхе, и возродилъ вамъ преславнаго Херас- 
кова, преславнаго Державина, Княжнина, Николева и нрочихъ 
достойныхъ писателей». 

При всей сдержанности автора «Изв'Ьст1я» Сумароковъ на- 
зывается великимъ человткомъ: (Иезег дгоззег тапп (во Француз- 
скомъ перевод'Ь: се зауапЬ коттё). Въ похвальномъ слов'Ь онъ 
названъ великимъ писателемъ для сердца. Велпчте его зиждется 
главнымъ образомъ на его трагед1яхъ: 

«Слава СоФОкла, Эврипида, Корнел1я, а наипаче Расина и 
Вольтера, воспламеняла душу Сумарокова; онъ ищетъ заслужить 
.между ими м'бсто въ храм'Ь безсмерт1я. Уступитъ ли истинный 
росс1янинъ иностранцу въ достоинств-Ь или подвигахъ, когда въ 
виду им'Ьетъ честь отечества и свою собственную? Сумароковъ 
безъ робости ищетъ храма Мельпомены, но увы! онъ окруженъ 
дикимъ, густымъ, непроходимымъ л'I^сомъ, иснолненнымъ колю- 
чаго тершя, сквозь который ни едпнъ росс1янинъ никогда еще не 
проходилъ, и мнопе разнонародные стихотворцы, поранены бывъ 
острыми терновыми иглами, со стыдомъ возвращались. Труд- 
ность с1я не устрашаетъ нашего ироя; вооружась мечемъ остро- 
З^М1Я, принявъ отъ сердца своего нить Ар1адны, приближается 
см-бло къ непроходнымъ дебрямъ, и не уклоняясь ни вправо, ни 
вл'Ьво, прос'Ькаетъ новый и надежный для себя и соотчичей путь, 
ведущш прямо ко вратамъ храма. Мельпомена съ радост1ю и 
удивлен1емъ встрЬчаетъ росс1йскаго п1ита, ув'Ьнчаваетъ его в'Ьн- 
цомъ славы, адамантовымъ перомъ вр'Ьзываетъ имя Сумаро- 
кова на жертвенник1^ своемъ между славнМшими пштами, а пер- 
вую его трагед1ю Хоревъ, ей поднесенную, пом^щаетъ въ число 
незабвенныхъ сочинен1й — по самой истин'Ь незабвенныхъ! 

Удивлен1я достойно то, что всЬ славные трагики им'§ли въ 



ИСТ0Р1Я россгаской академш. 253 

искусств'& своемъ хотя не превосходвыхъ, однако хорошихъ 
предшественниковъ, отъ которыхъ могли получать н-Ькоторое 
просв-Ьщеше. Эсхилъ, Софоклъ и Эвропидъ имЬли путеводите- 
лемъ Тесписа; Корнелш, Расинъ и Вольтеръ им-Ьли уже настав- 
никами своими Бенсерадовъ, Вуатюровъ, Саразеневъ и многихъ 
другихъ, а нашъ Сумароковъ им-Ьлъ путеводителемъ одного себя 
и свое сердце, и йюгъ сочинить во младыхъ лЬтахъ преславную 
трагед1ю — т^зудн'Ьйшее и мудрМшее во всей словесности тво- 
реше. Пусть безпристрастный читатель разсмотритъ Хо^ееа; про- 
стое и незапутанное его содержан1е, естественное шеств1е слу- 
чаевъ, благоразумное расположен1е явлен1Й, часъ отъ часу больше 
умножающаяся жалость, сила въ выражен1яхъ, важность въ упо- 
доблешяхъ, превосходство въ мысляхъ, н'Ьжность въ любви, кра- 
сота въ стихахъ, живое описан1е страстей, противоположности и 
внезапности особливо пятаго дМств1я, могущаго служить при- 
м1§ромъ и образцомъ для вс1Ьхъ наилучшохъ трагед1й, удивятъ 
непрем1Ьнно. Пусть читатель во все С1е вникнетъ и преселится 
мысл1ю въ 48 годъ прошедшаго в'Ёка, въ коемъ трагед1я С1я 
была сочинена, и вкусъ, конечно, не такъ былъ изощренъ, какъ 
нын'Ь; пусть читатель все С1е изсл1Ьдуетъ, то безъ сомн'§н1я вос- 
кликнетъ въ честь Сумарокову: се превосходный основатель дра- 
матическаго искусства; се остроумный отецъ нашей трагедш! 

Но мы возым'Ьемъ несравненно больше почитан1я и уважешя 
къ достоинствамъ Сумарокова, когда къ прекрасной трагедш 
Хорево присовокупимъ еш,е восемь другихъ преславныхъ траге- 
дш, которьш, разумеется, не всЬ преимуществами равны, но ко- 
торый различествуютъ, можетъ быть, между собою меньше, 
ч^мъ различествуетъ золото отъ чист'Ьйшаго серебра». 

Относительное достоинство трагед1й Сумарокова опред'Ь- 
ляется одинаковымъ образомъ и въ «Изв'Ьстш» и въ похвальномъ 
словй. 

— Ег 181; йег уег^'аззег уоп зесЬз ипзгег Ъез^еп 1гаиегзр1е1е, 
ип1ег Го1§ецс1еп аиГзсЬчГ^^еп: 1) (Люгео, 2) НатЫ, 3) АгЫзШге, 
4) 8гпт ипс1 Тгигоог, 5) 8етг?'е, 6) Юшггзе. Ваз у1ег1;е ипй йп- 



254 м. и. сухомлиновъ, 

йе зШск: 8шар гтй Тптог \тй. Й1е Зетгге уегсИепеп йен §гб8- 
81;еп Ье1Ы1. Бег 81;ой[ ги Ъе1(1еп зо \у1е ги йет СЬогео ипй йег 
01т18е 18<: аиз ипзегег ^езсЫсЫе, (11е ег яеЬг §'1йскИс11 ги пШ- 
геп Ье\уи821;. — 

«Трагед1я Оинавъ и Труворъ, парижскою акадеапею слове- 
сности расхваленвая, доказываетъ превосходство красотъ своихъ 
уже т'Ьмъ, что хотя тысячу разъ была въ Росс1и представлева; 
но зрители всегда находятъ въ ней новыя удовольств1я; всегда 
соплачутъ Ильмен'Ь, сострадаютъ Трувору, собол-Ьзнують о Си- 
нав1^, и удивляются стоическому хладнокров1Ю Гостомысла. Съ 
языка его льется мудрость. Кашя поучен1я для всего челов-Ьче- 
ства! Поучен1я, кои однакожъ ни быстрому течен1ю внезапныхъ 
происшеств1й, ни различнымъ душевнымъ волнован1ямъ д-Ьйст- 
вующихъ лицъ, ни малой холодности не причиняютъ. Трагед1я С1я 
послужить можетъ прим'Ьромъ, какъ изъ немногихъ лицъ и изъ 
малыхъ причинъ выводить толь плачевный и поразительный д-Ьй- 
ств1я. Вотъ истинное достоинство, какое оставилъ Сумароковъ 
для потомства въ сей драм'Ь. 

Лучшее театральное сочувств1е есть то, которое приводитъ 
сердце наше въ движен1е, въ соучаст1е, и нр1емлетъ надъ нимъ 
полную власть; такъ трагед1я Селтра есть в'Ьнецъ безсмерт1я 
Сумарокова. Все въ ней блистательно, поучительно, превосходно, 
велико. Избранный мысли, иройск1я чувств1я, поразительный из- 
речен1я, высошя слова восхищаютъ зрителя и показуютъ все 
величество и важность истинный трагедш. Какое безчисленное 
богатство, какое удивительное изобил]е красотъ внесъ Сумаро- 
ковъ въ сокровищницу россшской словесности чрезъ с1ю драму. 
Таковую трагедш могла сочинить сама Мельпомена или — Сума- 
роковъ. Осудитель ея, ежели бы могъ найтися, недостоинъ чи- 
тать Сумарокова. 

Будемъ справедливы и, забывъ на часъ прим-йрньш въ сти- 
хотворстве дарован1я Сумарокова, уступимъ критик-Ь, которая 
часто видйтъ только недостатки, а къ достоинству сл'Ьпа, и кра- 
соты забываетъ; которая часто вооружается противъ свышняго 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМ1И. 255 

искусства по зависти или саыолюб1ю; которая чаще великаго и 
превосходнаго ве разумЬетыю иезиап1ю,и почти всегда приц']Ьп- 
ляется къ неважнымъ малостямъ или словамъ. Уступимъ ей и 
скажемъ съ нею, что въ трагед1яхъ: Димизгъ, Мстиславгь и Ди- 
митрш Сумароковъ былъ ниже самого себя; что находятся въ 
т'Ьхъ драмахъ н-Ькоторын слабы я явлен1я; встречаются, но 
весьма р'Ьдко, не довольно обработанные стихи, не довольно воз- 
вышенныя мысли и друпя небрежности. Но возгласимъ ей нероб- 
кш отв-бть: разв'Ь луна меньше св'Ьтитъ, им'Ья въ сёб'Ь черныя 
пятна; разв'Ь красавица не должна з^же быть красавицею ради 
пяти веснушекъ, при прелестяхъ лица совсЬмъ почти невидныхъ; 
разв-Ь алмазъ совсЬмъ теряетъ свою цЬну, когда вода въ немъ 
н-бсколько нечиста? А съ симъ отвЬтомъ нредпоставимъ противъ 
стр-Ьлъ критики и отмЬнныя красоты, въ т'Ьхъ же самыхъ тра- 
гед1яхъ блистаюнця. Что можетъ быть превыше Димигр1ева 
монолога во второмъд'6йсгв1и! Что превосходн'Ье посл'Ьдн1я поло- 
вины четвертаго и всего пятаго Д'Ьйств1я! Сверхъ многихъ пе- 
чальныхъ явлен1й, что можетъ быть поразительн'Ье трубнаго звука 
во Мстиславгь и набатнаго колокола въ Димишрш! Об1з с1и 
минуты потрясаютъ душу и воздымаютъ власы, когда лицедей 
толико же превосходенъ будетъ, какъ превосходны с1и внезапно- 
сти. Умолкни, критика, научись почитать Сумарокова». 

— 8еше зесЬз котбйгеп ^т{\. тсЫ во §и1; §ега1;11еп. 11п§е- 
асЫе1 У1е1ег ет§е81геи1еп кошхзсЬеп ипЛ ду11;21§'еп сшГаИе ип(1 
Ъе182;еп(3ег ваИпзсЬеп 2й§е, 181; (1ос11 {Ьге §'ап2е аЫа^е п1с111 1ш 
81;ап(1е Й1е вШске ап^" йег зсЬаиЬпЬпе ип1егЬаиепс1 ^епи§ ги 
тасЬеп. Вез^о аИ^ешешег 181 Лег Ье1Ы1, с1еп йег уегМзег 1п 
8е1пет \'а1;ег1ап{1е \уе§еп 8е1пег ^"аЬе1п егЬаиеп, йауоп йег Ьг. 
рго!". йсЫа^хег е1Ш§е 1п8 с1еи1:8с11е иЬег8е1;2е1; Ьа!. ЕЬеп 80 8сЬа12- 
Ъаг 81пс1 аисЬ зетпе е1е§1еп, ес1о^еп ппй Иейег. 

Во Французскомъ перевод1Ь : Ьез 81хсошёс11е8 ди'И а риЬИёез 
не уа1еп1 раз зез 1;га§ёс11е8. ^ио^^и'е11е8 соп1;1еппеп1; Ьеаисоир с1е 
заЛИез сот^^ие8 е! (]е1га11;8 заИпдиез, еПез пе зе зоиИеппеп^раз 
а 1а гергё8еп1а11оп. Еп геуапсЬе зез 1'аЫез оп1 ё1ё ар1аис11ез §ё- 



256 м. и. сухомлиновъ, 

пёга1етеп1, с1е тёте дие 868 ё1ё§1е<>, зев ес1о§ие8 е! зев сЬап- 

80118. — 

«Сумароковъ им'Ьлъ превелик1й даръ и для комедш; но по 
пламенному и живому свойству сочинялъ онъ всЬ комедш такъ 
скоро, что въ три пр1ема комед1я въ трехъ Д'§йств1яхъ была уже 
готова. Сею то посп'Ьшност1ю и несообразимост1ю всего потреб- 
наго комед1и его и отзываются. Не смотря на то, духъ и вкусъ 
истинеаго комичества виденъ вънихъ повсюду и достоинъ подра- 
жашя. ЩЛЬ оси'Ьян1я пороковъ сохранена въ нихъ во всей пол- 
нот-Ь. Осм'Ьиваемыя лица представлены въихъ безобра.з1яхъ живо 
и естественно, Колк1я на ихъ счетъ насм'Ьшкп, свойственныя 
каждому лицу нар'Ьч1я, острыя слова, сатирическ1я черты и эпп- 
грамматическ1е въ разговорахъ обороты, коими С1и комедш усея- 
ны, доказываютъ ясно, что Сумароковъ родился быть п коми- 
комъ. Если бы употребилъ больше внимашя на комед1ю, то по 
острот-Ь ума и веселости духа заслужилъ бы несомн-Ьнно имя и 
лавры АрпстоФана, Плавта, Теренщя и самого Мол1ера; но онъ 
с1ю славу предо ставя потомству, довольствовался только быть 
отцомъ и пер^ымъ основателемъ росс1Йской комед1и, а усовер- 
шать ее препоручилъ Фонъ-Визину, Княжнину, Николеву, п про- 
чимъ достойнымъ росс1янамъ. 

Сумароковъ ведетъ насъ теперь съ собою на прекрасные Ге- 
локонск1е холмы, гд'Ь музы въ присутствш Эзопа, Федра, Пиль- 
ная и ЛаФОнтена ув-Ьнчали его новыми лаврами безсмерт1Я, Самъ 
Аполлонъ чрезъ св'Ьтлую свою улыбку удостоилъ похвалою своего 
любимца. Четыреста притчей его суть четыреста новыхъ кра- 
сотъ, между собою несходныхъ, и въ изяществ']в одна другой не 
уступающихъ ; самая расторопность притупляется и не знаетъ, 
которой отдать преимущество. Что притча — то новое прельще- 
ше, новое совершенство; что притча — то новое воображен1е, но- 
вый умъ, новый пштическ1й даръ; что притча — то новая исти- 
на, подъ прозрачною пленою разумной аллегор1и предлагаемая, и 
мудрое нравоучен1е читателю вперяющая. Люди не любятъ слу- 
шать нагой правды; они требуютъ, чтобъ она облечена былан-Ь- 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕШИ. 257 

кою льстивою наружност1ю. Сумароковъ ум-Ьлъ въ притчахъ 
своихъ представлять ее въ точномъ вид'Ь, и не только ею не огор- 
чать, но приносить забаву, а чрезъ забаву исправлять сердца и 
доставлять пользу». 

— 1п 8е1пеп ЪпеГеп 1е18<;е1 ег ипяегег паНоп 1п апзеЬип^ 
8е1пег ёГ1Ш(18а12е ипзегег зргасЬе ипй с1ег с11с111:кип81: йЪегЬаир! 
апзеЬпИсЬе (11епз1е. Ье1;21еге зхпй е1п аизги^ йег В1сЫкип81; йез 
ВоНеаи. — 

— Вап8 868 1е11ге8 11 гепй йез §гапЙ8 8егу1се8 а 1а па1;10п еп 
у ехрозап! 1е8 рппс1ре8 (Зе 1а кпоце е1; йе 1а роёзхе еп §ёпёга1. 
Роиг сез йегшегз 11 1е8 а Игёз йе ГАг! роёНдие с1е ВоПеаи. — 

«Достойно прославленъ Буало: достойно прославленъ быть 
долженъ и Сумароковъ за острыя сатиры, а наипаче за безпо- 
добныя его эпистолы о россшскомъ стихотворств-Ь и россшскомъ 
язык-Ь. Въ сихъ прим-Ьрныхъ послан1яхъ, прекраснымъ слогомъ 
и стихами ппсанныхъ, видимъ мы то, что Буало изобразилъ въ 
своемъ АН роёЩие (наука о стихотворств-Ь). Видимъ въ нихъ 
всЬ безошибочный правила во вс1Ьхъ родахъ стихотворческаго 
искусства; видимъ въ нохъ, каковъ быть долженъ стихотворецъ; 
видимъ и удивляемся, что Сумароковъ не только могъ и ум'Ьлъ 
преподать истинный и мудрыя въ стихотворств-Ь правила, но и 
доказать ихъ на самомъ д-Ьл-б, и доказать съ такимъ превосход- 
нымъ искусствомъ п чест1ю, чего мнопе иностранные авторы 
исполнить не могли и не ум-^ли». 

— 8о ^ШскИск аЬег 181; ег шсЫ 1п 8е1пеп ойеп, а18 Ьегг 
^отопо880V. — 

— Вапз 1е8 ойез И п'а раз гёизз!. — 

«Стихотворецъ, объез1лющ1й всю словесность, не можетъ 
быть равно совершенъ во вс1Ьхъ частяхъ ея. Истину с1ю дока- 
залъ собою самъ Вольтеръ: его оды почитаются гораздо ниже 
одъ Мальгерба и Руссо. Ту же самую участь им-Ьлъ и Сумаро- 
ковъ. Торжественный оды его хотя изобилуютъ лирическими кра- 
сотами, хотя наполнены стихотворческими вымыслами; но н-Ьтъ 
въ нихъ такого изобр-Ьтательнаго духа, такого богатства вели- 

Сборнгвъ П Отд. И. А. Н. 17 



258 * м. и. сухомлиновъ, 

кпхъ мыслей, такой силы въ изображен1яхъ и описанхяхъ, как1я 
видиз1ъ въ Ломоносовт. Природа, производя великихъ людей, ве 
даетъ имъ равныхъ средствъ и способностей въ одномъ и томъ 
же предмет-Ь, и потому каждый изъ сихъ современниковъ им-Ьлъ 
свой собственный вкусъ, Ломонрсовъ былъ Пиндаръ, или П1итъ, 
исполненный восторга и вдохновен1я; Сумароковъ по склонности 
своей искалъ совершенства въ простот'Ь и пр1ятности, желалъ 
быть лучше Горащемъ, нежели Пиндаромъ. Ломоносовъ гре- 
м-Ьлъ, Сумароковъ п'Ьлъ; Ломоносовъ удивлялъ, Сумароковъ ис- 
калъ нравиться; Ломоносовъ дивенъ въ изображенш чудесъ, Су- 
мароковъ дивенъ въ изображен1и гращй; Ломоносовъ употреб- 
лялъ громогласный трубы, Сумароковъ — арФы и свир'Ьли. Сума- 
роковъ самъ отдавалъ справедливость Ломоносову за оды и пох- 
вальный слова — такъ, какъ Ломоносовъ долженъ былъ уступить 
превосходство Сумарокову по трагедтямъ, притчамъ, п-Ьснямъ, и 
прочее. Безпристрастпый читатель, разбирая сочинен1я сихъ 
двухъ славныхъ мужей, увидитъ ясно, что Ломоносовъ былъ ве- 
ЛИК1Й писатель для ума, а Сумароковъ — великш писатель для 
сердца». 

— ЕЬеп 80 ипШтИсЬ гзЬ 8гск аысЬ ипзег Vе^(а88е^ ш зетег 
ргозе, 111 \уе1с11ег е1ш§е Ьпе^'е ипй 1оЪгес1еп аЪ§е1'а88е1; 81пй. — 

— II а ёстИ ^ие1^ие8 1е1;1ге8 е^ дие1дие8 ра11ё^уг1дие8 еп 
ргове; та18 8а ргозе ез!; аис1е88ои8 с1е за роё81е. — 

«Лавры, прозою пр1обр'йтаемые, не столь блистательны на 
глав'Ь Сумарокова, какъ лавры, стихотворствомъ пр1обр^Ьтенные, 
Прозаическ1я его сочинен1я, какъ то: Стршлецкш бунтъ и Пох- 
вальныя слова достойны прославлешя, потому что вм'Ьш.али въ 
себ'1 правду и истину; но слогъ оныхъ не столь прельш;ающ1й, 
не столь вкрадчивый, уступаетъ сладкоглас1ю стиховъ. Можно 
безошибочно утвердить, что весвма р']&дко п почти ни единому 
славному стихотворцу не дано было отъ природы быть въ обоихъ 
родахъ равнымъ: или проза преимуществовала надъ стихами, 
или стихи помрачали прозу. Самъ Вольтеръ едва ли могъ им'Ьть 
с1е р'Ьдкое преимуш,ество». 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКЛДЕМШ. 259 

Сде^зжанный отзывъ «Изв1^ст1я« о геропческихъ операхъ Су- 
марокова сильно прикрашенъ въ похвальнолъ слов^Ь. 

— 8е1пе 1зе1с1е11 ЬегохзсЬеп орегп, пат11с11 СерЬаЫз ипА 
Ргосггз ипд ЛкезЬе 81П(3 аисЬ птсЫ о1ше уегсИепз!;. — 

— 8е8 йеих орёга Ьёгоциез, 8ауо1г СеркаЫз е1 Ргосггз е!; 
Л1се81е не 80п1 раз запз шёгКе. — 

«Дв-Ь трагическ1я оперы, Альцеста, Цефалъ и Прокрисъ^ 
прекрасеымъ стихотворствоыъ усЬянныя, и поражающими явле- 
шямп обогащевныя, двору и публик'Ь во многократныхъ пред- 
стаБлен1яхъ удовольств1е приносивш1я, в-Ьнчаютъ Сумарокова но- 
вою славою: и въсихъ небольшихъ творешяхъ явилъ онъвъсеб'Ь 
и превосходнаго Метастаз1я, и славнаго Кянольта. Превосход- 
ный ген1й во всякомъ род-Ь сочинен1й превосходенъ и никогда 
себя не умаляетъ». 

Похвальное слово Сумарокову, написанное Дмитревскимъ, 
академ1я признала «весьма удовлетворптельнымъ какъ по чистот-Ь 
слога, такъ и по содержащимся въ немъ, весьма искусно обра- 
ботаннымъ предметаыъ и мыслямъ», и отдавая справедливость 
усерд1ю Дмитревскаго къ отечественной словесности п ревно- 
стному соучаст1ю въ трудахъ росс1йской академш, постановила 
выдать ему «за сей особенный и для словесности нашей полезньп! 
трудъ» триста рублей, и прочесть эту р1Ьчь въ предстоящемъ 
торжественномъ собранш академ1И. Всл-Ьдствхе такого постанов- 
лен1я, похвальное слово Сз^арокову было читано въ торжествен- 
номъ собран1п россшской академ1И, 17 декабря 1807 года, и 
«все собрате, по выслушан1и сего слова, изъявило сочинителю 
онаго особенное свое удовольствхе))^^*'). 



М. Н. МУРАВЬЕВЪ. 

Имя ^Михаила Никитича Муравьева принадлежптъ къ числу 
самь1хъ почтенныхъ именъ въ истор1И нашей умственной и об- 

17* 



260 м. и. сухомлиновъ, 

щественной жизни. Мы им'Ьли поводъ неоднократно говорить объ 
участ10 М. Н. Муравьева въ трудахъ для блага Россш, для рас- 
пространешя въ ней знанш и открыт1я путей къ просв'Ьщен1ю. 
Истор1я московскаго университета, въ первые года посл^ его 
преобразован1Я въ начале девятнадцатаго стол'Ьт1я, и б10граф1и 
проФессоровъ этого времени представляютъ обильные и важные 
матер1алы для оц&нки просв-Ьтительной д-Ьятельности. М. Н. Му- 
равьева. Не входя въ настоящее время въ разсмотр-Ьихе тру- 
довъ и заслугъ этого зам-Ьчательнаго челов'Ька, мы ограничимся, 
сообразно съ нашею ц'Ьлью, единственно указантемъ т'Ьхъ дан- 
ныхъ, къ крайнему сожал-Ьнхю весьма немногихъ, изъ которыхъ 
видно участ1е М. Н. Муравьева въ д'Ьятельности росс1йской ака- 
демш. 

М. Н. Муравьевъ былъ членомъ росс1йской академ1и всего 
три года. По предложен1ю президента, А. А. Нартова, онъ из- 
бранъ въ академики, и притомъ единогласно, въсобранхи 28 мая 
1804 года; скончался 29 шля 1-807 года^^^). Втечен1е посл'Ьд- 
нихъ л'Ьтъ своей жизни онъ неутомимо д'Ьйствовалъ на обще- 
ственномъ поприщ'Ь, вырабатывая систему народнаго образова- 
Н1я, созидая и устраивая высшш разсадникъ просв1Ьщен1я, и по- 
давая свой разумный голосъ по многимъ вопросамъ, къ обсужде- 
н1ю которыхъ призваны были молодымъ государемъ зам-Ьчатель- 
нЬйш1е пзънашихъ государственныхъ людей. Общественная дея- 
тельность Муравьева не препятствовала ему заниматься и лите- 
ратурою. Какъ просвещенный русскш писатель, онъ не оста- 
вался безучастнымъ свидетелемъ того, что академ1я русскаго 
языка и словесности предпринимала на пользу русской литера- 
туры и науки. На сколько могъ, онъ уд^лялъ академш свои до- 
суги, принимая на себя, по ея вызову, ту или другую работу. 
Онъ былъ членомъ комитета для издатя пер1одическихъ листковъ, 
разсматривалъ сочинен1я, представляемыя на соискаше академи- 
ческихъ наградъ, и т. д. ^^^). 

Въ отношен1и къ тогдашнему состоянш нашей литературной 
критики любопытенъ разборъ трагед1И Нума Помпилгй, препро- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й ЛКАДЕМШ. 261 

вожденный Муравьевымъ при схбдующемъ письм'Ь къ президенту 
россшской академш А. А. Нартову ^®^). 

Милостивый государь мой 

Андрей Андреевичъ! 

Прхемля за особливую честь поручен1е императорской росс1й- 
ской академ1И разсмотр-бть трагед1ю Нуму Полтилгя, им'Ью честь 
препроводить мн'Ён1е мое о сей трагед1и къ вашему превосходи- 
тельству, прося покорн-Ьйше представить оное академ1и. Занят1я 
мои отвлекли меня отъ скорМтаго исполнешя порученнаго мн-Ь 
д^Ьла. Сожал'Ью черезвычайно, что въ сужденш моемъ не могъ, 
по желан1ю моему, найти труды писателя соотв-бтствующими 
представленной имъ ц'Ьли. Сей родъ стихотворства, по превосход- 
ной важности своей, не терпитъ посредственности, и я почиталъ 
себя обязанныз1Ъ изъявить академш истинное впечатлите, про- 
изведенное во мн'Ь чтен1емъ сей трагед1а. Ежели писатель им-йетъ 
предметомъ своимъ совершенство искусства, то онъ самъ пред- 
почтетъ чистосердечное сужден1е снисходительной учтивости. Ибо 
судъ публики современной и потомственной, не пр1емлюш.ш ча- 
стнаго потворства, ув'Ьнчеваетъ превосходный творен1я и отвер- 
гаетъ безжалостно посредственныя. Я знаю съ другой стороны, 
что оскорбляющая критика подавляетъ даровашя, и желалъ бы 
усердн'Ьйше, судя со строгост1ю сочинен1е, ободрить писателя 
къ дальн-Ьйшему учен1Ю искусства, столь труднаго и с1яющаго, 
каково есть трагическое. Акадезпя одна им'Ьетъ право и удоб- 
ность воздать справедливость сочинен1Ю и сочинителю, и самьи! 
слабый опытъ обратить въ средство къ будуш,имъ усп'бхамъ. 

Им'Ью честь быть съ истиннымъ почтетемъ и совершенною 
преданност1ю, милостивый государь мой, 

вашего превосходительства 
покорн'Ьйш1й слуга 

Михаил о Муравьевъ. 

Сентября 16-го дня 
1804 г. 



262 м. и. сухомлиновъ 



Разсмотр'Ьн1е трагедш 
Нума Помпилш. 

«Ужасъ и жалость суть два чувствован1я, долженствую1Ц1я 
одушевлять трагед1ю. Она представляетъ героя, преходящаго 
трудныя испытан1я несчаст1я и вселяющаго въ зрителей живое 
участхе, хотя счастливо превозмогаетъ препятств1я, хотя стано- 
вится жертвою оныхъ. Нравы его должны быть истинны, при- 
личны и всегда сходны съ собою. Ежели приключен1я героя сего 
посвящены истор1ею, трагическш писатель долженъ во всемъ со- 
гласоваться съ нею; ежели онъ лицо вымышленное, то писатель, 
давшш ему сначала изв-Ьстное умоначертан1е, долженъ постоянно 
сохранить оное до конца. 

Въ трагед1и, предложенной разсмотр'Ьнш моему, Нума не 
есть настоящтй герой, потому что онъ не производитъ ни жало- 
сти, ни ужаса, ниже удивлен1я, такъ какъ Корнелхевъ Лвгусшъ. 
Никак1я страсти его не колеблютъ, такъ какъ Цинну въ траге- 
дш сего имени, Подвигъ его не стоитъ никакого превозможен1я, 
какъ въ Брутть Вольтеровомъ. Челов-Ькъ безстрастный не есть 
предметъ трагед1и. Онъ не подверженъ никакой опасности; за- 
говоръ, которымъ онъ начальствуетъ, производится въ д-Ьло безъ 
всякаго препятств1я. Зрители не трепещутъ ни единаго мгнове- 
Н1Я за жизнь его. Сверхъ того, Нума есть характеръ историче- 
скш, столь изв'Ьстный, что приписать ему друпя свойства, не- 
жели т-Ь, который истор1я ему присвояетъ, было бы истиннымъ 
оскорбленхемъ вкуса и истор1и. Миролюбивое его расположен1е, 
благочест1е, удален1е отъ верховной чести, любовь сельской жиз- 
ни, уединен1я и мудрости составляютъ полное и явственное умо- 
начертанхе, совершенно противоположенное тому, которое столь 
несвойственно прпписалъ ему сочинитель трагедти. Штъ проти- 
вор'Ьчхя бол'Ье того, какъ сделать Нуму главою заговора. Далеко 
отъ того, чтобъ искать престола, Нума изъ числа тЬхъ немно- 
гихъ людей, которые чистосердечно отказывалися отъ бремени 
правлен1я. Ктому жъ смерть Ромулова есть изв'Ьстное приклю- 



ПСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 263 

чен1е въ истор1И. Во время народнаго собран1я, въ внезапную 
бурю, между громовъ п молн1Й, похищенъ на небо основатель 
Рима, и Прокулъ, одинъ изъ сенаторовъ, удостовЬрилъ народъ, 
что ему явился Ромулъ, зав'Ь1цавш1й называть себя меягду без- 
смертныхъ Квириномъ. Или — в-Ьронодобн-Ье — но поводу сей вне- 
запной бури, былъ онъумерщвленъ вельможами, которыхъ оскор- 
билъ властолюб1емъ своимъ и гордост1ю. Ы^ма, жившш въ мир- 
номъ семейств'Ь своемъ въ Сабпнахъ, не им-блъ ни малМшаго 
участ1я въ уб1енш. Стихотворцамъ все вымышлять позволяется, 
но не такъ, чтобы зм^и соединены былп съ горлицами и овцы съ 
свир-Ьпымп тиграми. Надобно, чтобъ Ахиллесъ былъ дерзокъ, не- 
терп'Ьлпвъ, вспыльчпвъ; Ино — печальна п сЬтующа и т. д. 

Вразсужден1и прочихъ характеровь, они изображены лож- 
но и несоотв-Ьтственно предан1ямъ. Великш челов-Ькъ, который 
посреди дикости времени своего положилъ основап1е царствую- 
щаго града, покорившаго потомъ большую часть народовъ, Ро- 
мулъ сд'бланъ тираномъ, неизв'Ьстно почему. Ему можно припи- 
сать гЬсколько преступленш и несправедливыхъ д'Ьйств1Й, поли- 
тикою и честолюб1емъ внушенныхъ: братоубшство, похищ,ете 
сабинокъ, подозр'1^н1е въ уб1еши Тащя. Но не надобно позабыть 
создателя сильнаго государства, поб'Ьдителя, законодателя, ко- 
тораго Рймъ включилъ въ число безсмертныхъ. Что касается до 
Зороастра, то одинъ анахронизмъ въ состоян1и остановить каж- 
даго, кто несовершенно чуждъ въ исторш. Законодатель пер- 
совъ никогда не былъ въ Италш, и брани марсовъ въ Егинт-Ь 
столько же изв-Ьстны и в-Ьроятны, какъ мнимый оракулъ Минер- 
вы, повел'Ьвавш1Й уб1ен1е какого-то Леона, 

Д1ана, говоритъ баснослов1е, требовала жертвоприношен1Я 
Ифигенш. Но все волшебство стиховъ Расиновыхъ, соглас1е п^Ъ- 
лой древности потребны, чтобъ сокрыть нев-Ьроятную жестокость 
такого оракула, Ромулъ ум-Ьлъ, можетъ быть, выдумьшать при- 
казан1я боговъ, политик-Ь его полезныя; но конечно, для смерти 
поб'Ьжденнаго непр1ятеля ненадобно было ему приб-Ьгать къ не- 
навистнымъ способамъ. 



264 м. и. сухомлиновъ, 

В-Ьроятность есть законъ, котораго драматическ1й писатель 
никогда преступать не долженъ, ежели хочетъ нравиться просв'Ь- 
ш;еннымъ людямъ. Сей сонъ Ромуловъ, пришеств1е Зороастра, 
признан1е Леона за сына Зороастрова, суть приключен1я романи- 
ческ1я, недостойный трагед1И, которая должна заимствовать все 
свое С1яше отъ д'Ьйств1я характеровъ и страстей. Вс^ происше- 
ств1я должны изъ нихъ проистекать и на нихъ быть основаны. 
Это правда, что с1я самая нев-Ьроятность даетъ поводъ писателю 
къ трогательному явлен1ю свидашя Зороастра съ Леономъ — од- 
ному явлен1ю во всей трагедш, которое внушаетъ н'Ькоторое чув- 
ствован1е. Но и С1е самое явлен1е не служить ни къ чему въ 
басн-Ь трагед1и и можетъ быть почтено безполезнымъ. 

ДМств^е должно быть просто и одно: просто, когда оно не 
обременено безполезными эпизодами, и когда шеств1е его посте- 
пенно и безъ затруднешя начертавается; одно, когда въкаждомъ 
явленш Д'Ьйствхе поспЬшаетъ къ одной главной ц'Ьли, и когда все 
наше вниман1е занято опасност1ю одного героя. Зд'йсь одно опа- 
сеше, которое можетъ занимать зрителя, касается до жреб1н 
Леона, и трагедтя кончится съ четвертымъ дМств1емъ. Пятое 
содержитъ новую катастрофу, несравненно мен-Ье занимательную, 
нежели первую. Ромулъ представленъ съ самаго начала отвра- 
тительпымъ чудовищемъ, который не внушаеть никакого состра— 
ст1я въ зрител'Ь. Нума есть лицо холодное, которое препроводитъ 
время въ разсуждешяхъ, и при конц-Ь делается безо всякаго по- 
жертвован1я великодушнымъ. Я ничего не говорю о Герсилш, 
которая, противно нравамъ пола ея, есть извергъ жестокости и 
не т1'йетъ образца въ природ'Ь. Введенте ея совершенно безпо- 
лезно, такъ какъ и ненужныхъ лицъ: Мещя и Курщя, которые 
ничего не производятъ. 

Въ соплетеп1И сей драмы не видно никакого искусства, ни 
постепенностей. Д-Ьйствхе безнрестанно въ одномъ положенш и 
могло бы кончиться съ самымъ первымъ актомъ. 

Большую часть недостатковъ сихъ приписать должно худому 
избрашю басни, Авторъ, вм-Ьсто того, чтобъ почерпнуть дМ- 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 265 

ств1е свое въ исторш, взялъ содержан1е трагед1и своей въ Фло- 
рхан-Ь, который съ своей стороны позволилъ себЪ вымышлять 
противъ исторической истины, и когда могъ ввести Пиоагора, 
основателя философш въ Итал1и, ввелъ противъ всякаго вЬроя- 
т1я Зороастра. Трагедия есть важное сочинен1е, къ которому не 
должно приступать безъ знан1я исторш, нравовъ и народовъ. 

Что касается до слога и выражен1я, то достоинство трагедш 
требовало бы бол'Ье тщан1я. Стихосложен1е — прозаическое и не 
им'Ьющее никакой живности. Стихи, которые не стоятъ труда 
писателю, не оставляютъ по себ'Ь долгаго воспоминан1я. Видны 
н-Ькоторыя подражан1я великому Корнел1ю. Но дв'Ь сцены, вос- 
поминающ1я его, не производятъ того же д'Ьйств1я, и страсти не 
Ш1'Ьютъ ничего разительнаго. Шкоторыя необыкновенпыя вы- 
ражешя, какъ: старче .мой, сталь вм'Ьсто желпза пли меча, и 
проч., противны употреблен1ю росс1Йскаго языка. 

Сколько исполнен1е, кажется мн'§, недостаточно, столько на- 
м-Ьронхе писателя нахожу я достойнымъ ободренш. Ежели бы я 
см'Ёлъ дать сов-Ьты мои писателю, я настоялъ бы на учете пра- 
вилъ и образцовъ. Исторхя есть одно изъ важн'Ьйшихъ знанш 
трагика. Нравоучен1е, поколику посвящаетъ насъ въ знан1е 
сердца челов'Ьческаго, есть другое учете, неразлучное съ пер- 
вымъ. Чувствительное сердце есть необходимое дарован1е пи- 
томца Мельпомены. Но сколько чувствован1я ни были бы прево- 
сходны, они будутъ потеряны для зрителей, если стихи, въ кото- 
рыхъ выражены, не пл'Ьняютъ слуха и воображен1я совершен- 
ствомъ искусства, избранност1ю, полнотою и непринужденност1ю». 

О похвальныхъ словахъ Минину и Пожарскому, написан- 
ныхъ по вызову академ1И, Муравьевъ прислалъ самый краткш 
отзывъ ^^*): 

«Сочинители трехъ похвальныхъ словъ князю Пожарскому и 
Косм'Ь Минину положили все свое тщан1е и искусство въ про- 
славленш сихъ избавителей отечества, и хотя опыты ихъ далеки 
еще отъ желаемаго совершенства, но имъ неможно отказать н'Ь- 
котораго усп'Ьха и знан1я въ краснор'Ьч1и. Въ слов'Ь подъ Л^я 1, 



266 м. и. СУХОМЛИНОВЪ, 

можно прим'Ьтить н'Ькоторую неравность слога, иногда уни- 
жающуюся къ простому разговору, иногда прераждающуюся въ 
возглашенье. Въ слов'Ь подъ 'Л^я 7 недостаетъ нужнаго простран- 
ства и основательности въ понят1яхъ, приличнаго благородства 
въ выраженш, и вообще мен-Ье' другихъ достигаетъ оно ц^ли 
своей. Что касается до слова подъ № 6, то оно бы заслуживало 
быть ув'Ьнчаннымъ, если бы сочинитель бол'Ье прилежалъ къ чи- 
стот'Ь языка, ежели бы онъ не былъ черезвычайнымъ любителемъ 
схяшя и ложныхъ украшен1Й. Вообще показываетъ онъ счастла- 
в-Ьйшее дароваше, пространный знан1я и возвышенный образъ 
размышлен1я; но образцами себ'Ь избралъ новМшихъ риторовъ, 
не прим'Ьняяся ко свойству росс1йскаго языка, и присвоилъ ему 
обороты и выражен1е иностранные. Повсюду речен1я, заимство- 
ванный безъ пользы изъ наукъ и искусствъ. Инд'Ь слова низюя 
и неупотребительный приложены къ важнымъ предметамъ; инд-Ь 
необычайныя понят1я соединены съ нам'6рен!емъ, и см'Ьло начер- 
танный картины обременены подробностями. Впрочемъ сочинен1е 
само собою весьма привлекательно и заслуживаетъ отличен1е. 
По моему мн'Ьн1ю, можно удостоить слово с1е половиннаго на- 
гражден1я, такъ какъ неудовлетворяющее совершенно всЬмъ 
требован1ямъ превосходнаго творен1я». 

Михаиле Муравьевъ. 

Онред'Ьляя значен1е того или другого слова, вносимаго въ 
академическ1Й словарь, Муравьевъ не приб-Ьгалъ къ обычнымъ 
тогда Филологическимъ гадан1ямъ, а справлялся съ памятниками 
русской литературы ИзГд-Ь было нужно, съ текстами: греческимъ, 
латинскимъ и др. Такъ по поводу споровъ о происхожден1и слова 
князь онъ писалъ непрем-Ьиному секретарю академш П. И. Соко- 
лову ^^^): 

Милостивый госз^дарь мой 

Петръ Ивановичъ! 

На писан1е ваше, которымъ исполняете учиненное вамъ 
императорскою росс1йскою академхею преноручен1е, им1^ю честь 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 267 

отв'Ьтствовать. По мн'Ьн1ю йюему, приведенны|[ въ лекспкон'Ь 
текстъ псалма: возьмите врата уснязи вагая не относится ни- 
сколько къ простонародному слову князь или князекъ, означаю- 
щему верхнш брусъ воротъ. Я сличалъ текстъ сей съ перево- 
дами латинскимъ и греческимъ, и вы изволите увид'Ьть что въ 
нихъ пр1емлется слово князь въ обыкновенномъ значеи1И пачаль- 
ствующаго^ вождя, главы. Въ Вулгат-Ь изображено: АНоШе рог- 
1а8, рппс1ре8, уез^газ 0.1 е1еуат1п1 рог1ае ае1егпа1е8: ^^ 1п1г01- 
Ъ11 Кех §1опае. Подобно въ росс1йскомъ перевод'Ь: возьмите 
(возъимите, возвысьте), князи, врата вашя, (а не князи ваши). 
Греческ1п пероводъ представляетъ намъ схи слова: "Арате. тгОла^ 
01 а^уо^^гс, ^[/.(^^)V у.1х1 ЁтгарО'У]ТЕ 7г6Ха1 а^соV^о^, хае г1С7е.Хгио-Е,та'. 6 
[Заа-йеи: тт];; 'оо^г\с, — возвысьте врата, начальствующее, ваши, и 
возвысьтеся врата в'Ьчныя, и внидетъ царь славы. Французск1й 
ученый Ле-Метръ де-Саси толкуетъ такимъ образомъ въ прело- 
жен1и своемъ: Ьеуег уоз рог<;е8, о рппсез, ^ш VеШе^ а 1а дагАе 
йе 80п 1аЪегпас1е; е! уоиз, рог<:е8 ё1;егпе11е8, 1еуе2-уои8 айп (Зе 
1а188ег епкег 1е го1 с1е §1о1ге. 

Что касается до предлагаемаго слова гнесъ, то кажется мн^, 
что, по сходству языка, отъ глагола гнету долженствует!, прои- 
зойти слово гнет,ъ (такъ какъ и есть подгнета, въ Лом.), а не 
гнесо. Слово князь произносится однородными намъ поляками 
ксеизъ, и весьма бы любопытно было узнать его корень въ на- 
шихъ или польскихъ словопроизводителяхъ. 

Прося васъ, милостивый государь, представить мн-Ьн1е мое 
высокопочтенн'Ьйщему сослов1ю, котораго вы истолкователемъ, 
им'бю честь быть съ истиннымъ почтен1емъ, 

милостивый государь мой, 

вашъ покорнейшей слуга 

Михаиле Муравьевъ. 

Августа 3 дня 1805 г. 
С.-Петербургъ. 



268 м. и. сухомлиновъ, 

МИТРОПОЛИТЪ ЕВГЕН1Й. 

Митрополитъ Евгешй — до пострижее1я въ монашество, 
Ефимъ АлексЬевичъ Болховитиновъ — началъ свое образован1е 
въ воронежской семинар1И, и довершилъ его въ славяно-греко- 
латинской академш и въ московскомъ университет'!, въ которомъ 
слушалъ курсы философ1и, политики, физики, н-Ьмецкаго и Фран- 
цузскаго языковъ, и т. д. Въ сан-Ь священника онъ трудился и 
на педагогическомъ поприщ'Ь, а по принят1и монашества прохо- 
дилъ различный степени духовной 1ерархш, и втечен1е пятнадцати 
л-Ьтъ, до самой смерти своей, былъ ктевскимъ йштрополитомъ. 
Пребыванхе свое въ различныхъ краяхъ Росс1и онъ ознамено- 
валъ превосходными изсл-Ьдованхями, составляющими, но отзыву 
самыхъ строгпхъ критиковъ, украшеше нашей исторической 
литературы. Не касаясь другихъ сторонъ его ученой д-Ьятельно- 
сти, зам']Ьтимъ, что благодаря его трудамъ исторхя русской лите- 
ратуры, какъ наука, получила прочное основанхе; съ появлен1емъ 
его словаря началось въ нашихъ университетахъ систематическое 
преподаван1е исторш русской литературы. Независимо отъ науч- 
ной пытливости и неутомимаго трудолюб1я, Евген1й зам'йчателенъ 
и какъ ученый изсл'Ьдователь, и какъ писатель, обладающ1Й лите- 
ратурныиъ вкусомъ и чутьемъ, что невсегда и даже весьма р-Ьдко 
достается на долю самыхъ усердныхъ собирателей археологиче- 
скихъ и всякихъ другихъ матер1аловъ. Сов-йты, которые онъ да- 
валъ проФессорамъ русской словесности, не должны быть забыты 
въ исторш университетскаго преподаван1я. Евгешй обнималъ 
собою всю совокупность явлен1й, см'Ьнявшихъ одно другое въ 
историческомъ развит1и литературы, и, не довольствуясь частич- 
ками и крупинками, созидалъ ц'Ьлое или по крайней м'Ьр'Ь посто- 
янно им'Ьлъ въ ум'Ь идею объ этомъ ц-Ьломъ, дающемъ смыслъ 
каждому отд-бльному явлен1ю. Въ своемъ словар-Ь русскихъ писа- 
телей онъ далъ превосходные, для своего времени, образцы и 
научнаго изсл'Ьдован1я, и литературной критики, и вм'Ьст'Ь съ тЫъ 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 269 

общую картину всей русской литературы, собралъ множество 
данныхъ, рпсующихъ движен1е нашей умственной жизни. 

Научныя заслуги митрополита Евген1я оценены по достоин- 
ству учеными различныхъ покол-Ьихй. Академ1я иаукъ, общество 
истор]и и древностей и всЬ руссше университеты избрали его 
своимъ почетнымъ членомъ, Онъ былъ также членомъ росс1йской 
академ!и и многихъ литературныхъ обществъ: БесЬды любите- 
лей росс1йской словесности, московскаго и казанскаго обществъ 
любителей росс1йской словесности, с.-петербургскаго вольнаго 
общества любителей росс1йской словесности, и т. д. 

Въ члены россшской академхи Евгенш, бывшш тогда, епис- 
копомъ старорусскимъ, предло/кенъ Дерн^авинымъ въ собрати 
5 мая 1806 года. Предлагая Евген1я, Державинъ представилъ 
академш, въ подтвержден1е правъ своего кандидата на зваше 
академика, два его труда: Историческое, географическое и эко- 
номическое описан1е воронежской губерн1и и Историческое изоб- 
ражен1е Груз1и. Такъ какъ вс'Ь м'Ьста академиковъ были тогда 
заняты, то и р-Ьшено отложить балотировку новаго члена до от- 
крыт1я свободнаго м'Ьста. Оно открылось со смерт1ю Д. Н. Неп- 
люева, и Евгенш избранъ былъ единогласно въ члены росс1йской 
академш въ собранш 24 ноября 1806 года ^^'^). 

Избран1е это не доставило Евген1ю ни мал'Ьйшаго удоволь- 
ств1я; онъ прпнялъ его скр-Ьпя сердце, и только изъ прилич1я по- 
благодарилъ, кого сл'Ьдуетъ, за оказанное ему вниман1е. Да иначе 
и быть не могло. Росс1йская академ1я не представляло того, чт5 
им'Ьло большое значен1е въглазахъЕвген1я. Въней не было тогда 
ни духа науки, ни крупныхъ талантовъ, ни в1&рнаго взгляда на 
ц'йль и направлеше академической д'Ьятельности. Вм'бсто друншой 
семьи просв'Ьщенныхъ тружениковъ, въ академ1и работалъ, соб- 
ственно говоря, только одинъ челов'бкъ, выбиваясь изъ силъ, 
чтобы труды его не пропали даромъ. Но водворяемое имъ на- 
правлен1е не об'Ьщало большаго добра, и не могло возбуждать 
особеннаго сочувств1я. Проницательный и чуткш Евгенш ясно 
понималъ, къ чему поведетъ такой порядокъ вещей, такое отчуж- 



270 м. и. сухомлиновъ, 

ден1е отъ всего того, что заключало въ себ'Ь залогъ движен1я и 
жизни вълитератур1^, а слЬдовательно и въ литературномъ язык'б. 
Въ то самое время, когда Евген1Й указывалъ на пользу и необхо- 
димость знакомства съ произведен1ями современной литературы, 
съ языкомъ нашихъ новыхъ писателей, съ журнальными статьями 
Карамзина и его посл-Ьдователей, въ россхйской академ1и воздви- 
галось на нихъ безпощадное гонен1е. Въ откровенной нереписк-Ь 
съ друзьями Евгенш выражался такимъ образомъ: «Меня назна- 
чили кандидатомъ въ росс1йскую академ1ю; но симъ титломъ я не 
льщусь, потому что въ академ1и сей всякая всячина набита въ 
членство, даже и так1е, которые отъ роду никогда ничего не 
писывали русскаго . . . Вы распинаетесь за росс1Йскую академ1ю, 
и, какъ прим'Ьтно яселали бы даже пом'Ьстить ее въ числ-Ь писа- 
телей, хотя между членами ея весьма мног1е — совершенные 
трутни. Но я вамъ скажу на ухо, что госпожа Академ1я весьма 
неблагодарна къ заочнымъ своимъ членамъ. Будучи въ Петер- 
бург'Ь, я это обстоятельно узналъ, и увидите сами въ ея журнал'Ь, 
какъ она сортируетъ присланные ей сочинен1я и переводы. . . 
Первый томъ академическаго Анахарсиса вид^^лъ я въ Петер- 
бург'Ь, и не из1'Ьлъ терп'Ьн{я прочитать ни 20 листовъ. Такъ-то 
переводитъ академ1я россшская, думающая быть учительницею 
въ росс1йской словесности» и т. п. ^®^). 

Несмотря однакоже на все это, Евгешй не уклонялся отъ 
участхя въ предпр1ят1яхъ нелюбимой имъ академш, и самымъ 
тщательнымъ образомъ исполнялъ то, что об'Ьщалъ въ отв'Ьт'Ь 
своемъ на изв'йщен1е о выборе въ академики. Принося обычную 
благодарность за избранье, Евген1й изъявляетъ полную готов- 
ность исполнять вс'Ь поручентя академш, а также и представлять 
на ея благоусмотр'Ьн1е все то, чт5 можетъ сод'Ьйствовать ея 
трудамъ и занят1ямъ ^^^). 

Евген1й представлялъ въ академ1ю свои переводы съ древнихъ 
языковъ; съ греческаго перевелъ онъ надгробное слово Демо- 
стина аоинянамъ, убитымъ при ХеронсЬ, съ латинскаго — р'&чь 
Цицерона за Милона. Пр1емы, которымъ сл'Ьдовалъ Евген1Й въ 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й ЛКАДЕМШ. 271 

своихъ переводахъ, отчасти объясняются имъ въ сл'Ьдующихъ пись- 
махъ его къ президенту росс1йской акаделпи А. А. Нартову^^^). 

I. 

Ваше Высокопревосходительство! 
Милостивый Государь! 

По об'Ьщан1Ю моему перевелъ я Демосоеново Надгробное 
слово авинянамъ, убгеннымь въ сраженги при юродт Херонегь^ и 
переводъ мой представляя при семъ, за нужное почитаю донести 
вашему высокопревосходительству, что я въ ономъ строго дер- 
жался буквальнаго смысла подлинника и не давалъ себ'Ь никакой 
вольности, кром-Ь что 

1) иногда опускалъ частицы и союзы, могу ш,1е показаться въ 
русскомъ слог-Ь излпшествомъ или принужден1емъ ; 

2) д-Ьлалъ синтаксическую перестановку и обороты, прилич- 
н-Ьйшхе нашему языку; 

3) не сл'Ьдовалъ логическому разд-Ьлешю частей слова, сде- 
ланному издателемъ моего подлинника, а разд'Ьлялъ саыъ, какъ 
мк^ казалось пристойн-Ье. 

Очень немнопя съ моей стороны словесныя для изъяснен1я 
прибавки къ подлиннику отм-Ьтилъ я подчерчен1емъ т'Ьхъ словъ. 
На н'Ькоторыя темныя м'Ьста присовокупилъ я семь небольшихъ 
прим-Ьчанш, а сначала — краткое предув'Ьдомлеше къ сему слову. 
Впрочемъ самъ я чувствую, что оборотъ перевода моего не по- 
ходитъ на новМш1Й слогъ русскш. Но въ пзвинен1е свое только 
то представить могу, что я переводилъ съ древняго языка. Пре- 
дан все с1е благоусмотр'6н1ю вашего высокопревосходительства и 
почтенн^йшихъ сочленовъ академш, прилагаю для пов-йрки моего 
перевода самый подлинникъ, съ котораго я переводилъ, и есмь съ 
Бстиннымъ высоко1Ючитан1емъ и таковою же преданност1Ю 
вашего высокопревосходительства, 
милостиваго государя, 
покорн-Ьйшш слуга 

Евген1Й, епископъ старорусск1й. 

мая 24 1807 года. ' 



272 м. и. сухомлиновъ, 

п. 

Ваше высокопревосходительство, 
милостивый государь! 

Почтенн'Ьйшее письмо вашего высокопревосходительства по- 
л}' чилъ я съ искренн'Ьйшею признательност1ю за милостивое при- 
нят1е перваго опыта трудовъ моихъ, сд'Ьланнаго въ угоду импе- 
раторской россшской академ1и. Об'йш,ан1е напечатать оный въ 
издан1яхъ академическихъ ободряетъ меня и впредь моими тру- 
дами усердствовать академ1и. При семъ см'Ью доложить, что не 
бздотъ ли полезно переводъ зюй напечатать вм'Ьст1& съ подлинни- 
комъ для сравнен1я, потому что подлинники греческихъ писателей 
Р'Ьже прочихъ и не всякому легко сыскивать, а прптомъ и р-Ьчь 
С1я столь кратка, что на обоихъ языкахъ немного займетъ стра- 
ницъ. Впрочемъ, какъ благоволите. 

Посл-Ь перваго сего опыта, если угодно вашему высокопре- 
восходительству, я готовъ перевести еш;е какую-нибудь изълуч- 
шихъ р'Ьчей Цицероновыхъ. А потомъ осмелюсь прислать что- 
нибудь и изъ своихъ сочиненш относительно къ русскому языку. 

Между тЫъ доложу вашему высокопревосходительству, что 
я между древними рукописями новгородскаго соФшскаго собора 
нашелъ одно русскаго писателя XII в-Ька сочинен1е подъ назва- 
Н1емъ: Хожденге Дангила, рускгя земли игумена. Эта находка 
для русской словесности, кажется, должна быть драгоц'1Ьнна. Я 
уже изъ четырехъ списковъ свелъ и исправилъ текстъ. Теперь 
д-блаю кое-как1я прим-Ьчанхн. Не благоугодно ли росс1Йской ака- 
демш отъ себя издать С1ю книгу. Объ ней въ журнале Другп 
П2оосв}ьщенгя напечаталъ я уже н-Ькоторое для читателей изв'6- 
ст1е, съ коего при семъ прилагаю списокъ, и есмь съ истиннымъ 
высокопочитан1емъ и таковою же преданност1ю 

вашего высокопревосходительства , 
милостиваго государя, 
покорнМшш слуга 

1807 года 1юня 13. ЕвГвЕШ, еПИСКОПЪ СТароруССКШ. 

Новгородъ. 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМШ. 273 

ш. 

Ваше высокопревосходительство 
милостивый государь! 
Почтенн'Ьйшее письмо вашего высокопревосходительства отъ 
24 1ЮНЯ пм'Ьлъ я честь получить. Мн'Ьнхе, что полезнее издать 
Демосоенову р-Ьчь съ подлиннпкомъ особою книжкою, весьма 
справедливо. Переводы древнихъ классическихъ писателей, если 
оные п^шзнаны будутъ образцовыми, полезны не для одного удо- 
вольств1я чтен1я, но и для прим-Ьра, какъ переводить ихъ, а при- 
м^ромъ симъ нельзя иначе воспользоваться, какъ чрезъ сличен1е 
перевода съ подлиннпкомъ, Безъ сего и неверный, но подкра- 
шенный переводъ можетъ показаться образцовымъ. Для юно- 
шества же легче доставать с1и примеры, когда они будутъ изда- 
ваемы особыми книжками. По предложен1ю вашего высокопре- 
восходительства я охотно готовъ заняться переводомъ Цицеро- 
новой р-Ьчи за Мылона. Я и самъ обращалъ мысли на р-Ьчь с1ю 
преимуш,ественно предъ прочпмп, потому что она признана и 
древними, и нов-Ьйшими превосходн-Ье прочихъ р-Ьчей Цицероно- 
выхъ. Но прежде того за нужиМшее почитаю заняться вновь 
прилежн'Ьйшимъ пересмотр'Ьн1емъ книги Хождетя игумена Да- 
нгила. Какъ скоро кончу с1ю книгу, то немедленно пришлю къ 
вашему высокопревосходительству. Между т'Ьмъ прося продол- 
жен1я вашего ко 1МН'Ь благоволен1я, есмь съ пстиннымъ высоко- 
почитан1емъ и таковою же преданност1ю 

вашего высокопревосходительства 
милостнваго государя 
покорыМш1й слуга 

шля 3 дня 

1807 года. Евген1й, епископъ старорусск1й. 

Немедленно по получен1п рукописи Евген1я она разсмотр'Ьна 
была въ академическомъ собран1и, которое и постановило напе- 
чатать переводъ р-Ьчи Демосоена въ издаваемыхъ академ1ею 
Сочинен1яхъ и переводахъ ^^^'). 

Посылая въ академ1ю переводъ р-Ьчи Цицерона, Евген1Й пи- 
салъ Нартову^^^): 

Сборвикъ II Отд. И. А. Н. 18 



274 м. и. сухомлиновъ, 

Ваше высокопревосходительство 
милостивый государь ! 

По препоручен1ю вашего высокопревосходительства сд'^лалъ 
я переводъ Цицероновой р'Ьчи за Милона, и оный при семъ на 
благоразсмотр-Ёнте вашему высокопревосходительству представ- 
ляя, осм-бливаюсь донести въ зам'Ьчан1е, что 

1-е. Подлинникомъ для перевода своего избралъ я Эрнестово 
пзданхе, изъ всЬхъ нов'Ьйшихъ исправн'Ьйшпмъ почитающееся. 
СЛе означилъ я и въ заглав1и. А потому покорн-Ьйше прошу пе- 
реводъ мой сличать съ симъ издан1емъ, а не съдругимъ какимъ, 
ибо всЬ проч1я во многихъ м'Ьстахъ между собою и съ Эрнесто- 
вымъ разнор'Ьчивы, а инд'Ьдаже различные знаки препинан1я Д'Ь- 
лаютъ разность въ сз^тсл'Ь. 

2-е. Въ опред'Ьленхи смысла трудн'Ьйшихъ словъ руковод- 
ствовался я Эрнестовымъ же на Цицерона толковымъ словаремъ, 
именуемымъ С1ау18 С1сеготапа, который также инд-Ь разнится 
отъ другихъ толкователей. 

3-е. Для объяснен1я въ н-Ькоторыхъ з]'Ьстахъ буквальнаго 
смысла присовокупилъ я одиннадцать краткихъ прим-Ьчанхй, а до 
объяснеп1я историческаго смысла не касался, дабы прим-Ьчанш 
не размножать. 

Въ перевод'Ь ыоемъ, сколько было возможно, старался я 
строго держаться буквальнаго смысла и не упускать силы словъ; 
но все с1е предаю благоразсмотр'Ьн1ю вашего высокопревосхо- 
дительства и почтеннМшихъ господъ сочленовъ. Если угодно 
будетъ еп1,е что по сИсИамъ моимъ возложить на меня, я весьма 
охотно приму, будучи съ истиннымъ высокопочитан1емъ и совер- 
шенн-Ьйшею преданност1ю 

вашего превосходительства, 
милостиваго государя, 
всепокорн'Ьйшш слуга 

Евгенш, епископъ вологодск1й. 

Октября 13 дня 1808 года. 
Во.10гда. 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКЛДЕМШ. 275 

Р8. Подлинникъ мой прп семъ посылаю въ особомъ пакет'Ь 
на пмя Петра Ивановича Соколова. — 

До какой степени внт1ательно относился Евген1Й къ трудамъ 
своимъ, предпринимаез1ымъ по вызову росс1Йской академш, йюжно 
вид'Ьть изъ того, что вскор'! поприсылк'6 переведенной имър'Ьчи 
онъ ппсалъ непрем-^нному секретарю академ1и: «Пересматривая 
свой переводъ Цицероновой р-йчи, разсудилъ я сделать въ самомъ 
начал-Ь оной перестановку слово, ближайшую къ подлиннику, 
дабы читателямъ, слишкомъ любящимъ строгую буквальность и 
съ первыхъ строкъ судящимъ о всемъ сочпыен1и, не подать не- 
удовольств1я. Почему покорн'Ьйше прошу, если р'Ьчь С1я не начата 
еще печатан1емъ, поправить начало по прилагаемой при семъ 
заппскЪ ^^^). 

Евгенш сообщилъ въ академ1ю переводъ весьма любопыт- 
наго труда — русской грамматики Шлецера, въ которой, по 
мн'Ьн1ю Евген1я, собранъ «довольно достаточный этимологическ1Й 
словарь для сличешя нашего языка съ другими». Чтен1ю этаго 
перевода посвящено было н'Ьсколько академическихъ засЬданхй, 
въ которыхъ присутствовалъ и самъ Евген1Й ^^^). 

Мы уже видели, что Евген1й предлагалъ академ1и издать 
открытый имъ памятнпкъ древней русской словесности — Хож~ 
денге Даигила, игумена рускогь земли. Другой трудъ, прислан- 
ный Евген1емъ въ академ1ю — Изслгьдованге о славянскомъ пере- 
вода священнагописангя, не зюгъ появиться въ печати всл'Ьдств1е 
особенныхъ соображен1Й. Посылая въ академ1ю свое изсл'Ьдова- 
н1е, Евген1й писалъ президенту академхи Нартову ^^*): 

Ваше высокопревосходительство! 
милостивый государь! 

Изъ доставленныхъ мн-Ь отъ императорской россшской ака- 
дем1И IV и V части Сочииетй и переводовъ ея усмотр-бвъ я, что 
входятъ въ С1е издайте и историческ1я сочинентя, осм'Ьливаюсь 
представить на благоразсмотрЬн1е вашему высокопревосходи- 
тельству и почтенн'Ьйшимъ сочленамъ сочиненное мною Изслтдова- 

18* 



276 м. и, сухомлиновъ, 

иге о славяискомъ переводп священнаго шюангя, и покорнМше 
прошу принять оное благосклонно. 

Им'Ью честь быть съ истиннымъ высокопочитан1емъ и совер- 
шениМшею преданност1ю 

вашего вырокопревосходительства, 
милостиваго государя, 
покорнМш1Й слуга 
Вологда Евгенхй, епископъ вологодскш. 

Генваря 5 дня 1812 года. 

О содержанш представленнаго въ академ1ю труда Евгешя 
можно до н-Ькоторой степени судить по следующему постановле- 
н1ю росс1йской академ1И ^^^): 

— Собрате, по выслушан1И сего сочинешя, разсуждая, что 
предметъ онаго касается единственно до священнаго писан1я и, 
между прочимъ, содержитъ въ себ-Ь: 

1 . Сличенхе разнор'Ьчхй письменной синодальной библш яки- 
мовской съ печатными: острожскою и новоисправленною, въ пер- 
выхъ трехъ главахъ Моисеев, книги Быт1я и въ 1-й глав'Ь 2 кн. 
Паралиноменонъ. 

2. Сличен1е харатейной псалтыри 1296 года съ якимовскимъ 
спискомъ. 

3. Сличен1е ганкенстейновой рукописи а) съ харатейнымъ 
евангел1емъ вологодскимъ; б) съ харатейнымъ евангел1емъ нов- 
городскаго арххепископа Моисея; в) съ харатейнымъ апостоломъ 
вологодскимъ; г) съ якимовскимъ спискомъ библ1И и д) съ острож- 
скою библ1ею. 

4. Сличен1е м-Ьстъ ветхаго и новаго зав'Ьта изъ сборника 
1046 или 1076 года съ якимовскимъ спискомъ и съ издашями: 
острожскимъ и новоасправленнымъ. 

5. Сличен1е м-Ьстъ ветхаго и новаго завета изъ несторовой 
л-Ьтописи по кенигсбергскому списку съ якимовскимъ спискомъ и 
съ издан1ями: острожскимъ и новоисправленнымъ 1751-го года. 

6. Сличен1е перевода Франциска Скорины съ якимовскимъ 
спискомъ и острожскою б0бл1ею, — определило: 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 277 

Сочиеен1е с1е препроводить членамъ акадедпи, преосвящен- 
нымъ: Иринею, арх1епископу псковскому, и Меоод1ю, арх1- 
епископу тверскому, п просить ихъ преосвященства, дабы благо- 
волили принять на себя трудъ разсмотр^ть с1е творен1е, и по 
разсмотр-Ьнш сообщить въ росс1йскую академ1ю свои на оное за- 
.м-Ьчантя и мн-Ьнхе, можно ли сочинеше с1е напечатать въ изда- 
ваемыхъ академ1ею Сочинен1яхъ и переводахъ. — 

Членъ росс1Йской академ1и, арххепископъ тверской Мееодш 
находилъ, что пзсл'Ьдован1е Евген1я не должно быть пом'Ьщено 
въ академическомъ изданш, — по причинамъ, изложеннымъ въ 
письм'Ь къ непрем'Ьнному секретарю академ1п, П. И. Соколову ^^*): 

Милостивый государь мой 

Петръ Ивановичъ! 

По препоручен1ю, каковое отъ россшской академш объяв- 
лено мн-Ь вами, разсматрпвалъ я сочиненхе подъ заглав1емъ: 
аИзслпдовсмге о славянскомъ переводт священнаго писангя веш- 
хаго и новаго завшиа». При разсматриван1и нашелъ я: 

1-е что вообще, въ семъ сочинеши (кром'й н-Ькоторыхъ част- 
ныхъ несходствъ съ изв-Ьстными въ нашей церкви преданхями и 
положен1ямп) вводятся неосновательные разсказы иностранцевъ, 
какъ-то: Балдиновы, Гаикепстеиновы, Шлег^еровы и другихъ, — 
зри листъ 17-й и дал^е. 

2-е Ослабляется или п вовсе отвергается принятое уже у 
насъ несторово пов'Ьствован1е относительно времени, въ каковое 
переведены священный книги съ греческаго на славянскш 
языкъ; — зри листъ 16, 17 и 18-й. 

3-е. Къ концу помянутаго сочинешя, а именно съ 5 1-го листа, 
выставляются разнор^ч1я сппсковъ священнаго писашя въ сла- 
вянскомъ перевод'6, непредусмотрительно, поелику отъ таковыхъ 
разнор-Ьчш, част1ю сделавшихся известными, и безъ того много 
вышло шуму въ народе; и 

4-е. Сочинен1е то относить къ россшской литератур-Ь пли, 
иначе сказать, словесности, никакъ не можно: оно есть прямо 



278 м. и. сухомлиновъ, 

церковное и н-Ькоторымь образомъ принадлежащее къ христ1ан- 
скому благочест1ю. 

А потому мн'Ьнхемъ моимъ полагаю, что вышепомянутое со- 
чинен1е не можетъ быть назначено къ напечатан1ю, а должно 
предать его благоразсмотр'Ьнхю святМшаго правительствующаго 
синода. Съ каковымъ видомъ и самое то сочинен1е при семъ воз- 
вращаю въ росс1йскую академ1ю, пребывая съ истиннымъ ночи- 
тан1емъ 

вашего высокоблагород1я, 

милостиваго государя моего, 
усерднЬйш1Й слуга 
1юня 4-го дня Мееодтй, арххепископъ тверской. 

1812 года. 

Узнавши о нам'Ьрен1и росс1Йской академти представить Из- 
слтдованге о перевода св. пксангя на разсмотр'Ьнхе св. синода, 
Евгешй просилъ возвратить ему рукопись, и предоставить ему 
самому распорядиться дальнейшею судьбою своего труда ^^^). 

Къ числу спорныхъ вопросовъ, обсуждавшихся въ собра- 
н1яхъ академ1и, принадлежало употреблен1е з ж с въ предлогахъ: 
без, воз или вз, из и проч. Евген1й высказалъ по этому поводу 
следующее мн'Ьн1е ^^®): 

«Хотя н'Ькоторые росс1йск1е писатели, сл-§дуя славянскимъ 
книгамъ и обыкновенному произношен1ю росс1йскому, перем'1- 
няютъ въ упомянутыхъ предлогахъ букву з на с и с на з, но 
мн'Ьн1е императорской росс1йской академ1и, чтобы писать с1и 
буквы безъ перем'Ьны, признаю я справедлив'Ьйшимъ, какъ по 
причинамъ, въ академической записк'Ь изъясненнымъ, такъ и по- 
тому, что — 

1) Славянск1Я книги сами въ писанш упомянзтыхъ предло- 
говъ не везд'Ь единообразны, и особливо печатанный прежде по- 
ловины XVII в-Ька. Прежнихъ же временъ книги наши нельзя и 
принять за образецъ правописан1я, потому что въ нихъ еще 
меньше постоянныхъ праволъ онаго находить можно. 

2) Сами славянск1я книги въ перем'&н'Ь 5 и с не им'Ьютъ ни- 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 279 

какого другаго грамматпческаго основан1я, кром-Ь употреблен!- 
емъ введеннаго пропзношеьпя, которое время отъ времени всегда 
переменяется, и еслибы следовать всегда за онымъ, то давно бы 
надлежало писать намъ: агонь^ хачу^ малитва, слСозы и проч. 

3) Подм'Ьны буквъ, находящ1яся въ писан1И другихъ язы- 
ковъ, не оправдываютъ подражан1я, а только доказываютъ, что 
везд'б народное произношен1е удалялось отъ правилъ словопроиз- 
водства. Но для ограничен1я сей-то вольности въ произношеши, 
у евреевъ, наприм1Ьръ, изобретены точки и друпе при буквахъ 
знаки, а у грековъударешя. Друпе жъ народы, какъ наприм-Ьръ 
агличане п Французы, не находя уже способовъ ограничить воль- 
ности произношен1я, при самомъ однакожъ пзм'Ьнен1и онаго со- 
хранили по крайней м^р^ большую часть древняго своего право- 
писашя. 

4) При умягченномъ по нынешнему употреблешю произно- 
шеши въ словахъ: возкликнуть^ возкитьть, возхитить и проч. 
буква 3 естественно отзывается какъ с, а въ словахъ сборъ, сдгъ- 
лашь, сжигатъ и проч. буква с естественно также отзывается 
какъ 3. Следовательно, нетъ нужды и подменять ихъ одну другою 
для читателей. 

5) Послаблен1е нововводителямъ писанхя кроме того, что за- 
труднитъ въ грамматике правила правописан1я;, время отъ вре- 
мени затмитъ и самое словопроизводство въ нашемъ языке, 
Такъ, напримеръ, ныне уже не всяк1Й догадаться можетъ, что 
чанъ происходитъ отъ дщанъ, щгтать отъ четы, вотчина отъ 
оти^а и проч. 

С1е мнен1е мое предаю на благоразсмотреше императорской 
росс1Йской академ1и. 

Евгенш, епископъ вологодск1Й. 

Мая 21 
1808. 

Въ бытность свою въ Петербурге митрополитъ Евген1й до- 
вольно усердно посещалъ росс1Йск5^ю академ1ю. Всего чаще бы- 
валъ онъ въ академ1п въ 1826 году и особенно въ 1825 году, 



280 м. и. сухомлиновъ, 

когда читался представленный имъ переводъ русской грамматики 
Шлепера. 

Въ начале 1837 года президентъ А. С. Шишковъ обратился 
въ росс1Йскую академ1ю съ предложетемъ, не угодно ли ей бу- 
детъ ув-Ьичать высшею академическою наградою — большою зо- 
лотою медалью «изв^Ьстныя всЬмъ заслуги, оказанныя отечест- 
венной словесности» Евгенхемъ, мптрополитомъ к1евскимъ. Пред- 
ложенхе это окончательно утверн^дено въ майскомъ собраши 
1837 года; но такъ какъ Евген1Я не было уже въ живыхъ (онъ 
скончался 23 Февраля 1837 года), то и опред'блено, вм'Ьсто ме- 
дали, заказать на средства академ1и портретъ ея умершаго, зна- 
менитаго члена ^^^). 

По смерти митрополита Евгетя, издатель его словаря И. М. 
Снегиревъ обратился къ президенту российской академш съ 
просьбою сл-Ьдующаго содержан1я: 

Ваше высокопревосходительство ! 

Росс1Йской академ1и почетный членъ покойный митрополитъ 
Евген1й незадолго предъ кончиною своей поручилъ мн^ изданхе 
своего Словаря русскихъ свптскихъ писателей. Руководствуясь 
его предначертан1емъ, я началъ при жизни его и кончилъ посл-Ь 
его смерти печатан1е перваго тома, который я им^Ьлъ счаст1е пред- 
ставить предсЬдательствуемой вашимъ высокопревосходитель- 
ствомъ академ1И. За недостаткомъ средствъ и пособ1Й останови- 
лось издан1е с1е, потому что число подписчиковъ на первый томъ 
не могло покрыть и половины издержекъ на напечатан1е. 

Читая и слыша себ-Ь упреки за остановку, независящую отъ 
меня, сего небезполезнаго и нелишняго труда въ словесности 
отечественной, и находя его близкимъ къ ц'Ьли росс1йской ака- 
демии, я р'Ьшился просить покориМше ваше высокопревосходи- 
тельство, какъ председателя сей блюстительницы чистоты и ц'1- 
лости отечественнаго слова и какъ прежняго своего благод-Ь- 
тельнаго начальника, доставить мн'Ь средства къ исполнен1ю свя- 
щенной воли знаменитаго 1ерарха, вашего сочлена, и къ издатю 



ИСТОРШ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМЮ. 281 

остальныхъ частей сего словаря, котораго ожидаютъ не только 
русск1е, но и чужестранные ученые. 

Съ глубочайшимъ почтешемъ и совершенною преданност1ю 
честь им'Ью быть навсегда, 

милостивый государь, 
вашего высокопревосходительства 
всепокорнымъ слугою 

Иванъ Снегиревъ. 

Москва ^ 

Апреля 30 1840. 

Росс1Йская академ1я, признавая всю важность и пользу труда 
митрополита Евген1я, охотно согласилась принять на свой счетъ 
издан1е посл'Ьдуюш.охъ частей словаря русскихъ писателей, но съ 
т'Ьмъ однакоже, чтобы Снегиревъ присылалъ матер1алы, по м'Ьр'й 
ихъ обработки, въ академ1ю для разсмотр-Ьшя и печатан1я. Сло- 
варь предполагали печатать въ академической типограФ1и, и всЬ 
экземпляры его предоставлялись въ пользу Снегирева, за исклю- 
ченьемъ шестидесяти — в-броятно, по числу членовъ российской 
академш*''^). 



И. И. МАРТЫНОВЪ. 

И. и. Мартыновъ получилъ образован1е въ полтавской семи- 
нарш, въ которой началъ и свое педагогическое поприще. Въ 
полтавской семинар1и онъ преподавалъ греческ1Й языкъ. По 
переселен1и въ Петербургъ онъ получилъ въ александроневской 
академ1И м'Ьсто учителя греческаго и латинскаго языковъ, рито- 
рики и пштики; впосл'§дств1и онъ былъ учителей1Ъ въ женскихъ 
учебныхъ заведен1яхъ и преподавалъ эстетику въ главномъ педа- 
гогическомъ институт'Ь. Бол'Ье тридцати л'Ьтъ прослужплъ онъ 
въ министерств'Ь народнаго просв'6ш,ен1я, занимая въ немъ раз- 
личныя должности: былъ н-^которое время директоромъ департа- 
мента, членомъ главнаго правлен1Я училиш,ъ, и т. д. ■*°^). Много 



282 м. и. сухомлиновъ, 

потрудился Мартыновъ и для отечественной литературы, въ ко- 
торой пр]обр'Ьлъ изв'Ьстность преимущественно своими перево- 
дами греческихъ классиковъ. Не зарывая своихъ талантовъ въ 
землю, Мартыновъ, по словамъ его б1ограФа, представляетъ 
р-Ьдкш въ нашемъ обществ-Ь образецъ «челов-Ька, который всЬмъ, 
что получилъ отъ природы, всЬмъ до посл-Ьдией ниточки, под-Ь- 
лился съ другими *°^). 

Какъ одинъ изъ образованнМшихъ писателей своего вре- 
мени, Мартыновъ избираемъ былъ въ члены различныхъ об- 
ществъ, ученыхъ и литературныхъ. Онъ былъ почетнымъ чле- 
номъ университетовъ : московскаго, виленскаго, казанскаго; 
медико-хирургической академ1И, и т. д. 

Въ члены росс1Йской академ1и Мартыновъ предлоя^енъ былъ 
президентомъ академ1и А. А. Нартовымъ. Въ собранш 23 Фев- 
раля 1807 года Мартыновъ былъ единогласно избранъ въ члены 
россшской академ1и *°^). 

Р-Ьчь, произнесенная Мартыновымъ при вступленш его въ 
росс1йскую академ1ю, занимаетъ одно изъ первыхъ м'Ьстъ въ 
ряду произведен1Й тогдашняго академическаго краснор'Ьч1Я. Въ 
ней есть содержан1е, есть черты времени, слышится голосъ 
искренняго уб^ждеихл. Указывая св'Ьтлыя и темныя стороны 
нашей литературы, порицая нравы нашего высшаго общества, 
и т. п., авторъ выражалъ не только свой личный взглядъ, но и 
общее мн^нхе мыслящихъ людей того времени. Считаемъ ум'Ьст- 
нымъ привести р-Ьчь Мартынова, какъ произведен1е въ своемъ 
род-Ь зам'Ьчательное, особенно по отношетю къ росстйской ака- 
дем1и и къ ея литературной д'Ьятельности. 

Въ собран1И росс1йской академш 23 марта 1807 года ново- 
избранный членъ академ1и Иванъ Ивановичъ Мартыновъ читалъ 
сл-Ьдующую р-Ьчь ^*^*): 

«Почтенн-бйшему сословтю академ1и угодно было удостоить 
меня принят1я въ свои сочлены. Одн-Ь заслуги должны быть симъ 
ув-Ьнчаны; но ваше снисхожден1е умягчило для меня законъ. И 
в-Ьсы правосуднаго Божества нередко колеблются. Уже достоинъ 



ИСТ0Р1Я РОССШСКОЙ АКАДЕМ1И. 283 

тотъ принадлежать къ знаменитому сослов1ю вашему, на кого 
палъ вашъ выборъ. Каждый изъ васъ есть наставительный при- 
м']&ръ на поприщ-Ь словесности; надлежитъ токмо им'Ьть всегда 
открытый взоръ на ц-Ьль, вами указу емую, и пламен-Ьть рвен1емъ 
достигнуть ея, чтобъ оправдать избран1е. И такъ, первымъ и 
пр1ятн6йшимъ долгомъ почитаю нын'Ь принести душевную благо- 
дарность мою почтенн-Ьйшему президенту и всему сослов1ю за 
удостоен1е меня въ свои сочлены, вторымъ долгомъ — руковод- 
ствоваться вашими св'Ьд'Ьн1ями: такъ ли я понимаю ц'Ьль, для 
которой причтенъ къ оному, и почему обязанъ каждый изъ насъ, 
сл'Ьдовательно и я, ею заниматься? Разсужден1е мое о семъ под- 
вергаю благосклонному вашему вниман1ю для того, чтобъ посл-Ь 
въ поприщ'Ь трудовъ моихъ ступать см-Ьл-Ье и надежнее. 

Природа даровала намъ драгоц-ЬниМшую способность слова 
не токмо въ отличхе отъ другихъ животныхъ, но и оруд1емъ къ 
открыт1ю всЬхъ чудесъ, каковы я токмо силами душевными про- 
изведены быть могутъ. Не въ дремучпхъ л'Ьсахъ, среди лютыхъ 
зв'йрей; не въ вертепахъ уединенныхъ; не на острыхъ и дооблач- 
ныхъ скалахъ, въ удаленш отъ подобныхъ себ-Ь, суждено жить 
повелителю природы; но въ н'Ьдрахъ родителей, въ кругу 
семейства своего, въ объят1яхъ друзей, въ сонм'Ь согражданъ. 
въ М1р'§, населенномъ разными и безчисленными народами. Онъ 
непрестанно долженъ изъяснять то удовольств1е. то неудоволь- 
ств1е свое, то радость, то печаль; долженъ открывать свои нуяады, 
св'Ьд'Ьшя, подавать или принимать помощь, совЬты, наставле- 
шя. Съ самой колыбели до гробовой доски чувствован1я сердца 
его, св-Ьтъ ума, жаръ воображешя, богатство познан1Й, открыт! я, 
искз^сства, науки, все бываетъ общимъ благомъ людей и в'Ьковъ. 
Онъ живетъ не токмо между окружающпхъ его, не токмо на 
томъ уд'Ьл'Ь земли, гд-Ь соорудилъ для себя храмину, не токмо въ 
то мгновен1е, когда чувствуетъ б1ен1е своего сердца; но обр'Ьлъ 
искусство наполнять собою всю землю, жить во всЬхъ в'Ькахъ, п 
мыслямъ своимъ сообщать твердость и нерушимость , торжест- 
вующую падъ мраморомъ и адамантомъ, Умъ челов'Ька можетъ 



284 м. и. сухомлиновъ, 

занимать, наставлять, повел'Ьвать всЬми народами и тогда , когда 
современвикъ брен1е его см'Ьшаетъ съ перст1ю. 

Таковыя выгоды доставляетъ слово или въ устахъ челов'Ька 
дышущее, или подъ перстами его животворимое! Почему, удиви- 
тельно ли, что всЬ просв'Ьщенные' в-Ьки, всЬ просв'Ьщенные на- 
роды занимались усовершен1емъ онаго? Удивительно ли, что 
между т'б.мъ, какъ частные люди собираютъ выражен1я и обо- 
роты, освященные употреблешемъ, пишутъ законы краснор'Ьч1я, 
сооружаютъ памятники словесности, — мудрыя правительства съ 
своей стороны созидаютъ храмы, призываютъ въ нихъ д-Ьятель- 
ность талантовъ и познанш для таковой же ц-^ли. П'Ьсноп'Ьвцы, 
вит1и, любословы *), критики, совокупно съ академ1ями и другими 
учеными обществами украшаютъ кумиръ свой и повергаютъ 
приношен1я къ поднож1ю его жертвенника. Такъ образовались, 
такъ обогатились языки древн1е и новые. Ис1одъ и Омиръ, вдох- 
новенные генгемъ своимъ, переливали на лирахъ сладкоглас1е и 
обил1е греческаго слова въ то же время, какъ Пронапидъ, учи- 
тель Омировъ, с1е самое слово покорялъ правиламъ. Платонъ, 
проименованный божественнымъ **), кажется, первый началъ 
заниматься изсл'Ьдован1ями о словахъ. Вскор']^ потомъ ученикъ 
его Аристотель ввелъ систематическ1я разд']Ьлен1я оныхъ съ 
помощ1ю соученика своего веодекта. Первые стоики ощути- 
тельно пр1умножили ихъ открыт1Я о сей матер1и. Такимъ об- 
разомъ греческ1й языкъ, который до того при величайшемъ 
совершенств-Ь своемъ былъ токмо вдохновен1емъ, даромъ, вл1ян- 
нымъ природою н'Ькоторымъ счастливо образованнымъ людямъ, 
началъ сод'Ьлываться искусствомъ, подведеннымъ подъ правила. 

Въ посл'Ьдовавшемъ за Платоновымъ стол-Ьтт аеинская рес- 
публика, лишась превосходства, какое дотол'б им'Ьла въ полити- 
ческой систем-Ь владычествъ европейскихъ и аз1ятскихъ, вм'Ьст'Ь 
съ симъ увид-Ьла упадокъ и въ своей словесности. Тогда-то во 
многихъ знаменитыхъ городахъ воздвигаемы были для онойучи- 

*) ФПЛО.ЮГИ. 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 285 

лища, оспаривавш1я славу у аеинскаго лицея, п наконецъ его 
помрач0вш1я. Димитрш Фалерей, сей знаменитый по несчаст1ямъ 
и по знан1ямъ своимъ грекъ, будучи изгнанъ пзъ Аеинъ, уда- 
лился въ Египетъ къ Птоломею Лагу, куда вскор^Ь за иимъ тол- 
пами пришли въ Александр1ю друг1е ученые и философы, и осно- 
вали тамъ училище, н-Ьсколько в'Ьковъ процветавшее. Птоломей 
Филометоръ между прочими вв^рилъ воспитан1е своего сьша 
Аристарху, который наипаче трудился надъ разсмотрЬн1емъ Оми- 
ровыхъ стихотворенш. Мы знаемъ, до какой степени обил1я, кра- 
соты и совершенства достигъ языкъ Омировъ и Димосоеновъ 
тщан1емъ сихъ и другихъ писателей и наставниковъ вкуса, при 
покровительстве счастливыхъ обстоятельствъ правлен1я. Латин- 
СК1Й языкъ въ образован!!! своемъ возвышался по такимъ же сте- 
пенямъ. Кратесъ Маллоскш, современникъ Аристарховъ, при- 
несъ вкусъ къ словесности въ Римъ тогда, когда сей не зналъ 
другой славы, кроме военной. Пленительность греческой музы 
вскоре восторжествовала надъ строгост1ю Катона, и его самого 
заставила слушать ея уроки. Ученикъ Аристарха, Д1онисш 
врак1йскш, въ первое консульство Помпея, прибылъ также въ 
Римъ обворожать его прелестями своего языка; и съ техъ поръ 
языкъ римлянъ въ самое короткое время прхобрелъ безмерные 
успехи. Вскоре возгремели на торжищахъ Цицероны, настроили 
лиры Лукрещи, Виргил1и, Овид1и, Горащи, и въ то же время 
возстали достойнейш1е века своего суд1и вкуса — Тиран1оны, 
Варроны; самъ Юлш Кесарь среди непрерывныхъ заботъ нена- 
сытнаго своего любочест1я, написалъ разсуждеше въ двухъ кни- 
гахъ о сходства слово-''). Квинтил1анъ поздно пришелъ, кажется, 
для того, чтобы иметь для правилъ своихъ все велик1е образцы. 
Въ четырнадцатомъ веке нашей эры, после мрака невеже- 
ства, облежавшаго Европу, паки начали возвышаться храмы 
вкуса; основан1е знаменитейшихъ университетовъ относится къ 
сей эпохе; въ Итал1И три ген1я, Дантъ, Петраркъ и Бокасъ. прю- 



'') Светон1п въ Жизни Цезс1Х>я. 



286 м. и. сухомлиновъ, 

сЬнили изсохшую ниву и оплодотворили ее своими талантами. 
Рвен1е отличаться на поприщ']^ словесности сд-Ьлалось общимъ 
почти во всей Европ-Ь; Шоссеръ въ Англ1И, Жонвиль, Фроас- 
саръ и мног1е друг1е писатели во Франщи въ то же время зани- 
мались очи1цен1емъ природныхъ языковъ. Приближаясь къ сто- 
л'Ьт1ямъ просв'Ьщенн'Ьйшимъ, мы бол'Ье и бол^^е зам^чаемъ д-Ья- 
тельность каждаго европейскаго народа въ усовершен1и своего 
языка. Ч-ймъ ближе подходимъ къ стол'§т1ямъ Тасса, Ар1оста, 
Метастас1я, Корнеля, Мольера, Боало, Расина, Вольтера, Бос- 
сюэта, Лессинга, Виланда, Аддисона, Шакеспира, Попе, т']Ьмъ бо- 
л-Ье зам-Ьчаемъ, что сл'Ьпая страсть быть совершенно св'Ьдущимъ 
въ древнихъ языкахъ, терять всю жизнь свою и дарован1я на глу- 
бокомысленный изсл'6дован1я оныхъ, — упадаетъ. 

Флоренц1я созвала въ академ1ю Де-ла-Круска самыхъ иску- 
сн'Ьйшихъ знатоковъ въ итальянскомъ язык-Ь, и обрекла ихъ къ 
д'Ьятельному попечен! ю о усп'Ьхахъ онаго. Французская академ1я 
есть памятникъ просв-ЬщениМшаго изъ стол'Ьт1Й. Она будучи 
учреждена наипаче для соблюденхя во всей чистогЬ хранилища 
своего языка, начала труды свои составлен1емъ Французскаго 
словаря. Произведен1е с1е,хотя не столько послужило къутверж- 
денш и усовершен1ю языка, какътого над-бялись; но мнопе ака- 
демики съусп'&хомъ трз'дились въ обогаш,ен1и онаго: одни — учеб- 
ными своими, весьма полезными, сочннен1ями; друпе — безсмерт- 
ными творен1ями во всЬхъ родахъ ноэз1и и краспор'Ьч1я. 

Не таковыми ли прим'Ьрами водимъ духъ и нашихъ соотече- 
ственниковъ въ очищен1п и обогащеши своего языка? Не та 
же ли мета предназначена знаменитому сослов1ю нашему — сему 
безсмертному учреждешю премудр-Ьйшей изъ монархинь? И кто 
изъ васъ не стремится къ оной со всею ревност1ю пстиннаго 
патр1ота? Соединяя и разд'Ьляя труды свои, вы, подобно членамъ 
пностранныхъ академ1й, соорудили хранилище отечественнаго 
языка; вы даете законы оному, усыновляете писателей инозезь 
ныхъ, древнихъ и новыхъ. Уже росс1янинъ видитъ, почему люби- 
тели словесности во всЬ в-Ьки преклоняли кол'Ьна предъ римскимъ 



ИСТОМЯ Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 287 

псторикомъ, ФИлосоФОмъ и политикомъ: вскор'Ь ораторы и поэты 
римск1е предстанутъ въ руководство юношеству росс1Йскоиу; 
вскор'Ь вы начертаете пред'Ьлы неопытному воображеи1ю въ вы- 
бор'Ь красотъ и въ порядке мыслей. 

Я нахожу въ сословш семъ почтенныхъ пастырей, гремя- 
щихъ на каоедрахъ словомъ живымъ и спасительнымъ; обретаю 
п'Ьсноп'Ьвца Бога и Фелицы, оглашающаго и нынЬ выспренними 
п-Ьснями своими страну с1ю, и славу отечества возв'Ьщающаго 
пред-Ьламъ вселенныя; нахожу въ числ-Ь сочленовъ и въ отсут- 
СТВ1И своез1ъ незабвеннаго, легкаго и замысловатаго росс1Йскаго 
ЛаФОнтена; нахожу судей словесности, влекомыхъ патр10тизмомъ 
(люб. къ от.) къ предостережен1ю юныхъ писателей отъ рабскаго 
нрпстраст1я къ слогу нерусскому; нахожу достойныхъ наперсни- 
ковъ Мельпомены и Талш, хотя прекратпвшихъ съ ними бесЬду 
свою, но въ св-Ьжей памяти еще у каждаго изъ насъ живущихъ; 
нахожу достойнаго переводчика Делиля и иныхъ стихотворцевъ 
и писателей прозаическихъ, искусныхъ въ разныхъ родахъ 
наукъ и познашй. Вс^ многоразличные труды ваши подъяты 
въ нам-йренш очистить и обогатить росс1йск1й языкъ и слове- 
сность, — изъ чего извлекаю поучительное для себя сл'§дств1е, 
что п я, сколько им'Ью силъ и способностей, къ тому же пред- 
мету обязанъ сод1Ьйствовать. 

Такъ, почтенн1&йш1е сочлены, я потщусь соответствовать 
долгу, вами на меня возложенному; потщусь купно съ вами стре- 
миться къ достижен1ю той великой цЬли, каковая предположена 
росс1йской академ1и. Каждаго изъ насъ прпзываетъ къ сему 
слава нашего отечества. ПоньшЬ еще р'Ьдкш иностранецъ в'Ь- 
ритъ, что Росс1я не однпмъ оруж1емъ достойна уважешя; лучш1е 
писатели наши или вовсе имъ неизв-Ьстны, или изв'Ьстны токмо 
по имени. Отчего с1е происходитъ? Не говоря о Д1зугихъ причи- 
нахъ, къ чис.чу оныхъ причесть можно и то, что мы сами худо 
печехмся объ усовершенствован1и своего языка п обогащен1п 
словесности. Неспорно, что нашъ языкъ богатъ, псполненъ словъ 
къ выражен1ю величественныхъ и всякихъ другпхъ чувствован1й 



288 м. и. сухмлоиновъ, 

и предметовъ. Безпристраствые иностранцы, какъ скоро начи- 
наютъ понимать его, то уже и удивляются обил1ю и преимуще- 
ству его предъ прочими языками. Многимъ иностранцамъ труд- 
ность его не могла бы служить ни малою преградою въ научен1и 
оному: опытъ доказалъ, что гр^ческш языкъ въ древн1я вре- 
мена, при всей своей трудности, въ таковомъ же былъ употреб- 
ленш не токмо въ Рим-Ь, но и у вс&хъ сколько-нибудь нросв'Ь- 
щенныхъ народовъ, какъ нын-Ь Фравцузскш. Но литераторы 
наши, большею частгю, только переводятъ, и притомъ не всегда 
сносиымъ образомъ; р1Ьдко им-Ьютъ терп-йнге отличать свойство 
россшскаго языка отъ того, съ котораго переводятъ; а т'Ь, кои 
сочиняютъ на своемъ язык'Ь, р-Ьдко им'Ьютъ терп'§н1е повино- 
ваться правиламъ здраваго вкуса и образцамъ, могущимъ руко- 
водить ихъ въ чистот'Ь языка. Отсюда происходитъ, что иностра- 
нецъ, любопытствуя о произведен1яхъ словесности росс1йской, 
слышитъ въ отв'Ьтъ гораздо больше о произведен1яхъ инозем- 
ныхъ, нежели подлинныхъ; а написанное росс1яниномъ часто 
бываетъ такъ незр-йло, такъ маловажно, что благоразум1е сты- 
дится одобрять оное иностранцу. На семъ-то основывается 
общее, обидное для первостатейныхъ писателей и истинныхъ 
любителей слова и отечества, заключенхе его, что россшская сло- 
весность еще въ колыбели, и потребны мног1я усил1я,дабы мла- 
денецъ сей поспорилъ съ питомцемъ музъ гальскихъ, британ- 
скихъ и германскихъ. Почему, не составляетъ ли священной обя- 
занности каждаго члена сей академ1И то, чтобы посредствомъ 
дов-Ьрхя своего препятствовать вредному распространен1ю дур- 
ныхъ сочинен1й и переводовъ, дабы заставить иностранца вы- 
годнее думать о состоян1и словесности нашей? Предшествуя соб- 
ственнымъ прим^ромъ на семъ знаменитомъ пути, съ св'йтильни- 
комъ основательной и мудрой критики, академ1я во всЬхъ родахъ 
словесности не должна ли пресл-Ьдовать мнимыхъ или дерзкихъ 
знатоковъ, и выводить на зр-Ьлище одни только истинные таланты? 
Но къ обогащен1ю нашего языка есть преграда еще важ- 
нМшая; она состоитъ въ чрезм1^рной привязанности къ языкамъ 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 289 

иностраннымъ. Въ самомъ д'Ьл1Ь, не можно взирать безъ при- 
скорб1я, до какой степени простирается пристрастхе лучшей от- 
расли нашего отечества особливо къ языку Французскому. Въ 
знатнМшихъ домахъ начинается воспитан1е съ сего языка. 
Будуш,1й воинъ, судья, градоначальникъ, министръ согражданъ 
своихъ, прежде приготовляется хорошо говорить съ Французомъ, 
нежели съ своимъ единоземцемъ; обращаетъ чуждый языкъ въ 
природный; обременяетъ память нерусскими выраженхями тогда, 
какъ разсудокъ его долженъ бы возрастать умножен1емъ позна- 
нш и чувствованш, преданныхъ общественной польз'Ь. ВсЬ обо- 
роты, всЬ изгибы иностраннаго языка ему совершенно изв-Ь- 
стны, между т'Ьмъ какъ самыя необходимый и общепринятыя 
слова собственнаго своего языка кажутся ему странными, ново- 
изобр'Ьтенными, нестройными. Онъ стыдится произнести слово 
русское въ большомъ свЬт-Ь и даже съ друзьями; всегда гово- 
ритъ и пишетъ на иностранномъ язык-Ь; везд'Ь встр-бчаетъ не- 
удобства, когда объясняется на своемъ природномъ, — и т-Ьмъ 
еще тщеславится. Вступивъ въ должность, везд'Ь находитъ за- 
труднешя въ выразум'§н1и д'Ьлъ; для него нимало не ощути- 
тельны мелк1е, впрочемъ существенн'Ьйшхе, отт'Ьнки украшен1й 
слова, которые выразум-бть преимущественно занимающемуся 
природнымъ языкомъ не стоитъ нималаго труда. Отечественный 
языкъ для него не токмо чуждъ, но и несносенъ. Услуги ака- 
демш были бы неоц-Ьненны, если бы она вл1яшемъ своимъ могла 
отличнМшую часть согражданъ своихъ обратить къ рачен1ю 
бол'Ье о собственномъ язык'Ь, нежели объ иностранныхъ; ибо не 
токмо способствовала бы т'Ьмъ къ обогащен1ю онаго красотами 
всЬхъ родовъ вит1йства: разговорнаго, дружеской переписки, 
судебнаго, и другихъ; но сд-блала бы сильный и полезн'Ьйшхй 
переворотъ въ образованш нравственномъ. Изв-Ьстно, сколь ве- 
лико вл1ян1е языковъ на нравы! Доказательство сего видимъ въ 
собственномъ отечестве нашемъ. Вм'Ьсто твердости и правоты 
характера, росс1янину свойственнаго, въ воспитанник'^ Француза 
видимъ только изн'Ьженность, привязанность къ мелочамъ, легко- 

Сборникъ II Отд. И. А. Н. 19 



290 М- и. сухомлиновъ, 

мысл1е, лживость, безпечность въ исполнен1и должностей, хладно- 
кров1е къ своимъ соотечественникамъ, къ роднымъ, неполучив- 
шимъ моднаго воспитан1я, ложное понят1е о просв-Ьщенш. ВсЬ 
пр1емы въ обращен1и, всЬ наклонности, привычки, страсти, сло- 
вомъ:весьтаковый гражданинъ Росс1и становится гражданиномъ 
иностраннымъ. Истинный патрхотъ не можетъ безъ содрогашя 
представить себ-Ь пагубнаго сего похищен1я толикихъ согражданъ! 

Но что можетъ вл1ян1е академш протпвъ столь далеко распро- 
странившейся заразы? — возразитъ кто-нибудь. Сочлены! Кому 
неизв-Ьстно, что одинъ челов'Ькъ нер'йдко производитъ важней - 
ппе перевороты? Академ1я можетъ противопоставить свой па- 
тр1отизмъ, подобно прочимъ патр1отамъ, прпносящимъ на жерт- 
венникъ отечества свое имущество и жизнь. Пусть сочинен1я 
академш докажутъ всю пагубу воспитан1я Французскаго ; пусть 
внушатъ они любовь къ языку природному; пусть обратятъ вни- 
майте росс1янъ на иностранцевъ, на самихъ Французовъ, до какой 
степени они занимаются иностранными языками: одна необходи- 
мость заставляетъ ихъ изъясняться на оныхъ тогда, когда им'Ь- 
ютъ д'Ьло съ иностранцами; они нимало не стыдятся, если и не 
разум'Ьютъ ихъ. Пусть сочинения академ1и обратятъ на то вни- 
ман1е правительства; тогда росс1йск1Й языкъ введенъ будетъ во 
всегдашнее и всеобщее употреблен1е въ отечеств'Ь нашемъ, при 
двор-Ь, во всемъ сослов1П дворянъ, и, можетъ быть, не замедлитъ 
войти въ употреблен1е и не въ одной Росс1И. При настоящихъ 
обстоятельствахъ, когда сердце каждаго росс1янина согрето лю- 
бов1ю къ отечеству и ненавист1ю къ народу, для всей Европы 
тягостному, кажется, настало удобное къ тому время». 

Мартыновъ принималъ участ1е въ академическихъ трудахъ 
и Ередпр1ят1яхъ, посЬщалъ собрашя академ1И, высказывалъ свои 
мн'Ьн1я, устно и письз1енно, по разлпчнымъ вопросамъ изъ обла- 
сти отечественнаго языка и словесности, и т. п. 

Въ академическихъ собран1яхъ читаны были Мартьшовымъ: 

1) Опытъ грамматическаго разбора басни Крылова Д(9/ь 
бочни. 



ПСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКаДЕМШ. 291 

2) Опытъ стихотворнаго и риторическаго разбора той же 
басни. 

3) Разборъ Водопада Державина. 

4) Сравнеше басно Дубе, и трость ЛаФонтена съ баснями 
того же имени Дмитрхева и Крылова, и т. д. 

Съ ц'Ьл1ю пополнить академическ1Й словарь Мартыновъ вы- 
писывалъ изъ различныхъ книгъ бол'Ье зам-Ьчательныя слова, и 
представлялъ ихъ въ акадезпю, д-Ёлая иыъ опред-Ьленхя , приводя 
прим-бры, и т. д. ^°^). 

Особенное впечатл'Ьн1е въ академическомъ кругу произвели 
зам-Ьчанхя Мартынова на «Правила объ употреблен1и буквы ?ь)>, 
собранный П. И. Соколовымъ и напечатанныя по опред'Ьлен1ю 
Р0СС1ЙСК0Й академ1и ^^^). Зам-Ьчанхн Мартынова и отзывъ о нихъ 
академическаго собранхя весьма любопытны въ томъ отношен1И, 
что рисуютъ тогдашн1е взгляды на права критики при оц'бнк'Ь 
трудовъ учено-литературныхъ обществъ. 

«Недавно — пишетъ Мартыновъ — при пмператорской ака- 
демш наукъ, по опред-Ьленхю императорской россшской академ1И, 
напечатаны Правила о употребленш въ письлт буквы п, съ при- 
совокупленгемъ полной, азбучнымъ порядкомъ расположенной., 
росписи вспмъ словамъ,съ сею буквою птиемымъ въ слогахъ, ника- 
кимъ перем1ьнамъ неподвероюенныхъ, также вспмъ глаголамъ, кон- 
чащимся въ неокончательномъ наклоненги на шь съ предыдущею 
буквою )ъ, собранныя П. С. . . . 

Какъ членъ росс1йской академш, я им-Ьлъ бы право подать 
свой голосъ объ изданш сей книжки въ св-бтъ до напечатан1я 
оной; но поелику я, подобно многимъ академикамъ, не участвовалъ 
въ опред'Ьлен1И, р-Ьшовшемь издать ее, то — и какъ членъ ака- 
дем1и, и какъ обязанный по службЬ предварять распространенхе 
въ публик-Ь сочинешй, могущихъ быть руководствомъ къ заблуж- 
ден1ю, — почитаю себя въ прав^Ь и по напечатан1и означеннаго 
сочинешя дать объ немъ свое мн'1н1е. 

Пзъ первыхъ строкъ Предувпдомленгя впдно, что сочинитель 
въ издан1п своего сочинен1я пм^лъ предметомъ не только ино- 

19* 



292 м. и. сухомлиновъ, 

страецевъ, но и многихъ изъ природныхъ росс1янъ научить пра- 
вильному употреблен1ю буквы ?ь. Вамщ)€пге похвальное', но по 
мнгьтю моему, оно не совоьмъ удачно выполнено. Вотъ доказа- 
тельства. 

Страница 4. Г. сочинитель думаетъ, что надобно писать не 
предм/ьтъ, но предметъ. Давно спорятъ, какъ писать с1е слово, и 
кажется, будто об-Ь стороны им1^ютъ свои причины, т. е. и та, 
которая пишетъ съ буквою 1ь, и та, которая пишетъ съ буквою е. 
Кто пишетъ съ буквою 7ь, тотъ утверждается на произношенш 
малоросс1янъ, которые въ семъ слов-Ь ?ь, по своему обычаю, вы- 
говариваютъ какъ и, т. е. предмг^тъ; а кто пишетъ съ буквою е, 
тотъ основывается на простомъ слов-й, изъ коего слово предметъ 
составлено, т. е. на слов-Ь мета, которое большая часть пишетъ 
съ буквою е. Но и С1е слово надобно писать съ буквою гь; ибо, 
вопервыхъ, хотя малоросс1яне р'Ьдко употребляютъ оное въ пер- 
вообразномъ вид'Ь, но в'Ьрно они произносили бы л/г«ша,такъкакъ 
и слово приммпа — примита, и проч. Вовторыхъ, если бы пра- 
вильн'§е было писать мета съ буквою е, то можно было бы, по- 
добно многимъ кореннымъ росс1йскимъ словамъ, им'Ьющимъ надъ 
е ударен1е, сказать мюта, равнымъ образомъ, какъ и самое 
слово предмета произносить предмютъ, подобно словамъ: по- 
лютъ, верхолСотъ, самолтпъ, гнСотъ{сут(дст.),медъ, ледъ и проч. 
Не основываются ли пишуш,1е предметъ еш;е на производств1^ 
отъ слова метаю (мечу), а въ сложности съ предлогомъ предо — 
предметаю, по прим-бру вышеприведенныхъ словъ полетъ и про- 
чихъ, кои сохраняютъ букву е, отъ слова летаю. Схе кажется 
сходно и съ составлен1емъ латинскаго слова оЪ]есЫт, которое 
сложено изъ предлога оЪ (предъ) и ^ес1ит, брошенное, меченное 
(отъ метаю), меть, точно такъ, какъ слово наметь. Но почему 
нельзя говорить предмСотъ, такъ какъ говорится намСотъ, равно 
и предмСотный, какъ намтпный. Это, кажется, новая причина 
держаться того, что освящено употреблен1емъ: изиз 681 Ыгаппиз. 
Притомъ надобно помнить, что есть и друг1я слова, происходящхя 
отъ глаголовъ подобно слову полётъ, въ коихъ пишется не е, но 



ИСТ0Р1Я Р0СС1ЙСК0Й АКАДЕМШ. 293 

>ь, напр. свтпъ отъ свшпаю, завшпъ отъ завтцеваю а проч. Та- 
кое же своенрав1е употреблен1я зам-Ьтно въ еловахъ прил^ьжпо, 
пр11Л)ьжный, при.ньжанге и проч., которыя, составляясь изъ пред- 
лога при и словъ, происходящихъ отъ глагола леж^/, которое пи- 
шется съ буквою е, пишутся однакожъ съ буквою 7ь, что и г. ав- 
торъ признаетъ правильнымъ, ибо всЬ т'Ь слова пом^стилъ въ 
своей росписи. 

На страниц-Ё 8-й сказано: «сему же правилу (т. е. что въ 
предложномъ падеж'Ь пишутся съ буквою и, а не гь) посл'1дуютъ 
слова: день и степень, ибо въ предложномъ падеж'Ь единственнаго 
числа пишутся: во дни, на степени, а яево днп), на ст,епентк — 
Что касается до слова день, принято въ