(navigation image)
Home American Libraries | Canadian Libraries | Universal Library | Community Texts | Project Gutenberg | Children's Library | Biodiversity Heritage Library | Additional Collections
Search: Advanced Search
Anonymous User (login or join us)
Upload
See other formats

Full text of "Slovo o sushchestvennykh obiazannostiakh vitii"

V в. ООѴВВНМЕКТ РНРГПКС ОРПОЯ; 1И8 




Воок_ 



ѵивш соьіЕстюм 



( 



/ 



\іі^^- 



слово 

о СуЩЕСТВЕННЫХЪ ОБЯЗАННОСТЯХЪ 

в и Т 1 и 

и о СПОСОБАХЪ КЪ ПРИОБРЪТЕНІЮ УСПЬХОВЪ 

ВЪ КРАСНОРЬЧІИ, 

ПРОИЗНЕСЕННОЕ 

Э. Профессоромъ и Дьйствительнымъ Членомъ Обще- 
ства ЛіОБИТЕЛЕЙ РОССІЙСКОЙ СлОВЕСНОСТИ^ 

СтАтскимъ Соввтникомъ и Кавалеромъ, 

Петром^ Побѣдонасцевъім%, 

ч 



ч 



,^ 



/ 



Я« ^х 



\ 



,Я' 



слово 



X 



■'■'4 



о сущестеенныхъ об пзаниостяхъ Витіи 
и о спосо бахъ къ приоб рѣтенію успѣховъ 
■^І в ъ Кр аснорѣгін. 

Премудрость Божія всему назначила свое время» Есть чреда 
сѣянію, есть и жатвѣ. Законъ сей свято наблюдается природою 
и общесгавомъ человѣческимъ. Согласно съ правилами порядка и по- 
степенности , все въ царсшвѣ растѣній и животныхъ имЪетъ свое 
начало , возрастаніе , цвѣтеніе и зрѣлость. И въ семь свяшилищѣ 
Наукъ, созданномъ могущественною рукою безсмершиой Дщери Вели- 
каго ІТреобразишеля Россіи, крошкой и благочестивой Елисавешы, 
распространенномъ щедротами премудрой Екатерины, увеличенномъ 
въ своихъ правахъ и преимуществахъ благословеннымъ Алексдндромъ, 
процвѣтающемъ и плодоносящемъ подъ дерл^авною десницею благопо- 
лучно Царствующаго ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ I — 
лъ Московскомъ Университетѣ, вступившемъ на второй годъ по 
семидесяти-пятилѣтнемъ сущесгавованіи своемъ , настало время 
новой жагавы. Юноши , пользовавшіеся образованіемъ ума и серд- 
ца , дали уже отчегаъ въ успѣхахъ своихъ — и достойнѣйшіе , 
для поощренія ихъ къ дальнейшему преуспѣванію на лоприш,ѣ про- 
свѣщенія , имѣющаго въ виду пользу и славу Отечества , какъ 
усердные дѣлагаели въ вергаоградѣ наукъ, воспріемлюшъ мзду свою. 
Сколь вожделѣнно для нихъ видѣть свидетелями торжества своего 
васъ , Почтеннѣйшіе Посетители ! сколь утѣшишельно для нихъ 
присутствіе Мужей , назидательнымъ примЪромъ своимъ указую- 
щихъ имъ верный путь къ ревностному служенію Вере , Отече- 
ству , Престолу! Уже чувсгавуютъ они важность обязанностей, 
ихъ ожидающихъ въ общественной жизни , и готовятся быть до- 
стойными украшаться именемъ полезнаго гражданина. Советы 
опытной мудрости не изгладятся изъ памяти ихъ, и направленіе 
ума къ истине, сердца къ добродетели пребудетъ священною для 

А 2 



-Ч' 



§ 
^ 



нихъ обязанностію. Они знають и чувсшвуютъ, что ихъ настав- 
ники въ лестнѣйшую награду за свои труду вмѣняютъ успѣхи 
ихъ въ истаинномъ просвѣщеніи, утверждающемся на благочестіи , 
знаютъ — и не лишать ихъ сладостнѣйшаго удовольсгавія видЬть 
совершеніе надеждъ своихъ. 

Съ живѣйшею радостію въ душѣ праздновали мы высокотор- 
жествеиный день рожденія ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ 
ПАВЛОВИЧА, — и какъ не радоваться намъ, благоденствующимъ 
подъ скипетромъ Того , Коего бытіе есть жизнь Россійскаго Го- 
сударства ? Съ чувствомъ благодаренія воспоминаемъ истинно - 
Царскія щедроты , отъ Престола до ошдаленнѣйшпхъ предѣловъ 
Отечества нашего цзливаемыя, Въ природТ. ничто не утаится отъ 
лучей еолнечиыхъ : въ Россіи ни одно состояніе не укрывается 
отъ лромыслишельности мудраго МОНАРХА. Прозорливость ЕГО 
ума , отклоняя все , могущее помрачить ясность дней нашихъ , 
на прочномъ основаніи утверждаешь настоящее и будущее благо- 
денсшвіе наше; нѣжность ЕГО сердца, приосѣняя всѣхъ отеческою 
любовію, сливается сь милосердіемь, носящимъ на себѣ знаменіе все- 
объемлющей благости Божіей. Святая Церковь покоится подъ кро- 
Еомъ ЕГО благочесшія; Законы, коихъ ОНЪ первый Блюститель, изре- 
каюшъ судъ правый; воинство, возмужавшее въ бранномъ искусствѣ, 
везді> вѣнчается неувядаемыми лавраіии побѣды и разсѣкаетъ козни, 
злонамеренностью и мягаежемь составляемые ; промышленность 
и торговля , какъ два древа , сплетшіяся вѣтвями , постепенно 
возрастаютъ въ высоту и широту — и Отечество наслаждает- 
ся обиліемъ внутреннихь избытковь н произведеніями сшранъ опі- 
даленныхъ. Подъ ЕГО высокимъ покровительствомъ ц науки, 
подобно многоводной рѣкѣ , разливаюшъ просвѣщеніе и благо- 
датно дѣйствуютъ на умы и сердца въ городахъ и седахъ , въ 
чершогахъ и хижинахъ. Сей храмъ , посвященный образованію 
умовь и сердецъ , благоговея предь возвышенными доблестями 
ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА , съ ревностнѣишимъ усердіемъ про- 
славляетъ неусыпныя ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА попеченія о распро- 
іСгараненіи просвЪщенія по всей обширности Ррссійской Имперіи. 



При семь гаоржесшвѣ учащихъ и учащихся да позволено 
мнѣ будешь предложить мои замѣчанія о сущестеенныхЪ обл- 
занностлссЪ Витіи и о способахЪ кЪ приобр^тенію усп^ховЪ 
еЪ Краснор-ёчіи. Чувствую , Почтеннѣйшіе Посѣтители , чув- 
ствую всю важность предмета и слабость силъ споихъ^ вижу въ 
васъ здравомыслящихъ и опытныхъ ценителей , отъ коихъ не 
ѵкроются недостатки моего слова ; но подкрепляемый надеждою 
на ваше бдагоснизхожденіе, дерзаю вступить на предлежащее мпЪ 
поприще. 

Сила наукъ сосредошочиваешся для ^еловѣка въ искуссшвѣ 
сообщать другимъ мысли и чувствованія. Доведенное до надлежа- 
щей зрЪлости, называется оно Краснор-ёчіежЪ. Сей даръ, особен- 
но доказывающій превосходство природы человеческой , верховною 
Премудростію и Всемогуществомъ поставленной выше всЬхъ тво- 
реній , имѣющихъ жизнь , движеніе и чувство , — даръ сей низ- 
посылаешся не многимъ. Ошличившіеея способностію посред- 
сгавомъ слова действовать на умъ, сердце и воображеніе другихъ, 
достойно именуются Ораторами, Имъ принадлежитъ честь и 
слава , если только исшина и добродѣшель одушевляютъ ихъ мы- 
сли и выраженія. 

Яраснор-ёчіе , подведенное подъ правила , есть искусство 
выражать мысли и чувсшвованія правильно, ясно, пріягано и убе- 
дительно , сообразно съ предмегоомъ и намереніемъ. Оно зани- 
маешь первое место между изящными Искусствами. Цель его — 
посредсшвомь языка словеснаго и письменнаго действовать на умы 
и сердца возвышенносшію мыслей , почерпаемыхь изъ міра веще- 
сшвеннаго , нравственнаго и духовнаго. Сей цели достигаешь 
Вишія , имеющій все достоинства , какія , по мненію Цице- 
рона и Квиншиліана , дають ему право на сіе почетное имя. 
Первый , въ книге обЪ Ораторе представившій образець исшин- 
ваго Красноречія и иазвавшій оное искуссшвомъ божесгавеннымъ , 
следственно имеющимъ въ виду благо человечества, не отделяешь 
его ошъ ФилосоФІи и Полишикиі почитаешь необходимымъ, чгаобъ 



Орагаоръ , при убѣжденіи еъ исшинЬ , былъ силенъ какъ буря , 
быстръ какъ поіпокъ , пламенеиъ какъ перунъ ( * ) ; іпребуетъ , 
чшобъ онъ судилъ основагаельно какъ Діалекшикъ, мыслилъ здраво 
какъ ФилосоФЪ , выражалъ свои поняшія какъ Поэшъ. Другой 
Бмѣняешъ ему въ обязанность запастись обширными знаніями и 
сверхъ того быть спірогимъ блюсшителемъ правилъ святой 
добродѣтели ( "^* ) , хвалить всякое благо и охуждать зло , за- 
щищать невииныхъ и обличать виновныхъ. Древніе почитали 
Краснорѣчіе первымъ достоинсгавомъ и вѣрнЬйшимъ путемъ къ 
зтриобрѣтенію общаго уваженія. Посвящая на упражненіе въ немъ 
всю жизнь свою , силою слова торжествовали вездЬ , гдѣ только 
нужно было предостерегать и вразумлять людей. Читая ихъ 
творенія , кто не увѣрится , что привлекать общее вниманіе , 
доставлять занятіе уму , удовольствіе воображенію , наслажденіе 
сердцу — есть талантъ превосходнѣйшій ? Но достоинство его 
возсіяетъ въ полномъ блескѣ , когда со всею шочностію будешь 
выполняема священная обязанность возбуждать въ другихъ ош- 
вращеніе отъ всего низкаго и вреднаго , приверженность ко все- 
му возвышенному и полезному. Какая выгода можегаъ равняться 
съ пользою ошдѣляшь отъ ложнаго видъ истины, съ порока сры- 
вать личину добра , поражать словами сильнЬе , чЪмъ оружіемъ , 
враговъ порядка и благочестія, а беззащитную правоту изторгашь 
мзъ когтей наглости и жестокосердія ! „Если истина и любовь 
человѣческаго рода" — говоришь Авшоръ Эмиліевыхъ писемъ — 
„управляюшъ гласомъ Битіи , то добродѣшель не имѣегаъ защит- 
ника болѣе ревиостнаго и болѣе сильнаго , какъ КраснорЬчіе. 
Димосѳеиъ гремѣлъ прогаивъ Филиппа , и принудилъ идти въ из- 
гнаніе Эсхина ; Цицеронъ извергъ Катилину и засшавилъ трепе- 
тать Ангаонія , повелЪвавшаго сильнымъ воинствомъ." Такъ , ис- 
тина бываешь всегдашнею спутницею , а здравый разсудокъ ру- 
ководишелемь Еитіи , чувсгавующаго свое достоинство. Его 



(*) Оіаіог ѵсЬетепз зіі иі ргосеііа, ехсііаШз иі; Іоггепз, іпсепзиз иі: Гиітеп, іопаі, 

ГиЦигаІ; , еі; іарісііз е1о^иеп1;^ае йисІіЬиз сипсіа ргогиіі еі ргоІигЬаІ, Сісего, 
(**) Огаіог 5x1: ѵіг Ьопиз ^ (іісепсіі регііиз. (^иіпі. 



страшить одна мысль дойгаи до униженія быть льстецоиъ. Съ 
ФилосоФомъ Анаксагоромъ восклицаетъ оііъ : не возьму- ста бо- 
чекЪ золота за о^ну каплю жудрости! Съ Астрономомъ Кеп- 
леромъ говорить: цИлое Ння}кесл7ео готовЪ л отдать за одно 
^благородное пувот>ео. — Чтобъ обладать мсшпниымъ красно- 
рѣчіеліъ , надобно отличаться чистотою намѣреній , нѣжностію 
чувствоваиій, любовію къ благоустройству и порядку, праведнымъ 
негодованіемъ противу злоупотребленій и разврата , припержен- 
ностію къ Отечеству , состраданіемъ къ несчастію , заботливо- 
стію о благѣ общественномъ , пламенною ревиосгаію ко всему 
полезному , глубокимъ уваженіемъ къ семейсгавеннымъ и гра/кдаи- 
скимъ добродѣтелямъ , ко всему , составляющему предметъ обща- 
го почтенія ; кратко сказать , чгаобъ заслужить имя великаго 
Писателя, надобно быть орудіемъ всеблагой воли Провидѣиія. Безъ 
сихъ качествъ , подобно птицѣ , привязанной къ землѣ , не под- 
нимемся мы на высоту здравомыслія; подобно плавателю въ ладіѣ, 
прикрепленной къ берегу , не доплывемъ до святилища , въ ко- 
шоромъ хранится даръ Краснорѣчія. Жожемъ ли мы быть защи- 
тниками добродѣтели , не бывъ проникнутыми божественною ея 
силой , и содействовать общей пользѣ , не питая въ душѣ сво- 
ей любви къ ближнимъ ? можемъ ли споспешествовать распро- 
страненію просвѣщенія, не основывая сужденій своихъ на высокихъ 
истинахъ , священныхъ для всего человечества ? можемъ ли нако- 
нецъ успеть въ преклоиеніп другихъ къ тому , что составляешъ 
истинное наше счасшіе , не направляя воли своей къ сущесгавен- 
нымъ потребностямъ души безсмертной ? 

Кроме нравственныхъ качествъ Оратору потребны и ум- 
сшвенныя. По мненію Квинтиліана (*) , онъ долженъ быть обо- 
гащенъ познаніями всякаго рода. Для него столь же необходимы 
природныя дарованія , какъ и наука. Первыя содержать въ себь 
источникъ красноречія , а последняя делаешь прочными и верны- 
ми средства , коими оно приводится въ действо. Писатель , 



(^) ОтпіЬиі сіізсірііпіз еі агІіЬиз (ІеЬеІ евзв іпзігисіиз Огаіог. 

Б 



10 



давая свободу своимъ понягаіямъ , сужденіямъ и умствованіямъ , 
а особливо если прибѣгаегаъ и къ помощи воображеніл, долженъ со- 
вѣтовашься съ предписаниями науки. Что безъ нес дарованія ? 
свЬшильникъ подъ спудомъ ; алмазъ , въ грубой корѣ сокрытый. 
Правила — сіи наблюденія, собранныя Аристотелями, Цицеронами, 
Квинтиліанами м Гораціями — необходимо нужны : безъ нихъ ни- 
когда не дозрѣваютъ плоды просвѣщенія; съ ними только могутъ 
возмужать Писатели. Слаба и бЪдна практика при недостатки 
теоріи. Пз^сть вооружается , кто хочепіъ , противу Ришорикъ и 
Піитикъ, называя ихъ оковами, гнетущими дарованія , остановля- 
ющими полетъ Геніевъ ; но умъ человѣческій надолго бы дремалъ 
въ колыбели , если бы не обращалъ вниианія на опыты , почерп- 
нутые изъ природы человѣка и его произведеній. „Если правила 
суть не что иное , какъ мзящныя чувствованія , приведенныя въ 
порлдокъ, гао .можно ли обойтись безъ нихъ? если въ нихъ заклю- 
чаются наблюденія, скопленныя вѣками и оправданныя многократ- 
ными опытами, гао можно ли считать ихъ излишними (*)?" Пусть 
сгаоятъ правила въ нѣкоторомъ огадаленіи отъ сочинителя , 
чтобы не стѣснять его свободы ; но все долженъ онъ обращать 
на нихъ свои умственные взоры и повѣрять ими всякое свое про- 
изведеніе , чтобы предохранить себя отъ погрешностей. По- 
требны путеуказашели на стезѣ, ведущей въ страну отдаленную: 
необходимы и руководители при размышленіи о важныхъ предме- 
тахъ. Безъ первыхъ путешественникъ не дойдегаъ , или поздно 
придегаъ къ своей цѣли : безъ послѣдиихъ Писатель не скажетъ , 
что нужно , или скажетъ , что не нужно ; впадетъ въ излише- 
ство краткости или плодовитости, и нарушигаъ точность, важ- 
ное достоинство всякаго сочиненія. Безъ наблюденія правилъ 
у самыхъ Геніевъ , на ряду съ краснорѣчнвѣйшими мЪсшами, бли- 
стающими въ ихъ гавореніяхъ , являются иногда неизвинишельныя 
погрешности противу слога , признаки небрежности и безвку- 
сія. Въ этомъ винягаъ Англійскіе критики своего Шакеспира и 
Мильтона. Геній можетъ возносишься самъ собою , эшо правда ; 



(*) Мнѣніе Лагарпа. 



но ымѣетъ нужду въ твердой подпор* , чтобы не упасгаь , и въ 
вЬриомъ руководств*, чшобъ избѣжать грубыхъ неровностей. Сію 
подпору , сіе руководство составляютъ правила : онѣ сообщаюгаъ 
Писателю выборъ и порядокъ , занимательность и разнообразіе 
какъ мыслей , такъ и выраженій. 

Между науками , потребными для Оратора , важнѣйшее мѣ- 
сто занимаютъ философія и Исторіл, Первой одолженъ онъ 
тѣмъ , что приобрѣтаепіъ обо всемъ ясныя понятія , а отъ 
нихъ переходить къ здравымъ сужденіямъ и основательнымъ ум- 
ствованіямъ , и такимъ образомъ , простираясь отъ легчайшаго 
къ піруднѣйшему , все теченіе мыслей приводить въ порядокъ 
и связь неразрывную. У Древнихъ способность хорошо мыс- 
лить и способность хорошо говорить были въ совершенномъ рав- 
иовѣсіи и тЪсномъ соединеніи. Аристотель , положившій крае- 
угольный камень ваукѣ Битіиства и до самыхъ началъ ея доискав- 
шійся , доказалъ , что Логика есть основаніе Риторики , и что 
нѣтъ Краснорѣчія безъ убѣжденія. Это неоспоримо. Стараясь 
дать словамъ правильный оборотъ , въ то же время заботим- 
ся приводить въ порядокъ свои мысли ; а при ясномъ понягаіи 
приучаемся и къ ясному ихъ выраженію. Сію псгаину подгаверж- 
даетъ Горацій , говоря : 

Искусство мыслить — ключь къ искусству сочинять. 

Что касается до Исторіи , то и въ ней Ораторъ по- 
черпаетъ важныя пособія. Указуя ему на обширное поле собы- 
тій п прпмѣровъ , заключающихъ въ себЬ изящное нравоучеиіе , 
она, кажется , говорить ему : „Избирай и пользуйся ; мое богаш- 
сшво неистощимо. Много было жапіелей на моей нивѣ; но остает- 
ся еще мноужество неподобраниыхъ класовъ; угаоляй ими гладъ сво- 
его любопытства!" — и Ораторъ съ обильныхъ ея владѣній соби- 
раешь все, что только можетъ способствовать къ убѣжденію въ 
справедливости предлагаемой имъ истины и въ возможности испол- 
ненія оной — все , что можешь служить къ удовлешворенію лю- 
бопытства , пускающагося во глубину отдаленной древносши , 

Б 2 



и къ возбужденію вниманія , благоговѣющаго къ лицамъ знаиени- 
шымъ и собыгаіямъ досшопамяшнымъ. 

Обогащенный свѣдѣніяии , изь наукъ почерпаемыми, и осыова- 
шельнымъ знаніемъ своего языка, Орашоръ, для изкорененія стра- 
стей ннзкихъ и вредныхъ , для возбужденія чувствован! іі б.іаго- 
родныхъ и Еозвыніенныхъ , дол'.кенъ быть искусень и въ знаігіи 
челов-ёчесяаго сердца , побудіітельныхъ іірпчпиъ каждой стра- 
сти , впечаптлѣній и дѣйсгавій , ею производимыхъ ; въ знанііі рас- 
положеній души , зависящихъ отъ природныхъ способностей, огаъ 
воспнгаанія , навыковъ и пристрастій. Сообразуясь съ характе- 
ромъ , званіемъ и возрастомъ тѣхъ , къ кому обращается рѣчь 
его , не тщетно будетъ онъ льстить себя надеждою убѣдипіь 
другихъ ; ибо наблюдеиіе сихь отношеиій дастъ силу его мыслямъ, 
пылкость чувствованіямъ , увлекательность выраженЬімъ. Иначе , 
былъ бы онъ подобенъ охотнику , который спірѣляепіъ не прице- 
лившись — няи путешественнику , который , не твердо зная 
дорогу , забываешь взять съ собою и необходимыя потребности. 
Орашоръ , со всЪхъ сторонъ умѣющій разсмашривашь свой пред- 
мегаъ ц изъ всѣхъ относящихся къ нему обсгаояшельствъ соста- 
влять какъ бы одно стройное гаііло, вездѣ достигаешь своей цѣлп. 
Описываешь ли онъ что пріятное и любезное ? — Новостію 
мыслей и живостью выраліеній плѣняешъ и восхищаешь. Изобра- 
жаешь ли величественное ? — Возбуждаешь пзумлеісіе въ умѣ , 
благоговѣніе въ сердцѣ. Действуешь ли на чувствительность ду- 
ши ? — Потрясаешь ее жалостью и сосшраданіемъ. Представ- 
ляешь ли безобразіе и гнусность порока? — Поражаешь ужасомь. 
Сердечная уверенность въ шомь , о чемъ говоришь , всегда оду- 
шевляешь рЬчь его — и надъ кѣмь не подѣйсшвуеть его убежде- 
ніе ? Искусство , посредсшвомь знанія склонностей и характера 
другихъ , пробуждать въ нихъ чувсшвованія , сообразный съ наме- 
реніегаъ своимъ , знаешь онъ столь же хорошо , какъ зналъ оное 
Аннибаль , который , по увѣренію Тигаа - Ливія , предводитель- 
ствуя разноплеменными воинами , прибѣгалъ и къ средсшвамъ 
различнымъ , чтобы возбуждать въ нихъ мужество въ бншвахъ 



съ ыепріятелями: въ Галлахъ пробуждалъ оыъ ненависть къ Рпмля- 
ыамъ ; Лигурійцевъ обольщалъ плодоносными полями Италіи въ 
замѣну каменистыхъ горъ , среди копхъ они обитали; Мавритянъ 
н Нумндянъ устрашалъ ліестокостію Царя ихъ , Массиииссы ; 
Карѳагенянъ убѣясдалъ защиБ:^ашь пенапювъ и прахъ отцевъ ихъ ; 
инымъ обѣщалъ богатую добычу. — Такъ дѣйсшвуешъ Битія , 
умѣющій проникать во глубину человѣческаго сердца. 

Три обязанности предлежать Оратору : изобр-ітеніе , 
располотеніе и въграженіе или пзложеніе. „Уміінье изобрѣтать , 
располагать и выражать свои мысли," говорить Цицеронъ — ?5при- 
надлежишъ истинному Оратору." Домовитый хозяинъ , желающій 
воздвигнуть зданіе , обдумываетъ планъ , чтобы каждой части 
назначить свое міісгао и пространство; изъ матеріаловъ, расио- 
ложенныхъ и связанныхъ по правиламъ зодчества , составляедіъ 
неразрывное цѣлое ; наконецъ занимается приличною отдѣлкой , 
требующею внутреннихъ и внѣшнихъ украшеній: и Писатель при 
помощи размышленія зорко обозрѣваетъ свой предметъ , предста- 
вляешь вь умѣ всѣ идеи, кь нему близкія, и открываешь въ немъ 
шо , что болѣе всего можеть служить къ его объясненію и воз- 
вышенію ; потомь сужденія свои приводить въ надлежащую пол- 
ноту и неразрывный порядокъ , а раздробленіе частей въ сово- 
купность; напослѣдокь чрезь искусственные обороты слога при- 
даешь машеріи своей видь новости заманчивой и привлекательной. 
Иізобр-ётать значишь представлять въ умѣ своемъ мысли , род- 
сшвенныя предмету слова ; значить изключишельно заняться 
онымь , чтобы, не просмошрѣшь ничего и все нужное придумать. 
«Достоинство рѣчи огакрываешся вь изобретательности (*), изоб- 
рѣшательносшь ведешь кь распросшраненію, а при распросгпраненіи, 
болЬе въ силѣ, нежели вь числѣ выраженій сосшоящемь, наблюдается, 
чтобы не было опущено ни одной существенной принадлежности, 
относяш,ейся къ дѣлу и способствующей кь его раскрытію и под- 
крЬпленію." — Подобно водолазу , ныряющему въ АіорЬ до шѣхъ 



(*) Мысль Квыншнліанова. 



поръ, пока не найдегаъ драгоцѣнносши , Писатель обязанъ прони- 
кать во внутренность предмета , чтобы найти искомое бо- 
гатство мыслей и получить не соломенки , на поверхности пла- 
вающія, но жемчугъ, на днѣ сокрытый. Дѣло разсудка — съ помо- 
щію остроумія и проницательности сравнивать отиошенія между 
вещами , ихъ дѣйствіями и качествами. Если остроуміе будетъ 
отыскивать сходства , а проницательность — различія : гао не 
только рѣзкія , но и тонкія черты , не только признаки , но и 
отличительный свойства , сокрытыя въ предметѣ , не утаятся 
отъ ихъ взоровъ. И такъ устремленіемъ продолжительнаго 
вниманія на предметъ рѣчи, сближеніемъ всего, могущаго придать 
ему полновѣсность и силу , или , лучше сказать , совершеинымъ 
его присвоеніемъ, приобретается обиліе мыслей. Отъ выбора ихъ 
зависищъ главное достоинство сочиненія. Если получимъ о своей 
матеріи понятія , способныя произвести въ душѣ продолжи- 
тельное впечатлѣніе ; если къ зрѣлости размышленія присоедиинмь 
и жаръ чувствованія : то мысли наши отличатся силою и вы- 
разительностью. Гдѣ говоришь сердце , шамъ слова дышашъ жи- 
знію. Если же мысли будушъ соответствовать предмету , ими 
изображаемому, и отъ сего согласія предмешъ представится 
безъ ограниченія , во всемъ пространств* : гао на нихъ будешъ 
наложена печать естественности и истины. 

Но не одинъ умъ занимается изобрѣшеніемъ ; ему помо- 
гаешь и память , сіе сокровище мыслей , по выраженію Цице- 
рона ( * ). При изложеніи описанія или повіісшвованія , надобно 
прибегать къ той способности , которая осуществляешь про- 
шедшее — къ тому началу воображенія, коего сила еще не увели- 
чилась : къ памяти. Для нея минувшее становится насгаоящимь. 
Она предлагаешь все , что изобрель умъ , открыло наблюденіе , 
все , чему научили время и опытъ, Сь нею возобновляемъ все , 
прежде слышанное и видѣнное нами { чрезъ нее снова представ- 
ляется все, что некогда мы чувствовали и чишали. < — Прибегая 



^ * ) Мешогіф іЬе5аіиги5 е5( шепиа, Сіс» ^е Огаіоге, 



къ хранительницѣ приобрѣшенныхъ знаній и располагая ими по 
Бнушенію благоразумія , подобно Сократу , дѣйсгавовавшему по 
внушенію своего Геиія — мы не будемъ имѣть недостатка въ 
изобрѣтеніи , особливо если одарены изобрѣтательностію , какъ 
удЪломъ пылкихъ дарованій. 

Пользуясь услугами памяти , можемъ иногда прибегать и 
къ той способности, посредствомъ коей лредставляемъ себь 
то , чего никогда не видали , и выдимъ , чего нѣтъ предъ нашими 
очами. Воображеніе ^ сія рука ума, по выраженію СвиФта, про- 
стирающаяся за предѣлы бытія, но не за предѣлы возможности — 
способность, облекаю]цая понятія въ чувственные образы, отда- 
ляющая близкое и сближающая отдаленное , плѣнительными оча- 
рованіями своими украшающая всякой предметъ , имѣющая вліяніе 
на все , что любимъ или ненавидимъ , чему удивляемся и чего 
страшимся — сія способность можетъ быть полезна и для Ора- 
тора. Хотя Поэты, для которыхъ мысль то я^е, что для живо- 
писца рисунокъ , а чувство - — краски ( * ) , имѣютъ неотъемле- 
мое право на крыльяхъ воображенія переноситься въ туманную 
даль мечтаній ; хотя Тассамъ и Мильтонамъ , любимцамъ Музъ 
и Грацій , приличнѣе роскошествовать богагаствомъ вымысловъ , 
плѣнять живостью и легкостью своихъ красокъ ; но и Ви- 
шія , желающій одушевить рѣчь свою плѣиительными цвѣтами и 
разительными оттѣнками , не отказывается пользоваться сокро- 
вищами воображения. Благоразуміе и осторожность не допустяшъ 
его выступать за предѣлы умеренности ; а образованный вкусъ , 
какъ опытный распорядитель, назначить его украшеніямъ число, 
вЬсъ и мѣру. 

ВпусЪ есть тонкая разборчивость ума , соединенная съ 
вѣрнымъ и бысгарымъ ощущеніемъ красоты мелсду недостатками 
и недостатка между красотами въ твореніяхъ разсудка и произ- 
веденіяхъ искусства. Для него не довольно видѣшь и знать изя- 
щество сочиненія : онъ отличаешь различные огашЬнки его 



(*) ІІІ рісіига , Роё«І5, Ног, 



достоинства, ибо ничто не укроется отъ его прозорливости — 
онъ умѣетъ чз^вствовать красоту, умѣетъ плѣиягаься его. Преиму- 
щества вкуса — правильность и нѣжность. Первая зависишь ошъ 
дальновидности ума , другая отъ силы чувсгавованія. Природа и 
наука равно содѣйствуютъ къ образованію вкуса. Посредствомъ 
сей высокой способности Вигаія видитъ, слышишь и чувсгавуетъ 
гао , что уклоняется отъ вниманія людей менѣе зоркиіь и про- 
ницашельныхъ : умѣетъ отличать посредственное ошь изящнаго , 
поддѣланное ошъ подлиннаго , приобрѣшенное ошъ врожденнаго ; 
съ подробносшію изслѣдываешь причины превосходства или несо- 
вершенства ; наслаждается шѣмь, что производить въ душѣ впе- 
чашлѣніе пріяшное ; указуегаъ вѣрныя средства къ поправленію 
недосшашковъ , и произносишь похвалу или осужденіе съ соблю-. 
деніеыъ скромнаго безпристрастія. Опредѣляя досшоиисшво изо- 
брѣшашельносши и осшрошы ума человѣческаго , показываешь , 
чему подражать и чего уклоняться дол;кио. Толь благо- 
разумный цѣнишель или кришикь — ибо критика есть оцѣнка , 
на правилахъ вкуса основанная , умЬющая одобрять и порицать 
разсудишельно . — можешь ли быть обольщень украшеніями лож- 
ными , сколь бы блистательны онЬ ни были ? можешь ли не замЬ- 
гаишь Бысокихъ мыслей , хотя бы онѣ загромолгдеиы были безъ- 
искуссшвенными выраженіями ? можешь ли отказать въ справед- 
ливой хвалѣ таланту , хотя бы зависть старалась затмишь 
блескъ онаго ? 

Вкусъ, сосшавляющій собственность Оратора, сближается съ 
ГеніежЪ, счасшливымь соединеніемъ дарованій, божесшвенпымъ вдоі- 
новеніемъ, какъ называли его Древніе, и живошворнымь пламенемъ, 
вкупѣ освѣщающимъ и согрѣвающимъ. Отличмшельныя его свой- 
ства: неутомимая дѣяшельность, неодолимое сшремлеиіе къ каукѣ, 
которую распространишь и усовершенствовать ему предназначе- 
но ; быстрая проницательность ума и возвышенность духа , пре- 
выше всего поставляющая сокровище знаній , полезныхъ человече- 
ству. Избранный любимецъ истины и изящности, ускоряешь онъ 
успехи въ наукахъ и искуссшвахъ посредсшвомъ счасгаливЬйшихъ 



изобрѣтенііі и неожиданныхъ открытій. Подобно высокопарному 
орлу , подъемлегася къ первоначальной , светозарной исгаинѣ , 
источнику многихъ истннъ , до коихъ медленно и робко до- 
ходяшъ обыкновенные наблюдатели , и неудерживаемый никаки\иі 
преградами, вдругъ устремляется къ своей цѣлн, и торжественно 
достигаетъ оной. Характеръ его кладешь печать свою на все, къ 
чему только онъ прикасается. Его глубокомысліе, простираясь въ 
непроницаемую темноту минувшаго и за предѣлы насгаоящаго, про- 
СЕѣгаляегаъ и таинственное грядущее. Упреждая свой вѣкъ , ко- 
торый не можегаъ идти по слѣдамъ его , оставляетъ далеко за 
собою }'мъ, его оцѣнивающій, но въ шествіи всегда ровномъ невы- 
ходящій изъ едннообразія своего существа. Онъ воображаетъ бо- 
лее , нежели сколько видитъ ; творитъ болѣе , нежели сколько 
открываетъ ; увлекаетъ болѣе , нежели сколько ведетъ за собою. 
Геній одз-шевлялъ Платоновъ и Декаршовъ , Бакоиовъ и Лейбнн- 
цевъ , Ломриосовыхъ и Державиныхъ. Это Прометеи , небеснымъ 
огпемъ оживотворявшіе свои умопроизведенія ; это любимцы Ми- 
нервы , и грубую вещественность умѣвшіе превращать въ суще- 
ство , жпзнію и чувсгавомъ одаренное. 

Возвратимся къ изобретательности ума. Ею отличались древ- 
ніе Ораторы, справедливо почитаемые Геніями, образцами Красиоре- 
чія доказательнаго, совѣщательнаго и судебнаго. ИмЪли-ль они въ виду 
похвалу или порицаніе, занимались ли су7кденіемъ о полезномъ или 
вредномъ , клонилась ли рѣчь ихъ къ защищенію или обвиненію — 
везде рекою текло обиліе ихъ мыслей. Памъ предлежигаъ попе- 
ченіе руководствоваться ими, не смотря на великое различіе между 
витійсшвомъ древнимъ и новымъ. ,,Имь обязаны мы успехами сво- 
ими въ Словесности — говорить ПГлегель — намъ предоставле- 
на слава равняться имъ — не рабскимъ подражаніемъ , но при- 
своеніемъ себе красогаъ ихъ и употребленіемъ въ пользу лучшихъ 
ихъ твореній, дабы образовать свой вкусъ и въ- себе самихъ воз* 
будить подобную деятельность." 

Изобретательность простирается и на пріисканіе ^оказа- 
телъстеЪ^ основанныхъ на очевидности, выведенныхъ изъ опыта, со- 

В 



ІО 



" ™_ / 



гласныхъ съ общимъ мнѣніёмъ, іі потому досшагаочныхъ къ подкрѣп.іе- 
нію истины. Доказагаельсшва состоять въ разборѣ запутанныхъ ыяѣ- 
ній 11 разрѣшеиіи сомнѣній, кои, по большой части, бываюшъ с.іѣд- 
сшвіемъ сбивчивыхъ понягаій, въ объясненіп шемныхъ пропзшесгавій, 
въ открытіи обсгаоятельствъ , таившихся подъ завѣсою неизвѣ- 
сгаиости. Всякая рѣчь , направленная къ убѣжденію , находить въ 
нихъ твердую опору. Доказательства должны быть ясны, сильны 
и правдоподобны. Ясность зависишь ошъ правильнаго п посшепен- 
иаго раздробленія цѣлаго на сосшавныя его части и огаъ изложенія 
подробностей, раскрыватощихъ дѣло; сила — ошъ досгааточныхъ 
причинъ и умозаключеній , извлекающихъ вѣрпыя слѣдсшвія изо 
всЪхъ предшесгавовавшихъ сужденій или собышій; а правдоподобіе — 
ошъ согласія мыслей съ чиномъ природы и съ общеприняшымъ о 
доказываемой исшинѣ мнѣніеіѵіъ. Если доводы не слишкомъ полно- 
весны и важны , — то недосшатокъ ихъ можно дополнить чи- 
сломъ и постепенностью , ш» е. искуснымъ лереходомъ отъ сла- 
бѣйшихъ къ сильнЬйшимъ, со всею подробностью предсгаавленнымъ 
м объяспенлымъ." Жъ укрѣпленію доказательсшвъ много способ- 
сгавуегаъ опроверженіе возражений. „Противные доводы опровер- 
гаются — сказано у Цицерона — когда Орагаоръ пли прямо до- 
казываетъ несправедливость и нелѣпосгаь оныхъ, или отвергаешь 
слѣдсшвія, поередсшвомъ софизмовъ противниками выводиімыя, или 
открываешь погрЪшности , въ коихъ видно явное ошсшупленіе 
ошъ правилъ здравомыслія , или прогаивъ основаіпельнаго доказа- 
тельства высліавляегаъ другое , болѣе основательное." 

За изобрѣтеніёмъ слѣдуешъ рпсполоікеніё. Порядокъ со-- 
сшавляешъ душу умсшвенныхъ и искуссшвенныхъ произведеиійі 
Ошъ него и посредственное становится хорошіімъ , и хорошее 
представляется въ плѣнишельнѣйшемъ видѣ. Нѣшъ такой изящ- 
носши , которая не утратила бы красоты своей ошъ небрежнаго- 
расположенія; нѣтаъ шакога недостатка, которой бы не могъ бышь 
прикрыть правильнымъ размѣщеніемъ частей; Одной стройности 
свойетвенно разливать яркііісвѣшъ на всякое сочинеиіе, возбуждать 
и пи,гаашь.і|.іюбопышсшБо 5 умножагаі. чувствованіе з^Доз^-^ьсшвЬі;», 



Зіъ зала-хъ огро.мнаго здаііія , гдѣ разложены были художесшвеиныя 
«здѣлія , недавно разсмашривали мы прекрасные плоды трудолю- 
бія и изобрЪташельиосгаи человѣка , огаъ простыхъ и маловаж- 
ныхъ открышій умѣвшаго дойти до многосложиыхъ и важнѣй- 
шихъ ; обозрѣли предметы, придуманные со всею рачительностью 
досужесгава , обработанные со всею точностью искусства , для 
удовлепіворенія прихотливыхъ требоваиій роскоши , и въ лучшемъ 
порядкѣ разставлениые по правиламъ разборчиваго вкуса. Какое 
же впечагалѣніе чувствовали мы отъ шоі-о въ душѣ своей ? Глу- 
бокое и сильное , въ которомъ себъ и другимъ можемъ дагаь ош- 
чешъ вЪрный и подробный. Отъ порядка въ войскѣ , ошъ назна- 
•ченія каждому воин}" действовать въ свое время и въ своемъ мЬ- 
сшБ , зависитъ успѣхъ оружія. Кто-жь даетъ стройное распре- 
дЪленіе всему., входящему въ военное искусство ? Предусмотри- 
тельный и опытный воеыачальніікъ. Такъ дЛзйствуетъ и Ораторъ 
для опроверженія всего противпаго нстинѣ. Размѣстивъ части 
цѣлаго въ шакомъ порядкѣ , чтобъ онѣ могли производить силь- 
нЬйшее впечатлѣніе въ слушателяхъ; принаровивъ къ произведенію 
Краснорѣчія сказанное Гораціемъ: еселгу назначай приличжЁйшее 
м-ёсто ( * ), выполияегаъ онъ гаребованіе своего искусства, Распо- 
ложеніе его сочиненія бываешъ естественное, или искусственное. 
Онъ соблюдаетъ первое, если, замѣтивъ взаимное оганошеніе по- 
нятій какъ въ составь і](ѣлаго , гаакъ и во всякой отдѣльной 
части , представляетъ свои мысли раждаюіцимися *одну ошъ дру- 
гой; соблюдаетъ и послѣднее, если, сообразно съ правилами здра- 
ваго умсгавованія, размѣщаегаъ мысли такъ, что каждая изъ нихъ 
кажется слЪдствіемъ, безошибочно выведеннымъ изъ предъидущей. 

При расположеиіи многихъ предметовъ , перѣдко входя- 
щихъ въ сочиненіе , Орашоръ умѣетъ плѣнять разнообразіежЪ 
оныхъ ; но при самомъ разнообразіи не забываегаъ наблюдать 
единство, ш. е. лаправленіе всего къ единой цѣли. Искусный живо» 
писецъ дридастъ картинѣ своей отличное достоинство и цѣну , 
когда, при соблюденіи надлежащаго размѣра и правильной рисовки;, 



( * ) 5іп§и1а ^иае^ие Іосит іепеапі; зогіііа (іесепіег. Ног. 

В 2 



одно ошличитъ яркосшію колеровъ, а другое свѣшло-шѣнью , одно 
представить въ ближайшемъ , а другое въ дальнЬйшеиъ отъ зри- 
теля разстояніи, и при всемъ многообразіи предиетовъ, при всей 
разности ихъ отдѣлки, не выпустить изъ виду главной мысли и на- 
ыѣренія, одушевляющаго кисть его. И Ораторъ, съ разпыхъ сторонъ 
показывая свой предметъ, увеличиваетъ его дѣйствія ; или въ по- 
степенности представляя многіе , расширяетъ кругъ своихь мы- 
слей и усиливаеть вниманіе слушателей. Разнообразіе сливается 
у него въ единство , когда вездѣ видно , какое чувство одушев- 
ляешь его , къ какой цЬли рѣчь его стремится. — „Во всякомъ 
нскусственномъ произведеніи разнообразіе и единство необходимо 
нужны : первое усиливаешь дѣяшельносшь духа , а последнее пред- 
лагаешь ему нѣкошорое ошдохновеніе ; безь перваго мысли прихо- 
дяшъ въ исшощеніе , безь послЪдняго гаеряюгася въ безпре^ѣль- 
ности ( * )." 

Всякое вишійственное сочиненіе , правильно расположенное, 
имѣегаь въ виду ^■^йствовать на разумЪ и сердце слушателей. 
Разузіъ питается истинами , сердце чувсшвованіями. Убѣж- 
дагаь вь первыхъ и возбуждать послѣднія обязанъ Орагаоръ. 
„Истинное Краснорѣчіе всегда убѣждаешъ , но убеждаешь тогда , 
когда трогаешь; трогаешь же не инымь чЬмъ какъ поняшіями, гово- 
рящими сердцу (^*)." И посредсгавенныя мысли, согрѣшыя живымъ 
чувсшвованіемъ , пріяшны ; и прекрасныя безь чувсшвованія , какъ 
свѣшъ безь теплоты, не нравятся. И шакь дѣло Впшін — необыкно- 
венными , потрясающими душу оборотами рѣчи , преклонять дру- 
гихь къ своимь мнѣніямъ и ощущеніямъ. Съ какимь чудеснымъ 
успѣхомъ дѣйсшвовали на попрпщЪ благовѣсшвованія прославившіе- 
ся свяшостію жизни и истиннымь просвѣщеніемь духовные Вишіи: 
Василій Великій , Іоаннь Злашоусшъ , Амвросій Медіоланскій ! 
Изучась Аѳинской Фіілософіи и Ришорикѣ , оспоривали они софиз- 
мы діалектиковь , мечемъ истины разсѣкали заблужденія , словами 



( * ) Мнѣніе Ансильйона. 
(^**) Мысль А. С, Шишкова. 



II дѣлами очищали правовѣріе отъ ересей. Отъ высокихъ предме- 
товъ раждались выспреішія мысли , возиосившія ихъ превыше все- 
го земнаго. Кто л^чше сихъ краснорѣчивыхъ Учителей Церкви 
разсуждалъ о жизни п смерти , о времени и вѣчносгаи ? Кшо жи- 
вѣе изображалъ бренность человѣка и неизменяемость Бога , ни- 
чтожность земнаго величія и возвышенность души , украшенной 
благочестіемъ ? Кто искуснѣе снималъ темную завѣсу съ очей 
грѣшниковъ , пробуждалъ ихъ отъ усыпленія, приводилъ въ умиле- 
ніе сердца, ироникнушыя раскаяніемъ, и озарялъ ихъ благодатнымъ 
свѣгаомъ Хриспііанскаго возрожденія ? „Достохвальны труды сихъ 
духовныхъ Витій : они употребляли Риторику не на соФистиче- 
скіе предметы , что по большой части случалось у Грековъ , а 
на развитіе истинъ самыхъ спасишельныхъ и нравоученія самаго 
чистаго ( * ). 

Таковы были сіи Свѣтильиики Церкви. Не чудеснымъ ли да- 
ромъ краснорЬчія обладалъ Василій Великій — коего ікизнь , по 
словамъ І'ригорія Назіанзина , его друга , была молніей , а ученіе 
громомъ — когда учителя своего язычника Еввула убѣдилъ къ 
принмгаію Христіанской Въры, и заслужилъ отъ него имя неволе- 
леннаго? Не посшавилъ ли себя выше всѣхъ Витій древнихъ и но- 
ныхъ Св. Злагаоуспіъ , когда изъ ошдалеинѣйшихъ странъ при- 
влекалъ многочисленныхъ слушателей, которые не могли насытиться 
его поучені/іми , — и скорописцевъ , которые , почитая злашомъ 
слова его , старались не проронить ни одного изъ нихъ ; когда 
бесѣдами своими о милосердіи возбуждалъ въ слушашеляхъ толь 
великое сострадайте къ бѣднымъ , что они при выходѣ изъ храма 
отдавали имъ ие только деньги , но и самыя одежды свои ? Не 
представилъ ли великій примѣръ Пастыря, одареннаго всею силою 
краснорѣчія , Амвросій Медіоланскій , когда въ ѲеодосіЪ Великомъ 
возбудилъ благодатное чувство раскаянія и смиренія для заглаж- 
деиія ліестокости, съ какою лосшуплено было съ жителями Ѳес- 



(*) Мнѣніе Шлегеля. 



салопикііі ? — Честь и елава шрудамъ сихъ веліікііхъ Пастырей , 
подъятымъ въ ирославленіе Бѣры , пъ назпданіе человечества ! 

ІЗраторъ , ігзобрѣгаенііыя мысли приведши въ Бравилыіое 
расположеніеэ накоиець вмѣилетъ сеоѣ въ обязанность прііличнымъ 
слогомъ выразить о\\ыя. Сколько нужны для дерева листья, достав- 
ляющіе ему красивый видъ, а плодамъ покровъ и защиту, сто.іь- 
ко Нлб нужеиъ и слогъ для облеченія нашихъ мыслей, соответствен- 
ный ііросгаотѣ или важности предмета. Первымъ достоиисшвомъ 
слога почитается леность С). Умѣй избирать приличныя, употре- 
бительныя выраженіл; каждому предложенію и періоду назначай свое 
мѣсто; представь пхъ во взаимной связи — и рѣчь будешь враз- 
умительною . всякой пойметъ ее легко и свободно. „Рѣчь, по мнѣ- 
ііію Квингаиліана ( ^^ ) , подобна монетЪ : надобно употреблять 
шолько гау, на которой видно общенародное начертаніе." — Для 
кого не будешъ вразумительнымъ сочиненіе , въ выборѣ словъ іі 
размѣщеніи частей своихъ правильное? Но въ комъ не произве- 
душъ сбивчивости и шедшоты разбросанныя реченія , чуждыя вы- 
разительности и убъ;кденія? „Гдѣ разегароеиъ порядокъ , гдѣ пре- 
рваны узы , служащія къ соединенію мыслей и выраженій , гаамъ 
уничтожаются ясность и сила , подобно какъ отъ несоразмерно- 
сти членовъ изчезаешъ красота шѣла" --- шакъ думалъ Лонгинъ , 
знаменитый Греческій Кркгаикъ. 

Сверхъ ясности необходимою почитается точность , ко- 
торая требз^егаъ , чтобы выраженій употребляемо было не менѣе 
и не болѣе того, сколько нужно для яснаго представленія мыслей. 
Для соблюденія сего достоинства рѣчи , надобно держаться зла- 
той Гораціевой сре/і^ины , предохраняющей какъ огаъ излишняго 
обилія , шакъ и огаъ излишней краткости. Первое ослабляешь 
силу словъ , развлекаешь вниманіе , не насыщаешь, а пресыщаешь 
умъ , следственно ооремеияешъ его. Последняя , подъ темною за- 



(*) КоЬіз 8ІІ ргіта ѵігіиз регврісиііаз. ^иіпШ. 

(**} ІІІепсІит зегтопе иі пито , сиі риЬІіса Гогта езі, ^иШш 



ізѣсою неизвѣсшііоети скрывал шо, что надлежало бы видѣшь, опт» 
нішаешъ ясность. Если рЪчь будетъ загромождена многими допол* 
неніями и. непомѣрпымп изъясиеніями , то сдѣлается столь же 
слабою, какъ вино, безъ мѣры разведенное водою {^) ; а когда не 
будетъ дополнена потребными къ ея объяснеиію выражепіями, то, 
подобно узкому платью , с;кимающему тЪло , ст:Ьснитъ главиыя 
мысли. По скользкой тропмикѣ идетъ Писатель; переступить ли 
за черту точности — впадешь во многословіе и высокопарность, 
или въ мѣлочныя. подробноспль Будемъ же подражать искусному 
садовнику , копюрый подчищаетъ или обрѣзываешъ излишніе по- 
беги у дерева ( ^* ) , и орошаешъ пншашельной влагой корень, по- 
крытый сухою землею». 

Писатель , соблюдающій точность, не выпустишь изъ вида 
и прилачноспги , состоящей въ упогареблеиіи словъ , соошвѣш- 
ствующихъ намѣренію , роду сочиненія , обстоягаельсшвамъ време- 
ни и мѣсгаа. Оть приличія зависишь равновѣсіе слога : оно 
представляешь поняшія не въ преврашномъ , а въ иасшоящемъ 
видѣ , не вь половину , ио въ полномъ объемъ.^ Наблюдая ошно- 
шеніе и сходство между мыслями и предметами, мы сохранимъ 
ошношеиіе и сходство между выраи»еніями и мыслями. Тогда важ- 
ныя мысли представятся во всемь своемъ возвышеніи , просшыя 
во всей естественности , бдисгаашельныя во всей красѣ , сильньш 
Ео всей выразишельнасши. 

К.ъ досгаоинсшвамъ слог^ , по мнѣнію Квиншиліана , огано^ 
сяшся исправность и изящество , а по мнѣнію Бюффонэ , поря- 
докь и движеніе ; но сіи потребности хорошаго слога , равно 
какъ чисшоша и плавносиіь , не включаются ли вь ясности, 
точности и приличіи ? Соблюдая сін преимущества рѣчи , забу- 
дешь ли Писатель зрѣло обдумывать свою машерію , приводишь 
выраженія въ правильное сочешаніе, , часши въ соогавѣгасгавенносш.ь 



( * ) Мнѣніе Зрнесгаія. 

((^*) Еатоз соіпрезсе йііспісз. Ногаі. 



и естественное отношеніе къ цѣлому, все сочиненіе въ очевидное 
направленіе къ одной цѣли? забудетъ ли одушевлять рѣчь свою жи- 
востью и быстротою , зависяицпмн отъ проницательности ума , 
или отъ пылкихъ чувствованій, или ошъ порывовъвоображеніл, чтобъ 
увлекать силою причинъ дѣйствующпхъ и конечныхъ , объяснять 
разительными противополоясеніями и подобіями , плЬнять смелы- 
ми метафорами и рѣзкими изображеніями ? Кому-жь изъ отечесга- 
венныхъ Писателей припишемъ такой талангаъ, такое искусство 
въ Краснорѣчіи ? Образователю нашего языка , отцу Россійскаго 
Витійсгава — Ломоносову. Имъ указана сокровищница, въ коей хра- 
нилось богатство Русскаго слова; имъ постигнута тайна прилич- 
наго сочетанія Богослужебнаго языка съ общенароднымъ. Всякой 
предметъ умѣлъ онъ изображать приличными красками : о мало- 
важныхъ вещахъ говорилъ просто , о посредсшвенныхъ умѣренно , 
о великихъ важно и красноречиво (^), следственно заслужилъ имя 
Орашора. Какъ изслѣдователь природы и Философъ , узіомъ про- 
ницательнымъ углублялся онъ въ испытаніе сокровенныхъ силъ 
ея и прокладывалъ себъ путь во внутренность земли и въ высо- 
ту неба; какъ Лирическій Поэшъ, одушевленный восторгомъ , чу- 
десною игрою воображенія приводилъ въ восхищеніе слушателей ; 
какъ Ораторъ , при основагаельномъ знаніи своего языка, все под- 
водилъ подъ размышленіе зрѣлое , все повѣрялъ вкусомъ разборчи- 
вымъ. Безпристрасшные цѣнишели талантовъ приписываютъ 
ему чудесное искусство высокія мысли и сильиыя чувствованія 
облекать въ одежду , важности ихъ сорасмѣрную , ы сообщать 
оныя другимъ въ той же силѣ, въ какой самъ онъ мыслилъ и чув- 
сшвовалъ. Въ Ораторскихъ Рѣчахъ его видяшъ они изобрета- 
тельность плодовитую , расположеніе правильное и связное , вы- 
раженіе самоцвѣшное и блистательное. Огаъ того и періоды , 
богатые и роскошные , въ полнотѣ и великолѣпіи едва ли усту- 
пающіе Цицероновымъ , ознаменованы у него печатію единства , 
выразительности и стройности. Достоинство сей искусственной 



(■^) І5 егіі еІ09ііегіз , диі рагѵа ліЬтііве , тесііа іетрсгаіе , піа^па §гаѵііег сіісеге 
роіеві. — Сіс, 



рѣііі Бесьма удачно выдержалъ онъ въ похвальиыхъ Сдовахъ Петру I 
и Елисаветѣ — въ сочикенілхъ образцбвыхъ , ошліічающихся сло- 
гомъ благороднымъ и величествеинымъ , сообразиымъ величію без- 
смеріпнаго Монарха и до'сптонной Его Дщерн. Мысли и вн^аженія 
Бишіи съ начала до конца гаекупіъ и п€реливаюиіс« , какъ струи 
рѣки , обильной водами. Правило Гораціево : „умѣй чувствовать 
самъ •, чтобы другнхъ заставить чу^зствоъать" — соблюдено пмъ 
въ точности. Зная , что пылъ страстей бла'городныхъ , одобряе- 
мыхъ разсудкомъ , есть псгаочникъ всего великаго въ жпзнн и 
краснорѣчіи , Панегиристъ нашъ былъ , такъ сказать , весь вь 
огнѣ — и трудно лп ему было воспламенить въ слушателяхъ 
сильныя чувствованія благоговѣиія ■, удпвлеиія и благодарности къ 
высокимъ Предметамъ своего Еитійства? Рѣчь его, какъ отголо- 
сокъ души ) принимала всѣ ызмѣиенія мыслящей способности, оче- 
видно представляла черты дѣйгшвоваЕшей въ немъ силы невиди- 
мой , роскошествовала цвѣтами краснорѣчія , изобиловала плени- 
тельными картинами п даже услаждала слухъ благозвучіемъ. ГдЪ 
всякой Писатель сказалъ бы мало или слабо ; гаамъ у Ломоносова 
слова стремятся съ неистощимою плодовитостью не столько 
отъ напряжеиія силъ умствениыхъ , сколько отъ избытка сердца, 
которое гаакъ преисполнено было чувсгавованій, что почти каж- 
дая мысль выражалась у него не иначе , какъ обширною періоди- 
ческою рЪчью. Что въ другихъ , современныхъ ему^ Писателяхъ 
таилось близь корня подъ землею , то у него распускалось, и въ 
полномъ цвѣпіѣ благоухало. Хотя обиліе выражепій у нашего 
Оратора иногда переходитъ мѣру , затрудняешь вниманіе и даже 
ошпимаетъ ясность ; но сіе излишество , извиняемое богага- 
ствомъ мыслей , доказываешь ^ что онъ , образовавъ свой языкъ 
по языку Римлянъ , прославившихся Краснорѣчіе.ѵіъ , увлекался 
подражаніемъ Цицерону и младшему Плинію. Если попадаются 
у него обороты , близкіе къ Пѣмецкому словосочинеиію — это 
доказываешь , что онъ , одушевляемый благородною ревностію 
обогатишь отечественное слово новыми выражеиіями , у Герман- 
цевъ искалъ красоть ^ невѣдомыхъ Русскимь. — Нр моимъ ли 
слабымъ силамъ оцЬнить великія заслуги Ломоносова въ ошечесш- 

Г 



венной Словесности? Та.іанптъ , равный его таланту, потребенъ 
къ изображенію оныхъ. Тотъ выше обыкновенной похвалы , о 
комъ можно сказать то же , что сказано объ одномъ знамени- 
томъ Римлянинѣ : ,,онъ ничѣмъ не одолженъ своимъ предкамъ ; 
онЪ сынЪ саліаго себл {уісіеіиѵ ех зе паіиз). 

Говоря о Краснорѣчіи и главныіъ обязанностях!» Оратора , 
можемъ ли мы обойтись безъ того , чтобы не начать и не 
кончить рѣчи нашей твоимъ именемъ , безсмертный Ломоно- 
совъ ? Тебя уже нѣшъ ; но творенія твои живы , и имя твое не 
изгладится изъ памяти благодарныхъ любителей Словесности, до- 
колѣ сіять будеті) слава Россіи. — Зіакъ въ чпстомъ псточни- 
кѣ , во всѣхъ произведеніяхъ твоихъ видны разнообразныя отрас- 
ли учености и обширныя свѣдѣнія , предѣлы наукъ и искусствъ 
распространившія. Всѣ — и начинающіе вступать на поприще 
знаній , втекающихъ въ Словесность , и успѣшно совершившіе 
путь свой , вмѣняютъ себѣ въ необходимую обязанность почер- 
пать изъ твореній гавоихъ : одни — млеко , другіе — твердую 
пищу. Въ тебЬ видимъ мы опытнаго руководителя , съ кошо- 
рымъ всшрѣчаемся при пуши , ведущемъ въ разныя стороны , и 
который , указуя намъ вѣрную стезю , говоришь : ,, идише по 
ней — и достигнете своей цѣли!" Да будушъ Лчв навсегда откры- 
ты предъ нами творенія твои , запечашлѣнныя ораторскими да- 
рованіями ! да будешъ геніи твой присушсшвенъ въ семъ свяши- 
лищЬ наукъ и своимъ вдохновеніемъ да сообщаешь силу и красу 
слова преподавашелямъ и слушагаелямъ просвѣщенія! ТебЬ да под- 
ражаюшъ они въ преодолѣніи величайшихъ трудовъ , подъягаыхъ 
шобою на пользу отечественной Словесности ! 

По изчисленіи существенныхъ обязанностей Оратора , об- 
ратимъ вниманіе на самонужнѣйшіе способы къ приобрѣтенію 
способности говорить языкомъ краснорѣчиваго убѣжденія. При- 
рода , ошличивъ человѣка , своего любимца , превосходными даро- 
ваніями , для усовершеиія оныхъ передаешь его на руки воспипіа- 
нію. Образовать умъ и сердце мыслящаго существа , оживотво- 



рить его чувсшвованіемъ своего доспіоииства и умѣньемъ цѣнить 
выше всего чесшь и пользу , научишь наслаіЖдашься бышіемъ сво- 
имъ — вогаъ цѣль воспишаііія. Для приобрѣшенія гаоль драгоцѣн- 
ныхъ пренмущесшвъ , вводишь оно питомца своего въ области 
наукъ , подъ руководствомъ коихъ открываются еіѵіу законы м 
шайны природы. Чъмъ далЬе идешь оиь по лѣсшвицѣ швореній, 
возводящей его къ престолу Сун^ества Всесошворшаго, гаѣмъ жи- 
вѣе чувсгавуегаь важность и необходимость своихь обязанностей 
въ оганошеніи къ Бѣрѣ и благочесгаію, къ Отечеству и ближнимь; 
научаясь познанію самаго себя, узнаешь искусство изучать и дру- 
гихъ. Тогда мыелямъ своимь даешь онъ направленіе къ одной ис- 
щинѣ , желаніямъ къ одной добродѣгаели, 

Любовь къ ИСШИНІ) и добродѣгаели будешь приносишь плоды 
вожделѣнные, если мы силою уб:Ьжденія научимся преклонять волю 
другихъ къ избиранію только изящнаго, возвышеннаго, общеполез- 
наго. Сію цѣль должны имѣшь въ виду посвягалвшіе себя Красно- 
рѣчію. Не приобрѣшеніе сего искусства , требующее обширныхъ 
знаній, зависишь и ошъ безпрерывныхъ заияшій. Какія же заняшія 
нужны желающимь успѣшь въ Краснорѣчіи^ 1. Чшеніе образцо- 
выхъ Писателей , 2, Лодражаніе и 3. Упражненіе въ сочиненіяхъ. 

ЧтеніежЪ изощряются всѣ способности души ( * ). На ея 
о^разованіе дѣйствуегаь оно столь же сильно , какь и примеры 
людей благонравныхъ на поведеніе наше. Но какь не всякая 
пища служишь къ укрѣпленію нашихъ силъ и здоровья , гаакъ и 
не всякое чгаеніе можешь быть питательно для ума и сердца. 
Благоразумный выборь и строгая разборчивость при семь необходи- 
мы. Чтеніе дол;кно быть н^ бѣглое , а внимательное , приспособ- 
ленное кь упражненіямъ и склонносшямь нашимь, соошвѣшсшвенное 
избранной нами цѣли. Потребно читать не многое, но многимъ поль- 



^) ЬесІіопіЬиз іпзігиітиг. Вегпагіі. — Вгеѵ€ аЦие еШсах ііег рег ехетріа. (^иіаі. 

Г 2 



зоваться С'). Основываясь на э.гаомъ, благомыслящіы любитель оте- 
чгесгаденной С.ювес.иости ночшетъ исшинно. дасгаойными чгаенія : 

1) Книги Священнага Иисаііія-. Здѣеь аіпкроюгася пр^едъ ыимъ 
і|ЫСокія истины , о которыхъ никакая Философія- ме-чгаашь не 
смѣешъ , -г- правила , предъ коими нравоученіе Конфуція , 
Ниѳагора м Сенеки покажутся не болѣе , какъ лепетанія мла- 
денцевъ , — ■ и подвиги добродѣгасли , въ сравиеніи съ коими до- 
блести Ма.рка ч Аврелія , Сократа и Аристида будутъ только 
блестящими слабостями, Такъ возвышенна нравственность киигъ 
Священныхъ ! Сла-венскШ язьн;ъ , на которой онѣ ирелолгсны , 
какъ ключъ Россійскаго , юному Литтератору отворить входъ 
въ сокровищницу , изъ коей будетъ онъ заимствовать поия- 
тія зрѣлыя , чувсгавованія воз^ыщ^нныд , слова , при всей крат- 
кости своей многозначительныя , при всей пр.осгаотѣ вырази- 
тельныя. Бопросимъ первокласныхъ Писателей нашихъ — и они 
ркажугаъ : „Богатство мыслей и точность чырат^еній почерпн}:- 
ли мы изъ сего придногаекущаго источника. Ощъ корня ы.ного- 
вЬтвистаЕО древа возииклц гаѣ отрасли , кошорыя, ц для насъ 
благоухаютъ цвЪщами витійст.ва. Даръ слова не вышелъ бы изъ 
колыбели своей , если бы не питался млекомъ языка предковъ. на? 
шихъ." Чтобы болѣе удостовѣриться въ сей истинѣ, послушаемъ 
КориФееви? Словесности нашей , пронпкшихъ до глубины отече- 
ственнаго языка — послушае.мъ Ломоносова и ІІЕишкова. „Спіа- 
рашельнымъ и осторолшымъ употребленіемъ сродиаго намъ Сла- 
венскаго языка купно съ Россійскимъ — говоритъ первый — от- 
вратятся странныя слрва нелѣпосгаи , входящія къ намъ изъ чу- 
жихъ языковъ." — „Изъ кщігъ Славенскихъ — утверждаетъ другой. — 
научаемся мы знамеиованію и производству всѣхъ частей рЪчд. , 
пристойному употребленію оныхъ въ высокомъ , среднемъ и прр,- 
стомъ слогЬ^ свойсгавенньііцъ языку нашему изгибамъ и оборотам?» 



(* ) Коп геГегІ , ^иат тиИоз , «ей ^иага Ьопоз ЬаЬеаз еі Іедаз ІіЬгоз. Сегііз іп- 
§е,пііз іт,}тіогаіі еі ілпцігігі, орргІ;.е1:., 5І^ ѵ.еііз аіідиіді Ііаиеге., с|ДосІ, іп аиішо йт 
сіеіііех- $есІеаІ. 5епеса« 



рѣчем , ясности и важности смысла ^ плавности , быстротѣ и 
силѣ словотечеыія." 

2) И творенія великихъ Учителей церкви дополнять недостат- 
ки вступающаго наі поприще Красиорѣчія. Углубляясь въ чтеіііе 
Назіаизииа и Златоуста, Аві^устипа Ижпоніііскаго и Іоанна Дамас- 
кина, Димипірія Ростовскаго и СтеФаиа Яворскаго, ѲеоФаиа и Геде- 
она, Тихона, Платона и Анастасія, сихъ. благоглаголивыхъ провозвѣ- 
стниковъ Воли небесной , какое богатство мыелей и выраженій 
можетъ обрЬсти любитель истины и добродѣгаели , какимъ дол- 
жепъ быть всякой , Нѵелающій успЪть въ искусствѣ возбуждать 
и въ другпхъ любовь къ истинѣ и добродетели ! Въ писаніяхъ 
духовныхъ, Битійѵ ра.скроепіся для него все , подражанія достой- 
ное : и святое нравоученіе , почерпнутое изъ источника Вер- 
ховном Премудрости , пищагаел^ное для души безсмертной ; 
и благодатныя ощущенія , проникающм во глубину сердца ; н 
здравомысліемъ укрѣпленныя размышленія., увлекающія къ при- 
нятію предлагаемыхъ мнѣпій ; и разительный ИіЗъясненія , огали- 
чающіяса болі^е естественностію , нежели оспіроуміемъ , убѣди- 
шельныя нрп всемъ удаленіи отъ искусства , а иногда п иеожи- 
длнныя, ораторскія двинхенія. Не было гаоль упорнаго суевѣрія , 
гаоль ухищрендаго лжеумствоваиія, или закоренѣлой страсти, коы 
могли бы солротыЕляться глаголамъ БлаговЬстителей истины. 
Растворяя бесѣды свои высоким^ъ ученіемъ Св. Писанія, открывая 
глубокій ег^ смыслъ , они , какъ искуснѣйшіе врачи, смягчали су- 
ровость нравовъ , исцѣляли отъ гибельныхъ іьредразсудковъ ; — 
какъ вѣрные путеводители , направляли умы къ истинному про- 
свѣщенію , а сердца — къ исполненію обязанностей Христіаи- 
скихъ. Опровергали-ль они мн.ѣнія , заражениыя заблужденіями ? 
Никакое, противорѣчіе оспоривать ихъ не де>рзало. Вооружались ли 
обличительными укоризнами противъ, нарушителей закона ? Сіи 
укоризны были вопіющимъ гласомъ совѣсти для виновныхъ. Защц- 
щали-ль гонимую невинность? Посрамленіе зла и торжество доб- 
лести были наградою за ея терпЪиіе. Какого же сокровища не 



отыщешь въ таковыхъ швореніяхъ любитель изящной Словесно- 
сти , соревнованіемь одушевленный ! 

7>) Много пользы принести могугаъ и сочиненія классиче- 
СБихъ Писателей , коими Греція и Римъ нѣкогда славились — 
шѣхъ великихъ художниковъ , которые сооружали не изъ кирпича, 
но изъ мрамора. Чему дивишься? Ихъ краснорѣчіе питалось свой- 
ственнымъ , природнымъ ему воздухоиъ, между тЬмъ какъ у насъ 
кажется оно расшѣніемъ , изъ одного климата въ другой Переса- 
женнымъ. Хотя Древніе не превзошли насъ способностями своими, 
но естественность и правильность ихъ сужденій даютъ имъ предъ 
нами преимущество. Съ плѣнительною легкостью и точностью 
изображали они природу , свою насшавницу ,, изображали въ пред- 
метахъ безконечною , въ сокровищахъ неизчерпаемою. Изъ нихъ- 
то, если только вникнемъ въ ихъ нравы, переселимся въ ихъ вре- 
мена , почерпнемъ умѣнье здраво мыслить и успѣшно передавать 
свои мысли. Чгаеніемъ Писателей, по мнѣнію Цицерона, обогащает- 
ся красота слога (*); а Винкельманъ, знаменитый Археологъ, ут- 
верждаешь, что для образованія вкуса и приобрЪгаепія поняшія о кра- 
сотѣ всего пужнЬе чшеніе Древні.хъ. Въ удивительномъ разнообразіи, 
при соблюденіи единства, представляются всѣ предметы, ими опи- 
санные! Читая ихъ, видимъ картины, изъ коихъ однѣ изображагсшъ 
цроисхожденіе , возрасшаніе и всю пылкость страстей ; другія — 
всѣ измѣненія судьбычеловѣческой, всю превратность счастія; иныя — 
внушреннія и внЪшнія ошношенія народовъ , борьбу ихъ мнЪній , 
причины и слѣдсшвія ихъ возвышенія и упадка — и все у пихъ 
въ полной зрѣлости , все приспособлено къ цѣли .; слѣдсшвенио 
могушъ они и должны быть руководителями нашими къ преуспѣ- 
янію въ витійсшвѣ. Таковыми особенно здравая критика почи- 
таешь шворенія Димосѳена и Цицерона. Въ первомъ достойны 
подражанія сила чувсшвованій и мыслей , непреоборимость дово- 
довъ и увлекающая быстрота орашорскихъ движеній ; въ дру- 
гомъ — правильность сужденій, стройность и порядокъ умство- 



( * ) ^о^иепс^і еіе^^апііа аи§е1иг Іедепсііз ОгаІогіЬиз еі Роёііз. Сіс (1е Огаі. 



ваній , точность, чистота и плавность выраженін. Для насъ оші 
гао же , что звЬзды для мореходца. 

И сего еще не довольно для искапіеля средствъ къ усоверше- 
нію дара говорить убѣдительно. Да вмѣняетъ онъ себь въ обя- 
занность читать отличнѣйшихъ отечественныхъ Писателей ; да 
изберетъ вождями своими Ломоносова , Хераскова , Муравьева , 
Карамзина , Мерзлякова и другихъ. Съ полей , засѣянныхъ ими , 
соберетъ онъ иеоскудную жатву : основательность сз'жденій , 
приличіе выра?кеиій и благородство чувствованій, запечатлЪнныхъ 
уваженіемъ ко всему священному , любовію къ Отечеству , стрем- 
леніемъ къ показанной Гораціемъ цѣли : соединять полезное съ 
пріятнымъ и пріятное съ полезнымъ (*). Такое чгаеніе — если 
растворено будетъ здравымъ размышленіемъ и судомъ безири- 
страстной критики , предписывающей разборчивое наблюденіе 
надъ красотЗхМИ и недостатками , съ тЪмъ намѣреніемъ , чтобъ 
усвоить первыя и уклоняться огаъ послѣднихъ — такое чтеніе 
увѣнчается вожделѣнпымъ успѣхомъ. ЛовЬримъ Блаженному Авгу- 
стину , который говорить, что человѣкъ, имѣющій отъ природы 
счастливыя дарованія , скорѣе и болѣе созрѣетъ въ Краснорѣчіи , 
читая и слушая витійственныя сочиненія , нежели занимаясь из- 
ученіемъ Риторическихъ правилъ. 

Но чтеніе безъ по^ражанія , т. е. умной перенмчивоспіи, 
останется безплоднымъ. Есть переимчивость дѣшская и рабская. 
Первая , не умЬя отдѣлягаь изящнаго отъ посредсгавеннаго , по- 
дражаетъ и худому наравнЬ съ хорошимъ ; присвоиваегаъ себЬ и 
самыя погрешности Автора; ибо такое подражаніе никакого тру- 
да пе требуепгъ. Другая, безъ всякой разборчивости заимствуя изъ 
подлинника и то, что не соотвѣтствуетъ предположенной цѢлѵі^ 
дѣлаетъ изъ него уродливый списокъ. Хорошее подражаніе муже- 
ственно и свободно. Оно , при непрерывномъ занятіи, при благо- 
родномъ соревнованіи, умѣетъ и чужое добро закониымъ образомъ 



(*) Огапе Іиііі рипсіиш, ^иі тізсиіі иіііе (Іиісі. Ног. 



обращать въ собственность, принаравливая оиое къ своей мѣгаѣ; 
умѣешъ красоты избранныхъ пушеуказателей пересаживать на но- 
вую землю , и помощію благоразумія и искз'сства представлять 
оныя въ иоБОмъ привлекательнѣмшемь вндѣ. Согласно съ мнѣніемъ 
Лагарпа, скажемъ, что человѣкъ съ дарованіями почти всегда на- 
чпнаетъ подражаніемъ , какъ данью , которую плашнптъ свопмъ 
наставникамъ. У великпхъ мастеровъ надобно учиться тому, кто 
хочеяіъ быть великимъ живописцемъ. И самые Генін достигли 
своего возвышенія не иначе , какъ чрезъ подражаніе. Цицеро нъ 
подрая^алъ Димосѳену, Горацій — Пиидару; ІІлавтъ и Тереицій шли 
по слѣдамъ Аристофана и Менандра ; Виргилій имѣлъ предъ оча- 
ми своими Гомера п Ѳеокрнта ; Расинъ бралъ себТ) за образецъ 
творца Иліады и Одиссеи, Мольеръ — Плавта, Руссо — Монтаня, 
Ломоносовъ — Цицерона и ІІлииія, Кияжнинъ — Корпеля, Держа- 
винъ — Горація, Озеровъ — Дюсиса. Достохвально придерживаться 
великихъ образцевъ въ Краснорѣчіи ; постыдно только подражать 
слабымъ подражателямъ. Да будетъже путь, избранный созревши- 
ми въ просвЬщеніи , пугаемъ и для созрЪвающихъ ! — 

Ио подражаніе , при всей разборчивости и дѣятельпости 
своей , не поставигаъ на высокую степень Оратора. Же.іаіоіцін 
заслужишь сіе почетное имя , долженъ прибегать къ собсгавен- 
нымъ опытамъ. упраткненіе еЪ сочиненіяосЪ — при глубокомъ раз- 
мышленіи , со всѣхъ сшоронъ объемлющемъ свои предметы, и при 
наблюденім послѣдовапт^ііьнаго порядка — вотъ последнее и важ- 
ніійшее средство къ приобрѣшенію пальмы КраснорЬчія ! Размыш- 
леніе составляешь основу сочиненія. Чѣмъ глубже земледѣлецъ 
вспахиваешъ землю , шѣмъ способнѣе становится она къ произ- 
веденію и пишанію расшѣній : чѣмъ долѣе и тш[ательнѣе обдумы- 
ваемъ свой предмешъ , тЬмъ болѣе полноты и силы придадимъ 
умственному произведению. Однѣ многокрашныя , никакими по- 
сторонними предметами неразвлекаемыя и слѣдующія одно за 
другимъ занягаія мог^-шъ усилить навыкъ и совершенно ознако- 
мить съ искуссгавомъ изобрѣташь все близкое къ своей машеріи , 
изобретенное располагать въ связи и постепенности , распо- 



ложепное выражать съ ясиоспіію , чистотою , приличіемъ п 
убедительностью. Сама природа ничего великаго не произво- 
дить скоро ; всякое дѣло требуетъ трудовъ и усилій. Здѣсь 
необходима деятельность неутомимая. вМедленно и тщательно 
начинай сѳчин^ніе — сказано Квинтиліаиомъ : старайся писать , 
какъ можно чаще и лучте (*); не все лови, что на глаза попа- 
дается, а избирай приличнѣйшее; перечитывай предыдуш,ее , что- 
бы лучше соединилось съ ниыъ последующее ; обрати въ привыч- 
ку наблюдение сихъ правилъ — и приобретешь способность пи- 
сать исправно. Мысли будутъ представляться легче и удоб- 
нее,- слова войдутъ въ соответственность мыслямъ, и въ сочине- 
ніи , какъ въ согласномъ семействе , все явится въ порядке , 
зависимости и повиновеніи. Писавши скоро , не научишься хо- 
рошо писать , а писавши хорошо, приучишься писать скоро (**):" 
Чему одолжены древніе и новые Генін своимъ совершенствомъ ? 
Терпенію въ высочайшей степени — ошвечаетъ Бюффонъ, саотъ 
ставшій на ряду съ ними. Только гаотъ побеждаетъ зашрудне- 
нія , кто посредствомъ усплій приучилъ себя бороться съ ними. 
Никакія препятсшвія не остановятъ атлета , во всеоружіи вы- 
ступившаго на предлежащее ему поприще для приобретенія венца 
лавроваго : нетъ препонъ и для ревностнаго любителя изящной 
Словесности , обрекшаго себя неоцененнымъ даромъ вигаійсшвек- 
наго слова действовять въ прославленіе Берві , въ честь Отече- 
ства , въ назиданіе ближнихъ. Сей да|)ъ , лісехъ даровъ высшій , 
предъ коимъ и золото кажется пескомъ , и почести блестящею 
пылью , низпосылается свыше одиимъ избраннымъ , на основаніи 
благочестія воздвигающимъ зданіе своего просвещенія. 

Любезное Отечество наше , Почгаеннейшіе Посетители , 
достойно и праведно можешъ хвалиться ревностію стоять на 
ряду съ образованнейшими Государствами Европы. Науки и Искус- 
ства, взаимно вспомощесшвуемыя и укрепляемыя, осыпаютъ насъ 



(^ ) ЗсгіЬепгІііпі ^^^ат с1і1і§епІІ58Іте еі ^иат ріигітит. ^иіпі, 

( * ) Сііо зсгіЬепсІо поп Й4 иі Ьепе «сгіЬаІиг ; Ьепе зсгіЬеікіо Гіі иі сііо, ^шпи 

Л 



дарами своими. И самые иностранцы перестали уже приписывать 
намъ одну переимчивость ; видя успѣхи наши во многихъ отра- 
сляхъ познаній, не отказываютъ уже намъ во хвалѣ справедливой. 
Сколько образцовыхъ сочииеній , коими Писатели наши отличи- 
лись на поприш.ѣ Исторіи , Поэзіи и Краснорѣчія , переведено на 
иностранные языки! сколько искусствениыхъ произведеній, зрѣлыхъ 
плодовъ народной промышленности , неусшупающихъ иноземнымъ 
ни въ изяществѣ, ни въ прочности, заставляютъ чужестранцевъ 
увѣриться въ изобрѣшагаельности ума соотечественниковъ на- 
шихъ ! И усилія , превозмѳгающія всякое затрудненіе , п осшро- 
уміе , во глубину предмешовъ проникаюш.ее, и утонченность вку- 
са , ухМѣюшгая угождать строгой разборчивости — все доказы- 
ваешь , до какой степени усовершеисшвованія достигла любозна- 
тельность наша. Мы уже приближаемся къ золотому вѣку на- 
шей Словесное гаи. ІТросвѣщеніе , какъ древо , насажденное при 
исходищѣ водъ , многолиственными вѣгавяйіи своими осѣняешъ все 
пространство Россійской Имперіи. Чшеніемъ занимаются не однЬ 
высшія сослоБІя : благородное соревнованіе , извлекать изъ него 
полезное и пріяганое , объемлешъ всѣ сосгаоянія. Не чужеземные 
гаокмо Писатели , но и отечественные вполиѣ удовлешворяютъ 
.іюбопышсшву искателей просвѣщенія , выполняютъ гаребованія 
ума и вкуса , доставляюшъ наслажденія душѣ , п знакомяшъ съ 
умѣньемъ сообщать и другимъ свои наслажденія. 

Благодареніе НИКОЛАЮ I , Самодержцу Всероссийскому , 
шестилѣгаіе благословеннаго СВОЕГО Царсшвованія ознаменовавшему 
дѣлами мудрости , правоты и милосердія , какія могутъ быть 
совершаемы токмо во многолѣтіе ! Шествуя по стопамъ Авгу- 
сгаѣйшаго СВОЕГО Брата , нещадившаго никакихъ пожертвованій 
для распросшраненія исшиннаго просвѣщенія, ГОСУДАРЬ ИМПЕРА- 
ТОРЪ обращаешь взоры всеоживляіощей любви СВОЕЙ къ на^камь, 
и живогаворнымь благоволеніемъ СЕОИМЪ возбуждаешь соревнованіе 
къ преуспѣянію въ оныхъ. Всякое изобрѣшеніе въ искусствахъ , 
ознаменованное благонамѣреннымъ направленіемъ къ улучшенію об- 
щественной жизни ; всякое лроизведеніе таланта , запечатлЬнное 



зрѣлостію мыслей , возвышенно стію чувствованій и любовію къ 
ошечесшвеиной Словесиосгаи , всегда неразлучною съ приверженио- 
сіпію къ Отечеству ; всякой подвигь мужества , великодушія и 
добродѣгаелн — гіривлекаютъ на себя ЕГО отеческое вниманіе , 
удостонваются Высоко - Моиаршихъ щедрогаъ ЕГО. 

Бдагословенъ жребій нашъ , Почтеннѣйшіе Посѣгаители ! и 
намъ ли завидовать другимъ народамъ? . . . Наслаждаясь счаспііемъ 
подъ сіінію благотворнаго Самодержавія, вмѣнимъ себѣ въ священ- 
ную обязанность приносить чистую жертву усердиЪйшнхъ мо- 
леній Царю Царствующихъ , да вѣнчаетъ блистательнѣйшими 
успѣхами все предпріемлемое ГОСУДАРЕМЪ ИМПЕРАТОРОМЪ 
во славу Россіи , для благоденствія ЕГО вѣрноподданныхъ ; да 
утвердить , возвеличить и превознесетъ ЕГО Царствоваиіе во 
дни брани и во дни міра ; да сохранить дражайшую жизнь ЕГО 
и Всей Высочайшей ИМПЕРАТОРСКОЙ Фамиліы , да сохра- 
нишь , какь залогь небеснаго кь Россіи милосердія. Богь и Ав- 
гусшѣйшій Помазанникь Его да услышать гласъ сей, запечагалѣи- 
ный искренносшію сердецъ нашихь ! 

Наконецъ обращаю рѣчь мою и кь вамъ , благовосппшыва- 
емые юноши ! Науки — ііредмешь вашь ; цѣлъ — просвѣщеиіе ; 
его основаніе — чистѣйшая нравственность святой Въры. Учеиіе, 
изь нея почерпаемое , да будешь пушеводною звѣздою , а благо- 
нравіе подкрѣпительнымь жезломь на всѣхь сшезяхь вашей жизни. 
Любя отечественное , родное , руководствуйтесь правилами и 
примѣрами благомыслящихь Писателей нашихь , трудившихся вь 
назиданіе современниковь и потом ковь. Только сь ними достиг- 
нете Еожделѣннои цѣли : благоуспѣшно дѣйсгавовашь на умы и 
сердца другихь. Обогашясь запасомь полезныхь знаній , пошреб- 
ныхь для орагаорскаго искусства , произведенія свои освящайте 
печатію истины и добродѣшели. Кь нимь направляя всѣ силы 
размышленія и чувсшвованія , старайтесь , чтобы во всЬхь сло- 
вахь вашихь видно было соединеніе образованнаго ума сь серд- 
цемь , украшеннымъ доблестями ; чтобы во всЪхъ писаніяхъ 



1 



1 



ш 






вашихъ являлось строгое храненіе уроковъ нравственносппі и 
правилъ жизни. Не обольщайтесь приманчивыми блеснами славы : 
ложная , угодница самолюбія , разсѣется какъ дымъ и прахъ ; ис- 
тинная , на страхѣ Божіемъ основанная, обрекшая себя служить 
Отечеству, незыблема., какъ гора кремнистая, Дѣятельностію 
и терпЬніемъ оградивъ себя огаъ праздности , легкомыслія и раз- 
<;ѣянія^ помните сказанное Соломономъ : ^Ъ злоссудожну ^ушу 
не ени^етЪ премудрость, — Только съ неукоризненною совѣ- 
стію , съ чисшымъ сердцемъ и душею , напитанною спаситель- 
ными правилами Откровенія , обрящете премудрость , по выра- 
женію того же мудраго Царя , благолѣпнѣйшую солнца, превосхо- 
дящую злато и сребро , премудрость , въ десниціі коея долгота 
жизни , въ шуйцѣ же богатство и слава (*). Счастливь , кто 
удостоипіся найти сіе сокровище : на немъ почіетъ духъ Бла- 
годати небесной. 



гласив» 



(*) Притч. Солом. III, 4* І> іб. 



I 



»я 



'</: 






ч 



ОеасісііПесІ изіпд (Ье Вооккеерег ргосем 
NеиI^аII2Іпд адепі: Мадпезіит Охісіе 
Тгеаітепі Оаіе: Моѵ. 2007 

РгезегѵаііопТесЬпоІоаіез 

А ИОЯЮ ІЕАОЕЯ 1М С011ЕСТІ0И5 РЯЕ5ЕНШІ0И 
111 ТПотзоп Рагк Огіѵе 
СгапЬеггу ТоѵѵпзМр. РА 16066 

(72^) 779-Р1П